Готовый перевод Okoborehime to Entaku no Kishi / Последняя принцесса и рыцари круглого стола: Глава 1.4 Рыцари Круга

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

– Что-то случилось? Выглядишь неважно.

Ааа, кажется, я потеряла сознание. Думаю, меня отравили.

   Лети бессознательно отправилась в пространство Короля-рыцаря. Сегодня тут присутствовали только Король-лев Александр и Король-чиновник Карлхайнц.

– Из имеющихся у тебя двенадцати мечей, не считая Рыцарский меч, никогда и никому не отдавай исцеляющий Меч Земли и Стальной Меч, который защитит твое тело от атак, – сказал король Александр с вялой улыбкой на лице, судя по всему, он был раздражен.

– Так ты оставил их себе?

– Да, оставил. Вот почему мы, реинкарнации Короля-рыцаря Кристиана, по сравнению с другими королями способны достичь куда больше. Меч Земли способен нейтрализовать большинство ядов, а если у тебя будет Стальной Меч, то даже удар меча обернется для тебя лишь мелким порезом.

– Понятно. Но, согласно истории, твой премьер-министр все равно убьет тебя, не так ли?

– Да. И мне очень интересно, как он это сделает...

   Король Александр уже принял новость о своей приближающейся смерти и даже сказал, что с нетерпением ждет ее. Сложив руки на груди, Лети оглядела комнату.

   На стене висел гобелен, выложенный из амулетов для фей. На ковре же были вышиты многочисленные легенды о богах, в которых Лети верилось с большим трудом, поскольку религия в ее период времени была монотеистической. Эти покои, эта комната, действительно выглядела странно для ее времени.

– Интересно о чем думал Король-рыцарь, когда создавал эту комнату? Если он создал эту комнату для того, чтобы собрать все свои реинкарнации, то почему он сам ни разу тут не появился?

– ...Может, он просто хотел сбежать ...точно так же, как мы? – предположил Король-чиновник Карлхайнц.

– Я думаю, что он здесь, просто мы его не видим.

   Покои Короля-рыцаря стало для них местом, где они могли бы свободно подумать о всяких "Что если бы?" в своей жизни.

   Что, если король Александр бросит корону и покинет страну? Спасет ли он этим свою жизнь? Выживет ли он?

   Что, если король Карлхайнц бросит корону и уйдет вслед за женой? Появится ли тогда у него шанс вернуть их прежние отношения? Смогут ли они жить простой и мирной семейной жизнью?

   Что, если Лети не суждено стать хорошей королевой? Может, было бы лучше, если ее более талантливые братья унаследуют корону?

   В этом пространстве, где единственными свидетелями были другие реинкарнации Короля-рыцаря, которые жили в разное время, а это значит, что их пути никогда не пересекутся, каждый король мог быть самим собой.

Хмм?

   Лети показалось, что она слышит, как кто-то зовет ее, она обернулась, но позади нее никого не было. Голос, который она слышала, был не из этого пространства, кто-то звал ее в реальности.

– Мне пора идти. Кто-то зовет меня.

   Этот назойливый громкий голос зовет меня. Пожалуй, сейчас самое время "прийти в себя".

   И Лети покинула покои Короля-рыцаря.

◆◇◆◇◆

– Принцесса Летиция!

   Лети нахмурилась, услышав низкий, но такой громкий голос, который бил ей по ушам. Даже обычный баритон может стать смертельным оружием для человека с больной головой.

– С мечом в правой руке и щитом в левой руке, я клянусь служить вам до самой смерти. Если скажешь это, я проснусь, – сказала Лети, продолжая лежать в кровати с закрытыми глазами.

   Это были слова рыцарской клятвы. Другими словами, она вновь требовала у Дюка стать ее рыцарем.

– Судя по вашему поведению, вы в полном порядке, а значит, мне пора идти.

– Который сейчас час? Солнце уже село, но...

– Да, вот только с тех пор, как вас отравили, солнце садилось уже три раза. Прошло уже три дня.

   Услышав это, Лети неожиданно встала. Но от столь резкого движения и вызванной ядом слабости у нее закружилась голова, и она упала обратно на кровать. Лети так и не смогла встать на ноги, поэтому просто сдалась и села.

– Что ты имеешь в виду, говоря, что прошло уже три дня?

– Эй, не мучай себя. Ложись.

– Следи за своей речью.

– Хмм ... ПОЖАЛУЙСТА, ВАШЕ ВЫСОЧЕСТО, ЛОЖИТЕСЬ ОБРАТНО В ПОСТЕЛЬ. Поймите, еще вчера вы были на грани жизни и смерти.

– Тогда это был действительно сильный яд. Думаю, если бы ты выпил его... То умер бы мгновенно. Я рада, что смогла вовремя тебя остановить.

   Выпив чай, Лети почувствовала судорогу, пробежавшую по телу, а язык онемел. Она знала, что не умрет из-за этого яда, но никто не обещал, что это будет безболезненно. Этот случай преподал ей хороший жизненный урок, и в следующий раз она будет более осторожна.

– Итак, как сейчас обстоят дела? Преступника уже схватили?

– Принц Леонхардт попросил меня охранять тебя, он так же возглавил расследование, объединившись с Королевским Рыцарским Орденом ...но насколько я слышал, они так не смогли получить никакой информации от той горничной, как бы они не старались. Найти настоящего преступника будет очень сложно.

   Лети вздохнула с облегчением, услышав отчет Дюка.

– Понятно. Лучше прекратить поиски настоящего преступника.

   Дюк был удивлен этим ответом. Он думал, что Лети будет смеяться над некомпетентностью Ордена, поэтому этот неожиданный ответ смутил его.

– Разве не будет лучше, если мы поймаем преступника? Это гарантирует  вашу дальнейшую безопасность.

 – Нет. Подумай. Кто главные подозреваемые в этом деле? Принц Фридхельм и принц Гвидо. Если против одного из них действительно найдут доказательства, то политический баланс, который я столько времени создавала, рухнет.

– Политический баланс?

– Если мои братья перестанут держать друг друга под контролем, то я окажусь в наименее благоприятной ситуации. Если один из них выпадет из этого уравнения, то наша страна разделится между мной и тем, кто останется. Я должна сохранить этот баланс до тех пор, пока не умру. Сохранение мира в Соммвеселе куда важнее, чем поимка преступника. Кроме того, не будет ли так лучше и для тебя? В конце концов, ты друг принца Фридхельма.

Дюк согласился с тем, что Лети говорит правду. Он бы не хотел, чтобы его друга обвинили в попытке убийства Лети.

– Но... а как же ваши чувства? Возможно, один из ваших братьев пытается вас убить, неужели вы ничего не чувствуете?

   Хотя Лети только что проснулась, в первую очередь она позаботилась о безопасности королевства. Но Дюк уже знал. Он знал, что Лети была не только идеальной принцессой, он знал, что все свои чувства она скрывает за своим совершенно спокойным лицом.

– Наши теплые семейные отношения закончились, когда мне было девять, и последние восемь лет мы вели себя так, словно были чужими друг другу. Но я вовсе не хочу возвращаться в то время, когда мы были маленькими детьми, – резко ответила Лети, тон ее голоса явно намекал на то, что эта тема уже закрыта. – Забудь про это и просто прими мои извинения за то, что втянула тебя в такую неразбериху. Уверена, что тебе не сильно понравилось быть подозреваемый.

– Ну, ничего не поделаешь. В любом случае, я был просто идеальным подозреваемым.

   Когда Леонхардт узнал, что Лети была отравлена, то, конечно, его подозрения в первую очередь пали на Дюка. Дюк был другом Фридхельма, а его семья была сторонниками принца Гвидо. У него были причины для того, чтобы отравить принцессу.

– Вам не нужно беспокоиться обо мне. Беспокойтесь о себе. Вы…

– Переживаешь? Я ценю твои чувства. Не мог бы ты передать Леонхардту мое сообщение? Скажи ему явиться сюда немедленно, и если кто-нибудь еще зайдет внутрь, то я убью его.

– Вы суровы.

– Они первыми это начали. Во всяком случае, прими мои извинения за то, что тебе пришлось три дня быть телохранителем. Я понимаю, что у тебя есть и своя работа. Позже я выражу свою благодарность тебе официально.

   Лети попросила Дюка уйти, но один вопрос все еще мучал его:

– Это же была ложка, верно? Вы же бросили в меня ложку, не так ли?

– Да. А ты что, увидел вилку?

   Дюка ее ответ не убедил, он был немного смущен во время допроса. Он четко видел, как Лети бросила в него ложку, но ему казалось, что это было что-то более острое.

– ...Разве чашка разобьется, если ее ударит простая ложка?

– Если на чашке уже есть трещина, то ее можно сломать даже голыми руками, не так ли? – ответила Лети, помахав рукой Дюку.

   Но Дюк не решался уйти по двум причинам. Во-первых, эта ложка все еще не давала ему покоя, и во-вторых, он чувствовал, что просто уйти, после того как он выполнил данный ему приказ, было слишком невежливо. Но, в конце концов, он решил отбросить эти мысли и вышел из комнаты.

   Пройдя несколько шагов, Дюк оглянулся на закрытую дверь, ведущую в комнату Лети. Он запутался и не знал, что ему делать дальше.

   И где, черт подери, я сейчас оказался?

   Дюк находился на границе, на нейтральной земле, он был другом Фридхельма, но его семья поддерживала принца Гвидо, хотя лично он, конечно же, был на стороне Фридхельма. И все же он смотрел на этот инцидент с точки зрения Лети. Он беспокоился о том, что принцессу чуть не убил кто-то из ее же братьев, он даже подозревал в этом Фридхельма.

   Ее жизнь спасли прямо у тебя на глазах. Конечно, для тебя было естественно беспокоиться о неё. Это просто естественно.

   Разложив свои чувства по полочкам, Дюк убедил себя, что еще слишком рано признавать перемены внутри себя.

– Как там сестренка?

   Леонхардт нашел Дюка раньше, чем Дюк смог найти его.

   Оба выглядели ужасно, так как с момента инцидента ни один из них так и не смог нормально поспать.

   Когда выражение лица Леонхардта становилось серьезным, то всем было очевидно, что он и Лети были братом и сестрой. Обычно он носил потертый халат и очки, из-за которых не было видно его глаз, а при встрече он лишь без умолку  болтал о своих исследованиях. Но стоило ему снять очки и замолкнуть хоть на секунду, как он тут же превращался в красивого юношу.

– Принц Леонхардт, Ее Высочество послала меня за вами и просила никого не впускать в ее комнату.

– Неужели? Ну, теперь ты можешь сложить свои обязанности охранника принцессы. Будь осторожен по пути домой! – сказал Леонхардт  и, достав свой платок, помахал Дюку вслед. Стоило принцу открыть рот, как он моментально вернулся к тому неряшливому образу, какой у него был изначально.

   Как только Леонхардт освободил его от обязанностей, Дюку следовало бы уйти, но его тело не двигалось.

– О... о... ты не идешь домой? Но тебе больше нечего делать в замке. Или ты думаешь, что тебя все еще подозревают.

   Леонхардт посмотрел на Дюка таким пронзительным взглядом, что Дюк неожиданно почувствовал, как его проткнули насквозь. Леонхардт улыбнулся.

– Если тебе так хочется остаться, то почему ты просто не станешь рыцарем сестренки?

– Боюсь, у меня другие планы. Прошу меня извинить, – ответил Дюк и, повернувшись на каблуках, ушел.

   Леонхардт усмехнулся, наблюдая, как уходит Дюк.

Хммм... ахаха... Может быть, все не так безнадежно, как я думал.

   Леонхардт слышал рассказы о Дюке Барчете, поэтому думал, что уговаривать его – это бесполезная затея, но, похоже, он просчитался. Напевая, Леонхардт вошел в комнату Лети.

◆◇◆◇◆

   Выслушав доклад Леонхардта и раздав необходимые указания, Лети снова заснула. Она проснулась, когда услышала неожиданный стук в дверь.

– Кто там?

   Это могла быть горничная или кто-то из ее братьев или сестер решил навестить ее ...или, может быть, это был кто-то из нежелательных посетителей. Лети сосредоточилась на своей правой руке. Человек, который пришел, действительно был нежелательным посетителем, но также и ее братом.

– Эй! Ты в порядке... конечно же, нет... Но выглядишь неплохо.

   Лети бросила подушку ему в лицо, как только он вошел в комнату, но они довольно давно знали друг друга, поэтому для ее старшего брата Фридхельма не составило никакого труда поймать подушку и бросить ее обратно.

– Где твои манеры? Ты вошел в комнату дамы без разрешения! Выйди немедленно и, досчитав до двухсот, зайди обратно!

– Не волнуйся, мое сердце не дрогнет, даже если увижу тебя в неглиже. Да, мэм, я выйду и сосчитаю до двухсот.

   Фридхельм сделал так, как сказала ему Лети, убегая от толстой книги, кинутой ему вслед. Он зашел в комнату только после того, как досчитал до двухсот, и с удивлением обнаружил, что Лети, уже аккуратно одетая и причёсанная, сидит на стуле.

– Тебе лучше оставаться в постели. Ты ведь еще не до конца выздоровела, верно?

– Со мной все будет в порядке, как только я посплю. И так? Что тебе от меня нужно?

   Фридхельм лег на диван и вытянул ноги так, словно он был хозяином этой комнаты.

– Навещаю больную сестренку. Для чего еще я бы сюда пришел? Леон носится туда-сюда со своим расследованием. Конечно же, я беспокоюсь, вдруг что-то пойдет не так.

   Принц Фридхельм был красивым мужчиной, хотя и не настолько красив, как принц Гвидо. У него были льняные волосы и зеленые глаза. Он преуспел в боевых искусствах и был великодушным человеком. Его харизма очаровала многих людей, и не только рыцари готовы были присягнуть ему на верность. И все члены Седьмого Неба были людьми исключительно знатными и талантливыми.

  С какой стороны ни посмотри, очевидно, что он гораздо больше подходит на роль короля, чем я. Как же это раздражает!

   Лети фыркнула, изливая накопившееся у нее в сердце необъяснимое раздражение.

– Ты же делаешь это только для вида, не так ли? Какая у тебя настоящая цель? Да, к сожалению, я могу предложить тебе только воду, больше у меня ничего нет.

   Лети налила воду в бокал и подала его Фридхельму.

   Он не стал отказывать и выпил бокал с водой так, словно это было дорогое вино.

– Ну, я слышал, что ты волочишься за одним моим другом. Поэтому я хотел узнать у тебя, так ли это на самом деле.

– Слухи не врут. В настоящее время я пытаюсь заставить Дюка Барчета стать лидером моих Рыцарей Круга. И поскольку ты здесь, то я также хотела бы попросить тебя передать мне четырех рыцарей из Седьмого Неба. Скажи мне, когда захочешь их отдать.

   Фридхельм счел эту ситуацию интересной. Он поставил бокал обратно на стол, встал и подошел к Лети.

– Как... Как ты узнала?

– Узнала что?

– В детстве ты всегда говорила мне, что хочешь быть такой же, как твой любимый братик, и хочешь учиться вместе с ним. Тогда ты была очень милой...

   Эта история десятилетней давности лишь еще больше разозлила Лети. Она задавалась вопросом, почему ее все еще молодой двадцатитрехлетний брат помнит такие глупые и ненужные  вещи и забывает о по-настоящему важных.  

– Ты хотела изучать все, от основных обязанностей монарха до истории и права, и учителя обучали тебя в свое свободное время. Я же просто считал, что моя милая маленькая сестренка просто пытается копировать своего любимого брата, но, оглядываясь назад, похоже, ты уже тогда знала, что станешь королевой.

   Фридхельм подошел к Лети вплотную. Одна его рука сжала подлокотник ее кресла, а другая уперлась в спинку. Лети всё еще не полностью оправилась и не могла свободно двигаться, поэтому она глубоко вздохнула и ответила так, словно ругала непослушного ребенка:

– Конечно, нет. Я о таком даже и мечтать не могла.

– Дело не только в твоих занятиях. С самого начала ты заняла абсолютно нейтральную позицию в борьбе между мной и Гвидо, оправдывая это тем, что не хочешь участвовать в беспорядках, которые могли бы расколоть королевство. Так образовалась третья нейтральная фракция, твоя фракция, к которой присоединилось большинство других королевских отпрысков, и даже мои родные братья и сестры. Думала использовать их для укрепления своего положения, а затем стать королевой, не так ли?.

   Всё, что он сказал, было правдой. Благодаря пространству Короля-рыцаря Лети с самого детства знала, что она унаследует трон. Тем не менее потребовалось какое-то время, прежде чем она полностью обвыклась с этим фактом, но зато после она сделала всё, что было в ее силах, дабы подготовиться к этому событию. Это правда, что она лишь притворилась миролюбивой, ненавидящей конфликты принцессой и специально заняла нейтральную позицию. А затем сделала своими союзниками всех братьев и сестер, естественно исключая Фридхельма и Гвидо.

– Это просто совпадение.

– Неужели? Почему ты выглядишь такой спокойной? Я никогда не видел, чтобы ты чувствовала себя потерянной или изумленной, даже когда тебя перед всеми внезапно объявили следующей королевой.

– Тебе это просто кажется. Никогда не знаешь, что именно у человека на сердце.

   Лети недоумевала. Кто же в здравом уме согласиться показать свои слабости другим людям? Затем она вспомнила про случай в галерее, но голос Фридхельма прервал ее размышления.

– Так значит, ты не думаешь, что тебе пора бы уже раскрыть свои истинные чувства?

– Я не понимаю, чего ты от меня хочешь.

– Скажи мне правду. Скажи мне наконец, кто, на твой взгляд, лучше подходит на роль короля? Я или Гвидо? Я знаю, что у тебя есть свои причины, из-за которых ты сохраняешь нейтралитет, точно так же, как и Дюк. Но у тебя всё равно должно быть свое мнение на этот счет. Так скажи мне, кто?

   Лети не могла прочитать намерения Фридхельма, поэтому дала самый безопасный ответ.

– Леонхардт. В конце концов, он мой родной брат и сын первой королевы.

   После этих слов непривычно серьезное лицо Фридхельма  вновь стало похоже на лицо обиженного ребенка.

– Да, ты права. Изначально предполагалось, что именно Леонхардт должен стать королем, если бы только не его характер...

   Была причина, по которой линия преемственности в королевской семье Соммвесела так сильно запуталась.

   Королю разрешается иметь до трех жен. Первая жена Короля Соммвесела, королева Джулия, в течение долгого времени не могла забеременеть, поэтому, чтобы избежать ситуации с отсутствием наследников, король решил одновременно жениться на второй королеве Софье и третьей королеве Розалинде. Вскоре после этого третья королева родила первого ребенка, Фридхельма, затем вторая королева родила королю второго сына, Гвидо, и, по иронии судьбы, первая королева родила дочь, Летицию и сына, Леонхардта.

   Поэтому законный наследник вовсе не Фридхельм и не Гвидо, а Леонхардт. Но, как оказалось, Леонхардт вовсе не подходил на роль короля, поэтому, выбирая следующего наследника престола, король выбрал именно Летицию. Вот такой была ситуация на данный момент.

– Король просто использовал запасной вариант, пытаясь предотвратить гражданскую войну, не так ли? Теперь, когда я ответила на все ваши вопросы и удовлетворила ваше любопытство, почему бы вам не забрать с собой все те портреты кандидатов в мужья, которые вы отправили мне? Никто из них мне не подходит.

   Этой просьбой Лети пыталась прогнать Фридхельма из своей комнаты. Несмотря на постоянные отказы, Фридхельм просто отправлял Лети новую партию портретов каждый раз, когда забирал предыдущую. По мнению Дюка, исключительное упрямство было их отличительной семейной чертой.

– Я выбирал их лично, поэтому тут собраны исключительно красивые мужчины с чудесным характером. Какой же мужчина тебе нужен?

– Лицо Короля-льва Александра, таланты Короля-чиновника Карлхайнца и характер Однорукого Короля Освальда. Если ты найдешь мне подобного мужчину, то я соглашусь выйти за него замуж.

– ...Иными словами, замуж ты вообще не собираешься. И кто такой этот Однорукий Король Освальд? – удивился Фридхельм, он впервые слышал это имя.

– В любом случае, мне пора идти. Ты всё еще не выглядишь здоровой, – Фридхельм заметил, что Лети намеренно сменила тему, и решил отступить первым. Он отошел от стула и саркастически поблагодарил Лети за воду.

– Я же сказала, что в полном порядке.

– Ты себя в зеркало видела? Твое лицо бледнее мела, – сказал Фридхельм, указав на ее тщеславие, и  подошел к двери. – Всем становится тяжело, когда всё так внезапно усложняется, не так ли?

– А?

– Всё не должно было закончиться именно так. Но мы все продолжаем и продолжаем вгрызаться  друг другу в шеи. Я знаю, что это именно я должен отступить, но... это просто невыносимо тяжело. Увидимся.

   Когда Фридхельм вышел из комнаты, Лети поняла смысл его слов, ее голова болела от усталости.

Аааа... боже.

   Лети никогда бы не подумала, что он действительно пришел к ней, потому беспокоился. Однажды она уже отказалась от их отношений, отказалась от возможности снова быть в хороших отношениях друг с другом.

   Фридхельм, Гвидо и Лети в детстве всегда играли вместе, в то время как их матери наблюдали за ними издалека. Но по мере того, как они росли, отношения Фридхельма и Гвидо стали ухудшаться, а конкуренция за корону превращала каждую их встречу в настоящую битву. Единственное, что могла сделать Лети, это стать посредником между ними и показать им, что она отказалась от борьбы. Поэтому она решила дистанцироваться от них, и к тому времени, когда они это заметили, они уже стали чужими друг другу. Всё закончилось тем, что каждую встречу они лишь упрекали друг друга.

– Если бы ты действительно пришел просто проведать меня, то я бы предложила тебе хороший чай и печенье...

   Попытка отравить Лети была всё еще свежа в памяти людей, и Фридхельм не стал бы делать ничего опрометчивого, поэтому Лети могла бы быть более приветливой.

– Всем становится тяжело, когда всё так внезапно усложняется...

   Думаю, ты прав.

   Это было редкое событие, когда двое королевских отпрысков разделяли одно и то же мнение.

 

http://tl.rulate.ru/book/6090/323886

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)
Сказали спасибо 12 пользователей

Обсуждение:

Еще никто не написал комментариев...
Чтоб оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь
Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим