Tales of Herding Gods / СПБ / Сказания о Пастухе Богов: Глава 65

Английский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Глава 65. Аромат Пионового Дерева
— Дерьмо, моя печать генерала четвёртого ранга! — выражение лица Цинь Фэйюэ резко изменилось после того, как он обыскал свои карманы. Печати четвёртого ранга не было, от чего у него на лбу проступил холодный пот!
Потеря печати считалась серьёзным проступком. Однако, поскольку он являлся учеником Имперского Наставника, то, пока что, ему не о чем было беспокоиться. Намного больше его испугало то, что одноногий смог, каким-то образом, незаметно украсть у него официальную генеральскую печать. Что если бы он решил не красть печать, а просто вонзить нож в спину…
Одна мысль об этом заставляла его неконтролируемо дрожать.
Седьмой молодой мастер покраснел от смущения, обнял свою грудь, и приказал дворцовым служанкам никого к “нему” не подпускать.
Когда одноногий воровал у “него” какое-какие драгоценности и заодно стащил “его” нижнее бельё, он обнаружил, что молодой мастер на самом деле девушка.
П.П.: ой немагу, воровская рука такая шустрая, что работает быстрее мозга, и одноногий понимает, что именно украл только постфактум.))
Одноногий считал, что женщин нельзя мацать, когда воруешь. У Цинь Фэйюэ появился шанс на него напасть именно тогда, когда старик на мгновение растерялся от небольшого открытия, тем не менее, ему всё равно удалось ускользнуть.
«Этот калека тот самый вор, что однажды пробрался в императорский дворец и стащил Диск Императора! Небесный Расхититель!»
Цинь Фэйюэ смог перебороть шок. Увидев, что с седьмым молодым мастером всё в порядке, он с облегчением выдохнул:
— М… молодой мастер должно быть ужасно испугался. Всё из-за моего бессилия…
Гу Линуань, находившийся всё это время в таинственном льду, был ещё более шокирован. Одноногому таки удалось стащить у него ножны меча Младшего Защитника!
Даже чёрное знамя, находившееся в его другой руке, исчезло вместе с тенью старика!
Будучи запечатанным внутри глыбы льда, Гу прекрасно понимал насколько тот был холодным и прочным. Даже такой великий мастер, как он, был полностью заморожен и лишён возможности двигаться. Однажды ему пришлось потратить почти всю свою Ци, чтобы просто выдавить свой меч изо льда.
Однако, одноногий попросту проигнорировал таинственный лёд и, не спеша, коснулся его. Его руки были похожи на руки призрака, которые с лёгкостью стащили знамя и ножны меча из таинственного льда.
— Лорд Гу, этот одноногий однажды отважился пробраться в императорский дворец и войти в сокровищницу империи, которую охраняло огромное количество могучих практиков. В сокровищнице было много ловушек, но ни одна из них не сработала. Он украл Диск Императора, и никто не смог его остановить, — мрачно проговорил Цинь Фэйюэ и затем продолжил. — К счастью Имперский Наставник перехватил вора на полпути и смог отрубить одну из его божественных ног, но даже это не смогло удержать его… Одноногий всё равно бесследно исчез с Диском Императора.
Гу Линуань впал в ступор. Только через некоторое время он спросил:
— Ему удалось бесследно исчезнуть несмотря на то, что у него осталась всего лишь одна нога? Так у него руки божественные или всё же ноги?
Внезапно раздавшийся рёв огромного зверя ошеломил Цинь Фэйюэ. Он немедленно бросился к голове корабля. Взглянув вниз, его зрачки от увиденного в ужасе сжались. Огромная сеть блокировала реку перед кораблём на несколько километров!
Гигантский зверь, тянущий корабль, столкнулся с паутиной и никак не мог освободиться. Река разошлась, и показался огромный паук, который притянул к себе запутавшегося в паутине гигантского зверя и затем жадно погрузил свои клыки в его тело.
Даже когда все находящиеся на борту солдаты использовали жизненную Ци для манипуляции мечом и применили свои наисильнейшие божественные искусства, они не смогли остановить огромного паука… тот отказывался отступать. Они не смогли даже поцарапать его паутину! Всего через несколько мгновений, от огромного зверя, тянущего корабль, осталась всего лишь кожа да кости, паук полностью высосал его внутренности.
Тело Цинь Фэйюэ задрожало. Даже рука, ухватившаяся за его меч-сокровище, тряслась от ужаса. Он хотел изрубить огромного паука до смерти, но не смел даже пошевелиться.
Он увидел на берегу целителя, одетого в зелёное и держащего под локтем корзину с травами. Выглядел старик абсолютно обычно, но черты лица искажались почти до неузнаваемости, что придавало ему зловещий вид. Целитель взмахнул рукой, и огромный паук в реке начал убирать паутину. Закончив он прыгнул на нитку и, постепенно уменьшаясь в размере, пополз к старику. Вскоре он и вовсе превратился в маленькую точку, исчезнувшую в корзине целителя.
Корабль снова начал плыть вниз по течению. Генерал Цинь Фэйюэ внезапно услышал голос возле правого уха, который прошептал ему:
— Скажи Имперскому Наставнику, чтобы он даже не думал о Великих Руинах, вы ведь не хотите нас, престарелых, разозлить…
Погружённый в таинственный лёд Гу Линуань проговорил дрожащим голосом:
— Эт-то Б-безликий-й К-король Я-ядов…
Цинь Фэйюэ подавил трепет в своём сердце и сконцентрировался:
— Солдаты, слушай мою команду! Поднимайте вёсла и паруса! Мы немедленно возвращаемся в Империю Вечного Мира!
Проплыв милю вниз по течению, один из солдат внезапно закричал:
— Генерал Цинь, на реке стоит человек!
Цинь Фэйюэ сжал зубы:
— Что за демон посмел встать на пути у моего корабля? Они все и правда думают, что меня так легко запугать? Убейте ег…
Прервавшись на полуслове, он вдруг заметил, что у человека, находящегося на реке, на самом деле нет нижней половины тела.
Твёрдо стоя на рифе, человек сжимал в руках два огромных странных ножа.
Внезапно свет, исходящий от одного из ножей, разорвал небо и тряханул пространство вокруг. Цинь Фэйюэ посмотрел вверх и увидел, что удар ножа разрубил облако пополам, заставляя его части лететь в разные стороны!
В этот момент свет рванул вниз, чтобы рубануть по кораблю.
Ввуууш!..
Вода Вздымающейся Реки разошлась в разные стороны, тем самым разделив реку на две.
— Божественное Сокровище Семи Звёзд, проснись! — яростно взревел Цинь Фэйюэ. Божественные сокровища в его теле пооткрывались одно за другим, в результате чего его ужасающе мощная жизненная Ци выплеснула двух огромных драконов, которые схватили корабль по обе стороны и перебросили на триста метров в сторону!
Свет ножа лишь вскользь задел бок корабля, продолжая раскалывать реку, которая успокоилась только после того, как свет вернулся обратно к странному человеку на реке.
— Хе-хе, сражаться с учеником Имперского Наставника не очень-то и весело. Вот если бы он сам явил мне свой лик…
Странный человек спрятал свои ножи и, направив Ци в руки, прыгнул в небо, бесследно исчезая.
Цинь Фэйюэ еле сдержал ноги от дрожи, закричав:
— С-стабилизир-руйте к-кораб-бль, сей… же!
Его голос дрожал, от чего даже он сам не мог отчётливо себя слышать. Он присел, чтобы успокоиться, однако в голове творился настоящий бардак.
Гу Линуань был ещё больше напуган, чем его предательски дрожащий голос:
— Н-небесный Нож! Э-э-т-то Н-небесный Нож, который од-днажды п-поднял свои н-ножи против н-небес и б-был убит р-рукой бога, ок-казывается он в-всё ещё ж-жив…
Цинь Фэйюэ не мог успокоиться:
— Зачем стольким старым могущественным демонам жить в ничем непримечательной деревеньке Великих Руин? Бог Копья, Небесный Нож, Безликий Король Ядов… Какие же безжалостные существа, помимо них, обитают в той деревне…
Он бросил взгляд на карту Великих Руин. К его облегчению та всё ещё была целой и невредимой, и находилась на борту корабля. Они не уничтожили карту Вздымающейся Реки.
«Что-то тут не так!» — внезапно понял он. Те старые монстры не уничтожили топографическую карту реки не потому, что не смогли, а потому, что она попросту этого не стоила. Они полагали, что даже с помощью этой карты, Имперский Наставник всё равно не посмеет войти в Великие Руины!
— Почему им не убить нас? — спросил переодетый в мальчика седьмой молодой мастер.
— Они не посчитали нас достойными смерти от их рук, — Цинь Фэйюэ грубо ответил. — Они не думали, что мы достойны смерти потому, что наши навыки слишком слабы…
Его сердце съёжилось. Будучи учеником Имперского Наставника, он всегда был высокого мнения о себе, а его репутация среди всех слоёв общества была не менее высока. Он не ожидал, что всего за одно путешествие в Великие Руины, ему не повезёт встретиться со столькими могущественными существами. Тщеславие, постоянно греющее его душу раньше, вдруг бесследно испарилось.
Встретившись со слепым, в нём всё ещё горело высокомерие. Несмотря на то, что слепой его потряс, в его характере по-прежнему были видны черты возвышенного и упорного человека. Однако, после встреч с неуловимым одноногим, зловещим целителем, и диким мясником, его возвышенный и упорный характер был сломлен и всем что осталось в сердце был страх.
«Никто не остановит Имперского Наставника! Ничто не испугает Имперского Наставника!» — Цинь Фэйюэ подумал о своём учителе, Имперском Наставнике Вечного Мира, и его беспокойство утихло.
— Если старикашки Великих Руин хотят быть богомолами, пытающимися остановить колесницу, их ждёт поистине ужасная смерть! — с застывшим взглядом пробормотал генерал Цинь.
Корабль продолжал плыть по течению, как вдруг, взгляд Цинь Фэйюэ приковало кое-что, что находилось прямо перед ним. Раньше здесь находился древний храм и островной оазис… Но сейчас, не то что храм, весь оазис исчез, не оставив и следа!
Он ранее предполагал, что в древнем храме может таится что-то странное, но решил не заглядывать. Однако, всё же отметил его на карте. Он не мог и подумать, что когда будет возвращаться, храм к тому времени уже исчезнет.
— Глаза! Пробудитесь! — издал низкий крик Цинь Фэйюэ и из его глаз вырвался свет. Он опустил свой взор на воду и оцепенел. Оазис всё ещё находился там, но был сплющен какой-то большой силой и вместе с древним храмом, как оказалось, погрузился под воду!
«Великие Руины…» — он собрался с мыслями и приказал солдатам задействовать на полную свою жизненную Ци, чтобы грести вёслами, в итоге очень быстро покидая это место.
Вскоре после того, как они отплыли, река разошлась в разные стороны, образовывая водяную расщелину, из которой вышел обвешанный цепями медный Будда. Несмотря на то, что Будда был чрезвычайно тяжёлым, он стоял на поверхности воды словно совсем ничего не весил.
— Старые монстры деревни Цань Лао на самом деле невероятно сильны, с ними нелегко будет справиться… — медный Будда посмотрел в сторону деревни, прежде чем направить свои силы в ноги и рвануть в сторону берега, в итоге продолжив бежать вдаль.
— Кража моей кармы! Я этого так не оставлю! Однако, поскольку Империя Вечного Мира тоже хочет вторгнуться в Великие Руины, то я подожду и разрешу им драться друг с другом. Когда они будут находиться на грани жизни и смерти, мой монастырь начнёт пожинать свои плоды!
В деревне Цань Лао Цинь Му встретился с одноногим и тот бросил ему что-то. Парень поймал объект, поняв, что держит в руках ножны для меча Младший Защитник.
Цинь Му был ошеломлён и хотел спросить у одноногого, откуда он это взял, но тот быстро сунул ему в руки ещё кое-что.
Цинь Му посмотрел на вещь. Это было одеяние молочно-белого цвета, с вышитым на нём пионовым деревом. Оно было длиной в одну стопу и с него, как ленты, свисали тканевые полоски… а ещё вещица имела очень приятный аромат.
— Дедушка, что это? — озадаченно спросил Цинь Му.
Улыбка на лице одноногого застыла, и он обиженно проговорил:
— Полотенце… Чтобы пот вытирать. Вот почему мне всегда такое в руки лезет. Одно касание к этой вещи гарантирует тебе три года неудач…

Sneg 2.04.18 в 22:38

Минутку...