Готовый перевод The Good Student / Хороший ученик: Глава 2 :: Tl.Rulate.ru

Готовый перевод The Good Student / Хороший ученик: Глава 2

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Глава 2

 

Большинство мальчишек оставляли свои карманные деньги на сладости или игрушки. Ник же подобным не интересовался. Рядом с его кроватью стояла банка, которая медленно заполнялась мелкими монетами, и когда те достигали края, он знал, что ему хватит на билет на экипаж до Ранвара — столицы одноимённой страны.

За прошедшие годы он отправлялся в поездку множество раз. Но ездил он туда не чтобы насладиться великим городом и всем, что тот мог предложить, а ради того, чего не было в другом месте — Либрариума, самой большой библиотеки во всём Ранваре.

Поездка в экипаже занимала три часа и была не очень удобной. Обычно он был забит под завязку, в нём ужасно пахло, а когда лошади бежали по дороге, пассажиров начинало кидать из стороны в сторону. Существовали более удобные способы путешествовать, но Ник не мог себе их позволить. А даже если бы и мог, то, вероятно, не стал бы, ведь обычным способом он смог бы ездить чаще. Чем больше поездок в Либрариум он мог совершить, тем больше знаний мог накопить.

Сейчас были летние каникулы, и Нику нечего было делать, кроме как ждать нового семестра. Он мог бы потратить немного свободного времени на развлечения, но он понятия не имел, как это делать. Вместо этого он при первой же возможности купил себе билет в оба конца в Ранвар.

— Как обычно? — спросила женщина в билетной кассе. Он совершал эту поездку с десятилетнего возраста, и потому на станции его все знали.

Да, пожалуйста, — он отдал деньги и получил жёлтую карточку с нанесённой на неё печатью.

— Ах да, молодец, что так хорошо сдал экзамены, — она улыбнулась ему и со странным волнением кивнула.

— Эм, спасибо, — он улыбнулся в ответ и быстро направился к ожидавшему его экипажу. Если он сможет сесть у окна, то дышать будет полегче.

Это был первый, самый ранний рейс, и солнце ещё не нагрело воздух. На Нике были шарф и шляпа, несмотря на то, что было лето. Позже становилось очень тепло, но у утренних экипажей окна были открыты, и мчащийся через них воздух, если не предпринять меры предосторожности, грозил обморожением носа.

Когда он взобрался на борт, кучер также поздравил его, а затем улыбнулся и кивнул. «Если так будет продолжаться, — подумал Ник, — мне придётся поразмыслить о том, как правильно им отвечать». Он задумался, есть ли в Либрариуме книга с решением этой проблемы.

Экипаж быстро заполнялся. Сумки следовало укладывать на крыше, но люди настаивали на том, чтобы оставить с собой некоторый багаж. Очень часто здесь потребляли пищу. Не редкостью были домашние животные. Попугай в клетке не так уж плох, но вот коза на верёвке может доставить проблем.

К счастью, эта поездка обошлась без всякой живности. Ник был отодвинут в угол большим джентльменом, который держал на коленях маленький чемодан, но Ник не возражал. Ему досталось сиденье у окна, а надетая шляпа закрывала уши. Через несколько минут он заснул.

Сохранение энергии в нынешней ситуации позволит ему наиболее эффективно использовать своё время. Когда у вас ограниченные средства и бесконечные требования, планировать всё нужно тщательно.

К столичной станции они прибыли в десять часов, и она, по понятным причинам, была намного больше станции в Хэммонде. Экипажи из многих мест приезжали и уезжали, и люди роились во всех направлениях.

Ник поспешил покинуть станцию, с точно выверенным временем пробираясь через толпы народа. В городе он бы чувствовал себя потерянным, но путь от станции до Либрариума был для него таким же знакомым, как и тропинка от его входной двери до садовых ворот.

Через десять минут Ник ступал по каменным ступенькам Либрариума, желая подняться как можно скорее. Он закинул шапку и шарф в сумку: нужды в них не будет до его ночного возвращения в город.

Либрариум представлял собой каменное здание, белое и меловое снаружи и заполненное бесконечными стеллажами внутри. По обе стороны от входа стояли две большие статуи: одна из них была грифоном, а другая — драконом. Они высоко возвышались над прохожими, расположив над дверью головы друг напротив друга. Они были великим символом того, насколько важно это место. Ранвар, как нация, больше всего гордился тем, что давал доступ к знаниям всем своим гражданам.

Его выпускные экзамены уже были сданы, и Нику не нужно было готовиться к какому-либо тесту, но он был здесь не поэтому. Он прекрасно понимал, что учёба в Ренсоме будет кардинально отличаться от того, к чему он привык. Мало того, что стандарты будут намного выше, но и другие ученики уже знакомы со всем, что могла предложить школа, и как это можно использовать. Он находился в очень невыгодном положении.

— У вас есть книги о школе Ренсом? — спросил он библиотекаря за главным столом.

В Либрариуме, за исключением нескольких учёных, было почти пусто. Когда он впервые приехал сюда, было трудно привлечь внимание библиотекаря. Знания предназначались для всех, но библиотекари не воспринимали маленького мальчика всерьёз. Ему пришлось упорствовать вплоть до их раздражения, но это был единственный способ.

За многие года сотрудники Либрариума привыкли к маленькому мальчику со странными запросами о давно забытых книгах, и на него больше не смотрели, задрав нос. До сегодняшнего дня.

Этот библиотекарь много раз обслуживал Ника. Он был высок и худ, с очень большим носом, так что задирать ему было что. Он молча уставился на Ника.

— Эм, что-нибудь связанное с её историей, правилами, учебной программой... что-нибудь?

— Ты, — сказал библиотекарь, — ты тот самый?

Ник был озадачен вопросом.

— Что вы имеете в виду под «тем самым»?

— Мальчик Тутт.

За все годы, что он сюда приходил, никто не спрашивал его имени.

— Да, — сказал Ник. — Что-то не так?

Лицо мужчины расплылось в улыбке. Он повернулся и сказал: «Всё верно. Это он».

Рядом с круглым столом было много других библиотекарей. Все встали и бросились поздравлять Ника и пожимать ему руку. Он узнавал лица этих мужчин и женщин, но имён их не знал.

— Я же говорила вам, мистер Герри, — сказала возбуждённая женщина, которая всегда относилась к Нику как к невидимке. — Я знала, что это должен быть он.

— Да, мисс Филм, — сказал первый библиотекарь, мистер Герри. — Правильно и точно, как обычно. — Он взялся за лацканы своего пиджака, словно гордый отец. Это было очень странно. — Теперь всё имеет смысл.

Настала очередь Ника улыбнуться и кивнуть. Он понятия не имел, что должен был сказать.

— Конечно, ты хочешь быть полностью информирован о Ренсоме, прежде чем попасть туда. Очень умно. Очень дальновидно, — мистер Герри щёлкнул пальцами. — Тосо, пойди с мистером Туттом к стеллажам и найди то, что ему нужно.

Из-за стола встал молодой человек и через распашную дверь подошёл к Нику.

— А затем отведи его в отдельную комнату. «2a» должна быть свободна. Если будет нужда, попроси мисс Филм помочь.

Они все стояли, наблюдая за ним, и улыбались, когда он уходил. Очень странно.

Он нашёл более десятка книг, и ему даже не пришлось их тащить. Отдельная комната была не очень большая, но там были стол и стул, и было очень тихо. Идеальная обстановка. Он даже не знал, что эти комнаты существуют; обычно он сидел на полу в каком-нибудь уголке с книгой на коленях. А делать заметки гораздо легче, когда у вас есть столик для книги.

О Ренсоме было довольно много информации, которая требовала большого количества заметок. Официальные тексты о правилах и положениях, отчёты о бюджете и финансах, даже документы и планы зданий.

Он забеспокоился, что у него могут закончиться чернила.

— Тебя может это заинтересовать, — сказал мистер Герри, появляясь в дверях. У него была небольшая башня из книг. Это были мемуары и автобиографии знаменитых ранварцев, чьи имена Ник узнал, хотя большинство из них были мертвы многие столетия. — Они все поступили в Ренсом и хотя бы мимоходом рассказали о своих школьных днях. Я подумал, это может дать тебе представление о том, чего ожидать.

— Да, спасибо, — сказал Ник, быстро вставая, чтобы взять книги. Он задавался вопросом, были ли среди них тоже-рены, как и он.

Примерно каждый час Тосо или Филм показывали из-за двери головы и спрашивали, нужно ли ему что-нибудь. Возникало такое чувство, будто у него появились слуги. Но вскоре новизна сошла на нет, и он погрузился в свои исследования. Хотя это и не была подготовка к тестам, подход был тем же. Ему нужно было найти ответы на вопросы. Ренсом тоже был своего рода тестом.

Ко времени закрытия Либрариума Нику удалось просмотреть менее половины книг, нагромождённых на столе.

— Не волнуйся, — сказал Тосо. — Можешь оставить их здесь. Мистер Герри говорит, что ты можешь занять эту комнату, пока не закончишь изучение. Ты же вернёшься, верно?

— Да, — сказал Ник — но я точно не знаю, когда.

— Всё в порядке. Мистер Герри говорит, что ограничений по времени нет.

Ник, прежде чем уйти, поблагодарил мистера Герри и остальных. Все они сказали приятные слова и твердили ему скорее вернуться к ним. Он пришёл на станцию слегка ошеломлённый непониманием того, почему к нему так по-особому относятся, но он не испытывал недовольства по этому поводу. Он не знал, сколько это ещё продлится, так что лучше пользоваться этим, пока есть возможность.

Когда он покидал город, уже начинало темнеть, и к тому времени, как он доехал до Хэммонда, было совсем темно. На последних нескольких милях путь освещали фонари, свисавшие с экипажа, но лошади так много раз ездили по этому маршруту, что, вероятно, могли бы вернуться обратно с завязанными глазами.

Утомлённый и задумавшийся о том, что он узнал о своей новой школе, Ник не замечал кареты возле своего дома, пока фырканье лошади не вывело его из задумчивости. На карете сидел кучер, но его широкополая шляпа была так низко опущена, что не было видно лица. Возможно, он даже спал.

Ник обогнул лошадь и открыл ворота в саду. В окне дома стоял силуэт. Он жил с матерью один, и силуэт был точно не её.

Домик был маленьким, и Ник, переступив порог, сразу же попал в гостиную. Человек, которого он видел через окно, обернулся, и Ник сразу узнал его, хотя видел его в своей жизни всего ничего. Это был министр Делкруа, отец Диззи.

Обычно вещи из вашего прошлого выглядят меньше, чем вы их запомнили, поскольку вы сами стали больше, но Делкруа сейчас казался ещё более высоким и внушительным.

Ник взглянул на мать. Она казалась немного взволнованной, но в целом безмятежной.

— Ах, Никлов, как приятно снова тебя видеть.

У Ника сложилось очень стойкое впечатление, что министр не помнил, что он встречался с ним раньше.

— И мне вас, сэр. — Ник ждал. Это уже был самый длинный разговор, который он когда-либо имел с этим человеком. Наверное, лучше будет позволить ему задавать вопросы.

Министр достал карманные часы и открыл их.

— Милли сказала, что ты вернёшься до десяти, и вот он ты, — он улыбнулся без эмоций и захлопнул часы. — Ты был в столице.

Это был не вопрос, но Ник всё равно чувствовал, что ему нужен ответ.

— Да, сэр. Я ездил в Либрариум, чтобы изучить школу Ренсом.

— Очень мудро. Я вижу, что ты любишь быть готовым. Я был очень впечатлён, когда Милли сказала мне, что тебя приняли в Ренсом, но я не представлял, насколько хорошо ты сдал экзамены, пока не увидел результаты в газете. Скажи мне, Никлов, чему ты приписываешь свой успех? Упорной работе? Удаче? Жульничеству?

Из чьих угодно уст это могло прозвучать злобно, но ничего подобного в его голосе не было.

— Я приписываю это вам, сэр, — сказал Ник.

— О? Как так?

— В детстве я был товарищем вашей дочери. Когда к ней приходили учителя, я сидел вместе с ней, чтобы она, как я полагаю, не чувствовала себя одинокой. Я научился всему тому, что узнала она. Вы обучили меня. Спасибо.

Ник был осторожен в словах, чтобы его не посчитали подлизой. Он говорил просто и без эмоций, подражая стилю министра. Экзамены были не единственным местом, где Ник научился правильно отвечать на вопросы.

— Правда? Полагаю, это идея моей жены. В любом случае, это замечательное достижение. Учитывая, что моя дочь была единственной, кто смог превзойти тебя, я бы сказал, что у моей жены отличный нюх на репетиторов.

— Как поживает мисс Делкруа? — спросил Ник будто из вежливости. Он старался выглядеть не слишком панибратски. — Надеюсь, с ней всё хорошо.

— О да. Она ребёнок, достойный имени Делкруа. Меня беспокоят другие ученики из Ренсома. Предполагается, что они получают лучшее образование, какое только доступно, но мальчик из государственной школы ниже среднего уровня превзошёл их. Возможно, учителей стоит построить в линию и выпороть.

Ник предположил, что он шутит, но уверен он не был.

— Если я в какой-то степени причастен к твоему успеху, то будет правильно, если ты окажешь ответную услугу, не так ли?

— Э-э, да, конечно, сэр.

— Предполагая, что ты соответствуешь своему потенциалу, я хочу, чтобы после выпуска ты пришёл ко мне работать.

Ник был удивлён. Он не ожидал предложения работы.

— В доме?

— Нет, конечно нет. В министерстве.

Первой мыслью Ника было спросить, чем занимается его министерство, но вопрос он так и не задал.

— Спасибо, буду польщён. Если вы считаете меня достойным.

— Вот это и нужно будет определить, не так ли? Время покажет. Однако, как твой косвенный спонсор, я думаю, что должен хотя бы сделать тебе подарок.

Ник внезапно представил себе карету, которая будет возить его всю его жизнь. Проезд в любую точку страны бесплатно. Он мог посетить Либрариум, когда захочет.

Министр Делкруа засунул руку во внутренний карман и достал ручку. Она была толстой, чёрной с золотым зажимом, прикреплённым к колпачку. Он протянул её.

— Я, я не могу, — совершенно серьёзно сказал Ник. — Она должна быть очень дорогой.

— Да, она дорогая. И отказываться от подарка — невежливо, — он протянул ручку, и Ник взял её. Это была самая тяжёлая ручка, которую он когда-либо держал.

— Спасибо, сэр.

— Пожалуйста. И не продавай её.

— Я, я бы никогда...

— Вот и не продавай. В любом случае, мне пора. Увидимся утром, Милли.

Мать Ника прыгала с ноги на ногу, улыбаясь от уха до уха, когда её сын был так щедро вознаграждён. Работа в одном из министерств была большим, чем она могла мечтать для своего мальчика.

— Да, сэр. Большое вам спасибо, сэр. Я прослежу, чтобы он хорошо заботился о вашем замечательном подарке.

Она проводила министра до двери, а Ник держал ручку, которую едва мог обхватить пальцами.

  

Министр Делкруа на прощание кивнул горничной и подошёл к маленькой калитке. Это был скромный дом, чистый и ухоженный, как он и ожидал; сад был подстрижен и опрятным. Ворота слегка скрипели, когда он открыл их, но это было простительно.

Дверь кареты открылась, когда он приблизился, и закрылась, как только он вошёл. Через несколько секунд карета пришла в движение.

Милли была способной служанкой и никогда не давала повода ругать или наказывать её. Честная, трудолюбивая и надёжная. Она в одиночку воспитывала сына и, судя по всему, отлично с этим справилась. Мальчик был ей очень дорог. Дорог всему городу.

Будучи министром поручений, его задачей было убедиться, что Ранвар остаётся безопасной и продуктивной страной для своих граждан. Это означало не только осознание условий в настоящем, но также и понимание будущих событий. С недавних пор стабильность была важнее, чем когда-либо. К мальчику Николаву Тутту стоило присмотреться.

За окном кареты раздался шорох. Они быстро передвигались по улицам Хэммонда, но что-то рядом двигалось столь же быстро.

— Ты следил за мальчиком весь день? — спросил министр Делкруа.

— Да, господин, — раздался через окно шёпот. — Он ходил в Либрариум.

— А после?

— Это всё, господин. Он не уходил, пока не отправился домой, — голос дрогнул от ветра, но Делкруа привык к переменчивому голосу своего слуги.

— И что он так долго изучал в Либрариуме? — спросил Делкруа темноту за окном.

— Школу Ренсом, господин.

Как и сказал ему мальчик.

— А магию? Стремится ли он поступить в Королевский колледж? — следующей реальной целью мальчика могло быть поступление в Королевский колледж Искусств.

— Нет, господин.

Нет? Все признаки указывают на то, что он будет стремиться как можно скорее подготовиться к поступлению в колледж. Дотошный, честолюбивый человек знал бы о предстоящих трудностях и не стал бы впустую тратить время. Если, конечно, это его цель. Он мог быть одним из тех, кто любит учиться ради учёбы как таковой — учёным.

Мальчик молод и, несмотря на свой огромный потенциал, может не представлять никакой ценности. Но также он мог представлять собой что-то очень особенное.

— У нас есть учитель, находящийся в Ренсоме, — сказал Делкруа.

— Да, господин, — прошептал голос.

— Попроси его держать мальчика под наблюдением.

— Да, господин.

Резкий приток воздуха, а затем пустота за окном, которое всегда было пустым. Карета покинула город и понеслась вверх по холму к особняку.

Если у мальчика нет интереса к Искусствам, как могло показаться, то ничего страшного в этом не было. Если последние события к чему-нибудь приведут, то есть гораздо более безопасный род деятельности. Да и департаменту всегда нужны клерки и секретари.

С другой стороны, если мальчик собирался овладеть силами, недоступными большинству, то Делкруа был в идеальном месте, чтобы направлять и формировать эти зарождающиеся способности и использовать их в своих интересах. А если они окажутся неуправляемыми, то также будет лучше всего обнаружить их как можно раньше. А ещё лучше, если обнаружит их министр поручений. В конце концов, такова была его работа — убедиться, что такие силы не останутся незамеченными. И недавние события лишь подтвердили это. 

http://tl.rulate.ru/book/4550/82510

Переводчики: MagusKiller

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)
Сказали спасибо 18 пользователей

Обсуждение:

Всего комментариев: 3
#
Спасибо!
Развернуть
#
Разговаривают, как комитетчики.
Развернуть
#
блин это они и есть- эта служба безопасности...
Развернуть
Чтоб оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь
Возможность комментировать данный ресурс ограничена.
Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим