Готовый перевод Pivot of the Sky / Стержень небосвода: Глава 6

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

ГЛАВА 6. ГРУДЬ

Дверь в спальню Марии была открыта. Габриэль стояла возле кровати. Если Амон правильно помнил, Габриэль должна была отдыхать в комнате на нижнем этаже у главного входа. Но он не увидел Габриэль, когда спешил наверх. Это значило, что она поспешила к Марии сразу после крика до того, как Амон выскочил на лестницу. Ее скорость поражала.

Габриэль обнажила меч. Слабое серебряное облако вилось вокруг блестящего лезвия. На ее лице застыло странное выражение, когда она указала мечом на пушистый комок перед собой.

«Амон, как сюда вошла кошка?» - Габриэль даже не повернулась к Амону.

Это не Шредингер? Амон узнал посапывающего кота у ног Марии. Это был кот Безумного Оля. Кот был ленивым, прожорливым, толстым и грязным. Его шерсть всегда была испачкана печным пеплом, который окрашивал его в темно-серый цвет. Безумный Оль назвал сонного кота Шредингером. Как он проник в комнату Марии?

«Я не знаю», - честно ответил Амон.

Габриэль на самом деле не ждала ответа. Даже если она не заметила, как пришел кот, как о нем мог знать юный горняк? Мария ответила: «Извини, я тебя разбудила. Я не поняла, как мог кот спать и вообще оказаться здесь… Госпожа Габриэль, не бейте его. Он просто спит».

«Пожалуйста, не называй меня госпожой Габриэль», - Габриэль убрала меч, - «Зови меня просто Габриэль. Как скажешь, я не причиню ему вреда… Не извиняйся, не стоит. Моя задача – защищать тебя… Амон, унеси кота. Убедись, что он не побеспокоит госпожу Марию».

Амон склонил голову, подошел и поднял Шредингера. Он все еще спал на руках Амона даже после того, как устроил весь этот беспорядок. Когда он наклонился, чтобы взять Шредингера, Амон взглянул на ступни Марии. Ее ступни были обнажены, и ее одеяние не скрывало худые и белые лодыжки. Ногти были розовыми и красивыми.

Внезапно сердце Амона забилось, как барабан. Он немедленно перевел дух, замедляя и заставляя сердце биться медленнее. Это являлось частью техники Дука. Все учились поддерживать свое тело в гармоничном и спокойном состоянии, таким образом убеждаясь, что они могут нанести точный удар и извлечь драгоценный камень. Обучение Амона было значительно строже, чем у других горожан. По большому счету, он добился успеха благодаря купанию в холодном роднике.

Габриэль этого не заметила. Насколько она знала, мальчик спешил на помощь и успокоился только после того, как понял, что с госпожой Марией все в порядке.

Ситуация казалась обыкновенной, но Амон был далек от спокойствия. На Марии была ночная рубашка. Когда он наклонился, он увидел ее ноги, и, поднявшись, обратил мимолетное внимание на ее нежную грудь. Вырез ночной рубашки не был глубоким, но Амон мог увидеть частичку белой кожей под шеей Марии.

Наиболее серьезным являлось для него то, что он мог видеть что-то еще. Ночная рубашка Марии не была ни тонкой, ни плотной, но гладкой и чуть-чуть свободной. Мария уже развивалась как девушка, и Амон мог разглядеть изгибы ее груди. Этот изгиб – самый изящный в мире. Он мог и разглядеть два кончика на их вершинах. Были ли они тем, что он себе представил?

Лицо и тело Амона бросило в жар. Ощущение напоминало ему выход из ледяного родника. Жар вызвал у него стыд, и он поспешил удалиться со Шредингером, повернулся и вышел.

Покинув комнату, Амон открыл рот и глубоко вздохнул. Его лицо было таким же красным, как уши.

Габриэль зажгла свечу, войдя в комнату Марии, но свеча не могла отчетливо осветить лицо Амона.

Когда Амон спустился вниз, он ахнул от удивления – его встретила целая группа воинов. В зале стояли шесть сосредоточенных солдат. Двое в переднем ряду держали щиты и секиры, двое позади – щиты и копья, остальные двое, стоявшие в стороне, - сжимали в руках мечи. Они стояли молча, но у Амона создалось впечатление, словно они собирались в любое время наведываться к нему взимать плату. Даже Шредингер как будто почувствовал это. Он замурлыкал и спрятал голову в руке Амона.

«Что случилось?» - шесть воинов не говорили, но вопрос исходил от воина – предводителя другой группы с мечом, прикрепленным к талии.

«Ничего. Это был кот. Госпожа Мария чуть на него не наступила. Она просила не трогать его и увести», - ответил Амон и прошел мимо шести воинов по направлению к заднему двору, не выпуская Шредингера из рук.

Увиденное на заднем дворе снова удивило его. Два полностью вооруженных воина стояли по обе стороны двери. В каждом углу двора в ожидании приказа стоял воин. Амон знал, что они явно принадлежали личной охране господина Рода Дрика. Он их уже видел раннее, когда в его дом наведался Иуда Файол и забрал Слезу Богов.

Сопровождающие господина Рода Дрика остановилось в Храме Гора неподалеку от виллы. Возможно, им уже была известна ситуация, а может быть, им обо всем доложила Габриэль. Они прибыли быстро и заняли боевые позиции. Но без разрешения Габриэль никто не мог войти в комнату Марии.

А я могу так быстро двигаться? – спрашивал себя Амон. Ответ был утвердительным. Но как насчет брони и оружия? Амон не умел с ними обращаться. Он подсчитал, что он мог сделать это с молотом в руке. Но он никак не мог понять, как Шредингеру удалось проскользнуть под кровать Марии под присмотром столь строгой охраны?

В присутствии такой воительницы как Габриэль подобное казалось невозможным.

Амон был в замешательстве, но он так далеко не задумывался. Он вышел из заднего двора, опустил кота на землю и слегка его ударил его по жирной спине: «Шредингер, иди домой. Здесь небезопасно. Не возвращайся».

Шредингер проснулся и недовольно замурлыкал. Он вытянул лапы, отряхнулся от пыли и убежал. Амон вздохнул с облегчением, заметив, что кот убежал в сторону дома Безумного Оля.

Когда он вошел в прихожую, Габриэль находилась на нижнем этаже, приказывая воинам покинуть дом. Она спросила Амона: «Твоя реакция и скорость очень хороши даже для начинающего воина. Ты никогда не обучался телесным искусства?»

Амон немного удивился. «Моя госпожа, вы меня спрашиваете? Я не знаю, что такое телесные искусства, я изучил только технику Дука. Вы, наверно, это уже известно».

Габриэль больше не задавала ему вопросов. Она вернулась в свою комнату. Дом снова погрузился в тишину, но Амон не мог успокоиться. Каждый раз, закрывая глаза, он представлял лодыжки Марии, потом он поднимал взгляд и устремлял его на ее грудь. Кожа оставалась покрасневшей, но бледной. Возможно, тому причиной был испуг, теплая ночь, от которой тонкие волоски встают дымом… И он видел изгибы ее груди под ночной рубашкой, и два кончика…

Его тело отреагировало на представления. Амон – мальчик, но не ребенок. Реакция его тела вызвала у него неловкость и беспокойство. Он не мог не представить, что могло быть под ночной рубашкой, и что бы он почувствовал, если бы он дотронулся до ее шеи. Затем мысли Амона замерли, и он понял, что было серьезным преступлением позволять себе такие мысли.

Без всякой причины его настигло желание искупаться в ледяном роднике. Наверно, я слишком часто и подолгу купался в нем, подумал Амон. Каждый раз, выбираясь из родника и отдыхая возле него, его тело испытывало схожие ощущения, настолько приятные, что ему хотелось стонать от удовольствия. Кроме родника, он никогда не испытывал чувства, которые испытал сегодня ночью.

Амон не мог пойти к роднику сегодня ночью. Ему приходится спать на дощечке под лестницей. Он не мог спокойно спать.

Во время завтрака на следующий день Амон пришел в рассеянность, стоя возле Марии. Он очень старался не вести себя неуклюже. Положение ухудшало то, что Мария продолжала смотреть на него. Он ощущал ее взгляд. Мария тихо спросила: «Ты ведь не причинил вреда коту, посетившего нас ночью, правда?»

«Нет. Совсем нет. Я отпустил его, как вы и просили».

«Спасибо тебе, Амон, за все, что ты сделал этой ночью».

«Моя госпожа, вам не нужно так говорить. Я всего лишь выполнял работу слуги. Моя вина в том, что он побеспокоил вас во время сна». Пока он говорил, он старался поднять глаза и встретить взгляд Марии. Возможно, он все-таки собрал все свое мужество, или же попросту был зол на вчерашнюю робость. Если он мог взглянуть на нее прошлой ночью, почему же он не может смотреть на нее сегодня?

Очевидно, Мария немного удивилась, что мальчик тоже смотрел ей в глаза. К такому она не привыкла и отчасти хотела избежать его взгляда. Потом она вспомнила слова Габриэль, и продолжила смотреть ему в глаза. В ее взгляде не было ни малейшего намека на смущение, которое она не могла скрыть.

«Насколько же кот ленив, что даже не проснулся после такого происшествия?»

«Его зовут Шредингер. Он очень ленивый. Это кот Безумного Оля».

«У него есть имя? А кто такой Безумный Оль?»

«Он самый старый житель города и мой друг»

Разговаривая, они смотрели в глаза друг друга. Их беседа казалась испытанием. Никто не хотел его проиграть. Оба были детьми. Она так красивая, я так люблю смотреть на нее, думал Амон.

Наконец, Мария разорвала зрительный контакт. Он не был проигрышем, поскольку она должна была закончить прием пищи. Сегодня она съела даже меньше, чем накануне. Амон мог заметить небольшое беспокойство, глубоко засевшее в ее глазах. Казалось, что ей неловко, что она страдает от боли, но пытается все выдержать.

Амон хотел спросить, все ли в порядке, но не мог. Он мог только отвечать на ее вопросы. Ему не разрешали начинать разговор.

***

Вторую ночь своей службы Амон спал плохо. Стоило ему закрыть глаза, как он сразу видел перед собой глаза Марии, и в его разум вторгались разные мысли. Он старался заставить себя ни о чем не думать, но не мог остановиться. Его сердце смягчалось под ее взглядом, но тело напрягалось от желания. Беспокоясь, он всегда принимал ванну, но теперь Амон не мог и не спросить себя – разве это не побочный эффекта, вызванный купанием в ледяном роднике.

Амон не был опытным во многих делах. Он не знал, что сердце Марии беспокоилось гораздо больше.

Мария не спала. Она молилась перед Слезой Богов. Она пробуждала силу, данную богами, используя уникальный метод, которому ее обучила Габриэль. Процесс проходил гораздо легче, чем ожидала Габриэль, так как Мария уже делала успехи. Она чувствовала, что могла использовать невидимую силу, витающую повсюду вокруг нее. «Сила», возможно, неподходящее слово. Было похоже на энергию или способность.

В то же время в глубине ее души пробуждались различные желания, которые только усиливались, проникали в ее разум и напоминали о том изобилии вещей, которые она отрицала или похоронила в прошлом.

Мария не сомневалась в своей преданности Матери Исиды, но ее жизнь требовала большего. Она выросла в благородной семье, под надзором отца. Ее дед был купцом в городе Кейп, а также заработал дворянское звание за создание флота, призванного предоставлять помощь и материальное оснащение армии Египта.

Семья Марии не обладала высоким статусом в высшем мире Кейпа, но принадлежала к числу самых богатых семей. Ее отец унаследовал богатства деда, но его дела не принесло большого успеха. Как бы то ни было, он очень дорожил дочерью, Ичо Марией. Ичо пришла в святыню города после того, как ей исполнилось четырнадцать, и каждый, кто видел ее, говорил, что она была самой красивой девушкой в Кейпе.

Шесть месяцев назад, флот семьи Марии потерпел серьезные потери во время шторма, и ее отцу понадобилась крупная сумма денег, чтобы удержаться на плаву. Он обратился к другу своего отца, который тоже принадлежал к богатой знати города. Последний пообещал одолжить ему денег при условии, что Мария станет его женой. У отца Марии не было выбора, поскольку он хотел спасти свое дело.

В то же время король Соединенных Королевств Вавилона заметил Марию во время посещения святыни Кейпа и попросил ее руки. Он отправил официальную просьбу господину Роду Дрику, который ответил согласием.

Отец Марии пребывал в отчаянии, когда он узнал, что Храм Исиды в Мемфисе искал кандидаток на звание Любимицы Исиды. Жрецы решили, что Мария была превосходной кандидаткой, и их мнение временно решило ее семейные проблемы. Но проблемы появятся вновь, если Марию не признают истинной Любимицей.

Ее преданность Исиде была настоящей, но она не могла сказать, исходит ли от эгоизма ее желание стать Любимицей.

Слеза Богов сосредоточила ее мысли на отдыхе, поскольку все проблемы, с которыми столкнулась ее семья, смогут быть решены навсегда. После того как ей удалось почувствовать божественную силу, она расслабилась. Именно в тот момент ее разум начали охватывать эмоции и желания.

Быть Любимицей, хранительницей Матери Исиды, значило, что она собиралась вести жизнь, выходящую за рамки обыкновенного мира. Ее каждое слово и движения должны были подчеркивать ее звание Любимицы. Она больше не могла иметь физический контакт с любыми взрослыми мужчинами. Ее личные вещи должны соответствовать строгим стандартам и требованиям. Не каждая девушка могла вынести такую жизнь.

Мария читала много эпических поэм, написанных на папирусе. Волнующие войны и романтические приключения вдохновляли ее представлять различные возможности в будущем. Но после того как она решила стать Любимицей и посвятить себя служению Матери Исиде, ей пришлось похоронить все желания и фантазии.

Мария страдала. Неописуемое чувство охватило ее душу и тело. Как ей объяснила Габриэль, это было следствием грядущего прохождения Испытания Богов. Они пробудились вместе с божественной силой. Было невозможно удержать его с помощью одной воли. Она могла противостоять чувству только с чистым сердцем, пока она еще свободна от его влияния.

Габриэль была уверена, что Мария пройдет испытание, но Мария столкнулась с небольшой трудностью. В течение приема пищи она вела себя так, как будто провоцировала Амона во время беседы. Она не знала, что хотела получить от такой игры. Амон был сыном простого горняка, но он очень интересовал Марию; она часто о нем думала.

Амон извлек Слезу Богов. Этого юношу благословила Мать Исида. Мария слышала о том, что произошло на площади на другом конце города. Амон едва не лишился пальца после извлечения Слезы Богов. После споров, его признали благословленным богиней Мурин, покровительницей Дука, чего никогда не происходило в городе за последние сто лет. Каким же он был человеком, раз получил благословление сразу от двух богинь: Мурин наградила его талантом овладения техникой Дука, а Исида подарила ему удачу для извлечения Слезы Богов. Это же чудо, легенда! Мария читала истории о чудесах и легендах, но она никогда с ними не сталкивалась. Так, она не могла находить героические черты в Амоне. Он был еще ребенком, но красивым. На его лице всегда решительное и уверенное выражение. Мария не уставала рассматривать его, но она не могла объяснить, почему так происходило.

Прошлой ночью, когда Амон поднимал кота, Мария почувствовала, как его глаза на некоторое время задержались на ее груди. Этот взгляд казался настоящим прикосновением. Или же это ее иллюзии? Марии почудилось, что его глаза как будто обожгли ее тело. Это неописуемое чувство, охватившее ее тело и душу, казалось, настолько усиливалось, что она не могла не бояться.

В других обстоятельствах Мария, может быть, никогда не испытала подобную реакцию, но она только переступала врата во дворец магии, божественной силы. Она проходила испытание, испытание борьбой со своими чувствами и желаниями.

Мария знала, что никогда не увидит этого мальчика, когда покинет город, что она попрощается с тем миром, который видела в детских мечтах. Он был так называемым символом в ее сердце. Она понимала, что должна остаться тверда в своей вере, но ее мучило странное чувство сожаления.

Когда она молилась Слезе Богов, белый камень сиял, а тело окружала слава, словно вибрирующая возле него. Это значило, что Мария пробудила божественную силу. Но сейчас ей, полусонной, ей показалось, что сияние Слезы Богов превратилось в сияющие глаза Амона, сжигающие ее грудь, обжигающие ее тело. Она была ослеплена и не могла даже сказать, было ли это ощущение хорошим или плохим.

***

На третий день службы Амон ждал Марию во время завтрака, обеда и ужина. Он продолжал смотреть ей в глаза во время разговора. Он обнаружил, что, когда зрительный контакт продолжался, учащалось дыхание Марии и она сама краснела. Казалось, она страдала. Она нездорова?

После ужина Мария собиралась снова молиться, и она сказала Амону: Мне нужно умыть лицо, пожалуйста, принеси немного воды. Только холодную воду, не разбавляй ее кипятком».

Мария всегда умывалась теплой водой, но сейчас она требовала холодной. Амону это показалось странным. Он принес тяжелое корыто в комнату Марии и поставил его перед ней. Умывальные процедуры обычно выполнялись служанками Марии. Сейчас она выполняла их самостоятельно. Но Амону все еще приходилось покидать комнату.

«Госпожа Мария, с вами все в порядке? Может, стоит позвать госпожу Габриэль», - Амон собирался выйти из комнаты после того как поставил корыто, но он не мог не задать вопрос. Он мог ощутить горячее дыхание Марии.

Амон немного напугал Марию, за все время он никогда не начинал беседу. Ее плечи дрогнули, и дверь тихо закрылась, хотя не было никакого ветра. Дверь как будто закрыла невидимая сила.

Амону следовало отвернуться и покинуть комнату, но он не двигался. Потом он почувствовал, что и его выталкивает невидимая сила. После того как нахлынула эта сила, он больше не мог вспомнить, что произошло. Прошло много лет, когда Амон, наконец, смог все узнать.

Когда он вновь пришел в сознание, он стоял перед Марией, настолько близко, что он мог взять ее на руки. Ему казалось, что он только что так и поступил. Его рука держала ее за талию, а правая рука покоилась на груди. Ее дыхание ошпарило его также, как и свет его глаз обжег ее. Рука Амона на груди Марии подарила ему ощущение, будто он плавится, как железо в печи.

Воздух, окружавший их, сделался мягким и вязким и привлекал их обоих. Он мог почувствовать, как дрожит ее тело под прикосновением его руки. Конечно, Амон сжал правую руку и прикоснулся к ее груди. Его рука чувствовала выступ под одеянием. Ее грудь была такой маленькой, что он запросто мог прикрыть ее одной ладонью.

Сердца обоих яростно колотились. Тяжело дыша, Амон провел правой рукой наверх, вдоль изгиба груди, затем его ладонь проскользнулась вниз, касаясь ее шеи. Он хотел прикоснуться к ее груди. Это было самым сладостным искушением в его жизни.

В тот момент он увидел глаза Марии. В них, казалось, сосредоточились боль и туман. Ее губы были чуть-чуть приоткрыты. Амон не мог думать. Он попытался поцеловать ее. Как только их губы соприкоснулись, Мария сильнее задрожала и оттолкнула его.

Ее руки были худенькими и слабыми. Она словно бы не могла оттолкнуть Амона, но Амон отлетел назад, как будто его сбил бык. Снова появилась невидимая сила. Амон больше не мог сопротивляться. Дверь позади него приоткрылась, когда он упал на пол. Все произошло так стремительно и быстро закончилось, прежде чем они оба поняли, что произошло.

«Я не это имела ввиду! Я не… Прости, ах, это моя… Амон, должно быть, ты мое Испытание – Мария видела падение Амона, попыталась помочь ему подняться. Но ее вспыхнувшее лицо побледнело, когда она хотела сделать первый шаг.

«Что здесь произошло?» - послышался голос за дверью.

Амон повернулся и увидел Габриэль, стоявшую у двери. Она пришла так быстро, что ничего не могло произойти между ними, хотя, на самом деле, ничего бы не произошло.

http://tl.rulate.ru/book/2659/55339

Сказали спасибо 4 пользователя
(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Обсуждение главы:

Еще никто не написал комментариев...
Чтобы оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь

Инструменты
Инструменты
Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
QR-code

Использование:

  • Возьмите мобильный телефон с камерой
  • Запустите программу для сканирования QR-кода
  • Наведите объектив камеры на код
  • Получите ссылку