Coiling Dragon / Извивающийся дракон: Том 9, Глава 1-50

Английский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Том 9 – Его слава сотрясет весь мир, глава 1 – Могущественный сторонник
Линлэй и Уортон были разлучены почти на семнадцать лет.
Семнадцать лет назад, вскоре после Праздника Юлан, Уортон оставил городок Вушан и вместе с дворецким Хири направился в сторону далекой Империи О’Брайен. В то время Линлэй было десять лет, а Уортону только шесть. Два брата были очень наивны и так мало знали о внешнем мире. Но они получили поддержку от Хогга, который защищал их как старый ястреб своих птенцов.
Но теперь Хогг был мертв. А один из двух братьев стал графом в Империи О’Брайен, в то время как второй имел ужасающую силу воителя Святого уровня.
В усадьбе графа.
Линлэй, Уортон, дворецкий Хири, Хиллман, Надир, братья Баркер, Зесслер, Дженна, Ребекка и Лина собрались вместе.
Два прямоугольных стола ломились от вина и еды.
Уортон и Линлэй разговаривали о том, что произошло за последние годы. Несмотря на то, что Уортон получал общую информацию о Линлэй от Конгломерата Доусон, когда он лично поговорил с Линлэй и узнал все в подробностях, он был сильно расстроен, что не смог помочь.
Так близко. Его старший брат был в шаге от смерти.
«Во время трех лет тренировок на хребте Магических Зверей и шести лет тренировок в северо-западной провинции, я участвовал в нескольких опасных сражениях, но все обошлось, ранения были не настолько сильными. Я быстро восстановился и приехал к вам,- Линлэй засмеялся. - В прошлом я сильно переживал по поводу Сияющей Церкви. Но сейчас? Хотя я не в силах совершить нападение на их штаб квартиру, у меня достаточно сил, чтобы защитить себя».
Сияющая Церковь существовала на континенте Юлан в течение многих лет.
Для того, чтобы быть на одном уровне с Империей О’Брайен и являться одной из ведущих держав континента Юлан, нужно безусловно было иметь ужасающее количество скрытой силы. Если Колледж Бога Войны был в состоянии послать трех личных учеников, являющимися воителями Святого уровня, соответственно, Сияющая Церковь также должна иметь целый ряд своих воителей Святого уровня.
«Большой брат, ты достиг Святого уровня?», - Уортон был потрясен и взволнован. Уортон знал, как тяжело было тренироваться. Хотя сам он имел чрезвычайно высокую плотность драконьей крови в своих жилах, он был только воином восьмого ранга, а в своей Драконьей форме на пике девятого ранга.
Плотность драконьей крови в жилах Линлэй была ниже, чем его собственная.
Но Линлэй мог сказать, что он имел более чем достаточно сил, чтобы защитить себя. А это означало, что Линлэй достиг Святого уровня.
«После трансформации в Драконью форму, я действительно нахожусь в Святом уровне», - сказал с улыбкой Линлэй.
Хиллман и дворецкий Хири, сидя за одним столом, обменялись взглядами. В их глазах было заметно сильное волнение. Голос дворецкого Хири был хриплым от волнения: «Я заботился о трех поколениях членов клана Барух. И вот наконец клан Барух вырастил воителя Святого уровня».
Святой уровень был чем-то особенным.
Если клан имел воителя Святого уровня, то он не мог потерять свою силу или распасться до тех пор, пока воитель Святого уровня был жив.
«Уортон, - Линлэй посмотрел на Уортона. - Когда я был в северо-западной провинции, я узнал про твои личные отношения. Кажется, что ты и императорская седьмая принцесса.. .».
Уортон честно кивнул: «Это правда, большой брат. Я искренне хочу жениться на Нине, но сейчас ситуация очень сложная. После того, как Кайлан отказался от своего намерения жениться на ней, появился Блумер».
По дороге сюда, Линлэй постоянно думал об этом.
Конечно, ведь сейчас ходило много слухов об Уортоне, Нине и Блумере.
«Я слышал как люди на улицах имперской столицы обсуждали Блумера. Он, кажется, личный ученик Бога Войны и младший брат Оливье», - Линлэй пытался оставаться спокойным.
Уортон кивнул, а на его лице снова появилось беспокойство: «Большой брат, ты не понимаешь, насколько известен Оливье в империи О’Брайен. Оливье очень сильный, чрезвычайно сильный. Девять лет назад он уже обладал силой воина пиковой стадии Святого уровня. А теперь... кто знает, насколько сильнее он стал?».
Линлэй похлопал Уортона по плечу: «Уортон, ты преувеличиваешь силу других и недооцениваешь свои собственные способности».
Уортон кивнул.
Дворецкий Хири вздохнул: «Молодой мастер Линлэй, Вы никогда не жили в имперской столице. Может быть Вы не в полной мере понимаете, как влиятелен Колледж Бога Войны. Даже сам император очень осторожен в общении с личными учениками колледжа Бога Войны. Личные ученики Бога Войны имеют чрезвычайно высокий статус».
Хиллман добавил: «В конце концов, с момента основания империи Богом Войны, было уже более ста поколений императоров. Многие из императоров даже никогда не встречались с Богом Войны. Но личные ученики Бога Войны? Они имели возможность встретиться с ним. Скажите, а ком больше заботится Бог Войны?».
Теперь Линлэй понял.

Ведь эта точка зрения как минимум логична.
Прошло сто поколений. Хотя Бог Войны был предком Иоганна, после пяти тысяч лет, кто знал, сколько было потомков у Бога Войны? И сколько в действительно за последние сто поколений имели высокий статус?
Просто судя по тому, что многие императоры никогда не встречали Бога Войны, можно было бы сказать, что точного ответа на этот вопрос нет.
Однако, его видели ученики, так как Бог Войны лично занимался ими.
«Я не преувеличиваю заслуги других. Просто я действительно не уверен, - Уортон был расстроен. - Я действительно не знаю, что буду делать, если Нина выйдет замуж за Блумера».
Уортон не мог с этим смириться.
«Е**ТЬ его бабушку, если император все же даст разрешение на брак, то мы с братьями пойдем и похитим принцессу и привезем ее к тебе», - сразу сказал Гейтс.
Все в зале сразу замолчали.
Уортон удивленно уставился на Гейтса, потом посмотрел на Линлэй: «Большой брат, это кто?».
Только теперь Линлэй пришел в себя. Он был так взволнован, что увидев своего младшего брата ему хотелось все скорее рассказать, поэтому он совершенно забыл представить Зесслера и других.
«Ха-ха… ».
Линлэй поднялся со стула.
«Уортон, пусть все слуги покинут нас. Обслуживающий персонал тоже пусть подождет снаружи», - Линлэй собирался представить свою группу Уортону.
Конечно, не было никакой необходимости скрывать что-либо от его собственного брата.
«Понял», - несмотря на то, что Уортон не знал, что Линлэй хотел сообщить ему, он покорно согласился с Линлэй и попросил всех слуг выйти.
Линлэй сначала подошел к Дженне, Ребекке и Лине. Вздохнув с волнением, он сказал: «Уортон, в прошлом наша мать была насильственно похищена Сияющей Церковью. Все из-за того, что ее душа была чиста. Ребекка и Лина были похищены по той же причине».
Услышав эти слова, Уортон почувствовал, как защемило в его сердце.
«Когда я был в северо-западной провинции, я спас их. Уортон, ты должен относиться к этим трем девушкам, как к своим младшим сестрам», - сказал Линлэй.
Уортон кивнул.
«Что касается этого господина... », - Линлэй подошел к Зесслеру. На самом деле, всякий раз, когда Уортон и другие смотрели на Зесслера, они чувствовали трепет в сердцах. Его тощее тело и его темно-зеленые глаза вызывали страх в сердцах тех, кто видел его.
«Это Зесслер, Архимаг некромант девятого ранга. Он является старейшим членом моей группы, ему более восьмисот лет».
Слова Линлэй вызвали удивление у Уортона, дворецкого Хири, Хиллмана и Надира. Они были поражены услышанным.
Некромант? Это легендарный тип мага. Вдобавок Архимаг некромант девятого ранга? Достичь таких высот было невероятно сложно. Сложно в первую очередь из-за высокой потребности в духовной энергии. У воинов же не возникало таких сложностей, следовательно их путь был более легким.
Духовная энергия мага восьмого ранга в целом больше, чем у воина Святого уровня.
Хотя воины Святого уровня обладали чрезвычайно жесткой, стойкой духовной энергией, с точки зрения мощи, маг того же ранга обладал как минимум в сто раз большей духовной энергией.
«Восемьсот лет? Насколько я помню, максимальный срок жизни человека ограничивается всего лишь пятиста годами, если он не достигнет Святого уровня», - вдруг сказал дворецкий Хири.
Воители Святого уровня имели неограниченную продолжительность жизни, но люди, которые не достигли Святого уровня, не могут жить более пятисот лет.
«Ха-ха… - раздался древний голос Зесслера. - Вы имеете в виду нормальных людей. Позвольте мне рассказать вам кое-что. Маги, которые тренируются в рамках этих трех типов магии: магии пророчества, магии жизни и магии некромантии, могут прожить чрезвычайно долгий период времени. Из этих трех типов, мы, некроманты, обладаем самой длинной продолжительностью жизни».
Зесслер серьезным взглядом посмотрел на группу: «Если кто-нибудь из вас не захочет умирать от старости, вы можете прийти ко мне. Учитывая мои отношения с Линлэй, я могу помочь вам превратить ваше тело в зомби-тело, что позволит вам никогда навсегда остаться здесь».
Никогда не умирать?
К этой цели стремились многие люди. Но зомби тела? После этих слов можно было догадаться, что человек, который решился бы на это, стал бы одним из нежить-существ.
Уортон, дворецкий Хири и Хиллман выдавили из себя улыбку. Они действительно были рады знакомству с некромантом Архимагом.
«Зесслер», - Линлэй растерянно посмотрел на Зесслера.

Глаза Зесслер вспыхнули зеленым светом, он рассмеялся: «Я просто пошутил над вами. Преобразование тела в зомби-тело - это не легкая задача».
Линлэй покачал головой, затем подошел к Баркеру и его братьям.
«Теперь наша очередь», - Гейтс специально выпятил грудь. Глаза Уортона загорелись при виде них. Все пять братьев были такими же высокими, как Уортон и намного более мускулистыми, чем он. Эти огромные топоры с длиной ручкой, к тому же, были очень тяжелым оружием.
«Уортон, ты слышал про клан Арманд?», - Линлэй посмотрел на своего младшего брата.
«Клан Арманд? Может это... клан Бессмертных воинов?», - глаза Уортона загорелись.
Линлэй удовлетворенно кивнул: «Правильно. Баркер, Анке, Хазар, Бун, Гейтс. Эти пять братьев являются потомками клана Арманд и все пятеро - Бессмертные воины».
«Пятеро представителей Бессмертных воинов?», - Уортон был в шоке. Стоявшие рядом с ним Хири и Хиллман также были ошеломлены.
Между понятиями “потомки клана Арманд” и “Бессмертные воины” была большая разница.
Например, хотя Хогг и был потомком клана воинов Драконьей Крови, сам он не был воином Драконьей Крови. Если какой-нибудь клан Верховных Воинов родил на свет хотя бы одного гения, который будет способен трансформироваться в Верховного Воина – это уже большая удача.
«Верно», - кивнул Линлэй.
Увидев удивленный взгляд на лице Уортона, пять братьев почувствовали себя очень гордыми.
«Клан Арманд переживал чрезвычайно трудные времена и даже их Секретное Учение Бессмертных было утеряно. К счастью, их выручил лорд Сезар, - сказал с благодарностью Линлэй. - Уортон, среди этих пяти братьев, Баркер, Анке и Гейтс уже достигли девятого ранга. Еще два брата находятся на пике восьмого ранга».
«Девятый ранг!», - Уортон подпрыгнул, когда услышал это.
«Большой брат, ты имеешь ввиду, что... ?».
«Правильно. После трансформации, все трое имеют силу воина Святого уровня», - улыбнулся Линлэй.
Сердца Уортона, Хиллмана, дворецкого Хири и Надира переполняло радостное волнение. Они были очень рады новости, что Линлэй достиг Святого уровня. Но кто мог предположить, что еще три члена его группы также прорвутся на Святой уровень?».
Четыре воителя Святого уровня!
Поистине страшная сила.
Это очень прочный фундамент. Ранее Уортон был обеспокоен возможной борьбой с Блумером. Но теперь, когда его старший брат пришел с такой мощной группой людей, Уортон чувствовал, будто он нищий, который внезапно приобрел триллион золотых монет.
«Лорд Хогг, Вы видите это? Вы можете увидеть это?», - эмоционально повторял Хиллман.
Хогг по-прежнему присутствует среди нас, и, несомненно, все видит и счастлив за нас.
«Уортон, это магический зверь, которого я приручил в хребте Магических Зверей. Его зовут Хаэру. Хаэру, поприветствуй всех», - смеясь, сказал Линлэй.
Черный ягуар, спокойно лежавший на земле, встал. Он обвел Уортона и других своими холодными, темными глазами, а затем заговорил на человеческом языке. Хаэру выражает свое почтение всем вам.
Уортон изумленно посмотрел на Линлэй: «Большой брат, этот магический зверь, этот магический зверь... ».
«Правильно. Магический зверь Святого уровня», - кивнул Линлэй.
У Уортона, Хиллмана, Хири и Надира перехватило дыхание. Боже мой. Магические звери по своей природе были сильнее, чем люди того же уровня. Как правило, только воитель пиковой стадии Святого уровня сможет победить обычного магического зверя Святого уровня.
Линлэй был воителем Святого уровня. Прекрасно. Но и его магический зверь тоже достиг таких высот?
«Хмпф».
Послышалась усмешка. Уортон и все присутствующие повернулись, услышав его. Звук исходил от Бебе, который сидел рядом с Линлэй. Голова Бебе была высокомерно поднята.
Видя знакомую фигуру Бебе, Уортон обрадовался. Ведь Бебе был с Линлэй с детства. Когда они были очень молоды, Уортон часто играл с Бебе: «Бебе, ты путешествуешь вместе с магическим зверем Святого уровня? Ты наверное подчиняешься ему, верно?».
Бебе посмотрел на Уортона, а затем громко сказал: «Уортон, ты вонючий маленький засранец! За кого ты меня принимаешь, говоря о том, что я подчиняюсь магическому зверю? Ты знаешь, кто я? Этот парень Хаэру даже взойдя на Святой уровень не может мне соответствовать!».
«Aaaaх!».
Уортон и все присутствовавшие сидели с шокированными выражениями лиц, как будто они увидели призрака. Они могли принять, что этот таинственный черный ягуар был магическим зверем Святого уровня, но Бебе? Они все смотрели на Бебе, вспоминая, когда он впервые последовал за Линлэй.
Этот прелестный маленький Призрачный Мышонок достиг Святого уровня.
«Бебе действительно сильнее меня», - черный ягуар Хаэру еще раз прорычал на человеческом языке.
Бебе поднял высоко свою маленькую голову, а его глаза наполнились гордостью.
Том 9, глава 2 – Прорыв духовной энергии
Шесть воителей Святого уровня это просто слишком шокирующе. Некоторое время спустя, Уортон и остальные наконец смогли успокоиться от охватившего их маниакального волнения. Но, даже успокоившись, их сердца по-прежнему переполняла безграничная радость.
Все это время они были обеспокоены тем, что делать с этой сложной сложившейся ситуацией с Уортоном и Ниной.
Статус Блумера как личного ученика Бога Войны и младшего брата Оливье оказывал невероятное давление. Но теперь у всех была полная уверенность в их способности побороться.
Лицо Уортона сияло яркой улыбкой. Его старший брат привел с собой столько могучих воителей. Уортон уже мог себе представить сцену его брака с Ниной, который должен произойти в скором времени.
«Большой брат, спасибо. Ура!», - Уортон высоко поднял свой кубок с вином.
Смеясь, Линлэй также поднял свой.
Уортон боготворил Линлэй с тех самых пор, как он еще был ребенком. Из поселка Вушан выходит маг и затем его принимают в легендарную Академию Эрнст. Это было невероятным событием. Но теперь, за какие-то жалкие семнадцать лет, в распоряжении Линлэй уже были два магических зверя Святого уровня, а также его сопровождали три воина Святого уровня.
«Большой брат, через несколько дней состоится Праздник Юлан. Сейчас тебе уже почти двадцать семь лет. Когда уже ты планируешь жениться?», - наклонившись к уху Линлэй, в полголоса произнес Уортон.
«Ах ты..., - засмеялся Линлэй. - Давай не будем говорить об этом сегодня».
«Оо… », - Уортон послушно кивнул.
Несмотря на то, что Уортон теперь был графом империи и огромным мужчиной ростом в 220 сантиметров… перед Линлэй он вел себя как и в старые добрые времена.
«Однако я думаю, что Лина и остальные девушки очень даже ничего», - вдруг вполголоса продолжил Уортон.
Линлэй мягко хлопнул Уортона по голове.
«Все, все, я молчу. Давай еще выпьем», - поспешно сказал Уортон.
Дворецкий Хири и Хиллман, видя Линлэй и Уортона рядом друг с другом, чувствовали в своих сердцах безграничную радость. Обменявшись взглядами, они начали громко смеяться.
В эти несколько дней после прибытия, Линлэй и его младший брат были невероятно счастливы. Однако практически на следующий день Линлэй поручил Уортону, чтобы тот распространил слухи о том, что он в столице и о том, что его магический зверь Хаэру на Святом уровня. Что касается Бебе и остальных, Линлэй попросил об этом умолчать.
Баркер, его братья и Бебе были важной стратегической скрытой силой Линлэй.
Кроме того, во всей Империи О’Брайен практически никто не знал о том, что Баркер и его братья были Бессмертными воинами. Поэтому сохранить все в секрете было не так уж и сложно.
Просто наличие Линлэй, который был на Святом уровне и его магического зверя Хаэру Святого уровня, должно было быть вполне достаточно, чтобы вызвать страх в сердцах других людей.

10008 год по календарю Юлан. 30 декабря. За день до Праздника Юлан. В этот день летели хлопья снега и в итоге вся империя О’Брайен покрылась тонкой белой пеленой.
Улица Боулдер. Тренировочный полигон графа Уортона.
Несмотря на летящий снег, Линлэй не двигаясь сидел посреди травы в медитативно позе. Что касается Уортона - такой сильный человек как он также не будет заботиться о снеге.
«Вьюх».
Оголенный торс Уортона переполнялся энергией и теплом. После последнего взмаха, он отложил свой боевой клинок “Палач” в сторону и готовился передохнуть. Но как только он повернулся, чтобы посмотреть на сидящего неподалеку Линлэй...
«Мм?».
К своему удивлению он обнаружил, что хотя снег и летал абсолютно везде вокруг, когда снежинки подлетали к Линлэй, они словно избегали его и пролетали мимо по дуге или касательной. Это выглядело так, как будто вокруг Линлэй был невидимый вихрь ветра. Ни одна снежинка не могла приземлиться на его одежду.
«Что это?», - Уортон был в легком шоке.
Все это время медитировавший Линлэй вдруг открыл глаза: «Уортон, что-то случилось?».
Хотя Линлэй и был в глубоком медитативном трансе, когда кто-то обращает на него внимание на него, он это сразу замечал.
«Большой брат, что со снегом... как? Может ли это быть уровень “Внушения”, который был описан в текстах нашего клана?», - изумленно поинтересовался Уортон.
Улыбаясь, Линлэй ответил: «Уортон, как только ты достигнешь уровня “Внушения”, ты конечно сможешь предотвратить попадание на тебя снега или дождя. Однако, это потребует от тебя невероятной сосредоточенности и контроля над силой “Внушения” в необходимой тебе области. Но если ты находишься в медитации, то используя понимание уровня “Внушения”, это сделать будет невозможно, ведь ты не будешь на этом сосредоточен».
В тот момент Линлэй непреднамеренно препятствовал снегу падать на его тело. Тем не менее, только одной мыслью он может не дать снежинкам коснуться его.
«Значит это что-то что за пределами уровня “Внушения”?», - Уортон действительно до глубины души восхищался своим старшим братом.
На протяжении многих лет он упорно тренировался и получал лучшие наставления от Академии О’Брайен. Но все же, к сегодняшнему дню, Уортон до сих пор находился на уровне “владеть чем-то тяжелым, как будто это что-то легкое”, который был описан в записях его клана.
В действительности с таким уровнем понимания Уортону можно не скромничать. Ведь секрет такого успеха и развития Линлэй, конечно помимо его таланта, был в его исключительной предрасположенности к сущностям природных элементов.
Обычные люди считают, что предрасположенность к сущностям элементов лишь помогает быстрее собирать магическую силу. Однако это не так, ведь высокоуровневым воителям это помогает более легко объединиться с природными элементами и понимать законы мира.
«Да, это мое приобретенное понимания “Глубинных Истин Ветра”, - спокойно улыбнулся Линлэй. – Это всего лишь простейшее его применение».
«Глубинные Истины Ветра?», - глаза Уортона оживились.
«Продолжай свои тренировки», - сказал Линлэй и затем вернулся к своей медитации.
Честно говоря, к текущему моменту Линлэй уже не тратил особо много времени на вырезание каменных скульптур, если конечно его внезапно не охватит сильное желание заниматься этим. Но если такое желание приходило, Линлэй было гораздо легче привести свой ум в нужное ментальное состояние, что в результате придавало еще больший положительный эффект.
В настоящие дни, эффект от вырезанной каменной скульптуры был примерно таким же, как если бы он просто медитировал.
И этому была веская причина. Все потому, что понимания Линлэй в законах ветра и законах земли сейчас находилось на высоком уровне… и начиная медитировать, он мог с легкостью становиться одним целым с природой, что давало ему те же преимущества, что и при резке скульптур.
Этот вид медитации, с попыткой познать новые законы или расширить понимание текущих, также помогал с постоянной немалой скоростью улучшать духовную энергию Линлэй.
В ночи.
Линлэй, который все это время тихо медитировал, неожиданно слегка улыбнулся. И затем его губы сразу слегка зашевелились. Вскоре после этого…
«Свист!».
Линлэй, который до этого просто сидел, вдруг начал двигаться с ужасающе пугающей скоростью. Прямо сейчас можно было увидеть девять различных образов Линлэй, появившихся в разных местах полигона.
Через какое-то время девять его размытых образов исчезли и Линлэй опять появился в месте, где он медитировал в своей медитативной позе.
Только после этого Линлэй открыл свои глаза: «Заклинание девятого ранга стиля ветра - “Тени Ветра”. Оно известно, как самое мощное скоростное поддерживающее заклинание и всецело заслуживает своего имени. Теперь даже в своей человеческой форме я могу двигаться со своей скоростью на Святом уровне».
Верно!
Магия девятого ранга!
Примерно через полтора года после того, как Линлэй вошел в горный хребет Магических Зверей, он как маг прорвался на восьмой ранг. Но преодоление восьмого ранга и прорыв на девятый ранг мага требовало невероятного количества духовной энергии. Даже самому блестящему гению потребовалось бы по крайней мере десять лет.
Но из-за его постоянных медитаций, духовная энергия Линлэй возрастала быстрыми темпами.
И по прошествии всего семи лет, он наконец прорвался и достиг уровня Архимага девятого ранга.
«Завтра Праздник Юлан. За день до Праздника Юлан я стал Архимагом девятого ранга… иронично, не так ли?», - чувствуя себя очень счастливым, подумал про себя Линлэй. Практически все его прорывы и прочие важные события приходились на конец года.
Маги обладали чрезвычайно сильными атаками. Если вы дадите магу достаточно времени, он определенно сможет использовать заклинания с которым у него получится победить воина того же ранга. А широкая поражающая зона магов была особенно поразительна.
«Завтра мне будет двадцать семь лет. Двадцатисемилетний Архимаг двойного элемента. Теперь, пожалуй, я и правда должен стать первым в истории», - в глазах Линлэй читалась удовлетворенность.
Невероятно…
За всю историю континента Юлан еще никто не становился к своим двадцати семи годами Архимагом. Это был абсолютный рекорд. Предыдущий рекордсмен смог стать Архимагом, когда ему уже перевалило за тридцать.
«У стиля магии ветра есть заклинание “Свирепое Торнадо”, которое на девятом ранге может запросто справиться со стотысячным войском солдат. Что касается магии стиля земли, “Замок из Земли”, его можно считать обширным заклинанием для защиты... », - Линлэй был вынужден признать - чем сильнее становился маг, тем более пугающе полезным становилось боевое применение магии.
Также у магов были мощные заклинания, которые были полезны в схватке один на один.
«Заклинание девятое ранга стиля ветра “Вакуумное Уничтожение”. Бытует мнение, что если у мага достаточно магической силы, то этим заклинанием можно даже убить воителя Святого уровня. Оно было действительно чудовищно сильным», - вспоминая какие заклинания есть на девятом ранге, Линлэй невольно вздыхал с похвалой.
Стиль магии ветра был очень могучим. Вакуумное Уничтожение считалось самым сильным точечным нападением среди всех заклинаний девятого ранга всех дисциплин. В свою очередь Пространственное Лезвие было сильнейшим точечным заклинанием запрещенного уровня.
А стиль магии земли славился своей легендарной защитой. Будь то для своей личной защиты или защиты целой области.
Когда маг стиля земли девятого ранга использует заклинание Супергравитационное поле, за счет создаваемой перегрузки он может заставить сердца и жилы его противников просто взорваться, после чего наступит мгновенная смерть. Ведь несмотря на то, что у многих людей были хорошо закалены мышцы, их внутренние органы и находящиеся по всему телу кровеносные сосуды зачастую не могли этим похвастаться.
«При всех плюсах прочих заклинаний, для меня будет самым полезным заклинание Тени Ветра. Самое мощное поддерживающее скоростное заклинание!».
Находясь в своей человеческой форме, у Линлэй не было и половины той скорости, которая появлялась у него на Святом уровне после трансформации в его Драконью форму. Но при поддержке заклинания Тени Ветра, его скорость в человеческой форме могла посоперничать с его скоростью в Драконьей форме!
В день Праздника Юлан. Находясь высоко на небосводе, ярко светило солнце, бросая свои лучи на заснеженные деревья и крыши домов, заставляя их переливаться разными оттенками и словно сиять. Сейчас вся имперская столица казалась гораздо ярче, чем обычно.
В этот день в имперской столице были организованы масштабные торжества.
В карете.
Наблюдая из окошка за праздником, Уортон и Линлэй обсуждали ситуацию с Ниной.
«Уортон, в течение следующих двух дней организуй мне встречу с императором», - прямо говорил Линлэй.
«Встреча с его императорским Величеством?», - Уортон изумленно посмотрел на Линлэй.
Линлэй со спокойной улыбкой продолжил: «У меня нет никакого конфликта с Империей О’Брайен. Если император разрешит Нине выйти за тебя замуж, я буду не против поселиться здесь, в Империи О’Брайен».
Уортон посмотрел на старшего брата. В своем сердце он понимал, что имел ввиду Линлэй.
«Но если император не поймет, что для него хорошо и будет настаивать на браке седьмой принцессы и Блумера… то нам придется прибегнуть к нашему резервному плану. Мы “похитим” Нину и затем вы вдвоем сможете убежать, глядя на Уортона говорил Линлэй. – Ты готов принять такой исход?».
Уортон немного помолчал и затем ответил: «Конечно. Я не испытываю слишком большой привязанности к империи О’Брайен. Но Нина... ».
«Седьмая принцесса откажется?», - спросил Линлэй.
Это было проблемой.
Уортон отрицательно покачал головой: «Я хорошо ее знаю. Когда я боролся за нее с Кайланом, Нина как-то обмолвилась, что если император действительно попытается заставить ее, она бы предпочла сбежать со мной. Но Нина просто боится, что мы не сможем этого сделать».
«Тебе не нужно об этом волноваться, конечно, если сам Бог Войны не вмешается лично», - спокойно ответил Линлэй.
Но Линлэй верил, что учитывая статус Бога Войны, он просто не станет участвовать в этих мелких, незначительных проблемах. И Бог Войны покажется только тогда, когда империи столкнется с по-настоящему тяжелым кризисом.
Проще говоря, даже если будет убит император, это может не спровоцировать его появления. В таком случае появятся его личные ученики.
У Бога Войны было бесчисленное множество потомков. Если один умирает, на замену всегда найдется приемник по крови. Пока нет угрозы для всей империи, такое божество как Бог Войны не станет лично вмешиваться.

Три дня спустя.
К воротом имперского дворца подъехала карета. Из кареты вышел высокий молодой человек, одетый в костюм джентльмена и молодой человек, одетый в длинную черную мантию.
«Граф Уортон, кто это?», - спросил один из дворцовых стражников. Учитывая их зоркие и опытные глаза, они могли бы точно сказать, что идущий рядом с Уортоном человек был весьма необычным.
Спокойно улыбнувшись Уортон ответил: «Это мой старший брат. Я веду его встретиться с его императорским Величеством».
Дворцовые стражники не стали создавать никаких трудностей для них, позволив им беспрепятственно войти. Честно говоря, кому-то знатному не было особо трудной задачей провести кого-то во дворец.
Все потому, что сам дворец был невероятно огромным. Однако, если кто-то захочет войти в одну из важных областей дворца, стражники уже будут гораздо строже.
«Стойте!, - крикнули двое стражников. - Граф Уортон, кто этот человек, что рядом с Вами?».
«Пожалуйста, сообщите императору, что сегодня я пришел со своим старшим братом Линлэй. И прошу его аудиенции», - прямо сказал Уортон.
«Пожалуйста, немного подождите», - сказал один из стражников, после чего побежал внутрь.
В этом области дворца было множество воителей. И все же, без особого специального разрешения императора, даже многим дворянам не разрешалось здесь просто так ходить. Некоторое время спустя стражник прибежал обратно: «Его императорское Величество разрешил вам войти».
«Здесь и правда много воителей», - благодаря потокам ветра, Линлэй мог с легкостью ощущать и обнаруживать местоположение одного воителя за другим.
После недолгой прогулки и сделав несколько крюков и поворотов, они оказались в классическом, изысканном кабинете.
«Ваше императорское Величество», - громко поприветствовал Уортон.
«Ха-ха, Уортон, я слышал прибыл твой старший брат Линлэй? Заходите, быстрее!», - из кабинета раздался яркий, веселый голос императора Иоганна.
Улыбаясь, Линлэй вошел в кабинет.
Том 9, глава 3 - Провокация
Еще задолго до сегодняшнего дня, император Иоганн уже слышал о славе Линлэй.
“Второй гений маг” за всю историю континента, который также в возрасте шестнадцати лет был наречен Великим Мастером-скульптором. Бесспорный гений. Когда Иоганн впервые узнал о Линлэй и его истории, он неоднократно изумленно и с восхищением вздыхал.
Он внимательно наблюдал, как Линлэй входил внутрь.
«Он действительно кажется человеком большого таланта», - вновь про себя вздохнул Иоганн. Будь то его физические данные или его сдержанная личность… Иоганн мог точно сказать, что Линлэй действительно обладал неповторимой аурой Великого Мастера-скульптора.
«Здравствуйте, Ваше императорское Величество», - слегка поклонился Линлэй.
«Да как ты смеешь, - дворцовый служащий, стоящий рядом с императором Иоганном вдруг произнес пронзительным голосом. - Как ты смеешь не поклониться перед его императорским Величеством?».
Линлэй окатил слугу своим леденящим душу холодным взглядом. Слуга вдруг почувствовал, словно он смотрел на опасную хищную змею и его сразу пробило на дрожь.
«Такой мастер-ремесленник как Линлэй, работами которого будут восхищаться на протяжении тысяч лет, самом собой разумеется, не обязан вставать на колено, чтобы отдать мне дань уважения», - Иоганн холодно посмотрел на своего слугу. И тот больше не осмеливался что-либо произнести.
В Империи О’Брайен, даже министры были обязаны приклонять колено перед императором. Но например такие люди как Блумер, который являлся личным учеником Бога Войны, мог лишь слегка поклониться и то это было не обязательно.
«Уортон, - Иоганн перевел взгляд на Уортона стоявшего рядом с Линлэй. – Мы давно слышали, что у Вас есть старший брат. Почему Вы только сейчас привел его для встречи с нами?».
Уортон сразу ответил: «Ваше императорское Величество, старший брат Вашего слуги только недавно прибыл в столицу империи».
Император Иоганн спокойно кивнул, потом вновь посмотрел на Линлэй. И с улыбкой сказал: «Мастер Линлэй, мы слышали, что в возрасте семнадцати лет Вы стали магом двойного элемента седьмого ранга. Можем ли мы поинтересоваться, какого Вы уже достигли уровня к текущему моменту?».
Линлэй улыбнулся: «После десяти лет кропотливых тренировок, всего несколько дней назад, я смог прорваться на уровень мага девятого ранга».
«Архимаг?», - заморгал Иоганн.
«Что?!», - откуда-то из-за спины императора раздался удивленный крик. Затем Линлэй бросил взгляд в сторону штор позади трона императора. Как только Линлэй вошел, он уже обнаружил там двух воителей девятого ранга, один был воином, а другой магом.
Иоганн посмотрел назад.
Зная, что они выдали себя, эта парочка вышла вперед. Один из них был одет в свободную длинную мантию мага, а другой в классический наряд воина.
«Эти двое наши охранники. Они тоже были шокированы Вашим ростом, Мастер Линлэй», - спокойно смеясь, сказал Иоганн.
«Архимаг двойного элемента… Линлэй, я могу поинтересоваться, сколько Вам исполнилось в этом году лет?», - седовласый маг с любопытством смотрел на Линлэй. Будучи магом, он разумеется знал, насколько невероятно трудно увеличивать свою духовную энергию.
На протяжении всей истории континента, в свои двадцать лет достигли Святого уровня более десяти воинов.
Но за всю историю континента не было ни одного Архимага, который бы им стал в возрасте до тридцати лет. Темп наращивания духовной энергии было тем, что нельзя ускорить с помощь каких-либо известных посторонних средств. От мага требуется только одно: шаг за шагом, медленно и кропотливо накапливать и укреплять свою духовную энергию.
«Моему старшему брату в этом году исполнилось двадцать семь лет», - ответил Уортон.
«Двадцать семь!».
Услышав это число, маг девятого ранга выглядел со стороны очень забавно... внешний вид шока на его лице был неописуем.
На протяжении истории велось многочисленное количество записей. И в них были помечены все бесчисленные гении, рожденные на протяжении десятков тысяч лет. Там так же были записаны и те, что достигли уровня мага девятого ранга после своих тридцати лет, но это было очень старые и древние записи. За прошедшие последние века не было никого, кто бы достигнул девятого ранга в свои тридцать лет.
Но…
«Двадцать семь. Двадцать семь!, - старик все восклицал и самоуничижительно смеялся над собой. – Я смог стать Архимагом только когда мне исполнилось 170 лет, и я считал свой результат неплохим. Но по сравнению с Вами, Мастер Линлэй…».
Уже вздыхая, седовласый старик начал покачивать головой.
Разница была просто слишком невероятной.
«Мистер Герхаус, в прошлом, кто был самым молодым Архимагом достигшим девятого ранга?», - тут же спросил Иоганн.
Седовласый старик почтительно ответил: «Ваше императорское Величество, если верить историческим записям, самый молодой гений маг был рожден более тридцати тысяч лет назад… и он достиг девятого ранга только в возрасте тридцати двух лет. Но если брать более недавнюю историю, от начала календаря Юлан, то был один человек, который смог в свои тридцать пять стать магом девятого ранга».

При тренировках боевой-Ци, если человек просто одержим или заполучил некоторые особые артефакты, его боевая-Ци могла бы быть значительно повышена.
Также во время вспышек прозрения мог резко повышаться уровень понимания.
И соответственно были люди, которые как воины достигали Святого уровня в своих двадцатых годах!
Но духовная энергия была не тем, что по своему желанию можно было бы увеличить. Только благодаря школе Прямого Долота и каменной резке, в свои шестнадцать лет, Линлэй смог сделать свой сравнительно небольшой духовный прорыв. А в течение последних десяти лет… он постепенно, кропотливо и в тоже время беспрерывно тренировался. И в результате ему удалось достичь девятого ранга.
«Мы также слышали, что Мастер Линлэй не только маг, но и сильный воин, это правда?», - император Иоганн вновь улыбнулся Линлэй.
Линлэй спокойно улыбнулся в ответ: «Ваше императорское Величество, Вы можете это легко проверить, дав человеку стоящему рядом с Вами испытать на мне свои силы».
Тот воин девятого ранга сразу поджал губы: «Может быть Мастер Линлэй такой невероятный гений, что уже достиг уровня воина девятого ранга, а?».
«Мистер Лэнси, можете попробовать. Но будьте осторожны. Мастер Линлэй из клана воинов Драконьей Крови», - улыбнулся Иоганн.
Мистер Ланси сразу выхватил черный как смоль палаш.
Линлэй слегка дернул своей кистью и в его ладони появился меч Фиолетовой Крови. Против воина девятого ранга ему даже не нужно трансформироваться.
«Хмпф».
Слой иллюзорного, звездного света, казалось, вдруг охватил палаш в руке Ланси.
«Мистер Ланси является учеником Святого Звездного Меча», - объяснил Иоганн.
Святой Звездный Меч?
Линлэй сейчас даже не был бы обеспокоен самим Святым Звездным Мечом, не говоря уже о его ученике.
«Свишь... ».
Палаш, казалось, разделял на части сам воздух, измельчая его и приближался к Линлэй. Но Линлэй просто стоял и даже не двигался. Как вдруг, мелькнул фиолетовый свет…
Ланси сразу почувствовал, словно весь мир был заполнен этим фиолетовым мерцанием и все пространство вокруг него было заблокировано и заморожено.
«Хлоп!».
Плоская часть лезвия меча Фиолетовой Крови ударила по Ланси, сбив его с ног и отправив в полет в сторону каменной стены. После столкновения, стена развалилась на части, а сам Ланси выплюнул полный рот крови и упал на пол.
Уперевшись руками в пол, Ланси медленно поднялся на ноги. Теперь в его глазах не было ни намека на высокомерие. Он благодарным тоном произнес: «Спасибо за Ваше милосердие, Мастер Линлэй».
Удар плоской стороной меча содержал в себе огромную силу. Если бы это была не плоская сторона, а лезвие, он безусловно уже бы был мертв.
«Конечно. Это был просто тренировочный бой», - небрежно сказал Линлэй.
«Мастер Линлэй, Вы уже освоили уровень использования силы небес и земли. Мой мастер однажды сказал мне – чтобы воин мог прорваться на Святой уровень, тот должен освоить уровень контроля сил небес и земли. Я слишком далек от Вашего уровня, Мастер Линлэй», - вежливо говорил Ланси, ведь он знал свои пределы.
Когда раньше он проводил тренировочный бой со своим мастером, он уже испытывал это ощущение, когда пространство вокруг запирается и все внутри замораживается.
Глаза императора Иоганна сразу сузились.
Хранящиеся в империи записи в отношении воинов Драконьей Крови были довольно подробные. Там говорилось, что если воин в своей человеческой форме достигал девятого ранга, то после трансформации в Драконью форму, этот воин, несомненно, будет на Святом уровне. И когда воин Драконьей Крови в своей человеческой форме достигает Святого уровня, то в Драконьей форме он становится практически непобедимым среди всех воителей Святого уровня.
«Святой уровень... ».
Статус Линлэй в глазах Иоганна продолжал расти.
«Ха-ха... Мастер Линлэй, Вы действительно самый невероятный гений, что мы когда-либо видели. Даже Оливье в этом плане Вам не конкурент», - громко рассмеялся Иоганн.
Как воин, Оливье пожалуй все же был на одном уровне с Линлэй.
Но как маг? Как он мог в этом плане конкурировать с ним?
А каменная резка скульптур? Линлэй признали Великим Мастером-скульптором в возрасте шестнадцати лет. Каждый поклонник каменных скульптур преклонялся перед ним.
В каждой из этих трех сфер было очень трудно добиться пика мастерства. Но для человека, который смог достичь максимума во всех трех… его можно описать только одним словом - “гений”.
«Ваше императорское Величество, - Линлэй не хотел тратить больше своего время. - Я только недавно прибыл в столицу империи и есть еще много вещей касательно дел империи, которые я могу не слишком хорошо понимать. Но я точно знаю, что мой младший брат Уортон любит седьмую принцессу Нину, а она его. И будучи главой клана Барух, я бы хотел спросить Вас, Ваше императорское Величество. Не против ли Вы, если Нина станет частью моего клана Барух?».
Со смертью Хогга Линлэй стал лидером клана Барух.
Но этот так называемый клан имел в себе только двух членов.
«Это... », - Иоганн был вновь поставлен в очень сложное положение внезапным вопросом Линлэй.
Линлэй был действительно гением… и в своем сердце, Иоганн уже не был так тверд в своем решении.
В Империи О’Брайен было много воинов Святого уровня. Взять хотя бы тот же Колледж Бога Войны. Но Великих Магов Святого уровня можно было пересчитать по пальцам одной руки. И что еще хуже, наверно только максимум один будет подчиняться командам имперского клана.
По мнению некоторых, возможно в бою один-на-один, Великие Маги Святого уровня и не были особо сильными.
Но во время массовой войны, наличие на своей стороне Великого Мага Святого уровня...
Просто думая, как Великий Маг Святого уровня мог бы применить одно из своих заклинаний запрещенного уровня, к примеру, над той же столицей… сколько бы это принесло ущерба? Армия равная миллиону человек может быть уничтожена в одно мгновение всего одним заклинанием запрещенного уровня “Опустошающая Буря”.
Архимаг двойного элемента в возрасте двадцати семи лет.
Если кто-то скажет Иоганну, что такой гений не сможет достичь Святого уровня будучи магом, то он скорее всего будет проклинать этого человека как умственно отсталого.
«Человеческий талант… ».
Очарование, склонить на свою сторону Великого Мага Святого уровня было в разы выше, чем склонить воина Святого уровня.
«Мастер Линлэй, пожалуйста, позвольте нам взять некоторое время на размышление», - позиция и обращение императора было сейчас невероятно дружелюбным.
«Тогда я и мой младший брат будем с нетерпением ждать решения Вашего императорского Величества, - со спокойной улыбкой сказал Линлэй. - Ваше императорское Величество, на сегодня я прощаюсь с Вами».
«Мастер Линлэй, почему бы не отужинать с нами?», - поспешно сказал император Иоганн.
«Ваше императорское Величество, спасибо за Ваше любезное предложение. Но, к сожалению, у меня еще есть другие дела, требующие моего присутствия», - улыбаясь, ответил Линлэй.
На лице Иоганна сразу появилось легкое разочарование, но он не пытался переубедить его. Улыбаясь, он сказал: «Тогда в следующий раз».
Линлэй и Уортон вышли из внутренней области дворца. Уортон сейчас был чрезвычайно взволнован: «Большой брат, я никогда раньше не видел, чтобы его Величество вел себя так скромно. Даже перед Блумером он не был таким кротким».
«Империя О’Брайен славилась своим количеством воинов Святого уровня, но ей недоставало Великих Магов Святого уровня, - слегка хитро улыбнулся Линлэй. – Скорее всего, по большей части, он ценит мой талант к магии».
Двадцатисемилетний Архимаг двойного элемента.
Если любой хотя бы немного знающий человек услышит эти слова, он будет до смерти перепуган.
Маловероятно теперь хоть кто-то сможет оценить насколько сильным в будущем сможет стать Линлэй.
«Судя по выражению лица его императорского Величества, скорее всего, он пересмотрит положение дел. Я провел в империи уже немало времени и ни разу не слышал ни о каком Великом Маге Святого уровня», - эмоционально вздохнул Уортон.
В Империи О’Брайен было действительно слишком мало магов, а тем более Великих Магов Святого уровня.
«Хм?», - Уортон вдруг издалека кого-то увидел.
Заметив паузу Уортона, Линлэй сразу спросил: «На что ты смотришь?».
«О, это же Уортон. Ты приходил, чтобы встретиться с его императорским Величеством?», - раздался холодный голос.
Линлэй сразу повернулся, чтобы посмотреть. Он с первого взгляда мог сказать, что парень, стоящий перед ним, не был слабаком.
«Блумер, что ты тут забыл?», - холодно сказал Уортон.
Уортон был очень хорошо знаком с планировкой всего императорского дворца, а особенно той части, где жила седьмая принцесса Нина. Направление, в котором шел Блумер, было к месту, где Нина зачастую проводила свое свободное время.
Блумер спокойно засмеялся: «Что? Разве мне запрещали посещать принцессу Нину?».
«Посетить принцессу Нину?, - Уортон сразу взял себя в руки. - Блумер, я держу пари, что тебе даже не было позволено войти внутрь главного зала».
Это было действительно так.
Блумер ходил встретиться с Ниной, но она прямо перед его носом закрыла ворота.
Сердце Блумера переполнял гнев. За всю свою жизнь, за исключением своего старшего брата, которого он боготворил, он никогда не приклонялся ни пред кем. А став личным учеником Бога Войны, сейчас его уверенность в себе лилась через край.
«Нет, я не смог войти».
Уортон спокойно улыбнулся: «Блумер, ты думаешь, что если ты стал личным учеником Бога Войны, то сможешь жениться на Нине? Мечтай! Большой брат, пойдем».
Линлэй кивнул и улыбаясь начал вместе с Уортоном уходить.
«Подожди!», - вдруг выкрикнул Блумер.
«Да?, - чтобы посмотреть на него, Уортон повернул голову. - Могу я спросить, о великий и могучий личный ученик Бога Войны, что еще ты хочешь от меня?».
Блумер холодно смотрел на него: «Уортон, я слышал ты из клана воинов Драконьей Крови и что ты достаточно силен после своей трансформации. Но я не верю в это. Сегодня я официально вызываю тебя на поединок. Хватит ли тебя храбрости принять вызов?».
Линлэй невольно слегка сузил глаза.
Уортон был на миг поражен, но затем громко рассмеялся: «Чего я должен бояться?».
«Хорошо. Тогда через месяц в императорском столичном Колизее. Я приглашу его императорское Величество, а также моих товарищей учеников из Колледжа Бога Войны, чтобы судить нас. Если конечно у тебя нет мужества, то ты всегда можешь отказаться», - холодным тоном заключил Блумер.
Закончив, Блумер сразу ушел, больше не обращая внимания на Уортона.
Том 9, глава 4 – Боевой клинок “Палач”
Линлэй взглянул на своего младшего брата. Улыбаясь, он сказал: «Уортон, Блумер знает насколько ты силен и все же он бросил тебе вызов. Кажется, он вполне уверен в своих силах».
«Большой брат, не волнуйся. С каких это пор мы, воины Драконьей Крови, боимся кого-то находящегося на том же ранге?, - твердо ответил Уортон. - Ты должен быть уверен во мне».
Линлэй посмотрел на уходящего Блумера: «Кажется его меч довольно специфический».
«Верно. Меч Блумера чрезвычайно быстрый. Когда он принимал участие в турнире, который определял, кто станет почетным учеником, он прославился своей невероятной скоростью меча. Но быстрые мечи, как правило, не очень мощные. Он мог бы им пробить защиту обычных воинов девятого ранга, но учитывая уровень моей защиты… даже если он нанесет по мне прямо удар, скорее всего он не будет в состоянии пробить ее, - говоря Уортон был очень уверен. - Если бы почетного ученика выбирали по результату фактической победы в турнире, скорее всего, его бы не выбрали».
Улыбаясь, Линлэй похлопал Уортона по плечу: «Ну ладно. Почетный ученик Колледжа Бога Войны? Пфф. Пойдем. Нам пора домой».
Будучи отпрысками клана воинов Драконьей Крови, Линлэй и Уортон обладали определенной гордостью.
Блумер сразу сообщил императору Иоганну о дуэли, а тот в свою очередь немедленно послал своих людей, чтобы те спросить у Уортона, было ли это на самом деле так. После, узнав что это было так, Иоганн сразу издал указ, что его подчиненные должны к назначенному дню подготовить Колизей к дуэли между двумя гениями.
Все граждане имперской столицы пришли в волнение, узнав о предстоящей дуэли.
Один из них был личным учеником Бога Войны, воин девятого ранга Блумер.
Другой же был отпрыском клана воинов Драконьей Крови, гений Академии О’Брайен, Уортон!
И самое главное...
Оба этих гения просили руки императорской седьмой принцессы. И учитывая естественную склонность простого люда к сплетням, множество людей сразу начало распространять слухи, что два гения сражаются из-за нее. Все виды сплетен об Уортоне, Блумере и Нине переполняли улицы и переулки императорской столицы.
Восточная область Чэнн. Улица Боулдер. Поместье графа Уортона. Тренировочный полигон.
Линлэй и Уортон стояли друг напротив друга в разных сторонах полигона. Дворецкий Хири, Хиллман, Баркер и остальные наблюдали издалека.
Дуэль, которую Уортон должен выиграть, была назначена на четвертое февраля.
Линлэй смотрел на брата: «Уортон, так как Блумер известен своими быстрыми атаками, я буду так же их использовать. В спарринге со мной, не зажимайся и используй всю свою силу».
«Да, брат», - произнес Уортон и его оголенный торс начал свое преобразование.
Лазурные драконьи чешуйки покрыли весь его торс… затем руки, ноги и все остальное, также, его ногти начали удлиняться, становясь когтями, посреди лба вырос один рог и наконец, в месте копчика вырвался драконий хвост.
Его глаза были очень черными и лишь иногда в них мерцал золотистый оттенок.
«Это и есть, истинная, подлинная форма воина Драконьей Крови нашего клана», - подумал Линлэй. Видя преобразование своего младшего брата, он чувствовал себя счастливым.
Линлэй сразу громко сказал: «Уортон, нападай на меня в полную силу. Быстрее!».
«Понял!».
Глаза Уортона блеснули и он решительно оттолкнулся от земли, в результате чего грунт в месте толчка содрогнулся. От большой скорости, двигаясь к Линлэй, Уортон превратился в размытие. Он крепко обхватил боевой клинок “Палач”, который как обычно словно был покрыт бесчисленными пятнами крови.
“Владея чем-то легким, как будто это что-то тяжелое!”. Божественный меч Фиолетовой Крови в руке Линлэй нес в себе колоссальную, тяжелую силу, казалось бы, медленно подлетая в направлении палача. Крайне странным образом, ему на самом деле удалось заблокировать палач.
«Взрыв!».
Столкнулись две силы.
Через меч Фиолетовой Крови Линлэй была передана сила удара и он почувствовал словно столкнулся с гигантским, массивным метеором.
«Он действительно невероятно силен. Его обычный удар на том же уровне, что и мой в человеческой форме с применением уровня “владеть чем-то легким, как будто это что-то тяжелое”», - Линлэй с похвалой вздохнул про себя. Воины Драконьей Крови действительно обладают удивительно большим количеством силы.
Кружась как торнадо, Линлэй легко парировал удар Уортона.
«Свист!».
Появились девять вспышек фиолетового света. Это была сама обычная скорость атаки Божественным мечом Фиолетовой Крови. Из расчетов Линлэй, даже если Блумер был очень быстр, он скорее всего не должен быть быстрее этого.
Оттолкнувшись от земли, Уортон быстро отскочил в обратном направлении и увернулся, параллельно пытаясь блокировать атаки Линлэй своим боевым клинком “Палач”.
Хотя он и смог заблокировать шесть атак, остальные три все же столкнулись с телом Уортона. В конце концов, атаки Линлэй были просто обычными атаками в его человеческой форме.
«Лязг! Дзинь! Лязг!».
Можно было услышать три звука, как будто от столкновения с металлической поверхностью, а на поверхности лазурных чешуек Уортона виднелись три слабые белые полосы.
«Ха-ха... Уортон, кажется, если я не буду прилагать немного силы, то не смогу причинить тебе даже боли», - Линлэй громко засмеялся, но по правде говоря он был очень счастлив.
Уортон серьезно посмотрел на своего старшего брата: «Большой брат, не сдерживайся».
В своей человеческой форме Линлэй был только на ранней стадии воина девятого ранга.
Но Уортон, в своей Драконьей форме, сейчас уже был на пике стадии девятого ранга. С точки зрения силы, боевой-Ци или защиты, он значительно опережал Линлэй.
«Лорд, если Вы будете сдерживаться, я боюсь, Уортон закопает Вас в землю», - громко выкрикнул Гейтс.
Смеясь, Линлэй беспомощно покачал головой.
«Уортон, будь осторожен».
Линлэй стал серьезнее и сразу после, он вдруг начал двигаться очень быстро. Весь двор казалось был заполнен дикими порывами ветра, а Линлэй достиг ужасающе быстрой скорости.
«Свист!».
Божественный меч Фиолетовой Крови устремился к Уортону, который сразу почувствовал, как само пространство начало сдавливать его.
Внушение!
Он почувствовал невероятное давление, которое приближалось к нему, но столкнувшись с такой опасной ситуацией, его кровь воина Драконьей крови только вскипала. Издав глубокий, гортанный рык, боевая-Ци воина Драконьей Крови Уортона вдруг вырвалась вперед. Это позволило дикой и необузданной силе боевого клинка “Палача” проявить себя…
«Свист».
Запертое пространство было вспорото и боевой клинок непосредственно столкнулся с мечом Фиолетовой Крови Линлэй.
Но меч Фиолетовой Крови Линлэй лишь слегка задрожал и тот час же превратился в шесть теневых мечей. С такого близкого расстояния Уортон абсолютно точно не мог использовать свой боевой клинок, чтобы заблокировать их.
«Хaaргх!».
Уортон сжал свой левый кулак, который сразу покрылся лазурным мерцанием и направился к ближайшему теневому мечу.
«Бам! Бам! Бам! Бам!».
Шесть теневых мечей сразу вернулись в свою одну физическую форму. И меч Фиолетовой Крови опять полетел в сторону Уортона, неся с собой ужасающую проникающую ауру, которая заставила Уортона дрожать.
Владеть чем-то легким, как будто это что-то тяжелое! Быстро, как молния!
В мгновение ока, Линлэй провел четыре атаки в одно место на теле Уортона. Эта серия повторяющихся атак пронзила боевую-Ци Уортона и его защитные чешуйки, проникая в его плоть.
Как только он пронзил его чешуйки, Линлэй сразу же прекратил атаку и отскочил в сторону.
Мгновение Уортон стоял с ошеломленным выражением лица, а затем перевел взгляд на Линлэй. Недоверчивым тоном он произнес: «Большой брат, как ты мог быть таким быстрым?».
Он даже не поспевал реагировать. Зная это, можно было легко себе представить, насколько коротким был этот промежуток времени. И все же, Линлэй успел провести четыре полноценные атаки!
«Ты называешь это быстро? Если бы я использовал весь свой потенциал, то смог бы провести еще шесть выпадов мечом. И это только полагаясь чисто на скорость и не используя никаких тайн и глубинных прозрений. Используй я технику Рябь Ветра…, - на лице Линлэй появилась легкая улыбка. – Я бы мог в мгновения ока провести несколько сотен выпадов мечом или даже больше!».
Где был ветер, там может появиться меч.
Могущество техники Рябь Ветра заключалось в одном слове: “Быстро”. Так быстро, что это походило на телепортацию. Но такая скорость достигалась не просто так. Приходилось жертвовать силой удара. Но сотни объединившихся вместе ударов это с лихвой компенсировали.
«Сотни атак меча?, - Уортон был в шоке. – Но брат... лучшая скорость Блумера гораздо ниже твоей. Если бы он был так быстр, я бы просто сразу признал свое поражение».
«Никогда не надейся на удачу, - Линлэй холодно упрекнул его. - Уортон, ты уверен, что знаешь насколько на самом деле быстр Блумер?».
«Нет, я не знаю», - Уортон покачал головой.
«Используй на мне свое самое сильное нападение», - серьезно сказал Линлэй.
«Да, большой брат, - Уортон стал серьезным. - Эта атака была создана исходя из уровня моего понимания “владеть чем-то тяжелым, как будто это что-то легкое”. Я назвал ее “Казнь Одним Ударом”».
Уортон обеими руками схватил свой боевой клинок, а края его острого лезвия блеснули металлическим светом.
Легкая улыбка была на лица Линлэй.
«Это довольно громкое название», - Линлэй держал свой меч Фиолетовой Крови в одной руке.
«Свист!».
Уортон выжал из себя максимальную скорость и в мгновение ока уже появился перед Линлэй. Его боевой клинок “Палач”, казалось, танцевал в его руках словно живой падающий лист.
«Свист!».
Он рубанул в сторону Линлэй.
Хотя было такое впечатление, что боевой клинок движется довольно медленно, уже через миг он оказалась прямо перед Линлэй. Столкнувшись с этим выпадом, Линлэй мог легко почувствовать кровавую, кровожадную ауру, исходящую от боевого клинка.
Линлэй ни в коем случае не смел быть небрежным.
«Дзинь! Дзинь! Дзинь!... ».
Линлэй, казалось, превратился в фиолетовое солнце, от которого исходили миллионы фиолетовых вспышек. И в тот же миг, все эти фиолетовые вспышки света сошлись в одном месте… в месте, где находился боевой клинок “Палач”. Мощь ужасающей атаки, которой изначально обладал боевой клинок “Палач”, стала медленно, но неуклонно гаснуть, пока и вовсе не пропала.
«Взрыв!».
Боевой клинок был фактически отправлен в полет. Да и сам Уортон, который столкнулся с тем бесчисленным количеством фиолетовых вспышек света, отлетел в сторону.
Уортон дважды кашлянул и потирая рукой грудь он встал на ноги.
«Неплохо. Атака была достаточно мощной, - одобрительно сказал Линлэй. – Она смогла взять на себя десять… нет, шестнадцать ударов от моего меча, прежде чем потеряла свою силу». При использовании техники Рябь Ветра, каждый удар меча был довольно слабым.
По правде говоря, если бы Линлэй атаковал в полную силу, каждый его удар скорее всего будет содержать примерно 25% силы от одного такого удара Уортона.
А это значит, что Линлэй мог бы погасить атаку Уортона всего за четыре удара.
«В целом, я думаю, что нет таких воинов девятого ранга, которые смогли бы быть тебе достойными противниками, если они конечно не являются Верховными Воинами. Тогда может произойти бой на равных», - одобрительно сказал Линлэй.
«И еще, - Линлэй посмотрел на Уортона. – Ты должен научиться более ловко контролировать свою боевую-Ци и двигаться более плавно. Ты не должен позволять противнику наносить несколько ударов в одно и то же место».
Уортон кивнул.
«Лорд, - подбежал слуга и почтительно поклонился. - Лорд, возле ворот стоит человек по имени Рейнольдс, он говорит, что пришел встретиться с Вами, лорд Линлэй».
«Рейнольдс?», - глаза Линлэй оживились.
Линлэй больше ничего не сказал своему младшему брату и сразу же побежал в сторону входа в усадьбу. Он не видел своего четвертого брата Рейнольдса в течение целых девяти лет.
Войдя в передний двор, шаги Линлэй замедлились.
Увидев фигуру за воротами, на Линлэй нахлынули воспоминания из прошлого, словно он сам оказался в тех давних беззаботных временах. Его самые счастливые юношеские годы были проведены именно с его любимыми названными братьями, когда четверо молодых парней ходили в Нефритовый Водный Рай и от души пили и веселились.
Те далекие времена были такими счастливыми.
А сейчас, нынешний Рейнольдс...
Рейнольдс был одет в длинную мантию. Но теперь его талия была прямой как шомпол. А проведенные годы в армии придавали Рейнольдсу ауру военного человека. Да и ростом он уже был примерно 190 сантиметров.
«Четвертый брат!», - крикнул Линлэй.
Ждавший все это время у ворот Рейнольдс услышал крик. Он сразу же повернул свою голову и его глаза загорелись. Он мог понять, что Линлэй тоже изменился. Этот ослепительный гений теперь стал гораздо более сдержанным и невозмутимым. В ответ Рейнольдс тоже выкрикнул: «Третий брат!».
«Ха-ха... ».
Два брата бросились друг другу навстречу и по-медвежьи обнялись.
«Я не ожидал, что ты, четвертый брат, присоединишься к армии. Это произошло семь или восемь лет назад, так? Когда я увидел тебя у ворот, я на самом деле не был уверен, действительно ли это ты? Мне даже стало интересно, почему какой-то военный офицер пришел сюда?», - дразнил Линлэй.
Рейнольдс ударил Линлэй в грудь: «Третий брат, блин, у меня не было выбора, кроме как присоединиться к армии. Мой старик меня вынудил. Что я должен был делать?».
«К счастью, когда я получил небольшую отлучку, Йель сообщил мне, что ты сейчас находишься в столице империи. На обратном пути к дому я решил сначала нанести визит твоему младшему брату и поискать тебя здесь. Я был уверен, что раз уж ты в столице, ты определенно будешь у своего младшего брата. И взгляни? Вот и ты».
«Ха-ха, давай заходи внутрь и пообщаемся».
После того как они не виделись в течение девяти лет, у братьев было много вещей, которые они хотели бы обсудить друг с другом.
Девять лет... девять лет спустя эти двое юношей стали состоявшимися мужчинами.
Том 9, глава 5 - Колизей
Наступила ночь. Однако имперская столица Чэнн была все еще шумная и красивая, а вот пустыня, находившаяся за пределами Чэнн, выглядела пустой и безлюдной. На пустынной дороге виднелась одна человеческая фигура, похожая на призрак. Фигура быстро двигалась на восток.
В одно мгновение, человеческая фигура преодолела более ста метров.
Этот человек был личным учеником Бога Войны, восходящей звездой имперской столицы - Блумер Акерланд.
Имперскую столицу Чэнн окружало множеством гор. На западе Чэнн возвышалась Гора Бога Войны, за пределами Восточной Чэнн был ряд ничем не примечательных горных вершин. Блумер приехал на одну, казалось бы, обычную горную вершину.
Пик этой горы напоминал острый нож. На вершинке горы сидел человек в медитативной позе. Взглянув на него создавалось странное чувство, что этот человек сидит там в течение десятков миллионов лет.
Приехав на вершину горы, Блумер уважением произнес: «Старший брат».
Очевидно, что человек, который спокойно размышляя на пике горы, был старшим братом Блумера, известным как Святой Гений Меча Оливье. Сегодня на небе не было ни луны, ни звезд. В темноте, можно было только смутно рассмотреть фигуру Оливье.
«Второй брат. Тебе что-нибудь нужно?», - раздался голос.
Блумер знал, что его старший брат здесь, на этой горной вершине, медитирует в течение трех лет. Эти три года его старший брат никогда не ел и ничего не пил. Он использовал небо как крышу и землю как кровать.
Три года назад, когда он видел, как его старший брат медитирует, он чувствовал исходящую от его тела мощную ауру. Создавалось впечатление, что с такой аурой Оливье смог бы победить его мысленно.
Но после трех лет медитации, казалось, что он превратился в валун на горе, а аура исчезла.
Никто не имел ни малейшего представления о том, насколько мощным сейчас стал Оливье!
«Старший брат, на четвертый день следующего месяца, или через пятнадцать дней с этого момента, я буду состязаться с отпрыском клана воинов Драконьей Крови в Колизее имперской столицы», - почтительно сказал Блумер.
«Клан воина Драконьей Крови?».
Его обычно спокойный голос, казалось, заиграл нотами интереса: «Согласно легенде, воины Драконьей Крови Святого уровня - могучие воители даже среди Святых уровней. Я очень хочу обменяться ударами с воином Драконьей Крови Святого уровня, но воины Драконьей Крови Святого уровня давно исчезли с континента Юлан. Ммм. Насколько силен тот человек, с которым у тебя состоится поединок?»
«После трансформации, он должен быть на пике стадии девятого ранга», - почтительно сказал Блумер.
«Если использовать технику владения мечом, которой я обучил тебя, ты должен быть непобедимыми среди воинов девятых рангов, - спокойно сказал Оливье. - Ты все сможешь».
Блумер промедлил, а потом сказал вполголоса: «Старший брат, ты сможешь прийти в день моего поединка?».
Оливье помолчав, сказал.
«Четвертого февраля. Хорошо. Если у меня будет возможность, то я приду», - голос Оливье не изменился, он был спокоен, как никогда.
Попрощавшись, Блумер сразу ушел.
Пик горы погрузился в тишину. Этот человек, не двигаясь, сидел как тень в темноте, как будто он всегда был и всегда будет частью этого горного пика.
Юлан, 4 февраля 10009 года. В этот день два гения сбирались на поединок, поэтому многие люди в имперской столице взволнованно спешили в Колизей. Все 80000 билетов были давно проданы и сегодня на поединок спешили не только люди из имперской столицы. Сюда стягивались люди из других городов и даже других провинций.
Группа Линлэй прибыла в Колизей рано утром, им был предоставлен отдельный номер. Линлэй, Рейнольдс и Йель о чем-то беседовали.
«Босс Йель, я не ожидал, что и ты здесь», - засмеялся Рейнольдс.
Лоб Йель вспотел. Глядя на Линлэй и Рейнольдса, он радостно смеялся: «После того как я узнал, что вы приехали в столицу империи и что третий брат и четвертый брат тоже здесь, даже самые важные дела стали неактуальны и я решил приехать. На этот раз я смогу наслаждаться, наблюдая за младшим и третьим братом».
«Босс Йель, четвертый брат, вы все пришли. Теперь нам только не хватает второго брата», - взволнованно сказал Линлэй.
«Второй брат теперь Великий секретарь Империи Юлан. Он имеет чрезвычайно высокий статус. Более того, учитывая расстояние в более чем десять тысяч километров, он не сможет приехать вовремя», - Йель с сожалением вздохнул.
Рейнольдс смеясь сказал: «Когда мы вчетвером учились в Академии, второй брат был самым шустрым и наиболее хитрым. Он участвовал в каждом учебном мероприятии и побеждал в них. Я знал уже тогда, что второй брат будет чиновником и видите? Всего десять лет спустя он сумел стать Великим секретарем Империи Юлан».
«Отрадно, что он сделал это когда нынешний император Империи Юлан вступил на престол. Это помогло второму брату начинать строить карьеру на новом уровне», - одобрительно сказал Йель.
За дверью послышались шаги.
«Брат, мы отправляемся в Колизей. Пора идти», - услышав это, Йель, Линлэй и Рейнольдс встали и вышли из комнаты отдыха.
В центре Колизея была платформа для поединков, более трехсот метров в длину и ширину. Платформа была построена из огромных плит жесткой скалы, и покрыта крупномасштабным магическим массивом.
На восточной и западной стороне платформы были смотровые площадки для семей, чьи родные участвовали в поединке.
Непосредственно перед платформой была площадка, зарезервированная для судей.
Уортон, Линлэй и остальные вышли из туннеля. Видя бесчисленно человеческие фигуры, окружающие Колизеи, они были ошеломлены от количества пришедших зрителей.
«Так много людей», - Уортон с трудом выдавил улыбку на своем лице.
Пятый брат Гейтс сказал смеясь: «Уортон, здесь восемьдесят тысяч человек. Тебе нужно показать себя достойно».
Шум толпы был похож на вой ветра, наполнявший воздух. Линлэй и его группа ощущала волнение зрителей.
Империя О’Брайен была весьма воинственной империей. Поединок между двумя гениями привлек внимания большого числа людей. Присутствовали восемьдесят тысяч зрителей, которые находились как внутри, так и снаружи Колизея. Огромное количество людей получили возможность увидеть этот поединок своими глазами.
Уортон, Линлэй, Йель, Рейнольдс, Баркер и его братья стояли, остальные присели. Как раз в этот момент появился Блумер со своей группой.
С Блумером пришло более ста человек.
«Многие из них являются почетными учениками колледжа Бога Войны. Кажется, что они пришли поддержать Блумера», - со спокойной улыбкой сказал Линлэй.
Он мог сказать, что все эти люди были очень сильны.
«Что хорошего он сделал, что с ним пришло так много сторонников?», - Йель презрительно рассмеялся.
Именно в этот момент, шум толпы начал стихать. Очевидно, появились оба участника поединка и все были очень рады.
«Восемьдесят тысяч человек. Столько людей я никогда не видел в одном месте, даже в армии было не более десяти тысяч человек, тренирующихся одновременно вместе», - Рейнольдс смотрел на происходящее, в Колизее как на спектакль. Четыре Великие Империи собрались вместе в мирное время, не в эпоху масштабной войны. Раньше это было невозможно увидеть.
«Все, тише!».
Как раскаты грома раздался голос, охватывающий весь Колизей. Восемьдесят тысяч зрителей сразу успокоились и посмотрели на седовласого старика в середине Колизея.
Линлэй и другие начали улыбаться. Этот старик с серебряными волосами был воителем девятого ранга. Учитывая его мощь боевой-Ци, не было ничего удивительного в том, что его голос разнесся на весь Колизей.
«В рамках такого серьезного поединка даже судья должен быть серьезным воителем», - вздохнул Линлэй.
Седовласый старик прокричал: «Самый важный поединок в новейшей истории можно считать открытым. Среди двух участников поединка, один - персональный ученик Бога Войны, маркиз Блумер. Другой - отпрыск клана воинов Драконьей Крови граф Уортон. Они оба являются несомненными гениями, но кто именно сильнее?»
«Седовласый старик начал смеяться, - уже скоро мы все узнаем. - Что касается судей, я думаю, все будут очень рады, когда узнают кто они»
«Первый персональный ученик Бога Войны, Лорд Кеньон», - четко сказал седовласый старик.
Мужчина среднего возраста с сединой, одетый в длинный синий халат, вышел, шагая из туннеля. Внезапно показалось, что он превратился в пятно. Лорд Кеньон вдруг оказался около стула судьи, затем сел.
Появление Лорда Кеньона заставило посетителей Колизея ликовать, послышались бесчисленные радостные крики.
«Воитель Святого уровня», - Линлэй был абсолютно уверен в этом.
Сейчас Кеньон использовал технику полета, чтобы занять место крайнего левого судьи.
«Наше императорское Величество, император Империи О’Брайен», - голос седовласого старика стал громче, и безупречно одетый Иоганн, с сияющей улыбкой, подошел к месту судьи, занимая среднее место.
Прибытие императора, естественно, спровоцировало еще один всплеск дикой радости.
С лица седовласого старика не сходила сияющая улыбка: «Узнав, кто наш третий судья, я был в шоке и вне себя от радости». Седовласый старик специально сделал паузу, а все восемьдесят тысяч зрителей замолчали, внимательно прислушиваясь. Кто был третьим судьей?
«Третий судья является гордостью нашей империи... Святой Монолитный Меч, лорд Хайдсен!».
После этих слов все встали и Колизей охватило всеобщее безумство. Бесчисленные зрители начали возбужденно кричать.
«ХАЙДСЕН! ХАЙДСЕН!!!».
«СВЯТОЙ МОНОЛИТНЫЙ МЕЧ!».
Крики звучали как миллион молний, разрывая на куски Колизей. Все стали совершенно безумными.
«Психи. Они все сошли с ума, - Гейтс был поражен. - Стоит ли приходить в безумство из-за воина Святого уровня?».
Зесслер посмотрел на него и засмеялся: «Вы наверно никогда не были в Империи О’Брайен. И понятия не имеете, насколько влиятельный Святой Монолитный Меч».
Глаза Рейнольдса были наполнены волнением: «После достижения Святого уровня, лорд Хайдсен пережил бесчисленное количество дуэлей и сражений, но он ни разу не проиграл! Даже в схватке с другими воителями пиковой стадии Святого уровня он одерживал полную победу. Он номер один среди воителей Святого уровня. Нет никого, кто может победить его. Святой Монолитный Меч - Хайдсен!».
Линлэй, Уортон и остальные уставились на далекий туннель, спокойно ожидая появление Хайдсена.
Хайдсен, наконец, вышел.
Хайдсен выглядел просто, без излишеств. Линии его лица были жесткими и острыми, напоминая каменную скульптуру. Он носил простое серое одеяние, а на его спине был закреплен тяжелый меч цвета земли.
Он шагал устойчиво и уверенно. Хайдсен не пользовался техникой полете. Он просто шел вперед.
Сделав один шаг, он вышел из туннеля на судейскую платформу. Сделав еще шаг он оказался рядом с императором Иоганном, заняв свое место рядом с ним.
Это выглядело так, как будто он телепортировался!
«Что это было?», - Линлэй был поражен.
Баркер и другие также были ошеломлены.
«Это была телепортация?», - пробормотал Уортон.
Но Линлэй был абсолютно уверен, что это не телепортация! Насколько он знал, не было ни кого, кто мог бы телепортироваться. Телепортация была просто придуманной сказкой.
«Когда Хайдсен шел, казалось, что дрожит вся земля. В мгновение ока показалось, что длинное вдруг стало коротким, позволяя ему переместиться на десятки метров одного шага. Он сделал это так непринужденно и не полагался на скорость. Но одним шагом он каким-то образом сократил расстояние?».
Это было просто очень удивительно.
Собственное обучение Линлэй разделял на два разных метода. Один из них был методом обучения в стиле законов земли, а другой был связан с законами ветра.
Этот простой метод, который использует Хайдсен, был из области законов Земли, но ... Линлэй не мог понять это. Как же Хайдсен это сделал?
Сделав глубокий вдох, Линлэй спокойно сел.
«Считается, что он номер один среди воителей Святого уровня. За все эти годы никто так и не победил его. Поэтому у такого человека как он были свои козыри в рукаве», - Линлэй был очень уверен в этом.
Хайдсен имеет в арсенале свои невероятные способности, но он в свою очередь не будет в состоянии понять вибрационные атаки Линлэй.
Конечно. Хотя они оба развивались согласно законам земли, они избрали разные пути.
Том 9, глава 6 - Поединок
Император Иоганн и ученик Бога Войны Кеньон сразу встали и улыбаясь поприветствовали Хайдсена. В ответ Хайдсен в дружественной манере поприветствовал Иоганна и Кеньона.
Трое судей сели.
За судьями находилось много мест, которые уже были заняты. В основном там были императрицы и императорские наложницы, принцы и принцессы.
«Нина», - в этой толпе Уортон увидел Нину.
Нина также увидела Уортона. В течение всех последних дней император запретил ей покидать дворец, поэтому Уортон и Нина не виделись друг с другом в течение целого месяца. Учитывая глубину их привязанности друг к другу, даже не видясь всего три дня, по ощущениям для них это было сродни трем месяцам расставания. Эти тридцать дней разлуки были действительно трудными.
Уортон и Нина переглянулись. Взглянув друг другу в глаза, они могли легко ощутить любовь и привязанность.
«Хмпф», - видя это, Блумер холодно фыркнул. С расстояния в сотни метров, обычный человек не сможет видеть так четко, но зрение Блумера было слишком хорошим. Он смог четко разглядеть перекрестный взгляд этой парочки.
Иногда, обладать слишком хорошим зрением не всегда полезно...
Седовласый старик посмотрел на императора и затем на судей. Император Иоганн кивнул и седовласый старик засмеялся. Звучным голосом он произнес: «Все, пожалуйста, успокойтесь. Сейчас начнется поединок между двумя гениями империи О’Брайен. Но сначала я представлю участников. Первый является личным учеником Бога Войны... Блумер!».
Уже давно было принято за правило, что первым необходимо представлять того, кто вызвал на бой, а вызванного вторым.
Неся длинный меч на своей спине и будучи одетым в синие одежды воина, Блумер подпрыгнул и пролетел несколько десятков метров в воздухе и затем оказался на боевой платформе Колизея.
«БЛУМЕР!».
«БЛУМЕР!».
Множество зрителей из числа тех восьмидесяти тысяч присутствующих начали громко скандировать его имя. Было очевидно, что большинство поддерживало Блумера. В конце концов, он являлся младшим братом Оливье, который был гордостью империи О’Брайен.
«Тишина!, - улыбнулся старик. – Второй - это Уортон из клана воинов Драконьей Крови».
«Грохот... ».
Срывая с себя верхнюю часть одежды, Уортон обнажил свой торс, показывая всем его взрывообразную мускулистую грудь, в результате чего многие зрители взревели от восторга.
«Хмпф», - видя это, Блумер только выпустил холодную, презрительную насмешку.
Держа боевой клинок “Палач” в своей руке, Уортон запрыгнул прямо на боевую платформу Колизея. Учитывая его 220 сантиметровый рост, массивный боевой клинок и его оголенный торс…
От Уортона исходила героическая аура.
Героический!
Такого рода героическая аура заставила многих людей начать скандирование: “УОРТОН!”, “УОРТОН!”. Можно было даже сказать, что скандировавших сейчас было никак не меньше тех, кто выкрикивал до этого имя Блумера.
«Особенно впечатляет, что Блумер смог стать личным учеником Бога Войны. Сегодня мы увидим, на что он способен, - звонко сказал седовласый старик. - Что касается легендарных воинов Драконьей Крови, которые признаны как Верховные Воины, сегодня каждый сможет узнать, из чего они сделаны».
«И я объявляю… ».
Голос седовласого старика начал нарастать: «Начало поединка!».
В тот же миг, все тело Уортона стало покрываться лазурной драконьей чешуей. Драконий рок вырос изо лба и сзади показался синий драконий хвост. Вся боевая платформа содрогнулась. Под лучами солнца, от этих лазурных драконьих чешуек начал исходить яркий ослепительный свет.
«Ооооооо».
Послышался коллективный шум удивления. Ни один из присутствующих зрителей не видел собственными глазами преобразование в Драконью форму. Трансформация Уортона всецело ошеломила наблюдателей.
Но после этих кратких мгновений удивления, каждый начал взрываться дикими криками радости.
«Воин Драконьей Крови?», - все три судьи смотрели на него горящими глазами.
Хайдсен с интересом посмотрел на него и подумал: «Как бы было замечательно, если бы он был на Святом уровне».

Легендарные воины Драконьей Крови Святого уровня - лучшие воины, даже среди других воинов Святого уровня.
Хотя и он сам, Святой Монолитный Меч Хайдсен, считается невероятным воинов среди всех остальных воинов Святого уровня. С тех пор как Хайдсен испытывал вкус поражения, прошло уже так много времени. Но если он решит бросить вызов воителю Божественного уровня, он определенно проиграет. Против подавляющей силы такого рода, он ничего не сможет поделать.
Он искренне надеется, что рано или поздно появится воин Святого уровня, который будет способен победить его.
Если такое произойдет, то он, возможно, сможет получить некоторое количество прозрений и затем прорвется на следующий уровень, тем самым достигнув Божественного уровня.
«Так это воин Драконьей Крови?», - спросил двенадцатилетний ребенок, который держал Нину за руку.
Нина посмотрела на фигуру находящуюся на боевой платформе и затем кивнула: «Верно. Это легендарный Верховный Воин».
Учитывая их близость, Уортон уже давно продемонстрировал ей свое преобразование в Драконью форму.

«Ха-ха, воин Драконьей Крови. Ну не плохо, - Блумер посмотрел на Уортона и засмеялся. - Но мой клан Акерланд не верит, что все Верховные Воины сильные».
Блумер холодно смотрел на Уортона и затем выхватил свой длинный меч.
Длинный меч выглядел так, будто был сделан из куска льда и был практически полностью прозрачным. Под солнечными лучами он иногда переливался всеми цветами радуги. Блумер все еще не сводил взгляда с Уортона и громко уверенно продолжил: «Этот драгоценный меч мне подарил мой старший брат, он называется: “Ледяные Грезы”».
Уортон приподнял свой боевой клинок “Палач”. И холодным гортанным голосом сказал: «Боевой клинок “Палач” - наследственная реликвия моего калан Барух и личное оружие первого воин Драконьей Крови».
«Да?», - усмехнулся Блумер.
Все зрители умолкли. Они внимательно смотрели своими глазами за этими двумя гениями. Они не хотели упускать ни единой детали боя.
«Свист!».
Через мгновение, Блумер казалось внезапно исчез, а по всей боевой платформе начали ходить порывы ветра. Это порывы ветра были определенно созданы скоростью Блумера.
Ветер врезался в лицо Уортона, но он просто стоял и не двигался.

«Хм?», - Уортон вдруг заметил Блумера уголком своего левого глаза. Как только он повернулся и приготовился атаковать, он вдруг почувствовал другой порыв ветра справа.
Действительно.
Реальное тело Блумера сейчас было справа от него, а точнее со спины, так как Уортон повернулся налево.
Холодно ухмыляясь и глядя на Уортона, Блумер безжалостно рубанул своим мечом Ледяные Грезы. Но стоявший к нему спиной Уортон, вдруг замахнулся на Блумера своим твердым как сталь драконьим хвостом.
«ХЛОП!».
Драконий хвост злобно столкнулся с мечом Ледяные Грезы, но часть хвоста все же попала по телу Блумера.
«БАМ!».
Этим жестким ударом тело Блумера было легко отправлено в далекий полет, словно он был обычный мешок с песком. Находясь в воздухе, Блумер восстановил свое равновесие и с красивым сальто приземлился на одно колено с самого краю боевой платформы.
Все зрители затаили дыхание, не смея скандировать или кричать.
«Тьфу», - Блумер выплюнул на платформу немного крови, затем посмотрел на свою грудь в то место, где драконий хвост поразил его. Его одежда была разорвана. Хотя его грудь была защищена боевой-Ци, этого было не достаточно и она была пробита. И теперь на груди виднелась рана и медленно вытекающая кровь.
Только теперь Уортон развернулся, чтобы посмотреть на Блумера своими холодными черными глазами, в которых иногда вспыхивало золотистое мерцание.
«Какая могущественная сила», - вполголоса сказал Блумер.
Без сомнений, в мире нет воинов, которые были бы на том же уровне и одновременно с этим, обладали атакой подобной силы, как и у воинов Драконьей Крови. Простого прямого попадания драконьим хвостом Уортона будет достаточно чтобы сильно ранить Блумера.
Блумер только теперь полностью осознал, что в бою с Уортоном он не может позволить ему реализовать свою атаку. Просто от непрямого удара драконьего хвоста по его груди, он уже оказался ранен. Если бы он принял полноценный такой удар, рана бы не была такой легкой.
«Бум!».
С чудовищной силой, Уортон оттолкнулся от платформы, которая несмотря на наложенные на нее защитные магические барьеры, задрожала. Став безжалостным размытием, он в мгновение ока преодолел эти сто метров между ним и Блумером.
«Хaaaaргх!».
Неся в себе невероятно огромную силу, Палач начал обрушиваться на него. Блумер не стал колебаться и сразу увернулся. Но в тот же момент, Уортон резко развернулся и яростно ударил своей ногой Блумера.
Блумер не смел пытаться блокировать этот удар, он мог лишь на высокой скорости отступать.
«Хлоп!».
Но, несмотря на его высокую скорость отступления, молниеносный драконий хвост снова взмылься к нему и единственное что оставалось Блумеру - это поспешно поднять свой меч, чтобы попытаться им заблокировать атаку.
«Бам!».
Несмотря на блок мечом Ледяные Грезы, мощная сила удара драконьим хвостом отправила Блумера лететь далеко в сторону зрительских трибун Колизея. Стоявшие на трибунах люди сразу стали разбегаться и в следующий миг Блумер тяжело врезался.
«Бам!».
Сделанные из камня зрительские трибуны начали разлетаться во все стороны, после чего в месте столкновения все было охвачено пылью.
Зрители в ужасе замерли. Воины Драконьей Крови были просто слишком сильны. Из-за своих крепких драконьих чешуек, а также сильных ног, рук, да еще и хвоста, они могли лоб в лоб сталкиваться с настоящим оружием.
Это было одним из главных их преимуществ.
«Aaaaa!», - с диким криком Блумер вылетел и пылевого облака. Но он не направлялся непосредственно к Уортону, скорее он хотел встать с противоположной стороны платформы.
Только за три прыжка, Блумер оказался на другой стороне платформы.
«Блумер, сегодня, ты безусловно проиграешь», - холодно сказал Уортон.
Тело Блумер была покрыто пятнами крови, но он все еще стоял прямо как шомпол. Сейчас он не смотрел на Уортона, только на меч в своей руке: «Изначально, я хотел победить тебя используя техники владения мечом, что разработал сам. Но, кажется, мне придется использовать технику меча, которой меня научил старший брат».
«Техника меча его старшего брата?».
Хайдсен мог отчетливо расслышал каждое слово: «Техника меча Оливье Свет и Тень? Интересно, сколько техники Оливье он освоил».
Линлэй также нахмурился.
Техника меча Оливье?
«Запомни, техника, которая тебя победила - это Свет и Тень!», - раздался холодный голос Блумера. Вдруг меч в руке Блумер покрылся слоем золотого света.
«Грохот... ».
Но самым странным было то, что на боевой платформе, Блумер вдруг словно разделился на двух людей. Но в следующий миг, две тени разделились еще раз…
Один стал двумя. Два стали четырьмя. Четыре стали восемью.
Это зрелище было просто слишком странным.
«Что за удивительная скорость», - учитывая текущий уровень понимания Линлэй, он мог точно сказать, что чтобы достичь такого эффекта, Блумеру пришлось опираться на удивительный уровень скорости.
«На самом деле эта скорость даже немного быстрее, чем моя в человеческой форме», - Линлэй про себя вздохнул.
Уортон внимательно смотрел не понижая бдительности. Он чувствовал, как будто он был окружен тенями Блумера. Тот был очень быстр, намного быстрее, чем он. Даже быстрее его брата в человеческой форме.
«Ты все равно проиграешь».
Холодный как лед голос, казалось, раздается одновременно от всех тех человеческих теней. Уортон лишь сильнее сжал свой боевой клинок. Как вдруг, эти иллюзии вдруг размылись и Блумер появился прямо перед ним.
«Фьюх!».
У Уортона просто не было времени, чтобы использовать для блокировки свой боевой клинок… он мог только поднять свою руку и использовать ее для блока.
«Лязг!».
Можно было услышать металлический звук, но меч Ледяные Грезы оставил всего лишь белую линию на чешуйках Уортона, который в тот же момент попытался своим хвостом провести контратаку…
«Свист!».
Драконий хвост обрушился сверху... но Блумер вновь исчез.
Провалив свою первую атаку, он немедленно отступил.
«Что происходит?, - Уортон был шокирован. - Как он смог сейчас так внезапно появился передо мной сейчас?».
Но Линлэй смог разглядеть все совершенно четко и ясно: «Используя иллюзорный эффект техники Свет и Тень, он мог приближаться к противнику без его ведома, а затем полагаясь на свою удивительную скорость, появляться перед ним прежде чем тот смог бы среагировать».
Используя свое понимание ветра, Линлэй конечно был в состоянии легко определить, где именно находится его соперник и тем самым нивелировать основное его преимущество.
Однако Уортон не обладал такой гармонией с ветром.
«Почему так много теней?».
Все восемьдесят тысяч зрителей были ошеломлены. Ведь прямо сейчас они могли видеть шестнадцать теней Блумера. Как только вспыхивал пронзающий золотистый свет, тени Блумера меняли свое положение.
Но общее количество теней так и оставалось шестнадцатью.
Всякий раз, когда одна тень исчезла, другая тень будет появляться в другом месте. Каждый раз, когда происходила такая рокировка, происходила вспышка золотистого света.
Необычно.
Уортон внимательно наблюдал. Как мелькала одна золотая вспышка за другой, как вдруг зрение Уортона было ослеплено и в тот же момент, длинный меч Блумера появился перед ним. Блумер не целился ни в какой другое место, только в глаз Уортона.
Этот меч, светящийся золотистым светом, уже появился прямо перед глазами Уортона.
Том 9, глава 7 – Намереваясь нанести серьезную рану
«Бам!».
Покрытая чешуйками левая рука Уортона вдруг превратилась в размытие и плотно схватила меч Ледяные Грезы Блумера. Несмотря на силу его атаки, он не мог продвинуть меч дальше даже на дюйм. Ладонь левой руки Уортона крепко сжимала острые края лезвия меча Ледяные Грезы.
Лицо Блумера резко изменилось.
Бежать!
Изо всех сил потянув свой меч назад, Блумер вытащил его, но при этом упал на спину. Он сразу же начал поспешно отступать. Именно в этот момент, драконий хвост Уортона наотмашь из стороны в сторону полетел к нему.
Если бы Блумер изо всех сил не прижался всем своим телом к земле, он бы схватил прямое попадание этой страшной атаки.
«Фух».
Стоя на краю боевой платформы, Блумер слегка сбивчиво дышал. Ситуация была очень опасной, по нему почти попал драконий хвост Уортона.
Голова Блумера начинала болеть. Защита Уортона была слишком ужасающей. Его атаки просто не могли пробить ее.
«Кажется у меня не осталось выбора, кроме того метода… », - подумал Блумер. У него было поверхностное представление о технике Свет и Тень, но благодаря тому, что его обучил Оливье, у него еще была в запасе одна самая мощная атака техники Свет и Тень.

...
Все зрители в Колизее смотрели затаив дыхание. Эти воины сражались просто на слишком высокой скорости, поэтому большинство людей попросту не могло ясно видеть что же именно там происходит. Они только видели, как Блумер превратился в шестнадцать теней и двигался так, словно телепортировался.
Но одно было ясно - Уортон был как неприступный, крепкий замок. Независимо от того, каким образом Блумер пытался атаковать, он так и не смог ранить Уортона.
«Если ты не собираешься на меня нападать, то думаю, пришла очередь нападать мне», - по Колизею прогремел голос Уортона и сразу после, он дико рванул в сторону Блумера.
Блумер приготовился сразу увернуться.
Казалось бы, на первый взгляд легкий удар Уортона на невероятной скорости рубанул прямо в сторону черепа Блумера. Тот сразу откинул тело назад и с огромной силой оттолкнулся ногами от земли.
«Свист!».
Блумер быстро отступил назад.
Хотя его отступление было очень быстрым, удар Палача Уортона был еще быстрее и несся прямо в жизненно важную точку в области груди Блумера. Видя приближающуюся атаку, Блумер все же умудрился повернуть свое тело вбок.
«Скользь!».
Палач только в скользь смог попасть по спине Блумера, но, тем не менее, этого хватило чтобы припечатать его к земле.
Палач - Казнь Одним Ударом!
«Бум!».
Основной вес удара обрушился на боевую платформу. Та начала дико вибрировать, а защищавшее ее магическое образование было сломлено и по платформе во все стороны пошли обширные трещины. Это заставило все восемьдесят тысяч зрителей почувствовать шок и страх.
Защита этой боевой платформы была невероятно крепкой, но то магическое образование было разрушено всего с одного удара?
Блумер все еще кувыркался то в воздухе, то сталкивался с платформой, пока не остановился где-то в районе края платформы. Зрители, которые были к нему ближе всего, невольно начали кричать от шока и страха.
Блумер гневно взревел, а на его лице был свирепый взгляд.
Яростно оттолкнувшись от платформы, которая будучи теперь беззащитной сразу треснула от такого могучего толчка, Уортон вновь полетел в сторону Блумера. Тот сразу попытался уклониться.
«Аааа!». Видя как Уортон летит к ним, зрители начали от страха кричать еще сильнее.
Но, несмотря на то, что он двигался очень быстро, Уортон слегка коснулся стены и затем скорректировал свою траекторию, чтобы продолжить преследовать Блумера.
Блумер отступил к центру боевой платформы, его лицо теперь было полностью красным и от его тела стало исходить красное свечение. Но уже в следующий миг, его лицо приобрело золотистый цвет, хотя глаза все еще оставались красными.
«Что делает Блумер?», - нахмурился Линлэй.
Уортон не показывая страха, размахивая своим боевым клинком, он непосредственно начал сближаться с Блумером для ближнего боя.
К текущему моменту, многие из зрителей уже стали болеть только за Уортона, а другие проклинать Блумера. Очевидно, постоянно повторяющиеся уловки Блумера пробудили гнев толпы. Полагаться на высокую скорость, чтобы убегать и прятаться… что это вообще такое? Почему бы просто не признать свое поражение?
Блумер холодно смотрел на сближающегося с ним Уортона, а в его налитом кровью взгляде был намек на безумие.
Золотая аура, что покрывала меч Ледяные Грезы, вдруг стала местами переливаться чисто белым сиянием. Глядя издалека, Линлэй смог ясно почувствовать, что аура меча стала более мощной.
«Грохот... ».
Повторяя свою старую тактику, тело Блумера в очередной раз разделилось на несколько его образов. Появлялось все больше мигающего золотисто-былого света, так же как и все больше теней Блумера.
«Блумер, ты не можешь делать ничего кроме как убегать?, - Уортон остановился. – Если у тебя есть хоть какие-то способности, подходи, поиграем».
Уортон знал, что в скорости он уступал Блумеру.
«Как пожелаешь, Уортон!», - раздался скрежет гневного голоса, после чего вспыхнул ослепительно золотистый свет и длинный меч появился прямо перед Уортоном.
Уортон был в шоке.
Если судить только по скорости, в этот раз он был даже быстрее чем при предыдущей попытке.
«Хaaaргх!», - чтобы схватить меч Ледяные Грезы, полагаясь на крепость своих чешуек, Уортон еще раз попытался использовать свою левую руку, но на этот раз...
«Разрез!».
Покрытый этой золотисто-белой аурой, меч Ледяные Грезы просто пронзил ладонь Уортона, после чего с поразительной скоростью достиг груди и столкнулся ее чешуйками.
Будучи все еще покрытым этим причудливым золотисто-белым светом, меч Ледяные Грезы пробил и эти чешуйки Уортона.
Хотя на описание всего этого понадобилось какое-то количество времени, в действительности все произошло в мгновение ока. Меч Ледяные Грезы пронзил ладонь Уортона и затем его грудь, но надо сказать, что реакция Уортона была на самом деле очень быстрой.
«Убирайся к черту!», - Уортон яростно замахнулся своей правой ногой в сторону Блумера.
Блумер сразу начала пытаться вытащить свой меч. Пробить защиту противника было трудно, но вытащить обратно меч намного проще. Он смог уклониться от удара ногой, но вот от хлесткого удара драконьего хвоста Уортона нет…
В момент, когда меч Блумера начал прокалывать его грудь, Уортон на самом деле попытался провести серию атак ногой и хвостом.
«Бам!».
Драконий хвост попал прямо по нему. Блумер не мог избежать столкновения, поэтому выставил свою левую руку, чтобы заблокироваться удар и в тот же момент, позволяя естественному импульсу отправить его в полет в обратном направлении от противника.
«Бам!».
Защитная боевая-Ци левой руки Блумера была в момент сломлена и кончик драконьего хвоста, смог задеть грудь Блумера, отправляя его крутиться в воздухе.
Но Уортон словно парализованный упал на землю, а из его раны на груди начало выливаться много крови.
«Здоровяк!», - со страхом в голосе окликнула Нина.
Раны Уортона были очень тяжелыми. Удар мечом Блумера задел его жизненно важные органы и повредил их. Даже просто кашляя, Уортон испытывал нестерпимую боль.
Блумер поднялся на ноги с места, где он упал.
Его левая рука была сломана, но он все еще был боеспособен. Но Уортон не мог двигаться. Если бы он попытался, то его и без того тяжелые травмы стали бы еще серьезней, вплоть до того, что он возможно мог потерять свою жизнь.
«Ха-ха... ».
Блумер холодно рассмеялся. Сейчас уже можно было абсолютно точно сказать, что Блумер был победителем… но он вновь, со своим мечом Ледяные Грезы на перевес, на огромной скорости устремился в сторону Уортона… он попытался нанести последнее, смертельное беспощадное колющее ранение.
Но в момент, когда Блумер оказался практически совсем рядом с Уортоном, появилась еще одна человеческая фигура.
«ПРОВАЛИВАЙ!», - раздался сердитый рев. Почти все присутствующие на трибунах зрители смогли увидеть только ураганный ветер, который словно появился из ниоткуда и следом за ним последовали бесчисленные вспышки фиолетового мерцания, которые все как один обрушились на Блумера.
Блумер поспешно пробудил в своем теле боевое-Ци, образовывая из него защитный слой в виде доспеха.
Он не смел принять все эти удары в лоб. Заимствуя силу импульса от всех тех атак, он поспешно отступил назад. Но даже несмотря на это, он все же получил несколько десятков ран.
Кровь стекала по его телу повсюду.
К счастью, он смог на высокой скорости отступить. Если бы он осмелился хотя бы на секунду дольше противостоять этим атаками, меч Линлэй пробил бы его насквозь. А в текущей ситуации, все его ранения были незначительными и поверхностными.
«Уортон, ты в порядке?», - Линлэй не мог быть обеспокоенным Блумером, поэтому он сразу же начал осматривать рану Уортона.
«Я... в порядке», - Уортон дробно закивал.
Осмотрев рану, лицо Линлэй изменилось. Грудь была жизненно важной областью тела и сейчас там была серьезное ранение. Блумер уже мог считаться победителем, но он по-прежнему хотел убить Уортона.
«Джентльмен с фиолетовым мечом, я прошу Вас уйти. Никому не разрешено вмешиваться в поединок между этими двумя воинами», - раздался холодный голос. Говорившим был один из судей, мистер Кеньон.
Линлэй повернулся и посмотрел на него.
Он не мог объявить, что Уортон уже проиграл?
«Я представляю моего младшего брата и признаю за него поражение», - холодно сказал Линлэй. По сравнению с жизнью его младшего брата Уортона, поражение в поединке было ничем.
Проигрывать в поединках было совершенно нормальной практикой. Если воители терпят поражения, со временем, они чему-то учатся и делают для себя важные выводы, набираясь при этом богатым опытом.
«Невозможно, - спокойно сказал Кеньон. – По правилам боя, пока один из сражающихся лично не признает свое поражение, поединок должен продолжаться. И Уортон еще не признал свое поражение, поэтому поединок не закончен».
Блумер снова поднялся на ноги.
Хотя внешне он и выглядел будто он был тяжело раненым, меч Линлэй не задел ни одной из его жизненно важных точек. Он по-прежнему мог продолжать сражаться.
«Ты старший брат Уортона? Тем не менее, я прошу тебя отойти. Уортон и я продолжим наш бой», - прямо сказал Блумер.
В груди Уортона была глубокая рана и он мог говорить только тихим голосом. Если он попытается говорить громче, его рана только усугубится. Уортон начал открывать рот пытаясь произнести слова громче: «Я… я… ».
Видя, как капли пота начинают формироваться на лбу его младшего брата и то, как он борется, сердце Линлэй сжалось от боли: «Уортон, тише. Ничего не говори». Он сразу остановил своего маленького брата.
«Сэр, пожалуйста, покиньте боевую платформу», - судья Кеньон снова заговорил громким голосом.
«Закрой свой чертов рот!!!», - голосом преисполненным гневом, Линлэй заорал что есть мочи.
Весь Колизей затих. Даже сам судья Кеньон был ошеломлен. В его... его адрес только что выругались?
Он, величественный личный ученик Бога Войны, а также воитель Святого уровня, только что был оскорблен!?
В Колизее перед восьмьюдесятью тысячами зрителями, он был оскорблен!!!
Придя немного в себя, Кеньон сразу же вспыхнул от ярости.
«Свист!».
Он немедленно вылетел с судейской трибуны в сторону боевой платформы, попутно холодно глядя на Линлэй: «Как ты смеешь говорить со мной таким образом?».
Кеньон был воином Святого уровня и личным учеником Бога Войны. Кто бы вообще осмелился быть к нему настолько непочтительным?
Даже Святой Монолитный Меч Хайдсен общался с ним очень вежливо. Но сегодня на глазах у всей этой толпы, к нему таким оскорбительным образом отнесся человек, который вылез бог знает из каких мест.
«Баркер, сначала забери Уортона», - произнес Линлэй при этом холодно глядя на Кеньона.
Баркер и его братья сразу же бросились на боевую платформу.
«Бум! Бум! Бум!».
Баркер и его братья тяжело приземлились на платформу. Так как на их спинах висели те большие двуручные топоры, то вместе с ними каждый брат весил больше 6000 фунтов, в результате чего при приземлении вся платформа задрожала.
Сейчас среди зрителей стояла гробовая тишина.
Баркер вместе со своими братьями очень осторожно подняли Уортона и понесли его в сторону от платформы. Неся его, братья злобно зыркали на Каньона.
«Черт, кто он думает вообще такой?», - низким рычанием Гейтс тоже выругался.
Кеньон невольно сердито глянул на Гейтса… но как раз в этот момент, с телом Линлэй начали происходить удивительные трансформации. Черные драконьи чешуйки покрыли все тело Линлэй, а на его лбу, коленях, локтях, позвоночнике проросли острые тиранические шипы. И в самом конце, показался черный драконий хвост, который стал махаться из стороны в сторону за его спиной.
«Ах!». От шока начали кричать многие зрители.
«Он является воином Драконьей Крови?», - видя эту трансформацию, Хайдсен был также потрясен. Но Драконья форма Линлэй внешне выглядела намного более свирепой, чем у Уортона… особенно грозно выглядели черные как смоль шипы вдоль его позвоночника.
Подняв голову, Линлэй посмотрел на Кеньона своими совершенно безжалостными темно-золотистыми глазами.
Сейчас в сердце Линлэй клокотала безграничная ярость. Такой воитель как Кеньон должен был легко понять, в каком был состоянии его младший брат. Его младший брат уже проиграл и прямо сейчас, император Иоганн и Хайдсен ничего не говорили и тем более не пытались остановить Линлэй. Но, тем не менее, Кеньон пытался это сделать… было очевидно, что он не был беспристрастным и поддерживал своего товарища - ученика Блумера.
Кеньон сразу насторожился.
Он осознал…
Что человек перед ним был угрозой.
«Воин Драконьей Крови?», - паря в воздухе, серьезным голосом произнес Кеньон.
И затем… затем Линлэй тоже начал подниматься в воздух, пока не оказался на той же высоте что и Кеньон. Видя парящего в воздухе Линлэй, Колизей взорвался овациями.
Боже мой! Еще один воитель Святого уровня!
Случится ли сейчас битва между двумя воителями Святого уровня? Это было просто слишком интересным!
Глядя друг на друга, два воителя Святого уровня висели в воздухе!
«Я уже говорил тебе, мой младший брат признал поражение. Но ты... по-прежнему хотел, чтобы мой младший брат продолжил?», - голос Линлэй был крайне холодным, словно извергался из самой преисподней.
«Мой товарищ ученик только хотел, чтобы твой младший брат лично признал свое поражение. Он на самом деле не хотел, чтобы твой младший брат продолжал бой, но Уортон не признал своего поражение. И кто в этом виноват?», - увиливал находящийся внизу Блумер.
«Катись к черту».
Линлэй испустил сердитый крик и начал двигаться. Как мог Каньон глядя на Линлэй не попытаться остановить его? Он сразу призвал из своего Межпространственного кольца черно-золотой двухцветный посох и сделал выпад в его сторону.
«Проваливай!».
Все тело Линлэй, словно обратилось фиолетовым солнцем, как бесчисленные фиолетовые тени меча начали разлетаться во всех направлениях. Уже через мгновение, десять миллионов фиолетовых мерцаний начали шинковать Кеньона.
Глубинные Истины Ветра - Рябь Ветра!
«Бам!».
Кеньон был совершенно не в состоянии парировать их. Всего лишь за мгновение, его слой защитной боевой-Ци взорвался. Почувствовав приближение верной смерти, он на большой скорости начал отступать, но даже несмотря на это, еще множество атак меча Фиолетовой Крови смогло достать его.
Кеньон упал на краю боевой платформы. Прямо сейчас, его длинная мантия была пропитана кровью, а сам он выглядел невероятно жалким.

Кеньон смотрел на Линлэй взглядом ужаса вперемешку с шоком.
Они были на совершенно разных уровнях. Линлэй, безусловно, был на пиковой стадии воина Святого уровня!
Величественный личный ученик Бога Войны, воитель Святого уровня... был доведен до такого плачевного состояния всего лишь за одну атаку.
«Блумер!», - когда Линлэй повернулся в сторону Блумера, то увидел, как тот, чувствуя что все идет ужасно неправильно, сразу же убежал с платформы в сторону Святого Монолитного Меча Хайдсена.
Единственным человеком, который сейчас находился над платформой, был Линлэй. Он выглядел как жестокий демон, спустившийся сюда с иной плоскости, а с его дьявольского фиолетового меча все еще стекала и затем капала вниз кровь.
Колизей. Гробовая тишина!
Том 9, глава 8 – Святой Гений Меча Оливье
Всего одной проведенной атакой Линлэй победил воина Святого уровня, который к тому же является личным учеником Бога Войны. Кроме того, его внешний вид после трансформации был ужасающе тираническим и страшным. Каждый присутствующий был глубоко потрясен и ни один из восьмидесяти тысяч зрителей сейчас не осмеливался издать и звука.
Гробовая тишина. Гнетущая тишина!
Блумер со взглядом ужаса смотрел на по-прежнему парящего в воздухе Линлэй. Ведь его холодные безжалостные темно-золотистые глаза были зафиксированы именно на нем. Он чувствовал, словно мог умереть в любой момент. Как раз поэтому Блумер и подбежал по ближе к Святому Хайдсену.
Тишина. Никто не смел говорить.
«Кап!».
Одна капля ярко-красной крови соскочила с кончика меча Фиолетовой Крови и упала на боевую платформу. В этой гробовой тишине, даже можно было услышать звук от ее соприкосновения с платформой.
Это была кровь Кеньона, который сейчас в жалком состоянии стоял на краю платформы. В данный момент, он манипулировал своими мышцами и боевой-Ци, в результате чего все же смог закрыть рану и остановить процесс потери крови. Но он больше не решался выступить против Линлэй.
Да, он был воином Святого уровня. Но он был “всего лишь” на средней стадии Святого уровня. С точки зрения сравнения их уровней просветления и понимания мира, он был на порядок ниже Линлэй.
«Мастер Линлэй», - вдруг заговорил Иоганн. Его голос эхом прокатился по Колизею, после чего почти все зрители обратили взгляды в его сторону.
На лице Иоганна сейчас была надета маска улыбки и он произнес: «Хотя мы и знали что Вы невероятно сильный воин, мы не имели понятия, что Ваш талант в этой области ни капли не будет уступать Вашему таланту в резке каменных скульптур».
Слова императора Иоганна заметно ослабили напряженность.
Еще какое-то время назад, из-за яростного поведения Линлэй, все восемьдесят тысяч зрителей даже не смели громко дышать. Но как только император Иоганн закончил говорить, весь Колизей заполнился звуками роптания.
«Мастер Линлэй? Ах! Это тот самый, который стал самым молодым Великим Мастером-скульптором?».
«Мастер Линлэй принадлежит к Святому Союзу. Я слышал, что и граф Уортон прибыл сюда именно оттуда. Воины Драконьей Крови действительно грозные!».
«Мастер Линлэй так молод! Когда ему было только шестнадцать, он создал “Пробуждение от сна” и с тех пор прошло только одиннадцать лет. Получается, ему сейчас двадцать семь и он уже воин Святого уровня. Разве это не делает его еще более невероятным, чем лорда Оливье?».
...
Линлэй мог услышать бесчисленные разговоры и пересуды. Он появился из ниоткуда, а его статус как скульптора был хорошо известен многим поклонникам искусства скульптур.
Ведь он был человеком, который был почти на том же уровне что и Мастер Пру.
А теперь, этот молодой Мастер-скульптор, которому только двадцать семь лет, за одну атаку победил воина Святого уровня являющегося личным учеником Бога Войны!
Было неизбежно, что многие люди станут его сравнивать с Оливье.
Но по сравнению с Оливье, Линлэй был еще моложе.
«Мой юный друг Линлэй, техника, которую Вы сейчас использовали, должно быть была рождена исходя из Вашего понимания законов ветра, верно?», - вдруг заговорил Святой Монолитной Меч Святой Хайдсен.
Как только он заговорил, все в Колизее опять замолчали. Им было любопытно, что Святой Монолитный Меч хочет обсудить с этим гением Линлэй?
«Это действительно так, мистер Хайдсен», - спокойно ответил Линлэй.
«Могу я узнать, как Вы назвали эту технику?», - Святой Монолитный Меч Хайдсен был человеком, всецело преданным своему развитию. И, разумеется, он был сосредоточен на достижении Божественного уровня. Он был очень сильно заинтересован в тайнах, которые смогли подчерпнуть другие воители Святого уровня. Узнав их, возможно, тем самым он сможет и сам получить некоторые новые идеи и сделать прорыв.
«Название этой техники - Рябь Ветер», - Линлэй не пытался ничего скрыть.
Ведь для того, чтобы изучить ту или иную мощную технику, надо владеть определенным уровнем понимания и осознания сути законов определенного элемента. И соответственно без должного уровня понимания, неважно как четко и ясно Вы кому-то объясните суть техники, он все равно не сможет применять.
Стоя в воздухе, Линлэй посмотрел на находящегося вдалеке Кеньона и затем спокойно сказал: «Твое имя Кеньон, правильно?».
Тогда Кеньон думал, что Линлэй был кем-то, кто даже не был на Святом уровне. И само собой он впал в ярость, когда Линлэй так обратился к нему. Но теперь он уже знал, что Линлэй был сильнее его.
Хотя Кеньон был все еще довольно зол, в своем сердце он уже воспринимал Линлэй как равного или даже скорее, как более сильного.
«Да», - Кеньон слегка кивнул.
«Кеньон, учитывая твой уровень силы, ты должен был быть в состоянии легко понять степень серьезности раны моего младшего брата. И учитывая, что ты точно это знал, ты не должен был говорить мне те слова, что сказал. Запомни. Будучи судьей, нужно быть по меньшей мере беспристрастным. Ведь мы признали свое поражение и заходить так далеко не было нужды!».
Как только Линлэй закончил говорить своим леденящим душу тоном, он полетел в сторону своего отряда. Ведь он был по-прежнему сильно обеспокоен раной своего брата.
Получив такой откровенный выговор от Линлэй, Кеньон чувствовал себя довольно неловко.
Но он понимал, что он действительно поступил неправильно. После того как другая сторона признала свое поражение, он действительно зашел слишком далеко.
...
«Уортон, ты в порядке?», - обеспокоенно сказал Линлэй. Сейчас он уже вернулся к своей человеческой форме и присев на одно колено смотрел на младшего брата.
Сейчас вокруг него было довольно много людей. Даже Нина проигнорировала все и примчалась к нему.
«Лорд Линлэй, - стоявший рядом с ним маг стиля света улыбнулся. – Не волнуйтесь. Я уже использовал на нем магию исцеления. Все серьезные раны лорда Уортона уже полностью зажили. И учитывая природные способности лорда Уортона к самоисцелению, в течение десяти дней или максимум полумесяца, он должен будет полностью оправиться от повреждения внутренних органов».
«Большой брат, я чувствую себя намного лучше», - Уортон сейчас уже мог говорить довольно легко.
Только сейчас Линлэй наконец смог успокоиться.
И в то же время он почувствовал себя довольным теми приготовлениями, что проделал Колизей. Линлэй знал, насколько полезным может быть маг стиля света, когда дело доходит до исцеления ран. В целом, даже маги низкого уровня могли бы исцелить поверхностные раны. А высокоуровневый маг стиля света смог бы исцелить даже сломанные кости или внутренние повреждения.
И, конечно, самые могущественные маги стиля света, могут даже полностью исцелить очень серьезные травмы, если конечно исцеляемый еще не умер. Например, когда на Линлэй в Сияющей Церкви проводили Божественное Крещение, та божественная сила несла в себе только немного той целебной силы. Но даже той малой части было достаточно, чтобы полностью восстановить тело Линлэй до отличного состояния. Тогда он был просто мешком с десятками переломанных костей и все же он был полностью исцелен.
Такого рода регенеративная способность была очень грозной силой.
«Все!».
К текущему моменту, на боевой платформе уже появился тот седовласый старик, что говорил в самом начале перед боем. На его лице была улыбка и он продолжил: «Ха-ха. Даже наша боевая платформа была в результате схватки практически разрушена».
Все зрители начали осматривать все те разрушения в виде кратеров, воронок и отколотых частей, красовавшиеся по всей боевой платформе и начали смеяться.
Сегодняшний поединок абсолютно точно стоило смотреть.
Они не только смогли увидеть захватывающий бой между двумя гениями, им даже представился шанс увидеть ужасающую силу старшего брата Уортона, Линлэй. Который смог в мгновения ока победить Кеньона.
Хотя обмен ударами между Линлэй и Кеньоном был очень краток. “Ценность” этого обмена была значительно выше, чем вся битва между Уортоном и Блумером. В конце концов, это была схватка между двумя воителями Святого уровня. Большинство людей даже прожив всю свою жизнь могли так и не увидеть такого сражения.
«Я уверен, что никто не будет возражать и согласится, что результатом сегодняшней схватки, без сомнения… », - вдруг на полуслове седовласый старик остановился и посмотрел вверх.
И не только он, десятки тысяч людей находящихся на трибунах тоже смотрели светящуюся полосу летящую прямо сюда.
В мгновение ока, полоса света оказалась уже в Колизее.
«Святой уровень!».
Колизей вновь охватило возбужденными пересудами и криками, ведь появился еще один воитель Святого уровня.
Этот человек был одет в простые мешковатые одежды и казался очень спокойным. Однако его глаза, словно пылали светом звезд. Его же волосы были в основном черными с небольшим количеством прожилок белых, но если судить только по лицу, он определенно не был стариком, а скорее даже он был очень молодым человеком.
«Кто это?».
«Не знаю. Его волосы с проседью. Кто этот воитель Святого уровня?».
...
Трибуны сейчас были переполнены шумом от дискуссий и споров. Казалось большинство присутствующих здесь людей, были удивлены и не могли узнать, кем является только что прилетевший воитель Святого уровня. В конце концов, многие из них видели только некоторых наиболее известных воителей Святого уровня.
Молодой человек полетел в сторону Блумера.
«Второй брат, что случилось?», - сказал молодой человек.
«Большой брат!», - раздался взволнованный и вне себя от радости голос Блумера.
Этот обмен фразами зажег настоящий огонь в сердцах зрителей Колизея. Этим молодым человеком с проседью оказался Святой Гений Меча Оливье!

«Оливье. Подождите, этого не может быть. Волосы Оливье должны быть коричневато-черными и он любит носить белые одежды».
«Оливье. Он был настоящим чудом для созерцания. Каким образом он стал таким?».
«Я могу точно сказать, это Оливье. В последний раз, когда он сражался с лордом Диллоном, он выглядел практически также. Только его волосы немного изменились и его аура».
...
Верно. Его аура была другой.
Неудивительно, что зрители не смогли в нем узнать старого Оливье. В прошлом, его аура была удивительно острой, словно только что вытащенный из ножен меч. Кроме того он носил чисто белую мантию.
Его красивое лицо и его свирепая аура сделали Оливье известным во всей имперской столицы.
Но нынешний Оливье сильно отличался от прошлого.
Сейчас его аура была совершенно не той лютой, свирепой и острой, а его волосы теперь были с проседью, словно у мужчины в возрасте и он никогда в прошлом так не одевался.
«Он Оливье?», - Линлэй также посмотрел на Оливье.
Стоявший рядом Йель кивнул: «Верно. Если полагаться на данные разведки моего клана, в тот год, когда Оливье достиг Святого уровня, с целью тренировки он отправился в путешествие по всей империи О’Брайен. И во время своего путешествия победил множество воителей Святого уровня».
Линлэй слегка кивнул.
Как только он увидел Оливье, в Линлэй закралось чувство… что Оливье был чрезвычайно могущественным воином. Даже в сравнении со Стэнли из Сияющей Церкви.
«Он пришел с целью провести бой от имени своего младшего брата?», - с такими мыслями Линлэй начал нашептывать слова заклинания.
Оливье был чрезвычайно знаменитым. И учитывая его репутацию, Линлэй определенно не хотел его недооценивать… он не смел быть недостаточно осторожным.
Вдруг вокруг Линлэй закружились порывы ветра.
Заклинание стиля ветра девятого ранга – Тени Ветра!
...
Оливье закончил слушать рассказ его младшего брата обо всем произошедшем. Блумер намерено озвучил ситуацию хуже, чем это было на самом деле: «Большой брат, Линлэй издевался надо мной, опираясь на свою превосходящую силу. Если бы мне не помог мой старший товарищ ученик, то я боюсь… ».
Оливье нахмурился.
Клан Акерланд на самом деле был обычным. Их родители умерли рано и чтобы защищать и воспитывать Блумера, Оливье проходилось полагаться только на себя.
Блумер был единственным членом семьи Оливье. Два брата испытывали друг к другу очень глубокую привязанность и любовь.
«Кеньон, - Оливье взглянул на стоящего неподалеку Кеньона. - Спасибо. Я, Оливье, безусловно запомню Вашу доброжелательность и оказанную помощь».
Кеньон поспешно ответил: «Оливье, в этом нет необходимости. Блумер мой младший товарищ ученик. Я не мог просто сидеть и смотреть».
Оливье улыбнулся Кеньону, но затем холодно посмотрел на младшего брата: «Второй брат, я же говорил тебе, если ситуация не является вопросом жизни и смерти, то ты не должен использовать эту запретную технику. Учитывая твой текущий уровень понимания, ты еще далек от того, чтобы мочь ее правильно использовать. Ты же знаешь насколько была вредной для тебя эта атака? Ущерб, который ты понес, даже близко несравним со сломанной рукой!».
Блумер поникши опустил голову.
Ведь чтобы победить Уортона, ему в конце концов пришлось использовать запретную технику и нанесенный в последствии ущерб был не тем, что могла исцелить магия стиля света. Когда Оливье обучил его ей, он строго настрого запретил ему ее использовать, только если не решался вопрос его жизни и смерти.
«Старший брат. Прости», - Блумер понимал, что Оливье всего лишь заботился о нем.
Оливье беспомощно покачал головой и вздохнул. Затем он повернулся, чтобы посмотреть на находящегося вдалеке Линлэй. В его ранее спокойном как глубины моря взгляде, сейчас можно было прочитать свирепость. Он сразу полетел вверх.
«Оливье, подожди!», - зная, что дело принимает дурной оборот, император Иоганн сразу вклинился.
«Ваше императорское Величество, я не пощажу того, кто пытался убить моего младшего брата. Ваше императорское Величество, для Вас будет лучше всего не вмешиваться в этот вопрос», - Оливье не дал императору Иоганну ни капли сохранить свое лицо.
Иоганн больше ничего не сказал. Он очень хорошо понимал темперамент Оливье.
Но, тем не менее, Иоганн был сильно обеспокоен. Ведь Линлэй и Оливье были важными членами империи… и он не хотел, чтобы два гения сражались друг с другом.
Оливье парил в воздухе, а его длинная мантия слегка колыхалась на ветру.
Его холодный, жесткий взгляд не сводился с Линлэй.
«Линлэй! Выходи!», - взрывной крик, словно удар молнии, сотряс Колизей и еще много раз эхом повторялся.
«Выходи! Выходи! Выходи!».
Все в Колизее затаили дыхание. О небеса. Билеты, которые они купили, абсолютно точно стоили того. Они уже успели увидеть два сражение, а сейчас, судя по всему, намечалось и третье, еще более волнующее и удивительное.
Восемьдесят тысяч пар глаз всего Колизея смотрели в сторону Линлэй.
Том 9, глава 9 – Линлэй против Оливье
«Линлэй, выходи!».
Взрывной крик Оливье по-прежнему эхом разносился по Колизею, но Линлэй казалось был глух к нему. Он по прежнему стоял на одном колене возле своего младшего брата и что-то обсуждал с ним, словно бы вовсе на замечая крик Оливье.
Стоявший в воздухе Оливье начал хмуриться.
«Что Мастер Линлэй делает? Он не слышал?».
«Невозможно. Может быть, он боится Оливье?».
...
Люди в Колизей были озадачены отсутствием реакции Линлэй. Выдав этот гневный крик, Оливье замолчал и с высоты птичьего полета, просто холодно смотрел на Линлэй.
После того, как Линлэй закончил свою беседу со своим младшим братом, он повернулся и взглянул на находящегося в воздухе Оливье. В тот момент...
Их взгляды встретились! Один был на земле, другой в воздухе.
Их взгляды, казалось, столкнулись в воздухе, как физические удары.
«Оливье, - на лице Линлэй появилась легкая улыбка. И он спокойно продолжил. - С тех пор, как я прибыл в Империю О’Брайен, я постоянно слышал, как люди нахваливали тебя и называли Святым Гением Меча. Но по правде говоря… учитывая, что ты достиг Святого уровня только в возрасте сорока, я не вижу ничего, что бы делало тебя “гением”.
Лоб Оливье слегка нахмурился.
Воинственный характер слов Линлэй заставил всю восьмидесятитысячную толпу зрителей стать более радостными и взбудораженными. Эти два гения были действительно настроены друг к другу антагонистически.
Это будет настоящим поединком между гениями.
Бой между Линлэй и Оливье будет явно на совершенно другом уровне, чем бой между Блумером и Уортоном. Битва между старшими братьями - это фактически битва между двумя пиковыми гениями всего континента Юлан.
Этот поединок может начаться в любой момент.
Линлэй вдруг начал резко подниматься в воздух. Только после того как он остановился, его размытая тень внизу стала медленно исчезать.
Что за ужасающая скорость.
«Грохот... ». Черные драконьи чешуйки быстро покрыли все тело Линлэй, а свирепые шипы вырвались в месте его позвонков, колен, локтей и лба. И наконец, показался его тиранический, покрытый черной чешуей и отсвечивающий холодным мрачным мерцанием драконий хвост.
Парящий в воздухе Линлэй холодно смотрел на Оливье своими темно-золотистыми глазами.
Это был первый раз, когда он видел такую страшную трансформацию. Даже обычно спокойный и сдержанный Оливье не смог сдержать вспышку удивления в своих глазах. Но он очень быстро вернулся к своему обычному спокойному состоянию.
«Воин Драконьей Крови Святого уровня?, - Оливье посмотрел на Линлэй и от него начала исходить ужасающая аура, словно говорившая, что он жаждет битвы. – До своей трансформации, ты явно не на Святом уровня. А значит, сейчас ты все еще не находишься в своей лучшей форме воина Драконьей Крови. Жаль… как жаль… ».
Оливье искренне хотел сразиться с одним из легендарных воинов Драконьей Крови на пике Святого уровня.
«Оливье, человек должен знать свои пределы, - по Колизею прокатился холодный голос Линлэй. – Неужели ты думаешь, что ты противник для Высших Воинов?».
Стоя прямо в воздухе, два гения Святого уровня смотрели друг на друга. Все зрители сейчас затаив дыхание внимательно наблюдали за боем который должен вот-вот разразиться.
«Линлэй!».
Оливье протянул свою правую руку к спине. На его спине было два длинных меча: один был полупрозрачным, внешне выглядящим точь в точь, как и Ледяные Грезы, а другой был черным как смоль.
«Против тебя будет достаточно использовать технику меча Свет и Тень», - сказал Оливье и затем выхватил меч, который был полупрозрачным словно кусок льда. Этот меч был действительно идентичен тому, которым орудовал Блумер.
Одно движение кисти и в руке Линлэй появился гибкий, жутко выглядящий, меч Фиолетовой Крови.
«Хватит болтать. Сила демонстрируется посредством действий, а не слов», - Линлэй не обращал никакого внимания на высокомерное поведение Оливье.
В глаза Оливье читалась уверенность. Посмотрев на находящийся в его руке меч Ледяные Грезы, он пробормотал: «После того как я прорвался на Святой уровень и победил Диллона, я отправился в путешествие по различным странам. В общей сложности, я встретил восемнадцать воителей Святого уровня и победил в каждом бою. К сожалению, ни один из них не был в состоянии соответствовать моей скорости».
Серия удивленного роптания прокатилась среди толпы зрителей.
Никто не знал, что после того боя с Диллоном, Оливье впоследствии сразился еще с восемнадцатью воителями Святого уровня.
Оливье уверенным взглядом посмотрел на Линлэй: «Я буду честен, те, кто не смогут поспевать за моей скоростью, обречены на поражение». Во время того, как он говорил, меч Ледяные Грезы в руке Оливье начал покрываться сиянием… невероятно ярким белым сиянием, которое вертелось и клубилось вкруг поверхности его меча.
Видя это Линлэй насторожился.
Линлэй хорошо помнил, как Блумер использовал эту технику Света и Тьмы, но в его исполнении изначально свет был золотистый. И только потом, после того как он использовал “запретную” технику, в золотистом свете его меча появились прожилки белого света.
Хотя их было совсем немного, проникающая сила атаки меча Ледяные Грезы увеличилась в несколько десятков раз.
В самом начале меч Ледяные Грезы не мог навредить Уортону, но потом он смог с легкостью пронзить его ладонь, а затем и чешую на его груди. И это при условии, что там был только намек на белый свет.
Но Оливье? От его меча излучался только чистый белый свет.
«Сила атак его меча скорее всего будет гораздо мощнее, чем от атак Блумера», - Линлэй уже готовился к такому исходу событий.
«Линлэй, я боюсь, что сегодня, мир потеряет еще одного гения», - Оливье произнес это тихим и спокойным голосом, а затем его белый свет начал неоднократно вспыхивать.
С каждой вспышки белого света, в воздухе над боевой платформой появлялась новая тень Оливье. Сила и эффективность этого белого света были безусловно гораздо выше, чем от исполнения этой же техники Блумером. В мгновение ока, в небе над платформой уже можно было насчитать сто восемь теней Оливье.
Все обычные зрители были в шоке и оцепенении.
«Третий брат», - Йель и Рейнольдс так нервничали, что у них на лбу проступил пот. Уортон, Ребекка, Лина, Дженна, Баркер и его братья также смотрели на это очень нервно.
А раненый Блумер, напротив, выглядел сейчас невероятно уверенным.
«Блумер, техника меча Свет и Тень твоего старшего брата уже почти достигла уровня совершенства, он даже смог заполонить своими тенями все небо», - сидящий на судейской трибуне Святой Монолитный Меч Хайдсен обращаясь к Блумеру спокойно улыбнулся.
Лицо Блумера выражало только уверенность.
...
Демонический зверообразный Линлэй, стоя в воздухе, теперь был окружен сто восьмью тенями Оливье. Он был вынужден признать, эта скорость была невероятно удивительной.
«Линлэй, ты готов?», - Оливье фактически дал Линлэй предупреждение.
Было очевидно, что Оливье чувствовал себя очень уверенно.
Линлэй только спокойно ухмыльнулся.
Внезапная белая вспышка ослепила глаза Линлэй, он был даже вынужден прищуриться… и в этот же момент, меч Ледяные Грезы, будучи покрытыми этим белым светом, достиг головы Линлэй и проколол ее насквозь.
«Ах!».
Все зрители начали издавать крики полные тревоги. Могучий Линлэй умер вот так?
Но дальше произошло странное… несмотря на то, что голова Линлэй была пронзена мечом Оливье, из нее не вытекло даже капли кровь. И вдруг, “Линлэй” начал постепенно исчезать. Это был всего лишь его остаточный теневой образ!
«Ты действительно довольно быстр. Но, к сожалению, ты в этой области не достаточно компетентен, чтобы проявлять передо мной высокомерие!», - раздался голос Линлэй в ста метрах от Оливье.
Оливье посмотрел на находящегося вдалеке Линлэй и его лицо начало становиться все более серьезным.
«Невероятно быстро!», - глаза Хайдсена, наблюдавшего за всем с судейской трибуны, загорелись. Скорость Линлэй ничуть не уступала Оливье.
На мгновение волна удивленных шумов заполнила Колизей. Но затем практически сразу утихла.
Каждый зритель чувствовал, что даже их души были пленены этой захватывающей битвой.
«Ты думаешь это действительно так?», - лицо Оливье похолодело. Он никогда не встречал кого-либо быстрее него. Единственный кто соответствовал его скорости, был Святой Монолитный Меч. И он не верил, что этот мальчик Линлэй может сравниться с ним.
В конце концов, его скорость была настолько велика, что она уже давно превзошла всевозможные человеческие пределы.
Все техники меча и движения Оливье были основаны на его понимании законов света. Теоретически, используя эту технику, его скорость может достичь скорости самого света. И все же, сейчас он был скован ограничениями своего тела и боевой-Ци… и в результате, он смог достичь только своего текущего уровня скорости.
«Ты мне не веришь?», - усмехнулся Линлэй.
Еще одна вспышка белого света и Линлэй тоже начал двигаться. Оба сразу достигли ужасающего уровня скорости.
Размытые тени были везде!
Везде появились бесчисленные тени и размытия. Каждый зритель думал, что в их глазах все начало мутнеть… они просто не могли сказать, где были тени, а где настоящее тела Линлэй и Оливье.
«Что за удивительная скорость, - когда они начали сражаться, Линлэй не мог не удивиться. – Если бы я не активировал перед этим заклинание Тени Ветра, я бы не смог соответствовать уровню скорости Оливье».
Линлэй сейчас был также очень быстр.
Хотя идеи, которые Оливье получил в понимании законов света были чрезвычайно могущественными… тем не менее, благодаря поддержке самого мощного поддерживающего скоростного заклинания Тени Ветра, скорость Линлэй была мгновенно поднята до уровня Оливье.
«Свист!».
Вдруг на боевой платформе появилось глубокое продолговатое отверстие. Было очевидно, что оно возникло от удара мечом. Но уже через мгновение, в другом месте появился огромный кратер, с последующим оглушительным звуком.
Каждый зритель смотрел на бой широко раскрытыми глазами, не желая упускать ни одной детали.
«Черт, вот это скорость. По сравнению с ними, наставник из моей академии просто хвастун. Он как ребенок, который только научился ходить», - подросток, что смотрел этот бой, был так взволнован и возбужден, что его глаза чуть ли не наливались кровью.
Такого рода скоростная битва будет происходить только тогда, когда два воина были равны по скорости. Если бы один из них был заметно медленней, битва могла закончиться так и не начавшись.
«Бам!».
Черный драконий хвост Линлэй пронесся мимо одежды Оливье и злобно впечатался в поверхность боевой платформы. И уже в следующее мгновение, они оба исчезли.
Битва проходило на таких высоких скоростях, что зрители могли более-менее четко разглядеть некоторые тени и размытия, только когда Линлэй и Оливье замедлялись, чтобы обменяться ударами. Но как только они возвращались к своей максимальной скорости передвижения, даже их тени было невозможно четко разглядеть!
«Свист!».
Вдруг в центре Колизея из ниоткуда образовалось настоящее ветряное торнадо. Из-за дующего ветра и поднятой пыли, зрители едва могли разглядеть две фигуры стоящие в его эпицентре и смотрящие друг на друга.
Этот свирепый ветер постепенно утих.
Держа в своей руке переливающийся всеми цветами радуги меч Ледяные Грезы, Оливье серьезно смотрел на Линлэй
Что касается демоноподобного Линлэй, драконий хвост за его спиной грозно извивался, а его меч Фиолетовой Крови был покрыт мистическим фиолетовым светом.
Колизей переполняла гнетущая атмосфера.
«Я признаю, твоя скорость не ниже моей», - произнес Оливье.
Глядя на противника своими темно-золотистыми глазами, Линлэй ответил: «А твоя скорость не ниже моей». После противостояния и сравнения их скоростей, ни один из них не смог получить преимущество над другим.
Продолжи они сражаться таким образом, это могли бы продолжаться вечно.
«Можешь ли ты принять мою атаку в лоб?», - Оливье смотрел на Линлэй, как вдруг от него произошел неистовый всплеск ауры жажды битвы.
«Почему бы нет?», - от тела Линлэй начала исходить аналогичная свирепая аура жажды битвы.
Все восемьдесят тысяч зрителей были так счастливы, что их тела начали дрожать. Святые небеса. Эти два воина Святого уровня собираются столкнуться в лоб? Даже Святой Монолитный Меч Хайдсен сейчас наблюдал за всем с крайней внимательностью.
Что касается Блумера и Уортона, каждый хотел, чтобы его брат добился победы.
Паря в воздухе, Линлэй и Оливье смотрели друг на друга. Как вдруг, они ринулись друг другу навстречу.
«Взрыв!».
Сразу после того, как они достигли пика своих скоростей, разразились внезапные звуки ударов.
Во время сближения с Линлэй, тело Оливье казалось раскололось на восемь четких теней, а мечи Ледяные Грезы в их руках преобразовались в миллионы теневых выпадов.
«Ты хочешь посоревноваться со мной в скорости меча?».
Меч Фиолетовой Крови в руке Линлэй вдруг виброобразно замерцал и в мгновение ока все тело Линлэй, казалось, было окружено настоящим торнадо из бесчисленных вспышек фиолетового мерцания, которые затем как один начали ударять в сторону Оливье.
«Лязг! Лязг! Лязг! Лязг!».
Послышались бесчисленные звуки столкновений мечей… и затем, драконий хвост Линлэй вдруг превратился в размытие и яростно полетел в сторону Оливье.
«Лязг!».
Своим мечом Ледяные Грезы Оливье попытался блокировать драконий хвост Линлэй, но после столкновения, тело Оливье на огромной скорости полетело в обратном от Линлэй направлении.
Том 9, глава 10 – Два гения
Оливье на огромной скорости отлетел обратно в сторону смотровой платформы. Остановившись, он с ноткой удивления в своих глазах посмотрел на Линлэй.
И уже в следующий момент Оливье начал громко смеяться: «Хорошо, хорошо, хорошо! Скорость твоих атак действительно может соответствовать моей техники Грезы Фантомных Мечей».
«Ты не плох, ты действительно смог заблокировать мою технику Рябь Ветра», - холодно произнес Линлэй.
Глубинные Истины Ветра - Рябь Ветра.
Меч Света и Тьмы - Грезы Фантомных Мечей.
Силы этих двух техник были равны.
После обмена “любезностями”, два гения замолчали и начали внимательно наблюдать друг за другом. Было очевидно, что после того обмена ударами, они начали думать друг о друге, как о равном себе.
Стоящая в Колизее напряженная атмосфера была такой густой, что ее можно было резать ножом… все восемьдесят тысяч зрителей чувствовали, словно им нечем дышать.
«Если ты сможешь выдержать мою следующую атаку, то я сохраню тебе жизнь, - в глазах Оливье читалась признательность. – После того как ты выдержишь ее, ты продемонстрируешь, что ты квалифицирован считаться моим соперником».
Как только с его уст слетели эти слова, Баркер и остальные не смогли удержаться и начали громко ругаться.
«Черт побери его бабушку, этот Оливье не смог показать даже доли превосходства над нашим лордом Линлэй и после всего этого он смеет произносить что-то вроде… “после того как ты выдержишь ее, ты продемонстрируешь, что ты квалифицирован считаться моим соперником”? Что за дерьмо он несет?», - громко выругался Гейтс.
Баркер и другие братья также недовольно выругались.
Действительно, эти слова Оливье вынудили многих зрителей чувствовать недовольство. Ведь они совершенно ясно видели, что Оливье в бою с Линлэй не продемонстрировал никакого преимущества. Как он мог такое говорить? Это было слишком высокомерно.
«Соперник?, - Линлэй спокойно засмеялся. – Если ты сможешь отразить мою следующую атаку, ты также сможешь считаться моим соперником».
Оба сказали друг другу абсолютно одинаковые вещи.
«Ха-ха... тогда попробуй силу моего “Меч Авроры”!», - Оливье громко рассмеялся. И сразу следом, он на огромной скорости сорвался с места в сторону Линлэй.
Линлэй холодно улыбнулся и сразу начал готовиться к выполнению техники его второго уровня понимания Глубинных Истин Ветра – Ритм Ветра.
«БУУМ!». Разразилась оглушительная звуковая волна.
Свирепый драконий хвост колыхался за спиной Линлэй, а в его руке был прямой и жесткий меч Фиолетовой Крови… как вдруг, прорывая звуковой барьер, он сорвался с места, превратившись в размытие от которого исходил яркий фиолетовый свет.
Ярко белая аура покрыла меч Ледяные Грезы Оливье и внезапно, меч резко увеличился в размерах, став таким ослепительно ярким, как само солнце.
Невероятно яркий белый свет заставил всех зрителей бессознательно прищуриться.
Самая мощная атака техники Свет и Тень - Меч Авроры!
Самая мощная атака техники Глубинных Истин Ветра - Ритм Ветра!
Дьявольский фиолетовый свет перемещался быстро и свирепо, как сама молния и в то же время, он нес в себе мягкость весеннего ветра. Эти совершенно противоположные ауры в одной атаке проявлялись одновременно.
Такой странный ритм заставил сердца многих людей чувствовать неописуемый страх.
«Что за мощная атака!», - глаза Святого Монолитного Меча Хайдсена оживились, как никогда ранее. Он мог всецело ощутить, насколько могущественной была эта атака.
Этот странный ритм движения меча Фиолетовой Крови заставил образовываться на его поверхности и рядом с ним настоящие свирепые лезвия ветра. Можно было даже выразиться по-другому: стала образовываться настоящая пространственная расщелина.
Дьявольский фиолетовый свет пронзил белый свет. Они пересеклись в самом центре Колизея.
«Буум!».
Во всех направлениях разлетелись взрывные волны ужасающей силы. Вся боевая платформа под их ногами покрылась бесчисленными практически невидимыми разрезами и трещинами. В то же время, пугающе мощная ударная волна разлетелась во всех направлениях. Даже большинство зрителей на трибунах не могли удержать равновесие и затем спотыкались и падали.
«Хрусть!».
Все чашки, что были расположены вблизи краев боевой платформы, были фактически разрушены силой взрывной волны и ветра.
Опасаясь за свою жизнь, многие зрители начали прятаться за своими каменными сидениями и даже так их тела колыхались как ветки деревьев на ветру. Только после того, как дикие порывы ветра стихли, Колизей медленно вернулся к своему нормальному спокойствию. Сейчас даже верхняя одежда большинства зрителей была либо разодрана, либо полностью содрана этим порывом ветра.
Какая ужасающая сила.
Все изумленными глазами уставились на этих двух воителей. В то время как Оливье и Линлэй просто молча смотрели друг на друга.
Ритм Ветра. Меч Авроры.
В очередной раз их техники оказались равны по силе.
Своими блестящими глазами Оливье смотрел на Линлэй. Прямо сейчас он на самом деле даже улыбался: «Линлэй, как называется техника меча, что ты только что использовал?».
Линлэй не пытаться лукавить: «Глубинные Истины Ветра, второй уровень – Ритм Ветра».
«Ритм Ветра... ритм Ветра..., - вспоминая атаку Линлэй, что тот только что использовал, Оливье взглянул на него глазами полными одобрения. - Линлэй, я с трудом могу поверить, что ты также молодой Великий Мастер-скульптор. Ты так силен, а ведь тебе еще не исполнилось тридцати лет. Я действительно восхищаюсь тобой».
Отношение Оливье к Линлэй полностью изменилось.
«Как я ранее сказал, если ты сможешь выдержать эту атаку от меня, я сохраню тебе жизнь. Я сдержу свое слово, а также, с сегодняшнего дня, твое имя добавилось в список моих соперников. Я буду с нетерпением ожидать твоего дальнейшего роста и развития», - с искренней улыбкой произнес Оливье.
Линлэй нахмурился.
Оливье был слишком высокомерен.
Баркер и его братья стояли где-то под ними. Гейтс, самый вспыльчивый из них тут же вскочил на ноги: «Что ты несешь! Оливье, ты не победил нашего лорда. Как ты смеешь так бахвалиться и раздуваться как пышный волчий хвост! Черт, я больше всего на свете ненавижу таких людей как ты!».
Услышав этот крик, множество зрителей на трибунах начали неконтролируемо смеяться.
Но надо сказать, многие люди согласились со словами Гейтса.
Произнесенные Оливье слова были сродни обращения старшего, более сильного воителя, к младшему, более слабому. Они обладали высокомерным оттенком. А он пошел даже дальше и сказал: “Я буду с нетерпением ожидать твоего дальнейшего роста и развития” и “я сохраню тебе жизнь”.
Если бы Оливье действительно победил, все бы признали их, так как они бы опирались на реальность и хладнокровие.
Но он не победил. И даже больше - никто не чувствовал, что в бою у Оливье было хоть какое-то преимущество. Продолжи они свой бой, еще неизвестно, кто бы вышел победителем.
«Хмпф», - Оливье холодно усмехнулся. Своим холодным мрачным взглядом он прокатился по трибуне и весь Колизей сразу же замолчал.
Затем Оливье спокойно взглянул на Линлэй и сказал: «Шесть лет назад ты бы действительно поставил меня в тупик. Но сейчас… ».
«Ты едва готов к тому, чтобы я использовал против тебя свой обсидиановый меч. И если я использую его, то каким бы ты ни был гением, ты сегодня определенно потеряешь свою жизнь», - спокойный голос Оливье прокатился по Колизею.
Только теперь большинство находящихся в Колизее людей вспомнили... у Оливье на спине было два меча. Меч Ледяные Грезы был только одним из них.
Обсидиановый меч?
«Обсидиановый меч? Оливье, ты действительно освоил его?», - заговорил сидящий на судейской трибуне Святой Монолитный Меч Хайдсен. Тем самым он привлек к себе внимание всех присутствующих.
Судя по всему, у Святого Монолитного Меча Хайдсена были какие-то отношения с Оливье.
Оливье повернулся взглянуть на Святого Монолитного Меча Хайдсена и затем спокойным голосом сказал: «Мистер Хайдсен, спасибо за совет, что Вы мне дали шесть лет назад. В результате у меня появились некоторые идеи. После трех лет сражений и затем трех лет спокойных медитаций на пустынных горах, я все же освоил “обсидиановый меч”. Он является еще более мощным, чем техники Свет и Тень».
Колизей наполнился криками изумления.
«Еще более мощный, чем техника Свет и Тень? Неудивительно, что лорд Оливье сказал, что он сохранит жизнь Мастеру Линлэй».
«В том году, когда он победил лорда Диллона, лорд Оливье использовал технику Свет и Тень. Тогда у него на спине был один меч, но теперь у него есть два. Десять лет… он действительно опять стал сильнее».
Многие люди удивленно вздыхали, в то время как другие восхваляли его доблесть. Продемонстрированная сегодня сила не была истинной. Как страшен был Оливье на самом деле?
«Мой старший брат, он... », - Уортон знал, что Линлэй сражался ради него, но сейчас, он уже начал за него волноваться.
Уортон был обеспокоен, но Баркер и его братья наоборот… на их лицах даже появились довольные ухмылки.
«Уортон, не волнуйся, наш Лорд еще не показал свою настоящую силу, - глядя на Уортона успокаивающе рассмеялся Баркер. - Когда наш Лорд спарринговался с тобой, он использовал только свой гибкий меч Фиолетовой Крови. Он не смел использовать против тебя свою самую сильную атаку».
«Верно. У Линлэй есть в наличии еще более ужасающий адамантиновый тяжелый меч», - торжественным тоном произнес Зесслер.
Пробыв с Линлэй столько времени, Зесслер и братья Баркер точно знали, насколько ужасающи мощным был адамантиновый тяжелый меч. Когда Линлэй был еще только на пике уровня воина девятого ранга, используя свою технику “Стослойных Волн”, он мог даже одолеть Бессмертного воина Святого уровня и это несмотря на их легендарную защиту.

Даже большинство воителей Святого уровня среднего стадии, скорее всего, получили бы серьезные травмы.
И теперь, когда базовая сила и боевая-Ци Линлэй были на Святом уровне. Используй он свои “Глубинные Истины Земли”, скорее всего даже воитель Святого уровня на пиковой стадии не сможет принять его атаку.
Ведь те колебательные атаки, что были разработаны на основе идей Линлэй, были просто напросто слишком страшны. Боевая-Ци и мышечная сила практически неспособны защититься против этой атаки.
«Линлэй, я буду с нетерпением ожидать твоего вызова», - со спокойной улыбкой произнес Оливье.
Оливье был тоже таким типом человека, как и Хайдсен, который стремится к пику могущества и силы. Найти хорошего соперника было очень трудно. А если взять в учет, что Линлэй в свои двадцатые года был настолько силен, он определенно в будущем станет хорошим соперником для Оливье.
«Лорд Оливье действительно проявил толерантность», - многие зрители на трибунах вздыхали с похвалой.
Но Блумер, который был рядом с трибуной судей, был крайне недоволен: «Почему старший брат просто не убьет Линлэй?».
Торчащие из Линлэй шипы, после того как он повернулся, сверкнули металлическим светом.
«Оливье, - темно-золотистые глаза Линлэй буровили Оливье. - Я же тебе раньше сказал. Человек должен знать свои пределы. Неужели ты думаешь, что твой обсидиановый меч является таким уж мощным?».
«Хм?», - повернувшись опять к Линлэй, выражение лица Оливье изменилось. Линлэй не понимал, когда стоит остановиться!
Но Линлэй вытянул свою руку. И вдруг, в его ладони появился удивительный лазурно-черный тяжелый меч.
«Мое самое мощное оружие... адамантиновый тяжелый меч, - Линлэй спокойно смотрел на Оливье. - После того как я использую его, даже я не могу полностью контролировать свою силу. Я могу случайно убить тебя».
Оливье вздрогнул.
Святой Монолитный Меч Хайдсен был также ошеломлен. Блумер же просто изумленно уставился на парящего в воздухе Линлэй. И в то же время, все восемьдесят тысяч зрителей затихли.
Невероятно свирепо выглядящий Линлэй холодно смотрел на Оливье: «Если верить твоим словам, твой обсидиановый меч является чрезвычайно мощным. Я действительно хочу узнать, что мощнее: обсидиановый меч или все же адамантиновый».
«Адамантиновый тяжелый меч? Адамантиновый?».
Оливье и Хайдсен испытали шок.
Легендарный материал, который якобы даже воителю Божественного уровня будет трудно найти и трудно сломать?
«Ха-ха... хорошо. Замечательно, - Оливье начал громко смеяться. - Я забираю сказанные ранее слова обратно. Я тоже хочу увидеть в действии твой адамантиновый тяжелый меч. Линлэй, будь осторожен. Мой обсидиановый меч может просто забрать твою жизнь».
Говоря это, Оливье убрал свой меч Ледяные Грезы и затем медленно достал свой обсидиановый меч. Он был того же размера и формы что и меч Ледяные Грезы, но его черная поверхность выглядела более обычно. Однако, когда Оливье вытянул его перед собой, по его поверхности начал течь слой холодного, темного света.
Этот черное свет, казалось, пожирал все вокруг него.
«Техники обсидианового меча были разработаны мной на основе моих прозрений в законах элемента тьмы», - Оливье холодно смотрел на Линлэй.
Линлэй держал в своих руках адамантиновый тяжелый меч. Из-за того, что при выковке он был поражен небесной молнией, его поверхность переливалась легким мерцанием лазурного оттенка.
«Техники адамантинового тяжелого меча были разработаны мной на основе моих прозрений в законах элемента земли», - темно-золотистые глаза Линлэй также холодно смотрели на Линлэй.
Один держал обсидиановый меч. Другой держал адамантиновый тяжелый меч.
Два пиковых гения. В гробовом молчании, восемьдесят тысяч пар глаз Колизея были прикованы к ним. И только в Уортоне и Блумере начали расти беспокойство и нервозность.
Прямо сейчас никто не знал кто победит… Линлэй или Оливье!
«Взрыв! Взрыв!».
От преодоления звукового барьера раздались два пронизывающих звука… два человека, с расстояния сотен метров, ринулись непосредственно на встречу друг к другу. Но как раз в этот момент, Святой Монолитный Меч Хайдсен, который до этого просто сидел на судейской трибуне, внезапно исчез со своего места. Он сделал всего три шага и как молния появился прямо между ними.
«Опустите оружие!».
Рябь земного цвета разлетелась в разные стороны от тела Хайдсена и затем столкнулась одновременно с Линлэй и Оливье. Линлэй ощутил, словно его ударяли бесчисленные метеоры и затем его тело отшвырнуло на несколько десятков метров. Оливье таким же образом был отброшен назад.
Линлэй и Оливье уставились на Хайдсена.
Святой Монолитный Меч Хайдсен спокойно засмеялся и посмотрел сначала на одного и затем на другого: «Линлэй. Оливье. Каждый из вас является невероятным гением континента Юлан. Но вы еще так молоды. И если верить вашим словам, как техники адамантинового тяжелого меча, так и техники обсидианового меча являются невероятно мощными и опасными, а также вы не можете полностью их контролировать. Если эта битва продолжится, то один из вас, безусловно, умрет… и возможно даже оба. Я предлагаю сегодня закончить этот поединок».
Том 9, глава 11 - Вызов
Остановить поединок?
Восемьдесят тысяч зрителей начали шептаться, услышав слова Святого Монолитного Меча Хайдсена. Некоторые из них между собой тихо осуждали его.
Линлэй и Оливье несомненно были двумя сильнейшими гениями континента Юлан. Многие воины в буквальном смысле готовы были отдать свою жизнь только за то, чтоб увидеть сражение между двумя гениальными воителями Святого уровня.
Но как только битва достигла апогея и все от напряжения замерли, Святой Монолитный Меч Хайдсен вдруг остановил бой!
Как они могли не возмущаться?
Но человек, остановивший бой, был самим Хайдсеном, номером один в мире среди воителей Святого уровня!
«Этот поединок подошел к концу», - лоб дворецкого Хири покрылся маленькими капельками пота.
Не только дворецкий Хири. Хиллман, Уортон и остальные также волновались за Линлэй. Умение вести бой у Оливье ничуть не хуже, чем у Линлэй и эта техника обсидианового меча казалась очень странной.

Линлэй действительно был опытным и умелым в технике Глубинных Истин Земли.
Но будет ли атака, которую Оливье разработал на основе его понимания элементарных законов Тьмы слабее, чем атака Линлэй? Разве Оливье сам не сказал, что он был не в состоянии контролировать ситуацию при использовании техники обсидианового меча?
Поэтому Святой Монолитный Меч Хайдсен остановил бой. Линлэй и Оливье зависли на противоположных концах Колизея в воздухе глядя друг на друга, а Хайдсен находился между ними.
Три воителя Святого уровня. Двое из них были невероятно сильными, в то время как третий считался самым сильным воителем Святого уровня в мире.
«Остановить поединок?», - Оливье посмотрел на Хайдсена.
Линлэй тоже посмотрел на него.
«Мощность и сила Хайдсена действительно поражает. Эта техника, которую он продемонстрировал, безусловно основывается не только на боевой-Ци. Это была своего рода техника защиты, разработанная в соответствии с законами земли».
Линлэй мог полностью ощутить, что волны земляного цвета Хайдсена были выпущены раньше, чем волны содержащие энергию.
«Тем не менее, он не будет в состоянии выдержать мои глубокие истины земли», - Линлэй был уверен в силе своей лучшей атаки.
Честно говоря, начиная поединок друг против друга, Линлэй и Оливье просто разминались.
Будучи воителями пиковой стадии Святого уровня, они не станут лишний раз тратить энергию. Ведь они оба были готовы в любой момент применить техники, которые должны были поставить точку в сражении.
Стоит отметить, что многие из жертв, к которым применялись Глубинные Истины Земли, при ударе несокрушимым тяжелым мечом первоначально не чувствовали никакой опасности. Но потом вдруг...
Они ощущали одну колебательную волну за другой. Эти волны в конечном счете доставляли свою силу прямо к их внутренним органам.
Но Хайдсену удалось вклиниться между Линлэй и Оливье. Все потому, что ни Линлэй, ни Оливье не использовали все свои атакующие возможности. В противном случае Хайдсен не смог бы так легко блокировать их.
«Ха-ха, Оливье, Линлэй», - император Иоганн поднялся.
Под взглядом восьмидесяти тысяч человек, император Иоганн вышел с трибуны судей и сказал громким голосом: «Оливье, Линлэй, эта битва между вами уже невероятное зрелище, вы расширили наши познания. Более того, ни один из вас не должен держать обиды друг на друга, которая может быть решена только путем физического устранения».
Император Иоганн не желал для Линлэй или Оливье смерти.
Если эти два гения останутся живы, то влияние Империи О’Брайен на континенте Юлан стало бы еще сильнее.
Линлэй и Оливье переглянулись.
«Хорошо, - кивнул Оливье, смеясь. - Когда брат Линлэй блокировал мою атаку, я уже потерял желание продолжать борьбу. Тем не менее, я был частично сам виноват в этом… ».
Оливье взглянул на Линлэй.
«Способности брата Линлэй превзошли мои ожидания. Я не знал что методы меча, которыми он овладел, были только маленькой частью его способностей», - Оливье улыбнулся Линлэй. Признаюсь, мощь брата Линлэй ни чуть не меньше моей.
Очевидно, Оливье хотел быть дружественным по отношению к Линлэй. Он даже обратился к нему как “брат Линлэй”.
Техника обсидианового меча была чрезвычайно мощной, но техника тяжелого меча Линлэй была еще мощней. Если эти два гения действительно настаивали на продолжении поединка до конца и хотели биться до смерти, то это действительно было бессмысленным действом.
Раз Оливье общался уже в довольно мирной и дружественной манере, стоило ли Линлэй настаивать на бое?
В конце концов, он только недавно пришел в Империю в О’Брайен. И конечно ему не нужны были враги.
«Тогда давайте завершим этот поединок», - спокойным голосом сказал Линлэй. Восемьдесят тысяч зрителей Колизея осознали, что битва между этими двумя гениями окончена.
Но сразу же после этого...
Оглушительные, бурные аплодисменты заполнили весь Колизей. Все наблюдатели аплодировали. Хотя поединок завершился, они по-прежнему возбужденно кричали.
«Оливье!» «Оливье!» «Оливье!»
«Линлэй!» «Линлэй!» «Линлэй!» «Линлэй!»
Радостно крича и пытаясь перекрикивать друг друга, все они болели за своих кумиров.
В этот момент они уже забыли, что сегодняшний поединок фактически был между Уортоном и Блумером.
И это понятно...
Несмотря на то, что Уортон и Блумер были гениями, по сравнению со старшими братьями, между ними по-прежнему существовал огромный разрыв в каждом аспекте. Поразительная сила и мощь Линлэй и Оливье полностью покорила каждого человека в Колизее.
Когда поединок решили завершить, Святой Монолитный Меч Хайдсен чувствовал себя удовлетворенным. В это время, Линлэй сразу полетел вниз к своей стороне.
Безумный рев Колизея ослабевал. В настоящее время в глазах толпы Линлэй уже имел тот же уровень и статус, что и Оливье. Если учесть молодость Линлэй и его мастерство каменной скульптуры, возможно, Линлэй был еще более достойным, чем Оливье, носить титул “Гений”.
«Большой брат... », - сидевший Уортон увидел как Линлэй летел вниз. Он сразу же позвал его взволнованным голосом.
Лорд Баркер и его братья подошли, чтобы поздравить его. Дженна, Ребекка и Лина облегченно вздохнули и едва сдерживая эмоции волнения тоже решили поздравить его.
Линлэй вернулся к своей нормальной человеческой форме и накинул длинные одежды.
«Лорд, продолжив борьбу, Вы безусловно были бы победителем! Я уверен, что он не в состоянии противостоять вашим Глубинным Истинам Земли», - Гейтс сказал тихим, несчастным голосом.
Баркер и другие точно знали, насколько сильным был Линлэй с учетом его понимания Глубинных Истин Земли. И все отчетливо понимали, что Линлэй был способен одержать победу.
Но Линлэй покачал головой и рассмеялся: «Не стоит недооценивать Оливье. Он тоже был в состоянии создать ту особую технику Свет и Тень. А это означает, что сила его обсидианового меча, несомненно, была бы удивительной. Вы должны учитывать это. Я был в состоянии получить представление о Глубинных Истинах Земли, но и другие могли это сделать. Элементарные законы обширны и безграничны как океан и мои прозрения - крошечная капля воды в этом океане».
Баркер и другие кивнули, как будто они поняли, о чем он говорил.
Но прямо в этот момент над Колизеем в воздухе раздался голос: «Мистер Хайдсен, Вы до сих пор помните эту битву между нами шесть лет назад?»
Линлэй сразу повернул голову, чтобы посмотреть на небо. Человек, который произнес эти слова, был Святым Гением Меча Оливье. Глаза Оливье были наполнены светом и он уставился на Святого Монолитного Меча Хайдсена, который как раз собирался лететь вниз.
Хайдсен остановился, оглядываясь на Оливье. Помолчав, он сказал: «Шесть лет назад, в лунную ночь. Конечно, я помню эту битву. Ваша скорость произвела глубокое впечатление на меня».
Оливье взглянул на Хайдсена и гордо сказал: «Я пересек многие государства и одержал победы во всех сражениях против различных воителей других империй. Я потерял шесть лет, чтобы приблизиться к Вам. Шесть лет... шесть полных лет. За эти шесть лет я разработал свой метод владения мечом. Специально, чтобы противостоять Вам».
Колизей мгновенно замолчал.
Казалось, между этими двумя воителями Святого уровня было довольно много общего.
«О, противостоять мне?, - Хайдсен засмеялся. - Вы считаете, что ваш обсидиановый меч способен сломать мою защиту?».
Одна из самых важных причин, почему Хайдсен был известен как Святой Монолитный Меч – это то, что он обладал чрезвычайно мощной обороной. Многие воители Святого уровня пиковой стадии не смогли навредить ему.
Оливье вспомнил их сражение, состоявшееся шесть лет назад. Это было полное унижение!
Независимо от того, какие удары он бы не наносил Хайдсену, он не мог даже поцарапать его. Вместо этого, он был легко ранен в результате воздействия каждого удара. Более того, Хайдсен был не медленнее, чем он.
Доминирование!
Хотя Оливье был также воителем пиковой стадии Святого уровня, по сравнению с Хайдсеном он не казался таким сильным. Это было похоже на то, как если бы они были на совершенно разных уровнях. Его репутация в качестве воителя номер один Святого уровня, несомненно, заслуженная.
«Мы узнаем, смогу я или нет пробить оборону только в случае, если Вы предоставите мне шанс, верно? Мистер Хайдсен, сегодня в Колизее я официально бросаю Вам вызов. Если Вы принимаете его, то в течение трех месяцев мы устроим бой за пределами города», - сказал Оливье.
Оливье потратил большое количество боевой-Ци сегодня в борьбе против Линлэй. И конечно в итоге он был не в лучшей форме.
«Вызов?».
Хайдсен нахмурил лоб, но на его лице был намек на улыбку.
Колизей сразу же начал наполняться ревом. Святой Гений Меча Оливье открыто бросил вызов Святому Монолитному Мечу Хайдсену. Многие люди были так рады, что их лица сияли от счастья.
Все повернулись, чтобы посмотреть на Святого Монолитного Меча Хайдсена.
«Хорошо. Я принимаю вызов, - Хайдсен улыбнулся и кивнул. - Через три месяца я безусловно протестирую силу Вашей техники владения обсидиановым мечом, которую Вы разработали за прошедшие шесть лет».
«Я уверен, Вы не будете разочарованны», - лицо Оливье выражало уверенность.
Улыбка на лице Хайдсена стала еще шире.
Шесть лет назад боевой дух не покинул его, зато Оливье узнал, насколько мощной защитой обладал Хайдсен. Но Оливье был по-прежнему уверен в себе, в конце концов он не был дураком. Очевидно, он действительно был уверен, что может рассчитывать на победу, бросая Хайдсену вызов.
«Вы не разочарует меня? Я действительно надеюсь, что все будет так, как Вы говорите», - Хайдсен был в предвкушении.
Конечно, все это вызывало небольшое волнение, так как он столкнулся с противником, который может представлять для него угрозу.
В три шага, Святой Монолитный Меч Хайдсен появился на судейской трибуне. Что касается Оливье - он полетел в сторону его младшего брата.
Весь Колизей был наполнен звуками бормотания и обсуждений.
Линлэй появился на поле боя и легко победил Кеньона, а затем бился с Оливье. А теперь, Оливье вызвал Святого Монолитного Меча Хайдсена на бой.
Эта цепь событий принесла много противоречивых чувств.
«Все, - седовласый старик вернулся к платформе для поединка. - Пора объявить результаты дуэли. Честно сказать, я до самого конца не верил, что приедет лорд Оливье».
Лицо Седовласого старика светилось улыбкой: «Я нахожусь под большим впечатлением. Это был самый захватывающий день в моей долгой жизни. Битву лорда Оливье против лорда Линлэй, я думаю, не забудет никто до конца своей жизни. Просто посмотрите на платформу для поединка, а затем посмотрите на эти флагштоки».
Поединок был такой мощный, что трещины на платформе стали пронизанной зияющей дырой. Большинство флагштоков вокруг платформы были срезаны пополам, одежда людей была раскидана по разным уголкам Колизея. Это была сцена катастрофы.
Но эта катастрофа заставила восемьдесят тысяч людей почувствовать себя счастливыми.
«Ха-ха. Все уже знают результат поединка между Уортоном и Блумером. Блумеру удалось вырвать победу с небольшим перевесом, - седовласый старик рассмеялся, посмотрев на императора Иоганна. - Его императорское Величество хочет сказать несколько слов. Я надеюсь, что все будут его внимательно слушать».
Сказав это, седовласый старик ушел с платформы.
Император Иоганн встал. Некоторые люди в Колизее посмотрели в сторону императора Иоганна, в то время как другие смотрели на Линлэй, Оливье и Хайдсена, воителей Святого уровня.
«Сегодня был самый захватывающий день в нашей жизни. Был ли это поединок между Уортоном и Блумером или их братьями, став свидетелями этого, мы получили безумное удовольствие, присутствуя сегодня здесь».
Император Иоганн выдавил улыбку на своем лице: «Всем известно, что и Уортон и Блумер уже попросили руки моей дочери, седьмой принцессы. Увидев каждого из этих блестящих молодых мужчин в действии сегодня, мы приняли решение. Мы решили, что 15 марта, в боевом дворце мы объявим наше решение. Все узнают о том, кто получит разрешение жениться на седьмой принцессе».
Том 9, глава 12 – Главный двор забит как и торговая площадь
Линлэй, Уортон, Блумер и Оливье почти одновременно с удивлением посмотрели на императора Иоганна.
15 марта император объявит кто женится на седьмой принцессе?
Не так давно император Иоганн говорил, что не видит ни малейшей необходимости спешить и просил быть терпеливыми. Ни Уортон, ни Блумер не могли представить, что император Иоганн вдруг скажет такое.
«Нина... », - Уортон повернулся, чтобы посмотреть на Нину.
Нина испуганно покачала головой: «Я ничего не знала. Мой отец Император мне об этом не сказал». Она отчаянно посмотрела на императора Иоганна понимая, что она, седьмая принцесса, являлась членом императорского клана и самостоятельно не могла принимать такие решения. Это решение мог принять только ее отец император Иоганн.
«Принцесса», - в этот момент подошел слуга из дворца. Его императорское Величество собирается уходить. Вам нужно вернуться во дворец.
Нина кивнула.
Император Иоганн запретил ей покидать дворец. Единственная возможность увидеть Уортона была предоставлена ей сегодня, по случаю поединка в Колизее. Попрощавшись с Уортоном, Нина последовала за членами императорского клана.
Линлэй и Уортон также спешили покинуть Колизей.
Уходя, Линлэй посмотрел на Оливье и увидел, что Оливье тоже посмотрел на него.
Два сильных гения обменялись взглядами, а затем покинули Колизей.
С тех пор как восемьдесят тысяч зрителей стали свидетелями событий в Колизее, 4 февраля новость о поединке разнеслась на всю императорскую столицу, заполняя каждый уголок столицы восхищением от увиденного.
Многие зрители привезли новости об этом поединке в свои города и провинции.
Линлэй легко победил Кеньона, а затем сражался с Оливье. После чего Оливье вызвал Хайдсена на бой. Эти три события быстро стали известны и слухи об этих событиях распространялись с удивительной скоростью.
Сила Линлэй стала известна всем имперской столице, так как новость распространялась со скоростью ветра.

Имперская столица. Улица Боулдер. Усадьбы графа Уортона. Одна карета за другой подъезжали к усадьбе, чтобы встретиться с Линлэй.
Во внутреннем дворе усадьбы.
Линлэй, Йель и Рейнольдс сидели вместе, болтая и смеясь. В переднем дворе собралось много дворян и известных людей. Но Линлэй не был обеспокоен этим и совершенно не обращал на них внимания.
Эти дворяне ожидали, но своим сердцем они понимали, что такой человек как Линлэй маловероятно решит встретиться с ними лично.
Линлэй не волновали обычные мирские атрибуты власти, они не имели ничего общего с ним. Даже император всегда был крайне вежлив при общении с воителями Святого уровня и не посмел бы важничать.
Без сомнения...
Теперь клан Барух имел могучего воителя Линлэй и даже если он не получит высокий статус в империи, Уортон уже был таковым. Клан Барух начал довольно быстро и серьезно укреплять позиции в имперской столице.
«Третий брат, ты скрывал свою силу и свой талант, но теперь, когда ты показал себя на поединке, это действительно привело в шок немало людей», - Йель громко рассмеялся.
Рейнольдс соглашаясь кивал: «Верно-верно. Я полагаю, Сияющая Церковь обречена на жуткую головную боль».
Йель и Рейнольдс знали о делах Линлэй с Сияющей Церковью. Даже учитывая мощь Сияющей Церкви, чтобы убить Линлэй, из-за его уровня развития это уже будет невозможно.
Учитывая, что в настоящее время Линлэй находился в имперской столице О’Брайен, Сияющая Церковь не посмеет посылать воителей Святого уровня в столицу из-за страха, что Бог Войны неправильно поймет это. Это была территория Бога Войны и никак иначе.
«Сияющая Церковь?, - Линлэй спокойно засмеялся. – Я уже убил свой главный объект мести. Что касается борьбы с Сияющей Церковью в целом, то я не буду торопиться. Но сейчас я больше не боюсь людей Сияющей Церкви. Чтобы иметь дело с Сияющей Церковью со всеми ее воителями... мне не хватит на это силы».
Сияющая Церковь имела немало воителей Святого уровня пиковой стадии.
В настоящее время действующий Святой император, Хайденс. А также духовный лидер подвижников, лорд Лао. Претор Церковного Трибунала, Осэнно. Специальный Исполнитель, Стэнли. И лидер фанатиков...
Среди этих пяти воителей, Стэнли скорее всего является самым слабым.
Что касается остальных четырех, ни один из них не может быть недооценен. В поединке против Стэнли Линлэй не удастся победить так легко. Причина, почему Линлэй удалось легко победить Кеньона заключалась исключительно в том, что он был не более, чем воителем Святого уровня средней стадии.
«Когда в своей человеческой форме я достигну Святого уровня и мои навыки как мага достигнут Святого уровня... », - глаза Линлэй вспыхнули ожесточенным светом.
«Достигнуть Святого уровня в человеческой форме?», - Йель и Рейнольдс обменялись взглядами. Они почувствовали беспокойство за будущее Сияющей Церкви.
Если Линлэй достигнет Святого уровня в своей человеческой форме, то, как только он трансформируется, просто полагаясь на физическую силу и боевую-Ци, его оборона и скорость достигнут ужасающе высокого уровня. Верховные Воины были провозглашены самыми мощными из Святых уровней. И теперь было уже не до смеха.
Такой мощный фундамент в сочетании с техниками Линлэй “Глубинные Истины Ветра” и “Глубинные Истины Земли”...
Они верили, что когда Линлэй достигнет Святого уровня в своей человеческой форме, то его две “Глубинные Истины” также продвинутся в уровне. А потом, когда он достигнет Святого уровня как маг...
Он будет непобедим в ближнем бою, а при дальнем бое, заклинания мага Святого уровня будут также непобедимым оружием.
Если бы его противники использовали тактику массового нападения, то одно мощное магическое заклинание сможет уничтожить их.
«Слишком ужасающе», - Йель и Рейнольдс были напуганы, просто думая об этом. Текущий Линлэй уже воитель пиковой стадии Святого уровня. Если в будущем его мощность возрастет в десятки раз в каждом аспекте... разве кто-то сможет остановить его?
«Достаточно на сегодня об этом», - Линлэй засмеялся.
Йель тоже рассмеялся и кивнул. «Третий, брат, ты знаешь? Мой старик постоянно говорит мне – справься с этим делом, справься с тем… но узнав, что ты приехал сюда, он перестал давить на меня. На самом деле он просил проводить больше времени с тобой. Я должен сказать... мой Конгломерат действительно заключил потрясающую сделку. Мы так просто заполучили тебя в качестве одного из наших старейшин».
Ранее в столице провинции Бэзил Йель вручил Линлэй орден старейшины.
«Даже если бы ты не дал мне этот орден, если у Конгломерата Доусон были бы трудности, то учитывая наши отношения, босс Йель, конечно, я бы все равно помог», - засмеялся Линлэй.
Йель почувствовал теплоту и благодарность в своем сердце.
«Красиво сказано! Ну, ура!», - Йель сразу поднял чашу, смеясь, Линлэй и Рейнольдс присоединились к нему.
Истинные намерения в сердцах людей было трудно различить, особенно после взросления. Для Йель, Линлэй и Рейнольдса будет непросто легко доверять другим людям, но к тем хорошим друзьям, которые были в их беззаботном детстве, они не чувствовали ничего, кроме безграничного доверия.
Это большая редкость, иметь истинно близких друзей.
Линлэй и остальные отлично понимали, что им очень повезло иметь таких хороших братьев.
Третий брат Рейнольдс поджал губы: «Ты действительно показал свою богоподобную мощь в Колизее. Даже наш клан Данстан послал людей, чтобы познакомится с тобой».
«Они кого-то послали?, - Линлэй был поражен. - Кого?».
«Один из моих дядей, - презрительно сказал Рейнольдс. Но у него не было даже шанса увидеть тебя».
Линлэй кивнул. Линлэй отказался встречаться с людьми, которые пришли с визитом к нему. Даже те люди из императорского клана были проигнорированы.
«Если твой клан действительно хочет встретиться со мной, просто покажи мне их и я пойду и встречусь с ними», - произнес Линлэй. Он конечно не отвернется от одного из своих братьев.
«Нет необходимости, - Рейнольдс покачал головой. - Я действительно не понимаю смысла этого и даже поговорив с людьми с глазу на глаз в моем клане ничего не изменилось. Наверно, дело в том, что, ты стал слишком знаменитым. Это делает и мою жизнь легче. Многие люди в клане с уважением относятся ко мне и мне приятнее. Естественно они все знают, что я твой брат - хохоча, Рейнольдс посмотрел на Линлэй. - Третий брат, в будущем, ты должен позаботиться обо мне, твоем брате, понимаешь!».
«Ты засранец, - видя озорное выражение на лице Рейнольдса, Линлэй не мог не смеяться. - Ты пробыл в армии семь или восемь лет, но ведешь себя по-прежнему как и раньше».
Четыре близких друга жили в доме 1987, Йель был вроде плейбоя, а Рейнольдс был из тех, кто не боялся ни неба, ни земли и мог сделать все.
«Третий брат, босс Йель, я могу подурачиться только перед вами. А перед своими солдатами, у меня постоянный жесткий взгляд и лицо».
И как бы подтверждая сказанное, Рейнольдс специально сделал серьезное выражения лица.
Это нужно было видеть. Когда Рейнольдс сделал серьезное лицо, он действительно всем своим поведением был похож на солдата.
Побеседовав и пошутив с его близкими друзьями, лицо Линлэй стало спокойным: «Босс Йель, четвертый брат, мне нужно чтобы вы помогли мне спланировать, что делать дальше в сложившейся ситуации».
«Что делать?», - Рейнольдс и Йель посмотрели на Линлэй.
Учитывая сложившуюся ситуацию, Линлэй конечно не мог не беспокоиться.
Это связано с моим младшим братом. Император Иоганн публично сказал, что 15 марта он в военном дворце открыто объявит, кто женится на седьмой принцессе», - лицо Линлэй стало очень серьезным.
Рейнольдс и Йель кивнули.
«Мой младший брат, Уортон, и седьмая принцесса испытывают глубокую любовь друг к другу. Без седьмой принцессы, я боюсь, что мой маленький брат будет испытывать нестерпимую боль на протяжении долгого времени. Я не хочу, чтобы что-то подобное произошло еще и c моим младшим братом», - голос Линлэй был очень подавленный.
Рейнольдс и Йель обменялись взглядами.
Они до сих пор помнят, как он вырезал скульптуру “Пробуждение ото сна” и в течение десяти дней и десяти ночей ничего не пил и не ел.
Хотя Линлэй и не распространялся об этом, они оба поняли, что этот случай был невероятно болезненным периодом в жизни Линлэй.
«Третий Брат. Скажи нам, что мы можем сделать», - напрямую поинтересовался Йель, а Рейнольдс кивнул в знак согласия.
Линлэй сказал: «Прямо сейчас у меня есть два варианта. Если император Иоганн планирует выбрать моего младшего брата, то это будет радостным событием. Но... если он выберет Блумера... ».
Лицо Линлэй стало холодным.
«Тогда я не посмотрю на то, что он император, или на то, насколько силен старший брат Блумера. Я помогу моему младшему брату похитить седьмую принцессу из дворца и помогу им сбежать вместе. Если кто-то попытается меня остановить, я убью их!» - убийственное намерение можно было увидеть в глазах Линлэй.
Рейнольдс и Йель почувствовали, как их сердца сильно бьются от волнения.
Не все были в курсе, но они четко понимали. Пять братьев Баркер, которых Линлэй привез с собой, на самом деле были Бессмертными воины и трое из них имели силу воителей Святого уровня. И конечно не стоит забывать о черном ягуаре и Бебе.
Шесть воителей Святого уровня!
После того, как Линлэй решит идти до конца, особенно с Бебе, который был не слабее, чем он сам… вся имперская столица могла содрогнуться от проявления силы шести проблемных воителей Святого уровня.
«Я очень надеюсь, что его императорское величество выберет Уортона», - Рейнольдс и Йель молились с надеждой в душе, что так и будет.
«Третий Брат, - Йель сосредоточено посмотрел на Линлэй. - Не спеши. Даже если ты похитишь седьмую принцессу силой, держи себя в руках, не доводи ситуацию до такого противостояния».
«Я знаю, - Линлэй улыбнулся. - Я только говорю, что если кто-то попытается меня остановить, то я убью их. Я и мой брат не сильно осведомлены о ситуации в империи. Я надеюсь, что вы поможете мне в решении этой проблемы».
Клан Данстан и клан Доусон имели очень глубокие корни во власти и знали много вещей о событиях, происходящих в столице империи.
«Третий брат, послушай. Влияние Конгломерата Доусон весьма обширное. У нас даже есть целый ряд дворцовых служащих и горничных, которые будут подчиняться слову конгломерата», - уверенно сказал Йель.
Деньги чудесная вещь. Влияние денег может быть очень большим.
«Когда я вернусь, я сразу же поговорю с моим стариком. Не волнуйся. Мой старик безусловно поможет и поддержит тебя», - Йель рассмеялся.
Линлэй был уверен в этом.
Если председатель Конгломерата Доусон передаст эту информацию императору, для него это не будет иметь большой выгоды. В конце концов, Конгломерату Доусону хватает денег. Но, что касается воителей... ведь за услугу император не мог просто приказать воителю Святого уровня служить Конгломерату Доусон, верно?
«Ты должен взять на себя основную ответственность за это дело, третий брат. Сила моего клана, прежде всего, заключается в армии», - Рейнольдс знал свои пределы.
Линлэй кивнул.
«Тогда я буду рассчитывает на тебя, босс Йель», - серьезно сказал Линлэй.
Йель уверенно кивнул.
После смерти своих родителей, Линлэй имел только одного родственника: Уортона. И, он не мог позволить его младшему брату страдать. Если император Иоганн выберет Уортона, то это будет замечательно. Но если он этого не сделает... Линлэй не будет сдерживаться и просто-напросто насильно похитит Нину.
Том 9, глава 13 – Прибытие Кайлана
Ночь спустилась. В столице Империи О’Брайен, наиболее мощной военной империи на континенте Юлан, жизнь шла своим чередом. Помимо нескольких переполненных ночных улиц, город был спокойным и мирным.
Восток Чэнн. Улица Боулдер. После прибытия бесчисленных карет и затем постепенного отбытия, за последние несколько дней, усадьба графа Уортона постепенно вернула свое обычное спокойствие.
В зале графа Уортона.
Линлэй, дворецкий Хири, Хиллман, Зесслер, Баркер и его братья и другие ключевые члены команды собрались вместе. Они обсуждали, что делать в ситуации с седьмой принцессой.
«Если его Величество император действительно выберет Блумера, то я буду действовать в соответствии с твоими планами, старший брат», - Уортон не колебался ни в малейшей степени.
Хиллман кивнул: «Солдаты империи славятся своей храбростью и бесстрашием, а седьмая принцесса находится глубоко внутри дворца. Если вас обнаружат в то время, как вы будете красться к ней... даже если вам удастся пробить свой путь, несомненно, это повлечет за собой бесчисленное множество смертей».
После прибытия в Империю О’Брайен, Хиллман был ошеломлен духом и аурой империи.
Воинственные!
Вся империя почитала Бога Войны и единственному божеству, кому все поклонялись, был Бог Войны. Это народ с глубоким уважением относился к могучим воителям. Можно было легко почувствовать это просто взглянув на помешанную реакцию на битву этих зевак в Колизее.
Трусы, которые бежали с поля боя, в этой империи будут подвержены унижению.
Империя О’Брайен находится в северной части континента Юлан. Круглый год, во всей империи было довольно холодно. Но это помогало гражданам империи развивать свою выносливость.
«Дядя Хиллман, если мы решим пойти и выкрасть седьмую принцессу, мы, безусловно, не отправим на это одного человека. Хотя солдаты империи очень мощные, насколько я могу судить, они не должны быть в состоянии представлять для нас угрозу. Единственная потенциальная сложность в том, что есть воители Святого уровня, которые живут во дворце».
Император не имеет возможности потребовать от воителя Святого уровня, чтобы тот был его личным телохранителем, но Бог Войны мог разместить воителей Святого уровня в пределах дворца, чтобы помочь защитить его. Значение имперской казны и различных скрытых комнат с сокровищами было более важным, чем сам император. Естественно, они должны быть надежно защищены.
Если кто-то осмелился ворваться в императорский дворец, чтобы забрать принцессу, воители Святого уровня могут просто вмешаться и остановить их. Линлэй был уверен в своей способности справиться с воителями Святого уровня, но если он вел обычного человека с собой, например Нину, ситуация серьезно усложнялась.
Линлэй посмотрел на Бебе, который отдыхал на его ногах: «Бебе. Когда придет время, ты должен будешь помочь».
Бебе сразу вскочил на ноги, прыгая на стол.
«Хм? Я?, - Бебе закатил маленькие черные глаза-бусинки и посмотрел на Уортона. - Маленький Уортон, не волнуйся. Я, Бебе, безусловно, верну твою женщину обратно тебе совершенно невредимой».
«Бебе пойдет на задание?», - Уортон был ошеломлен.
«Маленький Уортон, ты не доверяешь мне, Бебе?», - Бебе гордо поднял маленькую голову, широко раскрыв глаза и сердито глядя на Уортона.
Уортон поспешно покачал головой: «Дело не в том, что я тебе не доверяю. Все потому... императорский дворец, безусловно, населен воителями Святого уровня. Если начнется борьба, будет ли Бебе в действительно способен увести такого слабого человека как Нина максимально безопасно?».
«Уортон, учитывая уровень силы Бебе, забрать седьмую принцессу из императорского дворца не должно быть проблемой, - Линлэй был полностью уверен в способностях Бебе. - Скорость Бебе является самой быстрой, которую я когда-либо видел».
«Невероятно быстр? Большой брат, ты говоришь, что он даже быстрее тебя и Оливье?», - удивленно спросил Уортон.
«Скорость Бебе является самой поразительной из тех, что я когда-либо видел у магического зверя», - черный ягуар Хаэру вдруг заговорил, продолжая спокойно лежать на земле. Пантеры славятся своей скоростью. Когда они были в горном хребте Магических Зверей, Бебе на самом деле был только на ранней стадии девятого ранга. Но даже тогда Бебе был уже почти на одном уровне с черным ягуаром.
После прошедших пяти или шести лет, скорость Бебе превзошла скорость Хаэру, достигнув нового ужасающего уровня.
А сейчас? После достижения Святого уровня, скорость Бебе взлетела до поразительных высот!
«Конечно, он быстрее, чем Оливье, - Линлэй засмеялся, потирая маленькую голову Бебе. - Уортон, позволь мне сказать тебе, что скорость и оборона Бебе являются лучшими, которые я когда-либо видел. В прошлом, когда я был в Академии Эрнст, Бебе еще находился в фазе активного развития и имел силу магического зверя седьмого или восьмого ранга. Но даже после того, как он принял удар умирающего Бронированного Шипастого Дракона пиковой стадии девятого ранга, он получил серьезную травму, но не погиб».
Уортон впервые услышал об этом. Зесслер и другие также только сейчас узнали об этой истории.
«Как это возможно?».
Все испытали шок. Бронированный Шипастый Дракон был одним из магических зверей самого страшного типа драконов.
«Когда я столкнулся с Хаэру в хребте Магических зверей, Хаэру не смог ранить Бебе. В то время Бебе был только на ранней стадии девятого ранга. Ты должен понимать, что атаки Хаэру нанесли ущерб мне, хотя после трансформации я имел оборонительные способности поздней стадии девятого ранга».
Бебе поднял голову еще выше, услышав похвалу Линлэй. Он высокомерно осмотрелся вокруг себя, как победоносный генерал.
«Я могу тебя заверить. Скорость Бебе безусловно выше, чем скорость Оливье. Более того, даже если Оливье успеет ударить Бебе с помощью техники “Меч Авроры”, он все еще, вероятно, не сможет пробить защиту Бебе».
Линлэй засмеялся.
Оборонная мощь Бебе была поистине страшной.
«“Меч Авроры”, скорее всего, не будет в состоянии пробить его защиту?».
Уортон, Хиллман и другие замолчали. Этот ничем не примечательный маленький Призрачный Мышонок, которого давно заполучил Линлэй, вырос и стал грозным магическим зверем.
Бебе покачал головой: «Ха-ха-ха. Моя защита действительно очень серьезная. Это само собой разумеется. Однако... я не уверен в своей способности справиться с ударом босса “Глубинные Истины Земли”.
Применяя Глубинные Истины Земли, Линлэй игнорирует оборону. Единственное, на что сгодится защита - это немного ослабить силу колебаний, когда они проходят через нее.
«Учитывая скорость Бебе, седьмая принцесса быстро сбежит из императорского дворца, так что не должно быть проблемой. Скорее всего, воители Святого уровня во дворце просто не успеют догнать их».
«Хе-хе. Босс, просто доверь этот вопрос мне», - Бебе был чрезвычайно взволнован. Он выглядел так, словно он хотел пойти и забрать седьмую принцессу прямо сейчас.
«Не будем спешить. Император Иоганн еще не сделал свое заявление по поводу того, кого он выберет», - прямо сейчас Линлэй был готов к любому развитию событий.
...
Уортон и Блумер провели эти ближайшие несколько дней на нервах. Многие из дворян в столице империи также тайно гадали, кто из них в конечном итоге женится на седьмой принцессе.
В императорском дворце.
В настоящее время император был на встрече с человеком среднего возраста с голубыми волосами. Перед ними была стратегическая настольная игра. Эти игры были весьма популярны в вооруженных силах и император Иоганн также любил играть в нее.
«Ваше императорское Величество. Вы вырастили прекрасную дочь. Она на самом деле привлекает так много поклонников, в том числе моего собственного младшего сына», - мужчина средних лет смеялся.
Этот мужчина был властным имперским левым премьером, Джаддом Дэррилом. Джадд и Иоганн были в очень хороших отношениях. Можно сказать, что они были близки как братья.
«Джадд, прекрати подтрунивать меня», - общаясь с Джаддом, император не соблюдал формальности, присущие его статусу. Просто взглянув на это со стороны можно было сказать, насколько близкие отношения были между ними. Но, конечно, такой формат общения имел место быть только тогда, когда они оставались наедине.
«Ты не понимаешь. На самом деле это огромная головная боль для меня. Блумер и Уортон оба хороши. Любой из них будет прекрасным выбором. Но их старшие братья... - император Иоганн вздохнул. - Оливье и Линлэй невероятно сильны».
Джадд кивнул: «Действительно. Я также видел то удивительное сражение в воздухе над Колизеем. Оливье и Линлэй продемонстрировали, что они были воителями пиковой стадии Святого уровня. Я не ожидал, что мощь, которую они изначально показали, была только верхушкой айсберга. Они на самом деле держали в рукаве козырь в виде последней атаки, а Оливье даже осмелился бросить вызов Святому Монолитному Мечу Хайдсену».
Иоганн кивнул: «Оливье и Хайдсен ранее уже сражались. Последний раз Оливье потерпел поражение. Но, несмотря на произошедшее, он по-прежнему смеет бросать вызов Святому Монолитному Мечу? Это означает что он, безусловно, имеет что-то, что делает его уверенным».
«У меня есть ощущение, что в будущем и Оливье и Линлэй будут людьми уровня Святого Монолитного Меча, - вздохнул Иоганн. - Самое неприятное в этом деле то, что эти люди фанатично защищают своих младших братьев. Джадд. Разве это не повод для головной боли?».
Джадд начал смеяться.
«Ну что, Ваше императорское Величество, Вы сделали свой выбор?», - Джадд посмотрел на Иоганна.
Иоганн кивнул: «Я принял решение».
«Кто?», - Джадду было очень любопытно.
Иоганн безропотно ответил: «Я признаю, что Линлэй действительно самый блестящий человек, которого я видел в моей жизни. Он поражает в каждом аспекте. Но по сравнению с ним, Оливье не сильно уступает. Если бы не было других факторов, я бы наверное выбрал Уортона».
«Тогда Ваше императорское Величество, Вы хотите сказать... Вы выбрали Блумера?», - Джадд мог сказать, что имел в виду император Иоганн.
«Верно», - кивнул Иоганн.
«Мне больше ничего не остается. Блумер, в конце концов, личный ученик Бога Войны. Ты ведь знаешь, как влиятелен Бог Войны в империи. Кроме того... четыре его товарища ученика пришли поговорить со мной. Все это они сделали ради Блумера», - беспомощно сказал император Иоганн.
«Четверо?».
Джадд был в шоке: «Я слышал, что личные ученики Бога Войны редко впутываются в какие-то дела. Я не ожидал, что как только он станет личным учеником, остальные придут говорить от его имени».
«Джадд, ты должны знать, что, хотя в принципе я представитель высшей власти в империи, на самом деле... Бог Войны по-прежнему остается самым могущественным человеком в империи».
Император Иоганн, в конце концов, решил примкнуть к Колледжу Бога Войны.
...
Усадьба императорского левого премьера.
Удивительно красивый молодой человек с длинными, синими волосами спокойно прогуливался по каменным дорогам в имении его собственной семьи. Всякий раз, когда он видел кого-то, даже слуг, он улыбался и кивал им.
Кайлан Дэррил, гений-маг.
«В конце концов, его Величество решил выбрать Блумера?», - Кайлан покачал головой и вздохнул. Его отец, Джадд, души не чаял в Кайлане. Он даже рассказал Кайлану о текущей ситуации.
«Зачем? Почему его императорское Величество не берет в учет чувства своей дочери?», - в своем сердце, Кайлан на самом деле был очень недоволен некоторыми прагматическими холодными способами, с помощью которых благородные кланы, в том числе и императорский клан, решали дела.
По его мнению, люди должны относиться к другим людям по-человечески. Если два человека должны были быть вместе, они должны быть вместе, потому что оба любят друг друга. Император Иоганн должен рассматривать вещи с точки зрения интересов Нины.
«Эта девушка Нина… ».
Вспоминая, как он и Нина играли вместе, когда они были молоды, Кайлан принял решение. Он сразу же покинул усадьбы левого премьера. Единственное, что он сказал дворецкому, когда он столкнулся с ним, было – “Я иду на прогулку”. На самом деле Кайлан направился прямо к усадьбе графа Уортона.
Кайлан пришел к решению.
Он должен был сообщить Уортону об этом деле.
...
С наступлением темноты, Уортон продолжать тренироваться в пределах своей усадьбы. Рядом с ним спокойно медитировал Линлэй. Как раз в этот момент прибежал слуга. «Милорд, прибыл лорд Кайлан, сын левого премьера».
«Кайлан?»
Уортон остановился. В своем сердце, Уортон на самом деле чувствовал благодарность этому бывшему сопернику в любви. Ведь Кайлан добровольно отказался от ухаживаний. Если бы он этого не сделал, дело приняло бы куда более сложный оборот.
«Кайлан прибыл? Уортон, я сопровожу тебя», - Линлэй было на самом деле довольно любопытно побольше узнать об этом молодом человеке, который добровольно отказался от своих целей.
Линлэй и Уортон направились прямо в гостевой зал. Когда они увидели Кайлана, первое впечатление Линлэй было таковым, что человек перед ним очень любезный и легко идущий на контакт.
«Уортон, - видя Уортона, Кайлан улыбнулся, а потом посмотрел на Линлэй. - А это должно быть Ваш старший брат, Мастер Линлэй. Я слышал о репутации Мастера Линлэй уже давным-давно».
Линлэй улыбнулся ему в ответ.
«Кайлан, пожалуйста, присаживайтесь», - Уортон был очень дружелюбным по отношению к нему.
Кайлан покачал головой: «Незачем. Я пришел сегодня, чтобы сказать Вам кое-что. Как только я скажу, я уйду». Лицо Кайлана становилось все более серьезным.
«Сказать мне что?», озадаченно поинтересовался Уортон.
Кайлан продолжил: «Уортон, на основе информации, которую я получил, 15 марта его императорское Величество, скорее всего, выберет Блумера, а не Вас. Но, конечно... так как пока не 15 марта, нельзя знать наверняка. Тем не менее, эта информация точная на 90%».
Том 9, глава 14 – Обмен между гениями
Уортон был ошеломлен этой внезапной новостью.
Уортон действительно хотел открыто жениться на Нине в имперской столице, а не бежать с ней.
«Кайлан, эта информация действительно является правдой?», - Линлэй тревожно смотрел на Кайлана.
Кайлан серьезно кивнул: «Мастер Линлэй, хотя его Величество пока публично не провозгласил это, информация была получена из разговора отца с его императорского Величества. Мастер Линлэй, я верю, что Вы сможете сами оценить подлинность этой информации».
Линлэй слегка кивнул.
Левому премьеру не было никакой необходимости лгать своему сыну. И, учитывая духовную энергию Линлэй как Архимага девятого ранга, если бы Кайлан в настоящее время лгал, Линлэй почувствовал бы это.
«Независимо от того, чем все это закончится, мы, братья, хотели бы поблагодарить Вас за Вашу помощь, Кайлан», - благодарно сказал Линлэй.
Только теперь ум Уортона вновь стал ясным. Он тоже благодарностью произнес: «Кайлан, спасибо, что сообщили нам».
«Не нужно благодарностей. Я просто надеюсь, что в будущем Нина будет иметь счастливую жизнь. На этом все, мне нужно идти», - Кайлан слегка поклонился в сторону Линлэй и Уортона, а затем ушел.
Уортон посмотрел на уходящего Кайлана, а потом вдруг повернулся к Линлэй: «Большой брат. Что мы будем делать?». Мысли Уортона пришли в хаос.
«Что делать?, - Линлэй говорил очень уверенно. - В настоящее время мы увезем нашу семью из имперской столицы».
Линлэй холодно посмотрел в направлении императорского дворца: «У нас нет выбора. Я сразу же поручу людям, чтобы те сообщили Йель о том, что требуется его помощь. Прямо сейчас мы должны использовать секретные каналы Конгломерата Доусон, чтобы вывезти Ребекку, Лину, Дженну и членов семьи дяди Хиллмана из имперской столицы. И, в идеале, император не должен обнаружить, что они покинули столицу».
По правде говоря, даже если император узнал бы об этом, это бы не было большой проблемой.
Даже если император Иоганн подозревает Линлэй, ну и что? Посмеет ли он оскорбить Линлэй? Ведь он не Бог Войны, в конце концов. И даже если он осмелился оскорбить Линлэй... кто под его командованием был на самом деле способен справиться с Линлэй?
...
В тот же день, Линлэй пригласил Йель. Потратив некоторое время на обсуждение вопроса, Йель сразу ударил себя в грудь и пообещал: «Третий брат, не волнуйся об этом. Требуется увезти всего лишь несколько человек. С этим дело не возникнет каких-либо проблем».
Йель рассмеялся: «На самом деле, даже если император узнает об этом, он будет делать вид, что не в курсе».
Линлэй улыбнулся.
Он достиг Святого уровня. Хотя статус императора был очень высоким, Линлэй не боялся этого человека. По правде говоря, единственный человек, которого Линлэй опасался, это человек, который проживал на горе Бога Войны.
«Тем не менее, постарайся сделать так, чтобы вас не обнаружили», - поручил Линлэй.
...
Хотя Дженна, Ребекка и Лина не хотели уезжать, они знали, что они снова встретятся с группой Линлэй позже и поэтому они следовали указаниям Конгломерата Доусон и спокойно покинули имперскую столицу.
На самом деле у Линлэй и Уортона не оставалось других вариантов.
Они надеялись, что 15 марта в военном дворце император Иоганн выберет Уортона. Хотя шанс был очень низким... еще оставалась некоторая вероятность того, что император Иоганн может передумать.
Ведь если Нина тайно сбежит с Уортоном, то для нее это будет означать расставание с семьей. Что касается Уортона… он, дворецкий Хири и Хиллман жили очень комфортно и привыкли к имперской столице. Если бы не крайняя необходимость, они бы ни за что не пошли на такой шаг.
...
Шли дни и постепенно приближалось 15 марта. Улицы, гостиницы и рестораны имперской столицы снова были наполнены обсуждением Уортона, Блумера и их старших братьев.
Все пытались угадать, кто будет тем, кто женится на седьмой императорской принцессе.
Долгожданное 15 марта наконец наступило. В то утро, на имперскую столицу обрушилась метель. Даже несмотря на то, что в семь утра взошло солнце, по-прежнему было трудно увидеть что-либо дальше десяти метров перед собой.
«Фух».
Стоя за пределами своей усадьбы, Уортон испустил долгий вздох.
Последние несколько дней, он находился под большим психологическим давлением.
«Достаточно. Сегодня мы все узнаем. Расслабься», - засмеялся Линлэй, хлопая Уортона по плечу. Уортон повернул голову, чтобы посмотреть на своего старшего брата. Глядя на Линлэй, Уортон чувствовал, как будто Линлэй был его основным источником поддержки. С Линлэй вместе Уортон почувствовал уверенность.
«Верно», - Уортон уверенно кивнул.
Линлэй и Уортон сразу уселись в карету, направляясь в сторону императорского дворца. Из-за метели, карета двигалась очень медленно. Кроме того, в этом направлении сегодня ехали еще довольно много карет.
У ворот императорского дворца.
Одна карета за другой останавливались у ворот. Различные дворяне, выходящие из карет, обменялись любезностями друг с другом.
«Лорд Оливье прибыл», - видя как Оливье и Блумер вышли из кареты, многие из дворян и министров за воротами тепло их приветствовали.
Видя как дворяне и министры направились к нему, как только он покинул карету, Оливье начал хмуриться.
«Второй брат, давай внутрь».
Оливье посмотрел на дворян и направил энергетическую волну, исходящую от тела, чтобы расталкивать встречных дворян и старших министров, при этом не нанося им вреда.
Дворяне и министры переглянулись. Они не могли ничего сделать с этим и были очень удивлены.
«Ваша Светлость, мы прибыли», - раздался голос кучера. Уортон и Линлэй вышли из кареты. На этот раз, дворяне и министры не пытались подойти слишком близко. Они просто сказали слова приветствия с безопасного расстояния.
Линлэй и Уортон не обращали слишком много внимания на тех дворян и направились прямо ко дворцу.
«Линлэй», - Оливье остановился, повернув голову и увидев Линлэй.
«Оливье», - Линлэй все еще чувствовал некоторое уважение в отношении достойного соперника, которым был Оливье. Никто не может достичь такого уровня могущества без медитаций на протяжении многих лет и без кропотливого самообучения.
Линлэй, Уортон, Оливье и Блумер шли вперед, направляясь к военному дворцу вместе.
«Линлэй, тот день, в Колизее... если быть честным, я действительно хотел продолжать схватку с тобой», - доброжелательная улыбка появилась на лице Оливье.
«Ох? Тогда почему ты отказался от такой возможности? Я отказываюсь верить, что ты боялся Хайдсена», - сказал Линлэй со спокойной улыбкой.
Оливье и Линлэй почувствовали силу друг друга. Хотя в тот день они были вынуждены прекратить битву из-за Хайдсена, одной из главных причин остановки боя была невозможность проводить атаки с полной отдачей.
«Я не боялся Хайдсена. Дело в том, что... вызов на бой Хайдсена - это цель, которую я поставил для себя шесть лет назад. После освоения обсидианового меча, мне абсолютно необходимо бросить ему вызов, - Оливье взглянул на него. - В Колизее я очень надеялся продолжить бой с тобой. Но эта битва должна состояться только после моего боя с Хайдсеном».
«Я не хочу, чтобы Хайдсен знал секреты моей техники обсидианового меча. Если бы я продолжал сражаться с тобой, разве я не раскрыл бы ему свои карты?, - на лице Оливье появилась легкая улыбка. - Я действительно хочу проверить, сможет ли выдержать мою атаку Святой Монолитный Меч, славящийся своими защитными способностями.
Линлэй кивнул.
«В поединке между мной и Святым Монолитным Мечом примерно через месяц, как ты думаешь, кто победит?», - внезапно спросил Оливье.
Линлэй на мгновение остановился.
В тот день Линлэй увидел, как по лезвию обсидианового меча течет темная энергия. Складывалось очень странное и неоднозначное ощущение. Линлэй был очень уверен в своем адамантиновом тяжелом мече. Но он не был полностью уверен в своей способности противостоять удару своего противника».
«Я думаю, что у тебя есть шансы победить Святого Монолитного Меча. Но мне кажется, что Хайдсен все же имеет больше шансов на победу. В конце концов, за все эти годы ни одному воителю Святого уровня не удалось победить его. Он безусловно имеет достаточно сил и знаний, чтобы сохранять его положение», - беспристрастно сказал Линлэй.
Оливье кивнул: «Верно. Я признаю, что шесть лет назад, когда я бился с Хайдсеном, он показал только часть своей истинной силы. Хайдсен... его сила неизмеримо глубока. Но я также уверен в своем обсидиановом мече. Независимо от того, насколько сильна его защита, он не должен быть в состоянии выдержать удар».
Линлэй засмеялся.
Как так получилось, что этот Оливье был так похож на него? Ведь Линлэй также был крайне уверен в его адамантиновом тяжелом мече.
«Какими особенностями обладает твой обсидиановый меч? Почему ты так уверен в нем?», - с любопытством спросил Линлэй.
Оливье рассмеялся.
«Мой обсидиановый меч?, - Оливье взглянул на Линлэй. Остановившись на мгновение, он продолжил. - Я могу сказать тебе. Ты уже знаешь, что методика владения моим обсидиановым мечом была разработана на основе моих прозрений в области законов элемента тьмы».
Линлэй кивнул.
«Таким образом, в дополнение к удивительной проникающей способности и силы атаки, мой обсидиановый меч также обладает духовной атакой», - прямо и уверенно сказал Оливье.
«Духовная атака?», - Линлэй был в шоке.
Магия стиля тьмы действительно подразумевает проклятие души. Законы тьмы включают работу со всеми видами свойств души. Но для Оливье, иметь возможность развивать духовную атаку с его обсидиановым мечом на основе его прозрений в этих законах… это действительно удивительно.
«Может быть, от обычных физических нападений обсидианового меча очень легко защититься, но нападение на душу... обычная защита практически бесполезна против него. Я хочу посмотреть, как Хайдсен сможет блокировать его!».
Пока говорил Оливье, на лице Блумера появилось волнение.
Линлэй вынужден был признать...
Обсидиановый меч был действительно очень страшен.
«Как ужасающе. Непосредственно атаковать душу... », - Линлэй был поражен силой этой техники.
«Чем мощнее дух, тем больше шансов, что противник сможет заблокировать эту атаку. Но воины, как правило, не имеют мощной духовной энергии. Даже воины Святого уровня, как правило, не имеют столько духовной энергии, сколько есть у Архимага девятого ранга», - Оливье был очень уверен в себе.
Воины имели гораздо меньше энергии, чем маги того же ранга.
Эта техника была направлена именно на слабые точки воинов.
«Линлэй. А что насчет твоей техники атаки?», - также поинтересовался Оливье.
Блумер тоже посмотрел на Линлэй. Прямо сейчас, намек высокомерия был в глазах Блумера. Он был уверен, что Линлэй не сможет сравниться с его старшим братом.
Линлэй не пытался скрыть что-либо. Он прямо сказал: «Моя техника владения тяжелым мечом также делает внешнюю защиту бесполезной. Он непосредственно поражает внутренние органы в теле соперника».
«Делает защиту бесполезной?», - Оливье изменился в лице.
Надо сказать, воины постепенно наращивают и укрепляют свою духовную энергию. На пути к пониманию законов, их темпы роста в плане духовной энергии будут постепенно увеличиваться. Например, духовная энергия Хайдсена должна быть в состоянии соответствовать энергии Архимага девятого ранга.
Но внутренние органы имели свои особенности.
Тренировать свои мышцы было легко, но тренировать сердце или кишечник было чрезвычайно трудно. Воины могут только поглощать немного сущности элементов, которая немного укрепит сердце и органы.
Если хотя бы один орган был бы полностью уничтожен, можно было бы безусловно считать, что человек погиб.
«Делает внешнюю защиту бесполезной и поражает непосредственно внутренности тела... », - Оливье восхищался Линлэй. Этот вид атаки был слишком странным, но Линлэй удалось развить его.
Линлэй аналогично чувствовал восхищение к Оливье. Обсидиановый меч был в состоянии атаковать душу!
...
Дворяне и министры, стоящие за ними, увидев что Линлэй и Оливье дружелюбно беседуют, очень удивились.
Вскоре Линлэй и другие прибыли к военному дворцу.
Линлэй и Оливье переглянулись, а затем провели их младших братьев в военный дворец. На самом деле, даже если они рассказали о подробностях своих самых сильных атак друг другу, от нападения все равно будет очень трудно защититься.
И дух и внутренние органы были определенно жизненно важными точками. Именно поэтому эти два гения были настолько уверены в себе и не боялись раскрывать сопернику свои тайны.
Ну и что, если я расскажу тебе? Давайте посмотрим, сможешь ли ты с этим справиться!
...
В военном дворце собралось немало людей. Линлэй и Уортон вошли во дворец и к ним тут же подошел дворцовый слуга и обратился: «Лорд Линлэй, его императорское Величество уже организовал место для Вас. Садитесь, пожалуйста, там».
Обычные министры стояли, но Линлэй была оказана честь.
Линлэй спокойно сел, в то время как Оливье также привели к его месту. Полные уважения и страха глаза различных дворян и министров во дворце были сосредоточены на Линлэй и Оливье.
«Линлэй, как ты думаешь, кого выберет его императорское величество?», - Оливье спокойно болтал с Линлэй.
«Моего младшего брата Уортона, конечно», - прямо сказал Линлэй.
Оливье взглянул на Линлэй: «Я не могу с этим согласиться. О, его императорское Величество прибыл».
Линлэй и Оливье посмотрели в сторону ворот дворца. В тот момент, ряд дворцовых служителей, императрица, императорские супруги и семь принцесс вошли во дворец вместе с его Величеством императором Иоганном.
Том 9, глава 15 – Решение
Весь военный дворец замолчал. Увидев прибывшего императора Иоганна, Линлэй и Оливье поднялись на ноги. В военном дворце император имел высокий ранг. Они должны были, по крайней мере, выразить ему свое почтение.
Взгляд Уортона остановился на Нине. Нина стояла за матерью, императрицей. Как только Нина вошла, она также посмотрела на него.
«Здоровяк... ».
Уортон выдавливал улыбку, но его взгляд был полон решительности. Они оба думали об одном и том же. Независимо от того, кого император Иоганн выберет сегодня, Уортон не сдастся.
«Нина моя. Никто не сможет отнять ее у меня». Уортон взглянул на Блумера, а потом повернулся, чтобы посмотреть на императора Иоганна.
«Ваше императорское Величество!».
Все дворяне и министры во дворце упали на одно колено, почтительно кланяясь.
«Встаньте, - император Иоганн повернулся, чтобы посмотреть на Оливье и Линлэй. - Линлэй, Оливье, пожалуйста, займите свои места».
Уортон также посмотрел на брата издалека. С Линлэй, который тоже пришел во дворец, Уортон чувствовал небывалую уверенность.
Затем император Иоганн повернулся, чтобы посмотреть на императрицу и его имперских жен: «Все вы можете сидеть там. Нина, останься с матерью».
Императрица, императорские супруги и семь принцесс сидели в другой стороне дворца, где был расположен ряд сидений.
В Империи О’Брайен императрицам и женам не разрешалось вмешиваться в политику. В военном дворце, даже императрица могла только сидеть и спокойно наблюдать за происходящим.
«Сегодня очень важный день. Ха-ха... мы знаем, что многие из вас ждали этого дня. Действительно, сегодня мы собираемся объявить, кто сможет жениться на нашей любимой дочери», - император Иоганн улыбнулся Нине, пока говорил.
Линлэй, Оливье и все остальные внимательно смотрели на Иоганна.
Уортон почувствовал, что его сердце начинает бешено колотиться.
Кто это будет?
Он? Или Блумер?
«Прежде чем мы объявим о своем решении, мы бы хотели представить двух личных учеников Бога Войны», - император Иоганн увидел две фигуры, летящих в его направлении издалека. Оба мужчины были одеты в длинные синие одежды. Войдя в военный дворец, первый кивнул в сторону Блумера.
«Ваше императорское Величество», - двое мужчин поприветствовали императора Иоганна.
Выражение лица Уортона изменилось.
Личные ученики Бога Войны? Видя их прибытие, Уортон почувствовал, что намечается что-то не очень приятное. Блумер, сидящий не слишком далеко от него, бросил Уортону радостный взгляд.
Эти двое явно пришли, чтобы поддержать Блумера.
«В первую очередь я хочу представить их. Этот человек слева является господином Ланке [Lan'ke], личный ученик Бога Войны и воитель Святого уровня, - сказал император Иоганн громким голосом. - Этот человек по праву руку является господином Кастро [Ka'si'te'luo], личный ученик Бога Войны и также воитель Святого уровня».
Дворяне и министры в Военном дворце жестами выразили уважение по отношению к двум воителям Святого уровня.
«Ланке, Кастро, пожалуйста, займите места рядом с Линлэй и Оливье», - сказал император Иоганн с улыбкой.
Ланке, Кастро, Линлэй и Оливье уселись вместе.
Уортон откашлялся. Сейчас он действительно чувствовал, что находится под большим давлением. Ситуация явно складывалась в пользу Блумера. Но в данный момент, император Иоганн продолжал говорить.
«Блумер, Уортон, встаньте на середину», - сказал император Иоганн ясным голосом.
«Да, Ваше Величество».
Сделав глубокий вдох, Уортон заставил себя перестать думать о плохом, а затем направился к центру дворца. Блумер и Уортон холодно уставились друг на друга и встали плечом к плечу.
Всеобщее внимание было сосредоточено на них.
«Мы собираемся объявить, кто станет мужем Нины. Естественно, это только если вы двое все еще желаете жениться на ней. Мы спрашиваем вас еще раз: хотите ли вы жениться на Нине?», - серьезным тоном сказал император Иоганн.
Это был последний момент.
Блумер сразу ответил: «Ваше императорское Величество, мое самое большое желание и мечта - это получить возможность принять принцессу Нину в качестве моей жены».
Уортон с уважением сказал: «Ваше Величество император, моя мечта – это провести открытую церемонию бракосочетания с Ниной. Уверен, мы должны быть вместе навсегда и никогда не расставаться».
Говоря это, Уортон посмотрел на Нину.
Нина также смотрела на Уортона. Их взгляды встретились. Большинство людей во дворце заметили это и лицо Блумера помрачнело.
«Ха-ха, замечательно, - император Иоганн громко рассмеялся. - Раз вы оба так искренне, мы вполне удовлетворены. Но, в конце концов, мы должны выбрать одного человека».
Говоря это, император Иоганн бросил взгляд на улыбающегося Блумера.
Этот взгляд сразу нивелировал гнев в сердце Блумера. Он чувствовал скрытый смысл в жесте императора Иоганна и почувствовал уверенность.
Кто будет выбран?
Напротив, Уортон становился все более нервным и с тревогой смотрел на императора Иоганна.
«Собравшиеся, пожалуйста, сохраняйте спокойствие. Мы торжественно объявляем, что… ».
«Подождите», - личный ученик Бога Войны, Кастро, встал и выступил и перебил императора Иоганна. Император вопросительно посмотрел в его сторону.
Если бы кто-то другой прервал его, он бы уже гневно закричал. Но человеком, остановившим его, был Кастро.
«Ваше императорское Величество, - Кастро фактически направился в сторону императора Иоганна в центр дворца. Все дворяне и министры были ошеломлены. - Существует то, что я должен Вам сказать лично, Ваше императорское Величество».
Говоря это, Кастро вскользь посмотрел на Блумера.
Дворцовые слуги не знали, должны ли они попытаться остановить его или нет.
«Шаг в сторону. Кастро хочет, чтобы мы что-то обсудили», - император Иоганн поручил своим слугам отойти и Кастро направился прямо в сторону императора Иоганна.
Император Иоганн с интересом посмотрел на Кастро.
Кастро тихо прошептал несколько слов на ухо императору Иоганну. Император нахмурился, взглянув на Кастро. Но после Иоганн встал на прежнее место и на его лице вновь появилась улыбка.
Кастро отошел.
«Что творит этот Кастро?, - Линлэй имел очень плохое предчувствие. - Может быть, что Кастро лично попросил, чтобы император Иоганн выбрал Блумера?».
В сердце Линлэй искренне надеялся, что его младший брат будет иметь идеальный брак.
Но пока все складывалось не очень удачно. За Блумером была мощь Колледжа Бога Войны.
«Ха-ха. Кастро хотел обсудить со мной незначительный вопрос. Теперь мы официально объявляем, что наша дочь будет отдана к... », - улыбка не сходила с лица императора Иоганна.
Весь дворец погрузился в такую тишину, что можно было услышать звук падающей иголки.

Уортон и Блумер с тревогой посмотрели на императора Иоганна.
«Должна быть отдана к... - император Иоганн громко провозгласил. - Уортон Барух!».
«Уортон Барух! Уортон Барух! Уортон Барух!».
Имя Уортона эхом разнеслось по всему Военному дворцу.
Через мгновение над военным дворцом вновь нависла тишина.
Глаза Блумера чуть не “вывалились из орбит”.
Уортон был ошеломлен.
Нина также потеряла дар речи.
«Ах!!!», - Уортон вдруг испустил дикий вопль и на всех порах побежал к Нине. Нина также немедля бросаясь в объятия Уортона.
Уортон и Нина крепко обнялись, не обращая ни на кого внимания. Нина поистине была в восторге.
«Невозможно!».
Блумер без остановки качал головой, будучи не в состоянии принять этот результат.
По правде говоря, Блумер не испытывал слишком большой любви к принцессе Нине. Но Блумер имел сильный, собственнический характер и желал обладать всем самым лучшим. И кроме того, люди часто сравнивали его с Уортоном.
Таким образом, Блумер хотел превзойти Уортона во всех отношениях.
Его бой в Колизее. Реверансы Нине. Все они были именно по этой причине. Единственный человек, которого по-настоящему любил Блумер - был он сам.
«Уортон. Нина», - раздался голос императора Иоганна.
Только теперь Уортон и Нина опомнились. Это был военный дворец. Лицо Нины покраснело и она сразу же вернулась к своей матери.
Уортон сразу поклонился: «Ваше Величество император, Ваш слуга был слишком взволнован».
«Мы понимаем. Мы все понимаем», - император Иоганн засмеялся и кивнул.
И тогда император Иоганн посмотрел на Блумера: «Блумер, Вы и Уортон - оба выдающиеся таланты. Но мы были вынуждены решить, кто является лучшим для нашей дочери. Вы понимаете?».
Что Блумер мог сейчас сделать?
Он не был Уортоном. Даже если бы принцесса Нина стала его женой, она по-прежнему была бы для него ничем более, чем удобным человеком. Он не питал теплых чувств к Нине. Хотя Блумеру сложно принять это поражение, он не потеряет самообладание.
«Я понимаю, какой трудный выбор Вы сделали, Ваше императорское Величество», - Блумеру оставалось только скрежетать зубами и выдавить из себя эти слова, глотая желчь, которая подходила к горлу.
Император Иоганн удовлетворенно кивнул.
«Ха-ха... - Император Иоганн громко рассмеялся. - Мы очень рады. Как насчет этого. Давайте назначим дату помолвки Уортона и Нины. В следующем месяце на двенадцатое число. Уортон, это будет дата Вашей обручальной церемонии с Ниной. Есть ли у Вас какие-либо возражения?».
«Спасибо, Ваше императорское Величество. Ваш покорный слуга не имеет никаких возражений», - в данный момент Уортон сиял от счастья. Какие могли быть возражения?
Линлэй, стоя рядом с Уортоном, чувствовал себя очень счастливым, видя как радуется его младший брат. Романтические отношения его младшего брата получили счастливое продолжение. Теперь он был уверен, что Уортон не окажется в той же ситуации, в которой пришлось оказаться ему.
Вспомнив о прошлом, Линлэй вновь почувствовал небольшую боль в сердце.
«Линлэй, поздравляю», - личный ученик Бога Войны, который сидел рядом с ним, Ланке, произнес это в теплой манере.
Кастро засмеялся: «Мастер Линлэй, на Горе Бога Войны я являюсь большим коллекционером каменных скульптур. Я всегда восхищался Вами, Мастер Линлэй. Если у Вас есть свободное время, Мастер Линлэй, пожалуйста, приходите к Горе Бога Войны на прогулку. Гора Бога Войны открыта для Вас в любое время».
«Я, безусловно, приду, когда буду свободен», - сейчас Линлэй был в прекрасном настроении.
Оливье поднялся на ноги и подошел к своему младшему брату, Блумеру, похлопывая его по плечу.
«Линлэй, Уортон, сегодня вы должны насладиться едой вместе с нами, что вы скажете?, - раздался голос императора Иоганна. - Оливье, Блумер, Кастро, Ланке, мы хотели бы видеть за столом и вас».
Кастро и Ланке встали.
«Ваше императорское Величество, у нас есть дела и нам нужно присутствовать на Горе Бога Войны. Мы не сможем присоединиться к Вам», - сказал Кастро.
«Ничего страшного», - император Иоганн не пытался форсировать события.
«Ваше Императорское Величество, мне также нужно идти и готовиться к моему бою с Хайдсеном в следующем месяце. Мой второй брат должен сопровождать меня обратно», - Оливье также отказался.
Блумер был сейчас не в себе. Как он мог остаться и праздновать с ними?
Император Иоганн понял это и кивнул.
Но Линлэй и Уортон приняли приглашение императора Иоганна. В будущем, император Иоганн будет тестем Уортона. Они должны были проявить уважение к нему.
«Я не ожидал этого», - подумал Линлэй, а его лицо расплылось в улыбке.
В самом деле, он действительно не ожидал, что все произойдет именно так. Линлэй уже выслал Дженну, Лину и Ребекку из имперской столицы и уже готов был выкрасть Нину, чтобы она смогла сбежать с Уортоном. Но в конечном счете все сложилось лучше некуда. Это действительно было удивительно.
Нина осталась рядом с императрицей и императорскими женами.
А Линлэй и Уортон последовали за Иоганном в противоположном направлении.
«Большой брат», - лицо Уортона сияло от радости. Он был просто счастлив. Забыв обо всем, он продолжал счастливо улыбаться.
Линлэй был очень рад за Уортона.
«Линлэй, в будущем мы все будем одной семьей», - император Иоганн рассмеялся и посмотрел на Линлэй.
«Правильно. Все мы - семья », - Линлэй улыбнулся.
...

Ланке и Кастро летели в воздухе, направляясь прямо к Горе Бога Войны за пределами имперской столицы.
«Что это было? Что ты сказал Иоганну?, - Ланке недоумевал все это время. - Почему император Иоганн выбрал Уортона? Император Иоганн ранее уже согласился выбрать Блумера».
«Я сказал Иоганну, что наш мастер, Бог Войны, приказал ему выбрать Уортона!», - несчастным голосом сказал Кастро.
«Мастер?», - Ланке был ошеломлен.
«Откуда мне знать? Сразу после того, как я вошел во дворец, голос мастера раздался в моей голове и поручил мне поговорить с Иоганном. И тогда, Мастер передал то же сообщение Иоганну, - беспомощно сказал Кастро. - Мастер скорее всего боялся, что если он сам скажет это Иоганну, тот просто не поверит, что с ним действительно говорит Бог Войны. В конце концов, мастер никогда раньше не говорил с Иоганном мысленно».
«Почему Мастер сделал это?», - полюбопытствовал Ланке.
«Откуда мне знать?», - Кастро понятия не имел.
Том 9, глава 16 – Поздравительные подарки
Императорский дворец был под усиленной охраной и везде можно было увидеть доблестных рыцарей наряду с прекрасными дворцовыми дамами. Император Иоганн и Линлэй шли бок о бок, а Уортон немного позади них. За этими тремя мужчинами следовал целый ряд дворцовых служащих и служанок. Все солдаты, с которыми они столкнулись на прогулке, почтительно поклонились, увидев императора Иоганна.
«Это Мастер Линлэй», - многие воины, увидев, что идет Линлэй рядом с императором Иоганном, начали тихо шептаться между собой.
Их глаза были наполнены любовью и восхищением к Линлэй. Они были молоды и возрастом не старше Линлэй. Для многих молодых людей в империи он был примером для подражания и, смотря на него, каждый задавался целью достичь таких высот.
«Из шести крупных держав Империя О’Брайен являлась самой мощной военной державой. Все воины в императорском дворце очень сильные», - по пути Линлэй заметил, что ни один из воинов не был ниже шестого ранга.
Большинство были шестого, а многие уже седьмого ранга. Линлэй даже увидел несколько воинов восьмого ранга.
Если обычные патрульные охранники были настолько сильны, то можно представить, насколько мощная в действительности являлась империя в целом.
«Линлэй, посмотрите как светятся глаза у этих охранников, когда они видят Вас. Я боюсь, что в их сердцах они почитают Вас больше, чем нас», - сказал император Иоганн, громко рассмеявшись.
Линлэй сдержанно улыбнулся.
После поединка в Колизее, слава о Линлэй распространилась по всей Империи О’Брайен и несмотря на его юный возраст для многих он стал легендой.
Линлэй в свои двадцать с чем-то был не только гением скульптором, но и гениальным воителем Святого уровня. Конечно, не каждый мог быть таким талантливым как Линлэй, но если бы они смогли добиться хотя бы десяти процентов от его достижений, то они были бы безумно счастливы.
На самом деле много молодых людей в империи стали тренироваться еще более усердно, чем раньше.
В Империи О’Брайен с давних времен было принято, что когда появлялся гений, помимо слухов, империя официально распространяла об этом информацию. Оказываемое влияние на граждан империи было на самом деле довольно сильным.
...
Имперский сад. Накрытый банкетный стол ломился от еды и вина. За столом сидели император Иоганн, Линлэй и Уортон.
Дворцовые горничные приносили блюдо за блюдом, в то время как вокруг них в почетном карауле стояли стражники.
«Оставьте нас наедине», - император Иоганн махнул рукой.
«Да, Ваше Величество».
Окружающие их служанки, служащие и стражники разошлись. Из присутствующих остались только император Иоганн, Линлэй и Уортон.
Император Иоганн посмотрел на Уортона. На самом деле, всю поездку от военного дворца его мучал один вопрос.
Почему Бог Войны хотел помочь Уортону?
В империи, Бог Войны бесспорно являлся высшей властью. Уортон был ничто по сравнению с ним. И в действительности Бога Войны и Уортона не могло ничего связывать.
«Может быть, Бог Войны имеет какую-то связь с предками клана воинов Драконьей Крови? Этого не может быть. Пять тысяч лет назад, когда была основана империя, воин Драконьей Крови Барух был очень известен, правда, он был не более, чем воитель Святого уровня. В таком случае между Барухом и Богом Войны была огромная пропасть. Что их могло связывать?».
Император Иоганн ничего не мог понять.
Бог Войны считался воителем уровня Первосвященника. Так какие отношения он мог иметь с Барухом? Допустим, они были как-то связаны. Но тогда получается, что между ними должны были быть очень теплые отношения. Иначе зачем ему помогать потомкам Баруха спустя пять тысяч лет?
«Уортон!», - император Иоганн перестал размышлять об этом.
Улыбаясь, он продолжил: «Через некоторое время, ты и Нина будете обручены. Ты должен заботиться о Нине. Это ребенок с характером капризной принцессы. Я надеюсь, что ты не будешь относиться к ней слишком строго».
Уортон выпрямился, торопливо говоря: «Конечно, не волнуйтесь, Ваше императорское Величество».
Линлэй посмотрел на императора Иоганна.
«Несколько дней назад Кайлан сказал, что император Иоганн собирается выбрать Блумера, но сейчас... », - Линлэй просто не мог поверить в это.
Тогда недолго думая Линлэй спросил напрямую: «Ваше Величество, я хочу спросить у Вас, почему Вы выбрали моего младшего брата Уортона?».
Император Иоганн слегка опешил.
«Ха-ха... - император Иоганн громко рассмеялся. - Линлэй, мы ведь уже обсудили это во дворце? Прежде всего, я действовал в интересах Нины. Ведь Нина любит Уортона. Поэтому я очень рад, что смог своим решением сделать Нину счастливой».
Линлэй незаметно хмыкнул.
Если император Иоганн действительно рассматривает вопрос в интересах Нины, то зачем же когда Уортон попросил ее руки, он не дал согласия сразу, а начал рассматривать и кандидатуру Блумера.
Император Иоганн увидел сосредоточенный взгляд на лице Линлэй: «Что? Вы не верите, Линлэй?».
«На самом деле, я не совсем Вам верю», - прямо сказал Линлэй.
Император Иоганн нахмурился. Честно говоря, еще ни кто не осмеливался говорить с ним в таком тоне. Но эти слова сказал Линлэй, воитель пиковой стадии Святого уровня. Император
Иоганн издал два неловких смешка: «На самом деле, я признаю, что изначально рассматривал Блумера».
Это уже было больше похоже на правду.
Несмотря на то, что Линлэй первый раз разговаривал с Кайланом, он почувствовал, что Кайлан был надежным человеком.
«Линлэй, Вы должны знать, что на самом деле только воитель Святого уровня определяет рост и падение империи, - вздохнул император Иоганн. - Воители Святого уровня могут легко убить лидера противников, несмотря на присутствие миллиона солдат. Маги Святого уровня могут использовать разрушительные запрещенные заклинания и уничтожить миллион человек и армию целиком. И естественно, в глазах простых людей, воители Святого уровня абсолютно непобедимы».
Линлэй кивнул. Когда он был молод, он искренне восхищался воителями Святого уровня.
«Хотя я являюсь императором, я не вправе приказывать тем, кто достиг Святого уровня. Если мы чем-то обидим таких людей, они могут уехать из империи. И уверяю Вас, что найдется много мест, где будут рады прибытию воителя Святого уровня», - император Иоганн нахмурившись покачал головой.
Линлэй это прекрасно понимал.
Если воитель Святого уровня захотел бы уехать, то учитывая их скорость полета, это было бы очень просто.
«Конечно, Блумер и Уортон в будущем достигнут Святого уровня. Но важным является то, что... Блумер ведь принадлежит к Колледжу Бога Войны. Все воители империи фокусируются вокруг Колледжа Бога Войны. Никто не смеет перечить этой организации. В конце концов, у них есть целая группа воителей Святого уровня!»
Группа воителей Святого уровня. Просто одной этой фразы было достаточно, чтобы заставить людей дрожать.
«С учетом товарищей учеников Блумера, у нас не было выбора», - император Иоганн покачал головой и тяжело вздохнул.
«Тогда почему в итоге Вы выбрали моего младшего брата Уортона?», - спросил Линлэй.
Ему были непонятны мотивы императора, поэтому он все время об этом думал. Что стало причиной?
Император Иоганн повернувшись и с недоумением посмотрел в сторону Линлэй и Уортона: «Линлэй. Есть ли у Вашего клана Барух что-то общее с Богом Войны?».
«Бог войны?».
Линлэй сразу понял, о чем идет речь. Потрясенный, он спросил: «Ваше императорское Величество, Вы говорите, что это был Бог Войны приказал Вам выбрать Уортона?»
«Конечно, - сказал император Иоганн. - Линлэй, подумайте сами. В империи, чье слово имеет больший вес, кроме членов Колледжа Бога Войны? Только самого Бога Войны - высшей власти на земле».
«Наш почтенный предок, Бог Войны, обратился к нам ментально и приказал нам выбрать Уортона, - намек на волнение был в глазах императора Иоганна. - Это был первый раз, когда мы слышали голос нашего почтенного предка, Бога Войны».
Бог Войны!
Это на самом деле был Бог Войны!
Бог Войны был сильнейшим воителем. Пять тысяч лет назад он боролся с Первосвященником над рекой Юлан и доказал, что он был воителем Божественного уровня.
Прошло пять тысяч лет и хотя никто и никогда больше не видел Бога Войны в бою, все понимали, что учитывая природный талант Бога Войны, в настоящее время он несомненно стал еще более могущественным.
Бог Войны развивался невероятно быстро, превратившись из обычного человека в Божество за нескольких веков.
Его внезапный быстрый рост пять тысяч лет назад наградил его известностью и славой. Ему удалось полностью затмить даже Четырех Верховных Воинов, став самой блестящей и яркой звездой той эпохи.
«Бог Войны помог моему младшему брату?», - Линлэй не мог поверить в это.
«Может быть он знает, что на моей стороне есть шесть воителей Святого уровня?», - Линлэй стало безумно интересно. Учитывая мощь Бога Войны, он, безусловно, мог ощутить силу Линлэй.
Линлэй покачал головой.
Невозможно. Для Божества, воитель Святого уровня ничего не значил. Потому что Бог Войны мог убить всех шестерых одним ударом.
«Тогда в чем причина? Неужели он и вправду имел определенные связи с предками клана Барух?», - Линлэй действительно не понимал, что за мотивы были у Бога Войны.
...
К западу от столицы империи находилась гора Бога Войны. Помимо основного пика, на ней возвышались еще четыре пика, соединяя две основные вершины туннелем.
Ланке и Кастро шли по туннелю бок о бок.
Через несколько сотен метров, туннель вдруг резко ушел вниз. Если смотреть вниз, то в странной, глубокой темной дыре, ничего не было видно. Никто не мог сказать, каким глубоким этот туннель мог быть.
«Свист».
Ланке и Кастро прыгнули прямо в глубокую яму, неспешно падая вниз. После падения на нескольких тысяч метров, они приземлились мягко, будто осенние листья на землю. От надземного входа в туннель и до этого отверстия было несколько тысяч метров.
«Мастер, как правило, все свое время проводил в тренировке за закрытыми дверями. Всякий раз, когда он делал это, он мог потратить несколько лет, а то и несколько десятилетий к ряду. Когда он занимается тренировками, он практически никогда не говорит с нами ментально. Но на этот раз, в военном дворце, он на самом деле обратился к нам ментально и сказал, чтобы мы приказали Иоганну выбрать Уортона. После этого мы должны были вернуться сюда», - Ланке был озадачен.
Это сильно противоречило обычному поведению Бога Войны.
Были очень немногие вопросы в этом мире, из-за которых отшельники, такие как Бог Войны, начли бы беспокоиться и отдавать приказы.
«Младший брат, не думай об этом слишком много. Мастер, конечно, имеет свои мотивы. Все, что мы должны делать - это слушать и исполнять», - сказал Кастро.
«Да, старший брат», - кивнул Ланке.
Для учеников колледжа Бога Войны, команды Бога Войны не должны обсуждаться. Они исполняли все, что Бог Войны приказывал им сделать. Не было необходимости думать об этом, главное – четко следовать приказам.
«Грохот... ».
В глубине туннеля можно было почувствовать горячие потоки. Их движение заставляло камни медленно становиться красными.
Температура здесь была очень высокой!
Пройдя несколько сотен метров, Ланке и Кастро остановились перед кромешной каменной дверью. Каменные стены, окружающие эту дверь, были алыми, а температура была настолько высокой, что даже Ланке и Кастро пришлось использовать их боевую-Ци, чтобы защитить себя.
Если бросить бумажку, то она, скорее всего, мгновенно сгорит.
«Вы пришли», - из-за двери донесся спокойный голос.
Голос Бога Войны был очень мягким, но он нес пробивную силу. Его голос был как игла, проникающая прямо в душу. Кастро и Ланке, два его ученика, не подозревали, что... Бог Войны мог одним голосом посеять безумный страх в их души.
Это было одной из причин, почему Кастро и другие личные ученики Бога Войны так сильно боялись своего учителя.
«Да, Мастер», - почтительно сказали Кастро и Ланке.
Кастро продолжил: «Учитель, какие у Вас будут инструкции для нас?».
Голос Бога Войны раздался еще раз: «12 апреля будет день помолвки этого малыша Уортона. Вы должны пойти поговорить с вашим старшим братом учеником и взять у него Межпространственное кольцо. Это кольцо подарите как обручальное в день помолвки этого малыша Уортона».
Кастро и Ланке были ошеломлены.
Сам Бог Войны решил преподнести подарок?
Такого раньше никогда не было. Даже когда женились его личные ученики, Бог Войны не предавал этому никакого значения. Однако был тот, кому Бог Войны решил отправить поздравительный подарок? Если он сделал так, значит, что этот парень был достоин принимать его подарка?
При этом Бог Войны приказал им доставить поздравительный подарок Уортону?
«Вы можете идти», - спокойный голос Бога Войны прозвучал в туннеле.
Кастро и Ланке уставились на кромешную каменную дверь, а потом посмотрели друг на друга. Несмотря на то, что они вообще ничего не понимали, они не смели ослушаться приказов Бога Войны.
«Да, Мастер», - в крайне уважительной манере ответили Ланке и Кастро.
Том 9, глава 17 – Шагая на сцену
Календарь Юлан, 10009 год, 12 апреля. В этот день Уортон и Нина должны были обручаться в имперской столице. Один из двух влюбленных был младшим братом воителя Святого уровня пиковой стадии, в то время как другая была дочерью императора. Обручальная церемония, такая как эта, несомненно будет очень важным мероприятием.
Дворяне имперской столицы, которые получили приглашения, очень гордились этим. Многие дворян попросту “не дотягивали” по статусу для такого события. В конце концов, если бы все они были приглашены, усадьба графа просто не смогла бы вместить всех этих людей.
Усадьба графа сегодня выглядела очень празднично. За ее пределами собирались кареты, которые перекрыли большую половину улицы Боулдер. Охранники и слуги дворян не могли войти в усадьбу и им всем пришлось ждать снаружи. В общей сложности, снаружи собрались тысячи охранников и слуг.
Океан людей!
Одна карета была роскошней другой и каждая молодая благородная леди была одета более красиво и более завораживающе, чем предыдущая. Банкет в честь помолвки в имении был определенно одним из самых важных событий империи, а следовательно и пришедшие были людьми высокого статуса.
«Большой брат, я все еще чувствую себя очень неудобно, нося все это», - Уортон сидел в своей комнате. Сейчас он нервничал так, как никогда ранее.
Линлэй засмеялся: «Хватит, Уортон. Ты выглядишь невероятно привлекательно. Будь уверен!».
Уортон сделал глубокий вдох.
«Пойдем. Настало время поприветствовать собравшихся в зале гостей, - Линлэй смеясь дал указания. – Ты не можешь надеяться на то, что дедушка Хири сам со всем разберется. Когда явится его Величество, кто будет встречать его?».
Уортон и Линлэй вошли в главный зал и сделав это, они резко выдохнули. Боже мой. Собралось так много людей. Более того, это всего лишь небольшая часть дворян, которые будут присутствовать на мероприятии. Многие высокопоставленные особы еще не приехали.
«Имперская столица поистине является столицей империи. Здесь гораздо больше дворян, чем в городе Фенлай», - вздохнул Линлэй.
В прошлом, Линлэй принял участие в церемонии помолвки Алисы и Калана. Количество людей пришедших, в тот день, конечно, было гораздо меньше, чем число присутствующих на церемонии сегодня. И те люди явно были ниже статусом.
Благородные кланы королевства, естественно, были гораздо меньше и незначительнее благородных кланов империи.
Как только Линлэй и Уортон вошли в главный зал, они сразу же стали центром внимания. Массивная “рама” Уортона была слишком заметной и многие люди поспешили лично поприветствовать его.
«Уортон, иди сюда», - дворецкий Хири сразу позвал его.
Уортон направился к главному входу в зал и начал приветствовать прибывавших гостей. Что касается Линлэй - он наполнил чашу с вином, а затем спокойно направился в центр зала, попутно чокаясь чашей с гостями.
Дворяне были очень тактичными и не пытались подойти слишком близко к Линлэй или навязать разговор. Они лишь вежливо опрокидывая свои чаши к нему издалека.
Однако…
Некоторые из молодых знатных дам не отводили глаз от Линлэй. Они знали, что он не был женат. Двадцать с чем-то лет и он уже воитель Святого уровня... где еще найти такого мужчину как он?
«Ну начинается… », - Линлэй увидел трех молодых благородных дам, которые начали двигаться в его сторону. Он мог только притвориться, что не видел их.
Когда эти три молодые благородные дамы были в метре от Линлэй...
«Вьюх».
Легкий порыв ветра вдруг прижал их тела. Независимо от попыток противостоять этому, три молодые дамы не могли приблизиться к Линлэй.
А потом, он поднял чашу и слегка улыбаясь отправился в угол главного зала, чтобы присесть.
«Хм, Мастер Линлэй... – сказала красивая молодая благородная леди с золотистыми волосами и глазами. - Какая удивительная техника, что это?».
Две другие молодые благородные дамы также не знали.
Но это не было проблемой. Поступок Линлэй не повлияет на их отношение к нему. На самом деле, наоборот, это заставило казаться Линлэй все более мощным и загадочным для них. На самом деле то, что только что он сделал - это простые манипуляции с ветром.
«Вы видели преобразование Мастера Линлэй в Драконью форму в тот день в Колизее? Он казался таким диким и необузданным. Я так разволновалась… ».
«Он на самом деле интересный. Мне нравится этот тип. Учащиеся местной школы мягкие, как хлопок. Ни один из них не сравниться с точки зрения мужественности с ним».
Слух Линлэй был слишком острым. Услышав, о чем они говорили друг с другом, ему стало неуютно. Они называли его трансформацию в Драконью форму “дикой и необузданной?” И считали его “чрезвычайно мужественным”?
«Его императорское Величество прибыл!».
Голос диктора у главных ворот сразу стал громче. Он определенно использовал боевую-Ци, что позволило всем гостям в зале четко слышать его.
Переполненный знатью зал замолчал и все они устремили взгляды к воротам. Некоторые дворяне находились вне зала. Сегодняшние торжества собрали очень много людей и зал попросту не мог всех вместить.
«Иоганн прибыл?», - Линлэй встал и покинул зал.
«Милорд», - одетый в униформу Гейтс последовал направлении Линлэй.
Сегодня все пять братьев Баркер были одеты в красивую соответствующую форму. Пока они бродили вокруг усадьбы, их огромные габариты заставляли сердца дворян дрожать. Дворяне тайно вздыхали и завидовали... клан воинов Драконьей Крови поистине необычный. Даже их охранники вызывают трепет.
Император Иоганн был неотразим, как всегда. Он держал за руку императрицу, а за ним находилось несколько личных телохранителей.
«Уортон, - император Иоганн сразу разглядел Уортона в толпе. Видя, как выглядел красивый и сильный Уортон, император Иоганн удовлетворенно кивнул. - Не плохо, не плохо».
Линлэй подошел.
«Ваше императорское Величество, проходите внутрь», - засмеялся Линлэй.
«Хорошо. У нас есть много тем, которые нам бы хотели обсудить с Вами, Мастер Линлэй», - тепло сказал император Иоганн. Сразу же, все они вошли в гостевой зал. Что касается других дворян и министров - они уважительной манере отступили в сторону, пропуская их.
В столицу империи сегодня прибыло множество дворян, но Линлэй не ходил лично приветствовать их. Дворяне конечно же понимали, что это нормально. Воитель Святого уровня пойдет лично встречать их? Разве такое возможно?
«Председатель Конгломерата Доусон прибыл!».
Снова раздался высокий голос. Председатель Конгломерата Доусон - глава одного из трех крупнейших торговых союзов континента Юлан. Несмотря на то, что Конгломерат Доусон на самом деле не обладает воителями Святого уровня, он по-прежнему является представителем удивительного экономического могущества.
Даже император Иоганн встал и сказал Линлэй: «Монро Доусон является одним из наших хороших друзей».
Линлэй также поднялся.
С Монро Доусоном конечно же прибыл и Йель.
«Ха-ха... - большой пузатый Монро Доусон вместе с Йель направился к гостям. Видя императора Иоганна, Монро Доусон сразу слегка поклонился. - Монро выражает почтение могущественному императору Иоганну».
Император Иоганн тепло улыбнулся: «Монро, сегодня Линлэй является хозяином этого места. Нет никакой необходимости оказывать слишком много любезности нами».
«Мастер Линлэй и я были друзьями в течение долгого времени. Но я не ожидал, что всего через несколько лет Мастер Линлэй достигнет такого уровня благоустройства. Ха-ха... », - Монро Доусон так заливался смехом, что его глаза превратились в забавные щелки.
«Дядя Доусон, просто зовите меня Линлэй», - сказал с улыбкой Линлэй. Йель приходился ему фактически братом. Естественно, Линлэй относился к его отцу крайне уважительно.
«Уортон, подойди и поприветствуй дядю Доусона».
Уортон тут же подошел к ним.
«Какой красивый, рослый молодой парень», - глаза Монро Доусона загорелись, когда он увидел Уортона. Очевидно, габариты и рост Уортона удивили его.
Один за другим прибывали дворяне и чиновники. Даже Блумер решил приехать. Блумер вел себя сегодня по-джентльменски и даже лично поздравил Уортона.
Но Уортон в глубине сердца все еще ощущал дискомфорт от присутствия Блумера. Он не считал, что слова Блумера искренние.
«Блумер, Ваш старший брат не пришел сегодня?», - дружелюбно поинтересовался император Иоганн.
«Мой старший брат в настоящее время медитирует, готовясь к его бою с лордом Хайдсеном, который состоится в следующем месяце», - улыбнулся Блумер.
«Да, это определенно важно», - кивнул император Иоганн.
Блумер посмотрел в сторону Уортона, который приветствовал гостей у ворот. В его глазах вспыхнул холодный свет. В глубине души Блумер был очень недоволен тем, что Уортону удалось успешно заключить с Ниной брак.
«Святой Монолитной Меч, лорд Хайдсен, прибыл!».
Когда раздался голос, император Иоганн, Линлэй, Монро Доусон и многие другие сразу же поднялись на ноги и направились в зал.
«Хайдсен пришел?», - Линлэй был очень удивлен и рад. Он думал, что Хайдсен будет занят подготовкой к поединку, назначенному на следующий месяц.
Очень скоро вошел сам Хайдсен, одетый в серые одежды. Император Иоганн, Линлэй, Уортон и остальные пошли приветствовать его.
«Ха-ха, Уортон, поздравляю, - на лице Хайдсена была очень приветливая улыбка. Затем он посмотрел на Линлэй и в шутку продолжил. - Линлэй, Ваш младший брат обручился. А что насчет Вас?».
Линлэй опешил. Он не ожидал, что Хайдсен задаст такой вопрос.
«Ха-ха-ха... - император Иоганн начал громко смеяться, кивая. - Линлэй, Вам действительно пора жениться. Если Вам кто-то понравится, просто скажите нам. Мы убедимся, что девушка, которой повезло, будет согласна».
Линлэй не знал, смеяться или плакать.
«Лорды из Колледжа Бога Войны прибыли!».
Эта фраза помогла Линлэй уйти от ответа на вопрос, так как все пошли, чтобы приветствовать людей из Колледжа Бога Войны.
«Я не ожидал, что Колледж Бога Войны пришлет своих представителей», - вздохнул император Иоганн.
Хайдсен также кивнул. Колледж Бога Войны был одной из самых крупных организаций на континенте Юлан. Они редко принимали участие в обручальных или свадебных мероприятиях, если это не было событием одного из их людей. Только тогда другие товарищи ученики посещали мероприятие.
Ланке и Кастро вошли бок о бок.
Кастро улыбнулся: «Ха-ха, брат Уортон, поздравляю».
После того, как Кастро осознал, что Мастер хорошо относится к Уортону, он начал рассматривать его в качестве “брата”.
Но этот термин сбил с толку Линлэй, Иоганна, Хайдсена и других.
Члены Колледжа Бога Войны были чрезвычайно высокомерными.
Они редко уделяли свое внимание другим людям. Отношение Кастро действительно озадачило немало людей.
«Сегодня мы - два ученика - пришли сюда, чтобы от имени всего Колледжа Бога Войны поздравить Вас, Уортон, по этому радостному случаю. Это подарок, который наш Мастер поручил нам лично передать Вам», - Кастро протянул Уортону завернутую коробку.
Мастер?
Все вокруг были ошеломлены. Бог Войны сделал подарок?
«Мы безмерно благодарны, - Линлэй был первым, кто пришел в себя. Улыбаясь, он принял поздравительный подарок. - Кастро, Ланке, проходите и устраивайтесь поудобнее».
Вообще говоря, все подарки у ворот принимали слуги... но какой слуга осмелился бы принять подарки от людей, принадлежащих к Колледжу Бога Войны? Честно говоря, даже если бы они пришли с пустыми руками – уже это было бы честью.
Усадьба графа была довольно шумной. Многие высокопоставленные дворяне, такие как короли и графы, общались между собой, в то время как Линлэй, император Иоганн, Монро Доусон, Кастро, Ланке, Хайдсен и остальные беседовали в своем кругу.
Гости этого мероприятия были абсолютно невероятными.
Просто посмотрите на них. За столом сидел Линлэй и единственные люди сидевшие рядом и не являющиеся воителями Святого уровня - император и председатель конгломерата.
Как раз в этот момент...
«Над нами воитель Святого уровня», - наперебой начали шептаться люди. Линлэй посмотрел через дверь на небо и действительно увидел человеческую фигуру, грациозно парящую в облаках.
Линлэй, император Иоганн и другие встали на ноги в замешательстве.
Но независимо от того, кем он был, учитывая что этот человек был воителем Святого уровня, они должны были выразить ему почтение.
Появилась вспышка и человек уже стоял у главных ворот. Это был седой старик с белой бородой. Очевидно, он был очень пожилым, но его легкие небесно-голубые глаза были невероятно острыми.
«Ха-ха, я пришел без приглашения. Я надеюсь, что не буду нежелательным гостем здесь?», - от души смеялся седовласый старик.
Он сразу полетел прямо к тому месту, где сидели Линлэй и другие. Приближаясь, Хайдсен и Кастро поспешно расступились и седой старик сел на место, ранее занимаемое Святым Монолитным Меч Хайдсеном.
«Это довольно хорошее сидение. Я буду сидеть здесь», - седовласый старик громко рассмеялся.
Император Иоганн нахмурился. Этот человек был слишком невежественным. Линлэй также чувствовал, что этот седовласый старец был слишком высокомерен.
«Могу я спросить... – не дав Линлэй договорить, Святой Монолитный Меч Хайдсен сразу же заговорил в довольно вежливой манере. - Я не ожидал, что Вы прилетите сюда, милорд. Это действительно неожиданный сюрприз для нас».
Сидящие рядом Кастро и Ланке поспешно закивали головами в знак согласия.
Том 9, глава 18 – Воители из других плоскостей
Линлэй, император Иоганн и другие были озадачены. Кем являлся этот таинственный седовласый старик? Даже воитель Святого уровня номер один, Хайдсен, был невероятно почтительным к нему.
«Может быть, Бог Войны?», - подумал про себя Линлэй.
Скорее всего, только Божество может заставить Хайдсена быть таким почтительным. И судя по тому, что Кастро и Ланке признали этого человека, он был, скорее всего, Богом Войны.
«Принеси кресло», - поручил слуге дворецкий Хири.
Линлэй сделал шаг вперед. Улыбаясь, он сказал: «Сэр, мы два брата, чувствуем себя очень гордыми за то, что Вы решили посетить церемонию помолвки. Могу ли я узнать Ваше имя?».
«Я?, - седовласый старик посмотрел на Линлэй с улыбкой. - Меня зовут Ходан [Huo'dan]».
«Ходан?».
Линлэй быстро пробежался по именам из памяти, но так и не вспомнил воителя по имени Ходан.
«Линлэй, нет необходимости продолжать задавать вопросы. Это замечательно, что лорд Ходан посетил нас сегодня. Давайте для начала присядем», - смеясь сказал Хайдсен.
Несмотря на то, что Линлэй и император Иоганн оставались в замешательстве, они решили присесть со всеми.
«Милорд, мы ждем от Вас тост», - Кастро и Ланке подняли кубки.
Милорд?
Линлэй вдруг задумался.
Прежде всего, только Божество имел честь называться “Милордом” воителями Святого уровня. В то же время, если... Кастро и Ланке зовут его как “Милорд”, а не как “Мастер”, тогда этот человек был, скорее всего, не Бог Войны.
Континент имел пять видных Божеств. Линлэй уже встречал Дайлин и Сезара, но еще не встречал Первосвященника, Бога Войны и короля Леса Тьмы. Поэтому седой старик должен быть одним из этих троих.
Теперь он был уверен, что этот человек не был Богом Войны.
Тогда этот человек может быть Первосвященником или Королем Леса Тьмы.
«Тем не менее, с их последнего появления прошло уже бесчисленное количество лет. При этом Хайдсен, Кастро и Ланке узнали его?», - Линлэй отказывался в это верить.
Воитель Божественного уровня не мог появиться так легко.
«Линлэй, - седовласый старик по имени Ходан поднял кубок. - Ну, давайте выпьем за твой клан».
Линлэй торопясь поднял кубок.
«Когда я вижу тебя, Линлэй, то вспоминаю о последних делах твоего клана Барух и тех нескольких воинах Драконьей Крови. Ха-ха... знаешь, несколько тысяч лет прошли в мгновение ока», - Ходан весело рассмеялся.
Эти слова вызвали волнение в сердце Линлэй.
«Несколько воинов Драконьей Крови клана Барух? Тысячи лет назад?», - Линлэй посмотрел на Ходана в смятении.
В исторических записях его клана отметились три поколения воинов Драконьей Крови и между каждым поколением воинов Драконьей Крови было не менее тысячи лет.
Но Ходан говорил, что несколько тысяч лет назад он встретил несколько воинов Драконьей Крови?
«Я не знал, что старейшина Ходан знал предков моего клана», - засмеялся Линлэй.
«Конечно. Лидер твоего клана, Барух, действительно является грозным воином, - сказал Ходан с восхищеньем. - Но твой клан Барух к сожалению распался. В прошлом, когда у вас были десятки воинов Драконьей Крови, кто осмелился бы обидеть вас? Такая жалость, такая жалость... ».
Линлэй озадачился.
«Десятки воинов Драконьей Крови?» - Линлэй и Уортон в изумлении посмотрели на Ходана.
«Что здесь удивительного?» - Ходан посмотрел на Линлэй и Уортона.
Хайдсен торопясь сказал: «Милорд, было бы лучше, если бы Вы обсуждали это не здесь. Ведь тут присутствует слишком много людей. Не хотелось бы, чтобы эти подробности стали известны обычным дворянам».
«Я уверяю вас, что только люди присутствующие за этим столом могут слышать нас. Что касается людей за его пределами - независимо от того, как громко мы говорим, они не смогут ничего услышать», - фыркнул Ходан.
За столом находились восемь человек. Помимо Уортона, императора Иоганна и Монро Доусона, все остальные были воителями Святого уровня, но их сила даже близко не сравнится с силой этого седого старика.
«Десятки воинов Драконьей Крови?».
Линлэй и Уортон не могли поверить в это.
Их родовые записи говорили очень ясно: первые три поколения их клана произвели трех воинов Драконьей Крови, после чего между воинами Драконьей Крови должно пройти тысячи лет. В общей сложности их было только пять. Откуда взялись десятки воинов Драконьей Крови несколько тысяч лет назад?».
«Кланы Четырех Верховных Воинов... увы. Все находятся в плачевном состоянии. Хотя в прошлом они были довольно сильные», - с сожалением сказал Ходан.
Линлэй вдруг подумал кое о чем.
Он вспомнил, что в “Секретных Учениях Воинов Драконьей Крови” была инструкция по второму способу, благодаря которому можно было стать воином Драконьей Крови. Нужно было выпить кровь живого дракона. Но, основываясь на этом руководстве, все три воина Драконьей Крови должны быть прирожденными воинами Драконьей Крови.
Значит ли это, что второй способ никогда не использовался? Но тогда почему в Секретных Учениях это было записано?
В прошлом, как Линлэй, так и Деринг Коуарт подозревали, что в учения были внесены изменения. История его клана должна была иметь примеры воинов Драконьей Крови, которые появились с помощью поглощения крови живого дракона.
«Но я не ожидал, что были десятки воинов!», - Линлэй и Уортон не могли прийти в себя.
«О, к нам идет маленькая девочка по имени Нина», - седой старик Ходан сиял, заставляя Линлэй и других присутствующих обернуться и посмотреть.
Все сразу же встали, а Уортон быстро подошел к Нине и взял ее за руку.
Держась за руки, Уортон и Нина подходили к каждому столу, чтобы поздороваться с гостями. Но мысли Уортона и Линлэй были в состоянии полной растерянности.
История их клана, очевидно, не так проста, как им казалось.
В дополнение.
Воители Святого уровня имели большую продолжительность жизни. Как тогда может быть, что ни один воин Драконьей Крови из клана не остался в живых? И не только их клан, это касается и членов клана Бессмертных воинов, клана воинов Фиолетового Пламени и клана воинов Полосатых Тигров. Все члены кланов четырех Верховных Воинов просто исчезли.
«Секрет... ».
Линлэй понял, что история континента, безусловно, содержит много скрытых тайн, которые отличаются от имеющихся сведений.
Например, король убийц Сезар, как-то сказал Линлэй, что пять тысяч лет назад многие воители из других плоскостей спустились в плоскость континента Юлан. Но в исторических записях об этом ничего не было сказано.
Линлэй находился в растерянности и даже во время помолвки он продолжал думать об этом.
Он хотел остаться наедине с этим седым стариком по имени Ходан.
Понятно, что Ходан много знал о событиях из прошлого.
После обеда, многие дворяне сидели в главном зале, разговаривая друг с другом. В это время Линлэй, в котором нарастало любопытство, услышал голос Ходана.
«Линлэй, пойдем со мной. Я кое-что хочу обсудить с тобой».
Ходан подошел к Линлэй и пригласил его на частный разговор.
Линлэй посмотрел на младшего брата и сказал: «Уортон, останься здесь и побудь некоторое время с Ниной. Что касается господина Ходана, я пойду поговорить с ним».
Линлэй проследовал за Ходаном из главного зала.
Хайдсен, Кастро и Ланке переглянулись.
«Интересно, что решит Линлэй», - Хайдсен взволнованно вздохнул.
Ходан и Линлэй покинули главный зал. Во время прогулки, Ходан сказал: «Линлэй, где твои магические звери Святого уровня? Позовите их тоже».
Линлэй был поражен.
Откуда Ходан все знает?
Ходан знал имена Уортона и Нины и он также знал, что Линлэй имел два магических зверя. Он даже знал, что они достигли Святого уровня.
Линлэй не пытался отрицать что-либо. Он сразу же духовно связался с Бебе и Хаэру, попросив подойти к нему. Так как сегодня на мероприятии присутствовали воители Святого уровня, Линлэй не позволил Бебе или Хаэру войти в главный зал.
«Давайте вернемся к площадке позади усадьбы. Там никого нет», - сказал Ходан.
«Рроооаааар».
Хаэру и Бебе стояли около Линлэй.
«Сквиииии!», - Бебе продолжал притворяться.
«Малыш, я знаю, что ты являешься магическим зверем Святого уровня. Хватит пищать», - Ходан засмеялся и потянулся вперед, чтобы потрепать голову Бебе. Бебе хотел уклониться в сторону, но, к его удивлению, он понял, что не может двигаться. Поэтому у него не оставалось никакого выбора, кроме как позволить Ходану потрепать его голову.
Линлэй прибывал в шоке.
Без сомнения, Ходан был Божеством.
«Он действительно является Божеством. Сколько же Божеств на континенте?», - думая об этом, Линлэй следовал за Ходаном.
«Босс, кто этот старик? Почему он настолько сильный?». - Бебе не решался быть слишком игривым и вел себя очень тихо.
Хаэру послушно шел рядом с Линлэй.
«Сначала закройте дверь. Без моего приказа никого не пускайте», - Линлэй отдал приказ слугам, а затем вместе с Ходаном подошел к каменной скамье и сел.
«Ты можешь сесть сюда», - Ходан указал на другое место напротив него.
Линлэй послушно сел и смиренно произнес: «Господин Ходан, я в полной растерянности. Можете ли Вы разъяснить мне ситуацию?».
«Причина, по которой я сегодня пришел сюда - это в первую очередь твои друзья - два магических зверя, - улыбнулся Ходан. - Конечно, ты и эти трое Бессмертных Воинов, которые обладают силой Святого уровня, едва могут считаться квалифицированными, чтобы быть достойными рассматриваться как цель моего визита».
«Хм?», - Линлэй посмотрел на Ходана в смятении.
Ходан улыбнулся. «Линлэй, в многолетней истории континента Юлан было бесчисленное множество гениев. Даже если появлялся только один в столетие, то с течением сотен тысяч лет их могло быть тысячи. Но как много сейчас воителей Святого уровня на континенте Юлан? Каждая империя имеет только несколько десятков».
«Воители Святого уровня могут жить более ста тысяч лет?», - спросил пребывающий в шоке Линлэй.
«Воители Святого уровня, пока их не убили, могут легко прожить сто тысяч лет, - Ходан засмеялся. - После достижения Святого уровня ты не будешь стареть и ты практически бессмертен. Тем не менее, ты можешь быть убит».
Линлэй озадаченно смотрел на него.
Если это было так, то почему было так мало воителей Святого уровня? Ведь континент Юлан определенно являл на свет новых воителей Святого уровня каждый век.
«Тогда в чем причина?», - спросил Линлэй.
«Причина в том, что... они ушли в другие плоскости», - улыбнулся Ходан.
«Другие плоскости?», - переспросил Линлэй.
Но когда Линлэй осознал сказанное, он торопливо спросил: «Может быть предки рода Барух также отправились в другие плоскости?».
«Правильно. Десятки воинов Драконьей Крови ушли в Царство проклятых - одну из Четырех Высших Плоскостей. В прошлом, я даже встретил там твоего предка, Баруха… и хорошенько выпил с ним», - Ходан от души рассмеялся.
«Царство проклятых. Господин Ходан, Вы прибыли именно оттуда?», - Линлэй чувствовал, как будто тайны вселенной раскрывались перед его глазами.
Ходан кивнул: «Правильно. Линлэй, позволь мне сказать тебе... в обычном, материальном мире, когда воитель достигает Святого уровня, он имеет возможность отправиться в Четыре Высших Плоскости, или, возможно, в Семь Божественных Плоскостей. И ему будет разрешено тренироваться и жить там».
«В истории континента Юлан, многие воители Святого уровня уже покинули континент и решили отправиться в Четыре Высших Плоскости или Семь Божественных Плоскостей», - улыбнулся Ходан.
Линлэй кивнул, чтобы показать, что он понял.
«С технической точки зрения, ты и другие три Бессмертных воина, несмотря на наличие силы Святого уровня, в своих человеческих формах пока не на Святом уровне. И на самом деле у меня не было необходимости прилетать сюда, чтобы поговорить с вами. Моей основной целью были два магических зверя Святого уровня. Они оба достигли Святого уровня и могут выбрать... продолжать жить здесь, на континенте Юлан, или войти в другие плоскости».
Ходан быстро продолжил, пытаясь обольстить: «Четыре Высшие Плоскости намного лучше, чем Семь Божественных Плоскостей. В Царстве проклятых, например, воители Святого уровня не более, чем обычные люди. Там вы получите прекрасные возможности для тренировок. Кроме того, у вас появятся некоторые артефакты. Например Межпространственные кольца там встречаются так часто, что не являются чем-то особенным. Там есть ужасающе большое количество сокровищ».
Линлэй понял.
Только при достижении Святого уровня воитель будет готов перейти в более высокие плоскости. Естественно, в Четырех Высших Плоскостях есть огромное количество воителей… и воители Святого уровня там не более, чем простые люди.
«Я отказываюсь. Я остаюсь с боссом», - Бебе покачал головой.
«Я также отказываюсь. Я остаюсь с моим Мастером», - сказал Хаэру.
Ходан посмотрел на Линлэй. Смеясь, он сказал: «Линлэй, твоя реальная сила уже достигла пиковой стадии Святого уровня. Ты так же квалифицирован, чтобы войти в более высокие плоскости. Ты хочешь отправиться туда?».
Линлэй не ответил. Вместо этого, он посмотрел на Ходана: «Мистер Ходан, кто Вы на самом деле?».
«Я? Ой. Кажется я забыл сказать, - Ходан улыбнулся Линлэй. - Я Надзиратель плоскости континента Юлан».
Том 9, глава 19 - Выбор
«Надзиратель плоскости?».
Услышав это, Линлэй кое-что понял. Термин “надзиратель” можно ассоциировать с терминами “наблюдатель” и “защитник”. Неудивительно, что Ходан обладал такой удивительной силой.
«Линлэй, ты мне так и не ответил. Готов ли ты отправиться в другие плоскости?», - поинтересовался Ходан.
Это было лично дело каждого отдельно взятого воителя Святого уровня, отправляться или нет в более высокие плоскости. Надзиратель плоскости был ответственен только за информирование и предоставления права выбора.
Линлэй оставался очень спокойным.
«Мистер Ходан, честно говоря, я ничего не знаю о других плоскостях. Можете ли Вы просветить меня немного по этому вопросу?», - спросил Линлэй.
Деринг Коуарт на самом деле знал о существовании надзирателя плоскости, но в то время Линлэй был слишком слабым, поэтому Деринг не видел необходимости рассказывать ему об этом. Но Деринг Коуарт немного просветил его в вопросе наличия Четырех Высших плоскостей.
«Есть много материальных плоскостей, таких как континент Юлан. Эти материальные плоскости не одинаковы. На некоторых магические звери являются основной силой, в то время как в других люди. Эти плоскости, по существу, такие же», - Ходан начал объяснять самые основные положения о Высших плоскостях.
«Над этими материальными плоскостями находятся Четыре Высших Плоскости и Семь Божественных Плоскостей, - засмеялся Ходан. - Семь Божественных Плоскостей были созданы семью главными Владыками семи природных элементов. Что касается Четырех Высших Плоскостей - они были созданы четырьмя Сверхбогами.
Линлэй кивнул и затем спросил: «Семь Божественных Плоскостей и Четыре Высших Плоскости ... каковы различия между ними?».
Ходан рассмеялся: «Семь Божественных Плоскостей - это плоскости земли, огня, воды, ветра, молнии, света и тьмы. Например, ты тот, кто практикуется в законах земли. Если бы ты попал в Божественную Плоскость Земли, то ты бы обнаружил, что твоя подготовка проходит в два раза быстрее и при этом ты прикладываешь значительно меньше усилий».
«Тем не менее, Семь Божественных Плоскостей уступают Четырем Высшим Плоскостям. Лучше всего, если ты решишь пойти туда, - соблазнительно сказал Ходан. - Линлэй, тебе необходимо понимать, что Высшие плоскости были созданы Сверхбогами. Четыре Сверхбога довольно сильно опередили власть Владык».
«Сверхбоги? Может ли кто-нибудь достичь уровня Сверхбога через тренировки?», - вдруг спросил Линлэй.
Ходан изумленно посмотрел на Линлэй.
«Ха-ха...».
Ходан начал хохотать, как будто он услышал смешной анекдот.
Линлэй в замешательстве посмотрел на Ходана.
«Линлэй, кажется ты действительно ничего не знаешь, - засмеялся Ходан. - Ты понятия не имеешь, что Сверхбоги – это не люди, достигшие этого уровня через тренировки. Позволь мне объяснить тебе. Каждая раса имеет шанс стать Владыкой путем тренировок… шанс есть, но он очень, очень низкий... ».
«Насколько низкий?», - спросил Линлэй.
«Позвольте мне привести пример. Среди ста миллионов обыкновенных Божеств, может появиться максимум один Владыка, - рассмеялся Ходан. - Например, в Божественном Царстве Света, существует бесчисленное множество Полубогов, Богов и Высших Богов. Но за десять миллионов лет, ты, возможно, так и не увидишь появления хотя бы одного Владыки».
Линлэй молчал.
«Полубоги, Боги и Высшие Боги?», - Линлэй нахмурился, посмотрев на Ходана в замешательстве.
В прошлом, дедушка Деринг обсуждал с ним только существование “Богов”. Он не вдавался в подробности.
«”Божественная искра” у Божеств также имеет различные уровни, - спокойно сказал Ходан. - После того, как ты достигнешь определенного уровня мастерства в понимании законов, законы сами снизойдут и образуют в тебе “Божественную искру”, что и позволит тебе стать Божеством. Но в самом начале ты будешь только Полубогом. Если ты продолжишь свои тренировки, чтобы понять и постигнуть большее... на определенном уровне ты станешь Богом».
Только теперь Линлэй понял.
«Какого Божественного уровня достиг Бог Войны?», - спросил Линлэй с любопытством.
Ходан раздраженно взглянул на Линлэй, а потом рассмеялся: «Ради твоих предков, я скажу тебе. Бог Войны... только Полубог».
«Полубог?», - Линлэй моргнул два раза.
Боже мой. Бог Войны свыше пяти тысяч лет назад стал Божеством. Учитывая его талант, он должен быть гораздо более мощным, чем прежде. Как он мог до сих пор оставаться просто Полубогом?
«Ха-ха, Линлэй, ты думаешь, что перейти от Полубога к Богу – это так легко?», - Ходан покачал головой.
«Но Бог Войны был Полубогом пять тысяч лет назад», - сразу парировал Линлэй сразу.
«И все же он Полубог. Но различия есть и среди Полубогов. Например, чтобы стать Полубогом, нужно освоить 1% закона, в то время как уровень Бога требует освоить 10% закона. Тот, кто освоил только 9% закона является лишь Полубогом... но ты думаешь, что он на том же уровне, как и тот, кто освоил 1% закона? Даже если они оба Полубоги?, - объяснил Ходан в упрощенном порядке.
Линлэй теперь понял.
«Линлэй, не нужно быть слишком жадным. По дороге к становлению Божеством, каждый шаг чрезвычайно трудный. В Четырех Высших Плоскостях было огромное количество Полубогов, которые провели сотни миллионов лет, или даже миллиарды лет в попытках прорваться от уровня Полубога до уровня Бога».
«А что насчет Сверхбогов?», - сразу спросил Линлэй.
«Сверхбоги?, - снова рассмеялся Ходан. - Ты спрашивал меня, могут ли люди путем тренировок и прозрений достичь уровня Сверхбога, верно? Позвольте мне объяснить…».
«Сверхбоги… - Ходан продолжал хихикать над Линлэй. - Линлэй, Сверхбоги не люди, они не имеют пола. Они даже не имеют тела».
«Э-э?».
Линлэй смотрел на Ходана с удивлением.
«Четыре Сверхбога являются проявлениями Четырех Изначальных Законов. Они являются не более, чем самим воплощением законов, которые проходят через бесчисленные плоскости! Сверхбог Смерти является воплощением Законов Смерти. Сверхбог Разрушения является воплощением Законов Разрушения. Сверхбог Жизни – это основа Законов Жизни. И Сверхбог Судьбы является олицетворением Законов Судьбы!».
Ходан рассмеялся и посмотрел на Линлэй: «Что ты сейчас скажешь. Можешь ли ты стать Сверхбогом упорно тренируясь?».
Линлэй понял.
Четыре Сверхбога были естественной частью бесконечных плоскостей мультивселенной. Они были небесами, они были землей... они были частью души каждого живого существа.
Они сами по себе только Законы!
«Сверхбоги - это существа, являющиеся в чистом виде Законом. Они ничего не знают о любви, ненависти, дружбе, обиде или других подобных эмоциях. Они холодные. Если ты проклянешь Сверхбогов, они проигнорируют тебя. Если ты польстишь им, то не жди благодарностей. Однако... если ты повредишь плоскость, то Сверхбог накажет тебя».
Линлэй засмеялся.
Хотя Сверхбоги и существовали, они были олицетворением главных Законов вселенной. Не было никакой необходимости оказывать им излишнее внимание.
«Проклинать Сверхбога? Кто-то бы осмелился проклинать Сверхбога?», - спросил Линлэй смеясь.
Ходан посмотрел на него, а потом улыбаясь проворчал: «Я просто привожу пример. За все свои годы я никогда не слышал, чтобы Сверхбог обращался в человека. Если тебе так интересно, то самая непобедимая сила в мире - это Владыки. Воле Владыки нельзя перечить!».
Линлэй кивнул, показывая понимание.
«Линлэй, Семь Божественных Плоскостей являются чрезвычайно полезными для того, кто тренируется в рамках конкретного Закона. Но Четыре Высших Плоскости отличаются. Независимо от того, какой из Законов ты изучаешь, скорость, с которой ты тренируешься в Четырех Высших Плоскостях будет настолько быстрой, как если бы ты тренировался в соответствующем Законе в одной из Семи Божественных Плоскостей, - убедительно сказал Ходан. - Таким образом, Четыре Высших Плоскости - лучший выбор!».
Четыре Высших Плоскости - Небесное царство, Загробный мир, Царство проклятых, Царство жизни.
«Линлэй. Предки твоего клана находятся в Царстве проклятых. Почему бы тебе не отправиться туда?», - продолжил Ходан.
Отправиться?
Линлэй уже решился.
В Царстве проклятых есть только те предки, которых он никогда не встречал. Линлэй не видит особого смысла отправляться туда. Напротив, на континенте Юлан, находится его младший брат Уортон и его дорогие братья, Йель, Рейнольдс и Джордж. У него также есть много друзей, таких как Баркер и его братья, Дженна и остальные.
К тому же…
Он также имел цель, которую необходимо было реализовать. Полное уничтожение Сияющей Церкви.
Видя нерешительность Линлэй, Ходан продолжал убедительно говорить: «Линлэй, Царство проклятых населяют бесчисленное количество рас и разные виды могущественных существ, использующие всевозможные виды атак. Тренировки в Царстве проклятых будут очень продуктивными».
«Незачем».
Линлэй покачал головой и рассмеялся: «Мистер Ходан, спасибо, что рассказали мне так много. Тем не менее, я еще молод и я даже еще не женился. Мне нет смысла спешить туда».
Услышав слова Линлэй, Ходан понимающе кивнул.
Как Надзирателю плоскости, ему было запрещено вынуждать людей покидать эту плоскость. Если другие не желают уходить, они могут оставаться в их собственной плоскости так долго, как они хотят, даже до точки становления Высшим Богом.
«Мистер Ходан, я хочу спросить у Вас, если кто-то отправляется в более высокие плоскости, может ли он вернуться?», - вдруг спросил Линлэй.
Ходан покачал головой: «Это практически невозможно. Из ста тысяч человек, которые отправляются в более высокие плоскости, как правило никто не может вернуться на родину. Все из-за того, что за возвращение домой придется заплатить исключительно высокую цену».
Линлэй понял.
Неудивительно, что Бог Войны и Первосвященник не имели желания отправляться в Высшие плоскости. Если даже воители Божественного уровня не желают уходить, можно себе представить, как трудно было вернуться.
Ни один из ста тысяч отправившихся туда не смог вернуться.
Вероятность возвращения была слишком низкой.
«Мистер Ходан, я так сожалею, что потратил Ваше время», - смиренно сказал Линлэй.
«Мне пора идти, - Ходан встал. - Линлэй, если в один прекрасный день ты захочешь покинуть эту плоскость, ты можешь прийти к Пику Арктического Ледника находящемуся за краем Северного моря, чтобы найти меня. Я живу на вершине Пика Арктического Ледника».
Линлэй удивился.
«Арктический Ледник?».
Линлэй в первый раз услышал, что за границей Северного моря был “Арктический Ледник”.
«Мистер. Ходан, а что насчет Южного моря?» - Линлэй стало любопытно.
«Южное море гораздо больше, чем Северное море. Оно практически безгранично. Но... край этого моря является концом плоскости Юлан. Ты не найдешь там ничего, кроме хаотического пространства.
Линлэй понял, о чем шла речь.
Договорив, Ходан немедленно взлетел в воздух и быстро исчез в северном направлении. Линлэй стоял не двигаясь.
Диалог с Ходаном оказал большое влияние на Линлэй.
«Босс, мне на самом деле довольно любопытно было узнать о Высших плоскостях. Вау. Все виды удивительных существ и люди Святых уровней. Это место должно быть удивительным», - глаза Бебе сверкали.
Линлэй похлопал Бебе на его маленькой головке: «Ты хочешь умереть?».
Скорее всего, любой воитель этой плоскости сможет легко убить их.
Линлэй уже составил план своих будущих тренировок и обучения.
Владыка? Это слишком далеко от реальности.
Шаг за шагом. Во-первых, нужно пробиться на уровень Полубога. Став Полубогом, Линлэй будет уверен в своей способности уничтожить Сияющую Церковь.
Линлэй знал свои пределы. Учитывая его текущую мощь, он еще не был достаточно сильным, чтобы навязать свою волю и действовать как ему заблагорассудится на континенте Юлан.
«Трудно сказать, смог бы я победить Оливье или нет».
Линлэй не чувствовал былой уверенности в своих силах, когда узнал о духовной атаке Оливье с помощью его обсидианового меча.
Духовное нападение?
Линлэй вдруг подумал о своем Кольце Извивающегося Дракона. В прошлом, когда божественная сила проникла в душу Линлэй, из Кольца Извивающегося Дракона произошел всплеск энергии, которая противостояла этому действу.
«Но дедушка Деринг также был владельцем Кольца Извивающегося Дракона. Почему в момент смерти кольцо не помогло ему?», - Линлэй был озадачен.
Таинственная сила Кольца Извивающегося Дракон должна быть как-то активирована.
Божественная сила Владыки света спровоцировало Кольцо Извивающегося Дракона и активировало его, заставив проявить защитную реакцию. Но атака Оливье не обязательно активирует защитную энергию этого кольца.
«Я понятия не имею, какие тайны кроются в Кольце Извивающегося Дракона. Но несмотря ни на что, я не могу просто забыть обо всем и надеяться исключительно на кольцо. В бою я должен рассчитывать только на себя».
Сейчас усадьба была наполнена бесчисленными дворянами и чиновниками, но Линлэй и его два магических зверя находились в тренировочном дворе в задней части усадьбы. Забыв обо всем, Линлэй начал тренироваться.
«После попадания в Царство проклятых, вернуться оттуда будет практически невозможно. Я не могу надеяться, что я получу какую-то поддержку от моих предков. На континенте Юлан мне придется полагаться на себя».
Но Линлэй упустил кое-что. Почему десятки воинов Драконьей Крови, а также все другие Высшие Воины массово покинули континент Юлан, не оставив даже одного воителя Святого уровня присматривать за своими потомками?».
Воды континента Юлан были гораздо глубже, чем мог себе представить Линлэй.
Том 9, глава 20 – Колледж Бога Войны
К вечеру многие гости начали расходиться. Те, кто по-прежнему еще остались в поместье, были относительно важными гостями.
«Уортон, где твой старший брат?, - Йель налил две чаши вина и подошел к Уортону. - Я не видел его почти весь день, куда он пропал?».
«Мой старший брат ушел после прощания с господином Ходаном. Я не знаю, куда он делся», - Уортон покачал головой.
«Я пойду поищу его. Учитывая характер твоего старшего брата, он мог просто отправиться в тренировочный двор и приступить к тренировкам», - Йель покинул гостевой зал. Пробираясь по коридору, он прибыл в тренировочный двор.
«Кап, Кап».
В искусственном фонтане текла вода. Каждое падение капли воды было отчетливо слышно в тихом тренировочном дворе. Линлэй не двигаясь сидел в медитативной позе на траве.
Если подойти ближе и внимательно осмотреть его, то можно было заметить, что мышцы Линлэй сжимались и разжимались в очень ритмичном порядке. Во время этого казалось, что порывы ветра будто бы окружили Линлэй.
Его дух стал одним целым с бесконечной землей и безграничным ветром.
«Бум, бум!… ».
«Свист! Свист!... ».
Сидя с закрытыми глазами Линлэй чувствовал пульсацию сущности земли и бесформенного ветра, который наполнил небо. Через некоторое время Линлэй открыл глаза.
«Его светлость приказал, что никому не разрешается входить без его разрешения».
«Даже мне?», - хмыкнул Йель.
«Босс Йель, входи», - на губах Линлэй появилась легкая улыбка и он сразу же встал.
Только теперь Йель вошел. Глядя на Линлэй, он усмехнулся: «Третий брат, я подозревал, что ты снова погрузился в тренировки. Скажи, почему ты до сих пор так упорно трудишься? Ты уже воитель Святого уровня пиковой стадии. Ты и без того невероятно сильный».
Линлэй посмотрел на Йель и усмехнулся.
В глазах Йель Линлэй уже выглядел несравненным воителем континента Юлан. Даже император Империи О’Брайен был невероятно учтивым с Линлэй. Но после того, как он пообщался с Ходаном, Линлэй понял, что он был еще далек от совершенства.
«Выпей немного вина со мной. А то я уже и не надеялся, что у меня будет шанс выпить с тобой сегодня», - Йель положил две чаши вина на каменный стол.
Линлэй сел, после чего достал две чаши из его Межпространственного кольца.
«Жаль, что четвертый брат не может быть с нами», - Линлэй покачал головой и тяжело вздохнул. Месяц назад, когда император Иоганн объявил кто будет женихом его дочери, Рейнольдс покинул столицу империи.
«У него не было другого выхода. Ему приказали вернуться в армию. Он должен был уехать, - беспомощно сказал Йель. - Последний раз он был в отпуске, поэтому так получилось, что все три брата оказались вместе. Это хорошо для четвертого брата, но для второго брата... если мы хотим увидеть его, нам нужно поехать в Империю Юлан».
Расстояние от Империи Юлан до Империи О’Брайен было довольно большое.
Беседуя с братом, Линлэй почувствовал себя очень счастливым. Почему он должен бросить все это, чтобы отправиться на более высокий уровень и участвовать в бойне?
Наиболее приятной частью подготовки было осознание того, что дух набирает все больший и больший уровень понимания. И это никак не было связано с кровопролитными битвами.
«Третий брат, я тоже в течение нескольких дней должен уехать из имперской столицы, - Йель расстроенно вздохнул. - Я еще молод. Поэтому есть много вещей, в которых я ничего не понимаю и вынужден обращаться к конгломерату. Если я не буду квалифицирован, в будущем, у меня не будет права на управление им».
Линлэй понимал это.
Организация на уровне Конгломерата Доусона, безусловно, не будет давать ему лидирующей позиции только потому, что его отец ранее занимал этот пост. В противном случае, Конгломерат Доусон не будет таким мощным, каким он являлся в настоящее время. Конечно, быть сыном главы - это преимущество, но также необходимо иметь способности и опыт работы.

«В следующем месяце Оливье будет участвовать в бою со Святым Монолитным Мечом Хайдсеном. Разве ты пропустишь это?», - засмеялся Линлэй.
«Да, Йель смеялся, - я просто маг, не иначе. Что я могу понять, наблюдая за боем между двумя воинами Святого уровня?»
Линлэй вдруг положил чашу вина и посмотрел на дверь: «Кто-то идет».
«Кто?, - Йель был озадачен. - Кто-то знает, что ты здесь?»
«Эти двое из Колледжа Бога Войны», - Линлэй спокойно улыбался.
Воители Святого уровня могут использовать духовную энергию для сканирования области. Сравнительно крошечная усадьба может быть полностью покрыта ею. Естественно, что они могут легко найти Линлэй.
Кастро и Ланке шли рядом к заднему двору. Они были очень удивлены инструкциями их Мастера.
«Несмотря на то, что сила Линлэй неплоха, не было никакой необходимости для Мастера действовать таким образом», - Ланке покачал головой.
«Я не понимаю», - Кастро также был озадачен.
Оба были смущены. Подходя к заднему двору они увидели, что стражники уже открыли им дверь. Кастро и Ланке обменялись взглядами.
«Линлэй знал, что мы идем».
Кастро и Ланке сразу же увидели Линлэй, он сидел рядом с Йель. Видя, что Йель тоже был здесь, их лица стали недовольными.
Йель сразу встал: «Третий брат, люди пришли чтобы увидеть тебя. Почему бы тебе не поговорить с ними? А я пойду главный зал».
Линлэй кивнул.
Йель ушел, Кастро и Ланке сели. Линлэй сразу поинтересовался: «Кастро, Ланке, почему вы пришли?»
Кастро рассмеялся: «Линлэй, мы пришли от имени нашего Мастера, чтобы пригласить тебя в Колледж Бога Войны».
«Бог Войны приглашает меня в Колледж Бога Войны?», - Линлэй не мог в это поверить.
Как такое может быть, что сам Бог Войны пригласил его?
Ланке кивнул: «Линлэй, Мастер действительно прислал нас, чтоб пригласить Вас в Колледж Бога Войны. И более того, Мастер поручил нашему старшему брату-ученику встретить Вас лично. Линлэй, Вы должны понимать, что когда Святой Монолитный Меч Хайдсен посетил Колледж Бога Войны, наш старший брат-ученик не пришел, чтобы лично встретить его».
«Мм?».
Линлэй был заинтригован. Кто был этот “старший брат-ученик” Колледжа Бога Войны?
«Ваш старший брат-ученик должен быть первым учеником Бога Войны, верно? Подождите... сколько ему лет?».
К Линлэй вдруг пришло понимание. Боже мой. Бог Войны был тем, кто достиг этого уровня пять тысяч лет назад.
Кастро и Ланке ухмыльнулись.
«Правильно. Ему уже пять тысяч лет. Он не намного моложе нашего Мастера, - кивнул Кастро. - Мы были очень удивлены когда услышали, что Мастер поручил нашему старшему брату-ученику встретить Вас».
Линлэй знал, что Бог Войны принимал личного ученика каждые триста лет.
Самым молодым был Блумер, ставший личным учеником в свои тридцать лет или около того. Но самый старый был именно этот старший брат-ученик и ему было около пять тысяч лет.
«Хорошо. Когда я должен прийти?», - улыбнувшись, спросил Линлэй.
«Вы можете прийти в Колледж Бога Войны в любое время. Как насчет этого? Вот мой знак. Когда Вы придете в Колледж Бога Войны, передайте его одному из наших младших учеников. И он сразу же мне сообщит» - щелчком руки, Кастро достал красно алую медаль, на которой было вырезано имя Кастро.
Принимая знак, Линлэй засмеялся и кивнул: «Не волнуйтесь. Я, безусловно, приду».
Кастро и Ланке попрощались, а затем ушли.
Линлэй про себя подумал... если старшему ученику Колледжа Бога Войны было пять тысяч лет, насколько сильным он был?
Неужели может быть, что он слабее, чем Святой Монолитный Меч?
Линлэй не мог в это поверить. Святому Монолитному Мечу было всего несколько веков, в то время как старший ученик тренировался в Колледже Бога Войны тысячи лет под личным руководством Бога Войны. После пяти тысяч лет… как он мог не быть сильным?

Основной пик Горы Бога Войны был усеян большим количеством зданий. Там были места, где в основном проживали почетные ученики Бога Войны, наряду с Кеньоном, Кастро и Ланке, личными учениками, которые занимались ведением обычных дел Горы Бога Войны.

Горный ветер в этот день был очень сильным. Многие из почетных учеников Колледжа Бога Войны занимались физической подготовкой.
«Хaaaргх!».
Валун весом десятки тонн легко бросали от одного человека к другому, который, в свою очередь, бросал его обратно... два почетных ученика Колледжа Бога Войны могли легко пнуть этот массивный валун.
Самое главное, что валун не был поврежден.
Это требовало очень точного управления, как физической силой, так и боевой-Ци.
Именно в этот момент появилась изящная фигура, словно синий дым парящая в небе. Она грациозно облетела Гору Бога Войны и в мгновение ока оказалась в Колледже Бога Войны.
«Хм?».
Один из почетных учеников Колледжа Бога Войны с удивлением смотрел на прибывшего. Он никогда раньше не видел, чтобы в этом месте вдруг появлялся посторонний человек.
«Вы... Мастер Линлэй?», - почетный ученик узнал его. Он видел его в Колизее на поединке, когда приходил, чтоб поддержать Блумера.
Улыбаясь, Линлэй кивнул: «Кастро пригласил меня приехать. Это его знак. Пожалуйста, передайте ему».
Линлэй отдал знак почетному ученику.
Почетный ученик поспешно сказал: «Я пойду сообщить об этом. Мастер Линлэй, а Вы присядьте и подождите, пожалуйста».
Линлэй кивнул. Помолвка Уортона закончилась два дня назад, и сегодня Линлэй приняв приглашение, отправился в Колледж Бога Войны, увидеть все лично.
«Этот человек Мастер Линлэй. Я слышал, что ему всего 27 лет».
«Даже брат-ученик Кеньон проиграл ему».
«В тот день я был там. Он нанес всего один удар. По сравнению с Линлэй, брат-ученик Кеньон очень слаб».
«Брат Кеньон только 25-й личный ученик нашего Мастера. Понятно, что он немного слабее. Скорее всего, брат Кастро примерно на одном уровне с Линлэй. К тому же, первые десять учеников Мастера, скорее всего, смогут легко победить Линлэй».
Многие из почетных учеников Колледжа Бога Войны тихо шептались, кидая взгляды на Линлэй. Все эти почетные ученики были гениями в их собственном понимании и все они были гордыми и высокомерными. Но по сравнению с Линлэй они прошли долгий путь.
«Линлэй», - раздался громкий голос.
Появился Кастро, его лицо расплылось в улыбке: «Вы наконец пришли. Ну, давайте отправимся к Пику Голубого Грома».
«Не здесь?», - Линлэй был озадачен.
Понятно, что этот пик был основным и крупнейшим. Здесь расположилось большое количество зданий. Остальные четыре пика имели не так много построек.
Кастро рассмеялся: «Линлэй, в Колледже Бога Войны довольно много почетных учеников… и мы, позволяем им остаться на главном пике. Ланке и Кеньон тоже остаются здесь. Остальные наши ученики находятся на других горных вершинах».
Линлэй слегка кивнул.
Кастро сразу же повел Линлэй в направлении другой горной вершины. Линлэй и Кастро прошли по крутым горным вершинам так легко, как если бы они шли по ровной земле. Их шаги, были так изящны, как движения летящих птиц.
«Кастро, к какому поколению личных учеников Бога Войны Вы принадлежите?», - спросил Линлэй.
«Я? Я двадцать второй личный ученик», - засмеялся Кастро.
«Вы достигли пика Святого уровня в настоящее время, не так ли?», - спросил Линлэй. Когда он был во дворе, он слышал, как почетные ученики говорили, что Кастро должен быть на одном уровне с ним. Вот почему Линлэй задал этот вопрос.
Кастро кивнул: «Правильно. Но я, скорее всего, не являюсь соперником для Вас. Ваша скорость поистине удивительна, Вы на одном уровне с Оливье».
Линлэй не переставал размышлять.
Даже двадцать второй личный ученик достиг пика Святого уровня. Тогда как насчет более ранних учеников?
«Кастро, Святого Монолитного Меча Хайдсена считают воителем Святого уровня номер один в мире. Он когда-нибудь соревновался против вашего старшего брата-ученика?», - спросил Линлэй.
«Никогда».
Кастро выпустил непроизвольную усмешку: «Несмотря на то, что Хайдсен уже имеет довольно высокое понимание Законов Земли, в Колледже Бога Войны есть немало людей сильнее него. Причина такой известности Хайдсена заключается в том, что мой старший брат-ученик и второй брат-ученик, которым более пяти тысяч лет, отступили от мирского мира тысячи лет назад. Как они могли выйти и состязаться с младшим, который живет всего несколько веков? Им не нужны слава и известность».
Линлэй вдруг понял.
«Даже если забыть о нашем Колледже Бога Войны, я знаю других более мощных воителей, чем он. Например, король убийц Сезар. Тысячу лет назад Сезар сошелся в схватке против моего старшего брата-ученика и они оба были примерно на одном уровне. Я считаю, что если бы Сезар сошелся в поединке с Хайдсеном, он бы легко одержал победу», - серьезно сказал Кастро.
Линлэй был поражен.
Сезар?
Казалось, Кастро не знает, что Сезар уже достиг Божественного уровня. Но для его старшего брата-ученика, равный бой с Сезаром тысячи лет назад означал, что он был действительно невероятным человеком.
«Мы прибыли на Пик Голубого Грома. Проходи. Я уже давно не видел моего старшего брата-ученика. Мастер всегда говорил, что среди всех нас, личных учеников, старший брат-ученик, скорее всего, достигнет Божественного уровня первым» - лицо Кастро было уверенным.
Том 9, глава 21 – Старший ученик
Протяжно выл горный ветер. Поднимаясь на гору, Линлэй и Кастро делая всего несколько шагов легко преодолевали сотню метров.
«На Пике Голубого Грома, проживает восемь наших братьев-учеников. Наш старший брат-ученик проживает на самой вершине Пика Голубого Грома», - сказал Кастро с волнением в голосе.
Но Линлэй в настоящее время думал о бое между Сезаром и старшим учеником, который состоялся тысячи лет назад.
«Кастро, Вы знаете что-нибудь о том поединке между Вашим старшим братом-учеником и Сезаром?», - спросил Линлэй.
Кастро с завистью ответил: «Когда происходил этот поединок, я еще не был принят в Колледж Бога Войны. Однако, я слышал как другие братья-ученики обсуждали этот бой. Сезар был чрезвычайно сильным и при этом обладал потрясающей скоростью. Скорость нашего старшего брата-ученика является самой высокой среди всех нас, но он был в состоянии лишь не уступать Сезару в этом аспекте и не более».
«Насколько быстры они были?», - Линлэй также специализировался на скорости.
Кастро засмеялся: «Я не знаю. В конце концов, я лично не был свидетелем этого поединка. Но я думаю... они должны быть гораздо быстрее, чем Вы и Оливье».
Линлэй мог понять это. В конце концов, в своей человеческой форме он еще не достиг Святого уровня. Ему предстоял долгий путь развития. Поэтому было нормально, если в настоящее время он не смог бы составить им конкуренцию.
На вершине Пика Голубого Грома.
Верхняя часть горы представляла из себя небольшое открытое пространство, всего несколько десятков метров. На вершине горы росли карликовые деревья, а также некоторые дикие травы. Рядом с одним из старых карликовых деревьев стояли два каменных дома.
Кроме того, на вершине горы стоял человек, который спокойно смотрел вниз.
Линлэй внимательно посмотрел на этого человека. Он был одет в простой синий халат. Человек был довольно тощим, но его спина была прямой как шомпол. Его короткие волосы в три дюйма были синими. Просто взглянув на него можно было сразу сказать, что этот человек обладал доблестной аурой.
«Старший брат-ученик», - почтительно сказал Кастро.
Человек повернулся, чтобы посмотреть на них. Когда его взгляд упал на Линлэй, Линлэй вдруг почувствовал, что его душа будто бы трепещет от одного взгляда.
Было ли это нападение?!
Линлэй тут же испугался. Он был уверен, что одного взгляда этого ученика будет достаточно, чтобы разрушить душу простых воинов. К счастью, он сам обладал духовной энергией Архимага девятого ранга.
«Неплохо, - улыбнулся мужчина и кивнул. - Ты Линлэй?».
«Да», - Линлэй кивнул.
«Меня зовут Фаин [Fa'en], - улыбнулся мужчина. - Мастер поручил мне прийти и встретить тебя здесь. Я считаю, что ты пил кровь дракона, чтобы получить возможность трансформироваться. Ты не чистый воин Драконьей Крови, верно?».
«Хм?», - Линлэй нахмурился.
«Я понял это увидев твою Драконью форму. Я встречал других воинов Драконьей Крови твоего клана Барух», - сказал Фаин со спокойной улыбкой.
«И что с того, что я пил кровь дракона?», - поинтересовался Линлэй.
Старший ученик Фаин вздохнул: «Основываясь на том, что я знаю, чистые воины Драконьей Крови имеют огромный потенциал, в то время как вид воинов Драконьей Крови, которые пили кровь дракона, имеет немного меньше потенциала. Если бы ты был чистым воином Драконьей Крови, то при достижении пика твоего развития, ты, вероятно, смог бы дать мне достойный бой».
«Потенциал даже такого варианта воина Драконьей Крови, скорее всего, больше Вашего», - Линлэй был очень недоволен тем, что говорил этот “старший ученик”.
Фаин нахмурился.
Он был человеком большого статуса. Так называемый “самый сильный воитель Святого уровня в мире”, Святой Монолитный Меч Хайдсен, был обычным юнцом в глазах Фаина и даже не достоин его внимания. Он действительно был недоволен тем, как Линлэй только что огрызнулся.
Но когда он вспомнил про указания, которые дал ему Бог Войны, Фаин просто улыбнулся, больше не позволяя себе злиться.
«Действительно. Верховные Воины, даже не “чистые”, все равно имеют более высокий потенциал, чем обычные люди, - Фаин улыбнулся, а затем посмотрел на Кастро. – Брат-ученик, ты можешь возвращаться. Теперь я лично буду сопровождать Линлэй».
«Да, старший брат-ученик», - очень уважительно сказал Кастро. Затем он посмотрел на Линлэй и намекнул глазами, чтобы тот не был слишком высокомерным. А после он покинул гору.
Линлэй сделал глубокий вдох. Он тоже понял, что здесь, в Колледже Бога Войны, было бы лучше вести себя поскромнее.
«Линлэй, давайте присядем и пообщаемся», - одним взмахом руки Фаин заставил два близлежащих деревянных сиденья подлететь к ним.
Видя это, Линлэй был крайне озадачен.
Какую технику Фаин только что использовал? Линлэй не чувствовал, что он применил боевую-Ци.
«Я слышал, что ты отказал лорду Ходану?», - засмеялся Фаин.
Даже Фаин был чрезвычайно уважителен по отношению к Ходану. Ходан, в конце концов, воитель Божественного уровня.
«Это так», - кивнул Линлэй.
«Мудро, - рассмеялся Фаин. - Линлэй, все мы должны понимать, что нам очень повезло родиться здесь, на континенте Юлан».
«Да?», - Линлэй был несколько смущен.
Фаин продолжил: «Многие воители Святого уровня на протяжении своей жизни получали не малую известность и многие столетия наслаждались жизнью. Но затем, большинство членов их семей умерли от старости. С учетом того, что духовно и эмоционально их больше ничего не связывало, большинство из них отправились в Высшие плоскости».
Линлэй кивнул.
В конце концов, от того, что может предложить материальная плоскость, в один прекрасный момент можно просто устать. По истечению веков, все члены их семей, не достигшие Святого уровня, давно умерли. Поэтому для них такой выбор был вполне обоснован.

«Но большинство людей не понимают, что множество воителей из Высших плоскостей желают попасть сюда, в плоскость континента Юлан, - уголки губ Фаина изогнулись в легкой улыбке. - Линлэй, пять тысяч лет назад многие воители из разных плоскостей спустились на континент Юлан. Ты слышал об этом?».
«Я слышал», - кивнул Линлэй.
«Я не ожидал, что ты знаешь об этом, - кивнул Фаин. – Бесчисленные воители наводнили континент Юлан. Естественно, это случилось из-за того, что в этой плоскости их что-то привлекало».
Фаин покачал головой и вздохнул: «Но многие Святые при этом решили отправиться в более высокие плоскости, где высокоранговых воителей больше, чем облаков и звезд на небе».
«Линлэй, позвольте мне сказать тебе кое-что. Не спеши отправляться в Высшие плоскости. Оставайся здесь. В конце концов, ты со временем узнаешь, что эта плоскость готова предложить огромные преимущества. А какие именно секреты кроются в континенте Юлан, сейчас я не могу тебе сказать», - смеясь сказал Фаин.
Линлэй посмотрел на него вопросительно: «Почему Вы рассказываете мне все это?».

Многие Святые не знают об этом. Почему Фаин решил рассказать ему?
«Мастер поручил мне», - сказал Фаин.
«Бог Войны?», - Линлэй действительно не понимал.
Это был второй раз, когда Бог Войны помогал ему. В первый раз он приказал императору Иоганну выбрать Уортона, а сейчас он попросил Фаина раскрыть ему некоторые тайны.
Фаин вдруг сказал: «Линлэй, я слышал, ты довольно сильный. Давай устроим спарринг. Что ты думаешь на этот счет?».
Глаза Линлэй загорелись. Он сразу же кивнул.
Тренировочный бой с кем-то, кто находится на уровне Фаина, несомненно будет полезным. Одним движением Линлэй извлек его гибкий меч Фиолетовой Крови. Вскочив, он быстро отступил назад и в то же время его тело покрыли черные чешуйки и острые шипы.
Глядя на холодные, темные безжалостные золотые глаза Линлэй, Фаин вздохнул с похвалой. «Этот вариант Драконьей формы, кажется, совершенно особенным. Ну что же. Ты готов?».
Линлэй уже нашептывал слова заклинания Тени Ветра.
«Готов», - кивнул Линлэй.
Глядя на Линлэй, Фаин вспомнил наставления. Ему ничего не оставалось, кроме как испустить вздох. Ведь он предложил Линлэй бой исключительно из-за приказа Бога Войны.
Приказ Бога Войны должен был раскрыть Линлэй правду о том, насколько могущественны истинные воители континента.
«Линлэй, я очень быстр. Будь осторожен», - сказал Фаин с улыбкой. На самом деле Линлэй решил использовать меч Фиолетовой Крови именно потому, что он слышал, что Фаин был чрезвычайно быстр.
Фиолетовый меч может достичь удивительного уровня скорости, если его использовать правильно.
«Давай начнем», - глаза Фаина загорелись.
«Свист!».
Из тела Фаина вдруг вырвался лазурный свет. Вспышка была настолько мощной, что можно было услышать треск.
Фаин вдруг переместился.
Линлэй успел почувствовать только вспышку лазурной молнии, приближающейся к нему. Причем он был в два раза быстрее, чем Оливье, который бился на максимальных скоростях. Эта страшная скорость застала Линлэй врасплох. Он просто не успел увернуться.
«Как страшно!».
Линлэй бросился назад, поспешно создавая торнадо из движений фиолетовым мечом. Бесчисленные вспышки фиолетового света обрушились на лазурную молнию.
Глубинные Истины Ветра - Рябь Ветра!
Линлэй не решался использовать любые другие методы. Если бы он применил “Ритм Ветра”, то он, вероятно, не успел бы даже прикоснуться к сопернику. Только с помощью этой чрезвычайно быстрой техники он мог едва защищать себя.
«Бам!».
Страшная сила ударила по кончику меча Фиолетовой Крови.
А после Линлэй ясно ощутил, что лазурная молния передалась сквозь фиолетовый меч непосредственно к нему, нанеся удар по его черным чешуйкам.
«Взрыв!».
Это было похоже на то, как будто тяжелый молот обрушился на душу Линлэй. Линлэй полетел вверх, а затем сразу же рухнул на землю. Все его тело дрожало, а эта лазурная молния продолжала сверкать вокруг Линлэй.
Его тело было парализовано. Линлэй чувствовал, что его мышцы потеряли былую силу и он едва мог оставаться в сознании.
После долгого периода времени, Линлэй наконец восстановил полное сознание и его четыре конечности и мышцы медленно возвращали свою силу и работоспособность. Только теперь Линлэй удалось встать. Он с недоверием посмотрел на Фаина.
Когда он дрался с Оливье, Линлэй уже считал себя воителем пиковой стадии Святого уровня. А это значило, что на континенте не должно быть очень много людей, способных победить его.
Но теперь, после спарринга с Фаином, он понял, что разница между ним и Фаином была чрезвычайно большой.
Фаин был в два раза быстрее, чем он. Как бы это странно не звучало, но даже небольшое преимущество в скорости во время битвы означало, что противник имеет значительно больший потенциал. Но он был в два раза быстрее... непреодолимая пропасть.
В такой ситуации не было абсолютно никаких шансов на проведение контратаки.
Более того, эта молниеносная атака ошеломила его душу. Фаин фактически сдерживается от использования своей полной силы, так как он не желал травмировать Линлэй.
«Ты не можешь в это поверить?», - Фаин сел на его деревянный стул и засмеялся.
Мысли Линлэй беспорядочно менялись одна на другую: «Несмотря на то, что я знал, что Вы сильны, я не ожидал такого... Я не мог сопротивляться вообще. Господин Фаин, Вы достигли Божественного уровня?».
«Нет. Я до сих пор просто воитель Святого уровня пиковой стадии», - Фаин покачал головой.
«Я также воитель Святого уровня пиковой стадии. Но... », - Линлэй не мог понять.
Смеясь, Фаин посмотрел на Линлэй, а потом вздохнул с волнением: «Линлэй, не обманывай себя четырьмя словами “пиковая стадия Святого уровня”. В глазах воителей, таких как я, так называемая “пиковая стадия” не имеет значения. Единственное, что имеет значение - насколько хорошо ты понимаешь Законы».
«Если ты понимаешь, только крошечную часть Законов, то ты “Святой уровень пиковой стадии” только в глазах простых людей», - презрительно сказал Фаин.
Линлэй был поражен.
Правильно. Это было действительно так. Когда владение Линлэй мечом достигло уровня “Внушение”, он был способен лишь “внушать” силу небес и земли. Это не имело ничего общего с Законами.
Но техники, которые он разработал на основе Глубинных Истин Земли и те две техники, которые он разработал на основе Глубинных Истин Ветра – Рябь Ветра и Ритм Ветра – основывались на его понимания относительно Законов.
«Согласно тому, что говорит Мастер, Законы стихий - безграничные как море. Если ты понял одну каплю воды в этих морях, ты достиг пиковой стадии Святого уровня. Если ты понял сто капель воды, ты все еще воитель Святого уровня пиковой стадии. Но между этими двумя случаями есть огромная разница!».
На лице Фаина можно было прочитать тоску: «Законы элементов действительно огромны и безграничны. Предположительно, только после понимания 1% Закона можно достичь стадии Полубога».
«Что до тебя и Оливье, Вы не освоили даже 0,01%, - Фаин засмеялся и посмотрел на Линлэй. - Скажи мне. Хотя вы оба имеете некоторые знания, могут ли ваши идеи сравниться с наработками тех, кто тренировался в течение тысяч лет?».
Линлэй понял.
Независимо от того, каким гением он был, он провел менее десяти лет, медитируя и пытаясь раскрыть суть Законов элементов.
А Фаин? Он делал то же самое в течение тысяч лет. Даже если Фаин не был бы столь талантлив, как он, как могло его понимание Законов быть ниже, чем у Линлэй?
«Линлэй, большинство из известных в мире воителей Святого уровня, как например Святой Монолитный Меч Хайдсен, стали известны в прошлом тысячелетии. Истинные же воители, которые тренировались в течение тысяч лет, не заботятся о мирской славе. Все они медитируют и тренируются находясь в уединении».
Линлэй был ошеломлен.
Святой Монолитный Меч, в конце концов, имел репутацию самого мощного воителя Святого уровня.
«Эти списки и рейтинги, о которых ты, возможно, слышал, являются не более, чем списками воителей, о которых знают большинство людей на континенте. Ты знаешь, сколько поистине сильных воителей существует? Все счастливчики, пережившие те страшные битвы, произошедшие пять тысяч лет назад, до сих пор тренируются. И я отказываюсь верить, что они будут готовы покинуть плоскость континента Юлан», - на лице Фаина появилась легкая улыбка.
Том 9, глава 22 – Ультиматум Бога Войны
Сказав эти слова, Фаин повернулся и пошел к краю пика, позволяя ветру развивать свои длинные одежды. Что касается Линлэй, он продолжал сидеть, осмысливая только что услышанное.
От надзирателя плоскости Ходана Линлэй узнал, что по достижении Святого уровня можно покинуть плоскость континента Юлан.
А Фаин сказал Линлэй, что плоскость континента Юлан содержит большую тайну. Пришедших воителей из других плоскостей пять тысяч лет назад связывала эта тайна.
На самом деле было поистине удивительно, что Линлэй достиг своего нынешнего уровня в возрасте двадцати семи лет. Ведь чрезвычайно сильные воители, которые населяли континент Юлан, тренировались в течение бесчисленных лет.
«Фух», - выдохнул Линлэй.
«Зачем так переживать? Пока счастлив мой маленький брат и до тех пор, пока я успешно двигаюсь к своей цели по уничтожению Сияющей Церкви, чтобы отомстить за родителей, я должен чувствовать себя удовлетворенным».
Линлэй мог осуществить текущие цели только при достижении определенного уровня силы.
В целом, Линлэй действительно наслаждался ходом тренировок.
Путь тренировок был наполнен препятствиями, коварными тайнами и опасностями. Многие влиятельные люди потеряли свои жизни на этом пути. Как мало было тех, кто на самом деле достиг вершины…
Во всем континенте Юлан было всего пять Божеств.
С момента, когда он вступил на этот путь, целью Линлэй было стоять на самой вершине континента Юлан. Двигаясь по этому пути, с самой юности, Линлэй морально готовил себя к возможной смерти.
«Когда мне было шесть и я еще не мог тренироваться в рамках боевой-Ци воина Драконьей Крови, моей мечтой было стать воином седьмого или восьмого ранга. После этого, я не только стал воином Драконьей Крови, но и гением магом Святого Союза».
«Когда я был молод, я мечтал достигнуть Святого уровня. А теперь, я достиг пика этого уровня».
Намек на улыбку появился на устах Линлэй.
Он был уверен в себе.
«Фаин? В скором будущем я одержу победу над тобой», - подумал про себя Линлэй. Он чувствовал себя сейчас очень взволнованным. Чем больше он доминировал над сильными воителями и достигал огромных высот, тем большее удовлетворение он ощущал.
Фаин повернул голову, глядя на Линлэй.
«Присядь, отдохнем немного. А с наступлением темноты я отведу тебя к Мастеру», - улыбнулся Фаин.
Линлэй нахмурился: «Бог Войны?».
Бог Войны хотел лично встретиться с ним?
«Мастер хочет что-то обсудить с тобой. Сейчас можешь спокойно тренироваться. Если тебе что-нибудь понадобится, я к твоим услугам», - Фаин не хотел тратить больше времени на Линлэй. Он подошел к камню, который был отполированным и гладким, ведь он сидел на нем бесчисленное количество раз. Он уселся в медитативной позе и закрыл глаза.
Линлэй смотрел, как медитирует Фаин.
«Что именно хочет Бог Войны?», - Линлэй не стал долго думать над этим, а также сел и начал спокойно медитировать.
...
Время прошло очень быстро. Солнце медленно заходило за горизонт.
Фаин все еще медитировал на валуне. Вдруг его тело начало мерцать, затем исчезло с вершины валуна и появилось рядом с ним.
Видя, что Линлэй медитирует, Фаин молча похвалил его.
Воители были вынуждены долго находиться в одиночестве.
Например, Оливье тихо медитировал на вершине пустынной горы в течение трех полных лет. Линлэй, в свою очередь, провел три года усиленной подготовки на хребте Магических Зверей. Если человек не мог преодолевать одиночество, он не мог двигаться вперед и расти.
«Линлэй, нам пора. Пойдем со мной, пора встретиться с Мастером», - улыбнулся Фаин.
Линлэй открыл глаза, встал и сразу последовал за Фаином.
Фаин направился в сторону пика, а затем полетел вниз. Линлэй не мог летать в человеческой форме, поэтому спрыгнул с пика, и изящно воспарил вниз.
Основываясь на своем мастерстве в стиле ветра, Линлэй мог замедлить скорость своего спуска.
Вскоре Фаин и Линлэй приземлились внизу около горы.
«Иди за мной», - Фаин направился прямо к туннелю. Линлэй озадачился. Бог Войны на самом деле жил в туннеле?
Туннель изгибался то влево, то вправо. После долгого пути, они остановились у глубокой бездны. Глядя в нее, не было видно ничего, кроме темноты.
«Пойдем», - Фаин спрыгнул вниз и Линлэй последовал за ним.
«Свист, Свист».
Они приземлились очень быстро. Линлэй был шокирован: «Мы летели вниз где-то две тысячи метров. Это значит, что сейчас мы ниже уровня земли».
Линлэй последовал за Фаином и они продолжали двигаться по туннелю. Чем дальше они продвигались, тем выше становилась температура в тоннеле.
«Такая высокая температура».
Даже Линлэй не мог противостоять этому ужасающему жару. Ему пришлось использовать свою боевую-Ци для защиты подошв ног. Даже его кожа и голова были покрыты слоем лазурно черного боевой-Ци.
Без защиты своей боевой-Ци, скорее всего, Линлэй бы загорелся.
Окружающие каменные стены были красными от жары. Через некоторое время Линлэй увидел кромешно черную каменную дверь перед ним. Несмотря на чрезвычайно высокую температуру, каменная дверь не была красной. Очевидно, она была сделана из необычного материала.
«Шууууух».
Порывы горячего воздуха шли с другой стороны двери, неся величественное присутствие. Столкнувшись с этим, у Линлэй возникло внезапное желание поклониться ему.
«Мастер, я привел Линлэй», - почтительно сказал Фаин.
Бог Войны?
Бог Войны за этой дверью!
Линлэй, который ранее был спокоен, теперь очень разволновался. Его сердце не могло успокоиться, начиная биться быстрее и быстрее. На самом деле он стоял перед одним из шести сильнейших воителей континента Юлан. И их разделяла только каменная дверь.
«Хорошо. Фаин. Ты можешь оставить нас», - раздался спокойный голос.
«Да, Мастер», - Фаин с уважением удалился.
Линлэй все еще стоял, ожидая когда Бог Войны обратится к нему.
«Линлэй. Двадцать семь лет. Архимаг девятого ранга, который уже встал на путь понимания Законов, - голос Бога войны был очень спокойным. - Линлэй, ты не плох».
Линлэй нахмурился.
Он чувствовал, что голос Бога Войны заставляет его душу содрогаться. И если Бог Войны немного повысит голос, это вызовет хаос.
«Большое спасибо за похвалу, Бог Войны», - смиренно сказал Линлэй.
«Я уже поручил Фаину рассказать тебе о тех вещах, которые ты должны знать. За дверью есть алый талисман власти. Возьмите его. С сегодняшнего дня и впредь ты можешь считаться тем, с кем мы на одной стороне», - спокойно сказал Бог Войны.
Линлэй был потрясен.
Принадлежать к стороне Бога Войны?
Он повернулся. В самом деле, на вершине плоского камня был алый красный талисман, который медленно поднялся в воздух и стал лететь к Линлэй.
На талисмане можно было увидеть одно выгравированное слово: “Война!”.
«Что задумал Бог Войны? Теперь я буду рассматриваться как человек, который находится на его стороне?», - Линлэй чувствовал недовольство. Бог Войны насильно вербовал его, даже не обсудив с ним это.
Спокойный голос Бога Войны раздался в очередной раз: «Учитывая твой текущий уровень силы, ты на самом деле все еще не достоин получить этот талисман. Однако... я считаю, рано или поздно ты достигнешь надлежащего уровня, поэтому я даю его тебе заранее. Если у тебя есть талисман, ты допущен к исследованию тайн континента Юлан».
«Тайны континента Юлан?», - переспросил Линлэй.
«Когда ты в человеческой форме достигнешь Святого уровня, или... когда ты победишь Святого Монолитного Меча Хайдсена, приходи суда снова. К тому времени ты будешь готов познать эту тайну. Только тогда ты действительно будешь достоин этого талисмана», - спокойно сказал Бог Войны.
Услышав сказанное Богом Войны, Линлэй чувствовал некоторую надменность в его словах. Линлэй пока еще даже не заслужил этот талисман. В глазах Бога Войны, сила Линлэй была незначительной.
Линлэй хорошо знал свои пределы.
«Бог Войны, - почтительно обратился Линлэй. - Вы только что сказали, что когда моя человеческая форма достигнет Святого уровня, или когда я одержу победу над Святым Монолитный Мечом… означает ли это, что Вы, Бог Войны, считаете, что только после этого моя человеческая форма достигает Святого уровня и поможет победить Святого Монолитного Меча Хайдсена?».
Бог Войны на мгновение замолчал.
«Святой Монолитный Меч считается сильнейшим Святым в смертном мире. Хотя в глазах других сильнейших воителей Святого уровня пиковой стадии он не заслужил такую репутацию, все же текущий уровень Хайдсена может рассматриваться на одном уровне с теми, кто тренировался в течение тысяч лет.
Линлэй понял.
«После достижения Святого уровня в человеческой форме... если ты не будешь в состоянии победить Хайдсена, то я буду чувствовать себя неловко от имени твоих предков», - спокойно сказал Бог Войны.
Линлэй засмеялся.
Было очевидно, что Бог Воны считал, что как только Линлэй в своей человеческой форме достигнет Святого уровня, он должен будет победить Хайдсена. Но в настоящее время, он все еще считает, что Линлэй пока не в состоянии противостоять Хайдсену.
«Я отказываюсь верить, что Бог Войны знает о моей истинной наступательной мощи, то есть о Глубинных Истинах Земли», - сказал себе Линлэй.
Хотя Бог Войны обладал божественной силой, он не был всезнающим.
«Линлэй, позвольте мне дать тебе один совет!», - вдруг сказал Бог Войны.
«Бог Войны, пожалуйста, говорите», - глаза Линлэй загорелись и он начал внимательно слушать. Бог Войны свыше пяти тысяч лет назад стал Божеством. Его совет может позволить Линлэй избежать многих оплошностей в процессе тренировок.
Из-за каменной двери снова раздался спокойный голос: «Законы Элементов содержат всевозможные истины. Все что нужно сделать - это выбрать один путь и следовать ему до конца. Лучше всего, если ты не будешь одновременно тренироваться в нескольких направлениях».
Линлэй был поражен. Законы стихий были действительно безграничны. Например, в настоящее время Линлэй анализирует два аспекта Законов Ветра.
Первым является скорость, максимальная скорость.
Второй - атака мечом одной цели, то есть те самые “Ритмы Ветра”.
«Бог Войны, почему я должен выбрать только один путь?», - спросил Линлэй.
«Естественно, если тебе так хочется, ты можешь одновременно анализировать несколько Законов Элементов. Никто не может запретить тебе делать это. Принять мой совет или нет - решать только тебе. Я закончил, ты можешь уйти», - спокойно сказал Бог Войны.
Линлэй поспешно поинтересовался: «Бог Войны, я хотел бы спросить, какую власть или авторитет дает мне этот талисман?».
«Владение этим талисманом символизирует только то, что ты квалифицирован войти в ряды тех, кто знает тайны континента Юлан. В остальном... даже если ты умрешь, я не буду вмешиваться. Ты должен рассчитывать только на себя».
«Бог Войны, я хотел бы спросить, сколько существует Божеств на континенте Юлан?», - Линлэй было интересен этот факт с тех пор, как он встретил Фаина.
Возможно ли, что на континент Юлан было более пяти Божеств?
«В общей сложности пять, - спокойно сказал Бог Войны. - Сезар прорвался всего лишь несколько лет назад».
Линлэй почувствовал облегчение.

«Бог Войны, почему Вы даете мне этот талисман? Почему Вы помогли моему младшему брату?», - спросил Линлэй. Он был озадачен все это время. Что связывает Бога Войны с ним?
Линлэй мог сказать, что Богу Войны ничего не нужно от него.
В конце концов, Бог Войны был гораздо сильнее и могущественнее его.
«Ты задаешь слишком много вопросов».
Голос Бога Войны похолодел: «Ты можешь возвращаться обратно. Не забивай голову лишними вещами. Сосредоточьтесь на своей подготовке. После поражения Хайдсена и достижения Святого уровня в человеческой форме, я жду тебя у себя снова».
Услышав, что Бог Войны становится нервным, Линлэй понял, что ему пора идти.
«Бог Войны, я прощаюсь с Вами».
Линлэй сразу ушел. Пробормотав заклинание Тени Ветра, он вылетел из глубокой ямы, после чего вышел из туннеля. Выйдя из туннеля и почувствовав горный ветер, Линлэй облегченно вздохнул.
Несмотря на то, что он был отделен от Бога Войны каменной дверью, Линлэй все еще чувствовал огромное давление.
«Тот, кто относится к его стороне?», - Линлэй смотрел на алый талисман в руке. Алый талисман иногда мелькал золотистым светом. Линлэй никогда не встречал этот вид материала прежде.
Легким движением руки, Линлэй убрал алый талисман в Межпространственное кольцо, а затем направился вниз, с горы Бога Войны.
По пути вниз, Линлэй еще думал о последнем совете Бога Войны.
«Законы Элементов содержат всевозможные истины. Нужно выбрать один путь и следовать ему до конца».
Его нынешний акцент был сделан на пульс земли.
Линлэй покачал головой. Оставив мысли, он покинул гору Бога Войны и вернулся в столицу империи.
В следующий раз Линлэй должен вернулся к Горе Бога Войны после того, как он победит Хайдсена, или когда его человеческая форма достигнет Святого уровня.
Том 9, глава 23 – Пульсирующая Защита
Усадьба графа Уортона была очень тихой. Зесслер находился в его тренировочном зале, в то время как Баркер, его братья и Уортон тренировались во дворе в задней части усадьбы. Ребекка, Лина и Дженна болтали с седьмой принцессой Ниной.
«Фух».
Закончив тренировку, Уортон принял душ и переоделся в набор чистой одежды. Довольный и сдержанный, он вошел в свое поместье. Он никогда не чувствовал себя таким счастливым, как в настоящее время.
Уортон был вместе со своим старшим братом и он женился на Нине. Дедушка Хири и Хиллман также наслаждались тихой, комфортной жизнью дворян.
«Отец. Мама. Если бы вы были еще живы, вы, несомненно, были бы очень счастливы», - Уортон чувствовал себя очень довольным. Он также был очень благодарен своему старшему брату Линлэй, который помог ему.
Линлэй был столпом клана.
Если бы не Линлэй, отдал бы император Нину замуж за Уортона? Если бы не Линлэй, в столице Уортон считался бы обычным дворянином, или максимум гением.
Уортон взглянул на дедушку Хири, который лежал на стуле и лениво потягивая фруктовый сок.
«Дедушка Хири, где мой старший брат?», - спросил Уортон.
Дворецкий Хири поднял голову и улыбнулся: «О, Уортон. Молодой мастер Линлэй ушел рано утром».
«Он до сих пор не вернулся?», - кивнул Уортон.
«Нет причин для беспокойства. Ваш старший брат – воитель Святого уровня. Молодой мастер Уортон, Вы должны тренироваться», - ухмыльнулся дворецкий Хири.
«Верно», - кивнул Уортон.
«Дедушка Хири, в следующем месяце будет поединок Оливье против Хайдсена. Вы пойдете посмотреть на это?», - засмеялся Уортон.
«Естественно. Как я могу пропустить поединок между двумя Святыми?, - глаза дворецкого Хири сияли. – Святой Монолитный Меч является экспертом среди Святых. Этот поединок, безусловно, будет захватывающим».
Глаза Уортона были также наполнены предвкушением.
«Однажды я буду также силен, как мой старший брат, Оливье и Хайдсен», - подумал про себя Уортон.
Именно тогда раздался звук шагов.
Линлэй появился за пределами двора. Видя своего старшего брата, Уортон почувствовал тепло в своем сердце. Он поспешно пошел приветствовать его: «Старший брат, где ты так долго пропадал? Баркер и я закончили наши тренировки. Мы собираемся пообедать».
«Мне нужно было встретиться с некоторыми людьми», - засмеялся Линлэй.
Линлэй не сказал своему младшему брату о его походе к Горе Бога Войны. Линлэй считал, что его младшему брату пока лучше не знать о некоторых вещах, связанных с континентом Юлан. Когда его младший брат достигнет Святого уровня, он сможет поговорить с ним об этом.
В пределах усадьбы поместья, в задней части двора располагалась резиденция Линлэй. Площадки для тренировок в усадьбе были чрезвычайно большими, но Уортону, Баркеру и его братьям в действительности требовалось большое пространство для комфортных тренировок. Таким образом, Линлэй обучался в своей резиденции, находясь в уединении.
«Свист, Свист».
Подувший ветер рассеивал опавшие листья на земле, кружа их в воздушном танце. Волосы Линлэй также мягко порхали по ветру.
Линлэй держал адамантиновый тяжелый меч, при этом кончик меча касался земли.
«Мне уже удалось сформировать импульсы 128 колебательных атак в рамках техники Глубинных Истин Земли».
В течение пяти лет, которые он провел в Облачной Деревне, Линлэй уже освоил Стослойные Волны.
Линлэй рос довольно быстро. Поэтому он начал с трех волн, он быстро дошел до десяти, а затем с десяти до ста.
Но научившись генерировать сто волн, темпы дальнейшего продвижения Линлэй снизились. Несмотря на то, что прошло уже так много времени Линлэй смог добраться только до 128 волн.
С каждым прорывом, Линлэй удавалось увеличивать число волн на одну или две.
«Интересно, каков абсолютный предел для числа волн?», - подумал Линлэй сидя в медитативной позе.
«Тхрууум, Тхрууум».
Звук вибрирующего пульса мира раздался в сознании Линлэй. Этот уникальный ритм был чудесным ритмом, способным вызывать в подсознании гармонию и спокойствие.
Мышцы Линлэй иногда расширялись и сжимались, а кроме того, вокруг Линлэй дул непонятно откуда взявшийся ветер. Во время медитации он заметил, что его мышцы будут поглощать сущность элемента земли быстрее, если они будут пульсировать в такт с ритмом пульса Земли.
«Ах!».
Линлэй вдруг встал. Его глаза светились пугающим светом.
«Пульсирующий ритм мира. Пульсирующий ритм мира... ».
Линлэй вдруг вспомнил, что за технику использовал Святой Монолитный Меч Хайдсен, когда заблокировал его и Оливье.
Тело Хайдсена неожиданно окружили волны цвета земной стихии, которые заставили его и Оливье отступить.
«Тогда у меня было чувство, что техника защиты Хайдсена очень знакома мне. Но в то время я не понимал это и у меня не было времени, чтобы проанализировать увиденное. Но сейчас… ».
У Линлэй появилось необычное чувство, будто он увидел яркую луну, которая была скрыта за завесой тумана, который постепенно рассеивался.
«Пульсирующий ритм мира – это не только колебательные волны. Он также может стать невидимым и передаваться через боевую-Ци».
«Использование импульсов для обороны, ха-ха... в магии стиля земли есть запрещенное заклинание “Пульсирующая Защита”. Похоже, что оно основано на тех же принципах. Тем не менее, моя “Пульсирующая Защита” будет использоваться только для защиты самого себя».
Лазурно-черная боевая-Ци Линлэй начал заполнять пространство вокруг него.
«Нет, это работает не так».
Линлэй закрыл глаза, позволяя его сердцу слиться с пульсирующем ритмом мира, в то же время настраивая его боевой-Ци Драконьей Крови на тот же ритм. Он уже понял общие принципы, но на самом деле их применение было непростой задачей.
Линлэй стоял в центре двора, в то время как волны лазурно-черной боевой-Ци окутали область вокруг него.
Принцип был довольно прост. Например, лист бумаги может быть легко разорван, но если бумага была сложена в шесть, эта полоска из бумаги может выдержать до ста фунтов.
Тот же материал, после сгибания и сплетения, может выдержать еще больше.
Боевая-Ци была тем же, когда она использовалась для защиты.
Та же самая боевая-Ци, будучи использованной по-разному, может создать надежную защиту. “Пульсирующий Ритм Мира” по сути был уникальной техникой.
Пульсирующий Ритм Мира был только одним из путей в рамках Законов Земли.
Линлэй уже достиг довольно высокого уровня понимания в отношении Пульсирующего Ритма Мира. Все, что теперь ему надо делать - это преобразовать свое понимание и использовать те же принципы для создания “Пульсирующей Защиты”. Так как он уже понял принципы, начав применять их он бы продвинулся довольно быстро.
«Большой брат, пора перекусить», - Уортон и Баркер подошли к Линлэй. Они только что закончили тренировки, а затем приняли душ.
Но когда они толкнули дверь, они обнаружили...
Линлэй был окружен лазурно-черной боевой-Ци, которая была похожа на туманные волны. Линлэй был скрыт в этих всеохватывающих волнах лазурно-черной боевой-Ци.
«Старший брат?».
«Лорд?».
Уортон, Баркер и другие переглянулись. Хотя тренировки были важным аспектом, отдых был не менее важным в цикле тренировок.
«Не беспокойте босса», - фыркнул отдыхавший в углу двора Бебе.
«Настало время обеда. Большой брат должен отдохнуть», - говоря это, Уортон направился к Линлэй. Бебе и Хаэру переглянулись, но не останавливали его.
Линлэй уже поручил Бебе и Хаэру не подходить близко к нему, так как в противном случае они будут ранены этими волнами.
«Настало время преподать урок этому маленькому засранцу», - подумал Бебе.
Уортон был довольно осторожным. Боевая-Ци вокруг Линлэй была довольно плотной, но Уортон был все еще довольно далеко от Линлэй. Боевая-Ци здесь имела довольно слабую концентрацию. С чего бы Уортону беспокоиться из-за такой маленькой концентрации боевой-Ци?
Но как только он приблизился к этой лазурно-черной боевой-Ци, Уортон вдруг почувствовал как странный прилив энергии обрушился на него.
«Бах!».
Уортон был отправлен в полет. У него появилось ощущение, будто его ударили десять раз за одно мгновение, и каждый раз он будто бы был поражен метеором.
«Уортон!».
Гейтс был первым, кто ринулся вперед и поймал Уортона.
«Уортон, ты в порядке?», - спросил Гейтс.
«Я в порядке, - Уортон почувствовал вкус крови во рту. Он посмотрел на Линлэй в недоумении. - Большой брат выпускает его боевую-Ци. Но я подошел только к краю ее области. Откуда взялась такая страшная сила?».
Уортон не верил в происходящее. Плотность боевой-Ци рядом с Линлэй была намного выше, а значит гораздо более опасной.
«Уортон, его светлость еще не закончил тренировки, несмотря на то, что только что произошло. Очевидно, наступил важный момент в процессе его подготовки. Лучше всего, если мы не будем его беспокоить», - серьезно сказал Баркер.
Уортон, кивнул: «Я прикажу стражникам, чтобы никто его не тревожил».
«Незачем. Мы с Хаэру посмотрим за ним, - презрительно сказал Бебе. - Вы можете идти. Пока босс не закончит свое обучение, не мешайте ему».
Уортон, Баркер и другие переглянулись, а затем ушли.
В то же время, Уортон и Баркер поручили всем остальным, чтобы те не прерывали тренировку Линлэй. В ту ночь, сидя за ужином, Дженна, Нина и остальные были крайне удивлены тем упорством, с каким тренировался Линлэй.
«Он тренируется так, что даже забыл про обед. Здоровяк, ваш большой брат действительно трудолюбивый», - пробормотала Нина.
Но неожиданно для всех на второй день Линлэй продолжал тренироваться. На третий день то же самое... таким образом один день шел за другим.
В мгновение ока прошло более десяти дней. Наступил май.
«Через несколько дней, наступит время, которое было назначено как день боя между Оливье и Хайдсеном. Мой старший брат судя по всему пропустит это событие?», - сказал Уортон Баркеру и его братьям.
Уортон, Баркер и его братья стояли в дверях на дворе.
Каждый день, после завершения тренировки, они навещали Линлэй. Но он по-прежнему был окружен этой лазурно-черной боевой-Ци. Только по сравнению с десятью днями ранее, лазурно-черная боевая-Ци фактически сократилась в области.
«Интересно, как прогрессирует подготовка старшего брата», - Уортон не мог понять, что происходит.
Баркер и его братья покачали головами. С точки зрения уровня понимания, Баркер и его братья были не намного лучше, чем Уортон. Само собой, они были не в состоянии понять большинство принципов Законов Элементов.
«Фух».
Послышался выдох.
Уортон и братья Баркер, которые как раз собрались уйти, повернулись и посмотрели назад. Действительно, лазурно-черная боевая-Ци вернулась в тело Линлэй. В настоящее время он потянулся, а не его лице появилась улыбка.
«Уортон, ты здесь», - засмеялся Линлэй.
«Большой брат, ты наконец закончил свои тренировки», - сказал Уортон с волнением.
«О верно. Уортон, сколько времени я провел медитируя?», - засмеялся Линлэй.
«Почти пятнадцать дней! Сегодня 1 мая. Через 3 дня наступит 4 мая. В ту ночь Оливье и Хайдсен сойдутся в дуэли», - сказал Уортон.
«Пятнадцать дней?».
Линлэй слегка вздрогнул. На самом деле он был полностью сосредоточен на “Пульсирующем Ритме Мира” и постоянно изменял и модернизировал свою технику Пульсирующей Защиты. Он не замечал хода времени.
С момента, как он закрыл глаза и до текущего времени прошло пятнадцать дней.
«Хотя я уже неплохо понимал Пульсирующий Ритм Мира, а также понимал общие принципы, лежащие в основе Пульсирующей Защиты, фактическое развитие техники заняло пятнадцать дней».
Но не смотря на это, Линлэй был доволен проделанной работой.
В прошлом, его защита с помощью боевой-Ци генерировалась путем применения боевой-Ци в очень простой, “сырой” манере. Его нынешняя Пульсирующая Защита использовала то же количество боевой-Ци, но была несколько десятков раз эффективнее.
«Но, похоже, моя защита отличается от защиты Хайдсена», - думал про себя Линлэй.
Когда он разрабатывал свою технику, Линлэй думал, что их методы были одинаковыми. Но после разработки, Линлэй понял... что защита Хайдсена была на самом деле простой техникой использования Пульсирующего Ритма Мира. Понимание Хайдсена о Пульсирующем Ритме Мира, безусловно, не было таким глубоким, как собственный уровень понимания Линлэй.
Тем не менее, защита Хайдсена все же была крайне эффективной.
Все из-за того, что Пульсирующий Ритм Мира просто поддерживал часть защиты Хайдсена. Его истинная сила, скорее всего, основана на другой тайне Законов Земли.
«Интересно, как моя техника Пульсирующей Защиты показала бы себя в схватке против Хайдсена», - подумал про себя Линлэй.
«Большой брат, о чем ты думаешь? Давай поужинаем», - позвал Уортон.
«Хорошо».
Линлэй повернулся, чтобы посмотреть на Бебе и Хаэру: «Бебе, Хаэру, пора идти».
Линлэй мог догадаться, что Бебе и Хаэру не оставляли его одного во время этих последних пятнадцати дней.
«Я думал, что босс забыл о нас, - Бебе прыгнул на плечо Линлэй, потом поджал губы. - Но босс, я должен сказать, что хотя мы не покидали внутренний двор ни на мгновение, в течение этих последних десяти дней слуги ежедневно доставляли нам пищу. Увы, но сегодня мне никто не принесет поесть. Мне, Бебе, придется лично отправиться и найти что-то, чем можно было бы перекусить».
Линлэй, Уортон, Баркер и его братья засмеялись.
Том 9, глава 24 – Оливье против Хайдсена
Календарь Юлан, 10009 год. 4 мая. Эта ночь гарантировано была не такой, как остальные. Многие люди в столице империи не смогли уснуть и вместо этого пришли к окраине города. Сегодня на небе не было ни одной звезды, а также не было видно яркой луны. Вместо этого, небеса покрыл плотный слой облаков.
Многие граждане имперской столицы пришли с зажженными факелами. Сбившись в группы от трех до пяти человек, они ожидали начала этого боя.
«Эй, третий брат. Как ты думаешь, где лорд Оливье и лорд Хайдсен проведут их поединок? Когда лорд Оливье вызвал лорда Хайдсена, он не обозначил место, где они будут бороться. Единственное, что известно - они будут биться за пределами города. Но это случатся за пределами восточных ворот или западных ворот? А может быть южных ворот или все же северных?».
«Кто знает? У нас нет выбора, кроме как тихо ждать».
Этот вопрос терзал умы многих людей. Многие даже приехали из разных городов. Кроме небольшого количества людей, которые были равнодушны и ряда магов, большинство люди предпочли прийти. Почти половина населения города пришла посмотреть этот поединок. Когда туристы из других городов добавились к их числу, можно было смело сказать, что сегодня собрались миллионы людей.
Люди столпились за пределами всех четырех ворот императорского города.
Никто точно не знал, где состоится поединок.
Большая группа людей из поместья графа Уортона также покинула пределы жилища. Но группа Линлэй могла сказать, где будет происходить поединок. Все потому, что... Святой Монолитный Меч Хайдсен намеренно рассылал его ауру.
Хайдсен и Оливье не договаривались, где будет проходить битва.
Таким образом, Святой Монолитный Меч Хайдсен решил отправиться на реку Чэнн, расположенную к северу от столицы империи. Он висел в воздухе над рекой, которая была шириной в несколько сотен метров в самом широком месте. Тем не менее, с точки зрения длины, она не может сравниться с рекой Юлан.
Святые воители были чрезвычайно чувствительны к ауре других.
Если сражение воителей Святого уровня должно было произойти в определенном месте, Святые за сотни километров будут чувствовать его. Линлэй не трансформировался, потому что Хаэру и Бебе могли четко ощущать ауру Хайдсена.
«Над рекой Чэнн, к северу от города. Поединок будет происходить там. Лорд Хайдсен уже прибыл».
Эта информация прокатилась по городу как буря, быстро распространяясь на южную, восточную и западную стороны города.
Миллионы собравшихся людей собиравшиеся направились на север, как наводнение.
Подавляющее большинство этих людей пошли по пересеченной местности на север. В конце концов, их здесь было слишком много. Если бы все они пошли по улицам столицы, дороги стали бы просто слишком перегруженными.
«Как много здесь людей».
Линлэй, Уортон, Баркер и другие уставились на нескончаемый поток людей.
Более миллиона человек стояли на каждой стороне реки Чэнн. Восемьдесят тысяч зрителей в Колизее уже казались морем людей. Поэтому более миллиона зрителей - действительно потрясающее зрелище.
Оба берега реки Чэнн были заполнены людьми.
Но между тем...
Люди продолжали прибывать с востока, запада и южной стороны города. Это было похоже на то, как будто три массивных потока воды постоянно заливали уже и без того затопленную территорию. Количество людей здесь только продолжало расти.
«Так много людей. Господи, Оливье... почему он настаивал на дуэли через три месяца? Если бы это было полтора месяца назад, люди из других провинций не были бы в состоянии приехать сюда. Три месяца... здесь даже уже есть люди из северо-западной провинции», - Хиллман покачал головой.
Зесслер только ухмыльнулся: «Чем больше тем лучше. Это удивительное зрелище».
Глядя на все это, Зесслер вспоминал о виде его миллионной армии нежити. Его армия была также чрезвычайно невероятным зрелищем.
«Что еще более важно, как мы попадем к месту событий? Мы собираемся просто смотреть издалека?», - видя плотные ряды перед ними, дворецкий Хири попытаться протиснуться.
Гейтс уверенно сказал: «Это просто. Давайте мы, пять братьев, проложим путь и проберемся вперед».
Учитывая их массивные рамы, они, безусловно, были способны протолкнуть группу вперед.
«Нет необходимости спешить. Вы не заметили прибытие армии императора Иоганна?», - засмеялся Линлэй. В самом деле, как раз в этот момент солдаты из армии сформировали упорядоченный полк и шли в их сторону.
Здесь собрались миллионы простых обывателей и меньше, чем сто тысяч воинов.
Но из-за их плотного и упорядоченного построения и блестящей брони, солдаты наводили страх на простолюдинов.
«Рoooaaaaaр! Рoooaaaaaр!».
Среди миллионов зрителей были и магические звери, некоторые из которых были приручены мощными воителями. Крики магических зверей слышались также отчетливо, как и непрестанная болтовня людей.
Это была сцена полного хаоса.
«Молчать!, - раздался громкий голос. - Каждый, кто находится на лодке на реке Чэнн, должен причалиться и сойти на землю, быстро! Если вы останетесь на реке во время сражения лорда Хайдсена и лорда Оливье, то весьма вероятно, что ваши лодки будут потоплены волнами. Люди на берегу реки Чэнн, отодвиньтесь от берега на десять метров! Никто не имеет права приближаться к берегам реки. Армия будет поддерживать здесь порядок!».
Императорская армия начала организовывать зрителей.
Верхние эшелоны империи не могли позволить себе быть небрежными в такой момент. Если что-то случится здесь, с миллионами граждан, это может иметь катастрофические последствия. Дуэль между двумя Святыми была радостным событием. Они не могли позволить ей превратиться в трагедию.
«Лорд Уортон, лорд Линлэй, пожалуйста, следуйте с нами», - двое солдат подошли к ним.
Линлэй и Уортон улыбнулись друг другу.
Император Иоганн уже договорился об этом. После того, как эти зрители отступят на десять метров, дворяне империи выйдут вперед, хотя они также не будут вплотную подходить к берегам. С учетом ширины реки Чэнн в несколько сотен метров, для битвы двух воителей Святого уровня было вполне достаточно места.
Кроме того, оба Святых будут бороться в воздухе.
Дворяне, усевшись на их заранее подготовленные места, выстроились вдоль берегов реки Чэнн. Имея лучшие места обозрения, они приготовились лицезреть это невероятное зрелище. Простолюдины империи, видя это, не сильно злились.
Между миром дворян и простолюдинов была огромная пропасть.
Те, кто смогли стать дворянами, были талантливыми людьми, или просто теми, кто заслужил такой статус перед народом. Пока вы имели способности, вы могли стать благородным. Простолюдины империи фактически восхищались дворянами и в будущем хотели также стать знатью.
Ночной ветер был очень холодным, особенно у берегов реки. Он заставил многих дворян накинуть плащи.
На каждой стороне реки было бесчисленное множество горевших факелов, которые освещали всю реку Чэнн. В это время в воздухе над рекой Чэнн спокойно завис Святой Монолитный Меч Хайдсен. Оливье еще не появился.
«Мастер Линлэй, почему Оливье еще не появился?», - поинтересовался император Иоганн у Линлэй, который сидел рядом.
Император Иоганн лично просил Линлэй сесть рядом с ним. Первая причина заключалась в том, что он хотел укрепить свои отношения с ним. Вторая - если Линлэй будет рядом, наблюдать битву воителей Святого уровня будет немного безопаснее.
«Не будьте нетерпеливы, Ваше императорское Величество, - улыбнулся Линлэй. - Сам Хайдсен еще терпеливо ждет. Ваше императорское Величество, Вам также нужно просто спокойно ожидать его прибытия».
«Верно», - император Иоганн улыбнулся и кивнул.
Святой Монолитный Меч Хайдсен был одет в простые серые одежды с тяжелым мечом цвета земли на его спине. Его глаза были закрыты.
Вдруг…
Хайдсен открыл глаза и уставился на восток. Человеческая фигура летела по воздуху на высокой скорости. В мгновение ока, вторая человеческая фигура появилась в воздухе выше реки Чэнн.
Это был Оливье, с его мечом Ледяные Грезы и обсидиановым мечом на спине. Сегодня, Оливье был одет в длинную черную мантию. Он выглядел очень загадочно, а его волосы с белыми прядями спокойно развивались на ветру.
«Лорд Оливье прибыл!».
Миллионы нетерпеливо ожидавших людей вдруг испустили крик взрывной радости, наполняя небеса звуковыми волнами, в результате чего воды реки Чэнн завибрировали. Можно себе представить, насколько громким был шум, когда кричали сразу миллионы людей.
«Такое большое количество людей действительно пугает», - в изумлении вздохнул Уортон.
Линлэй усмехнулся.
В воздухе над ними, Оливье и Хайдсен даже не шелохнулись. Они смотрели друг на друга, излучая воинственную ауру.
«Хайдсен, в сегодняшней битве я не буду сдерживать себя. Если я случайно убью Вас, не нужно меня винить», - холодно сказал Оливье.
Хайдсен спокойно ухмыльнулся и взглянул на Оливье: «Если Вы можете убить меня, то убейте меня. Я определенно не буду винить Вас».
Эти слова из этих двух мощных воителей Святого уровня заставили зрителей трепетать. Боже, это будет поединок не на жизнь, а на смерть, да еще и между двумя сильными Святыми?
Этот поединок между двумя воителями Святого уровня не был обычным поединком. Один слыл самым мощным Святым в мире, Святым Монолитным Мечом. Другой был Святым Гением Меча, который пришел сегодня, чтобы отомстить за унизительное поражение, которое произошло шесть лет назад. Это сражение переполнило всех волнением.
Бесчисленные голоса наконец-то умолкли.
Ни один из миллионов присутствующих не издавал ни звука. Единственное, что можно было бы услышать - это шелест животных в траве и непрерывные завывания ветра.
«Сегодня у меня есть хороший шанс посмотреть на что способны эти двое».
Глаза Линлэй были острые, как молния и более того, окружающий ветер также служил в качестве его глаз. Несмотря на темную ночь, он мог ясно “видеть” все, что происходит в воздухе между этими двумя людьми.
Согласно тому, что сказал Бог Войны, если Линлэй сможет победить Хайдсена, это будет означать, что он достоин узнать секреты плоскости континента Юлан. Хайдсен также практиковал техники в рамках Законов Земли. Естественно, Линлэй будет внимательно следить за ходом этой битвы.
Что касается Оливье... Линлэй имел чувство, что Оливье также будет очень мощным соперником.
Не только Линлэй.
Блумер, Кеньон, Кастро, Ланке и другие личные ученики Бога Войны пришли, чтобы увидеть этот поединок. Ведь учитывая силу Хайдсена, даже в Колледже Бога Войны лишь некоторые могли победить его. И то, все это с учетом того, что они обучались в течение тысяч лет.
«Шесть лет назад я не был готов достойно ответить. Но сегодня... », - Оливье холодно смеялся, доставая кромешно черный обсидиановый меч из-за спины.
«Вы начинаете с обсидианового меча?», - Хайдсен слегка улыбнулся, но потом его лицо стало серьезным. Он не двигался вообще и даже не стал доставать свой меч.
Лицо Оливье похолодело.
«Мм? Шесть лет назад Вы не достали свой меч. Сегодня Вы все еще думаете, что Вы можете не использовать свой меч, чтобы победить меня?», - холодно сказал Оливье.
«Если у тебя есть такая возможность, то заставьте меня достать мой меч», - спокойно сказал Хайдсен. В то же время, рябь волн боевой-Ци цвета земли окружила Хайдсена, в результате чего он, казалось бы, был расположен внутри этих волн.
Обоих воинов разделяла дистанция в сотни метров. Естественно, они говорили очень громко.
Миллионы зрителей могли ясно слышать их слова. Они были ошеломлены. Святой Монолитный Меч Хайдсен был так высокомерен, что он даже не вынул свое оружие.
«Хайдсен вероятно не знает, что обсидиановый меч Оливье готов к духовной атаке наряду с физической», - подумал Линлэй.
Решение действовать таким образом означает, что Хайдсен, вероятно, имел основания быть таким уверенным. Линлэй на самом деле не желал, чтобы Хайдсен был убит Оливье одним ударом. Это было бы слишком смешно.
Призрачная вспышка белого света мелькнула в небе. С каждой полосой белого света, в небе появлялся “новый Оливье”. В мгновение ока, 108 Оливье появились в воздухе.
«Пускать в ход эту технику? Оливье, может быть ты не знаешь, что эта техника бесполезна против меня?», - Хайдсен спокойно стоял в воздухе, устроившись в его земляной ауре.
«Серьезно?».
Оливье холодно смеялся. Все 108 Оливье в тот же миг одновременно молниеносно переместились, ринувшись в направлении Святого Монолитного Меча.
Хайдсен стоял, иногда делая один шаг.
Один шаг вперед, один шаг назад, влево, один шаг вправо... каждое движение было простым, но каждый шаг позволял ему мгновенно перемещаться на несколько десятков метров, легко уклоняясь от каждой из атак Оливье.
С точки зрения скорости, Хайдсен абсолютно не уступал Оливье.
«Вы способны только уклоняться?», - сердито крикнул Оливье.
«Даже если бы я боролся с Вами в лоб, Вы бы были в состоянии что-то сделать?», - раздался спокойный голос Хайдсена, который вернулся к своей первоначальной позиции. А затем он втянул свою земляную ауру, плотным слоем концентрируя ее вокруг своего тела.
«Свист!».
108 Оливье объединились в одного. Тело Оливье было покрыто мрачным, холодным черным светом, который, казалось поглотит весь свет, который его окружает. Лицо Оливье нельзя было четко разглядеть.
«Хм?».
Линлэй был удивлен.
Сущность элемента ветра не могла даже приблизиться к Оливье.
«Свист!».
Луч черного пожирающего света разорвал небо, ударив Хайдсена. Хайдсен стоял не двигаясь, он только с помощью простого удара, чтобы ударить на него со своей правой рукой...
«Бам!».
Этот кулак обрушился вниз словно гора, блокируя окружающую область.
«Буум!».
Оливье, наконец, появился. Его обсидиановый меч полетел в направлении кулака Хайдсена. Когда Хайдсен ударил, Оливье на самом деле не пытался увернуться, а столкнулся с ним контратакуя. Страшная сила от удара прошла через обсидиановый меч и с ужасающим звуком разлома, правая рука Оливье исказилась странным образом. Он был нокаутирован и отброшен назад силой этого кулака.
Что касается Хайдсена - он просто стоял, не двигаясь.
«Хайдсен... кажется в беде».
Линлэй внимательно наблюдал за ним.
Том 9, глава 25 – Плотный как монолит
«Всплеск!».
Оливье упал с небес, шлепнувшись вниз в воды реки и поднимая огромный гейзер воды.
«Старший брат!». Блумер, который наблюдал на берегу реки, с громким ревом ринулся в то место, где упал Оливье.
Миллионы зрителей – это действительно много. Многие из людей, которые стояли слишком далеко, не могли даже видеть бой Оливье и Хайдсена. Они могли только слышать, как комментировали происходящее люди, которые стояли впереди. Мгновенно, миллионы зевак начали роптать.
Разница между этими двумя воителями была слишком огромной!
Ведь Хайдсен продолжал стоять там, как будто он даже не был ранен.
«Мастер Линлэй, с Оливье все закончено?», - вопросительно произнес император Иоганн, посмотрев на Линлэй.
«Еще слишком рано делать такие выводы», - Линлэй еще смотрел на Святого Монолитного Меча Хайдсена, который оставался неподвижным в воздухе.
Линлэй подумал про себя: «Интересно, какими последствиями для Хайдсена обернется решение принять эту атаку в лоб».
Святой Монолитный Меч Хайдсен чувствовал себя сейчас крайне неудобно.
Он был очень уверен в своей защите. Он веками бродил по континенту Юлан и никогда не встречал никого, чья оборона была бы более эффективной, чем его. В самом деле, атака обсидиановым мечом сейчас абсолютно не повредила его защиту.
Однако…
Когда обсидиановый меч столкнулся с кулаком, странная энергия легко проникла сквозь его хваленую оборону, добравшись до души и застав его тем самым врасплох.
Он почувствовал головокружение. Голова болела так сильно, что грозила расколоться на части.
«Святой Гений Меча. Он даже успел разработать технику атаки души, - через некоторое время пришел в норму. - Молодой человек, который прожил всего пол века, уже смог разработать такую потрясающую технику».
Хайдсен уже давно знал о существовании таких атак!
Атаки души на самом деле не была какой-то уникальной.
Например, “старший ученик” Бога Войны, Фаин, с которым не так давно встречался Линлэй, довел того до обморочного состояния. Его техника также была основана на принципах атаки души.
Например Бог Войны просто сказав что-то может заставить чужую душу содрогнуться.
Основной принцип атаки души был прост. Воитель использует свою духовную энергию, чтобы сформировать атаку, а затем использовать ее против души соперника.
Проще говоря, это было духовное нападение.
Но, несмотря на то, что в теории это казалось легко, реализовать на практике такую атаку было довольно сложно. Все потому, что духовная энергия, как правило, была очень мягкой и податливой, как хлопок. Для того, чтобы реализовать духовное нападение, необходимо было превратить хлопок в острый нож и использовать его, чтобы пронзить душу противника.
Большинство Святых были в состоянии, в лучшем случае, только распространять свою духовную энергию. Использовать ее для нападения? Преобразовать хлопок в нож?
Сложно!
Несмотря на всю сложность, воители высшего уровня, которые медитировали в рамках Законов стихий в течение длительного времени, могли достичь такого уровня. Хайдсен ранее уже испытывал вид нападения на основе атаки души.
«Духовная энергия Оливье не очень сильная. Скорее всего, он только на уровне мага восьмого ранга. Если бы он имел духовную энергию Архимага девятого ранга, я бы, скорее всего, был тяжело ранен. Но если бы на уровне Великого Мага Святого уровня... », - Хайдсен спокойно смеялся про себя.
А потом, он посмотрел вниз на реку Чэнн.
Река Чэнн уже вернулась в свое обычное безмятежное состояние, но Оливье еще не появился.
«Оливье, кажется ты не вернешься до тех пор, пока не приведешь в порядок свою руку», - Хайдсен громко рассмеялся, заставляя небеса и землю содрогаться.
«Восстановление руки?», - Линлэй удивился.
«Всплеск!».
Из реки будто смерч вырвалось черное размытие и мгновенно взлетело в небо остановившись в воздухе напротив Хайдсена. Поврежденная, скрученная правая рука Оливье уже вернулась в свое нормальное состояние.
Оливье посмотрел на Хайдсена и засмеялся: «Восстановление руки? Хайдсен, даже если бы ты захотели сделать это, ты бы не смог».
«Сущность элемента света - это действительно чудо. Некоторые могучие маги стиля света способны исцелить даже самые тяжелые раны в одно мгновение. Однако... в плане защиты и нападения, Законы Света уступают Законам Земли», - уверенно сказал Хайдсен.
Законы Земли.
Линлэй тоже разбирался в Законах Земли.
«Что ты можешь знать о Законах Света?, - спокойно сказал Оливье. - Хайдсен, не будь слишком самоуверенным. Видимо тебя мало досталось от атаки мечом, которую я только что провел».
Хайдсен нахмурился.
Даже чрезвычайно устойчивая душа, после применения техники нападения на душу, получит некоторые ранения.
«С учетом повреждения души, сможешь ли ты использовать сто процентов от имеющейся у тебя силы?», - Оливье выхватил левой рукой меч Ледяные Грезы.
Он держал его обсидиановый меч в правой руке, и меч Ледяные Грезы в левой.
«Но я другой. Моя рука была сломана, но теперь она исцелена. Я не пострадал ни на йоту».
Оливье держал в двух руках свое оружие. Слой ослепительно белого света охватил его меч Ледяные Грезы, в то время как слой холодной черной ауры, пожирающий свет, исходил от обсидианового меча.
Две диаметрально противоположные силы.
«Я хочу посмотреть, что ты предпримешь столкнувшись с этими двумя совершенно противоположными силами!».
Глаза Оливье вспыхнули холодным светом, после чего он моментально превратился в пламя белого света и засиял как солнце. Одновременно с этим на фоне яркого света появились черные пятна.
Его скорость внезапно увеличилось до максимума!
Небо еще раз наполнилось более 108 Оливье.
«Лязг!».
Хайдсен с серьезным лицом выхватил тяжелый меч цвета земли из-за его спины.
«Ха-ха... ты наконец вынул свой меч», - смех Оливье сотряс небеса. Бесчисленные зрители тут же замолчали.
Сегодняшней ночью небо было покрыто густыми облаками, придавая полю боя очень мрачный ореол. У зрителей даже возникло впечатление, что эти темные, густые облака, были настолько близки к Оливье и Хайдсену, что они могли коснуться их руками.
«Бум! Бум!».
Послышались страшные звуки ударов, после каждого прожилково-белого перемещения Оливье по небу, происходило очередное столкновение. Мощь звука ударов в небе была так велика, что даже пламя зажженных факелов начало колебаться от давления.
Порывы ветра заставили волосы людей взмыться вверх.
Бесчисленное количество людей пристально уставились на происходящее, надеясь разглядеть, что происходит в небе.
«Лязг! Лязг!»
Каждый раз, когда двойные мечи Оливье сталкивались с тяжелым мечом земляного цвета Хайдсена, два стиля - света и тьмы, создавали энергетические всплески, которые странно комбинировали и атаковать совместно, стремясь прорвать атаки Хайдсена.
«Я не ожидал, что Оливье имеет такую атаку!», - подняв голову и наблюдая за боем, Линлэй удивленно вздохнул.
Он должен был признать, что Оливье был гением. Свет и Тьма были двумя диаметрально противоположными типами Законов элементов, но ему удалось тренироваться в рамках обоих типов одновременно. Он также добился того, что смог использовать их вместе и добиться отличных результатов.
«Ха-ха... ».
С каждым ударом раздавался громкий смех Оливье: «Хайдсен, ты собираешься защищаться? Наверное твоя душа так изувечена, что ты даже не можешь атаковать?».
«БУУМ!».
Страшный удар грома разразил облачное небо. Огромная молния извиваясь ударила землю. Через несколько секунд пошел проливной дождь.
В мгновение ока все вокруг была охвачено разбушевавшейся стихией.
«Черт, почему должен пошел именно сейчас?».
Миллионы зрителей начали ругаться вслух. Большинство людей не взяли дождевиков. Когда дождь полил на них, они стали похожи на мокрых кур. Тем не менее, зрители продолжали высоко поднимать головы, глядя на бой в небе.
Но из-за проливного дождя они даже не могли полностью открыть свои глаза, когда смотрели вверх.
Что за несчастье!
Многим людям пришлось снять свою одежду и использовать ее, чтобы прикрыться от дождя, и продолжать смотреть вверх на этот поединок между абсолютными гениями. Ведь такое случалось в лучшем случае раз в сто лет. Но, несмотря на это... обильный, сильный дождь мешал им наблюдать за боем в небе.
В данный момент очень немногие могли четко видеть, что происходит в небе.
Линлэй, конечно, был одним из них.
«Мастер Линлэй, что происходит в поединке наверху?», - поинтересовался император Иоганн. Имперский клан был в более комфортном положении. Как только начался дождь, над ними были развернуты большие зонты.
Линлэй и другие продолжали спокойно сидеть под зонтами.
«Ваше императорское Величество, Хайдсен продолжает защищаться, в то время как Оливье свирепо атакует его. Однако... кажется, Оливье совершенно не в состоянии причинить вред Хайдсену», - улыбнулся Линлэй.
Но несмотря на очевидность происходящего, Линлэй все же было интересно: «Каждая из атак Оливье содержит духовную составляющую. В какой форме сейчас Хайдсен?».
Проливной дождь продолжал лить.
Эти бесчисленные факелы давно были погашены дождем. Прямо сейчас, только осветительные заклинания нескольких магов стиля света создавали небольшое освещение в этом районе.
«Оливье, ты закончил атаковать?», - спокойно сказал Хайдсен.
«Что?!», - Оливье вдруг охватил шок.
Может быть, что несмотря на длительную атаку, он вообще не смог навредить Хайдсену? Его атака на основе нападения на душу была его секретным оружием.
Держа оба меча в руках, Оливье стоял в воздухе, глядя на Хайдсена.
Хайдсен спокойно посмотрел на Оливье: «Когда я принял твою первую атаку на основе нападения на душу, я действительно пострадал, но после этого, так как я уже был готов к очередной, твои атаки не смогли навредить мне вообще».
«Готов?», - Оливье был ошеломлен.
Как кто-то мог защитится от нападения на душу? Даже сам Оливье понятия не имел, как это было возможно.
«Оливье, ты должен понимать, что хотя атаки на основе души специфичны, ты не единственный, кто их использует. В истории континента Юлан было довольно много воителей, которые разработали атаки души, и я испытывал эти нападения раньше. Ты ведь всего лишь воин. Твоя духовная энергия слишком слаба. Скорее всего, в данный момент ты достиг уровня мага восьмого ранга. Если бы ты был духовно на девятом ранге... то возможно я бы даже получил ранение, даже зная об этой атаке и готовясь к ней. Будь это так, моя победа сегодня не была бы такой простой».
Святой Монолитный Меч Хайдсен спокойно посмотрел на Оливье.
«Что?!».
Оливье не мог принять этого.
Это было невероятно тяжелым ударом для него!
«Оливье, ты уже произвел впечатление тем, что достиг за полвека жизни, - Хайдсен мягко погладил лезвие меча земляного цвета. - Теперь готовься принять мою самую мощную атаку. Рассмотрим этот шаг как выражение уважения к твоей силе. Выживешь ты или погибнешь – решат небеса».
Оливье показалось смешным то, что он только что услышал.
Выживет он или умрет?
«Хайдсен, не будь слишком высокомерным. Если у тебя есть возможность сделать это, не медли. Хватит говорить».
Тело Оливье в очередной раз стало покрываться этим сияющим белым светом, смешанным с элементами черного света.
Половина его тела было покрыто чисто белым светом. Другая половина черным.
«Начинай!».
Черно-белые волосы Оливье развивались в воздухе. Он излучал свет в каждом направлении и сила, исходящая от двух мечей в его руках, достигла своего максимума.
Держа тяжелый меч земляного цвета в одной руке, Святой Монолитный Меч Хайдсен улыбнулся.
«Это моя самая мощная атака. Ее название... “Разрушитель миров”. Если ты умрешь, я хочу чтобы ты полностью понимал из-за чего!».
Хайдсен уже забыл, как много так называемых гениев умерли от его рук.
Оливье был шестой или седьмой?
Он забыл.
Но Хайдсен знал, что если гений умрет, он больше не будет гением.
«Старший брат!, - взревел Блумер глядя в небо. - Будь осторожнее!».
Слезы текли из его глаз, но учитывая проливной дождь, никто не мог этого заметить.
Несмотря на то, что проливной дождь был оглушительно громким, могучие воители по-прежнему могли четко слышать диалог двух противников.
Услышав крик своего младшего брата, окутанный черно-белым светом Оливье слегка улыбнулся. Исходящий от него свет был очень ярким. Для зрителей ниже, Оливье казался, яркой звездой, которая сияла в дождливую ночь.
«Бум!».
Оливье неожиданно дернулся и в этом момент раздался громкий звук взрыва. Он превратился в ослепительную линию света, которая устремилась к Святому Монолитному Мечу Хайдсену.
«Хaaaaaaaaaргх!».
Хайдсен испустил громкий крик.
Меч Ледяные Грезы и обсидиановый меч, казалось, слились воедино. Темный свет и белый свет переплетались и кружились вместе, а Оливье злобно подготовил два меча к одному последнему удару...
Но как только Хайдсен взмахнул гигантским земляным мечом по направлению к Оливье, казалось, что его силы хватило бы, чтобы разрушить весь мир.
«БААМ!».
Послышался страшный звук взрыва, будто бы сам мир раскололся на части. В то же время, страшный порыв урагана разлетелся во всех направлениях, в результате чего проливной дождь упал пеленой.
«Всплеск!».
Человеческая фигура, покрытая тускло черно-белым светом, упала в реку Чэнн... поверхность реки тут же окрасилась в алый цвет.
Том 9, глава 26 – Время и место
В свою очередь, тело Хайдсена из-за ужасающей силы столкновения было сбито и полетело прочь на высокой скорости. Только пролетев почти сто метров, Хайдсена смог стабилизировал себя. На его устах появилась кровь.
Хайдсен вытер кровь и посмотрел на реку Чэнн.
«Насколько хорош это Святой Гений Меча. Последний удар действительно был мощным», - Хайдсен пробормотал себе под нос. Находясь на грани между жизнью и смертью, Оливье нанес завершающий, последний удар, достигнув нового уровня мощности. Удар был такой силы, что прорвал оборону Хайдсена, в результате чего его тело получило повреждения.
«Грохот».
Проливной дождь продолжал падать без остановки, поверхность реки Чэнн, покрылась огромными волнами и яркий свет со временем рассеялся и исчез из поля зрения.
Гробовое молчание!
Все затихли, люди на двух берегах реки взволнованно смотрели на реку Чэнн. Все хотели знать, жив или мертв славный Святой Гений Меча Оливье?
«Старший брат!», - закричал Блумер, не обращая ни на кого внимания. Горько заплакав, он бросился прямо в мутные воды реки Чэнн.
«Мастер Линлэй, неужели Оливье умер?», - император Иоганн был взволнован.
Линлэй покачал головой: «Я не знаю».
Линлэй опустил голову, чтобы посмотреть на Бебе, который смотрел сейчас на него вверх с волнением: «Босс, аура Оливье крайне слаба, он почти не дышит. Его жизнь на грани, он может умереть в любую минуту».
Бесчисленные зрители вполголоса обсуждали произошедшее. Никто не думал о том, умер ли Оливье или нет. Все говорили о том... насколько ослепительный последний удар нанес Оливье.
«Пум!».
Брызги воды.
Держа тело, Блумер вышел из воды. Линлэй увидел, что лицо Оливье было полностью белым, его губы имели мертвецки-бледный цвет. И он больше не дышал.
Только с помощью духовной сущности можно было понять, что Оливье был еще жив.
«С дороги, разойдитесь!», - держа меч Ледяные Грезы и обсидиановый меч старшего брата, Блумер шел в направлении императора Иоганна.
Глаза Блумера были наполнены слезами.
«Ваше императорское Величество, Ваше императорское Величество, где целители? Скорей, скорей!», - отчаянно кричал Блумер.
Для этой битвы император Иоганн заранее приказал привести из дворца самых сильных Архимагов стиля света девятого ранга.
«Мистер Андерс [An'te], быстрее, помогите Оливье», - сразу крикнул император Иоганн.
Пожилой человек с серебряными волосами сразу вышел из-за императора Иоганна, поспешив к лежащему телу Оливье. Подойдя, он сразу коснулся светящимися руками его тела. Через несколько минут цвет лица Оливье стал меняться.
«Как он? Как мой старший брат?», - отчаянно кричал Блумер.
Хотя Блумер был очень упрям и холоден по отношению к другим, в сердце Блумер любил Оливье как отца. Старший брат воспитывал его с самого детства. Для Блумера не было никого важнее, чем его старший брат.
«Будь терпеливее. Пока я только залечил простые раны лорда Оливье, чтоб стабилизировать его состояние. Мне нужно использовать больше магии исцеления для лечения его внутренних травм», - старик кивнул и сразу начал бормотать слова магического заклинания. Блумер наблюдал, едва сдерживая чувство тревоги и паники. При этом он не смел прервать работу этого Архимага стиля света.
Скоро…
Звездный свет пронзил тело Оливье и раны на его теле начали быстро затягиваться. Эффективность этого исцеления с помощью магии была поистине удивительной.
«Хм?», - старик покачал головой в недоумении.
«Что такое?», - тревожно спросил Блумер.
Морщась, старик покачал головой: «Тело лорда Оливье уже полностью исцелено. Его внешние травмы, его органы и его сломанные кости восстановлены. Но лорд Оливье не очнулся. Это… ».
Линлэй также пытался тщательно осмотреть Оливье.
«Душа Оливье была повреждена, - подавленным голосом сказал Бебе. - Я чувствую, что его дух крайне слаб».
Как раз в этот момент, над ними медленно пролетел облаченный в серые одежды Хайдсен, ловко и изящно останавливаясь перед императором Иоганном.
«Хайдсен!», - Блумер смотрел с ненавистью на Хайдсена.
Его единственный старший брат, его единственный член семьи. Блумер чувствовал безграничную ненависть к Хайдсену. Если бы он не был намного слабее, он бы вцепился в него прямо сейчас. Однако Хайдсен был значительно сильнее и это было фактом.
«Послушай меня. Дух твоего старшего брата был тяжело ранен и он завис в точке между жизнью и смертью, но это не из-за меня. Проводя финальную атаку, твой старший брат использовал какую-то запрещенную технику и именно с помощью нее, он хотел одержать победу надо мной», - лицо Хайдсена было тоже довольно бледное.
«Запрещенную технику?», - нахмурился Блумер.
Вдруг он вспомнил...
Некоторое время назад он хотел узнать о технике обсидианового меча у его старшего брата.
Но Оливье сказал: «Сосредоточься на тренировке техники Свет и Тень мечом Ледяные Грезы и не тренируйся в диаметрально противоположной технике обсидианового меча».
«Может быть использование двух диаметрально противоположных Законов элементов в одно и тоже время – это действительно табу?», - Блумер опустил голову, чтобы посмотреть на своего старшего брата.
Лицо Оливье стало румяным и тело находилось в отличном состоянии. Но он до сих пор не очнулся и его духовный ореол был крайне слаб, как будто мог погаснуть в любой момент.
«Лорд Оливье умер?».
«Его брат нес труп. Увы, Святой Гений Меча умер».
«Кто сказал, что он умер? Может быть, он просто потерял сознание из-за травм».
«Независимо от того, что произошло, лорд Хайдсен был в порядке и опустился вниз с небес. Очевидно, он намного сильнее, чем лорд Оливье».
Миллионы зрителей обсуждали эту битву. Даже шедший проливной дождь не мог потушить их горящий пыл. Все находились под впечатлением от увиденного. Независимо от того, был ли Оливье мертв или просто потерял сознание от полученных травм, одно было понятно точно...
Победитель этого поединка был Святой Монолитный Меч Хайдсен!
Это результат, который предсказывали подавляющее большинство людей. Ведь Хайдсен был давно известен как самый мощный на свете Святой воитель. Он никогда не был побежден. То, что он вышел и из этого боя победителем – не было чем-то необычным.
Все были бы ошеломлены, если бы Хайдсен проиграл.
Большинство зрителей начало медленно расходиться. Некоторые из них направлялись к имперской столице, в то время как другие направились в сторону деревень на окраине города.
Народ медленно уходил, но солдаты все еще стояли на страже.
«Мой старший брат не умрет», - холодно сказал Блумер. Он приказал слугам нести меч Ледяные Грезы и обсидиановый мечи, а сам он шел держа старшего брата на свих руках.
«Я надеюсь, что Оливье сможет все преодолеть», - вздохнул император Иоганн. Он стоял в окружении более тысячи человек.
Эти люди были дворянами. Многие из них хотели знать, жив Оливье или мертв.
«Лорд Хайдсен действительно могучий. Он снова легко одержал победу», - раздался голос дворянина.
Хайдсен спокойно рассмеялся.
После чего он посмотрел на Линлэй и произнес: «На самом деле, вместо Оливье, я предпочел бы поединок с Вами, Мастер Линлэй».
Наступила гнетущая тишина.
Все были шокированы. Хайдсен только что закончив поединок с Оливье хотел бросить вызов Линлэй?
Немного помолчав, Линлэй спросил: «Хайдсен, что Вы хотите сказать этим?»
Хайдсен улыбнулся: «Последний раз в Колизее, Вы и Оливье не закончили поединок, Оливье вытащил обсидиановый меч, а Вы подготовили свой адамантиновый тяжелый меч. Я помню, как Вы сказали, что Ваш метод владения адамантиновым тяжелым мечом был основан на Законах Земли, верно?».
«Да, все правильно», - кивнул Линлэй.
«Я тоже человек, который изучает Законы Земли. Я полагаю, что нам нужно сойтись в поединке, так как это будет полезным для нас обоих в наших попытках прорваться к более высокому уровню понимания, - Хайдсен посмотрел на Линлэй. - Линлэй, я хотел бы вызвать Вас на бой. Вы примите мое предложение?».
Ни стоявшие рядом дворяне, ни император Иоганн не решились произнести ни слова.
Один из них был, по общему мнению, самым сильным Святым. Другой был гением Святого уровня, подобного которому мир никогда не видел.
«Большой брат... », - сказал Уортон.
Линлэй повернулся, чтобы взглянуть на своего маленького брата. И усмехнулся.

Уортон в душе был безумным и злым. Он подумал: «Этот Хайдсен действительно подлый. Он только что покалечил Оливье, который находится между жизнью и смертью. Теперь он хочет убить моего старшего брата? Это потому, что он понял, что мой старший брат и Оливье два гения и побоялся, что в будущем они будут угрожать его положению?».
Уортон был не единственным человеком, который так думал. Многие из присутствующих думали так же.
Ведь Линлэй и Оливье были очень талантливыми воинами. Но сейчас один из них находился на грани смерти. А Хайдсен вызывал Линлэй на бой? Многие люди, естественно, понимали его реальные мотивы.
«Что, Вы отказываетесь?», - смеясь спросил Хайдсен.
Линлэй посмотрел на Хайдсена с улыбкой на лице: «Назовите время и место?»
Хайдсен был поражен.
Он сразу понял, что это означало, Линлэй принял его вызов: «Сегодня я уже сажался против Оливье и нахожусь не на пике своей формы. Три месяца спустя, 4 августа, у горы Тужао, к востоку от города. Давайте проведем наш поединок там».
«Хорошо», - Линлэй улыбнулся и кивнул.
Линлэй хотел сойтись в поединке с Хайдсеном. Он только начал понимать технику “Пульсирующая Защита”. Учитывая также его атаку, основанную на технике “Глубинные Истины Земли”, Линлэй не считал, что его можно так легко победить. Ведь он имел в арсенале не только Пульсирующую Защиту, он также был защищен драконовскими чешуйками. С такой мощной защитой, скорее всего, даже защите Хайдсена будет сложно сравниться.
«Хорошо. Ваше императорское Величество, Линлэй, я прощаюсь с вами», - Хайдсен кивнул каждому из них, а затем, превращаясь в серую полосу света, улетел в небо.
«Старший брат... », - подбежал расстроенный Уортон.
«Я в порядке. Победы и поражения впереди», - Линлэй уверенно улыбнулся, а затем повел свою группу обратно к месту жительства.
Что касается дворян и членов императорского клана, все они были заняты обсуждениями случившегося. Через некоторое время под покровом ночи все вернулись обратно в столицу империи.
Река Чэнн снова стала тихой и безмятежной. Только беспорядок, оставленный на берегах реки, напоминал о произошедшем ранее.

В месте, где река Чэнн и река Юлан пересекаются, плыл корабль высотой в шесть этажей. На палубе стояли построенные рядами рыцари.
Многие из этих мощных рыцарей имели магических зверей. Обычные люди не имеют доступа к магическим зверям. Это означало, что статус большинства рыцарей на этом корабле был довольно высокий.
«Когда мы войдем в реку Чэнн, нам останется три дня пути до столицы империи О’Брайен. К сожалению, мы пропустили поединок между Святым Гением Меча Оливье и лордом Хайдсеном».
Воины на палубе судна разговаривали между собой.
Именно в этот момент, человек с белыми волосами вышел на верхнюю палубу. Он казался мужчиной среднего возраста, сорока или пятидесяти лет. Около него находился медведь с коричневой шерстью, который выглядел довольно очаровательно. Это был медведь примерно такого же роста как человек, и со стороны выглядел очень добрым.
«Рык. Рык. Мастер. Я действительно не чувствую себя комфортно здесь, на воде. Давайте лучше полетим», - сказал медведь мужчине средних лет.
«Я знаю, ты ненавидишь воду», - рассмеялся мужчина средних лет и подошел к ограждению лодки, посмотрев на волны.
«Ваша честь, - сказали солдаты на палубе корабля с уважением, когда увидели этого мужчину. Как раз в это время с улыбкой на лице вышла высокая, красивая женщина с золотистыми волосами. Смеясь, она направилась к мужчине средних лет. - Учитель, мы уже плывем по реке Чэнн. Значит прибудем в Империю О’Брайен в ближайшее время».
Посмотрев на женщину с золотистыми волосами, мужчина средних лет рассмеялся: «Ха-ха. Действительно Делия. Мне кажется, что ты даже более нетерпеливая, чем я».
Том 9, глава 27 – Специальный посланник Империи Юлан
Очаровательный медведь рассмеялся: «Верно-верно. Как только Делия узнала, что Линлэй сейчас здесь, она сразу же начала плести интриги, чтобы ее взяли с собой».
«Большой Желтый, тебе надоело жить?», - Делия схватила большого медведя за ухо и начала трепать его.
«Мне не больно. Ха-ха. Мне не больно», - громко смеялся большой медведь.
«Хмпф. Делия сморщила нос и надулась, - Большой Желтый, я знаю, что ты очень сильный. Ты являешься Диким Бурым Медведем и у тебя очень толстая кожа. И тебе, безусловно, нипочем скручивание твоих ушей. – Говоря это, она подошла и встала рядом с мужчиной средних лет, игнорируя медведя».
Большой медведь потер голову и затем мягким тоном произнес: «Делия, не сердись. Я же пошутил».
Делия посмотрела на него и начала громко смеяться.
«Хаттон [Ha’dun], Делия просто дразнит тебя. Ей не зачем сердиться на тебя, - смеясь сказал мужчина средних лет, а потом повернулся и посмотрел на небо. - Перри [Pa’lei] возвращается».
С небес летел огромный ястреб с размахом крыльев в пять или шесть метров. Он быстро снижался, приближаясь к кораблю. Ястреб был чрезвычайно быстр и казалось, что он двигался со скоростью молнии. Его глаза были золотистыми, а на его голове красовался гребень с синими перьями. Смотря на него можно было ощутить непреодолимый страх.
Это был магический зверь девятого ранга - Дикий Громовой Штормовой Ястреб.
Солдаты на корабле не пытались помешать его приземлению. Очевидно, они знали его. Он летел прямо к ним и приземлился рядом с Делией и остальными.
«Маленький Ветер, ты поймал что-нибудь?», - Делия нежно погладила голову ястреба.
Складывая свои крылья, Дикий Громовой Штормовой Ястреб встал, выпрямившись во весь свой рост. Закрыв глаза, он наслаждался вниманием Делии, пока она продолжала гладить его голову.
«Перри, иди сюда», - расстроенно сказал большой медведь.
Ястреб посмотрел на большого медведя и послушно пошел к нему. Бурый Медведь был магическим зверем Святого уровня, чрезвычайно мощный тип зверя.
На самом деле Бурый Медведь и Дикий Громовой Штормовой Ястреб были магическими зверями компаньонами этого мужчины средних лет, Великого Мага Святого уровня из империи Юлан, Лонгхауса.
Мастер Лонгхаус был магом стиля ветра.
Великий Маг Святого уровня стиля ветра был чрезвычайно страшен. Когда Мастер Лонгхаус вместе со своим ястребом пришел в хребет Заходящего Солнца, он использовал заклинание Пространственное Лезвие и сильно травмировал Дикого Бурого Медведя.
Наступательная мощь заклинания Пространственного Лезвия была слишком страшной. Заклинание разрезало границы самой реальности.
Такой род атаки мог разделить на две части даже воителя на пике Святого уровня, например такого сильного как Хайдсен. Кроме того, Великий Маг Святого уровня стиля ветра мог управлять ветром и передвигаться с потрясающей скоростью.
Учитывая все это можно было заявить, что при наличии достаточного количества времени на сотворение заклинания, Великий Маг Святого уровня мог легко победить воина Святого уровня. Но воины Святого уровня не были наивными простачками. Поэтому, большинству Великих Магов Святого уровня приходилось тратить не малые усилия, чтобы заполучить в качестве компаньона магического зверя Святого уровня.
Однако, получить магического зверя Святого уровня было очень трудно.
Делия стояла на вершине палубы корабля, теребя свое ожерелье и при этом внимательно смотря на восток. Нежный ветер перебирал ее волосы. Она была так красива, что невозможно было оторвать глаз. Даже стоявшие в стороне воины с восхищением любовались ею.
Делия стала известной в Империи Юлан. Она была гением, который достиг седьмого ранга как маг в возрасте двадцати двух лет. Кроме того, за ней находился мощный клан и она стала учеником Мастера Лонгхауса. С точки зрения внешнего вида, она определенно могла занять место в первой десятке красавиц имперской столицы. У такой умной, красивой, выдающейся девушки, безусловно было много ухажеров и воздыхателей.
Но, к великому сожалению, Делия отказывала всем.
В связи с тем, что она выросла в имперской столице и была членом могущественного клана, Делия отличалась чрезвычайной красноречивостью и проницательностью в оценке намерений других. С тех пор, как новости о битве Линлэй и Оливье распространились по Империи Юлан, Делия не останавливаясь плела все новые интриги и наконец у нее получилось убедить императора Империи Юлан отправить специального посланника в империю О’Брайен.
Прежде чем отправиться посланника, они уведомили империю О’Брайен, которая, естественно, согласилась.
«Город Чэнн... », - с волнением прошептала Делия.
Это было место, где находился человек ее мечты, с которым она жаждала встретиться.
Массивный корабль быстро плыл по речным водам. На верхней палубе рядом с Делией стояли Бурый Медведь и Дикий Громовой Штормовой Ястреб. Они наслаждались красивым видом и ласкающим легким бризом.
Как только корабль пересек реку Чэнн, он медленно стал исчезать за горизонтом.
Новость о прибытии специального посланника из Империи Юлан быстро распространилась по всей имперской столице. А императорский клан и все дворяне уже знали об этом. Но в данный момент императорская столица думала только о двух вещах.
Она заботилась о двух главных поединках.
Первый - это поединок, который состоялся совсем недавно. Бой между Святым Гением Меча Оливье и Святым Монолитным Мечом Хайдсеном. Второй поединок должен состояться через три месяца между воином Драконьей Крови Линлэй и Святым Монолитным Мечом Хайдсеном.
Учтет ли Линлэй ошибки своего предшественника Оливье? Или его постигнет тот же катастрофический конец?
Никто не знал.
Но в своем большинстве граждане империи считали фаворитом Хайдсена и не сомневались, что он одержит победу в очередной раз.

Улица Боулдер. Усадьба графа Уортона.
«В ближайшие три месяца никто не имеет права беспокоить лорда Линлэй, если только не случилось ничего критического!» – этот приказ был издан в пределах поместья на следующий день после случившегося.
Атмосфера в имении была крайне напряженной.
В заднем тренировочном дворе занимался Уортон. Окончив краткосрочную тренировку из-за отсутствия настроения, он отложил боевой клинок “Палач” в сторону и присел.
«Хайдсен зашел действительно слишком далеко, - размышлял Уортон. Как только он думал о Линлэй, то начинал переживать. - Хайдсен, если на то пошло, почему бы не подождать лет десять, когда мой старший брат достигнет Святого уровня в своей человеческой форме и провести бой тогда! Какой смысл в бое именно сейчас?».
«С**ин сын. Он зашел слишком далеко. Объяснение было только одно – он подлый!».
Гейтс подошел и сердито сказал: «В империи есть много воителей Святого уровня и Колледж Бога Войны тому доказательство. Почему Хайдсен не бросил им вызов? Вместо этого он бросает вызов его светлости. Его светлости только двадцать семь лет. А Хайдсену несколько веков».
«Нет смысла проклинать его».
К ним подошел Баркер и положил в сторону свой массивный двуручный топор: «Его светлость уже согласился на поединок с Хайдсеном. Нам не остается ничего, кроме как надеяться, что его светлость победит».
«Его светлость безусловно победит!».
Гейтс сжал кулак, вдохнул воздух несколько раз и затем сердито сказал: «Я отказываюсь верить, что внутренние органы Хайдсена являются такими же закаленными, как его внешняя защита. Более того, есть одна вещь, которую его светлость разработал некоторое время назад, чтобы быть действительно сильным. Это, безусловно, должно сыграть в бою не малую роль».
Гейтс и другие не очень понимали, как мощна Пульсирующая Защита.
Линлэй был в его частном дворе. Сейчас он сидел в медитативной позе под деревом, постоянно тренируясь в соответствии с “Секретными Учениями Воинов Драконьей Крови”. К текущему моменту Линлэй уже достиг очень высокого уровня понимания. Все, что ему нужно было сейчас - это боевая-Ци.
Всякий раз, как только у Линлэй было свободное время, он тренировался и наращивал объем своей боевой-Ци, стараясь поглощать как можно больше энергии из Драконьей Крови в своих жилах. Тем не менее, тренировки боевой-Ци фактически не требуют слишком больших усилий. Если тренироваться в соответствии с заданными методами, этого будет достаточно. Поэтому сейчас Линлэй размышлял совсем о другом.
«Последний раз, когда я столкнулся с первым учеником Бога Войны Фаином и Богом Войны, я понял, что они оба были способны к атакам на основе души. Оливье также освоил такой вид атаки. Скорее всего, есть много людей, которые освоили эту технику. Должен ли я попытаться разработать такую же атаку на основе нападения на душу? Даже если я не сделаю этого, я должен по крайней мере узнать, как защититься от нее, верно?».
При тренировке боевой-Ци, Линлэй не переставал думать об этом.
Какие принципы лежали за атаками на основе души?
И как бы он защищался против них?
В то время как Линлэй думал и тренировался, Хаэру лежал отдыхая на земле, а Бебе свернулся лежа на спине Хаэру, при этом его глаза были полузакрыты.
«Бебе, как думаешь, Мастер сможет победить Хайдсена в поединке?», - спросил Хаэру вполголоса.
«Естественно», - Бебе открыл глаза и ответил с полной уверенностью.
Бебе продолжил: «Но, конечно, этот Хайдсен очень сильный. Если босс в момент схватки будет на грани смерти, я, Бебе, немедленно вмешаюсь и помогу. Хмпф. Два дня назад все просто смотрели, как Оливье был избит до полусмерти. Он до сих пор не очнулся. Я не могу позволить боссу дойти до такого состояния».
«Разве это не нарушение правил?», - удивленно спросил Хаэру.
Когда два человека сходились в поединке, независимо ни от чего другие были не вправе вмешиваться.
«К черту эти проклятые правила. Земля большая, небо больше, но нет ничего больше, чем босс. Какие правила могут быть важнее жизни моего босса?, - высокомерно сказал Бебе. - И что с того если я, Бебе, вмешаюсь? Мой босс маг, я то знаю! Когда маги бьются против воина, они, как правило, приводят своих магических зверей. Если я вмешаюсь, это не будет нарушением правил».
Говоря это, Бебе чувствовал уверенность, что его аргумент был неоспорим и он радостно засмеялся.

Ворота имперской столицы были открыты. Путь от императорского дворца до восточных ворот города был окружен стражниками из рядов имперской армии, которые были разделены на две аккуратные линии на каждой стороне улицы.
Рыцари императорского дворца формируются в линию, следуя за каретой императора.
Сюда же прибыли воители Святого уровня Колледжа Бога Войны, Кеньон и Ланке.
Все потому, что они знали, что делегация из Империи Юлан включала Великого Мага Святого уровня. Если с их стороны не поприсутствует кто-то из Святых, их сторона будет казаться слабее.
«Они уже здесь?», - спросил император Иоганн у ближайшего дворцового слуги.
«Ваше императорское Величество, корабль специального посланника Империи Юлан приближается к гавани реки. Скорее всего, они будут здесь в ближайшее время», - почтительно сказал дворцовый служащий.
Император Иоганн кивнул.
Без сомнения, две самых могущественных государства на континенте Юлан - это Империя Юлан и Империя О’Брайен. Император Иоганн очень хотел, чтобы его Империя О’Брайен стала значительно сильнее и могла подавить Империю Юлан.
Но, увы, Империя Юлан имела свои сильные стороны.
Империя Юлан существует уже более десяти тысяч лет и является древним государством. Более того, к текущему моменту, Империя Юлан стала самой большой империей по численности магов в мире. Если в Империи О’Брайен больше всего воинов Святого уровня, то в империи Юлан многие являлись Великими Магами Святого уровня.
Ведь Великие Маги Святого уровня гораздо более угрожающие, чем воины Святого уровня. Например, взять этого Великого Мага Святого уровня стиля ветра Лонгхауса. Даже Хайдсен не посмеет сказать, что он сможет победить его. Одно заклинание Лонгхауса “Пространственное Лезвие” могло бы быстро и эффектно разрезать Хайдсена на две половинки.
«Они здесь!».
Многие граждане Империи О’Брайен наблюдали как плыл корабль с огромными парусами. На палубе они увидели большого очаровательного медведя и большого ястреба.
«Дикий Бурый Медведь? и Дикий Громовой Штормовой Ястреб?».
Кеньон и Ланке обменялись взглядами. Они не могли скрыть своего удивления. Даже если бы они объединили свои силы, у них не будет уверенности, что они смогут победить Дикого Бурого Медведя Святого уровня.
Делия была одета в красивую длинную мантию и стояла рядом с Великим Магом стиля ветра Лонгхаусом. Они высадились вместе. За ними с корабля сошли два магических зверя, воины и магические звери воинов.
«Лязг!».
Рыцари империи встали в два ряда и подняли пики высоко в воздух. Эти рыцари были специально подобраны из отряда императорского дворца. Все они были воинами седьмого ранга, а их лидер был воином восьмого ранга.
«Учитель, воины Империи О’Брайен действительно являются более сильными, чем воины нашей Империи Юлан. У них даже совершенно другая аура. Наша имперская столица является слишком распутной», - Делия тихо болтала со своим учителем, как будто никого не было рядом.

Лонгхаус кивнул.
Имперская столица Империи Юлан была чрезвычайно древним городом и древние кланы в столице наслаждались жизнью. Империя О’Брайен напротив была нацией воинов и все они стремились превзойти друг друга. Не удивительно, что она воспринималась как военная держава.
Император Иоганн, Ланке, Кеньон и обслуживающий персонал дворца подошли, чтобы поприветствовать их.
«Делия Леон, верно? Ха-ха... », - император Иоганн громко рассмеялся.
Делия очень вежливо поклонилась: «Специальный посланник Делия из Империи Юлан. Мое почтение могучему правителю Империи О’Брайен, императору Иоганну. Я хочу передать искренние поздравления и хорошие пожелания от императора Империи Юлан».
«Император Иоганн, это мой учитель, Великий Маг Святого уровня Лонгхаус», - Делия улыбнувшись повернулась к Мастеру.
Император Иоганн посмотрел на Мастера Лонгхауса: «Очень рад с Вами познакомиться, Мастер Лонгхаус».
«Для меня большая честь встретиться с Вами, император Иоганн», - в ответ сказал Лонгхаус с улыбкой.
Делия смотрелась вокруг, пробежавшись взглядом по собравшимся людям. В ее глазах тут же появилось сильное разочарование. Она не увидела человека, которого искала. Но, не растерявшись, она сказала императору Иоганну: «Император Иоганн, здесь должны присутствовать два мощных воина Святого уровня, правильно? Можете ли Вы представить их мне?».
Прежде чем отправиться в путь, Делия собрала довольно много информации и уже знала немного о Кеньоне и Ланке.
Специальный посланник Делия из Империи Юлан и Великий Маг Святого уровня стиля ветра Лонгхаус, а также другие гости теперь официально вошли в имперскую столицу Чэнн, где их ждала праздничная приветственная церемония.
Том 9, глава 28 – Делия
Разговаривая с императором Иоганном, Делия много шутила. Громкий, ясный смех императора Иоганна звучал без остановки.
Император Иоганн, Делия, Мастер Лонгхаус, Кеньон, Ланке и другие шли впереди, а за ними следом слуги с дворцовыми горничными и большое количество сильных рыцарей.
Многие дворяне следовали за рыцарями на расстоянии.
«Какая красивая женщина», - группы молодых дворян из столицы империи шли группой. Все молодые дворяне имели чрезвычайно высокое звание в империи. Некоторые из них были принцами, другие были главными потомками крупных кланов. Так как их было немного, они часто создавали маленькие группы. Но независимо от этого, никто в имперской столице не смел позволить лишнего в их адрес.
Слова, только что сказанные, были произнесены сыном принца Юлина, маркизом Джеффом.
«Я думаю, что ее зовут Делия, - сказал другой юноша дворянин стоявший рядом. Этого молодого дворянина звали Скотт, он был восьмым принцем империи. - Она такая красивая и грациозная. Даже здесь, в столице империи, таких как она очень мало».
Маркиз Джефф, принц Скотт и другие смотрели издалека, оценивая ее.
Действительно, Делия была чрезвычайно обворожительной и харизматической фигурой.
Каждое ее движение было наполнено благородством древнего клана и изящностью мага седьмого ранга. Более того, Делия была безумно красива, а ее ослепительные, мягкие золотые волосы сияли как солнце.
Скотт эмоционально вздохнул: «Делия является членом клана Леон, а до этого была студенткой Академии Эрнст. В настоящее время она является учеником Великого Мага Святого уровня стиля ветра, Лонгхауса. В имперской столице Империи Юлан она может считаться одной из самых влиятельных дворян. Нет сомнения, что бесчисленные молодые дворяне днями напролет мечтают о ней».
Глаза маркиза Джеффа сияли, когда он смотрел на Делию: «Если бы я смог добиться ее, я никогда больше не посмотрел бы ни на одну женщину».
«Кузен Джефф, ты что определился?», - засмеялась Скотт, посмотрев на Джеффа.
«Конечно!», - уверенно сказал маркиз Джефф.
Император Иоганн был чрезвычайно предвзятым человеком. Его единственный младший брат, принц Юлин, был под надежной опекой императора. Иоганн даже позволил ему взять на себя управление юго-восточной провинцией, одной из семи крупных провинций.
Как говорится, любишь меня, люби и мою собаку. Естественно, маркиз Джефф привязался к императору Иоганну. В имперской столице его статус был чрезвычайно высоким и эта группа молодых дворян приняла его в качестве своего лидера.
«Ну что, брат, я не оставлю это просто так, - Скотт уверенно рассмеялся. - Кузен Джефф, давай посмотрим, кто из нас сможет добиться госпожу Делию».
«Хорошо, - кивнул Джефф. И со злым смехом продолжил. - Если у одного из нас получиться завоевать ее, то можно сказать, что нам будет завидовать огромное количество мужчин в Империи О’Брайен. В конце концов, этим молодым дворянам Империи Юлан так и не удалось добиться Делии».
...
«Я полагаю, что мисс Делия устала после долгого путешествия с Мастером Лонгхаусом. Как насчет того, чтобы сначала отдохнуть мисс Делии, Мастеру Лонгхаусу и их сопровождающим. После того, как вы отдохнете, мы приглашаем вас присутствовать на банкете, который будет устроен в вашу честь. Что вы на это скажете?», - сказал император Иоганн, остановившись, как только они пришли на улицу Боулдер.
Рядом с резиденцией на улице Боулдер выстроился весь императорский клан.
Когда императорский клан в поместье принимал гостей, как правило все происходило в рамках улицы Боулдер. Поместья здесь не могли быть куплены просто за деньги.
«Хорошо. Мы сделаем, как Вы говорите, Ваше императорское Величество», - сказала Делия с улыбкой.
На данный момент, Скотт и маркиз Джефф быстро пошли вперед. Они знали, что император Иоганн собирался отойти от мисс Делии. Они хотели воспользоваться моментом.
Учитывая их статус, охранники, естественно, не будут их останавливать.
«Мисс Делия и Мастер Лонгхаус, я думаю, вы не слишком хорошо знакомы с нашей имперской столицей. Я был бы не против сопроводить вас», - сказал император Иоганн улыбаясь.
«Спасибо, Ваше императорское Величество», - с удовольствием сказала Делия.
«Ваше императорское Величество», - в этот момент Скотт и маркиз Джефф с горящими глазами позвали его без каких-либо колебаний.
Император Иоганн повернулся назад и увидел, что это были его сын и племянник.
«Скотт, Джефф, что вы хотели?», - император Иоганн сегодня был в прекрасном настроении.
Маркиз Джефф с уважением сказал: «Ваше императорское Величество, Вы планируете сопроводить наших гостей? Скотт и я знаем имперскую столицу как собственный дом. Я думаю, что мы можем с этим неплохо справиться. Мы, безусловно, сделаем все, чтобы мисс Делия осталась довольна нашей компанией».
Император Иоганн посмотрел на Джеффа и Скотта. Как он мог не догадаться, что эти два сорванца действительно задумали?
Тем не менее, император Иоганн понимал, что Делия прекрасная женщина. Если его племянник или сын смогли бы добиться ее, это было бы хорошо, очень хорошо.
«Давайте сначала спросим у мисс Делии, - император Иоганн повернулся, чтобы посмотреть на Делию. - Мисс Делия, что Вы думаете?».
Делия посмотрела на Скотта и маркиза Джеффа, едва сдерживаясь от желания засмеяться.
«Спасибо. Я буду очень признательна за оказанную помощь», - сказала Делия.
«Нет проблем, нет проблем», - поспешно сказал Скотт и маркиз Джефф.
На устах Мастера Лонгхауса появился намек на улыбку. Разве он мог не догадаться о чем думает его ученица Делия? Когда они были в имперской столице Империи Юлан, бесчисленные молодые люди добивались внимания Делии. Однако она просто играла ими, как на скрипке и не более.
«Миледи специальный посланник, вот это место, где Вы будете жить, находясь в столице империи», - дежурный дворецкий указал на поместье перед ними.
Неподалеку стоявший маркиз Джефф сразу сказал: «Мисс Делия, улица Боулдер является чрезвычайно знаменитой улицей в Империи О’Брайен. На этой улице проживают несколько воителей Святого уровня. Например, Святой Гений Меча Оливье и его младший брат. Они оба живут на улице Боулдер. Гений Мастер Линлэй и его младший брат также живут на улице Боулдер».
Неспешно шагая по улице, маркиз Джефф непрерывно рассказывал о них.
«Правильно. Эти два гения будут считаться выдающимися личностями в любой точке континента Юлан», - Скотт не хотел отставать от него.
Услышав их слова, Делия едва могла сдержать радость на лице. Но она постаралась быстро вернуться к своей обычной, дружеской улыбке.
«Не факт», - глубокий, урчащий звук послышался от медведя.
Скотт и Джефф посмотрели на большого медведя и сразу постарались выдавить улыбку. Когда они были в гавани, они подслушали, что этот большой медведь был Бурым Медведем Святого уровня. Магические звери Святого уровня могли свободно изменять свой размер. Ведь Бурый Медведь, как правило, более десяти метров в своей нормальной форме.
Он мог легко раздавить их одной лапой.
«Старший брат Делии невероятно сильный. Хотя ему всего двадцать семь лет, он стал магом восьмого ранга. Более того, он стал личным учеником Первосвященника, - большой медведь посмотрел на Делию. - Делия, я прав?»
Делия слегка улыбнулась и кивнула.
В двадцать семь лет маг восьмого ранга - это несомненно огромное достижение. С такой скоростью развития он мог стать Архимагом девятого ранга в возрасте до сорока лет.
Следует понимать, что кто-то, кто мог бы достичь девятого ранга в возрасте до сорока лет, определенно получил бы мировую известность.
«Дикси действительно самый талантливый маг», - Мастер Лонгхаус смеялся.
Разговаривая, они вошли в главный зал.
«Талантливый маг?».
Подняв гордо голову, Скотт сказал: «Мастер Лонгхаус, поднимая тему талантливого мага… я знаю, что Мастеру Линлэй из нашей имперской столицы также двадцать семь лет, но он уже Архимаг девятого ранга. Более того, он является воином Святого уровня пиковой стадии».
«Двадцать семь лет и уже Архимаг девятого ранга? Невозможно!!!, - Мастер Лонгхаус не мог в это поверить. - За всю историю континента Юлан никогда не было тех, кто мог бы достичь девятого ранга в возрасте до тридцати лет».
«Скотт, это правда?», - удивленно спросил маркиз Джефф.
Скотт уверенно добавил: «Это правда. Мой императорский отец лично сказал мне об этом. Когда Мастер Линлэй участвовал в поединке с Оливье, все узнали, насколько сильный он как воин, но они не учитывали его талант в магии. Он действительно уже Архимаг девятого ранга».
Услышав слова Скотта, Лонгхаус все еще не мог в это поверить.
«Мастер Линлэй. Архимаг девятого ранга… », - Делия не была слишком удивлена.
В сердце Делии, Линлэй был человеком, наполненным тайнами и чудесами. Шестнадцатилетний Великий Мастер-скульптор, и, предположительно, самый талантливый гений во всей истории. Но теперь он стал номером один среди магов во всей истории. Почему бы это “невозможно”?
«Вы можете продолжать разговор Делия. А я собираюсь пойти отдохнуть. Если вам нужно будет поговорить со мной, просто сообщите Перри», - поручил Лонгхаус.
«Да, Учитель», - смиренно сказала Делия. Стоявшие рядом с ней Скотт и Джефф поклонились.
«Господа, я тоже устала. И хотела бы отправиться в свою комнату отдохнуть. Прошу извинить меня», - сказав это, Делия поднялась к себе.
Скотт и Джефф знали, что они не могли остановить ее и они сразу же кивнули. Делия ушла. А Дикий Громовой Штормовой Ястреб сопровождал ее.
С тех пор, как Мастер Лонгхаус приручил Бурого Медведя, главной обязанностью ястреба Перии стала охрана Делии. Исходя из этого можно было бы сказать, как Мастер Лонгхаус заботился о ней.
«Он также живет на улице Боулдер. Может быть, даже где-то недалеко от меня».
Делия тихо стояла у своего окна.
Той ночью в поселке Вушан, когда она попрощавшись с Линлэй покинула Святой Союз и вернулась на свою родину, она планировала вернуться обратно после Праздника Юлан. Но потом она услышала о произошедшем Дне Апокалипсиса.
Все Королевство Фенлай было превращено в руины и стало площадкой для магических зверей.
И по слухам, дошедших до ее клана, за несколько дней до Дня Апокалипсиса, в имении мага гения Линлэй появился демон, который пытался убить главу Королевства Фенлай. Скорее всего, сам Линлэй также уже умер.
Эта новость заставила Делию сильно страдать.
Она страдала целый год, прежде чем смогла прийти в себя.
Многие годы после этого, она не имела никаких известий о Линлэй и даже решилась отказаться от любви и вместо этого сосредоточиться на делах своего клана и тренировках в магии. Но она не ожидала что... через какое-то время придет новость из Империи Юлан о бое Линлэй и Оливье.
Это известие заставило сердце Делии снова наполниться теплом и радостью. Она чувствовала, что теперь снова полна энергии и больших надежд.
Что она только не делала, чтобы устроить сегодняшний визит.
Делия думала подождать до следующего дня, когда сможет посетить Линлэй, но, проведя лишь полчаса в своей комнате, она почувствовала, как будто прошло уже полгода.
Особенно после того, как она узнала, что Линлэй тоже жил на улице Боулдер... она больше не могла ждать.
«Маленький Ветер, скажи Учителю, что я планирую нанести визит Линлэй», - сказала Делия ястребу. Некоторое время спустя, Мастер Лонгхаус появился возле ее двери.
Со снисходительной улыбкой на лице он сказал: «Делия, я знал, что ты не сможешь долго ждать, чтобы не пойти к нему».
Лонгхаус знал обо всех делах своей ученицы Делии.
Застенчивой красный румянец появился на лице Делии.
«Учитель!!!, - Делия сморщила нос. - Хватит издеваться. Пойдем».
«Хорошо, хорошо», - засмеялся Лонгхаус
Делия и Мастер Лонгхаус, а затем Бурый Медведь и Дикий Громовой Штормовой Ястреб покинули поместье. Когда они вышли, они увидели Джеффа и Скотта, ждавших снаружи.
«Мисс Делия?, - глаза Джеффа и Скотта горели от счастья, и они сразу же поднялись на ноги. - Куда Вы направляетесь?».
Лоб Делии наморщился, но ей все-таки удалось сказать с улыбкой: «Я планирую пойти с визитом к вашему так называемому гению, Мастеру Линлэй».
«Ах, так Вы собираетесь посетить Мастера Линлэй?, - поспешно сказал маркиз Джефф. - Это хорошая идея. Но я боюсь, что это будет невозможно. Потому что через несколько месяцев Мастер Линлэй будет участвовать в поединке с лордом Хайдсеном на горе Тужао».
«Что?», - Делия была ошеломлена и на этот раз потеряла свое спокойствие.
«Ох, Вы только что приехали и не в курсе событий. Два дня назад Оливье и лорд Хайдсен устроили бой, в результате чего лорд Оливье был тяжело ранен и сейчас находится между жизнью и смертью. Лорд Хайдсен сразу же пригласил Мастера Линлэй на бой и Мастер Линлэй принял его вызов», - объяснил стоявший рядом Скотт.
Том 9, глава 29 – Встреча десять лет спустя
«Линлэй и Хайдсен?», - удивленно произнес Мастер Лонгхаус.
Маркиз Джефф неоднократно кивнул: «Верно. Два дня назад лорд Оливье был сильно ранен лордом Хайдсеном… ранение было тяжелым, поэтому он до сих пор находится в коме. И сразу же после боя лорд Хайдсен бросил вызов Мастеру Линлэй».
В словах маркиза Джеффа и Скотта содержалась некоторая доля негодования, говорящая что Хайдсен зашел слишком далеко.
«Хайдсен считается самым сильным Святым. Если он смог так серьезно ранить Оливье, что тот даже оказался в коме, означает что его репутация, безусловно, заслуженная. Независимо от степени гениальности Линлэй, ему только двадцать семь… », - Мастер Лонгхаус также выказал свое недовольство.
Ведь он знает, что его ученица Делия любит Линлэй. И естественно, в своем уме он относился к нему благосклонно.
«Оливье был ранен до такой степени, что впал в кому?, - глаза Делии сверкнули. - Как он может быть в коме после лечения магией стиля света?».
Неважно насколько серьезные могут быть получены физические травмы, магия стиля света должна полностью исцелить их. И более того, есть еще один тип магии, которая даже более эффективна в аспекте лечения, чем магия стиля света – Магия Жизни!
Три высшие типы магии - Магия Некромантии, Магия Пророчества и Магия Жизни.
Пока человек не умер, даже если его душа была сильно повреждена, Магия Жизни может помочь.
«Кажется, он что-то сделал с его душой», - будучи принцем, Скотт знал совсем немного.
«С его душой?, - нахмурился Мастер Лонгхаус. - Может Хайдсен обладает техникой, которая может атаковать саму душу?».
В действительности, Великие Маги Святого уровня, как правило, владеют одной или несколькими техниками, целью которых является атака души.
И это не удивительно, учитывая их подавляюще мощную духовную энергию, было бы даже странно, если бы после того как маг начинал разбираться в законах элементов, он не смог разработать техники для атаки души.
«На Ваш взгляд, есть ли у Линлэй шанс одержать верх над Хайдсеном?», - вдруг спросила Делия.
«Конечно, нет, - прямо сказал Скотт. – Уже на протяжении нескольких столетий никому не удавалось победить лорда Хайдсена! Некоторое время назад Мастер Линлэй сражался с лордом Оливье и они были примерно на одном уровне. Если лорд Хайдсен смог довести лорда Оливье до такого ужасного состояния, высока вероятность, что и Мастер Линлэй будет тяжело травмирован или даже убит».
Независимо от своей собранности и спокойствия, Делия начала волноваться за Линлэй.
Что если Линлэй будет убит?
Делия даже не смела представлять такой исход.
«Действительно ли Хайдсен будет настолько беспощадным в бою и будет ли он использовать всю свою силу?», - лицо Делии все еще сохраняло свое спокойствие.
«Мисс Делия, два дня назад, когда лорд Хайдсен сражался с лордом Оливье, он использовал всю свою силу. Неужели Вы думаете, что он будет милосерден с Мастером Линлэй», - произнес маркиз Джефф.
Мастер Лонгхаус слегка покачал головой: «Когда мы, Святые, сражаемся, если разница в силе незначительна, мы не смеем сдерживаться. Если все же сдерживаться, а оппонент будет наступать в полную силу, то можно и умереть».
Делия замолчала.
«Мисс Делия?», - Скотт и маркиз Джефф в полголоса позвали ее.
«Ничего. Пойдем», - лицо Делии вернулось к своей повседневной, профессиональной улыбке, но если присмотреться, можно было заметить, что ее улыбка была несколько вынужденной.
Маркиз Джефф и Скотт кивнули.
В усадьбе графа Уортона.
«Мисс Делия, как я сказал ранее, Вам возможно не удастся увидеть мастера Линлэй, - улыбаясь произнес Маркиз Джефф, а затем слегка пренебрежительно обратился к стражнику у ворот. – Иди и сообщи графу Уортону, что восьмой принц императора, маркиз Джефф и специальный посланник от Империи Юлан, хочет с ним встретиться».
«Да. Пожалуйста, подождите пока здесь».
Один из стражников сразу побежал внутрь, чтобы сделать свой доклад.
Делия и остальные понимали, что учитывая текущее состояние дел Линлэй, встретиться с ним будет очень сложно. Единственным вариантом для них было сначала встретиться с Уортоном, чтобы тот попытался устроить встречу с Линлэй.
«Пожалуйста, входите».
Делия, Мастер Лонгхаус, маркиз Джефф и Скотт вошли в резиденцию графа.
В главном зале.
«Уортон, - смеясь в очень дружеской манере, Скотт вошел в главный зал. - Позволь мне представить гостей нашей империи. Эта красивая молодая леди специальный посланник от Империи Юлан, мисс Делия».
Скотт был восьмым принцем, а Нина была седьмой принцессой. Естественно Уортон был хорошо знаком со Скоттом.
«Специальный посланник от Империи Юлан? Почему она ищет встречи со мной?, - подумал Уортон. И хотя он был очень удивлен, он по-прежнему вежливо улыбнулся и затем произнес. - Мисс Делия, для меня честь встретиться с Вами».
«Граф Уортон, - улыбаясь заговорила Делия. - Это мой учитель, Великий Маг Святого уровня стиля ветра, Мастер Лонгхаус».
Уортон был поражен, как и стоящий позади него дворецкий Хири.
В Империи О’Брайен, время от времени появляются воины Святого уровня, но они никогда не видели Великого Мага Святого уровня. В конце концов, в Империи О’Брайен было очень мало Великих Магов Святого уровня.
«Уортон, прибыл специальный посланник империи?», - раздался громкий и дерзкий голос. Это был пятый из братьев Баркер, Гейтс.
Уортон был посреди своей тренировки с братьями Баркера. Услышав доклад от своего подчиненного, он прервал тренировку и вышел поприветствовать гостей и из любопытства за ним последовал Гейтс.
«Воу. Какая красивая девушка!», - глаза Гейтса засияли.
«Гейтс, это специальный посланник Империи Юлан, мисс Делия. Это Великий Маг Святого уровня стиля ветра, Мастер Лонгхаус», - Уортон решил сразу представить их, боясь, что Гейтс может случайно спровоцировать дипломатическую катастрофу.
Внимание Гейтса сразу же было приковано к Мастеру Лонгхаусу.
«Воу! Великий Маг Святого уровня!», - глаза Гейтса были открыты широко, как у быка.
Мастер Лонгхаус тайно вздохнул: «Печаль во благо. Откуда эти люди?».
Массивное телосложение Уортона уже его шокировало, но тот был по крайней мере относительно красивым. Но Гейтс же был совершенно другим. Его талия была удивительно толстой, а он сам в целом выглядел как гигантский медведь.
«Отойди от моего мастера», - раздался глубокий голос.
Большой медведь, все это время стоявший за Мастером Лонгхаусом, вдруг начал расти в размерах. Изначально он был высотой всего около двух метров, но теперь он вырос до трех метров. Остановив свой рост, чтобы посмотреть на Гейтса, он опустил морду вниз. В его глазах читался восторг и легкая дикость.
«Магический зверь Святого уровня?», - чтобы посмотреть на медведя, Гейтс поднял голову.
Делия решила сразу перейти к делу: «Граф Уортон, мой Учитель и я пришли с целью встретиться с Мастером Линлэй».
«Чтобы встретиться с моим старшим братом... », - нахмурился Уортон.
Стоявшие перед ним люди были высокого статуса и с ними пришел даже Великий Маг Святого уровня. Тем не менее, для Уортона в приоритете были тренировки его старшего брата. В конце концов, всего через два месяца Линлэй придется сражаться в важном бою.

«Мне очень жаль, но перед боем с Хайдсеном, мой старший брат сосредоточился на своей тренировке… и она не может быть прервана», - сказал Уортон. Когда он упомянул имя “Хайдсена”, его тон не проявил ни грамма уважения.
Услышав эти слова, Делия также почувствовала, что сейчас подготовка Линлэй к бою более важна. Немного помолчав, она ответила: «Тогда… я не буду ему мешать».
Стоявший рядом с ней Лонгхаус тайно вздохнул, а затем произнес: «Граф Уортон, моя ученица Делия была ученицей в Академии Эрнст и она была очень хорошим другом и одноклассником Мастера Линлэй. Они не виделись в течение десяти лет».
«Ученица Академии Эрнст?», - в своем сердце Уортон заколебался.
На самом деле, каждый день Линлэй тратит какое-то время на отдых и еду. Он не проводит все свое время за тренировками техники Пульсирующая Защита. Для него не будет чем-то особенным прерваться на некоторое время и поприветствовать некоторых гостей.
Но если это незнакомые люди или маловажные, Уортон просто отказывает им.
Однако это была одноклассница его старшего брата.
«Тогда... следуй за мной», - кивнул Уортон.
Делия начала сильно нервничать и плотно сжала свои кулаки. Чтобы успокоиться она глубоко вдохнула. Стоявший рядом с ней Мастер Лонгхаус улыбнулся и похлопал ее по плечу: «Расслабься».
«Одноклассница?», - Скотт и маркиз Джефф были сильно удивлены.
Но Делия не обращала на них ни капли своего внимания и просто шла вперед. Поэтому Скотт и Джефф вполне добросовестно поддерживали свое молчание и затем кротко последовали за ней.
Пройдя в течение некоторого времени...
«Мисс Делия, мой старший брат тренируется во дворе перед нами», - улыбнулся Уортон.
В то время как Гейтс поспешно сказал: «Я пойду и сообщу его светлости».
Делия чувствовала, что ее дыхание становится более учащенным.
Десять лет!
В том году, когда умер отец Линлэй, Делии пришлось попрощаться с ним и уехать. В мгновение ока... минуло целых десять лет. Прямо сейчас, глаза Делии были закрыты. К моменту, когда она их открыла, она практически вернула свое обычное спокойствие.
«Бебе, с дороги. У меня есть важное сообщение», - изнутри двора раздался громкий голос Гейтса.
«Ваша Светлость, снаружи Вас ожидает кто-то по имени Делия. Она говорит, что она Ваша одноклассница и что хочет с Вами встретиться».
«Делия?», - изнутри двора раздался спокойный голос несущий нотку удивления. Голос был не очень громким, но для Делии эти слова отдавались с силой небесного грома.
Независимо от того, как кто-то был спокоен и безмятежен, когда этот человек встречал кого-то, о ком он думал в течение десяти лет… она не могла сдержать свое сердце от содрогания и быстрого биения.
«Вьюх!».
Мимо окружающих деревьев пронесся нежный порыв ветра, начав мягко и аккуратно развевать длинные золотистые волосы Делии.
Из-за ветра, Делия невольно сузила глаза.
Как раз в этот момент, фигура человека, о которой она грезила миллионы раз, появилась перед воротами двора. Мужчина был одет в синюю мантию, а его ранее короткие волосы выросли и стали относительно длинными.
Делия внимательно посмотрела на него.
«Он стал немного выше и гораздо более зрелым», - видя мужчину своей мечты, на мгновение Делия потеряла дар речи.
«Делия. Это действительно ты», - Линлэй вдруг заговорил в испуганном и в тоже время радостном тоне.
«Да, это я», - Делия наконец смогла заговорить.
Глаза Линлэй были темны и глубоки, как бездонное море. Довольно быстро он заметил Мастера Лонгхауса, а также его магического зверя: «Магический зверь Святого уровня, Дикий Бурый Медведь?».
«Линлэй, это мой Учитель, Великий Маг Святого уровня стиля ветра, Мастер Лонгхаус. А это его магический зверь компаньон, Бурый Медведь», - Делия наконец оправилась от своего прежнего ступора.
«Входите», - улыбнулся Линлэй.
Видя его улыбку, по неведомой для нее самой причине, Делия почувствовала горячий поток тепла проникающего в ее сердце.
«Является ли это чувство... счастьем?», - думая об этом, ее глаза начали краснеть.
«Уортон, не мог бы ты помочь занять двух наших гостей», - Линлэй посмотрел на маркиза Джеффа и Скотта и больше ничего не сказал.
Скотт и маркиз Джефф совершенно не злились. Они лишь уважительно отошли. В конце концов, человек перед ними был Святым. Даже его Величество будет обращаться к нему предельно уважительно. Как он мог тратить свое время на таких дворян как они?
Вокруг каменного стола во дворе сидели Линлэй, Делия и Лонгхаус.
«Что ты смотришь на меня?», - медведь холодно взглянул на Хаэру. Будучи магическим зверем Святого уровня, он был чрезвычайно гордым существом.
«Ты, ты глупый медведь», - выругался вслух Хаэру.
«Магический зверь Святого уровня?», - услышав голос Хаэру, Лонгхаус и Делия повернули свои головы к Линлэй и изумленно уставились.
«Хаэру, не дерзи», - Линлэй укоряюще посмотрел на Хаэру, после чего тот присел и больше не обращал никакого внимание на медведя. В действительности Хаэру понимал, что он не противник для этого медведя. Но в то же время, он ни капли не боялся его, ведь… скорость этого медведя значительно уступала его.
Но Бебе прямо сейчас угрожающе махал своими когтями по отношению к медведю.
«Бебе, - видя его, Делия была очень рада. - Иди ко мне».
Очень послушно, одним прыжком, Бебе приземлился прямо в руки Делии.
«Бебе, давно не виделись», - Делия начал щедро гладить глянцево черную шерсть Бебе, что тот даже от удовольствия закрыл глаза.
Хотя Делия ласкала Бебе, она все еще смотрела на Линлэй.
В прошлом, Линлэй был очень жестким и черствым. Но теперь, казалось, он был более нежным, естественным и непринужденным.
«Мастер Линлэй, я слышал, Вы собираетесь сразиться с Хайдсеном?», - Лонгхаус начал разговор.
«Верно», - Линлэй улыбнулся и кивнул.
Глядя на Линлэй Делия спросила: «Линлэй, ты уверен, что сможешь победить Хайдсена?».
«Нет», - честно ответил Линлэй.
В Академии Эрнст Линлэй очень хорошо ладил с Делией. Помимо Йель, Рейнольдса и Джорджа, она скорее всего была его самым близким другом.
Глядя сейчас на Делию, в памяти Линлэй непроизвольно всплывали картины их последней встречи произошедшей десять лет назад.
Той ночью…
Поздней ночью… Делия пришла к нему и сказала, что она уезжает из Святого Союза. Она также сказала, что перед своим отъездом хотела бы обнять его. Но кто мог знать, что те прощальные объятия закончатся прощальным поцелуем?
Линлэй действительно был застигнут врасплох и ошеломлен тем поцелуем.
Даже сегодня, увидев Делию, он все еще невольно возвращался в памяти к тому моменту.
«Ты уверен?, - сказав это, Делия начала покусывать губу и затем продолжила. – Линлэй, тогда… мог бы ты отменить поединок и не сражаться с ним?».
Мастер Лонгхаус беспомощно покачал головой: «Делия, как ты могла сказать такую глупость? После того как два Святых договорились о бое, как один из них может отказаться?».
Том 9, глава 30 – Защитник Делии
Мастер Лонгхаус сразу понял, что из-за сильной заботы и тревоги за Линлэй, его ученица потеряла самообладание.
«Делия, все хорошо. Не волнуйся!», - засмеялся Линлэй. Видя явную заботу со стороны Делии, он почувствовал себя очень тронутым.
«Хорошо», - кивнула Делия.
Тем не менее, ее беспокойство никуда не делось. Ведь Линлэй придется сражаться со Святым, который по общему мнению считается самым сильным из живущих, Святой Монолитный Меч Хайдсен.

Лонгхаус сначала посмотрел на Линлэй, потом перевел взгляд на Делию. Улыбаясь, он сказал: «Уже прошло довольно много времени с тех пор как вы, два одноклассника, последний раз встречались друг с другом. Я не буду вам мешать и пойду прогуляюсь, а вы двое сможете нормально пообщаться. Я полагаю за прошедшие десять лет у вас есть много вещей, которые вы хотите сказать друг другу».
Делия благодарно посмотрела на своего Учителя.
Очевидно, Мастер Лонгхаус давал ей шанс побыть наедине с Линлэй.
Закончив говорить, Мастер Лонгхаус повел своего медведя за пределы двора, оставив там только Линлэй, Делию, Бебе и Хаэру.
Продолжая гладить мех Бебе, Делия опустила голову и слегка потупила вниз свой взгляд. Она ждала, когда заговорит Линлэй.
Красивая женщина ласкающая очаровательного зверька. Это был трогающий душу вид… но Линлэй сейчас испытывал только неловкость. Если бы он столкнулся со Святым, он бы не чувствовал никакого страха, но оставшись наедине с Делией, Линлэй чувствовал себя очень неловко.
Женщина его возраста, с которой он был лучше всего знаком, была определенно Делия.
В конце концов, они выросли вместе.
Линлэй не был глупым… он знал, какие чувства испытывает Делия... и это, как раз и было причиной того, почему он испытывал такую неловкость. Особенно сейчас, оставшись с ней наедине.
«За прошедшие годы, у тебя все было хорошо?», - после долгого молчания, Линлэй наконец удалось выдавить из себя это довольно тупое и неотесанное предложение.
Подняв голову и взглянув на Линлэй, Делия не удержалась от смешка: «Линлэй, ты уже стал воителем Святого уровня. С каких это пор ты стал таким застенчивым? У меня в течение этих лет было все хорошо. Со стоящим за мной моим кланом и Учителем, кто бы посмел причинить мне вред?».
Выслушав Делию, Линлэй даже немного расслабился.
«А что ты делал все эти годы?», - мягко поинтересовалась Делия.
«Не слишком много», - говоря это, Линлэй в очередной раз вспомнил, что случилось десять лет назад… десять лет назад, после того как он узнал о смерти отца, он пошел по пути мести.
Он шел по этой тернистой дороге все дальше и дальше. И, в конце концов, все же убил Клайда. Но затем, оказавшись окруженным теми шестью специальными Исполнителями Сияющей Церкви, он потерял наиболее близкого ему человека, дедушку Деринга, который пожертвовал своей душой, чтобы спасти его…
Затем три года кровопролитный тренировок на хребте Магических Зверей и шесть лет спокойных медитаций в Империи О’Брайен.
Битва со Стэнли, бой с шестью ангелами, тренировочный бой с Маккензи… одна сцена за другой всплывали в его памяти. Сразу после того, как Линлэй вспоминал все это, он ничего не тая рассказывал Делии.
Пристально слушая каждое слово Линлэй, Делия бессознательно остановила ласки Бебе.
Прямо сейчас, Линлэй рассказывал это в очень простой и спокойной манере, как будто он был очень расслаблен. Но Делия могла легко себе представить, на что были похожи последние десять лет жизни Линлэй. Закончив свой рассказ, он невольно, неоднократно вздохнул.
«Линлэй», - Делия вдруг протянула свою руку к руке Линлэй и плотно сжала ее!
Линлэй поднял свою голову и удивленно посмотрел на нее. Глядя на него Делия заговорила: «Линлэй, не позволяй своей жизни быть такой изнурительной. Ты сделал уже все что мог».
Руки Делии были довольно холодными.
Но через ее плотный захват, Линлэй мог почувствовать биение сердца Делии. Оно билось очень тихо и Линлэй сразу ощутил прилив тепла в своем сердце, которое начало медленно растапливать ледяную корку, покрывавшую его сердце.
«Спасибо», - тихо произнес Линлэй.
«Не благодари меня за это», - Делия покачала головой и своим обжигающим взглядом посмотрела на Линлэй.
Атмосфера между ними стала намного теплее и по какой-то причине Линлэй начал чувствовать себя немного бестолковым. Самые теплые и нежные сцены с Алисой начали дрейфовать по его памяти и сразу же заменяться этим ночным поцелуем с Делией с еще более ярким оттенком приятных эмоций. Наряду с этим, его сердцебиение само собой тоже ускорилось, а его сознания начало становиться хаотичным и паническим.
«Бебе, - Линлэй посмотрел на Бебе и затем на Делию. - Делия, ты знаешь насколько сильным стал Бебе?».
Оказавшись погруженным в такого рода атмосферу, единственное, что мог сделать начавший паниковать Линлэй - это сменить тему.
Линлэй не знал, что он сможет сделать, если эта атмосфера сохранится.
В результате он просто сменил тему.
Делия тайно вздохнула. Она специализировалась на дипломатических переговорах и поэтому естественно была хороша в психологии. Когда она еще была в Академии Эрнст, уже тогда, она приступила к изучению психологии. На самом деле причиной того, что Делия начала изучать психологию, было то, что она хотела лучше понять Линлэй.
Делия сейчас очень хорошо понимала Линлэй.
Она знала, что после разрыва Алисы с Линлэй, внешне он казалось бы уже давно забыл о ней, но на самом деле… последствия разрыва для него оказались не тем от чего он смог бы так легко окончательно избавиться.
Первая любовь была на самом деле очень хрупкой.
В частности, что касается такого упрямого человека как Линлэй. После того, как он по-настоящему кого-то полюбил, особенно впервые, он придал его первой любви еще большее значение, чем обычные люди. И провал этой первой любви, бессознательно вызвал у Линлэй несколько неконтролируемых фобий касающихся новых любовных отношений.
Даже если другие женщины пытались с ним сблизиться, Линлэй сразу отдалялся.
Делия понимает, что слой льда уже полностью покрыл сердце Линлэй. Если она хочет растопить его, спешка тут не поможет. Она должна делать все шаг за шагом.
Делия сильно любит Линлэй и поэтому, зная как плохо ее любимому, ее сердце так же испытывает боль.
Линлэй столько перенес. Все его любимые люди покидали его один за другим. Единственной его отдушиной была чрезвычайная целеустремленность… и в свои двадцать семь лет он стал воителем на пике Святого уровня. Но с каким количеством горечи и страданий ему пришлось столкнуться на своем пути?
Делия действительно не желала, чтобы Линлэй продолжал себя так выматывать. Она даже решила, что ради него останется с ним настолько, насколько это будет необходимо. Пока в ее силах будет помочь Линлэй хотя бы чуть-чуть расслабиться и стать немного счастливее, она будет очень довольна.
«Делия, о чем ты задумалась?», - Линлэй был удивлен внезапным уходом в себя Делии.
Делия сразу пришла в себя и улыбнулась: «О чем я думала? Я думала о тебе».
Линлэй невольно сделал ошеломленное выражение лица. И увидев это, Делия сразу продолжила: «Шучу».
Линлэй также улыбнулся.
«Что ты хотел только что сказать о Бебе», - тепло улыбнулась Делия.
«Бебе, не хочешь сказать Делии несколько вещей?», - глядя на Бебе произнес Линлэй.
«Сказать несколько вещей?», - Делия удивленно посмотрела на Бебе. Этот обычный маленький Призрачный Мышонок, которого она видела в Академии Эрнст, может говорить? Но все магические звери, которые могут говорить, являются зверьми Святого уровня.
Бебе вскочил на лапы, затем вскарабкался на каменный стол и горделиво подняв свою маленькую мордочку громко произнес: «Мисс Делия, позволь мне рассказать тебе секрет. Когда босс и я были на хребте Магических Зверей, босс часто говорил мне о тебе и он даже рассказал, что ты его один раз насильно поцеловала!».
«Свист!».
Ладонь Линлэй метнулась в сторону Бебе, но единственное во что она попала, это его остаточное изображение!
Бебе парил в воздухе с восторгом смеясь над Линлэй.
«Бебе, ты маленький мошенник», - Линлэй не знал, смеяться или плакать.
Ведь он никогда не говорил такого Бебе.
«Бебе, будь умницей, иди ко мне», - Делия протянула руку и не долго думая, Бебе сразу прыгнул обратно в объятия Делии. В ее теплых и заботливых руках он чувствовал себя очень комфортно и даже успел несколько раз подмигнуть Линлэй.
Благодаря тому, что Бебе постоянно и преднамеренно их дразнил, Линлэй и Делия постоянно смеялись. Время пролетело очень быстро и вскоре уже начало смеркаться.
Видя как темнеет, Делия вдруг вспомнила, что сегодня император Иоганн организовал для нее крупный приветственный банкет.
«Линлэй, уже поздно. Сейчас мне нужно уходить. Сегодня ночью император Иоганн организовал для меня банкет. Я обязательно должна присутствовать», - извиняющимся тоном проговорила Делия.
Линлэй слегка кивнул: «Тогда я не буду больше тебя задерживать».
«А ты пойдешь туда сегодня ночью?», - вдруг спросила Делия.
«Я?, - улыбнулся Линлэй. - Император Иоганн не приглашал меня, да и мне не особо нравятся банкеты. Забудь».
Делия слегка кивнула.
На самом деле, как мог император Иоганн не пригласить Линлэй? Просто Уортон уже отказался от имени своего брата. Ведь он знает, что Линлэй не любит банкеты, а также ему не нравится иметь дело с дворянами.
«Прощай», - тихо сказала Делия.
«Прощай», - глядя на нее ответил Линлэй.
Делия на мгновение остановилась и затем медленно вышла из двора. Выйдя, она повернулась, чтобы взглянуть на Линлэй. Уже смеркалось и было довольно мало света… повернув голову, ее волосы заколыхались на ночном ветру.
Ослепительно улыбнувшись она ушла.
Наблюдая как красотка уходит в ночи, Линлэй просто стоял и думал не понятно о чем.
«Старший брат, что ты высматриваешь?, - улыбаясь подошел Уортон. – Уже настало время ужина».
«Твой брат чувствует ростки весны!», - из-за спины Линлэй выскочила маленькая мордочка Бебе.

Наступила ночь, но имперская столица была весьма освещенной. Прямо сейчас в имперском дворце проходил пышный банкет и под прекрасную музыку дворцовых музыкантов, посреди главного зала мужчины и женщины показывали свои танцевальные умения.
Рядом со стеной главного зала в кресле сидела Делия. Рядом с ней был Дикий Громовой Штормовой Ястреб. Сегодня она была почетным гостем. В конце концов, этот банкет был организован в ее честь.
Но помимо того, что она перекинулась парой вежливых слов с императором Иоганном и спела несколько стихов красивой песни, Делия сказала, что чувствует себя не очень хорошо и чтобы отдохнуть, она отошла в сторону.
С лучезарной улыбкой к Делии подошел красивый молодой дворянин и слегка поклонившись произнес: «Красивая мисс Делия, можете оказать мне честь и станцевать со мной?».
«Мне очень жаль, я сегодня не чувствую себя хорошо», - Делия отрицательно покачала головой.
Молодому дворянину ничего не оставалось, кроме как с сожалением удалиться. Плохо себя чувствует? Кого она пытается обмануть? Большинство девушек, которые не хотят принимать приглашение на танец, ответят подобным образом. Более того, Делия была магом седьмого ранга. Как она могла так легко заболеть?
Издалека за Делией следило немало молодых дворян.
«Какой он по счету?», - смеясь спросил Скотт у находящегося поблизости дворянина.
«Восьмой», - также смеясь ответил тот.
«Что? Восьмой?», - подошел закончивший свой танец маркиз Джефф. Прямо сейчас маркиз Джефф был в прекрасном настроении.
Маркиз Джефф был сыном принца Юлина. Будучи его наследником, он однажды будет контролировать всю юго-восточную провинцию! Его статус был очень высоким, даже выше, чем у принцев, которые были в очереди на имперский престол. И естественно множество благородных дам желали стать его женами.
Но, к сожалению, хотя многие молодые благородные дамы переспали с ним, ни одна из них ничего не получила.
«Я разговаривал с его императорским Высочеством касаемо мисс Делии. Это уже восьмой человек, который приглашал ее на танец и которому было сразу отказано. После чего, кажется, все остальные уже попросту потеряли в себе уверенность. Больше никто не смел идти и приглашать ее», - рассмеялся молодой дворянин.
Смеясь Скотт посмотрел на маркиза Джеффа: «Двоюродный брат, неужели ты тоже хочешь попробовать?».
Маркиз Джефф уверенно кивнул: «Это ведь просто танец, ведь так? Смотрите на меня».
Довольно улыбаясь, он направился в сторону Делии.
«Мисс Делия, - маркиз Джефф встал перед ней. – Не окажите ли мне честь, танцем?».
«Простите. Я не очень хорошо себя чувствую», - Делия дала тот же ответ.
Маркиз Джефф очень естественно сел рядом, но при этом поддерживая некую степень расстояния между ними. Хотя расстояние между ними было не очень большим, но и не близким, чтобы казаться угрожающим.
«Если Вы не чувствуете себя хорошо, Вы определенно должны отдохнуть», - будучи весьма опытным, маркиз Джефф абсолютно точно знал, что в этой ситуации он должен делать. Если он будет в состоянии наладить с ней легкий физический контакт, тем самым выстроив вокруг них более интимную атмосферу, в дальнейшем ему будет гораздо проще с ней сблизиться и следовательно предрасположить к себе.
Как войти в физический контакт...
«Ой, мисс Делия, на вашем плече есть какая-то… », - говоря это, маркиз Джефф протянул свою руку к плечу Делии.
Но прежде, чем с его уст слетело слово “пылинка”…
«Ах!!!».
Маркиз Джефф издал отчаянный крик. Этот крик ошеломил всех присутствующих в главном зале, после чего все повернулись, чтобы посмотреть на маркиза Джеффа. Даже находящийся вдалеке император Иоганн, который в это время общался со своим левым премьером, обратил на него свое внимание.
«Что случилось?», - спросил сразу подошедший император Иоганн.
«Моя рука! Моя рука!», - чуть не плача кричал маркиз Джефф. На его руке виднелась большая рана и там даже не хватало солидного куска плоти. Кровь безостановочно текла, окрашивая весь пол в красное.
Делия поспешно встала и извиняющеюся сказала: «Император Иоганн, приношу свои извинения. Учитель поручил Дикому Громовому Штормовому Ястребу защищать меня. Он будет атаковать все, что трогает мое тело и что сочтет угрожающим. Прежде, чем даже я смогла среагировать, он уже успел клюнуть его».
Все обратили свои взоры на ястреба.
Из клюва ястреба свисал залитый кровью кусок плоти. Затем он залпом проглотил его и убийственным взглядом посмотрел своими золотистыми ястребиными глазами на маркиза Джеффа.
Том 9, глава 31 – Ожидания толпы
“Он будет атаковать все, что трогает мое тело и он сочтет угрожающим” – эти слова казались очень простыми и незамысловатыми, но все присутствующие дворяне были очень умны… они сразу поняли, что именно произошло, когда услышали сказанное Делией.
Множество дворян уставилось на маркиза Джеффа, который в настоящий момент сжимал свою раненую руку. Его лицо было бледным и искаженным.
«Маркиз Джефф на самом деле попытался наладить физический контакт с ней? Господи… », - дворяне проклинали его в своем уме. Но даже несмотря на то, что они не озвучивали свои мысли, их взгляды говорили сами за себя. Маркиз Джефф сейчас чувствовал себя очень неловко.
Император Иоганн также с недовольством смотрел на своего племянника.
Он знал, что ястреб Делии был магическим зверем девятого ранга и принадлежал Великому Магу Святого уровня – Мастеру Лонгхаусу. Скорее всего, Делия действительно была не в состоянии среагировать на атаку этого ястреба, а тот в свою очередь был не в состоянии общаться с ней.
Со стороны эта ситуация не выглядела так, что Делия намеренно решила действовать против маркиза Джеффа.
Действительно…
И это так… Делия не намеренно действовала против маркиза Джеффа. Еще до прибытия на банкет уже тогда она сказала Дикому Громовому Штормовому Ястребу, что если кто-нибудь попытается ее тронуть без ее разрешения, то тот должен в наказание клевать виновника.
В отличие от маркиза Джеффа, ни один из предшествующих молодых дворян не осмеливался наладить с ней физический контакт. И естественно, что он был первым, кто принял на себя этот клевок.
«Быстрее сюда! Отведите Джеффа к магам-целителям», - император Иоганн отдал приказ своим слугам.
Маркиз Джефф не пытался оправдаться или объясниться, только опустив голову и держась за свою раненую руку, он быстро покинул главный зал.
Только после этого император Иоганн утешительно обратился к Делии: «Мисс Делия, я приношу свои искренние извинения, за то, что Вам пришлось испытать что-то вроде этого. Это все наша вина. Мы надеемся, что Вы не будете слишком расстроены».
«Нет, нет. Император Иоганн, это было ошибкой Маленького Ветра. Когда я вернусь, я определенно попрошу своего Учителя, чтобы он запретил ему так делать», - говоря это, она намеренно бросила укоряющий взгляд на ястреба.
А потом, извиняясь, продолжила: «Император Иоганн, я сегодня себя действительно не очень хорошо чувствую. Я пойду домой, я лишь надеюсь, что Вы простите меня».
«Мисс Делия, это хорошая идея. Возвращайтесь и хорошенько отдохните», - император Иоганн произнес это очень по-джентльменски.
После того, как почетный гость, Делия, ушла… другие дворяне начали гудеть и болтать. И естественно, центром их сплетен стал плохой маркиз Джефф.
Но сразу на следующий день, после того, как маг стиля света исцелил руку маркиза Джеффа, тот бесстрашно или даже можно сказать бесстыдно, вместе с принцем Скоттом, пошел дальше служить Делии в качестве провожатого-гида.
Но, к сожалению…
Хотя мисс Делия продолжала вести себя очень дружелюбно… эти два магических зверя были просто ужасающими.
Однажды, когда во время прогулки мисс Делия споткнулась и казалось бы, собиралась упасть, принц Скотт потянулся к ней с “благими намерениями”, чтобы поддержать и приобнять. Его сразу встретил клюв Дикого Громового Штормового Ястреба. На этот раз причиненная травма была еще более тяжелой, чем та, что была у маркиза Джеффа, ведь рука принца Скотта была пробита насквозь.
После полученного опыта, как принц Скотт, так и маркиз Джефф, извлекли из своих ситуаций хорошие болезненные уроки и больше не смели протягивать к Делии свои руки. Но казалось бы когда они думали что ведут себя правильно, пришла очередная беда.
Дикий Бурый Медведь вдруг протянул свои массивные ладони и послал принца Скотта и маркиза Джеффа в далекий полет.
Насколько ужасающе сильны были лапы этого медведя? Даже его случайный удар был такой силы, что довел эту парочку до рвоты кровью. Они были избиты до полусмерти, но, к счастью рядом были маги стиля света, готовые в любой момент исцелить их.
Затем Дикий Бурый Медведь Хаттон, сказал им: «Вы, двое, изо дня в день с таким самодовольным видом мельтешите предо мной, лордом Хаттоном. Как же вы черт побери раздражаете. В будущем, если я увижу вас перед собой, то буду сразу избивать!».
Святые небеса!
Кто бы посмел разгневать Дикого Бурого Медведя Святого уровня? Даже для Святого Монолитного Меча Хайдсена победить его не будет простой задачей. В конце концов, этот магический зверь был зверем топового класса среди всех зверей Святого уровня. Если бы заклинание Пространственное Лезвие Мастера Лонгхауса не было настолько ужасающе мощным, как он смог бы приручить такое существо?
После извлечения очередного урока, принц Скотт и маркиз Джефф больше не осмеливались беспокоить мисс Делию снова.
Что же до остальных молодых дворян имперской столицы, которые имели свои амбициозные виды на мисс Делию… видя те свалившиеся на головы принца Скотта и маркиза Джеффа бедствия, они больше не смели даже и помыслить о чем-либо касательно нее. Если они будут прихлопнуты до смерти этим Диким Бурым Медведем Святого уровня, они даже не смогут поплакать об этом.
Общаясь с Делией, император Иоганн узнал, что в Академии Эрнст она на самом деле была одноклассницей Мастера Линлэй. Кроме того, Делия не торопилась возвращаться в Империю Юлан и решила остаться в Империи О’Брайен, чтобы посмотреть поединок между Линлэй и Святым Монолитным Мечом.
Император Иоганн само собой проявил свое гостеприимство и великодушие.
Хотя для иностранного специального посланника пребывание в чужой стране в течение нескольких месяцев считает довольно долгим, император Иоганн же касательно этого вопроса сказал – “чем дольше она останется, тем лучше”.

Время шло и в мгновение ока пролетело почти три месяца. Завтра уже наступит 4 августа. Бесчисленное количество людей в имперской столице и за ее пределами все время обсуждали предстоящий бой между воинами Святого уровня. К имперской столице люди стягивались со всех уголков страны.
Из-за того, что бой решило посмотреть слишком большое количество людей, имперская столица была заполнена до самых верхов.

На улице Боулдер. Резиденция графа Уортона.
Хиллман и дворецкий Хири пили вино и праздно болтали.
«Дядя Хири, ты заметил, что в последнее время во время еды Линлэй шутит и улыбается гораздо чаще, чем обычно», - лицо Хиллмана расплылось в широкой улыбке.
Румяный нос дворецкого Хири был красный, как никогда. Он хохотал: «Хиллман, я думаю, ты отлично знаешь причину, ведь мисс Делия навещает молодого мастера Линлэй каждый день. Как может молодой мастер не быть счастливым? Мисс Делия является чудесной леди. И я чувствую, что она очень сильно заинтересована в нем».
«Ты прав, когда мисс Делия ест вместе с нами, я вижу это в ее взгляде, когда она смотрит на молодого мастера Линлэй», - Хиллман произнес тоном знающего человека.
Он и дворецкий Хири были вполне удовлетворены Делией.
Однако…
«Но молодой мастер Линлэй всегда увиливает от обсуждения этой темы. Как-то раз я решил ее затронуть… », - Хиллман беспомощно покачал головой.
«Не спеши. Когда придет время, если они оба будут готовы, они обязательно будут вместе», - дворецкий Хири был очень уверен в своих суждениях.
Именно в этот момент, Уортон, Баркер и его братья вышли из тренировочного полигона заднего двор. Эти шесть массивных тел являли собой удивительное зрелище.
«Дедушка Хири. Дядя Хиллман», - издалека к ним обратился Уортон.
Как только Уортон вошел в гостиную: «А? Мой старший брат и мисс Делия еще не тут». Делия каждый день приходила пообедать с Линлэй.

«Они скоро будут. Терпение», - сказал Хиллман.
«Они уже здесь», - Гейтс, который был позади всех, повернул голову и увидел одетых в светло-синие одежды и идущих вместе Линлэй и Делию. Сразу за ними шел Хаэру, а на его спине сидел Бебе.
Они оба были одеты в светло-синие одежды и двигались так легко и естественно, что казалось, будто сами небеса благословили их, чтобы они были вместе.
«Большой брат, время перекусить. Ты все еще общаешься? Ты не думаешь, что уже хватит?», - прогремел громкий басистый голос Уортона.
Линлэй и Делия посмотрели на Уортона, который смеясь закачал своей головой.

4 августа 10009 гола по календарю континента Юлан. После полудня. На улице была отличная погода. Небо было чистое и голубое, облаков было очень мало. Ветер не был слишком сильным и обдувал лица всех очень мягко, создавая ощущение ласки любимого человека.
К западу от города. Гора Тужао!
Это была небольшая гора высотой около тысячи метров и площадью в несколько тысяч квадратных метров. По сравнению с Горой Бога Войны, она была на порядок меньше. Однако сегодня, область вокруг горы уже была разделена на бесчисленное множество различных участков и регионов в виде линий. В этих местах располагалось более ста тысяч городских стражей, которые были там для поддержания порядка.

Сегодня здесь собралось чрезвычайно большое количество зрителей, даже больше, чем во время последнего боя между Оливье и Хайдсеном. Хотя пришли миллионы зрителей, все они были распределены по разным регионам, все было довольно хорошо организовано и у каждого региона для охраны был целый армейский полк.
На самой же горе Тужао не было каких-либо людей. Но в воздухе, над ее пиком, стоял Линлэй!
Даже дворяне стояли на расстоянии сотен метров от основания горы, каждый со своей стражей.
Уортон, Баркер и его братья, естественно были на передовой, находясь совсем близко к императору Иоганну. Что касается Делии и Мастера Лонгхауса, они стояли недалеко от группы Уортона.
Подняв свои головы к небу, Уортон и Делия озабоченными взглядами смотрели на парящую фигуру Линлэй.
«Мой старший брат безусловно победит», - Уортон пробормотал себе под нос.
Мастер Лонгхаус мягко похлопал Делию по плечу. Она сразу посмотрела на своего Учителя и ее глаза начали немного краснеть. Сейчас Делия чувствовала огромное психологическое давление.
«Все будет хорошо. Линлэй будет в порядке», - утешительно сказал Мастер Лонгхаус.
«Он, определенно будет в порядке», - про себя мягко произнесла Делия и вновь посмотрела в сторону горы Тужао.
«Черт, почему Хайдсен еще не пришел?», - злобно ругался Гейтс. Он совершенно не заботился о Монолитном Святом Мече и ругал его так, как ему вздумается.

Прямо сейчас, Уортон, дворецкий Хири, Хиллман, Делия, Баркер и его братья, Дженна, Ребекка, Лина... все про себя тихо молились за победу Линлэй.
«Линлэй будет чрезвычайно сложно победить», - внезапно рядом с ними появилась фигура в серых одеждах.
«Оливье?», - Уортон и Гейтс изумленно смотрели на этого человека.
Оливье вернулся к жизни!
Лицо Оливье было пепельно-бледным, но его аура была даже более сдержанной, чем прежде. Блумер стоял рядом с ним.
Оливье взглянул на Уортона, затем спокойно произнес: «Защита Хайдсена чрезвычайно прочна и его атака ни на йоту не уступает ей. Вы должны помнить, когда я сражался с ним, моя рука была сломана всего от одного его удара мечом. Его сила намного превосходит мою. Кроме того его духовная энергия является очень мощной и к тому же он невероятно быстр… по существу, его можно назвать безупречным воином. Победить его будет очень трудно».
«Оливье, наш лорд не ты», - недовольно произнес Гейтс.
Оливье спокойно улыбнулся и замолчал. Вместе со своим младшим братом он отошел в сторону и продолжил ожидать предстоящего боя.
«Лорд Хайдсен прибыл!», - раздался удивленный крик откуда-то из толпы.
Все уставились на фигуру, летящую сюда с востока на высокой скорости. В мгновение ока Хайдсен уже стоял в воздухе над пиком горы Тужао.
Прямо сейчас, Линлэй и Хайдсен находились на высоте тысячи метров от земли.
Все жители континента Юлан обладали отличным зрением. В хороший ясный день они могли очень хорошо разглядеть людей парящих на высоте тысячи или нескольких тысяч метров.
Прямо сейчас, руки Делии были плотно сжаты в кулаки, а ее ладони вспотели.
В этот момент ни один из миллионов зрителей находящихся вокруг горы не смел становиться источником лишнего шума. Казалось, будто все они затаили дыхание из-за того, что находились под невероятным давлением.
Взгляд каждого человека был прикован к этим двум фигурам в воздухе.

«Линлэй, ты прибыл довольно рано», - стоя в воздухе небрежно обронил Хайдсен.
Линлэй просто продолжал на него спокойно смотреть. Прямо сейчас его окружали мягкие завихрения ветра… ведь он был в своей человеческой форме и мог летать только с помощью заклинания девятого ранга стиля ветра, Тени Ветра.
Полет был заклинанием седьмого ранга, в то время как Воздушные Крылья восьмого. Тени Ветра являлись заклинанием девятого ранга, они сочетали в себе заклинание Воздушные Крылья и Сверхзвуковой. Используя это заклинание можно было не только летать, но и обладать удивительной скоростью.
Линлэй небрежно скинул свою верхнюю одежду и затянул ее в свое Межпространственное кольцо, а затем еще раз холодно посмотрел на Хайдсена: «Хайдсен, давай не будем нести эту бессмысленную чушь. Приготовься к бою».
Говоря это, тело Линлэй начало покрываться черными чешуйками и острыми шипами из локтей, колен, лба и позвоночника. Затем за его спиной начал извиваться стального вида хвост и на Хайдсена уже смотрели его холодные темно-золотистые глаза.
«Вот так прямолинейно? Ну, тогда... давай посмотрим, достоин ли ты заставить меня достать мой меч!», - с уверенным, буровящим Линлэй взглядом, Святой Монолитный Меч Хайдсен произнес громким голосом.
Том 9, глава 32 – Отчаянность
Стоя в воздухе, Линлэй и Хайдсен смотрели друг на друга с расстояния нескольких сотен метров. Естественно, чтобы общаться между собой, они использовали боевое-Ци и их голоса были очень громкими. Все находящиеся внизу зрители могли расслышать каждого слово.
«Какой высокомерный!», - нахмурился Уортон.
«Е**ТЬ его бабушку, когда его светлость доведет Хайдсена до состояния, когда тот не сможет даже говорить, он поймет, насколько был невежественным и опрометчивым», - проклял его Гейтс.
Хотя большинство зрителей тоже понимали, что Хайдсен вел себя высокомерно, они так же понимали, что… у него достаточно сил, чтобы иметь право на такое поведение. В конце концов, он был Святым Монолитным Мечом и славился своей непробиваемой защитой!

В воздухе.
Монолитный Святой Меч Хайдсен закончил говорить и сразу же вся область вокруг него стала покрываться завитками энергии земли. Плотность этой энергии была просто ужасающей.
«Заставить тебя достать меч?», - губы Линлэй скривились в слегка злой улыбке.
«Взрыв!».
Плотная лазурно-черная боевая-Ци словно взорвалась и разлетелась в разные стороны от тела Линлэй, окружая его, как густой темный туман. Но в сравнении с Хайдсеном, его защитная энергия заставляла сердца всех зрителей биться чаще. Она содержала в себе какой-то странный колебательный пульс.
«Вот как?, - глядя на окруженного Пульсирующей Защитой Линлэй, глаза Хайдсена загорелись. Он еще раз внимательно осмотрел его и широко улыбнулся. - Линлэй, я так понимаю, что во время боя с Оливье ты скрывал эту свою способность. Я признаю... ты достоин, чтобы я достал мой меч».
Хайдсен был чрезвычайно опытный.
Хотя Пульсирующая Защита Линлэй отличалась от его защиты, ее мощь и сила определенно не уступала ей. Просто чувствуя эту удивительную подавляющую мощь защиты, он решил достать свой меч!
«Лязг!».
Хайдсен выхватил из-за своей спины, из ножен, свой тяжелый меч земляного цвета и пристально посмотрел на Линлэй.
Одним движением кисти, в руках Линлэй появился адамантиновый тяжелый меч, переливающийся этим слабым, синим мерцанием. Линлэй решил сразу принять боевую позицию, готовясь в любой момент нанести сокрушающий противника удар.
«Он достал меч. Лорд Хайдсен достал меч».
Сердцебиение миллионов зрителей начало ускоряться.
Оливье нахмурился и подумал: «Защита Линлэй, кажется... довольно особенная. Я не ожидал, что в бою со мной он скрывал эту способность».
Делия уже так разнервничалась, что весь ее лоб был покрыт потом, но она совершенно не замечала его.
Одного из них окружала энергия земляного цвета, а другого лазурно-черная энергия. Монолитный Святой Меч Хайдсен выглядел как Бог Войны земли, в то время как Линлэй выглядел как демон из другой плоскости, заставляя смотрящих на него чувствовать ужас.
«Осторожнее!», - Линлэй издал холодный крик, после чего пришел в движение.
«Буум!».
Нежный ветерок вдруг превратился в настоящий вой бури, которая переполняла все небо. Став единым с ветром, окружившим всю гору Тужао, тело Линлэй превратилось в размытие.
«Треск!».
Силой ветра одно из деревьев было переломлено пополам, в то время как другие гнулись как обычная трава. Листья же были насильно сорваны и вместе с пылью и камешками взмыли в небо, начав хаотично летать над горой Тужао.
Каждый находившийся внизу зритель устремил свой взгляд ввысь, чтобы не пропустить начало надвигающейся битвы.
«Он на самом деле достиг такого высокого уровня понимания Законов Ветра», - Великий Маг Святого уровня стиля ветра, Лонгхаус, с похвалой и горящими глазами вздохнул про себя.
Все другие наблюдали за начавшимся сражением затаив дыхание.
Монолитный Святой Меч Хайдсен, держа свой тяжелый меч земляного цвета, стоял в воздухе в надменной позе. Несмотря на обрушившийся на него завывающий ветер, он стоял в воздухе очень стабильно, словно гора. По всему этому дикому ветру, иногда можно было увидеть в разных местах сразу несколько размытых образов Линлэй.
«Хоооооуу!».
Вдруг послышался странный, звериный вой и Хайдсен краем глаза сразу увидел, как к нему приближается черное размытие. Он сразу изменился в лице… скорость Линлэй была просто напросто слишком высокой. Из-за того, что его скорость достигла определенного предела, сам ветер словно гневно выл.
Единственное что Хайдсен смог более-менее четко рассмотреть - это мерцающие темно-золотистые глаза Линлэй. В течение этого мига они холодно смотрели друг на друга.
«Хмпф!».
Хайдсен совершенно не боялся.
«Хaaaaaaaргх!».
«Хaaaaaaaргх!».
В одно и то же время раздалось два яростных рева. Адамантиновый тяжелый меч завывал, неся в себе, казалось бы, огромную, неумолимо приближающуюся к Хайдсену силу. В свою очередь тяжелый меч Хайдсена, казалось, имел тяжесть целой горы и в свою очередь приближался к Линлэй.
Два меча столкнулись!
«ВЗРЫВ!!!».
Взрыв от столкновения был такой мощи, словно столкнулись две горы. Появившиеся в результате взрыва волны энергии даже можно было увидеть невооруженным глазом обычного человека. Эти волны энергии были остры как лезвия и все деревья, что росли на горе, были разделены на части... даже некоторые каменные валуны были обращены в руины, а бесчисленные камни поменьше взрывались и разлетались в разных направлениях.
«Ваше императорское Величество, осторожнее!».
Один из более-менее уцелевших валунов сейчас летел прямо вниз в направлении императора Иоганна. Не медля ни секунды, несколько сильных воинов выпрыгнули вперед и отбили валун далеко в другую сторону. Один сильный воин за другим выпрыгивал вперед и защищал дворян, которым угрожала опасность. В передних рядах было много зрителей, которые также были сильными воинами и даже были маги, так что последствия разрушений не могли навредить толпе, так как не проходили через этот плотный слой защиты.
«Все, будьте осторожнее!», - но даже при этом зрители были ошеломлены.
Эта сила была слишком ужасающей.
«Линлэй!», - видя преобразование Линлэй в воина Драконьей Крови и его поразительную силу, Делия почувствовала гордость за человека, в которого она влюбилась.
Линлэй и Хайдсен отступили друг от друга почти на сто метров.
«Что за поразительная сила… », - Линлэй все еще пребывал в шоке. В бою с Оливье он использовал только Божественный меч Фиолетовой Крови и следовательно не смог показать свою невероятную силу… а ведь воины Драконьей Крови славились именно силой! Но используя свой адамантиновый тяжелый меч вкупе с пониманием Законов Земли, он в полной мере мог продемонстрировать свою поразительную силу.
«Воины Драконьей Крови заслуживают свою репутацию одних из Четырех Верховных Воинов, - громкой смеясь произнес Хайдсен. – Но Линлэй, я только что использовал только свою обычную физическую силу и не применял в ней свои познания Законов Земли. Ты должен быть осторожен, когда я буду тебя атаковать в следующий раз».
Например “Разрушитель миров”, что Хайдсен использовал в последний раз в бою с Оливье, содержал в себе его идеи и понимание Законов Земли.
В результате сила атаки получалась значительно выше.
«В своей следующей атаке, я тоже буду использовать свои познания Законов Земли – Глубинные Истины Земли. Будь также осторожен», - Линлэй спокойно смотрел на находящегося вдалеке Святого Монолитного Меча Хайдсена.
В этом бою он безусловно не мог ничего утаить. Если он будет сдерживаться, то скорее всего просто умрет.
«Его светлость собирается использовать Глубинные Истины Земли», - Баркер, его братья и Уортон, начали еще больше нервничать. Бебе и Хаэру обменялись взглядами, после чего Хаэру значительно уменьшился в размерах, что было редкостью для него.
«Свишь!».
В то время как все продолжали смотреть в небо, Бебе и Хаэру, как молнии, устремились к вершине горы Тужао. Уже через мгновение они оба спрятались в уцелевшей дикой траве.
«Мы будем наблюдать за всем отсюда. Если босс победит, то хорошо. Но если босс будет уже обессилен, а Хайдсен продолжит в полную силу наступать… то для нас наступит момент, чтобы вмешаться», - Бебе злобно буровил взглядом Хайдсена.
Хаэру кивнул.
В последний раз Оливье чуть не лишился своей жизни. Хаэру и Бебе не хотят повторно видеть такую сцену.
Линлэй держал свой адамантиновый тяжелый меч, в то время как его боевая-Ци начала быстрыми темпа расти, равно как и испускаемая им мощь. Монолитный Святой Меч Хайдсен в свою очередь также скапливал все свои силы.
Два воителя готовились использовать свои коронные техники.
«Бум! Бум!».
В момент, когда два размытия начали на огромной скорости рассекать воздух, раздались два страшных звуковых хлопка. И уже через мгновение они столкнулись друг с другом, как два массивных метеора.
«Глубинные Истины Земли – Стослойные Волны».
Холод темно-золотистых глаз Линлэй только возрос, а его адамантиновый тяжелый меч плыл так ловко, как легкий ветерок, учитывающий все, даже самые незначительные препятствия и достигая при этом неестественно-быстрой скорости, словно проходя через саму реальность.
«Дрожь Мира!».
Лицо Хайдсена стало очень серьезным и мерцающая земляная энергия, окружающая его меч, стала еще более концентрированной… казалось, что небеса и земля в области вокруг них начали застывать и затвердевать.
«Взрыв!».
Земляной тяжелый меч столкнулся с адамантиновым тяжелым мечом. Это столкновение было очень странным… Линлэй был с легкостью отброшен вниз и как метеор, кувыркаясь в воздухе, он полетел в противоположном от Хайдсена направлении. Только пролетев таким образом несколько сотен метров, ему удалось остановить свое падение и стабилизироваться.
Линлэй почувствовал, как кровь вздымается наверх и просится наружу.
«Что за ужасающая сила атаки», - Линлэй изумленно смотрел на стоящего в воздухе Хайдсена. Пульсирующая Защита Линлэй была чрезвычайно мощна, в несколько десятков раз крепче, чем обычная защита при помощи обволакивания себя боевой-Ци. Такая невероятная защита фактически дает иммунитет к атакам большинства воителей на пике Святого уровня.
Защита Линлэй была ни капли не слабее чем у Хайдсена.
Но, несмотря на это, техника Дрожь Мира Хайдсена была просто напросто слишком грозной. В момент обмена ударами, могло показаться, что вес невероятно огромной горы был сосредоточен в месте удара. Это прорвало Пульсирующую Защиту Линлэй, исчерпав практически весь ее сгенерированный ранее энергетический запас. В итоге он едва смог защититься от оставшейся после прорыва его Пульсирующей Защиты мощи атаки Хайдсена при помощи своих драконьих чешуек.
«Сила атаки Хайдсена содержит намек на сходство с моими Глубинными Истинами Земли», - Линлэй чувствовал, что техника Дрожь Мира Хайдсена также осуществляет немного колебательного нападения, только колебательная волна всего одна.
Одна колебательная волна была способна только слегка взволновать кровь в теле Линлэй.
«Его понимание Пульсирующего Ритма Мира является довольно низким».
Монолитный Святой Меч Хайдсен на самом деле даже не сосредотачивался на Пульсирующем Ритме Мира, когда тренировался Законам Земли… он подался совершенно в другую сторону.
«Я полагаю, Хайдсен сейчас должен не очень хорошо себя чувствовать», - Линлэй посмотрел вверх на Хайдсена.
«Ургх!».
Тело Хайдсена содрогалось и из его плотно сомкнутых уст начали выткать небольшие струйки крови. Все это время он изумленно смотрел на Линлэй.
Когда адамантиновый тяжелый меч пересекся с его земляным тяжелым мечом, сначала он совершенно не почувствовал за ним какой-либо силы. Но сразу после, странная вибрация начала передаваться через его меч в его тело… Хайдсен чувствовал, словно бесчисленные кувалды били по его внутренним органам и всего через миг он был поражен сотней колебаний.
«К счастью, я достиг определенной степени мастерства в аспекте “Тяжесть” Законов Земли, в результате которого я укрепил свою душу и внутренние органы. В противном случае… вероятней всего, эта атака забрала бы мою жизнь».
Защита Хайдсен была действительно выдающейся.
У него была не только грозная внешняя защита, его дух и его внутренние органы были также закалены. В конце концов, земля является матерью для всех нас. И Хайдсен избрал путь развития чрезвычайной защиты и чрезвычайной наступательной силы.
Если бы атакуя Хайдсена Линлэй использовал только Пятидесятислойные Волны, скорее всего он бы вообще не смог его ранить. Но Линлэй использовал атаку Стослойные Волны. Независимо от того, насколько сильна была защита Хайдсена, в результате он все равно был ранен.
Один стоял в воздухе над горой Тужао, а другой стоял на полпути к поверхности горы Тужао. Оба смотрели друг на друга и думали, насколько же силен другой.
«Что за невероятная атака», - сейчас Хайдсен чувствовал ужас в своем сердце. Это было впервые, когда он испытал на своей шкуре такой необычный вид атаки.
«Что за удивительная защита и страшная сила», - видя, что его противник принял в лоб Стослойную Волну, Линлэй чувствовал себя ошеломленным.
Под ними было море тишины. Никто из зрителей не знал, что в итоге на самом деле произошло между столкнувшимися воителями.
«Ха-ха... Линлэй, замечательно. Ты первый Святой, кто смог причинить мне такие тяжелые травмы, - раздался громкий и в то же время веселый голос Хайдсена, но сразу после, он стал более серьезным. - Но сейчас, я больше не буду сдерживаться. Приготовься принять мою сильнейшую атаку - Разрушитель Миров. Если ты умрешь, то уж прости!».
Лицо стоявшего внизу Оливье сразу изменилось. Еще буквально недавно эта техника чуть не отняла у него его жизнь.
Техника Разрушитель Миров была гораздо более мощной, чем техника Дрожь Мира.
«Кто из нас умрет, нам еще предстоит выяснить!», - холодный голос Линлэй также звонко разнесся по небу.
По правде говоря, Линлэй уже достиг уровня 132-Слойной Волны. А в предыдущей атаке он использовал только Стослойную Волну, но это не было его пределом.
«Буум!».
«Буум!».
В очередной раз раздался двойной звук взрывов от преодоления звукового барьера, ведь эти пиковые воители Святого уровня вновь устремились на встречу друг другу. Один летел снизу вверх, в то время как другой устремился вниз… и где-то на окраине горы Тужао они с огромной силой столкнулись.
Разрушитель Миров!
Глубинные Истины Земли – 132-Слойная Волна!
Безусловно, самые мощные атаки этих двух воителей!
«Взрыв!».
На этот раз тело Линлэй практически всосалось в почву горы Тужао, создавая при этом гигантскую воронку.
«Треск! Треск!».
Уже через мгновение, вся гора покрылась бесчисленным количеством трещин от мала до велика. Одновременно с этим, бесчисленные валуны начали с грохотом падать и скатывать вниз, а деревья разрываться на куски и щепки. Видя скатывающиеся вниз валуны, многие из находящихся внизу зрителей, начали блокировать их.
«Буум!».
Из глубокой воронки вылез Линлэй. Его тело было покрыто пятнами крови и определенная часть его чешуек была разрушена.
Сила техники Разрушитель Миров была действительно мощнее техники Дрожь Мира. Линлэй принял эту атаку в лоб, но, несмотря на его два фронта обороны – Пульсирующая Защита и драконьи чешуйки, он по-прежнему был тяжело ранен и его рвало кровью.
«Пaaaргх!».
Горло Хайдсена начали сводить судороги и его вырвало обильным потоком свежей крови, затем его лицо стало мертвецки бледным. Теперь оба могучих Святых были покрыты кровью.
Битва достигла критического момента!
Том 9, глава 33 – Изумление
Миллионы зрителей ниже были ошеломлены. Хайдсена вырвало кровью, в то время как разбившиеся чешуйки Линлэй были залиты кровью. Понятно, что это сражение было чрезвычайно тяжелым.
«Как это возможно?».
«Как это возможно... Мастер Линлэй и лорд Хайдсен... ».
Бесчисленные зрителей были шокированы. Два сильнейших воителя на самом деле сражались до последнего. Что было действительно шокирующим... известный как самый мощный из Святых, Хайдсен, выплюнул полный рот крови. Очевидно, он был глубоко ранен.
Все понимали, что несмотря на всю свою гениальность Линлэй было всего двадцать семь.
Но разве Линлэй не на одном уровне с Оливье? Оливье был побежден Хайдсеном и Линлэй должна была постигнуть та же участь. Но теперь стало ясно, что результаты были совершенно разными.
«Линлэй, он... », - Оливье нахмурил лоб. И замолчал.
На самом деле, если Линлэй не разработал бы технику Пульсирующей Защиты, скорее всего Дрожь Мира Хайдсена тяжело бы ранила его и Разрушитель Миров отнял бы у него жизнь. Но теперь, когда Линлэй имел в арсенале Пульсирующую Защиту, его защитные способности были чрезвычайно высоки. Даже когда Хайдсен пустил в ход свою последнюю атаку, он смог только тяжело травмировать Линлэй.
«Линлэй!», - Делия не могла сдержать слез.
Особенно, когда она увидела, что тело Линлэй покрыто пятнами крови. Ее сердце дрожало.
«Старший брат». «Лорд!». Уортон, братья Баркер, дворецкий Хири, Хиллман, Дженна и другие девушки ... все очень переживали за Линлэй.
Битва действительно достигла крайней точки.
«Что за странная атака. Видимо нет способа, который позволил бы защититься от нее», - Хайдсен смотрел на стоящего вдалеке демоноподобного Линлэй, быстро размышляя.
Глубинные Истины Земли – 132-Слойная Волна!
Даже Хайдсен, чьи внутренние органы находились под особой защитой, получил серьезные ранения. Хайдсен отлично понимал, что он мог, возможно, вынести еще один такой удар от соперника, но если тот ударит в третий раз, он несомненно погибнет.
«Как могла защита Линлэй оказаться такой эффективной? Мое нападение Разрушитель Миров не привело к его смерти», - Хайдсен не мог в это поверить.
Он не встречал еще соперника, который осмелился бы принять его атаку в лоб. Разрушитель Миров - его финальную и лучшую технику. Если он не был способен убить своего противника этой атакой, как он вообще победит?
«Я не могу принять еще одну атаку в лоб. Я должен буду полагаться на мою скорость, чтобы попытаться избежать его атаки во время своего нападения, - решил Хайдсен. Он считал, что Линлэй не был гораздо лучше, чем он. Было бы невероятно, если бы Линлэй после принятия такой атаки был по-прежнему боеспособен. Хайдсен надеялся, что если он сможет применить атаку Разрушитель Миров еще раз, Линлэй безусловно не сможет пережить этого.
Мысли Хайдсена на самом деле совпадали с мыслями Линлэй.
Учитывая его текущее состояние, он безусловно не может принять еще одну атаку в лоб.
«Дрожь... ».
Земляные потоки энергии, окружающие Хайдсена начали сокращаться, формируя более плотный слой брони вокруг него.
Линлэй также сузил площадь его Пульсирующей Защиты.
Если защита будет иметь большую площадь действия, это скажется на скорости полета и маневренности. Без сомнения, для обоих воителей уменьшение защитной области означало, что они были готовы вступить в бой маневренности.
Бесчисленные зрители ниже уставились в небо, едва дыша.
Те люди, которые были абсолютно уверены, что Святой Монолитный Меч Хайдсен победит, больше не осмелились говорить.
«Свист!» «Свист!».
Потоки ветра снова раскололи небо и тело Линлэй еще раз пришло в движение в этой изящной, причудливой манере. Его скорость достигла своего абсолютного предела. Опираясь на силу ветра, движения Линлэй были чрезвычайно странные и абсолютно непредсказуемые.
Держа земляной тяжелый меч, Хайдсен также ринулся в бой. С каждым шагом он будто телепортируясь пересекал десятки метров. Его движения также были странными!
«Свист».
Земляной тяжелый меч Хайдсена внезапно появился перед Линлэй, разрубая его. Но в этот момент он прошел сквозь Линлэй, как будто от Линлэй не осталось ничего кроме воздуха. Этот “Линлэй” превратился в пятно и исчез. Это было просто остаточное изображение.
«Свист!».
Адамантиновый тяжелый меч также обрушился на противника.
Но, как только он приблизился к телу Хайдсена, Хайдсен неожиданно появился в нескольких десятках метров отсюда.
Оба воителя знали, насколько грозной атакой обладал соперник. Они не смели встречать атаки в лобовую, пытаясь использовать всю свою ловкость, чтобы нанести решающий удар и не пострадать самому.
«Где они?».
«Мы не можем даже увидеть их!».
Бесчисленные зрители внимательно смотрели на небо, но Линлэй и Хайдсен двигались слишком быстро. С воем ветра, яростно, они могли лишь изредка увидеть размытия.
Лоб Делии был в поту, но она все еще не моргая смотрела на небеса.
Атмосфера была невероятно напряженной!
Хайдсен появился на вершине горы Тужао. Он решил использовать валуны и деревья горы в качестве прикрытия и ограничить скорость Линлэй.
«Вьюх!».
Линлэй взмылся вниз на высокой скорости, направляясь прямо к Хайдсену.
Одним шагом Хайдсен переместился на большое расстояние, а сделал второй шаг, он появился за гигантским валуном. Линлэй в настоящее время находился противоположной стороне валуна.
«Разрушитель Миров!».
Земляной тяжелый меч рубанул с безграничной силой. Валун размером с человека легко разделился, превратившись в гальку, как только энергия окружающая тяжелый меч соприкоснулась с ним. Линлэй, однако, уже отступил на высокой скорости, почувствовав, что ситуация стала опасной.
«Взрыв!».
На горе Тужао вдруг появилась страшно большая трещина, которая уходила на сотни метров в глубь горы. Во всех направлениях посыпались бесчисленные камни.
«Господи!». Миллионы зрителей были ошеломлены.
На их глазах только что в горе появилась огромная трещина. Гора высотой в тысячу метров была наполовину расколота!
«Буум!».
Линлэй снова попытался атаковать Хайдсена с помощью 132-Слойной Волны.
Хайдсен еще раз уклонился.
Тяжелый меч Линлэй ударил соседнее дерево.
«Грохот».
С причудливым звуком, дерево превратился в пыль, в то же время, колебания от удара адамантинового тяжелого меча продолжали передаваться по прямой линии от вершины горы к центру, а затем расширились и вырвались наружу.
«Грохот... ».
В середине горы появился туннель, из которого наружу начал высыпаться щебень. Эти породы превратились в прах, до точки, который подхватил ветер и покрыл всю гору пылью.
В мгновение ока…
Туннель, который проходил из верхней части горы к центру, был отчетливо виден бесчисленным зрителям.
Нависла гробовая тишина.
Горло императора Иоганна сжалось.
Боже мой. Какие ужасающие силы это были? Кто мог выдержать хотя бы один такой удар? Один удар разделил половину горы, а другой пробил туннель прямо через нее, превращая камень в пыль. Это было просто немыслимо.
«Это Глубинные Истины Земли!», - Баркер и другие были взволнованы, но в то же время, они были встревожены удивительной силой Святого Монолитного Меча Хайдсена.
Оливье молча наблюдал.
Дул сильный ветер. Линлэй скрывая свое тело в ветре, постоянно появляясь в нескольких местах. Что касается Хайдсена - он продолжал безостановочно уворачиваться странным способом. Зрители ниже могли слышать мощные звуки взрывов, сопровождаемые звуком расколотых валунов и деревьев.
«Буум!».
Часть горного пика фактически отделилась и полетела вниз. Котясь вниз по склону, бесчисленные деревья были снесены с пути этой лавины, а находившиеся ниже зрители стали паниковать.
Кеньон из Колледжа Бога Войны и один из Святых зрителей сразу выдвинулись вперед. С взмахом крепкого посоха, он заимствовал силу титанической скалы и послал ее лететь к пустому пространству горы. Только тогда почти стометровая скала улетела.
«Отходим! Отходим!».
Солдаты армии немедленно издали приказ, чтобы зрители начали отступать. Имперский клан и дворяне также начали отступать. Боже, это сражение было гораздо масштабнее, чем они думали. В данный момент находиться рядом было слишком опасно.
Все начали отступать.
Битва Линлэй и Хайдсена становилась все более отчаянной и все более и более безрассудной. С помощью всего лишь трех или четырех ударов в полную силу мечом, Хайдсен разрезал всю гору Тужао на несколько частей, в то время как атаки Линлэй заставили гору распыляться. Скоро…
«Грохот... ».
Гора Тужао просто не могла выдержать большего урона. Пробитая насквозь гора рухнула, подняв огромное количество пыли. Зрители сразу же начали отступать, испугавшись. К счастью, они уже довольно далеко отошли и к тому же несколько Святых защищали их.
После того, как пыль и щебень уселись, перед ними осталось поле обломков примерно в двести или триста метров.
Гора Тужао пропала!
Все, что осталось - это огромная груда щебня!
«Боже!». Бесчисленные зрителей смотрели на двух людей, стоящих на вершине остатков горы. Линлэй и Хайдсен были покрыты кровью, и их лица были бледными. Но их ауры оставались невероятно жестокими.
Ни один из зрителей никогда не сможет забыть эту битву. Независимо от того, кто будет победителем, а кто умрет, нельзя будет обвинить проигравшего в слабости и некомпетентности.
«Линлэй, ты проиграешь!», - Хайдсен холодно смотрел на Линлэй.
Темные-золотистые глаза Линлэй спокойно смотрели на Хайдсена.
«Даже после преобразования в Драконью форму, твоя боевая-Ци слабее, чем моя. После такого долгого, утомительного боя, твоя скорость уже начала замедляться», - уверенно сказал Хайдсен.
Действительно.
В своей человеческой форме, Линлэй только воин девятого ранга и после трансформации в Драконью форму его боевая-Ци только на уровне средней стадии Святого уровня. Но Хайдсен был тем, кто тренировался на протяжении веков. Его запас боевой-Ци был гораздо больший, чем у Линлэй. После такого энергичного боя, боевая-Ци Линлэй почти истощилась. Без достаточного количества боевой-Ци, его скорость, естественно, будет уменьшаться.
Губы Хайдсена изогнулись вверх.
«Буум!».
Послышался звук взрыва и одновременно с этим Хайдсен взмылся вперед на высокой скорости, в то время как Линлэй пытался уклониться, опираясь на его мощную Драконью форму, а также поддержку заклинания Тени Ветра.
Но с учетом того, что его боевая-Ци была практически на нуле, скорость Линлэй была медленнее, чем текущая скорость Хайдсена.
«Разрушитель Миров!».
Чувствуя свой шанс, Хайдсен обрушил финальный удар на Линлэй.
«Сквиииии!».
Небеса сотряс визг и в этот момент из-под завалов появилась черная тень. Она на высокой скорости взмалсь вверх и появилась между Линлэй и Хайдсеном.
В то же время, тень увеличилась в размерах.
«Бебе?», - Линлэй был поражен.
Бебе стал два метра в высоту и четыре метра в длину и в то же время он злобно ударил его острыми когтями тяжелый меч земляного цвета.
«ПОШЕЛ К ЧЕРТУ!», - сердито взвыл Бебе.
«Буум!».
Земляной тяжелый меч и острые когти Бебе столкнулись.
Хайдсен был сбит с ног и отправлен в полет, после чего выплюнул полный рот крови. Что касается Бебе, он тоже был отброшен назад ужасающей силой этого нападения.
«Черт, это больно!», - раздался сердитый вой.
Быстрый как молния, Бебе еще раз появился перед Хайдсеном. Несмотря на то, что он принял атаку Разрушитель Миров в лоб, тело Бебе имело только намек на кровь. Он не получил тяжелых травм.
Хайдсен упал на землю. Видя, что этот “уродец” взмылся к нему, он не имел ни малейшего понятия, откуда тот появился. Все, что он знал... если он не блокирует его атаку, он умрет.
Хайдсен тут же вскочил на ноги.
Откуда взялся этот “уродец”? Он принял его Разрушитель Миров в лоб и обошелся без травм!
«Разрушитель Миров!». Хайдсен пошлел на все, чтобы попытаться спасти свою жизнь.
«Взрыв!».
Бебе хлопнул когтями по тяжелому меча, заставив его вылететь из рук Хайдсена. Хайдсен отлетел назад, а из его рта вновь брызнула свежая кровь. После этого он тяжело упал на землю.
Все зрители были ошеломлены и разинули рты.
«Ты хотел убить моего босса? Хочешь умереть?», - сердито взвыл Бебе и бросился вперед еще раз.
«Бебе, остановись», - закричал Линлэй.
«Босс, что ты делаешь?», - Бебе повернулся к Линлэй. Линлэй посмотрел на Хайдсена. После этого поединка Линлэй знал, что в будущем Хайдсен не будет представлять для него серьезной угрозы.
Линлэй покачал головой, потом мысленно сказал: «Бебе, забудь».
Бебе был крайне недоволен. Он прыгнул и оказался рядом с этим земляным тяжелым мечом, подняв его вверх, а затем положил его в рот. «Хрусь! Хрусь!». С двумя хрустящими звуками он на самом деле прожевал и проглотил этот тяжелый меч.
«Я, Бебе, пощажу твою жизнь. Но я съем твою маленькую игрушку. Рассмотрим это как небольшое наказание», - небрежно сказал великан Бебе и холодными глазами посмотрел на Хайдсена.
«Как... как это возможно?», - Хайдсен заставил себя подняться на ноги, глядя в недоумении. Его меч создавался с помощью сплава бесчисленных драгоценных материалов. Он не был намного слабее, чем адамантиновый тяжелый меч Линлэй, но он и вправду был съеден этим магическим зверем.
«Мастер Линлэй, это... это магический зверь?», - издалека спросил император Иоганн.
Бебе сердито уставился на императора Иоганна: «Что? Мой босс маг. Когда маг участвует в поединке, это вполне нормально, что он приведет с собой магического зверя компаньона. Почему я не могу помочь? Я, Бебе, итак был довольно терпелив, а Хаэру еще даже не вышел. В противном случае, если мой босс, я и Хаэру объединимся, убить Хайдсена будет так же просто, как съесть этот меч. Хаэру, покажи себя!».
«Рооаааар!».
В тот же момент послышался сердитый рык и из под обломков вылез еще один магический зверь. Кроме того, он начал расти в размере. Это был Облачный Ягуар, Хаэру. Хаэру подлетел к Бебе и зависнув рядом с ним в воздухе взглянул на Хайдсена.
Прямо сейчас, Линлэй и Хайдсен были тяжело ранены.
Но далекие, бесчисленные зрители больше не обращали никакого внимания на них. Их внимание было приковано к этим двум магическим зверям Святого уровня, которые внезапно появились. Особенно их интересовал первый. Первый был слишком страшен.
Он принял удар атаки Разрушитель Миров без каких-либо серьезных последствий для себя.
С помощью нескольких хрустящих чавканий, он съел личное оружие Хайдсена.
«Эй, Хайдсен, есть проблемы?», - Бебе опустил голову, чтобы посмотреть на Хайдсена.
Увидев холодный свет в глазах Бебе, Хайдсен знал, что если он будет противиться, вероятно он погибнет. Даже в полную силу ему будет чрезвычайно трудно победить такого магического зверя как Бебе. Ведь он обладал поразительной обороной, нападением и скоростью.
Хайдсен повернул голову, сохраняя молчание.
«Хайдсен, я признаю, что я проиграл этот поединок», - сказал Линлэй.
Хайдсен взглянул на Линлэй. В глубине своего сердца он начал восхищаться Линлэй: «Линлэй, сегодня, на самом деле, мы оба сразились на ничью. В итоге я мог рассчитывать только на мой глубокий запас боевой-Ци, чтобы получить небольшое преимущество. Что касается твоего магического зверя... ».
Хайдсен взглянул на Хаэру, потом посмотрел на Бебе.
Бебе сразу уставился на него. Хайдсен горько рассмеялся: «Твой магический зверь самый страшный зверь Святого уровня, которого я когда-либо видел».
Услышав эти слова, Бебе высокомерно поднял свою морду.
Том 9, глава 34 – Слава распространяется далеко
Одним движением руки Линлэй достал из Межпространственного кольца свою мантию. После чего, накинув мантию, он вернулся к своей человеческой форме и засмеявшись сказал: «Бебе, Хаэру, пора возвращаться».
В этот момент Линлэй посмотрел на Хайдсена, а Хайдсен кинул взгляд на Линлэй.
Они оба были довольно бледными. По итогам этого боя они получили тяжелые травмы и повреждения внутренних органов.
Два могущественных воителя кивнули друг другу. А потом, не обращая никакого внимания на кого-либо еще, Хайдсен поднялся в воздух и улетел на восток. Он превратился в размытую черную точку, а затем совсем исчез за горизонтом.
Линлэй шел впереди. Бебе, Хаэру, два магических зверя Святого уровня, следовали позади него.
Увидев мужчину и двух его магических зверей, император Иоганн, Кеньон, Ланке и остальные почувствовали большое давление. Линлэй и его два магических зверя Святого уровня обладали удивительной силой.
«Мастер Линлэй», - император Иоганн подошел первым и тепло поприветствовал его.
Линлэй кивнул, его лицо было все еще довольно бледное: «Император Иоганн, у меня появились кое-какие идеи в результате этого поединка. Мне нужно вернуться и начать тренироваться».
Император Иоганн удивился, но потом поспешно ответ: «Хорошо, хорошо. Подготовка Мастера Линлэй в приоритете».
Линлэй вежливо улыбнулся, а затем направился к своей группе. Уортон, Делия и другие сразу же пошли навстречу, чтобы поздравить его. Уортон опередив всех сильно сжал Линлэй в своих объятьях.
«Старший брат», - хотя глаза Уортона были красные, он пытался улыбаться.
«Пошли домой», - посмотрев на Делию произнес Линлэй. Красивые ресницы Делии были мокрые. Когда Линлэй находился в опасности, она очень переживала и не могла сдержать своих слез.
«Идем все вместе», - Линлэй засмеялся и посмотрел на Делию, она кивнула ему в ответ.
Группа Линлэй сразу ушла. Бесчисленные зрители расступались, освобождая им путь. Практически каждый смотрел на Линлэй с восхищеньем в глазах. В двадцать семь лет этот парень смог бороться с Хайдсеном, который по общему мнению был самым сильным Святым на континенте. И более того, он даже имел два магических зверя Святого уровня, один из которых был настолько мощным, что смог подавить Хайдсена.
«Старший брат... », - Блумер посмотрел в сторону своего старшего брата, Оливье.
Оливье был публично провозглашен вундеркиндом, но три месяца назад он был побежден Святым Монолитным Мечом Хайдсеном. Никто не думал, что он слаб. В конце концов, его противником был Хайдсен. Все на континенте Юлан все еще считали, что Оливье был абсолютным гением.
Однако…
Линлэй был моложе его, намного моложе!
Но результат поединка Линлэй с Хайдсеном явно отличался. Даже сам Хайдсен сказал, что если бы боевая-Ци Линлэй не истощилась, он был бы не в состоянии его победить.
Победа благодаря превосходству в боевой-Ци?
В глазах многих воителей, это не могло считаться победой. Потому что понимание законов было гораздо более сложным, чем культивирование боевой-Ци.
«Второй брат, я решил отправиться на тренировку в Арктический Ледник. Побереги себя», - сказал Оливье младшему брату.
«Старший брат!», - Блумер смотрел на него широко раскрыв глаза.
Он слышал, что как то-давно его старший брат говорил об Арктическом Леднике. Там проживал надзиратель плоскости. Кроме того, там скрывались многие Святые воители, которые решили уединиться и тренироваться в диких, пустынных, безжизненных землях.
Оливье повернул голову, чтобы посмотреть на своего младшего брата: «Второй брат помни. Ты младший брат Оливье. Не подведи меня».
«Да», - Блумер соглашаясь кивнул.
Оливье улыбнулся, а затем взлетел в воздух, направляясь на север. Его мантия развевалась на ветру, а на спине висели два длинных меча, Оливье исчез за горизонтом, в направлении Северного Арктического Ледника.
«Хайдсен, Линлэй... когда я вернусь, я обязательно выиграю у вас обоих!».
Оливье смотрел на север, а его глаза наполнились вновь обретенной уверенностью.
Под руководством армии, миллионы зрителей быстро разошлись в разные стороны. Даже когда они покинули место событий, они все равно ощущали дикую радость и ликовали, образуя небольшие группы и не переставая обсуждать сегодняшнюю битву.
Один меч разделил гору. Другой меч пробил туннель через нее.
Тысячеметровая гора, имеющая площадь в несколько квадратных миль, была превращена в огромную кучу щебня.
А потом, появились эти два магических зверя.
Все эти события вызвали у зрителей чувство бесконечного восторга. После этого поединка, каждый был наполнен восхищением к Линлэй. Всего двадцать семь лет, а он уже в состоянии дать бой Хайдсену. Кроме того, он обладатель двух магических зверей компаньонов! Судя по всему, один из магических зверей был способен победить Хайдсена.
Если бы он вышел на поединок вместе с двумя магическими зверьми, кто на континенте Юлан осмелился бы выступить против него?
«Это хорошо, что я выбрал Уортона. К счастью, наш предок, Бог Войны, рекомендовал его, - император Иоганн глубоко вздохнул. Я не понимал, что Линлэй был настолько сильным. К счастью, он связал себя с императорским кланом».
После этого сражения на горе Тужао к западу от столицы империи, миллионы зрителей начали распространять новости с удивительной скоростью. Вскоре слава Линлэй разнеслась по всему миру, сделав его имя одним из самых известных во всем континенте Юлан!
Он был в состоянии бороться с самым мощным Святым, Хайдсеном!
Только двадцать семь лет!
Архимаг!
И Мастер-скульптор!
И более того, он имел двух ужасающих магических зверей Святого уровня, один из которых был способен победить самого Хайдсена.
Это казалось просто некой легендой. Будь то скульптор, маг или воин, Линлэй достиг легендарного уровня. Казалось, как будто несколько легенд соединились в одну.
Без сомнения, он был непревзойденным гением.
Имя и слава Линлэй, как Святого, быстро распространилось по всему континенту Юлан, так же, как в далеком прошлом о Боге Войны. Некоторые жители, сплетничая, пересказывали и преувеличивали эти легендарные события. Бесчисленные молодые люди задавались целью достигнуть таких же высот как и Линлэй, начиная тренироваться все усерднее!
Линлэй гарантировано оставит огромный след в книгах по истории континента Юлан.
Однако... слава Линлэй только взяла свое начало. Ему было всего двадцать семь лет. И его будущие перспективы были безграничны!
Известие о бое Линлэй с Хайдсеном быстро добралось до разведывательных сетей Сияющей Церкви. На Священный Остров с помощью летающих магических зверей были отправили курьера.
Волны разбивались о берега Священного Острова. Находясь в море, он выглядел очень мирно, но был могущественной опорной точкой Сияющей Церкви.
На девятом этаже Сияющей Церкви.
Святой Император Хайденс спокойно листал заветное Священное Писание Сияющей Церкви. Вдруг он услышал, как раздались два четких стука в его дверь.
«Войдите», - голос Хайденса был стабилен, как и всегда.
Гильермо, одетый в длинный красный халат, поспешил войти. Он посмотрел на императора Хайденса и серьезным голосом произнес: «Ваше Святейшество, пришло письмо относительно боя Линлэй с Хайдсеном».
Хайденс поднял голову, чтобы посмотреть на Гильермо.
Выражение лица Гильермо вызвало подозрения у Хайденса. Он взял письмо у Гильермо и небрежно пролистал. Как только он это сделал, его ранее спокойное выражение лица стало весьма странным.
«Ваше Святейшество?», - тихо сказал Гильермо.
Хайденс тихо вздохнул, а затем бросил письмо на стол. Встав, он подошел к ближайшему окну. Глядя на далекое, бескрайнее море, он сказал: «Линлэй... я знал, что ты гений, но я не ожидал, что за десять коротких лет ты достигнешь таких высот».
Давным-давно, Хайденс предсказал, что Линлэй станет очень сильным и опытным. В противном случае, он не послал бы шесть Ангелов убить Линлэй.
Но кто бы мог представить, что вскоре после того, как шесть Ангелов провалят задание, Линлэй вызовет такой огромный ажиотаж. Во-первых, он бился с Оливье в ничью, что уже потрясло Сияющую Церковь. Но уже сейчас…
«Ваше Святейшество, что нам делать?, - спросил Гильермо вполголоса. - В настоящее время Линлэй уже примерно на одном уровне с Хайдсеном».
«Хайдсен... ».
Хайденс продолжал смотреть в окно, стоя спиной к Гильермо: «Хайдсен действительно очень сильный. Если бы я захотел победить его, я должен был бы приложить довольно много усилий».
Хотя Хайдсен слыл сильнейшим Святым, конечно, существовало много людей, которые никогда не сражались против него. Помимо тех воителей, которые тренировались в уединении в течение многих лет, был Святой Император, Темный Патриарх, а также ряд других воителей, которые не думали о славе.
Магия Пророчества была одной из трех типов Высшей магии.
Воитель пиковой стадии Святого уровня, который практиковал Магию Пророчества, был чрезвычайно мощным, гораздо более мощным, чем обычный Великий Маг Святого уровня. Хайденс был уверен, что если он постарается изо всех сил, он сможет победить Хайдсена.
Если вдруг он решится на это. Однако, разведывательная сеть уже доложила, что Линлэй имеет двух страшных магических зверей компаньонов. Один из них был насколько силен, что даже Хайдсен не смог ему навредить.
«Линлэй имеет два магических зверя Святого уровня. Если я и Осэнно атакуем, то скорее всего мы сможем лишь заставить Линлэй бежать. Чтобы убить Линлэй... мы должны задействовать всех воителей Церкви!», - сказал Хайденс вполголоса.

Победить и убить - два совершенно разных понятия.
Группа, состоящая из Линлэй и двух магических зверей – это поистине пугающе. Даже Сияющей Церкви необходимо задействовать всех самых мощных воителей, чтобы быть уверенными в его убийстве.
«Но даже если бы мы сумели убить его, Сияющей Церкви пришлось бы понести тяжелые потери. И еще учитывая, что имперская столица является территорией Бога Войны... дьявольское мерцание вспыхнул в глазах Хайденса».
Сердце Хайденса было наполнено гневом!
«Треск!».
Оконное стекло перед ним разлетелось на осколки.
«Раньше мы могли убить Линлэй, но мы не задействовали достаточно сил. А сейчас у нас нет больше шансов, - Хайденс посмотрел в сторону Гильермо, а затем беспомощно сказал. - Цена за убийство Линлэй просто слишком высока. Мы не можем позволить себе оплатить ее. Нет и гарантии, что нам обязательно это удастся... с сегодняшнего дня мы больше не действуем против Линлэй. Если мы не будем создавать для него неприятности... я отказываюсь верить, что он посмеет прийти и атаковать Священный Остров».
На данный момент это был единственный выход, оставшийся у Сияющей Церкви.
«Да, Ваше Святейшество», - расстроившись сказал Гильермо.
Гильермо вспомнил, как он впервые встретил Линлэй. Это произошло в гостинице Академии Эрнста. В то время Линлэй был просто учеником, подающим большие надежды.
Прошло всего десять лет!
Этот некогда мальчик уже стал одним из самых влиятельных людей на континенте Юлан и Сияющая Церковь не могла ничего с ним сделать.
Хайденс был в гневе.
Его сердце было наполнено ненавистью!
Разве Церкви действительно не хватает сил, чтобы справиться с Линлэй? Нет! Она имела силы! В дополнение к таким воителям Святого уровня как Святой Император, Сияющая Церковь на самом деле имела намного более страшных людей в своих рядах.
Эти люди обучались в течение тысяч лет, а некоторые даже больше.
Однако…
Эти люди больше не служили Сияющей Церкви.
«Эти предатели оставили Господа и думают только о себе!», - сердце Хайденса было наполнено гневом. Эти люди были очень сильными, но ни один из них больше не заботился о Сияющем Владыке, они не думали о религии или поклонении.
А ведь когда-то эта группа людей была гордостью Сияющей Церкви.
Они сильнее и старше Святого Императора. Но теперь, скорее всего, их даже не волнует, что Сияющая Церковь может быть полностью уничтожена. Цель этих людей - стать Божеством!
«Ваше Святейшество?», - Гильермо увидел, что Хайденс замечтался и тихо окликнул его.
Хайденс с сожалением вздохнул, потом посмотрел на Гильермо и сказал: «Верно, Гильермо, этот Дайлин из хребта Магических Зверей нанес нам серьезный удар. Многие последователи погибли... мы должны быстро обосноваться в Анархических землях. Надо позволить славе Сияющего Владыки распространиться в этих местах».
Гильермо соглашаясь кивнул.
Чем больше последователей Господа, тем больше подарков Господь дарует. 48 Анархических Герцогств были как кусок сочного мяса, на которое Сияющая Церковь уже давно положила глаз. Сияющая Церковь и Культ Теней давно хотели подчинить эту область, но не достигли каких-то заметных успехов.
Анархические земли граничат с Империей О’Брайен и Империей Рохолт, а также с великими дальневосточными равнинами, которыми правят безжалостные степные всадники...
Заполучить Анархические земли чрезвычайно трудно.
«Ты можешь идти», - спокойно сказал Хайденс.
Когда Гильермо ушел, Хайденс почувствовал некоторую горечь в сердце: «Культ Теней. Анархические земли. И Линлэй, который станет большей опасностью в будущем... ».
Он знал, что Линлэй будет угрозой, но что он мог сделать?
Том 9, глава 35 – Анархические земли
Нежный ветер мягко перебирал волосы Линлэй, который прямо сейчас, закрыв глаза, тихо сидел в медитативной позе на земле. Его душа стала единым с землей, единым с ветром.
«Грохот... ».
Линлэй чувствовал жар раскаленной магмы в недрах земли.
«Завывания... ».
Линлэй чувствовал любые изменения в скорости и направлении ветра. В верхний слоях атмосферы ветер был очень сильным, но на уровне усадеб и поместий в имперской столице он был гораздо слабее.
Линлэй наслаждался процессом тренировок. Каждый раз, когда у него случались прорывы в понимании, он делал перерыв и мог четко ощутить, что его с его духом происходили прекрасные усиливающие его трансформации!
Для Линлэй это было всегда очень эмоциональное событие, каждый раз заставляющее его сердце трепетать.
«Слова Бога Войны были, пожалуй, довольно точными. Это правильное решение - сосредоточить свое внимание на тренировках только одного пути. Законы Земли огромны и безграничны, в то время как “Пульсирующий Ритм Мира” сам по себе должен быть довольно глубоким и в нем должно быть заключено не малое количество этих законов», - Линлэй чувствовал это.
Хотя он и Хайдсен изучали Законы Земли, они выбрали разные пути.
Его собственные колебательные атаки были по уровню явно на порядок выше, чем у
Хайдсена!
«Пум, пум».
Уникальный ритм земли всецело поглотил внимание Линлэй. И он в очередной раз позволил себе быть полностью погруженным в него… упорно трудясь, чтобы постигнуть сокрытые глубоко в нем тайны.
С тех самых пор, после его битвы с Хайдсеном, Линлэй стал публично признанным одним из самых сильных воителей всего континента Юлан. Он являлся тем, кто был на одном уровне по силе с Хайдсеном, Святым Императором и Темным Патриархом. В имперской столице Чэнн статус и положение калана Барух стало еще более удивительным.
И очевидно, став настолько известным, больше никто не осмеливался беспокоить Линлэй.
«С каждым новым прорывом в понимании у меня появляется совершенно новое ощущение, - Линлэй открыл глаза и на его лице появилась очень умиротворенная улыбка. Затем он про себя изумленно вздохнул. – Даже Пульсирующий Ритм Мира содержит в себе такие неизмеримо глубокие и глубокомысленные секреты. Как подавляющи и безграничны тогда Законы Земли в целом?».
Не удивительно, что так трудно стать Божеством.
И даже такой невероятный человек как Бог Войны все еще остается только на уровне Полубога, несмотря на прошедшие тысячи лет.
«Старший брат!», - подбежали Уортон и братья Баркеры.
«Я знал, что ты идешь», - улыбнувшись Линлэй встал. Когда он был в гармонии с землей, Линлэй почувствовал как Уортон и другие идут в его сторону.

После обеда.
«Зесслер», - подзывая Зесслера, Линлэй улыбаясь встал из-за стола. Он позвал его в свой двор для тренировок и они сели друг напротив друга.
«Лорд Линлэй, Вам что-то от меня нужно?», - вопросительно поинтересовался Зесслер.
На лице Линлэй было довольно сложное выражение. Он вздохнул: «Зесслер, Вы знаете довольно много о делах моего клана Барух».
Услышав вопрос, Зесслер сразу кивнул. Он провел с Линлэй довольно много времени и естественно, он узнал все, что только можно было узнать.
Линлэй спокойно продолжил: «Мои родители мертвы и главным виновником является Сияющая Церковь. В прошлом, когда я покинул город Гесс, я поклялся себе, что однажды я полностью уничтожу Сияющую Церковь».
Зесслер знал об этой цели Линлэй.
Линлэй посмотрел на Зесслера: «Я знаю, что сейчас моя сила неумолимо растет. Более того, с Бебе, Хаэру и братьями Баркер... у меня есть не малая уверенность в способности справиться с Сияющей Церковью. И поэтому, я хочу начать действовать против нее!».
«Вы хотите начать действовать против нее?», - Зесслер был удивлен услышанным.
Линлэй собирался вступить в открытую конфронтацию с Сияющей Церковью?

«Линлэй, хотя это правда, что наша текущая общая мощь достаточно грозная, но корни Сияющей Церкви чрезвычайно глубоки… », - Зесслер попытался поспешно отговорить его. Хотя он тоже хотел уничтожить Сияющую Церковь, они должны действовать исключительно осторожно и мудро.
Линлэй улыбнулся и махнул рукой: «Нет, я пока не собираюсь бороться с ними в лоб».
«Последний раз я слышал, Вы говорили об Анархических землях. Разве Вы не говорили, что Сияющая Церковь высоко ценит тот регион? И что там у них есть много скрытой силы?», - спросил Линлэй.
Зесслеру было более восьмисот лет и он провел многие годы живя в Анархических землях.
«Конечно, они ценят ее!».
Зесслер начал объяснять: «Линлэй, если полагаться на мое понимание Сияющей Церкви, то помимо сбора чистых душ для Сияющего Владыки, Сияющий Владыка также еще нуждается в последователях! Чем больше у него есть верующих, тем больше он сможет получить веры. Сияющая Церковь всегда болтала о “распространении света господа” по всему миру, как раз по этой причине».
Линлэй слегка кивнул.
Зесслер зацокал ногтями по столу: «Линлэй, наиболее хаотичными регионами являются: дальневосточные великие равнины, Анархические земли и Восемнадцать Северных Герцогств!».
«Из этих регионов, Восемнадцать Северных Герцогств пребывают в постоянной войне, в то время как степные всадники великих равнин славятся свое жестокостью. Жажда крови у них в костях. Как они вообще могут поклоняться Сияющему Владыке? Сама их природа говорит о том, что Сияющая Церковь не сможет от них добиться желаемого, - медленно объяснял Зесслер. – Что касается Восемнадцати Северных Герцогств - они уже поклоняются Богине Снега и Льда».
«Богиня Снега и Льда?», - Линлэй на самом деле мало что знал о Восемнадцати Северных Герцогствах.
«Верно, - кивнул Зесслер. - Несмотря на то, что Восемнадцать Северных Герцогств учувствуют друг с другом в постоянных войнах, Храм Богини Снега и Льда имеет над ними абсолютную власть. Секреты Храма Богини Снега и Льда неизмеримо глубоки… и более того, Храм Богини Снега и Льда не амбициозный и именно поэтому он так и остается только в своих Восемнадцати Северных Герцогствах. Естественно, Сияющая Церковь не будет идти и провоцировать их, тем самым создавать себе могущественного врага».
Линлэй засмеялся.
Линлэй всегда задавался вопросом. Восемнадцать Северных Герцогств были расположены к северу от Леса Тьмы. Единственная граничащая с ними страна была империя О’Брайен и вся суммарная площадь этих герцогств была примерно как у одной провинции империи. Учитывая силу Империи О’Брайен, захват этих земель не должен был быть слишком сложной задачей.
Но почему они до сих пор этого не сделали?
Только теперь Линлэй понял, что это было связано с Храмом Богини Снега и Льда.

«Так как эти два региона неприступны, то остаются только Анархические земли!, - вздохнул Зесслер. – Анархические земли чрезвычайно хаотичны… ужасающе хаотичны».
«Хаотичны? Почему так?».
Зесслер эмоционально вздохнул: «Во-первых, если исходить из расчетов прошлого, то там должно быть 48 герцогств. Но границы в Анархических землях постоянно меняются. Раз в несколько лет количество герцогств также меняется. Их становится то пятьдесят или возможно даже сорок. Трудно сказать точнее… поэтому я и сказал, что тот регион хаотичен».
«Во-вторых, они хаотичны из-за своих границ. Они граничат одновременно с Империей О’Брайен, Империей Рохолт и кланами дальневосточных великих равнин… и все эти три стороны строят планы на них!».
«В третьих, Сияющая Церковь и Культ Теней желают господствовать в Анархических землях. Религии в этих землях играют немаловажную роль и имеют огромное влияние. И хуже всего то, что обе эти религии диаметрально противоположны друг другу и борьба между ними со временем совсем не ослабевает».
Выслушав все это, Линлэй не удержался от тяжелого вздоха. Если учесть все эти условия, не будь Анархические земли в состоянии хаоса, то там бы и не было несправедливости.
«Существует и четвертая причина, почему они хаотичны, - Зесслер чувственно вздохнул. - К северу от Анархических земель расположен Лес Тьмы. В нем проживает множество магических зверей и их суммарное количество не многим меньше чем на хребте Магических Зверей, а качественная составляющая их силы даже выше. Каждые несколько лет или возможно каждые десять лет, происходят волны нашествий магических зверей… бессчетное количество магических зверей приходит из Леса Тьмы и устремляется к Анархическим землям. Это не обычная, рядовая катастрофа!».
Лицо Линлэй изменилось.
Нашествие магических зверей?
После того как Святой Союз испытал на себе День Апокалипсиса, Линлэй на собственной шкуре убедился, насколько именно страшным может быть такого рода нашествие. Тот день, несомненно был днем смерти.
«Конечно, хотя их и описывают как волны нашествий магических зверей, они не могут сравниться с Днем Апокалипсиса в плане масштаба и ужасности, - засмеялся Зесслер. - Большинство приходящих из Леса Тьмы магических зверей являются только средней силы или вообще низкоранговые звери. Приходит только очень малое количество магических зверей высокого ранга… и хотя нашествия довольно многочисленные, в это тяжелое время все герцогства Анархических земель начинают бороться с ними сообща и по большей части им удается уничтожить всех нападающих на них магических зверей».
Теперь Линлэй понял.
Если не приходит то малое количество высокоранговых магических зверей, вызываемый этими нашествиями ущерб становится намного меньше. Кроме того, если их общее количество не такое большое, как в случае с Днем Апокалипсиса, то естественно количество наносимого вреда также ограничено.
«Линлэй, но разница с Днем Апокалипсиса есть не только в размере нашествия магических зверей… из Леса Тьмы нашествие происходит довольно часто, каждое десятилетие или каждые несколько десятилетий. И как следствие, Анархические земли не могу находиться по-настоящему в мире», - вздохнул Зесслер.
Линлэй про себя вздыхал.
В купе этих четырех причин, Анархические земли действительно будут в вечном хаосе.

«Хотя, несмотря на то, что каждое герцогство по отдельности мало, в сумме все 48 герцогств составляют большое количество территорий. По своей общей площади Анархические земли безусловно могут конкурировать с половиной территорий Империи О’Брайен. На самом деле, общая площадь их территорий примерно такого же размера, как и текущая площадь всего Святого Союза».
Линлэй кивнул.
После Дня Апокалипсиса, площадь территорий Святого Союза сократилась до двух третьих от того, что он ранее занимал. А Империя О’Брайен является страной с огромным количеством территорий.
«Такое большое количество территорий естественно привлекло интерес Сияющей Церкви и Культа Теней. У этих двух сил там есть множество высокоранговых воителей и их корни закрепились невероятно глубоко».
Услышав это, Линлэй засмеялся.
Сколько людей Сияющая Церковь отправит на территорию, которая была примерно равна по размеру всему Святому Союзу?
«Если у Сияющей Церкви есть в общем двадцать или тридцать Святых, они должны там иметь только пять или шесть из них», - сказал себе Линлэй.
Большинство их воителей, безусловно, будут сосредоточены непосредственно на Священном Острове.
Воители Святого уровня, что были отправлены в Анархические земли, скорее всего не должны быть самыми мощными воителями Сияющей Церкви.
«После свадьбы моего младшего брата, мы отправимся к Анархическим землям, - улыбаясь, Линлэй посмотрел на Зесслера. – Пусть наша война с Сияющей Церковью начнется именно там».
Уничтожение в Анархических землях всех корней, которые Сияющая Церковь кропотливо взращивала более тысячи лет, определенно взбесит ее до безумия.
«Анархические земли?, - глаза Зесслера загорелись. - Отлично!».
Линлэй улыбнулся. Уничтожение влияния, которое Сияющая Церковь выстраивала в течение тысячи лет, не то, что можно будет добиться за пару лет.
«Я буду тратить часть своего времени на тренировки, а остальную часть выделю для борьбы с ними. После уничтожения их сил в Анархических землях, я думаю, что уже достигну Святого уровня в своей человеческой форме. К тому моменту мое понимания Пульсирующего Ритма Мира должно стать очень высоким. И мы уже сможем поучаствовать в бою непосредственно против Сияющей Церкви».
В мыслях Линлэй четко представил, что именно он должен будет делать.
Они будут действовать в соответствии с его планами. Они не будут неторопливыми или опрометчивыми… шаг за шагом, они будут вырывать корни Сияющей Церкви.

Ранее Уортон говорил, что он слишком взволнован боем Линлэй и Хайдсена и поэтому он не мог назвать точную дату своей свадьбы с Ниной. Но теперь он уже решил… и днем его свадьбы будет 15 сентября.
Начало сентября. Оба имения, графа и имперского клана, были заняты к приготовлению грандиозной свадьбы.
Свадебный банкет был гораздо более важен, чем банкет помолвки.
Поместье графа Уортона. Резиденция Линлэй.
«Линлэй, наш корабль и наша команда планируют вернуться в Империю Юлан. Мне нужно будет вернуться вместе с моим Учителем», - скривив свои губы, Делия посмотрела на Линлэй. Еще секунду назад Линлэй счастливо улыбался, но сейчас его улыбка застыла.
Зная, что Делии нужно уехать, Линлэй почувствовал себя немного подавленным.
За последние десять лет жизни Линлэй, последние несколько месяцев проведенных вместе с Делией были для него самыми умиротворяющими и расслабляющими. Каждый день для него был наполнен улыбками.
«Ты уезжаешь?, - Линлэй выдавил из себя улыбку. – Тогда позволь мне пожелать тебе счастливого пути».
Делия счастливо улыбнулась… она могла сейчас точно сказать, что Линлэй не желает с ней расставаться: «Однако… я сказала Учителю, что он может вернуться первым и что я хочу здесь остаться как частное лицо».
«Аа?!», - Линлэй не знал, смеяться или плакать.
«Ты не счастлив?», - нахмурилась Делия.
«Счастлив, счастлив!, - сказал поспешно Линлэй, но затем его лицо стало серьезнее. – Делия, есть кое-что, что я должен тебе рассказать».
«Что?», - Делия выжидающе посмотрела на Линлэй.
«После свадьбы моего брата, я, скорее всего, отправлюсь в Анархические земли», - сказал Линлэй.
«Ох. Тогда я тоже пойду», - Делия не колебалась в ни малейшей степени.
Но как раз в этот момент, можно было услышать серию возбужденных криков. К месту пребывания Линлэй бросилась человеческая фигура. Из-за двери можно было услышать крики: «Лорд, четвертый брат тоже прорвался до девятого ранга!».
Из пяти братьев Баркер четверо в настоящее время имели силу Святых.
«Еще один Святой?», - невольная улыбка появилась на лице Линлэй. Эти пять братьев действительно были способны приносить людям приятные сюрпризы.
Том 9, глава 36 – Кризис Рейнольдса
Баркер и его братья - Анке, Бун и Гейтс достигли девятого ранга. После преобразования, они имели силу Святых. Что касается третьего брата, Хазара, ему оставался только один маленький шаг до достижения девятого ранга и он мог прорваться на новый уровень в любой момент. Из пяти братьев Баркер, Гейтс и Хазар уже освоили уровень “владеть чем-то тяжелым, как будто это что-то легкое”.
«После грандиозной свадьбы моего младшего брата, мы направимся в Анархические земли. С учетом Баркера и его братьев нам будет намного проще», - глаза Линлэй горели в предвкушении.
Линлэй был крайне взволнован и не мог ждать, желая побыстрее начать новую жизнь в Анархических землях, где он будет сражаться против Сияющей Церкви.
Помимо приятной новости от Буна, достигнувшего девятого ранга, каждый также с нетерпением ожидал предстоящую свадьбу. Уортон улыбался каждый день.
На этот раз, Уортон и Нина будут участвовать в свадебной церемонии в императорском дворце. Волнение и суета были неотъемлемой частью подготовки.
В тихом дворике.
Закончив свои тренировки, Линлэй сел за каменный стол. Одним движением кисти он достал флягу вина. Наслаждаясь вином, он смотрел куда-то вперед и размышлял. Судя по его взгляду, он явно о чем-то вспоминал.
Бебе украдкой взглянул на Линлэй.
«Фьюх».
Бебе вдруг оказался на столе перед Линлэй.
Линлэй был поражен: «Бебе, что ты делаешь?».
Бебе стояла прямо, скрестив лапы на груди. Он смотрел на Линлэй оценивающим взглядом: «Основываясь на моих наблюдениях, я обнаружил, что ты, босс... утонул в похотливых мыслях о любви!».
Бебе говорил с аурой абсолютной убежденности.
Линлэй не знал, смеяться или плакать: «Я думаю о моих братьях. Через несколько дней состоится грандиозная свадьба Уортона. Но босс Йель, второй брат, четвертый брат... ни один из них не сможет прийти... ».
Линлэй испустил долгий вздох: «Интересно, чем в настоящее время занимаются эти трое?».
Йель, Рейнольдс и Джордж, три дорогих брата Линлэй, заняли очень твердую позицию в его сердце. Их любовь друг к другу была глубока, как любовь реальных братьев.
Что же до Рейнольдса... после короткого перерыва он вернулся в армию. Даже узнав о бое Линлэй и Хайдсена, он не имел возможности приехать и посмотреть.
Все потому, что будучи солдатом он был обязан выполнять приказы.
Несмотря на то, что Рейнольдс был довольно небрежен и ленив, когда он был в армии, он был человеком, который беспрекословно подчинялся приказам и все формальностям, связанным с военным делом.
На границах юго-восточной провинции империи О’Брайен, к югу от города Нил [Ne'er], был район, где Империя О’Брайен пересекается с империей Рохолт. Это была также довольно хаотичная область.
Империя Рохолт находится к югу от Анархических земель и к западу от дальневосточных великих равнин.
Из-за постоянных воин с степными всадников великих равнин, империя Рохолт имела очень свирепой воинственный дух и их армии конных рыцарей славились легендарной доблестью. Империя Рохолт и Империя О’Брайен постоянно проводили сражения в районе недалеко от города Нил. Из-за этих бесчисленных сражений, на пустыре за пределами города, сама грязь была запятнана темно-красным цветом.
«Вуу! Вуух!».
Сильный ветер пробивался через дикие травы, которая была в половину роста мужчины. Дикая трава согнулась от ветра. Через нее можно было увидеть небольшой ручей, где десятки жеребцов пили воду.
Несколько десятков рыцарей сидели на земле, отдыхая, в то время как несколько других стояли на вахте.
Прямо сейчас, Рейнольдс сидел на верхушке дерева. Его ястребиные глаза постоянно сканировали окружающую обстановку. Когда он был в армии, то вел себя совсем иначе. Сейчас он носил темно-синюю броню, которая имела золотой знак пламени на груди. Этот отличительный знак означал, что он был членом “Легиона Золотого Пламени”, одного из элитных легионов Империи О’Брайен.
Дизайн доспехов указывал на его ранг - старший капитан.
Рейнольдс вынул часы из нагрудного кармана и проверил время: «Три часа. В пять должны прибыть остальные».
«Милорд, - к нему подошел веселый рыцарь с синими волосами. – Империя Рохолт в настоящее время не находится в состоянии войны с Империей О’Брайен. Вам не кажется, что мы зря тратим энергию, поддерживая такую долгую вахту?».
«Тигр, хватит болтать», - нахмурился Рейнольдс.
«Да, сэр», - рыцарь с синими волосами больше не осмеливался смеяться.
Командование отрядом рыцарей на самом деле означало для него понижение до старшего капитана. В общей сложности, было три средних отряда с общим количеством в девятьсот человек. В данный момент они были разделены на восемнадцать более мелких отрядов и разошлись по разным маршрутам. Отряд, который вел Рейнольдс, на самом деле был его мощной личной дружиной.
Рейнольдс пробыл в армии уже несколько лет и медленно поднялся по служебной лестнице от простого солдата до его текущего положения.
«Несмотря на то, что Империя Рохолт не ввязывается в открытую войну с Империей О’Брайен, но все же на протяжении десяток лет, постоянно происходят небольшие стычки. Каждый год империя теряет более десяти тысяч человек из-за этих пограничных стычек, - серьезно сказал Рейнольдс. – И судя по тому, что я знаю, крупного сражения не было уже давно. Я полагаю, население Империи Рохолт уже достигло своих пределов и следовательно они готовы устроить новые масштабные сражения. Поэтому мы должны быть осторожны».
Смысл войны был очень прост.
Когда граждан становилось слишком много и империи не было достаточно земли или продуктов питания, чтобы поддерживать народ, империя само собой начинала войну. Если они этого не сделают, империя погрузится в хаос. Во время войны империя теряет людей. Снижение населения будет означать, что количество земли снова достаточно для поддержания своих людей. Естественно, они прекратят боевые действия.
Проще говоря, это был один из самых основных принципов.
В конце концов, для большинства обывателей самыми главными вещами были пища и место для проживания.
«Да, милорд. Мы будем осторожны», - рыцарь с синими волосами рассмеялся.
«Милорд, Вы ранее учились в Академии Эрнст вместе с Мастером Линлэй. Он и вправду боролся с лордом Хайдсеном в ничью?», - тихо спросил рыцарь.
Услышав, что его подчиненный спросил о Линлэй, Рейнольдс лишь усмехнулся.
«Единственная причина, из-за которой он немного уступил - нехватка боевой-Ци», - спокойно сказал Рейнольдс. В своем сердце Рейнольдс испытывал сожаление, что он не смог пойти и поприсутствовать на этой битве не на жизнь, а на смерть, в которой принимал участие его брат.
Повернув голову, чтобы посмотреть на запад, Рейнольдс прищурился из-за палящих лучей солнца. Его дорогой брат Линлэй был в имперской столице на западе.
«Чуть больше, чем через год, мой десятилетний призыв закончится и я буду в состоянии покинуть армию», - Рейнольдс вздохнул.
Восемь с лишним лет армейской жизни заставили Рейнольдса по-настоящему полюбить военное искусство, но Рейнольдс знал, что согласно правилам своего клана, если потомкам клана удавалось достичь звания командира легиона или заместителя командира легиона, им будет позволено остаться в армии. Если они этого не сделали, то они должны были вернуться домой в клан.
Прямо сейчас Рейнольдс был только старшим капитаном. Ему все еще нужен был один шаг.
Но, несмотря на то, что Рейнольдс наслаждался жизнью в армии, он не хотел проводить здесь всю оставшуюся жизнь. Он хотел спокойно тренироваться магии. Рейнольдс уже был магом седьмого ранга. Если бы он провел еще сто лет усердно тренируясь, он по-прежнему имел шанс стать Архимагом, то есть магом девятого ранга.
Пока он спокойно ждал, начали прибывать другие отряды. На часах было 16:50 и здесь уже собралось около 400 человек. Еще 500 должны были скоро прибыть.
«Хм?», - Рейнольдс внезапно нахмурился.
Он вдруг ощутил надвигающуюся опасность, как будто невидимая, убийственная сила украдкой подбиралась к ним. Будучи магом Рейнольдс имел чрезвычайно мощную духовную силу, и его интуиция была гораздо более развитой, чем у большинства обычных людей.
«Будьте предельно осторожны!», - вдруг холодно закричал Рейнольдс.
«Да, Милорд!», - закричали в ответ окружающие его рыцари, но прямо в этот момент послышался звук ударов копыт, который становился громче с каждой секундой.
«Вражеская засада! Вражеская засада!», - душераздирающий крик нарушил былое спокойствие.
Практически все рыцари моментально отреагировали, похватав свои копья и поднимая щиты. Все они тут же быстро побежали к своим лошадям. Как раз в этот момент на них посыпались острые стрелы....
«Свист! Свист!».
Стрелки обрушились на них быстро и кучно, как туча саранчи. Все рыцари немедленно опустились на колени, поднимая для самозащиты вверх свои щиты. Одновременно с этим они группировались ближе друг к другу.
Щиты, которые изготавливались в империи, были очень высокого качества. В бою было редкостью, когда стрелы пробивали их. И в самом деле, многие из стрел, которые поразили щиты, просто упали на землю. Но около десятка стрел все же прошли прямо сквозь щиты, как будто они были сделаны из бумаги...
«Звук прокалывания!».
Быстро движущаяся стрела пробила щит, а затем пронзила голову коня. От этого столкновения мозг просто-напросто взорвался.
Видя это, Рейнольдс стал удрученным. Эти рыцари были его личным отрядом и следовали за ним в течение шести лет. Шесть лет совместно проведенной жизни неминуемо сближали людей.
Рейнольдс сразу понял: «Для того, чтобы пробить щит с сотен метров, необходимо быть воином седьмого или восьмого ранга. И здесь их не мало».
«Грохот».
Когда враги подобрались ближе, звук топота копыт их лошадей стал еще более четким. Группа этих людей носила серую броню, а копыта их лошадей были покрыты тканью.
Перед этой группой бежали более десятка окровавленных рыцарей.
«Росси [Luo'xi]». Рейнольдс изменился в лице. Эти десять рыцарей были частью его отряда.
«Милорд, бегите, быстро! Эти солдаты Империи Рохолт и их тысячи! Быстрей... ах!!!», - окровавленный рыцарь пробежал мимо, но в мгновение ока стрела прошла прямо сквозь его горло.
«Убить их всех! Никто не должен остаться в живых!», - издалека послышался холодный голос.
«Бегите!».
Громко закричал Рейнольдс. Биться против соперника, который насчитывает тысячи воинов, в то время как он имел только несколько сотен человек? И более того, они попали в засаду, а враг имел несколько элитных воинов седьмого и восьмого рангов.
Кроме того, их обязанностью была разведка. Они должны были вернуться и доложить о ситуации.
Выжавшие счастливчики сразу оседлали их боевых коней. Возможно из-за того, что их враги хотели заполучить несколько сотен лошадей, стрелы, которые сыпались на них, летели только в рыцарей. Ни один боевой конь не был убит.
Бегите!
Бегите!
Единственное, о чем сейчас думал Рейнольдс – как быстрее убежать. В начале пытались убежать четыреста человек, но сейчас осталось только сто. Эта сотня до сих была жива из-за того, что Рейнольдс использовал магию, чтобы запугать своих врагов. Спасаясь, Рейнольдс еще бормотал слова некоторых магических заклинаний.
Внезапно восемь двуручных мечей, объятых пламенем, вырвались и разлетелись во все стороны, полетев непосредственно к преследующим их войскам.
Магия стиля огня - Обезглавливающий Инферно!
«Треск, треск».
Сияющее пламя полоснуло тела преследовавших их рыцарей, которые сразу же начали кричать в агонии. Их металлическая броня быстро расплавилась и в мгновение ока они превратились в угольки. Трава вокруг начала гореть, поэтому преследующие рыцари были вынуждены замедлиться.
«Чейз, продолжать преследование!», - лидер группы, блондин с взъерошенными волосами, сердито смотрел на находящегося вдалеке Рейнольдса.
Если бы не магия, он бы давно уничтожил эту группу людей. Но из-за мага и потому, что была осень, а следовательно трава была сухой, их движение было заблокировано разбушевавшимся пожаром.
Но магические силы не бесконечны.
Рейнольдс не решался использовать заклинания седьмого ранга. Все заклинания, которые он использовал – были заклинаниями шестого ранга. Но, несмотря на это, почти вся магическая сила Рейнольдса была исчерпана.
Один отряд из трехсот воинов Империи Рохолт продолжал преследование. При этом в нем было более десяти воинов седьмого ранга. Очевидно, это был элитный отряд. А в команде Рейнольдса был только один воин седьмого ранга. И само собой он сам был магом седьмого ранга.
«Город Нил! Я вижу город Нил!», - громко закричал один из рыцарей.
«Город Нил!», - Рейнольдс увидел далекие, туманные очертания города. Его глаза были наполнены надеждой и он отчаянно гнал свою лошадь вперед.
«Свист!».
Сзади в них снова полетели стрелы и в частности в Рейнольдса, который к текущему моменту практически обессилил, он судорожно извильнулся и поднял щит, чтобы блокировать ее… но со звуком “Фьюх”, стрела пронзила щит и угодила в плечо Рейнольдса. Мощная сила этой стрелы заставила тело Рейнольдса содрогнуться и он чуть не упал с лошади.
После двух часов погони начало темнеть.
Стены города Нил были укреплены большим количеством воинов. Кроме того по стенам бесцельно прогуливались дворяне.
«Откройте ворота города, быстро! Солдаты Империи Рохолт позади нас. Убейте их всех!!!», - неистово взревел Рейнольдс.
В мгновение ока, Рейнольдс и десятки раненых солдат достигли города Нил, но ворота города были закрыты.
«Свист!».
Стрела полетела в одного из дворян на стене.
«Не открывайте! Не открывайте ворота города!, - доносился пронзительный крик. - Выпускайте стрелы! Стреляй во врагов до смерти!».
Отряд преследователей из Империи Рохолт остановился за пределами досягаемости луков. Десять воителей спешились, а затем устремились непосредственно к городским стенам. Они легко укорачивались от стрел и были покрыты слоем защитной боевой-Ци.
Они действительно были сильными воинами.
«Убейте мага», - лидер этих мужчин пристально смотрел на Рейнольдса. Они преследовали группу Рейнольдса все это время ради его убийства. Маг без магической силы просто слишком слаб.
Прямо сейчас Рейнольдс больше не мог сопротивляться.
«Откройте ворота!».
Группа рыцарей Рейнольдса почувствовала отчаяние. Хотя их группа насчитывала несколько десятков человек, а их враг имел только десять воинов, просто глядя на боевую-Ци их оппонентов можно было смело сказать, что одного лидера противников будет достаточно, чтобы уничтожить всех оставшихся.
Том 9, глава 37 – Ужасные новости в день свадьбы
«Откройте ворота!».
«Откройте ворота!».
Рейнольдс и его люди без перерыва гневно кричали. У врага было в наличии только триста солдат. Чего там можно было бояться? После того, как они дошли до города, Рейнольдс и его люди думали, что они спасены, но теперь…
«Фьюх!».
Боевой клинок обрушился на шею коня, разделяя его на две части.
«Умрите, все вы, умрите!», - одичало смеялся лидер врагов.
Группа Рейнольдса была быстро уничтожена. За короткий период времени выжили лишь немногие. Глядя на врагов, Рейнольдс чувствовал отчаяние.
«Я сейчас умру?».
У Рейнольдса было много планов на жизнь, которые ему только предстояло воплотить. Но теперь он находился на пороге смерти.
На городских стенах группа дворян окружила высокопоставленного дворянина среднего возраста с пепельно-бледным лицом.
«Ваше императорское Высочество, Вы в порядке?».
«Не бойтесь, Ваше императорское Высочество. Враги не смогут прорваться внутрь».
После многочисленных и непрерывных заверений, дворянин среднего возраста наконец успокоился. Этим человеком был управляющим всей юго-восточной провинции, младший брат императора, принц Юлин.

Принц Юлин не родился с твердым характером или какими-либо выдающимися способностями, но он был младшим братом императора Иоганна и тот души не чаял в своем младшем брате. Поэтому принц Юлин жил довольно комфортной и беззаботной жизнью.
Он знал, что прошло уже больше десяти лет с тех пор, как между Империей О’Брайен и Империй Рохолт были какие-либо крупные сражения. Поэтому он был счастлив прибыть в пограничный город, чтобы осмотреться. По его приезду каждый местный дворянин города Нил пытался побаловать и угодить принцу.
Но кто бы мог подумать, что во время его хвастовства на стене военной силой империи, в его сторону полетит стрела. К счастью, стражник находящийся рядом с ним заблокировал ее.
«Откройте ворота!», - снизу раздавался сердитый крик.
Глядя на эту сцену, глаза находящихся на стенах воинов краснели. У противника не было много солдат. Если армия города Нил выйдет, они определенно с легкостью смогут убить всех врагов. Но принц Юлин запретил им открывать ворота.
«Ваше императорское Высочество, у врагов не так много воинов. Позвольте мне повести моих людей в бой и перебить их», - умолял офицер.
«Чушь, - Принц Юлин указал на свой нос и выругался. – Что ты черт возьми знаешь? Разве ты не видишь, что вдалеке стоят несколько сотен солдат?».
«Но Ваше императорское Высочество, у нашего города Нил есть в наличии тридцать тысяч солдат», - утверждал офицер.
Принц Юлин усмехнулся: «Сейчас уже смеркает, а там где они стоят много высокой травы. Кто знает, сколько там может сидеть врагов в засаде? Подумай, разве посмели бы несколько сотен человек прийти сюда без какой-либо поддержки? Рисковать ради спасания нескольких десятков человек империи, сотней, не стоит того».
Принц Юлин говорил властно и уверенно.
«Но Ваше императорское Высочество... », - офицер не знал как убедить его. Было понятно, что принц Юлин ничего не смыслит в военных делах. Учитывая крепость и мощь пограничного города, даже если бы у противника было сто тысяч солдат, они не смогли бы прорвать оборону города Нил и его тридцати тысяч солдат.
Более того, они собирались просто спуститься и убить врагов, что находятся ниже городских стен, это не было глобальной контратакой и последующим преследованием.
Принц Юлин вытер холодный пот со лба.
«Разве это не просто несколько десятков простых солдат? Если они умрут, они умрут. Я не хочу подвергать себя какой-либо опасности, - подумал про себя принц Юлин и затем тяжелым тоном произнес. – Запомните, вам не разрешается нападать на них без моего разрешения. В противном случае, если что-то случиться, не вините меня за беспощадность».
«Ваше императорское Высочество, лидер той группы кажется Рейнольдс», - вдруг кто-то сказал.
«Кто такой Рейнольдс?», - нахмурился принц Юлин.
«Рейнольдс принадлежит к основной ветви клана Данстан».
«Клан Данстан?, - нахмурился принц Юлин, но потом беззаботно рассмеялся. - Умереть ради империи должно быть честью для его клана. Кроме того, клан Данстан очень большой… если умрет один из их потомков, что из того?».
Принца Юлина не волновало это ни в малейшей степени.
«Откройте ворота города!», - в очередной раз раздался отчаянный крик. И в следующее мгновение, из-за стен города больше не раздавалось никаких криков.
Тело Рейнольдса упало вниз, подпирая городские ворота. В его плече была стрела, а на его груди виднелась ужасающая рана… свежая кровь была видна по всему его телу.
Рейнольдс уже потерял сознание.
«Старший капитан?», - броня Рейнольдса раскрыла его статус.
Лидер той группы сразу схватил Рейнольдса и забросил его на свое плечо, после чего крикнул своим людям: «Уходим».
После его приказа, воины, учувствовавшие в погоне, оставили это место так быстро, как степной ветер в плохую погоду.
От самого начала и до конца, помимо выпущенных стрел с городских стен, воины города Нил не открыли ворота и не пытались атаковать врагов.
Клан Данстан обладал огромным влиянием в армии. И вскоре весть об уничтожении отряда Рейнольдса и смешном приказе принца Юлина – “не покидать город и не вступать в бой” уже достиг стен родового поместья клана Данстан.
Вскоре после возвращения принца Юлина в свою резиденцию, его подчиненные шокировали его новостью.
«Ваше императорское Высочество, лорд Рейнольдс, который погиб в бою, был очень близким другом Мастера Линлэй. Он учился вместе с ним в Академии Эрнст и их привязанность друг к другу сродни братской», - бородатый мужчина уважительно доложил принцу Юлину.
«Что? Мастер Линлэй? Близки как братья?», - принц Юлин мгновенно всклочил на ноги.
«Эти... эти ублюдки! Почему они не сказали мне об этом на стене?», - дико произнес принц Юлин.
«Ваше императорское Высочество, есть не так много людей, которые знают о связи между Линлэй и Рейнольдсом. Даже в столице империи об этом знает всего лишь несколько дворян. Как могли дворяне из далекого города Нил знать об этом?».
Принц Юлин сразу же начал хмуриться.
Он не боялся обидеть клан Данстан. Независимо от того, насколько могущественным был клан Данстан, они опирались на милость императора. И это был только один член их клана. Все что нужно было сделать - это сказать несколько слов и вопрос будет решен.

Но обидеть Линлэй было что-то совершенно другое.
«Сразу обратись к клану Данстан. Также... предотврати любые новости из города Нил. Не позволяй информации добраться до столицы империи, особенно до Линлэй. Просто скажите, что Рейнольдс умер в бою на службе империи», - принц Юлин действительно начал паниковать.

15 сентября 10009 года по календарю континента Юлан. Сегодня Уортон и Нина собирались пожениться. Уортон был младшим братом всемирно известного Мастера Линлэй, а Нина была императорской принцессой.
Их свадьба была торжественным и несравненно важным делом.
Во дворце играла красивая музыка, растекаясь по залам как речная вода. Все дворяне говорили тосты и затем, смеясь, общались друг с другом.
«Император Иоганн, извините», - потягивая из чаши вино, со спокойной улыбкой произнес Линлэй.
Он действительно не привык, да и не любил светское дворянское времяпрепровождение. Обмолвившись несколькими фразами с несколькими людьми, Линлэй покинул главный зал и направился в сторону сада и вслед за ним вскоре пошла и Делия.
«Что такое, Линлэй?», - улыбнулась Делия.
«Не комфортно», - хмыкнул Линлэй.
«Похоже, сегодня ты в не очень хорошем расположении духа», - Делия увидела несчастный взгляд на лице Линлэй.
Линлэй кивнул: «Я не знаю почему, но по какой-то причине я чувствую себя тревожно и раздраженно».
Когда развитие духа достигнет уровня Линлэй, чувство непонятной тревоги и раздраженности довольно редкое явление.
«Сегодня грандиозная свадьба Уортона. Будь счастлив», - утешала Делия.
Линлэй испустил долгий вздох и кивнул.
В то время как Линлэй и Делия общались в саду, император Иоганн получил секретное донесение. Его личный слуга произнес тихим голосом: «Ваше императорское Величество, Рейнольдс из клана Данстан погиб в бою».
«Рейнольдс погиб? Какой еще Рейнольдс?», - император Иоганн посмотрел на своего личного дворцового служащего. Почему смерть одного человека должна быть доведена до сведения императора? Неужели он, император, должен сейчас беспокоиться об этом?
«В Академии Эрнст Рейнольдс был одноклассником Мастера Линлэй. Также, он находился в чрезвычайно хороших отношениях с Мастером Линлэй, - продолжал говорить в полголоса его личный слуга. - Ваше императорское Величество, это дело включает в себя его императорское Высочество, принца Юлина».
«Юлин?».
«Исходя из наших данных, Рейнольдса преследовали солдаты Империи Рохолт, но принц Юлин приказал нашим людям не открывать ворота и только защищаться».
«Защищаться? Сколько солдат было у врага?», - нахмурился император Иоганн.
«Примерно триста», - произнес слуга.
Глаза императора Иоганна выпучились: «Триста, но он им приказал только защищаться? Юлин... черт побери... ».
Император Иоганн почувствовал прилив гнева, но затем, в мгновение ока, он понял, что только что произошло.
Он очень хорошо понимал его младшего брата.
Юлин был человеком без особых амбиций. Его главной проблемой было то, что он был немного трусоват. Но император Иоганн не считал это большим недостатком… в конце концов, он не стал бы полагаться на принца Юлина, чтобы вести войска в бой или что-либо еще из этого рода.
Но сейчас ситуация резко усложнилась. Если Линлэй узнает... и если Линлэй вызовет неприятности...
Вспоминая страшную силу Линлэй, которую тот проявил на горе Тужао и какие сильные у него есть магические звери… император Иоганн сразу понял, что даже если некоторые воители Колледжа Бога Войны решат вмешаться, они не смогут его подавить.
Но с чего бы вообще Колледжу Бога Войны вмешиваться ради обычного принца?
Это было невозможно.
«Юлин. Все, что он когда-либо делал, это только создавал для меня проблемы», - император Иоганн просчитывал в своем уме как ему поступить. Хотя он и был сейчас в ярости, он по-прежнему должен был попытаться защитить своего младшего брата.
«Ваше императорское Величество, принц Юлин говорит, что просто не мог спасти Рейнольдса. Тогда было уже очень темно и он не был уверен, сколько именно у врагов есть солдат», - тихо договорил слуга.
Император Иоганн слегка кивнул. Он скрупулезно продумал все детали и решил, как будет справляться с этим делом.
И одно он знал наверняка, у него нет никакого способа, которым он мог бы все полностью скрыть!
Первое, что пришло в голову императору Иоганну - лучше не пытаться скрывать какую-то часть произошедшего от Линлэй, находящегося на пике стадии Святого уровня. В противном случае, после раскрытия лжи, все пойдет катастрофически неправильно.
Император Иоганн сразу вышел из зала и направился к саду в поисках Линлэй.
«Император Иоганн?», - прогуливавшийся вместе с Делией Линлэй увидел императора Иоганна, который шел к ним с мрачным выражением лица… поэтому он невольно вопросительно обратился к нему.
Когда император Иоганн увидел Линлэй, выражение его лица стало еще мрачнее.
«Император Иоганн, что произошло?», - нахмурился Линлэй.
Император Иоганн вздохнул: «Линлэй, я собираюсь рассказать Вам кое-что, но Вы должны быть спокойны».
«Что случилось?», - в Линлэй возрастала нервозность. Все последние несколько дней он не мог унять тревожные чувства и был раздраженным, а услышав слова Иоганна, он начал беспокоиться еще больше.
Казалось, что что-то ужасное случилось.
Император Иоганн тяжело вздохнул: «Только что мы получили известие от Легиона Золотого Пламени, который сейчас находится на границах юго-восточной провинции. Отряд рыцарей во главе с Рейнольдсом, который занимался разведкой, попал в засаду и был преследован на всем обратном пути… ».
Сердце Линлэй словно начало тонуть.
«Рейнольдс и несколько его подчиненных, все же сумели добраться до города Нил, но у солдатов города Нил не было достаточно времени, чтобы спасти их. Рейнольдс и все его люди… погибли в бою!».
«Все погибли в бою! Все погибли в бою! Все погибли в бою!... ».
Эти четыре слова ударили Линлэй как молнии, отражаясь эхом в его голове. Он чувствовал, словно его разум стал совершенно пустым и все силы покинули его тело. Пустота!
После долгого времени…
«Четвертый брат... четвертый брат... он умер?», - заикался Линлэй.
«Приветствую, я из Империи О’Брайен и меня зовут Рейнольдс».
Линлэй мог четко помнить тот момент, когда во время прохождения теста в Академию Эрнст он только встретил Рейнольдса. Он был первым человеком, с которым Линлэй познакомился. Тогда Линлэй еще был с дядей Хиллманом, а Рейнольдс был со своим дедушкой Луму.

И два маленьких ребенка стали друзьями.
Линлэй помнил все восемь проведенных вместе с ним лет… его разгильдяйство, его озорство, его искренность… его счастливый смех. Одна сцена за другой проплывали в сознании Линлэй.
«Четвертый брат умер?».
Линлэй не мог поверить в это. Еще некоторое время назад он и Йель весело общались и смеялись вместе с их четвертым братом. Но уже сейчас он погиб в бою.
Линлэй отчетливо помнил, как тот выглядел и как тот говорил.
Как мог четвертый брат умереть?
«Мастер Линлэй, я надеюсь, что Вы сможете пережить это горе», - увидев выражение лица Линлэй, император Иоганн начал нервничать. Он боялся, что Линлэй сойдет с ума.
Линлэй повернулся, чтобы посмотреть на императора Иоганна, его взгляд колол как острие кинжала.
В полголоса он произнес: «Император Иоганн, расскажите мне, что именно произошло? Я надеюсь, Вы не будете мне лгать. Если Вы мудры, Вы скорее всего уже догадались, каков будет результат, если Вы солжете мне! И так, расскажите мне, что именно произошло?».
Том 9, глава 38 – Это правда?
Император Иоганн начал хмуриться на такое отношение Линлэй. Все же, он до сих пор был императором Империи О’Брайен.
«Император Иоганн!», - голос Линлэй стал еще грубее. Он продолжал смотреть своим острым взглядом на императора Иоганна.
У императора Иоганна вдруг появилось ощущение, что он начал проваливаться в холодную, темную бездну. От взгляда Линлэй ему было трудно дышать. Горло императора Иоганна сжалось, но он успел вымолвить: «Мастер Линлэй, что это значит? Вы не доверяете нам?».
Стоящая сбоку от него Делия продолжала молчать.
Линлэй смотрел на императора Иоганна. Глубоким гортанным голосом он произнес: «Император Иоганн, это не значит, что я не доверяю Вам. Но Рейнольдс мой близкий друг и Вы вдруг говорите мне, что он погиб в бою. Скажите… как я могу не желать узнать всю правду о ситуации?».
«Какую правду?, - стоя прямо сердито говорил император Иоганн. - Мастер Линлэй, может быть мы не рассказали Вам правды? Позвольте нам сказать еще раз, Рейнольдс был преследован до стен города Нил и убит силами Империи Рохолт в бою. Здесь больше нет вопросов!».
«Город Нил?, - глаза Линлэй сузились. - Император Иоганн, если Рейнольдс уже успел добежать к стенам города Нил, почему же солдаты города Нил не смогли спасти Рейнольдса?».
Император Иоганн на миг поколебался, но затем сразу твердо ответил: «В тот момент нас там не было. Тем не менее, если исходить из того что мы знаем, хоть он и добрался до стен города Нил, он был убит до того, как солдаты города успели спасти его».
Его четвертый брат умер!
Линлэй не хотел в это верить. Во время его допроса императора Иоганна, сцены из прошлого постоянно дрейфовали по его сознанию, в результате чего, мрачное и давящее чувство в его сердце только росло.
Император Иоганн чувствовал, что настроение Линлэй кардинально изменилось. Аура, пропитывающая все пространство вокруг, была ужасающе гнетущей. На лбу императора Иоганна проступили большие капли пота, но он продолжал смотреть на Линлэй.
Неважно какой ценой, но он не может открыть свой рот и пролить правду. Он должен продолжать наставить, что Рейнольдс умер в бою, а солдаты города Нил не имели шанса спасти его.
Линлэй закрыл глаза, заставляя это демоническое чувство в его сердце немного притихнуть… и затем, он протяжно вздохнул.
Когда он открыл глаза, в них заиграли молнии. Под его пристальным взглядом император Иоганн чувствовал огромной психологическое давление. Будучи обычным воином, как его духовная энергия могла соревноваться с духовной энергией такого Архимага как Линлэй?
«Император Иоганн, Вы должны понять – то, что Вы мне говорите, лишь теоретически правда. Как Вы можете гарантировать то, что человек, который доложил Вам об этом, рассказал правду?», - голос Линлэй был очень низким.
Император Иоганн резко закивал и твердо произнес: «Линлэй, Вы должны верить нам».
Линлэй посмотрел на императора Иоганна, затем спокойно сказал: «Император Иоганн, я сейчас в плохом настроении. Я возвращаюсь домой. Пусть мой младший брат и Нина знают».
Хотя его лоб был покрыт потом, император Иоганн все же выдавил из себя улыбку и произнес: «Мастер Линлэй, мы можем полностью понять Ваше текущее состояние. Мастер Линлэй, идите домой и хорошо отдохните, а мы определенно сообщим Уортону и Нине».
Линлэй кивнул и сразу после этого вместе с Делией покинул императорский дворец.
Смотря на спину уходящего Линлэй, император Иоганн наконец смог с облегчением вздохнуть. Вытирая пот со лба, он про себя подумал: «Боже, лгать Линлэй в лицо - это просто слишком страшно. Выпусти он сейчас здесь свой гнев, никто бы не смог его остановить».
Успокоившись, император Иоганн вернул свою благородную, величественную улыбку и вернулся в главный зал.
По улице Боулдер Линлэй и Делия шли плечом к плечу. На обратном пути из императорского дворца он все время молчал. Идущая рядом с ним Делия словно чувствовала, как много боли Линлэй испытывает.
После долгой паузы, Делия тихо произнесла: «Линлэй».
Этим голосом Линлэй был выбит из своего задумчивого состояния. На мгновение, прогнав свои воспоминания, он посмотрел на Делию: «Что такое?».
Делия нежным голосом утешительно спросила: «Ты думаешь о Рейнольдсе?».
Линлэй слегка кивнул: «Делия, в моем сердце босс Йель, второй брат и четвертый брат для меня как настоящие братья. Я никогда даже не рассматривал возможности, что четвертый брат умрет в бою».
Хотя внешне, говоря эти слова Линлэй выглядел спокойным, Делия заметила, что его глаза к текущему моменту сильно покраснели.
Несмотря на то, насколько был жизнерадостным Линлэй, его глаза сейчас были влажными. Можно было себе представить, сколько боли он сейчас испытывает.
Даже если Линлэй специально не вспоминал о делах минувших дней, события из его молодости всплывали в его памяти совершенно непроизвольно. Он до сих пор помнит, как они вчетвером выпивали вместе и смеясь играли, как в их доме они болтали о девчонках из академии… в то время, Рейнольдс и Йель были очень оживленными. Вспоминая небрежное, ленивое поведение Рейнольдса, Линлэй становился только несчастнее.
Они дошли до поместья графа Уортона.
«Милорд», - почтительно произнес стражник у ворот.
Глядя какое-то время на поместье, Линлэй повернулся к Делии: «Делия, ты сейчас можешь вернуться».
«Куда ты идешь?, - поинтересовалась Делия и затем торопливо добавила. – Линлэй, пожалуйста, не делай ничего опрометчивого».
Делия понимала, в каком сейчас находится состоянии Линлэй и что он сейчас даже может спровоцировать катастрофу.
Линлэй покачал головой: «Нет, сейчас я просто хочу наведаться в дом Рейнольдса… клан Данстан!».
Клан Данстан был одним из древнейших кланов Империи О’Брайен. Клан Данстан имел чрезвычайно большое влияние на армию.
Клан Данстан проживал не слишком далеко от императорского дворца.
Используя заклинание Тени Ветра, Линлэй взлетел так изящно, как сам ветер, замысловато бегающий по улицам города. Прежде чем кто-либо мог его заметить, Линлэй уже перемещался на расстояние сотен метров от них.
«Парень, я же говорил тебе быть осторожнее и не злить мадам. Господи… », - двое стражников клана Данстан говорили друг с другом. Прямо сейчас один из них подшучивал над другим.
Другой стражник потирал свое лицо, на котором виднелся ярко-красный отпечаток ладони.
«Я ничего не сделал, что бы могло ее разозлить! Только когда мадам пришла, я был не достаточно далеко от нее, так что она закричала на меня и дала пощечину. Черт, мужик… это нечестно».
«Не жалуйся по поводу того, справедливо это или нет. В бою погиб молодой Мастер Рейнольдс. Тот, кто хотя бы чуть-чуть будет раздражать мадам, просто ищет смерти».

Двое стражников общались друг с другом, но вдруг, с порывом ветра, перед воротами в поместье клана Данстан появилась человеческая фигура.
Стражники были поражены.
«Могу я спросить, кто Вы, милорд?», - поинтересовался один из стражников.
«Доложите, что Линлэй хочет встретиться с лидером клана Данстан», - голос Линлэй был спокоен, но он обладал некой проникающей в душу и сжимающей ее силой.
«Мастер Линлэй?», - двое стражников изумленно переглянулись.
Что за человеком был Линлэй? В понимании большинства людей он был одним из самых мощных воителей всего континента Юлан… он был на том же уровне, что и Святой Император или Хайдсен.
Двое стражников тут же низко поклонились.
«Мастер Линлэй, пожалуйста, подождите. Я сейчас же пойду и отчитаюсь», - закончив говорить, один из стражников тот час же быстро ринулся внутрь поместья. Линлэй спокойно продолжал ждать за воротами стоя прямо и крепко, как воткнутое в камень копье.
Вскоре после этого в его сторону на высокой скорости побежали три мужчины среднего возраста. Предводителем этих мужчин был лидер клана Данстан и отец Рейнольдса: Неон [Ni'en] Данстан.
Узнав, что к их резиденции пришел Линлэй, Неон Данстан сразу же побежал приветствовать его.
Они знали, что сегодня был день грандиозной свадьбы Уортона с Ниной. Но из-за смерти Рейнольдса, все члены клана Данстан были очень сильно подавлены и именно поэтому они не присутствовал на свадебном банкете Уортона и Нины.
«Это Мастер Линлэй?».
Неон Данстан увидел Линлэй еще издалека. Он был очень важной фигурой в мире. Неон сразу почувствовал поражающее душу присутствие Линлэй.
Это было своего рода духовным давлением.
Когда воители достигали определенного прогресса, их дух и душа преобразовывались. Воитель Святого уровня, даже если тот одет в обычную рваную одежду, как правило создает впечатление человека от которого веет благородством больше, чем от большинства знати.

Повернув свою голову, Линлэй увидел, что возле него уже стоит Неон и еще двое других мужчин.
Когда его взгляд прокатился по этим трем мужчинам, все они тяжело вздохнули, прежде чем смогли сердечно поприветствовать его. Лидер клана, Неон, был первым, кто заговорил: «Мастер Линлэй, если есть что-либо, что Вам было нужно, Вы могли просто послать кого-то к нам. Я бы сразу пришел к Вам лично обсудить вопрос. Вам совершенно не было необходимости приходить к нам лично, Мастер Линлэй».
Линлэй совершенно не стесняясь прошел мимо этих трех мужчин и отправился внутрь поместья клана Данстан.
Неон Данстан и остальные были озадачены, но они лишь кротко последовали за ним.
Учитывая нынешний уровень понимания стихии ветра Линлэй, ему было достаточно лишь мысли, чтобы активировать заклинание Разведка ветра. Так что он мог легко “видеть” все в нескольких километрах. Войдя в главный зал клана Данстан, он увидел, что там уже собралось много людей и все они были мужчинами.
«Уважительно приветствуем Мастера Линлэй», - каждый из тех мужчин почтительно поклонился ему.
Линлэй выдавил вынужденную улыбку, а затем произнес: «Вам нет необходимости быть настолько вежливыми. Я думаю, что каждый из вас уже знает причину моего сегодняшнего визита».
Неон Данстан и остальные обменялись взглядами. Довольно долгое время все они находились в оцепенении.
«Умер Рейнольдс, - глаза Линлэй прокатились по окружившим его мужчинам, а его голос начал становиться более глубоким. – Рейнольдс был одним из моих лучших друзей. Мы были близки, как настоящие братья!».
Голос Линлэй переполнил весь зал удушающей аурой.
«Прямо сейчас, единственное, что я хочу знать - как именно умер мой четвертый брат? Было ли это по так называемой “причине”, что его не могли спасти солдаты города Нил, в результате чего он умер в бою!».
Взгляд Линлэй остановился на Неоне Данстане.
Неон Данстан тяжело вздохнул: «Линлэй, Рейнольдс был моим сыном и из-за его смерти я сейчас пребываю в глубокой печали. Но мы не можем контролировать все. На войне люди умирают. Клан Данстан не может поднимать много шума только потому, что умер мой сын. Клан Данстан военный клан. Главной причиной, почему еще с давних пор мы решили, что каждый сын должен прослужить в армии в течение десяти лет, чтобы все они были морально готовы умереть за свою страну. Если они не готовы отдать жизнь за страну, как они могут быть полезны клану?».
«Это я понимаю».
Линлэй спокойно посмотрел на Неона Данстана: «В пожертвовании жизни за свою страну нет ничего постыдного. Однако... почему-то я чувствую, что смерть Рейнольдса перед стенами города Нил является тем, во что трудно поверить. Может быть в городе Нил нет сильных воинов? Я думаю есть… так что помешало им просто спрыгнуть вниз с городских стен и спасти его?».
«Дядя Неон!, - Линлэй пристально посмотрел на Неона Данстана. - Вы должны понять. Умер мой брат. Если он умер славной смертью во время боя, я буду только гордиться им! Но если он погиб бессмысленной смертью или погиб из-за какой-то другой причины, то я обязан выяснить все, что случилось с моим дорогим братом!».
«Если здесь замешаны какие-то посторонние люди, которые стали причиной смерти моего брата! Тогда я заставлю их умереть!!!», - глаза Линлэй были остры как кинжалы.
Неон и остальные чувствовали, что их сердца дрожат.
«Дядя Неон!», - когда Линлэй обратился к нему, его сердце содрогнулось.
«Скажите мне. Ваш сын. Мой брат. Он умер несправедливой, бессмысленной смертью?», - ожидая ответа, Линлэй пристально смотрел на Неона Данстана.
На лице Неона Данстана сейчас было очень сложное выражение, но глядя на Линлэй он твердо ответил: «Мастер Линлэй, огромное Вам спасибо. Однако, мой сын погиб с честью в бою. Его смерть не была несправедливой!!!».
Линлэй еще раз прокатился по лицам всех присутствующих.
«Тогда я прощаюсь с вами», - Линлэй повернулся и немедленно покинул резиденцию клана Данстан.
Видя, что Линлэй ушел, Неон Данстан и все остальные выпустили вздохи облегчения. Неон Данстан немедленно приказал резким голосом: «Все, возвращайтесь к своим обычным делам».
После приказа, Неон Данстан немедленно покинул главный зал и вернулся в свой кабинет.
«Рейнольдс... прости отца!», - еще по дороге, глаза Неона покраснели.
Учитывая влияние и могущество клана Данстан в армии, они естественно знали, что именно там произошло. В течение некоторого времени сын Неона проводил бой с врагом у самых стен города Нил, прежде чем был убит. И принц Юлин лично распорядился, чтобы никто не смел спускаться и помогать или же открывать ворота.
Его смерть была несправедливой!
Сердце Неона было переполнено горькими слезами: «Чтобы отомстить за тебя, Мастер Линлэй может убить принца Юлина. Но его императорское Величество очень сильно любит своего младшего брата. Несмотря на то, что он не посмеет мстить непосредственно Мастеру Линлэй, он безусловно сорвется на нашем клане Данстан».
У него не было выбора!
Если сын уже умер. Они должны действовать во благо живых!
Том 9, глава 39 – Сокрытие истины
Линлэй вернулся в усадьбу графа Уортона. Прибыв, он заперся в своем дворе, запретив вход любому. Хотя сегодня была свадьба Уортона и Нины, узнав, что Рейнольдс умер в бою, Уортон отчетливо понимал, что сейчас чувствует его старший брат.
Никто в поместье графа не решался подойти к Линлэй.
Дверь во двор по-прежнему была закрыта.

Линлэй сидел за каменным столом. Перед ним стоял графин с вином и две чаши. Одна винная чаша стояла перед Линлэй, другая была напротив него. Только... никто не сидел напротив Линлэй.
Он налил вино в обе чаши, затем поднял одну из них и произнес: «Четвертый брат...».
Линлэй смотрел прямо перед собой. Казалось, что его взгляд, мог пробить стены. Его глаза покраснели.
«Пусть земля тебе будет пухом... ».
Подняв голову, Линлэй выпил всю чашу вина.
Четвертый брат умер.
Линлэй просто не мог принять это.
Он пытался выяснить правду и начал с императора Иоганна, после чего стал допрашивать людей из клана Данстан. Он тщательно всматривался в выражения их лиц, пытаясь понять, не скрывают ли что-нибудь люди в клане. Линлэй пришел к выводу...
Неужели его четвертый брат действительно умер героической смертью в бою? Возможно, в этом не было ничьей вины.
Однако было то, что Линлэй не знал - только три или четыре основных члена клана Данстан знали правду. Неон Данстан знал, что Линлэй обратит внимание на выражения их лиц и именно поэтому не сказал никому правду.
Был еще один человек, который знал правду. Мать Рейнольдса!
Это была так называемая “мадам”, о которой охранники упоминали ранее. Мать Рейнольдса была убита горем. Неон очень хорошо знал, что перед Линлэй мать Рейнольдса не сможет притворяться, поэтому женщины не присутствовали в главном зале. Естественно и матери Рейнольдса не было там.
«Четвертый брат, ты самый младший из четырех братьев. Я не мог подумать, что ты уйдешь первым», - сердце Линлэй разрывалось от горя, как будто оно было истерзано ножами, а с глаз не переставая текли слезы.
Резко схватив чашу с вином он выпил ее до дна, не останавливаясь.
«Кашель, кашель».
Выпив так быстро, Линлэй поперхнулся и начал кашлять. Но покашливая два или три раза, Линлэй поднял высоко голову и выпил еще одну чашу.
Бебе и Хаэру очень тихо стояли в углу двора, не смея побеспокоить Линлэй.
«Это был четвертый раз, когда босс был убит горем», - сказал себе Бебе. В первый раз, когда он расстался с Алисой. Во второй раз, когда он узнал о смерти отца. В третий раз, когда дедушка Деринг скончался...
Члены семьи. Друзья. Один за другим они ушли, оставив его.
Линлэй чувствовал сильную боль, но знал... он должен быть сильным. Потому что у него были еще члены семьи и друзья. Он должен быть сильным, как ради мертвых, так и ради живых.
«Позвольте мне просто остаться одному в скорби, в течение трех дней, а затем… ».
Линлэй болезненно прикусил губы. Затем, не сдерживаясь, он плакал, пил, потом смеялся, бормотал что-то, вспоминал, как он хотел... или даже говорил с Рейнольдсом, как будто он был там.
Через три дня!
«Скрип».
Дверь во двор распахнулась. Делия ждала снаружи двора в течение последних нескольких дней, попросив слугу принести каменную скамью. Она сидела там, читая и тихо ожидая Линлэй.
Три дня!
Линлэй заперся в своем дворе и не выходил в течение трех дней, а Делия все это время ждала снаружи.
Услышав скрип открывающейся двери, Делия радостно повернула голову. Она увидела Линлэй, который был одет в длинный, светло-голубой халат. Его спина была прямой и в данный момент он не выглядел угнетенным.
«Линлэй... », - воскликнула Делия и подошла, чтобы поздороваться.
Линлэй посмотрел на Делию и вдруг почувствовал необыкновенное тепло в своем сердце. Учитывая текущий уровень Линлэй, как он мог не знать, что Делия ждала снаружи в течение трех последних дней?
Хотя он был внутри двора и был разделен от Делии дверью, Линлэй чувствовал ее присутствие все время.
Линлэй вдруг протянул руки и крепко обнял Делию.
Делия была ошеломлена.
Линлэй никогда не обнимал ее по собственному желанию раньше!
Держа Делию в своих объятиях, Линлэй опустил голову. Кончик его носа задевал ароматные волосы Делии. Запах был настолько опьяняющим, что вдохнув его, Линлэй почувствовал, что его сердце обретает невероятное умиротворение.
Это было так, будто одинокая маленькая лодка наконец достигла гавани.
«Делия. Спасибо», - голос Линлэй зазвучал в ухе Делии.
Обнимая Линлэй, она положила голову на грудь, и почувствовала себя невероятно счастливой. Она провела годы в академии в надежде и еще десять лет в ожидании... теперь, казалось, будто ее мечты стали ближе, чем когда-либо прежде.
Он и Делия стали на шаг ближе. Наверно, им не нужны были слова и они могли сказать все друг другу просто взглядом. Теперь между Линлэй и Делией не было никаких преград и все было взаимно.
«Что его светлость делает?».
Тихо спросил Гейтс у Уортона, находясь в тренировочном дворе усадьбы.
На лице Уортона появилась легкая улыбка: «После выхода из двора, мой старший брат стал близок с мисс Делией. Когда я увидел его, он даже улыбался. Скорее всего, он чувствует себя намного лучше».
Гейтс слегка кивнул: «Когда его светлость оставался один в течение трех дней, это действительно было очень тревожным моментом».
«Пятый брат, ты думаешь что его светлость также как и ты легко откажется от всего и впадет в отчаяние?», - смеясь сказал стоящий рядом громила.
«Второй брат, почему ты меня критикуешь?», - нахмурившись спросил Гейтс.
Усадьба графа была очень тихой и спокойной. Линлэй продолжал жить, занимаясь тренировками, параллельно готовясь к отправки в Анархические земли.
...
«Ваше императорское Величество, Мастер Линлэй вернулся в нормальное жизненное русло. Он сосредоточился на тренировках. И не ведет разведывательной деятельности. Но, конечно, в день свадьбы лорда Уортона, Мастер Линлэй посетил клан Данстан», - сообщил личный дворецкий императора.
На Лице императора Иоганна была улыбка.
«Замечательно. Ты можешь идти», - спокойно сказал император Иоганн.
Зная, что Линлэй вел себя как прежде, император Иоганн чувствовал себя намного спокойнее.
«К счастью. К счастью, Линлэй поверил в то, что я сказал ему. Клан Данстан также не подвел меня», - император Иоганн был очень доволен.
Он знал, что учитывая влияние клана Данстан в армии, они безусловно знали правду. Скорее всего, они узнали об этом еще до того, как эта информация дошла до императора Иоганна.
Но понятно, что Линлэй ничего не узнал от клана Данстан и по-настоящему верил, что Рейнольдс погиб в бою, а солдаты города Нил были не в состоянии спасти его.
...
Делия уставилась на письмо в руке, потом посмотрела на Линлэй. Выражение ее лица стало довольно мрачным.
«Делия, что случилось?», - Линлэй вопросительно взглянул на Делию.
Делия беспомощно покачала головой: «Это письмо от родителей. Они говорят, что моя бабушка тяжело больна и хотят, чтобы я немедленно вернулась домой. Моя бабушка... ».
Беспокойство и грусть застыли на лице Делии.
Линлэй потянулся, чтобы взять руку Делии. Смотря на нее, он начал ее утешать: «Не волнуйся. С твоей бабушкой все будет хорошо».
«Линлэй, я должна спешить домой, - она с сожалением посмотрела на Линлэй. - Я ведь планировала отправиться с тобой в Анархические земли, но теперь... ».
Линлэй улыбнулся, а потом сказал: «Все нормально. Ты сначала поедешь домой. Учитывая способности моего отряда, мы должны довольно быстро освоиться в Анархических землях. В будущем, когда ты будешь меня искать, это не вызовет у тебя трудностей».
Делия посмотрела на Линлэй, не желая расставаться с ним.
Но бабушка была серьезно больна. Письмо ее родителей вызывало сильное беспокойство. И у нее не было другого выхода... она должна была уехать и через некоторое время вернуться в Империю Юлан.
На следующее утро, Делия, оседлав Дикого Громового Штормового Ястреба, отправилась в путь.
...
В префектуре города центральной провинции Империи О’Брайен. Во дворе роскошной гостиницы. Йель небрежно листал письма.
«Хм? Информация о четвертом брате? Что случилось с четвертым братом? Может быть он получил повышение за военные заслуги?», - намек на улыбку был на лице Йель.
В прошлом, из четырех братьев, Йель и Рейнольдс были в роли мачо. Они вместе гуляли и заводили знакомства с девушками. В то время как Джордж и Линлэй были довольно сдержанными.
Открыв письмо, Йель начал читать.
И как только он это сделал...
Лицо Йель сразу побледнело. Его тело вдруг стало бесконтрольно трястись. Он обхватил голову руками и закрыл глаза. Просидев так в течение долгого времени... Йель, наконец, открыл глаза.
Его лицо сильно побледнело.
«Этого не может быть».
В глазах Йель появились слезы. Вскоре они покраснели. Едва сдерживая горе в своей душе, Йель продолжал читать.
Дочитав он произнес…
«Четвертый Брат!!!!».
Слезы лились по его щекам.
Если кто-то спросит Йель, кто те люди, которых он любит больше всего? Он не ответит, что это его старший биологический брат. Отношения между ними были холодные. В конце концов, в Конгломерате Доусон... была высокая конкуренция.
В течение десяти лет после окончания учебы в Академии Эрнст, Йель старался верить людям, но в действительности не воспринимал их как друзей на всю жизнь. У него в сердце было всего три друга, которых он приобрел еще в молодости.
Джордж. Линлэй. Рейнольдс!
Йель стоял и все его тело вздрагивало. Внезапно вспышка превратила в пепел письмо в его руках.
Йель был магом стиля молнии. Он был самым слабым из четырех братьев и достигнул лишь шестого ранга как маг.
«Принц... Юлин?», - Йель стиснул зубы. Все его тело до сих пор дрожало.
«Ты на самом деле просто стоял и смотрел, как умирает мой брат!!! Меня не волнует, кто ты. Я сделаю так, что ты умрешь!», - Йель глубоко вздохнул, закрывая глаза.
Он пытался заставить себя успокоиться.
Член Конгломерата Доусон был очень влиятельным человеком среди обычных людей, особенно в пограничных городах, таких как город Нил. Купцы и дворяне в таких населенных пунктов тесно поддерживали связь с конгломератом.
Возможно, этот секрет мог быть скрыт от Линлэй, но они не могли держать это в тайне от всевидящего, влиятельного Конгломерата Доусона!
«Наврядли отец мобилизует силы конгломерата, чтобы разбираться с принцем ради меня. Кроме того, даже если он попытается, он не обязательно сможет достигнуть цели», - Йель понимал это.
Принц Юлин был главой юго-восточной провинции. Он контролировал огромное количество солдат. Как мог Конгломерат Доусон бороться против него?
«Третий, брат!», - вдруг на ум Йель пришел Линлэй.
«Разве третий брат не отомстит за четвертого?, - Йель очень хорошо знал, как каждый из братьев заботился друг о друге. Он был уверен, что если Линлэй узнает, почему и как умер Рейнольдс, он обязательно отомстит за него. - Должно быть принц Юлин и император что-то скрыли от него. Третий брат не имеет разведывательной сети».
Всякий раз, когда Йель думал об этом веселом парне, который стал для него очень близким человеком, он чувствовал сильную боль в сердце.
«Четвертый брат, я обещаю тебе, что третий брат и я обязательно отомстим за тебя», - пробормотал себе под нос Йель.
Вдруг, Йель громко закричал: «Ко мне! Приготовьте для меня жеребца немедленно. Я собираюсь в столицу империи прямо сейчас. Быстро! Я выезжаю немедленно!».
Всего через пять минут Йель уже сидел на жеребце, с двумя охранниками по бокам. Он несся к имперской столице. По дороге, Йель ни разу не остановился, он ехал день и ночь, не останавливаясь на то, чтобы перекусить или выпить.
По дороге в столицу империи он сменил лошадей в нескольких городах, продолжая торопиться в имперскую столицу.
После двух дней и одной ночи, Йель и его люди сумели прибыть в столицу империи. Из-за продолжительной дороги, глаза Йель были налиты кровью, а его лицо было мертвецки-бледным, таким бледным, что казалось, что он был серьезно болен.
«Мы здесь».
Издалека Йель увидел поместье графа Уортона. После двух дней и ночи в пути, Йель, наконец почувствовал проблеск надежды.
«Лорд Йель?».
Стражники поместья естественно узнали Йель. В прошлом, Йель часто навещал Линлэй. И поэтому не было никакой необходимости спрашивать разрешения, прежде чем дать Йель войти. Только двое стражников были озадачены, почему Йель выглядел таким изможденным.
«Третий, брат!».
Йель зашел в поместье, а затем начал кричать, что было сил: «Третий брат, выходи! Третий брат, быстро выходи!!!».
Как только Линлэй услышал крик Йель, он сразу же выбежал из своего двора.
Увидев Йель, Линлэй был ошеломлен.
Сейчас лицо Йель было чрезвычайно бледным, а его волосы были в абсолютном беспорядке. Где тот безупречно одетый, красивый, веселый босс Йель?
Увидев Линлэй, Йель сразу подбежал и схватил Линлэй за плечи. Его налитые кровью глаза смотрели на Линлэй и он почти рыдая сказал: «Третий брат, ты обязательно должен отомстить за четвертого брата!».
Том 9, глава 40 – Секреты континента Юлан
Эти слова ошеломили Линлэй.
Отомстить? Для чего?
«Секундочку!», - Линлэй сразу понял. Четвертый брат действительно умер несправедливой смертью.
Линлэй схватил Йель за руки: «Босс Йель, успокойся. Пойдем. Пойдем ко мне. Расскажи все, что знаешь в деталях».
Йель кивнул.
Они с Линлэй зашли во двор.
«Что за обстоятельства привели к смерти четвертого брата?», - лицо Линлэй было сосредоточенным.
Йель встревоженно сказал: «Третий брат, в тот день четвертый брат со своими людьми вел разведку за пределами города. Кто мог подумать, что они столкнутся с солдатами Империи Рохолт? Они значительно превосходили группу четвертого брата по количеству людей. Несмотря на это, он сам и несколько десятков его людей бежали. Четвертый брат со своими людьми изо всех сил бежали в город Нил, уходя от преследования врагов, которых было около трехсот человек».
«Триста?», - Линлэй просто не мог в это поверить.
«Правильно. Но когда солдаты Империи Рохолт выпустили стрелу в стену рядом с местом, где стоял принц Юлин, он был в ужасе. И приказал немедленно закрыть ворота города и не открывать их без его разрешения. Он отдал приказ своим людям стоять на страже города. Это было сделано исключительно для того, чтобы защитить только себя. Что касается четвертого брата и его людей - они продолжали кричать и просить “открыть ворота”, но никто не осмелился сделать это... вот так четвертый брат и его люди были убиты».
Сердце Линлэй начинало пылать яростью.
Представляя все услышанное, он в какой-то момент почувствовал, будто сам находился там. Его четвертый брат кричал, чтобы “открыли ворота!”, но принц Юлин приказал солдатам не впускать их. И никто не осмелился ослушаться его.
Вот так и умер четвертый брат.
Его смерть была несправедливой, бессмысленной. Он не должен был умереть!
«Где тело четвертого брата?», - сразу же спросил Линлэй.
Йель сказал в агонии: «По данным разведывательной сети нашего конгломерата, четвертому брату в плечо попала стрела и тогда, чтобы добить его, враг использовал боевой клинок, ударив им его в грудь. Четвертый брат рухнул в углу стены. А потом, лидер вражеских солдат забрал труп четвертого брата как трофей с войны».
«Что?!», - Линлэй не мог в это поверить.
Триста человек перед воротами города Нил. Стража не проста не помогла, она даже позволила врагу забрать труп четвертого брата».
Это просто не укладывалось в голове.
«Точнее говоря, подавляющее большинство из этих трех сотен солдат остались за пределами диапазона луков. Реальных врагов насчитывалось с десяток. Эти десять воинов не думали о стрелах, - сердце Йель было наполнено горькой болью. - Эти десять воителей убили четвертого брата, а затем взяли его труп с собой ... но, учитывая приказ принца Юлина, ни один из сторожевых солдат не смел выйти наружу, чтобы помочь и вступив в бой».
Солдаты Империи О’Брайен были чрезвычайно дисциплинированными и выполняли все приказы.
Но такие жесткие приказы, честно говоря, было чрезвычайно трудно принять.
«Четвертый брат... », - в голове Линлэй, снова и снова всплывала эта сцена, как его четвертый брат отчаянно кричал “откройте ворота!” около стен города Нил, но солдаты стояли и холодно наблюдали за происходящим отказываясь открыть.
Такая несправедливая смерть… в сердце Линлэй чувствовал непреодолимую ярость.
Четвертый брат умер!
«Иоганн и клан Данстан посмели обмануть меня», - Линлэй узнал правду и понял, что скорее всего клан Данстан сделал это из-за страха обидеть принца Юлина и императора Иоганна.
«Таким образом, получается, что все это было из-за этого принца Юлина!», - ярость Линлэй росла с каждой минутой.
Он слышал о принце Юлине давно. Император Иоганн славился своей предвзятостью и необъективностью, и сделал своего некомпетентного младшего брата главой провинции по административным вопросам. Из этого можно было сделать вывод, что император Иоганн души не чаял в своем младшем брате.
«Третий брат, только ты способен отомстить за четвертого брата», - в ярости сказал Йель.
Сердце Йель было наполнено самобичеванием. Он тоже хотел отомстить за четвертого брата, но был слишком слаб, чтобы противостоять Конгломерату Доусону.
Линлэй кивнул. В его глазах появился холодный свет: «Значит, что принц Юлин и есть причина смерти четвертого брата. Тогда он, безусловно, должен умереть. Линлэй повернулся и посмотрел на Йель. Йель, отдохни. Мне нужно ненадолго отойти».
«Что ты задумал? Ты собираешься наказать его прямо сейчас?».
«Нет».
Линлэй медленно, спокойно покачал головой: «Если я убью Юлина, наиболее вероятно, что император Иоганн отомстит клану Данстан... четвертый брат уже мертв. Я не желаю его клану такой же участи».
...
Гора Бога Войны.
Линлэй стоял перед туннелем, который вел к месту обитания Бога Войны, спокойно ожидая. Именно в этот момент кто-то быстро подлетел к нему. Это был Кастро.
«Линлэй, что Вы здесь делаете?», - удивленно спросил Кастро.
«Я хочу увидеть Бога Войны», - ответил Линлэй.
Кастро кивнул: «Если это так, то позволь мне сообщить о Вашем прибытии».
Но прямо в этот момент в голове Кастро и Линлэй раздался голос: «Входи».
Линлэй уже подготовил заклинание Тени Ветра и поэтому сразу влетел в туннель. Тот знакомый, извилистый путь привел его вглубь туннеля, пока он не достиг ямы. Потом он пролетел еще несколько тысяч метров, опустившись на самое дно.
Через несколько мгновений, Линлэй подошел к кромешно черной каменной двери.
«Грохот».
Здесь по-прежнему пылал жар, превращавший каменные стены в ало-красный цвет.
Линлэй очень уважительно сказал: «Лорд Бог Войны, я думаю, что Вы уже знаете о моем поединке с Хайдсеном. Я полагаю, что я могу рассматриваться в качестве того, кто достоин узнать секреты, о которых Вы говорили ранее».
«Войди», - раздался спокойный голос Бога Войны.
«Грохот...».
Кромешно черная каменная дверь распахнулась сама по себе, открывая туннель перед ним. Сильный поток тепла вырвался изнутри.
Линлэй активировал свою боевую-Ци Драконьей Крови и “Пульсирующую Защиту”.
«Какое жаркое место».
Смотря вглубь туннеля, Линлэй был поражен. На дальнем конце туннеля Линлэй увидел огромный бассейн магмы, который был примерно сто метров в ширину. В нем находилась лава, которая булькала, шипела и кружилась, но это еще было не самое удивительное.
Что поражало больше всего... в воздухе, непосредственно над бассейном магмы, висел огненный шар.
Этот огненный шар был ярко-красного цвета. Он постоянно испускал горячие волны энергии. Линлэй вынужден был использовать Пульсирующую Защиту, чтобы защитить себя. Можно себе представить, какой температуры был этот огненный шар.
Ведь температура обычной лавы не могла навредить Линлэй, даже если бы он шел рядом с ней.
Даже если бы он шел по поверхности лавы, все, что ему было нужно - это контролировать свою боевую-Ци, чтобы защитить себя. Не было никакой необходимости использовать Пульсирующую Защиту. Линлэй вдруг понял, что...
«Где лорд Бог Войны?», - Линлэй подозрительно посмотрел перед собой.
Через мгновенье он огляделся вокруг. Помимо центрального бассейна лавы и всего остального, в поле зрения не было человеческой фигуры.
«Линлэй!», - спокойный голос Бога Войны раздался изнутри огненного шара.
Линлэй в изумлении посмотрел на парящий огненный шар.
Может быть, что Бог Войны - это огненный шар?
Размытая человеческая фигура медленно появилась изнутри этого огненного шара. Внезапно она появилась рядом с бассейном магмы.
Этот человек действительно был Богом Войны.
Линлэй внимательно смотрел на Бога Войны, чья легенда была известна по всему континенту Юлан. Бог Войны не был высоким человеком, имя рост всего около 1,8 метра. На вид этому мужчине было около тридцати лет. У него были густые брови и ярко красные волосы, которые выросли до талии. Тщательно наблюдая за ним, Линлэй вдруг понял, что наверху ярко красных волос Бога Войны виднелись несколько пылающих огней.
Лицо Бога Войны было черствым и холодным, как гранит, а его глаза были чрезвычайно острыми.
С каждым движением он излучал абсолютную уверенность. В его присутствие чувствовалось что-то ужасающее, заставляющее сердце Линлэй дрожать.
Такая власть!
«Здравствуйте, Бог Войны», - уважительно сказал Линлэй.

Бог Войны внимательно посмотрел на Линлэй, намек на улыбку появился в уголках его губ. Он спокойно кивнул: «Неплохо. Я смотрел твой поединок с Хайдсеном. Твоя техника атаки довольно интересная».
Намек на улыбку появился на лице Линлэй.
«Лорд Бог Войны, теперь я могу узнать о секретах континента Юлан, верно?», - Линлэй уже давно решил, что прежде, чем отправиться в анархические земли, он придет увидеть Бога Войны.
А теперь он должен был отомстить за четвертого брата.
Линлэй уже все решил. После мести за четвертого брата, он немедленно отправится в анархические земли. Кроме того, встреча с Богом Войны необходима не только для того, чтобы узнать секреты. Бога Войны может посодействовать в подавлении Иоганна.
Кого же Иоганн боялся больше всего? Без сомнения, это был Бог Войны!
«Линлэй, атака, которую ты разработал, безусловно уникальная. Твой текущий уровень силы находится наравне с Хайдсеном и достаточен, чтобы быть осведомленным о секретах континента Юлан», - спокойно сказал Бог Войны.
Линлэй очень внимательно слушал.
«Линлэй, ты знаешь, как я стал Божеством?», - Бог Войны вдруг посмотрел на Линлэй.
«Разве не через получение достаточного понимания Законов, что позволило Вам прорваться дальше Святого уровня и стать Божеством?», - Линлэй посмотрел на Бога Войны в недоумении.
Бог Войны покачал головой: «Пробиться на Божественный уровень не так легко. Даже Сезар со своим необыкновенным талантом потратил пять тысяч лет до достижения Божественного уровня. Как по мне... хотя в прошлом я действительно достиг пределов Святого уровня, сделать последний шаг и прорваться было чрезвычайно трудно. Пять тысяч лет назад, во время боя, мне повезло получить божественную искру Полубога. Я слился с этой божественной искрой... и, таким образом, я стал Божеством».
Линлэй был ошеломлен.
Так всемогущий Бог Войны, которого все превозносили до небес, фактически прорвался, потому что получил божественную искру Полубога.
«Что, ты сильно разочарован?», - засмеялся Бог Войны.
Линлэй покачал головой: «Нет, просто невероятно, что в прошлом, Вы были в состоянии достигнуть пределов Святого уровня всего за несколько сотен лет. Ваш старший ученик, Фаин, провел тысячи лет за тренировками. И в настоящее время он должен достигнуть пределов Святого уровня».
Бог Войны засмеялся.
Он был очень доволен ответом Линлэй. Действительно, достигнуть пределов Святого уровня за нескольких веков было крайне сложно.
«В действительности трудно достичь пределов Святого уровня. Тот, кто достигнет максимума в рамках Святого уровня, безусловно в самом конце пути понимания Законов элементов, которые он выбрал. Чтобы преодолеть этот барьер, человеку нужно испытать внезапное прозрение! В одно мгновение он должны слиться и объединить все аспекты Законов элементов, в которых он тренируется. Только тогда ему удастся прорваться».
Бог Войны вздохнул: «Во всем континенте Юлан несколько десятилетий назад было шесть Святых, которые достигли пределов Святого уровня. Им было необходимо сделать один шаг, прежде чем прорваться на Божественный уровень. К этому моменту Сезар уже пробился к этой цели и осталось пять Святых. Одним из них является Фаин».
«В настоящее время, на континенте Юлан, если не брать в учет Божеств, Фаин и четверо других являются основными силами. У тебя уже был шанс узнать, насколько мощным является Фаин».
Линлэй слегка кивнул.
Теперь он по-настоящему понимать, кто есть кто на континенте Юлан.
«Лорд Бог Войны, каким уровнем силы обладает Святой Император, если сравнивать его с теми скрытыми воителями?».
В будущем, Линлэй несомненно будет иметь дело со Святым Императором. Естественно, ему нужно было знать ответ на этот вопрос.
«Святой Император?»
Бог Войны сделал паузу, а затем сказал: «Среди скрытых воителей континента, если не брать в учет Божеств, Фаина и ему подобных Святых, которые в шаге от прорыва на следующий уровень... Святой Император и подобные ему идут следом. На этом уровне находятся около 10 человек. Под ними люди уровня Хайдсена. Большинство воителей континента находятся примерно на одном уровне с Хайдсеном.
«Святой Император является более мощным, чем Хайдсен?», - Линлэй запомнил этот маленький факт.
Бог Войны бросил предупреждающий взгляд на Линлэй: «Святой Император тренируется в рамках магии Судьбы. Магия Судьбы является чрезвычайно мощной. Поэтому очевидно, что он сильнее Хайдсена».
Линлэй посмотрел на Бога Войны, а потом спросил: «Лорд Бог Войны, каковы секреты континента Юлан? Какие они?».
Линлэй было безумно любопытно.
По какой причине континент Юлан привлекает так много воителей, которые желают остаться в этой плоскости?
«В четырех высших плоскостях, у плоскости континента Юлан есть другое название», -намек восторга был на лице Бога Войны.
«Какое название?», - глаза Линлэй загорелись.
«Некрополь Богов!», - тихо сказал Бог Войны.
«Некрополь Богов?, - сердце Линлэй заколотилось. - Лорд Бог Войны, даже если Божества собирались умирать, разве есть смысл возвращаться на континент Юлан, чтобы быть похороненными здесь?».
«Конечно, нет, - засмеялся Бог Войны спокойно. Пять тысяч лет назад, многие из воителей, которые пришли из других плоскостей, являлись Божествами. Были даже Боги и Высшие Боги. Они воевали и убивали здесь, на континенте Юлан. В конце концов, если не брать в учет тех, кто покинул плоскость, практически все эти воители умерли здесь».
Том 9, глава 41 – Расположение Бога Войны
«Во время одного из таких сражений мне очень повезло. Я довольно далеко спрятался и мне посчастливилось заполучить божественную искру Полубога. Если бы она оказалась божественной искрой Бога, я бы не смог поглотить ее и слиться с ней», - спокойно улыбнулся Бог Войны.
Линлэй вдруг начал понимать.
Существуют определенные предпосылки, перед тем как кто-то мог бы слиться с божественной искрой.
Кто-то, кто еще не достиг Божественного уровня, вероятней всего, будет в состоянии слиться только с божественной искрой Полубога.
«Почему воители из других плоскостей спускались на континент Юлан? И к тому же затем еще и сражались?», - сразу спросил Линлэй.
Бог Войны взглянул на Линлэй: «В настоящее время тебе не нужно об этом знать».
Было очевидно, Бог Войны пока не хотел рассказывать Линлэй об этом.
У Линлэй не было выбора, кроме как промолчать.
«Некрополь Богов открывается каждый раз в тысячу лет. Каждый раз, когда он открывается, те, кто получают от нас, Божеств, разрешение войти, могут учувствовать в разведке Некрополя Богов, - Бог Войны взглянул на Линлэй. - Но я должен сказать тебе, что Некрополь Богов крайне опасное место!».
«Кто-нибудь когда-нибудь добивался успеха?», - спросил Линлэй.
«Конечно, - уверенным тоном произнес Бог Войны. - Но только один человек. И самое смешное, как только он приобрел божественную искру Полубога и затем прорвался, он сразу же отправился к высшим плоскостям».
Линлэй про себя рассмеялся.
Стать Божеством чрезвычайно трудно.
Но не было бы намного проще заполучить божественную искру в Некрополе Богов, а затем слиться с ней? Не удивительно, что многие из тех выживших здесь счастливчиков решили остаться на континенте Юлан.
В конце концов, в Высших Плоскостях воитель Святого уровня вряд ли сможет заполучить божественную искру.
«Лорд Бог Войны, есть какие-либо различия между становлением Божеством через слияние с божественной искрой и становлением Божеством через собственное понимание и прорывы?», - спросил Линлэй.
Бог Войны вздохнул и кивнул: «Есть. После поглощения и слияния с божественной искрой, твои будущие тренировки становятся гораздо сложнее. В конце концов, божественная искра с которой ты сливаешься не является той, которая естественным путем снисходит в тебя и затем образуется в душе. Есть качественные различия».
Линлэй кивнул.
В глубине своей души Линлэй высоко оценил тот факт, что Бог Войны рассказал ему настолько важную и ценную информацию.
«Но даже если так и что? Линлэй, если бы я поставил сейчас перед тобой божественную искру и сказал, что слившись с ней ты станешь Полубогом, но при этом ценой будет твое более медленное и сложное развитие в дальнейшем… ты бы отказался с ней слиться?», - Бог Войны вопросительно посмотрел на Линлэй.
Линлэй был поражен.
Действительно. Если бы перед ним была поставлена божественная искра Полубога, которая дает шанс стать Божеством и даже зная, что дальнейшее развитие будет намного медленнее… скорее всего, подавляющее большинство Святых не думая сразу бы приняли ее и слились с ней.
«Думаю, хватит. Линлэй, если у тебя больше нет вопросов, ты можешь идти», - спокойно произнес Бог Войны.
Линлэй поспешно сказал: «Лорд Бог Войны, в течение нескольких дней я планирую добраться до Анархических земель, но мой младший брат Уортон, скорее всего, останется в имперской столице… и я боюсь, что силы Сияющей Церкви будут угрожать ему… ».
«Не волнуйся. Имперская столица - это не место, где Сияющая Церковь может действовать, как ей заблагорассудится», - спокойно ответил Бог Войны.
Услышав слова Бога Войны, Линлэй почувствовал облегчение.
«Лорд Бог Войны, нынешний император, Иоганн... - Линлэй даже не успел договорить, как Бог Войны хмурясь ответил. - Я дал тебе талисман. Просто покажи его Иоганну и он будет знать, что ты представляешь мои власть и слово. Каждое поколение императоров знает об этом».
Линлэй был поражен.
Талисман с выгравированным на нем словом “Война”, который ему ранее дал Бог Войны, на самом деле имеет такие полномочия?
Бог Войны холодно взглянул на Линлэй: «Но тебе лучше не использовать этот талисман слишком часто. Если ты ввергнешь империю в состояние хаоса, то ты должен будешь самостоятельно все исправить. О, верно… когда ты окажешься в Анархических землях, там есть человек, которого ты не можешь позволить себе оскорбить».
Линлэй был поражен: «Кто?».
В Анархических землях же нет каких-либо известных воителей, верно?
Бог Войны спокойно продолжил: «Этот человек один из пяти сильнейших Святых и он живет в Анархических землях. Его зовут Дэсри [De'si'li]. Он практикует Законы Света и его сила находится на одном уровне с силой Фаина».
Линлэй сразу запомнил это имя.
Кто-то, кто находится на одном уровне силы с Фаином, безусловно является человеком, который всего в нескольких шагах от становления Божеством.
«Достаточно. Ты можешь уйти», - спокойно произнес Бог Войны.
Линлэй сразу поклонился и повернулся, готовясь уйти.
«И помни, относись с добротой к своему магическому зверю Бебе», - с внезапным вздохом добавил Бог Войны.
Потрясенный Линлэй повернул свою голову в сторону Бога Войны. Он не был удивлен, что Бог Войны знает о существовании Бебе, но почему Бог Войны сказал ему, что он должен относиться с добротой к Бебе?
Бог Войны больше не обращал внимания на Линлэй. Сделав один шаг, его волосы начали словно течь, обвиваясь вокруг его тела и он вошел обратно в парящий огненный шар возвращаясь к своим тренировкам.
«Бебе?».
Линлэй и правда чувствовал, что Бог Войны слишком хорошо относится к нему. Касалось ли это свадьбы Уортона или того, что он рассказал ему так много секретов или вещей об его будущей поездке… в глубине своего сердца Линлэй начал чувствовать, что это было связано с Бебе.
Бебе?
Линлэй помнил, как Бебе сказал ему, что он принадлежит к клану Бейрут.
«Сила Бебе ужасающа, а его темпы роста еще более удивительны. Он пришел из клана Бейрут и теперь Бог Войны сказал… », - Линлэй вдруг начал задаваться вопросом о личности Бебе.

Имперская столица Чэнн. Императорский дворец. Цветники.
Император Иоганн был в прекрасном настроении. Он неторопливо прохаживался в своем саду. Линлэй больше не обращал внимания на то дело, связанное с Рейнольдсом и он чувствовал себя гораздо более расслабленным.
«Ваше императорское Величество, к нам кто-то летит», - вдруг сказал его личный слуга.
Кто-то летит?
Воитель Святого уровня!
Император Иоганн сразу повернулся в указываемую сторону. Там он увидел парящего в небе и одетого в синие одежды Линлэй. В мгновения ока Линлэй уже оказался в саду.
«Ах, так это Мастер Линлэй, - улыбка сразу расцвела на лице императора Иоганна. - Есть что-то, что Вам нужно от нас, Мастер Линлэй?».
Линлэй посмотрел на дворцового слугу.
«Оставь нас», - обратился император Иоганн к своему слуге, который тут же ушел поодаль. Теперь в саду остались только Линлэй и император Иоганн. Даже ближайшие стражники были более чем в ста метрах от них.
Линлэй безэмоционально смотрел на императора Иоганна.
Видя у Линлэй такой взгляд, император Иоганн почувствовал озадаченность и беспокойство. Может быть Линлэй обнаружил, что смерть Рейнольдса была связана с принцем Юлином?
«Император Иоганн, ты все еще полагаешь, что рассказал мне всю правду касательно смерти Рейнольдса в бою?», - Линлэй холодно смотрел на императора Иоганна.
Сердце императора Иоганна ушло в пятки. Он чувствовал, словно он начал падать в бездонную пропасть.
Император Иоганн не был дураком. Услышав слова Линлэй, он естественно догадался, что Линлэй скорее всего уже все знал.

«Линлэй, это был пришедший отчет из армии. Он не должен быть ложным», - серьезным тоном произнес Иоганн. Смысл его слов был ясен как день, даже если эта информация в итоге и оказалась ложной, это было только по вине военных и не имеет ничего общего с ним, Иоганном.
Линлэй посмотрел на императора Иоганна.
«Император Иоганн, исходя из того, что я смог разузнать, мой дорогой друг Рейнольдс возглавлял на задании разведки группу рыцарей, но в итоге был загнан силами Империи Рохолт к стенам города Нил. Преследующих было всего триста человек! Но в то время, из-за страха за свою собственную жизнь, принц Юлин приказал солдатам оставаться на месте и только защищать город!».
Лицо Иоганна резко изменилось.
«Столкнувшись всего с тремя сотнями воинов, почему бы гарнизону, состоящему из десятков тысяч воинов, оставаться в городе Нил и ничего не предпринимать?, - голос Линлэй становился все холоднее. – Мой брат Рейнольдс и его десять выживших подчиненных долго кричали у ворот, чтобы те открыли им ворота. Но принц Юлин приказал, чтобы ворота оставались закрытыми. В результате чего… Рейнольдс и все его люди бесцельно потеряли свои жизни!».
Линлэй холодно смотрел на Иоганна: «Император Иоганн. Скажи мне, как мы должны разобраться с этим вопросом?».
Император Иоганн уже понял, что способа, которым он сможет хорошо и выгодно для него разрешить эту ситуацию, просто нет. Он не смел лгать или увиливать перед воителем на пике стадии Святого уровня. Какое вообще он мог использовать оправдание?
Лицо Иоганна стало стальным: «Юлин, вот уб**док!».
Иоганн посмотрел на Линлэй яростными глазами: «Мастер Линлэй, мы понятия не имели, что Юлин сделал нечто подобное. Он стал позором нашей империи. Мастер Линлэй, пожалуйста, не беспокойтесь. Мы гарантируем Вам, что примем все возможные меры, чтобы наказать его. Завтра, нет, прямо сейчас, мы пошлем наших старших министров в юго-восточную провинцию и будем со всей строгостью и скрупулезностью расследовать это дело. Мы, безусловно, не отпустим тех, кто совершил это преступление с легким наказанием!».
С самого начала Линлэй ясно понимал, что за уловки использует Иоганна.
Иоганн пошлет кого-нибудь?
Даже если они обнаружили что-то, они не найдут ничего, что бы указывало на вину принца Юлина в совершении серьезного преступления.
«Ваше императорское Величество, нет необходимости утруждать себя. Тот, из-за кого произошла смерть моего брата, умрет от моих рук», - голос Линлэй был холоден и жёсток, в результате чего сердце Иоганна задрожало.
Император Иоганн начал становиться безумнее.
Линлэй на самом деле говорил ему, что собирается непосредственно пойти и убить Юлина! Он собирался пойти и убивать брата Иоганна? Он, Иоганн, имел только одного брата. Кто такой Рейнольдс? Он обычный дворянин. Если он умер, то умер.
Как может жизнь Рейнольдса сравниться с жизнью брата Иоганна?
«Линлэй, империя имеет свои имперские законы», - холодным голосом произнес император Иоганн.
Ради своего младшего брата, на этот раз он решил попробовать и столкнуться с Линлэй в лоб.
Линлэй посмотрел на императора Иоганна и холодным и спокойным тоном продолжил: «Осмелюсь спросить, в соответствии с военными законами, какое наказание ждет тех, кто боится сражаться с врагом? А еще и численностью всего в триста воинов и когда рядом с ним убивают его собственных солдат?».
«Наказание действительно смерть, - кивнул Иоганн. - Тем не менее, расследованию еще предстоит выяснить, что именно там произошло».

Линлэй смотрел на Иоганна: «Для меня то, что произошло, довольно ясно. Сейчас я всего лишь пришел сообщить тебе, что я собираюсь сделать. Иоганн... не испытывай удачу. Я не думаю, что ты можешь сковать меня обычными мирскими законами или хотя бы ограничить».
Воители Святого уровня действительно были свободны от мирских законов и ограничений.
Император Иоганн посмотрел на Линлэй. Как вдруг, он продолжил мягким и в то же время умоляющим голосом: «Линлэй, у Вас ведь тоже есть младший брат. Вы должны понять, как я себя чувствую».
«Ха-ха..., - Линлэй громко рассмеялся. – Кажется, ты предполагаешь, что пока есть старший брат, то кто-то может пойти и безнаказанно убить любого из моих братьев, а затем их старший брат придет и скажет: “У тебя же тоже есть младший брат”? После чего я прощу их младших братьев?».
Лицо Линлэй было настолько холодным, что казалось, что его покрывает слой инея.
«Смешно!».
Это было действительно смешно. Кто-то убил его брата и теперь пытается надавить на его сочувствие, говоря об отношениях между старшими и младшими братьями.
«Линлэй, ты... », - император Иоганн был в ярости.
«Иоганн, я надеюсь, ты не позволишь себе действовать слишком опрометчиво. В противном случае… », - движением кисти, в руке Линлэй появился алый талисман, который ему дал Бог Войны.
Увидев в руке Линлэй талисман, императора Иоганна словно окатили ведром ледяной воды. Все его тело начало дрожать.
«Талисман Бога Войны?», - Иоганн недоверчиво смотрел на талисман.
После основания Империи О’Брайен, Бог Войны О’Брайен отрекся от престола и передал трон своему сыну, который впоследствии передал его последующему поколению. И каждое поколение императоров знало, что Талисман Бога Войны представлял самого Бога Войны!
Тот, кто держит в своей руке Талисман Бога Войны, имеет власть, которая даже может заставить отречься императора от престола!
Естественно, у очень малого круга людей был такой талисман и те люди не посмеют сфальсифицировать приказ от Бога Войны.
«Это хорошо, что ты узнаешь Талисман Бога Войны, - Линлэй спокойно смотрел на императора Иоганна. - Иоганн, меня мало волнует то, что ты не можешь вести дела беспристрастно. И надо сказать я сам не такой человек, что считает себя воплощением чести и праведности. Тем не менее, не пытайся ограничивать меня и я не буду создавать проблем… я также не люблю, когда другие люди создают проблемы для меня».
«И еще, я не потерплю, чтобы ты хоть каким-то образом проявлял враждебные действия против клана Данстан, клана моего друга Рейнольдса», - спокойно закончил Линлэй, после чего развернулся и сразу поднялся в воздух, полетев на восток.
А Иоганн, с опустошенным видом, просто наблюдал за улетающим Линлэй.
Он знал, что Линлэй направлялся в юго-восточную провинцию, чтобы убить его младшего брата. Но разве он посмел бы попытаться остановить его? В данный момент, Иоганн даже не решился поспорить с Линлэй.
Он был императором.
Но кто дал ему эту власть? Бог Войны! Одно слово Бога Войны могло заставить его отречься от престола. Если такое случится, он, Иоганн, не будет иметь совершенно никакой власти. Потеря жизни своего младшего брата или потеря его императорской власти… что более важно?
Иоганн выбрал для себя.
Линлэй на большой скорости летел в