Tales of Herding Gods / СПБ / Сказания о Пастухе Богов: Глава 44

Английский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Глава 44. Патриарх Небесного Дьявольского Культа
Деревенские жители Поместья Чжан столпились вокруг, в то время как один из них выкрикнул:
— Недавно умер ночной сторож!
Старый монах задумался и, немного погодя, спросил:
— Тело сторожа похоронили?.. Он, скорее всего, и есть демон, тело которого со временем может превратиться в зомби.
Столпившиеся деревенские шокировано подскочили и немедленно отвели двух путников к могиле сторожа:
— Мы похоронили его только вчера, почтенные…
Старый монах указал пальцем вперёд, и земля могилы разошлась в разные стороны. Из образовавшейся ямы поднялся наспех сколоченный гроб, зависнув посреди воздуха перед всеми присутствующими.
Поп, поп, поп…
Колышки, крепящие крышку гроба, тут же один за другим повыскакивали, от чего та поднялась и отлетела в сторону. После того как гроб упал обратно в яму, тело ночного сторожа продолжило парить в воздухе, с закрытым белым стягом лицом.
Взяв белый стяг для осмотра, старый и молодой монахи переглянулись, едва заметно кивнув друг другу. Старый монах произнёс какое-то заклинание и указал пальцем на тело сторожа, от чего оно мгновенно взорвалось, обращаясь в пепел.
Жители деревни сразу же начали благодарить их, предлагая в качестве награды золото и серебро. Молодой монах тут же помахал рукой в знак отказа, на что старый монах поучительно молвил:
— Если бы мы ничего не сделали, то и награды бы не заслужили, но сделав достойное дело, никогда не отказывайся от благодарности. Так что прими.
Только после этого молодой монах принял подарки, а старый монах спросил:
— Где живёт тот юноша, который убил огромную змею? С ним был ещё кто-то?
— Он из деревни Цань Лао, с ним были слепой и местная акушерка Сы. Пройдя вверх по течению реки двадцать километров, почтенные найдут деревню, в которой они живут.
Старый монах поблагодарил местных и покинул Поместье Чжан, отправившись вверх по течению реки.
Пройдя несколько километров, старый монах вздохнул:
Смерть — это как погашенная лампа… и лампу Мастера Чертогов Мо, который притворялся ночным сторожем, погасили. Он пошёл по неверному пути, практикуя технику Поднебесной Свободы и используя младенцев для своего совершенствования. Да, его смерть была заслуженной, но он всё же был мастером чертогов нашего священного культа. Его убил и в теле и душе тот, кого, кажется, нарекли Богом Копья, а это значит, что до того, как Мастер Чертогов Мо встретил Бога Копья, он также повстречал её… Нашу Владычицу Культа.
Молодой монах молча слушал, в то время как старый монах продолжал:
— Владычица Культа всегда была таинственной и неуловимой. После того как она скрылась в Великих Руинах, мастера нашего священного культа безрезультатно искали её. Поэтому то, что с ней именно здесь столкнулся Мастер Чертогов Мо, за пределами моих ожиданий. Патриарх, всё же не зря мы потратили столько времени обыскивая это место.
Молодой монах открыл рот и с его уст сорвался очень древний, и в то же время властный, голос:
— После того как Владычица Культа убила Владыку Культа и украла Великие Небесные Дьявольские Рукописи — святую Библию и в то же время учения нашего культа, она исчезла на сорок лет… Но сорок лет спустя, мы, наконец, нашли её.
****
На следующее утро в деревне Цань Лао. После завтрака целитель привёл старейшину ко входу в деревню, чтобы почаевать, но, даже не успев начать, они вдруг услышали, как где-то в деревне довольно закудахтала курица-дракон.
— Курица снеслась, Му’эр, сходи забери яйцо из курятника.
Бабушка Сы поспешила вперёд, чтобы самой забрать яйцо, но Цинь Му уже вошёл в курятник. Тем не менее, совсем немного времени спустя, он выскочил, с поклёванным до крови лицом и преследуемый курицей-драконом.
Курица-дракон была чрезвычайно свирепой и могла плеваться огненной змеёй длиной в несколько метров. Её перья были такими же острыми, как лезвия ножей, а когти могли вспарывать металл, словно тот был какой-то грязью. После всего нескольких обменов ходами с курицей, Цинь Му осознал, что совсем ей не противник и сбежал.
— Му’эр, ты даже не можешь приструнить курицу? — мясник увидел, как курица-дракон гоняет Цинь Му по всей деревне, будто кот мышку, и взревел от смеха.
Воспользовавшись ситуацией, бабушка Сы улучила возможность умыкнуть яйцо. Спустя некоторое время, так и не поймав Цинь Му, курица-дракон высокомерно, словно особа королевских кровей, зашагала к своему курятнику, только чтобы в итоге обнаружить, что яйцо пропало. Впав в ярость, она снова погналась за пареньком, чтобы устроить тому хорошенькую взбучку.
После устроенного шороху, Цинь Му наконец смог поднять свой боевой дух и избавиться от депрессии, ведь ему всё-таки удалось одержать верх в сражении с курицей-драконом. Закрепив на спине нож для убоя свиней в чехле, привязав огромный железный молот, посох Кхаккхару и набив карманы пилюлями Усиления Живучести, он вышел из деревни переполняемый энтузиазмом и рвением.
Цинь Му впервые отправлялся на охоту в одиночку, ох, как же долго он этого ждал. Тем не менее из-за того, что его заклевала какая-то курица, настроение было немного подпорчено.
Выйдя из деревни, он увидел юношу и старика, которые шли к деревне, выглядя как два блуждающих святоши.
Юноша и старик подошли к воротам деревни и поклонившись пьющим чай старейшине и целителю, спросили:
— Можем ли мы попросить угостить нас чашечкой чая?
Старейшина деревни поднял брови, ответив:
— Как мы можем пренебречь путниками, проделавшими такой долгий путь, чтобы проведать нас?
Целитель налил две чашки чая для юноши и старика, которые в это время присели. Юноша сел напротив старейшины деревни, а старик сбоку.
— Змею зарезал этот юнец? — улыбаясь спросил старик, глядя на Цинь Му.
Цинь Му собирался ответить, но старейшина деревни не дал, сказав:
— Му’эр, это тебя не касается. Займись своими делами.
Цинь Му кивнул и пошёл в сторону леса. После того как он ушёл достаточно далеко, юноша, сидящий напротив старейшины, открыл рот и заговорил чрезвычайно древним голосом:
— Мы ведь встречались раньше, я прав?
— Верно, встречались, — кивнул головой старейшина деревни.
— Мало кто всё ещё жив из нашего поколения, и я очень рад, что смог встретиться с Вами, — улыбнулся юноша.
— Взаимно, — чёрство ответил старейшина.
— Я здесь, чтобы встретиться с вашей бабушкой Сы. Место Владыки нашего культа пустует на протяжении сорока лет. Она должна объясниться перед нами, — всё также улыбался юноша.
— Тот, кто входит в эту деревню, больше не имеет ничего общего с внешним миром, — покачал головой старейшина деревни.
Веко юноши слегка дрогнуло:
— Тогда я не буду входить. Не могли бы Вы спросить у неё вместо меня? У меня накопилось не мало вопросов, которые я хочу задать ей.
— Она ушла, — снова покачал головой старейшина.
Старик, сидящий рядом, практически потерял терпение и уже было собирался что-то сказать, когда юноша поднял руку, чтобы остановить его, говоря:
— Мы ждали сорок лет, спешить некуда. Старший Надзиратель, так как Владычицы Культа здесь нет, собери сильных рабочих для постройки деревни. Мы остановимся здесь на ночь.
Старик поклонился, и его дьявольская Ци взмыла к небу, формируя гигантское слово — “Указ”.
Юноша неспеша наслаждался своим чаем. Через два часа старики-инвалиды Цань Лао прекратили заниматься своими делами и вышли из деревни, подняв головы, чтобы посмотреть, что происходит.
По лесу шло шестнадцать огромных, невероятно мускулистых, великанов, расталкивающих и ломающих все деревья на своём пути. Они шли в группах по четверо, каждая из которых отвечала за переноску одной каменной статуи. Всего их было четыре. Шагая и пыхтя, камни, холмы, поваленные деревья под их ногами сплющивались, словно обычная грязь!
Лица шестнадцати гигантов были красным от перенапряжения, что говорило о запредельном весе статуй. Даже такие сильные рабочие, как они, еле как справлялись с поставленной задачей.
Великаны аккуратно разместили четыре статуи на северном, южном, восточном и западном направлениях рядом с деревней Цань Лао.
Немного времени спустя проплыл корабль с несколькими палубами и причалил у берега реки. С корабля спустилось около сотни плотников, которые тут же начали вырубать деревья рядом с Цань Лао и сколачивать из них дома. Спустя всего час в деревне было построено множество деревянных домов, со всеми видам разнообразной, необходимой мебели внутри. Затем плотники поднялись на корабль и спустили на берег сундуки с золотом, серебром, столовыми приборами и прочей домашней утварью, необходимой для дальнейшего комфортного проживания, после чего вернулись на корабль и, отчалив, уплыли.
Затем прибыл ещё один корабль, с палубы которого спустились художники и занялись росписями домов, мебели и прочего. Закончив со всеми своими делами, они тоже отбыли.
Чуть позже причалил корабль с каменщиками. Они начали извлекать каменные породы с соседней горы, в итоге изготовляя из них плитки для тротуара и даже высекая какие-то статуи. Когда дело было сделано, и они удалились.
Спустя какое-то время второпях прибыл рослый, крепко сложенный, мужчина, с слегка загнутыми кверху усами, который был с ног до головы в пыли, и тут же поклонился:
— Патриарх! Старший брат Надзиратель.
— Левый Хранитель, деревня готова. Выбери себе комнату, — ответил старик.
Рослый мужчина с крючковатыми усами вошёл в недавно построенный, рядом с деревней Цань Лао, деревянный дом и не издавая ни звука поселился в одной из комнат.
Спустя некоторое время прибыла старуха в потрёпанной одежде. Уважительно поклонившись юноше и старику, она пошла обустраиваться в одной из комнат.
Несколько мгновений спустя со стороны реки можно было увидеть рыбака, плывущего на лодке, сплетённой из множества листьев. Пришвартовавшись у берега реки, он вошёл в деревню, со своей рыболовецкой сеткой для рыбы и удочкой, и поселился в ней.
В деревню начало стекаться всё больше странных людей. Некоторые были богачами, в то время как другие купцами, третьи выглядели как учёные мужи и учителя, можно было увидеть даже проституток. В деревне поселилось множество людей всех видов профессий.
Взгляд старого Ма потяжелел, когда он вполголоса произнёс:
— В секте Небесного Дьявольского Культа есть триста шестьдесят профессий, которые образовали собой триста шестьдесят чертогов и соответственно мастеров чертогов. Все они таинственные личности, разбросанные и скрывающиеся по всему миру. Кто бы мог подумать, что все триста шестьдесят мастеров чертогов в течение последних сорока лет переселились в Великие Руины, чтобы искать Владычицу Культа. Боюсь они никуда не уйдут, пустив здесь корни!
Улыбка на лице одноногого засияла ещё ярче, когда он рассмеялся:
— Где же наша бабуля Сы? Все эти люди ищут её!
Глухой ответил:
— Я видел, как она превратилась в косулю и тайком улизнула из деревни… И это случилось ещё до того, как ушёл малец. Скорее всего она сильно беспокоилась об его охоте, поэтому и поступила так. Боюсь, что она до сих пор не в курсе, что Дьявольский Культ нашёл её, поселившись у нашего порога. Почти все самые важные члены культа теперь живут у нас под боком!
****
Цинь Му отправился вглубь леса и гор. Через некоторое время мимо пробежала косуля, озираясь вокруг, словно ища кого-то, но не в силах найти. Косуля растерялась, как вдруг, с дерева спрыгнул юноша и улыбнулся:
— Бабуль, я должен охотиться один, может вернёшься домой? Поверь, я могу позаботиться о себе.
Косуля, взбесившись, гаркнула:
— Маленький негодник! Будь острожен и не умудрись ненароком умереть!
После чего косуля вильнула хвостом и убежала.
Цинь Му продолжил бежать вперёд и вскоре увидел покрытого густой шерстью мамонта, пьющего воду из пруда:
— Бабуль, я действительно могу позаботиться о себе. Тебе не нужно присматривать за мной.
Мамонт озверел и тяжело затоптал в сторону Цинь Му, на что тот привёл в движение свою жизненную Ци, вытащив свой нож для убоя свиней, и тяжёлым, убийственным тоном, взревел:
— Ну раз ты не моя бабуля, тогда сдохни!
Мамонт сразу же обернулся и дал дёру, ругаясь на человеческом языке:
— Негодник! Ты что… и правда собирался прирезать свою собственную бабушку? Когда вернёшься в деревню приготовь свою задницу для хорошей порки!
Цинь Му беспомощно покачал головой и пошёл дальше. Пройдя около трёх километров, он обречённо поднял голову к небу, умоляюще простонав:
— Бабуль, я правда-правда справлюсь… не нужно за мной присматривать…
Огромная птица непонимающе взглянула на него, продолжив кружить по окрестностям.
Цинь Му покачал головой и схватил несколько камней, подбросив в небо. Камни подлетели вверх на разную высоту, позволяя парню использовать их в качестве лестницы, чтобы прыгать вверх. Через несколько мгновений он оказался рядом с птицей.
— Ладно, ладно, я больше не буду за тобой следить! — вдруг заговорила огромная птица. Договорив, она хлопнула крыльями и улетела.
Цинь Му врезался о поверхность с глухим, гулким ударом, от чего его ноги глубоко погрузились в рыхлую землю. Подняв голову, он увидел, что птица в небе бесследно исчезла.
— Бабуля, даю гарантию, всё равно продолжит втихаря следить за мной…
Цинь Му оглянулся вокруг себя. Не обнаружив ничего подозрительного и необычного, он прошёл ещё на несколько километров вперёд, упёршись в водопад с красивыми природными видами вокруг. Рядом с водопадом находилась соломенная хижина с накренившейся слегка набок и погружённой наполовину под землю каменной статуей.
Через дырку в крыше хижины валил дым, что говорило о том, что здесь явно кто-то живёт.
«Кто-то живёт здесь, в такой глуши? Может быть это какой-то пожилой мастер, скрывающийся в уединении?» — как только его мысли дошли до этого момента, он увидел, как из соломенной хижины неторопливо вышла белая лиса, схватившая бамбуковую трубку, прежде чем вернуться обратно внутрь.

Sneg 15.03.18 в 16:10

Минутку...