Перевод 鬼咒 / Заклинатель духов: Глава 78 :: Tl.Rulate.ru

鬼咒 / Заклинатель духов: Глава 78

Китайский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Глава 78. Побег
Но реакция другого слушателя, Ли Вэйняня, резко отличалась от поведения Дин Эрмяо. Этот парень, слушая повествование женщины-призрака Люйчжу, дрожал от страха, сильно сжимал кулаки, а на лице его было напряженное выражение.
В народе есть такое выражение, тревожиться за мертвых, Ли Вэйнянь сейчас был в примерно такой ситуации. Дин Эрмяо этого не понимал, история женщины-призрака Люйчжу произошла более 300 лет назад, жизнь и смерть, победы и поражения, ваны и грабители, все это уже давно стало непреложным фактом истории. Так почему Ли Вэйнянь напрягается? Не ужели у него есть способность пройти через века и выпустить в У Сань-гуйя автоматную очередь?
Как раз, когда Ли Вэйнянь боролся со своими эмоциями, Люйчжу начала рассказывать третью часть своего жизнеописания, тишина была разорвана:
«… В общем, Янь Куньцзюй со спутниками прибыли в Куньмин, западный вассал У Сань-гуй не приготовил праздничный стол. После того, как императорский эмиссар Чжу Гочжи и Янь Куньцзюй встретились, они очень долго беседовали, в основном о нынешней обстановке, и из-за этого каждый из них стал беспокоиться еще больше.
Поскольку рана Тан Чжиюаня еще не зажила, и к тому же, здесь у него не было родственников, которые могли бы о нем заботиться, Янь Куньцзюй пригласил его остаться залечивать свои раны в их резиденции. В этот период времени, Люйчжу часто навещала его и в беседах обнаружила, что Тан Чжиюань очень образованный человек, остр и на меч и на язык, постепенно в ней поселилось чувство любви. Но из-за того, что она была женщиной и своего положения, она не смела признаться.
Тан Чжиюань было скучно, пока он залечивал раны, либо упражнялся с мечом одной рукой, либо писал и рисовал, тренируя свои моральные качества. Он написал парную надпись, которая гласила: ‘Грубый чай, следуя велению своего сердца, берет начало в самом себе, роскошная одежда связывает человека, лишая свободы’. Она вызывала в людях сильные чувства, хотелось повесить ее в своих покоях, казалось, достаточно только посмотреть на нее, чтобы укрепить свои мысли.
Поскольку они были уже хорошо знакомы, мисс Люйчжу брала его дротики, в форме листьев плакучей ивы, чтобы поиграть. Тан Чжиюань попутно рассказывал ей: ‘Я с детства был шалуном, потому постоянно камнями и щебнем бросал в диких и домашних птиц, таким образом, развив меткость. Затем, когда начал изучать боевые искусства, под руководством учителя перешел на дротики, благодаря упорной учебе, сейчас, хоть и не могу сказать, что бью без промаха, но в сражении с врагом могу спасти и защитить’.
Кроме дротиков в форме листьев плакучей ивы, Тан Чжиюань владел мечом, его блеск был таким холодным, что даже в разгар лета пробирала дрожь, когда наблюдаешь за его движениями, екает сердце и рябит в глазах. Когда у Тан Чжиюаня было хорошее настроение, он тренировался с мечом, а Люйчжу подыгрывала ему на флейте, и они радовались, будто возлюбленные.
Так прошло больше месяца, рана Тан Чжиюань зажила, и он хотел распрощаться. Кто мог знать, что в тот вечер, когда он хотел рассказать о своем уходе, он увидит скорбное выражение на лице Янь Куньцзюйя, который придет к нему с фонарем в руке. В душе Тан Чжиюань ощутил что-то неладное.
Изначальный западный ван У Сань-гуй показал свое лицо, собрал армию и готовится к измене. Янь Куньцзюй, естественно, знал, что находиться здесь ему очень опасно, потому пришел посоветоваться с Тан Чжиюанем: ‘Я получил приказ от императора, потому должен оставаться здесь, боюсь, в этот раз это будет стоить мне жизни. Я лишь не могу не тревожиться о моей дочери Люйчжу. Если однажды это действительно случиться, прошу молодого господина Тана позаботиться о Люйчжу’.
Тан Чжиюань любил читать стихи и путешествовать, как он мог не знать о нынешней ситуации? Он был уже тайно влюблен в мисс Люйчжу, потому, когда отец Янь вверил ему заботу о Люйчжу, он воодушевился и согласился, передумал уходить и остался жить в резиденции Янь.
Кто мог предположить, что не пройдет и недели, как У Сань-гуй, действительно, начнет действовать, арестовав Чжу Гочжи. Янь Куньцзюй, естественно, тоже не смог избежать беды и оказался в тюрьме по обвинению в казнокрадстве, члены его семьи были взяты под стражу, а слуги разогнаны.
Тан Чжиюань, будучи принят за слугу, избежал ареста. Он знал, насколько велика была сила У Сань-гуйя и хоть был на свободе, но не осмеливался действовать необдуманно.
Разузнав, Тан Чжиюань понял, что Янь Куньцзюй заключен в тюрьме и помочь ему не было никакой возможности. А мисс Люйчжу была заключена под стражу в доме сына вана У Инсюна.
Тем же вечером Тан Чжиюань переоделся в темную маскировочную одежду, спрятал в рукав меч, наполнил сумку для дротиков и ночью пробрался в усадьбу У Инсюна. Все здания отбрасывали колеблющиеся тени, и только задний двор был ярко освещен. Во дворе был высокий пятиэтажный дом, вокруг него было много караулок и дозорных.
Тан Чжиюань спрятался в тени и подумал: Возможно, тюрьма, в которую заключена Люйчжу очень большая. Да и с такой охраной, боюсь, прорваться будет непросто, как же мне спасти Люйчжу?
Пока Тан Чжиюань не находил решения, дверь в здание внезапно распахнулась, и человек вооруженный клинком вышел наружу, неся фонарь. Следом за ним следовал одетый в роскошные одежды молодой господин. Перед дверью последний остановился и сказал охраннику: ‘Без моего приказа тебе запрещено отходить от этой двери и уж тем более запрещено кого-либо впускать!’
Охранник поклонился и ответил: ‘Слушаюсь приказа принца!’
Так значит это сын вана запада - У Инсюн? Тан Чжиюань нахмурил брови, у него родился план.
У Инсюн и приставленный к нему человек покинули задний двор, Тан Чжиюань в темноте следовал за ними по пятам, они прошли по извилистой дорожке и вошли в передний двор. Со всех сторон никого не было, удобный случай, которого так давно ожидал Тан Чжиюань, наконец, наступил. Из его рук со свистом вылетели дротики в форме листьев плакучей ивы и вонзились в глотку охранника! Он беззвучно повалился на землю и умер.
Пока У Инсюн приходил в себя, Тан Чжиюань уже подскочил к нему и приставил короткий меч к горлу. С мечом у горла У Инсюн был вынужден подчиниться командам Тан Чжиюаня и отойти в тень, там У Инсюн получил удар по шее и был оглушен. Тан Чжиюаня поменялся с ним одеждой, которая очень хорошо подошла ему по росту.
Затем Тан Чжиюань поднял фонарь и спешно вернулся на задний двор. У входа, Тан Чжиюань забеспокоился, что его разоблачат, потому не пошел дальше, а подражая голосу У Инсюна, выкрикнул несколько фраз: ‘Быстро приведи дочь Янь Куньцзюйя – Люйчжу, она предстанет перед судом!’
Начальник охраны этого здания увидел, что молодой господин только ушел и сразу вернулся, но не подходит ближе на свет, это вызвало у него подозрение. А другой охранник с усмешкой сказал: ‘Видно, молодой господин положил глаз на девчонку Янь!’
Охранник ухмыльнулся начальнику и сам направился за мисс Янь Люйчжу. Некоторое время спустя, Люйчжу следом за охранником вышла из здания. Поскольку ранее у него был приказ, охранник посмел дойти только до входа в здание и сказал: ‘Молодой господин, мисс Янь здесь!’
Лунный свет не был ярок, как охранники могли бы догадаться, за это короткое время их молодого господина заменил самозванец.
Тан Чжиюань увидел, что Люйчжу вышла и не стал ждать, когда она приблизится, сам пошел вперед, приблизившись к дверям. Услышав, как шуршат шаги Люйчжу, сердце Тан Чжиюаня стало биться, как сумасшедшее, ладони вспотели, хоть все это заняло лишь мгновение, но для него время тянулось медленно, словно год.
Внезапно ветер принес легкий аромат, и Люйчжу оказалась рядом со спасителем. Тан Чжиюань зажал ей рот и потащил прочь, чтобы найти глухое место, перебраться через стену и сбежать.
В эту ночь в усадьбе молодого господина царил хаос. Когда У Сань-гуй услышал эту новость, то пришел в ярость: ‘Бесполезный болван, я поручил тебе важное дело!’ Он тут же издал указ, чтобы двоих беглецов схватили, он боялся, что из-за Люйчжу станет известно о его тайных планах, потому на следующий день решено было собрать войска, принести в жертвы перед боем Чжу Гочжи и Янь Куньцзюйя, после чего начать восстание на несколько дней раньше.
Люйчжу была спасена Тан Чжиюанем из смертельной опасности, они вдвоем вскочили на одну лошадь и отправились в путь, всю ночь скакали на северо-запад. Так в побеге прошло 6-7 дней, они добрались до границы Западной Сычуань и смогли немного передохнуть. К счастью, Тан Чжиюань заботился о ней всю дорогу, и хоть путь дался Люйчжу не легко, но это так же не стало слишком суровым испытанием.
На границе города Тяньфу, путь им преградила река, у нее был стремительный клокочущий поток и бурлящие волны. Люйчжу и Тан Чжиюань двигались вверх по течению вдоль реки, но так и не встретили ни одного судна. Уже давно, еще когда У Сань-гуй готовился к войне, он реквизировал все рыбацкие суда. Он даже вступил в сговор с Сычуанскими чиновниками и забрал их суда тоже. Два человека не нашли парома, потому решили искать другой способ.
Внезапно Люйчжу в ужасе закричала. Тан Чжиюань обернулся и увидел в отдалении на маленьком холме человека, у него на поясе висел колчан со стрелами, за спиной закреплен лук, у него на голове был черный капюшон, а позади, танцевал на ветру плащ. Мужчина со странной улыбкой смотрел на двоих героев.
Тан Чжиюань почувствовал неладное и погнал лошадь во весь опор. Человек на холме без спешки снял лук, приладил стрелу и выстрелил. Раздался свист ветра в оперении стрелы, конь под Тан Чжиюанем заржал и рухнул.
В тот же миг, Тан Чжиюань схватил Люйчжу и спрыгнул со спины лошади на землю.
Только они поднялись, как увидели, что на скалах вокруг внезапно появилось около двадцати человек. Их возглавлял тот бородатый разбойник, которого они выстрелили в лесу, он был одноглазым, на лице ужасный шрам от клинка, в руках сверкал стальной нож, одного взгляда на него было достаточно, чтобы лишиться присутствия духа!»
Женщина-призрак Люйчжу, очевидно, была мастером рассказывать истории, дойдя до этого ключевого момента, она снова остановилась, чтобы сделать глоток чая.

Arugula 26.06.17 в 16:55

Минутку...