Перевод Coiling Dragon / Извивающийся дракон: Том 5, Глава 15 :: Tl.Rulate.ru

Coiling Dragon / Извивающийся дракон: Том 5, Глава 15

Английский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Том 5, глава 15 – Заоблачная цена

Стоя в центре платформы, мужчина средних лет с золотистого цвета волосами рассказывал информацию о ценах за другие десять шедевров: «Говоря о десяти шедеврах, то самой низкой ценой, за которую была продана скульптура, является 5 280 000 золотых монет, в то время как самой дорого скульптурой, недавно проданной в одном из филиалов Галереи Пру за 13 000 000, является “Кровавоглазый Гривистый Лев”!».

Почти все дворяне и богатые купцы затаили дыхание.

Такие цены для них были откровенно говоря ужасающими.

«Материалы для скульптуры, из которых был вырезан “Кровавоглазый Гривистый Лев”, фактически были взяты у самого магического зверя Святого уровня - Кровавоглазого Гривистого Льва, после чего Великий Мастер-скульптор Гувер вырезал скульптуру более ста тысяч лет назад. За последние семь тысяч лет, наш континент Юлан смог произвести только две скульптуры уровня Великого Мастера-скульптора… и эти работы были созданы Мастером Пру и Мастером Хоуп Дженсен. Каждый из них достиг уровня Великого Мастера-скульптора».

Золотистоволосый мужчина внезапно засмеялся.

«Но давайте, не будем сейчас обсуждать работы Великих Мастеров-скульпторов прошлого… а обсудим мастеров настоящего… подавляющее большинство человек, удостоенных звания мастера, были одарены этой чести только после того, как прожили более века. В лучшем случае, звания мастер удостаивались мастера, в возрасте семидесяти-восьмидесяти лет. Мог ли кто подумать, что когда-нибудь кто-нибудь станет мастером в возрасте до тридцати лет?».

Золотистоволосый мужчина окинул взглядом аудиторию: «В прошлом, определенно нет. Но сейчас? Это произошло!».

«Произошло невероятное, появился семнадцатилетний гений! Мастер Линлэй! В свои семнадцать лет, он, будучи магом двойного элемента, достиг уровня седьмого ранга. Семнадцатилетний маг двойного элемента седьмого ранга! За всю историю континента Юлан, в области развития магии он с гордостью занял место гения номер два. Но его достижения в области резки скульптур, несмотря на то, что ему только семнадцать лет, уже хорошо известны здесь всем и каждому».

Говоря это, золотистоволосый мужчина повернулся боком к скульптуре “Пробуждение ото сна”, показывая ладонью в ее сторону.

В тот же момент, две женщины-помощницы шагнули вперед и сняли ткань, закрывающую скульптуру “Пробуждение ото сна”.

«Это та скульптура, которую собственноручно создал Мастер Линлэй. Исходя из предоставленных данных Линлэй и наших собственных исследований, эта скульптура была завершена в декабре прошлого года, в дни этой ужасной и огромной снежной бури. Другими словами, она была создана, когда Линлэй было еще шестнадцать лет, - золотистоволосый мужчина улыбаясь смаковал каждое слово. - В то время, мне было действительно интересно, почему эта метель была такой неестественно суровой и затяжной. Но теперь, вспоминая то время, я начинаю думать, что это было связано с надвигающимся рождением гениальной скульптуры Мастера Линлэй - “Пробуждение ото сна”».

Мгновенно, все дворяне и прочие магнаты начали смеяться.

«Ладно, думаю достаточно этих разговоров, - указывая на скульптуру “Пробуждение ото сна”, мужчина с волосами золотистого цвета, продолжил. - Эта скульптура без сомнений достигла уровня Великого Мастера-скульптора. Но что еще более важно, она невероятно огромна. Я могу даже сказать, что разрежь я ее на пять частей и будет вполне честно продать каждую по отдельности».

Богатые дворяне уже неистово заливались смехом и бурно болтали друг с другом.

«Разумеется, я просто пошутил. Каждый из образов, высеченных на этой скульптуре, имеет свою собственную ауру и шарм. Но вместе взятые они образуют чудесную, искреннюю и чистую историю юной любви. Я думаю, многие ценители искусства каменной резки скульптур, которые сегодня здесь присутствуют… смогли ощутить печальный, но в то же время прекрасный любовный роман, что оказался вдохновением для этой скульптуры».

Золотистоволосый мужчина: «Каждая из этих пяти фигур была вырезана на уровне Великого Мастера-скульптора. Если сложить их вместе, они передают уникальные, особые чувства. Я даже не могу приблизительно сказать, какова истинная цена за эту скульптуру».

«Шестнадцать лет! Когда Линлэй закончил эту скульптуру, ему было всего шестнадцать лет!», - голос говорившего мужчины начал нарастать. – За всю мою прожитую жизнь, я никогда не был так растерян, как сейчас, что порой даже не могу подобрать нужных слов… как например сейчас, чтобы выразить те эмоции… и то восхищение… которое я испытываю перед Мастером Линлэй. Он... истинный гений!».

После сказанного, наступил еще больший переполох среди присутствующей знати.

Для шестнадцатилетнего ребенка создать такую скульптуру было ни чем иным, как проявлением истинного чуда.

И лишь в кабинке клана Дебс все молча сидели.

«Этот отвратительный ублюдок», - Калан был переполнен гневом и ненавистью к мужчине, что представлял эту скульптуру. После этой маленькой речи, он был уверен, что цена за скульптуру станет еще более большой.

«Я не могу себе представить, каких достижений в ближайшем будущем добьется Мастер Линлэй. И именно поэтому, эта скульптура! Первая скульптура Мастера Линлэй, является еще более ценной! Увы... к моему сожалению, я не обладаю достаточной суммой денег… в противном случае, даже если бы мне пришлось продать все имущество моей семьи, я бы точно купил эту скульптуру, - золотистоволосый мужчина продолжал артистично говорить. - Ладно, давайте все же начнем аукцион! Стартовая цена будет на уровне 1 000 000 золотых. Я верю, что никто не будет возражать, верно?».

Миллион золотых монет!

Это была отправная точка для начала аукциона!

Многих из менее знатных и богатых дворян словно обдало холодной водой, остудив их пыл и фантазии о шансе заполучить эту скульптуру. Если они являются не членами чрезвычайно богатых и могущественных кланов, то им не стоит даже думать о попытке побороться за эту скульптуру – “Пробуждение ото сна”.

«Каждое следующее повышение цены должно быть размером минимум в 100 000 золотых монет от предыдущей цены, - добавил мужчина. - Отлично. Аукцион по продаже скульптуры Мастера Линлэй – “Пробуждение ото сна” с текущего момента считается официально начавшимся!».

Сразу же, весь аукционный зал притих.

«1 500 000!», - дворянин, сидящий в нижнем ярусе, сделал свою ставку.

Сейчас, Линлэй с любопытством наблюдал за торгами с третьего яруса. А из его одежды торчала маленькая головка Бебе, которая с не меньшим любопытством наблюдала за всем происходящим.

«Босс, как продашь эту скульптуру, впредь, корми меня целой жареной курицей и жареной уткой, при чем, давая запивать все это вином!», - раздался задорный голос Бебе.

«Нет проблем», - Линлэй довольно погладил Бебе по головке.

За все проведенное время вместе, Бебе стал ему как родной брат.

«Отлично! В будущем, моя жизнь обещает быть сладкой», - Бебе был невероятно взволнован, а в его глазах играл огонек.

Вытянув шею, он наклонился, чтобы посмотреть вниз: «Ничего себе. Цена уже два миллиона золотых. Выше! Давайте еще выше!». Бебе постоянно нашептывал, словно какое-то заклинание. Глядя на этот спектакль с участием Бебе, Линлэй невольно рассмеялся.

Король Клайд тепло похлопал Линлэй по спине: «Линлэй, позволь мне сделать все немного интереснее!».

«Астони, пять миллионов золотых монет!», - обращаясь к Астони, произнес Клайд.

Астони подошел к платформе, с которой снаружи остальные могли услышать: «Его Величество Клайд сделал ставку в пять миллионов золотых монет!».

«Спасибо, Ваше Величество», - сразу произнес Линлэй.

«Ха-ха, да не беспокойся ты так, - Клайд положил руку на плечо Линлэй словно они давние друзья. - Линлэй, независимо от того, решишь ты присоединиться к моему королевству или нет… абсолютно нет причин поддерживать этот нелепый этикет связки правитель-подданный». Клайд говорил очень небрежно и свободно.

После сказанного, Линлэй начинал себя чувствовать более расположенным к Клайду.

Он действительно невероятно харизматичный лидер.

«Ваше Величество, пожалуйста, простите меня, но я все еще не проконсультироваться с моим отцом. Такое решение я должен принимать только после того, как поставлю в известность мою семью. Хотя я могу абсолютно точно сказать, если не произойдет ничего из ряда вон выходящее, то я намерен остаться в королевстве Фенлай», - улыбаясь, произнес Линлэй.

«Да, ты определенно должен обсудить это со своим отцом, - затем Клайд слегка нахмурился. - Но Линлэй, я должен тебе сказать, что исходя из моих сведений, твой отец покинул городок Вушан и пропал в неизвестном направлении. Я попытался его разыскать, но так и не смог понять, куда он ушел. Все выглядит так… словно он провалился сквозь землю».

Как только слава Линлэй загремела, Клайд отправил своих людей, чтобы встретиться с семьей Линлэй и попытаться склонить их на свою сторону. Таков был план…

Но Хогга уже не было в городке Вушан.

«Моего отца нету в Вушан?, - Линлэй слегка насторожился, но потом рассмеялся. - Может быть он ушел куда-то на некоторое время. Отец не всегда постоянно находится в Вушан».

«Возможно», - Клайд не стал развивать эту тему.

Хогг действительно должен был хорошо спрятаться. В противном случае, если правитель королевства хотел его найти и не смог… как такое могло произойти?

...

В частной кабинке второго яруса.

«Пять миллионов золотых монет?! ДЕ**МО СО***ЬЕ!», - Калан проклинал все, на чем свет стоит.

Бернард, лидер клана Дебс, был мрачнее грозовой тучи. Затем он тихим голосом произнес: «Калан, ты должен знать, в каком сейчас положении находится наш клан… в данный момент, будущее нашего клана очень туманно. Мы не может позволить себе потратить слишком много. Посоветовавшись со всеми старейшинами, наш предел это 8 000 000 золотых монет».

Калан кивнул.

Калан хорошо понимал, что все сбережения и все имущество его клана не превышало ста миллионов золотых монет, а большая часть их капитала сейчас пребывала в неликвидном состоянии. Что касается ликвидных активов, то в лучшем случае, сейчас с них соберется не более двадцати миллионов золотых монет. Клан Дебс не мог спустить все свои запасы на одну скульптуру.

Со стороны его отца и всего клана Дебс было очень любезно не заставлять их расставаться.

«5 300 000 золота!», - кто-то из второго яруса сделал свою ставку.

Золотистоволосый мужчина средних лет начал расплываться в улыбке: «5 300 000 золотых монет! Предыдущая самая низкая цена одного из проданных шедевров, была 5 280 000 золотых монет, но, кажется теперь, список десяти шедевров немного изменится! Сейчас, я могу официально заявить, что скульптура “Пробуждение ото сна” вступила в ряды одного из десяти шедевров!».

«Молодой мастер Йель конгломерата Доусон дает шесть миллионов золотых монет!», -Астони сделал очередное объявление.

Услышав эту цену, лицо Калана еще больше побледнело.

Цена достигла шести миллионов золотых монет так быстро. Калан совершенно точно не ожидал такого поворота событий. Ранее, Калан полагал, что исходя из того, что самая дешевая цена за одну из скульптур десяти шедевров 5 280 000 золотых монет… то 8 000 000 золотых должно быть более чем достаточно.

Но...

Калан не был коллекционером. Он не обладал таким глубоким пониманием в области каменной резки скульптур.

Только истинные ценители могут полноценно ощутить неповторимую душу “Пробуждение ото сна”, особенно если смотреть на нее в контексте всех пяти изображенных фигур одновременно. Такая вещь встречается крайне редко. За всю историю континента Юлан это был первый раз, когда скульптор вырезал одновременно пять фигур и каждую со своей аурой… зрителю, смотрящему на нее в целом, передается настоящий круговорот палитры чувств.

Более того, скульптору исполнилось всего шестнадцать лет, когда “Пробуждение ото сна” была завершена. И он еще был гением магом!

«Я не могу позволить, чтобы цена продолжала расти таким образом», - нахмурился Калан.

Он знал, что, если цена продолжит расти таким медленным темпом, шансы на его победу в аукционе станут призрачными.

«Восемь миллионов золотых монет!», - раздался голос Калана, который сделал свою ставку.

С шести миллионов золотых монет сразу до восьми! Внезапное увеличение цены на два миллиона заставило всех присутствующих остолбенеть, это было словно оглушительный удар. Ведь в основном, даже каждая скульптура из десяти шедевров не стоила так дорого. Даже три драгоценные скульптуры Мастера Пру стоили около семи миллионов золота каждая.

Настоящие коллекционеры не покупали скульптуру только ради того, чтобы купить… они обладали острым чутьем и наметанным глазом, оценивая каждую скульптуру в свою цену.

Иначе, если бы они безрассудно разбрасывались деньгами, то лишь обанкротили бы свой клан.

Золотистоволосый мужчина средних лет тот час же громко повторил: «Клан Дебс сделал ставку в восемь миллионов золотых монет! Такое красивое, аккуратное и опрятное увеличение цены до восьми миллионов золотых монет. Я полагаю, они настроены решительно выиграть этот аукцион, заполучив скульптуру! Я уже могу себе представить, как в будущем, когда Мастер Линлэй станет воителем Святого уровня, цена на эту скульптуру взлетит до шестнадцати миллионов золотых монет!».

Навыки к подстегиванию покупателей у этого золотистоволосого мужчины были действительно беспощадны и жестоки.

Но присутствующие не были дураками. Каждый из них понимал… что даже обладая большой суммой денег, их необходимо тратить разумно.

...

На третьем ярусе аукционного зала, Линлэй, Йель, король Клайд, кардинал Гильермо и кардинал Лампсон, наблюдая за представлением, занимались пустой болтовней и смехом.

«Третий брат, Калан сделал свою ставку», - низким тоном произнес Йель.

Линлэй окинул взглядом всех присутствующих в кабинке, где был Калан. Задержав свой взгляд на Калане, он заметил, как тот крепко держит Алису за руку. И судя по выражению его лица, сейчас он был на пределе своего волнения.

«Третий брат, позволь мне надавить на него. Мы не можем позволить, чтобы твоя скульптура попала к нему в руки», - мягким тоном произнес Йель.

«В этом нет необходимости», - Линлэй медленно покачал головой.

Глядя на сидящую в кабинке Алису… которая сейчас выглядела как несчастная маленькая девочка, которая страдала от плохого обращений. Каждый из членов клана Дебс сейчас смотрел на Алису с ярко выраженными эмоциями неудовлетворения. Ведь их клан ради нее тратил целое состояние.

«Если они действительно хотят ее приобрести, то пусть будет так», - бесстрастно произнес Линлэй.

Сидящие рядом с ним Гильермо и Лампсон многозначительно переглянулись, после чего усмехнулись.

...

В частной кабинке.

Члены клана Дебс сейчас чувствовал невероятное волнение. Конечно же Алиса и Калан также были взволнованы и нервничали больше остальных.
«Алиса, расслабься. Восемь миллионов золотых монет это непомерно высокая цена. Я не думаю, что кто-либо перебьет нашу ставку», - Калан пытался утешать Алису... но кто сейчас утешит его? Ведь его клан позволил ему сделать ставку, не более чем восемь миллионов золотых.

Золотистоволосый мужчина средних лет уже поднял в воздух небольшой молоток: «Клан Дебс сделал ставку в восемь миллионов золота. Есть ли желающие перебить их предложение? Если нет... Я начну обратный отсчет!».

«Десять миллионов золотых».

Прозвучал довольно ленивый и сонный голос от человека, находившегося в первом ярусе! До этого момента, практически все ставки на скульптуру “Пробуждение ото сна” делались людьми из могущественных кланов второго яруса. И никто из присутствующих на первом ярусе не осмеливался вмешиваться в эту торговую войну. Каждый из сидевших дворян поблизости взволнованно уставился в место, откуда послышался голос. Никто не ожидал, что один из присутствующих среди них на первом ярусе попытается перебить такую большую ставку!

«Никто из вас всех не имеет ни малейшего понятия, что скульптура “Пробуждение ото сна” - это начало совершенно нового стиля каменной резки. Его уникальный стиль резьбы кардинально отличается от любой известной, созданной до сегодняшнего дня скульптуры и более того, каждая из пяти высеченных фигур имеет свою собственную ауру… вы хоть можете себе представить, насколько сложно такое проделать? Эта работа, безусловно, стоит десяти миллионов золотых монет», - произнес небрежным и скучающим тоном мужчина, что сделал ставку в десять миллионов золотых монет.

Одетый в свободно-сидящую длинную мешковатую мантию мужчине тридцати-сорока лет… каждый мог почувствовать исходящую от него ленивую и неторопливую ауру.

«Десять миллионов золотых монет?».

Сидя частной кабинке, Алиса и Калан от удивления не могли даже вдохнуть.







P.S. Группа перевода новеллы https://vk.com/public123098211, всем кому понравились перевод и история, подписываемся, ставим лайки, советуем друзьям, не стесняемся!

Sneg 29.07.16 в 20:34

Минутку...