Tales of Herding Gods / СПБ / Сказания о Пастухе Богов: Глава 64

Английский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Глава 64. Трость способная перевернуть горы и высушить реки
Весенняя река постепенно нагревалась. Прошло уже более десяти дней с тех пор, как Цинь Му и женщина У проломили ледяную дамбу, угрожающую деревням. Вместе с поющими птицами, ивы на берегу реки восстановили свой весенний оттенок. Ледяной прилив осел, а воздух наполнился ароматами цветов.
В самом сердце реки внезапно остановился Цинь Му, однако он не погрузился под воду, а остался стоять на её поверхности, в то время как вода под его ногами расходилась красивой рябью.
Он использовал Ци Чёрной Черепахи, чтобы изменить структуру воды и стоять на ней, будто это твёрдая поверхность…
К текущему моменту он использовал эту технику на интуитивном уровне.
Чиии!..
Звук меча, рассёкшего воздух, пронзил пространство. Используя пальцы правой руки, Цинь Му пытался контролировать меч Младший Защитник, заставляя его подняться верх, рубануть горизонтально, а затем сверху вниз. Меч был словно продолжением его тела, и он с лёгкостью исполнял все базовые удары.
За всё прошедшее время он основательно выучил базовые приёмы мечом у деревенского старейшины. Помимо колющего удара, он так же изучил рубящий и кручёный удары, парирование, удар рукоятью, отвлекающие движения и другие.
Тем не менее, старейшина не научил его ни одному из навыков меча, а только заставлял целыми днями практиковать базовые движения.
На той стороне реки, тем временем, держа в руке свою трость, неподвижно стоял слепой. Он был похож на статую.
После прощания с женщиной У, Цинь Му вернулся в деревню, где рассказал односельчанам о том, что освободил опасного демона. Когда он начал разговор о Монастыре Малого Громового Удара, старики решили запретить ему покидать деревню. Он мог выйти только при условии, что кто-то его сопровождал.
Звук ветряных завываний на реке становился всё громче. Каждый раз, когда Цинь Му взмахивал мечом, он поднимал волны и ветер. Даже базовые движения, которым научил парня старейшина, приобретали удивительную силу в его руках!
С каждой тренировкой, ветер и волны становились всё больше и внушительнее. Теперь его колющий удар создавал на поверхности воды разрез глубиной в три метра и длиной в тридцать. Из-за этого, все рыбы и прочие речные звери старались держаться подальше.
После очередного резкого взмаха речная вода взмыла в небо и ливнем спустилась обратно. Затем последовал рубящий удар, и вода превратилась в дракона, который бросился вперёд.
Несмотря на то, что это были всего лишь базовые движения, требующие использование Ци для манипуляции мечом, их сила в руках Цинь Му становилась ужасающей.
В течение последних двух лет он довёл каждое из этих базовых движений практически до совершенства, и мог в любое время дня и ночи исполнить их с закрытыми глазами. Однако, старейшина всё ещё не давал ему более сложных уроков. Внезапно, глаза слепого дрогнули, и он вскрикнул:
— Му’эр, хватит, приближается корабль.
Цинь Му спрятал меч Младший Защитник в мешочек с мечами, находящиеся у него на спине, и поднял голову. Увиденное его немного удивило. Это был именно тот корабль, который рисовал топографическую карту Вздымающейся Реки.
Судя по тому, что он плыл вниз по течению, карта должна быть уже готова.
Сделав всего несколько шагов, он ушёл с пути корабля.
Корабль быстро разрезал волны и вскоре оказался прямо перед ними. Из корабля послышалось восхищённое восклицание:
— Умение неподвижно стоять на поверхности реки? Какое интересное мастерство, наверняка жизненная Ци этого мальца невероятно плотная.
Цинь Му посмотрел на источник звука и увидел генерала Циня, уставившегося на него вместе с каким-то юношей, который держал в руках складной веер и светил детским жирком на подбородке.
«Таинственный лёд из дворца дракона!» — сердце Цинь Му замерло, когда он увидел огромный кусок льда. Внутри него находилась драконья сфера, которую держала чья-то рука!
Это всё, что он мог увидеть, так как как ледяная глыба была закрыта бортом корабля. Однако, даже несмотря на это, Цинь Му знал откуда взялся таинственный лёд, вместе со странной рукой.
Очевидно, когда генерал и его люди составляли карту Вздымающейся Реки, они обнаружили в её глубинах драконий дворец, внутри которого они нашли Гу Линуаня и молодого дракона, запечатанных той самой сферой.
Молодой дракон должен всё ещё находиться внутри глыбы. Скорее всего, генерал не трогал душу матери дракона, чтобы таинственный лёд случайно не растаял.
Их целью должен быть молодой дракон внутри, а если таинственный лёд растает, то дракон умрёт. Должно быть, они хотят доставить лёд в Империю Вечного Мира и заставить мастеров вылечить молодого дракона… Именно поэтому у них и не было особого желания вытаскивать Гу Линуаня.
— Это ведь тот парень, что стоял на вершине горы вместе с демонической обезьяной, — изумился молодой толстяк и затем неохотно выдавил. — Не думал, что его Ци может быть настолько сильнее и плотнее моей.
Внезапно изо льда раздался голос Гу Линуаня:
— Я чувствую свой меч Младший Защитник! Генерал Цинь, прошу, остановите корабль, мой меч здесь, вместе с подонком, что обманом забрал его у меня!
Корабль резко остановился и взгляд генерала Циня приземлился на Цинь Му:
— Ты украл меч из рук младшего защитника наследного принца?
Цинь Му беззаботно ответил:
— Он хотел меня сожрать, так что я забрал его меч. Если тебе удалось вытащить бедолагу из дворца дракона, может ты также в силах вытащить ножны от его меча из льда, и передать их мне? Мне недостает их до полного комплекта.
Взгляд генерала Цинь Фэйюэ вспыхнул:
— Тебе? Это меч Императорской Семьи, ты не можешь быть его владельцем, пожалуйста, верни меч Младший Защитник.
Цинь Му изумлённо потряс головой:
— Зачем мне его возвращать, я ведь честно его украл!
Молодой толстяк, к которому обращались как седьмой молодой мастер, расхохотался:
— А паренёк-то очень интересно говорит.
Генерал Цинь Фэйюэ холодно фыркнул и равнодушно проговорил:
— Ты хоть понимаешь, насколько серьёзными преступлением считается обман представителя Императорской Семьи и кража имущества, принадлежащего короне?
— В Великих Руинах нет никакой Императорской Семьи. Кто может судить меня в месте, где нет закона? — с недоумением спросил Цинь Му.
— Такая дерзость может означать только то, что тебе есть на кого положиться.
Цинь Фэйюэ бросил взгляд на берег и его зрачки тут же сузились. Затем он тяжёлым, мрачным тоном проговорил:
— Младший Цинь Фэйюэ, ученик Имперского Наставника Вечного Мира, генерал четвёртого высшего ранга верности и боевого искусства Империи Вечного Мира. Могу ли я узнать, как обращаться к старшему, стоящему на берегу?
Слепой спёрся на бамбуковую трость и усмехнулся:
— Просто слепой, как меня ещё называть? Обычный престарелый инвалид.
Выражение лица генерала помрачнело, когда тот краем глаза увидел деревню Цань Лао, но затем он улыбнулся:
— Три года назад Му Бэйфэн, глава префектуры Пяти Ростков Империи Вечного Мира, повёл мастеров секты меча Реки Ли в Великие Руины в поисках мести. Совсем скоро их тела нашли ниже по течению. Я лично осматривал тела Му Бэйфэна и его людей, и оказалось, что они были заколоты копьём. Однако, убийца использовал не обычное копьё, а бамбуковую трость. Старший, Вы тоже используете бамбуковую трость?
Держа трость в руке, слепой проговорил:
— Что ещё использовать слепому человеку, как не бамбуковую трость? Эту палицу я использую как средство навигации. Уж лучше стукнуть камень палкой, чем мизинцем.
Генерал Цинь Фэйюэ уловил скрытый смысл слов старика, и полностью подтвердил свою догадку. Он ухмыльнулся:
— Старший, Му Бэйфэн умер где-то неподалеку, не так ли? Видели ли Вы что-нибудь, когда это произошло?
Слепой мрачно ответил:
— Что может увидеть слепой? Ты должно быть шутишь, генерал. Имя Му Бэйфэн я и вправду где-то слышал. Неужели он пал от злых рук? Это ужасная новость… Пока обезьяны кричат с одного берега к другому, в сердцах их наследников вселяется скорбь. Как душераздирающе, как печально!
Он поднял свою бамбуковую трость и слегка стукнул ею по воде.
Внезапно, река ужасающе содрогнулась, и на её поверхности образовались огромные волны. Волны высотой в тридцать метров поднимались с обеих берегов реки и закрывали собой небосвод. От неспокойных вод раскачался даже корабль, из-за чего многие солдаты, находящиеся на борту, потеряли равновесие.
Воды реки разошлись в разные стороны, раскрывая взору гигантскую чёрно-зелёную спину речного чудовища, напоминающую небольшой остров посреди реки.
Вздымающаяся Река задрожала и неожиданно подбросила гигантского монстра вверх, после чего он громко плюхнулся обратно в воду.
Цинь Му сразу увидел, что гигантский зверь закован в цепи, которые тянулись к носу корабля и крепились там. Это объясняло удивительную скорость судна, ведь всё это время его тащил за собой огромный зверь.
Странным было то, что хоть вся поверхность реки ужасно дрожала, клочок воды под ногами у Цинь Му оставался неподвижным. Седьмой молодой мастер схватился за борт корабля, чтобы не свалиться в воду и, неудержавшись, заорал:
— Старший, Вы, вероятно, имеете в виду: “Пока Му Бэйфэн умирал, не имея шанса на месть, в сердцах его наследников вселялась скорбь!”.
Цинь Му не мог не вмешаться:
— Молодой мастер, старик говорит не о Му Бэйфэне, а о вас, имея в виду, что своим криком вы напоминаете обезьян, умеющих только шуметь. Он хочет донести, что ваша смерть вызовет много печали, так как вы умрёте, не получив того, что хотите. И если вы действительно собираетесь докопаться до правды, то так оно и случится. Слепой дедушка на самом деле очень умный!
Лицо слепого озарилось гордостью, когда улыбнулся:
— Му’эр знает меня лучше кого-либо другого. Если бы здесь был одноногий или глухой, они бы сразу высмеяли меня за пустословие.
Глаза генерала дрогнули. Слепой был намного сильнее чем казалось. Повезло, что он только коснулся поверхности воды, если бы он по ней ударил, вся река взлетела бы в воздух!
Гу Линуань, который всё ещё был един с таинственным льдом, решил держать язык за зубами. Он, очевидно, сразу осознал мощь слепого, увидев эффект от простого прикосновения тростью. Гу знал, что со слепым лучше не шутить, и если он всё ещё будет пытаться вернуть себе меч, то, вероятно, умрёт.
— Мы оставим меч Младший Защитник здесь. Отправляемся! — Цинь Фэйюэ отдал команду и солдат, державший огромный рог, изо всей силы в него подул. Раздавшийся звук был невероятно глубоким и протяжным. Огромный речной зверь, едва услышав сигнал, всем телом потянул цепь. Вода посреди реки внезапно приподнялась, приняв форму горы, возвышаясь над речной поверхностью. Зверь с невероятной скоростью бросился вниз по течению, таща за собой корабль.
Седьмой молодой мастер высунул свою голову из-за толпы прислуг, окруживших его, и с любопытством спросил:
— Генерал Цинь, разве Вы не хотели расспросить слепого об обстоятельствах смерти Му Бэйфэна? Почему мы уплыли до того, как услышали ответ?
— Я получил свой ответ, — генерал Цинь ухмыльнулся. — Му Бэйфэн умер от руки слепца, которого мы только что видели. Великолепный Бог Копья превратился в слепого старикашку и теперь живёт в той крошечной деревне. Какие ещё ужасные силы могут прятаться в уединении там вместе с ним? Одному мне с ними точно не справиться, я хочу вызвать подкрепление, — его броня задрожала, а в глазах разожглась искра, будто от столкновения меча с копьём. — Всё, что находится под небесным сводом, принадлежит монарху. От границы к границе, каждый человек является его подданным. Великие Руины — земля, принадлежащая Императорской Семье, это ни в коем случае не беззаконные территории. Му Бэйфэн — официальный представитель Императорской Семьи, как мы можем допустить его смерть от рук дикарей? Деревню необходимо уничтожить, это покажет настоящую мощь империи и Имперского Наставника. Пускай ярость нашего императора безжалостно спустится на Великие Руины!
— Как впечатляюще.
От внезапно раздавшегося голоса по спине генерала Циня пробежали мурашки. Осторожно повернув голову, он увидел одноногого человека, опирающегося на борт его корабля и ехидно улыбающегося.
Глаза Цинь Фэйюэ моргнули, и теперь этот человек стоял с ним спиной к спине. Он не мог понять, как одноногий смог в мгновение оказаться за его спиной!
Лоб Цинь Фэйюэ покрылся потом. Его ладонь уже лежала на рукоятке меча, но он не смел шевелится.
— А Имперский Наставник хоть знает о ваших больших амбициях? — спросил одноногий, затем наклонился и, увидев топографическую карту Вздымающейся Реки, засмеялся:
— Имперский Наставник собирается перебросить армию в Великие Руины полагаясь на эту ничтожную карту, нарисованную тобой? Хе-хе, а этот маленький дракон так жалок, разве нет? Мм? Гу, что случилось с твоей кислой мордой? Я тут собираюсь забрать твои ножны. И знамя у тебя тоже неплохое, пожалуй, и его захвачу… Хм, юный брат, а этот камушек неплохо выглядит… Ва! Ва! Так ты оказывается у нас девушка! Как не повезло мне…
Цинь Фэйюэ внезапно увидел возможность для атаки, он невероятно быстро повернулся и выхватил меч, но одноногий уже исчез вместе с добычей.
Смех одноногого раздался в нескольких милях выше по течению:
— Возвращайтесь, и передайте Имперскому Наставнику, чтобы тщательно хранил мою ногу, я лично за ней вернусь!

Sneg 2.04.18 в 0:04

Минутку...