Готовый перевод True Martial World / Истинный мир боевых искусств: Главы 1-30 :: Tl.Rulate.ru

Готовый перевод True Martial World / Истинный мир боевых искусств: Главы 1-30

Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Глава 1: Могила И Юня

В день своего совершеннолетия И Юнь понял, насколько непроста жизнь. Но он никак не ожидал, что ему придётся умереть в самом её расцвете.

Этим утром И Юнь отправился на горную прогулку в компании двоих друзей, одним из которых была симпатичная девушка, так что событие само по себе было многообещающим.

Молодёжи всегда недостаёт острых впечатлений, и И Юнь не был исключением. Быть паиньками и взбираться вверх по протоптанным дорогам – это не их удел, поэтому они выбрали обособленную дикую гору.

На полпути к вершине они обнаружили пещеру.

Девушке, составившей им компанию, тут же стало интересно, и она заставила их войти внутрь. Но стоило им сделать несколько шагов вперёд, как произошло нечто непредсказуемое.

В стене пещеры И Юнь заметил прямоугольный пурпурный кристалл, который был похож на кристальную карту из какого-нибудь научно-фантастического фильма. Из любопытства он дотронулся до нее, и в ту же секунду началось землетрясение из-за которого пещера обрушилась!

Сложно описать, какие мысли и эмоции пронеслись в голове И Юня, когда он увидел падающие вниз каменные глыбы. Пожалуй, такую ситуацию можно объяснить одной фразой: «Только умирая понимаешь, что такое смерть».

Он был молодым, здоровым и симпатичным. И всё ещё девственником…

Впереди его ожидало светлое будущее, которое исчезало у него на глазах. Его душили грусть и собственная беспомощность.

Валуны не раздавили И Юня, но перекрыли выход из пещеры.

Оказаться запертым в закрытом пространстве в горах, без еды, воды и с ограниченным запасом воздуха – И Юню было ясно что это место, скорее всего, станет его могилой.

Он безучастно уставился на толстую стену из камней. При тусклом освещении телефона крупные валуны казались ему лицами демонов. Они были холодными наощупь, и этот холод постепенно въедался в сердце И Юня, оттягивая его вниз.

Он не имел ни малейшего понятия, куда подевались его друзья. Входя в пещеру, они держались вместе, но как только всё начало рушиться, два человека, которые должны были оказаться в ловушке вместе с ним, странным образом…исчезли.

Как будто их никогда и не было рядом. И Юнь ясно помнил, что за полминуты до обвала девушка позади него говорила, что ей страшно из-за того, что они могут натолкнуться на змей.

Как могут два живых человека испариться в один миг?

Почему крепкая пещера просто так обвалилась?

Ситуация в пещере действительно была безнадёжной. Телефон не ловил сигнал, а судьба друзей оставалась для него загадкой. И Юнь не желал пассивно сидеть на месте и ждать смерти. Он даже подумывал о том, чтобы вырыть ход наружу: если завал был не таким уж крупным, то у него теплилась надежда на спасение.

Когда человек сталкивается лицом к лицу со смертью, он находит в себе безграничную мотивацию и силы для борьбы. Любой шанс на спасение не ускользнёт из его рук.

И Юнь сразу же принялся за дело, но раскапывать ход голыми руками было не самым лучшим вариантом. Никаких инструментов или оружия на подобие кинжала у него не было. Но на секунду его посетила гениальная мысль – он вспомнил про кристальную карту.

Она была похожа на маленькую лопату и, несмотря на ее размер и отсутствие ручки, всё же это было лучше, чем вести раскопки голыми руками.

Повернувшись в сторону мистической кристальной карты, И Юню в голову внезапно пришла мысль: пещера начала рушиться как только он к ней прикоснулся.

Может ли это быть совпадением?

Но самым странным было то, что оба его друга будто испарились в воздухе.

Ряд необъяснимых явлений заставил И Юня задаться главным вопросом: неужели всё это произошло из-за кристальной карты?

Он посмотрел на пурпурную кристальную карту, выпиравшую из стены. Она была заложена между устойчивыми каменными глыбами и излучала слабое сияние.

И Юнь не секунду замер в нерешительности, но затем выключил подсветку телефона. Он заметил, что, несмотря на кромешную пещерную тьму, он по-прежнему мог видеть пурпурное сияние.

Сейчас он понял, что это был не обычный аметист, потому что они не светятся в темноте. Однако же в природе встречались минералы, которые излучали сияние из-за остатков радиоактивных элементов.

Но сейчас И Юнь меньше всего боялся радиации. Он схватил пурпурную карту, чтобы рассмотреть повнимательней. Если обвал произошёл из-за неё, то, может быть, она станет его счастливым билетом на свободу?

И Юнь понимал, что больших надежд питать не стоит, но на пороге смерти он должен был испробовать все варианты.

Кристальная карта оказалась холодной, и этот холод, будто проникал в жилы и поднимался до самого сердца. Она была полностью пурпурной, немного больше кисти взрослого человека, но не толще ладони. На одной стороне была таинственная гравировка. Она явно была не природного происхождения, а делом рук человека.

Но кто мог это вырезать? Может, это какие-то древние символы или тайный забытый язык?

А может, это камень из открытого космоса, нечто внеземное?

После всего, что случилось, в голове И Юня начали накапливаться вопросы. Почему-то он был уверен, что обвал как-то связан с этой кристальной картой. Иначе как пещера могла обвалиться без единого подземного толчка?

Держа кристалл в руке, И Юнь заметил, что края карты были острыми как лезвие, и это дало ему надежду – так будет легче копать выход наружу.

И Юнь отбросил все сомнения и подошёл к каменному завалу неизвестной толщины.

Схватив край карты обеими руками, он с силой обрушил ее вниз, и тут произошло нечто немыслимое. Изначально крепкий и прочный камень оказался разрезанным напополам будто тофу, а И Юнь, не рассчитавший силу, накренился вперёд и ударился головой о стену.

И Юнь был ошарашен. Он не обратил внимания на содранный до крови лоб, он непонимающе уставился на пурпурную карту в руках. Когда первая волна шока прошла, он возликовал.

Это же прямо как световой меч из научно-фантастического фильма!

Он не стал задаваться вопросом, как карта может быть настолько острой, а принялся копать дальше.

Крепко схватив карту обеими руками, И Юнь как крот начал раскапывать дыру. Кристальная карта не испытывала сопротивления и с лёгкостью разрезала даже гранит.

И Юнь воодушевился, он нашёл настоящее сокровище!

Если он выберется живым, эта карта может изменить его жизнь, и в ней даже могут быть скрыты инопланетные технологии!

И Юнь не знал, как долго он копал и, возможно, ему это просто казалось, но всякий раз, когда он чувствовал усталость, кристальная карта испускала холодок, который понемногу восстанавливал его силы, и он продолжал работать без отдыха.

В пещере невозможно было определить время, но И Юнь был настроен на спасение, поэтому без устали продолжал двигаться вперёд.

В его мобильном телефоне разрядилась батарея, и он вовсе не ориентировался во времени. Сколько уже прошло? Три дня? Пять дней? Семь?

И Юнь даже не осознавал, что волшебным образом не умер без единой крошки или капли воды во рту. Кристалл будто заряжал его своей энергией.

Если бы он оглянулся назад, то заметил бы, какой длинный туннель он успел вырыть. Но он не обращал на это внимания, так как перед глазами у него всё начало расплываться.

Не видя камней, не замечая ничего перед собой, И Юнь ощущал лишь кристальную карту в руках и ее успокаивающий холодок.

Постепенно его чувства притуплялись, но он продолжать копать с особой настойчивостью. Наконец, в определённый момент он заметил слабое мерцание впереди, будто за камнями промелькнул свет.

И Юнь внезапно очнулся, словно его окатили холодной водой.

Свет! Свет впереди!

И Юнь никогда раньше не замечал, что свет так прекрасен. Он не мог остановить слёзы. Прилив растраченных сил снова наполнил его тело. Стиснув зубы, он принялся копать как обезумевший.

Наконец-то!

И Юня ослепили яркие лучи, упавшие ему на лицо. Он с трудом попытался открыть глаза. Ему удалось выбраться!

- Получилось! Я выжил!

И Юню хотелось закричать во всё горло, ведь не побывав в полнейшем мраке, не познав ценность солнечного света и не испытав близость смерти, трудно понять, насколько бесценна жизнь.

И Юнь лёг на землю, вдыхая воздух полной грудью. Он посмотрел вверх, на белые облака, и ему показалось, что никогда прежде небо не было таким прекрасным.

Хотя его тело изнывало от усталости, голода и жажды, он не стал долго отлёживаться. Ему нужно было найти своих друзей.

И Юнь избежал смерти, но он по-прежнему не знал, что случилось с остальными.

Но…его телефон разрядился.

Он оглянулся в надежде увидеть признаки жизни, но тот час же опешил.

Как…Как такое возможно?

И Юнь хорошо помнил, что во время восхождения на гору, он был похоронен заживо в пещере и один выбрался из горного склона.

Но сейчас он оказался на открытом пространстве, и хотя вокруг были горы, чтобы добраться до них, можно было до смерти загнать лошадь. И Юню не верилось, что он смог вырыть такой длинный туннель.

Вокруг него было несколько курганов, из которых торчали деревянные палки с грубыми угольными надписями на неизвестном языке.

Возможно ли, что это…кладбище?

И Юнь был в недоумении. Как он оказался среди надгробий? Избежав смерти один раз, его нервы закалились, и теперь, столкнувшись с нелогичной ситуацией, он по-прежнему сохранял спокойствие и осторожно рассматривал могилы.

Эти надгробия не были похожи на современные. На нынешних городских кладбищах все надгробные плиты были сделаны из мрамора или гранита и располагались аккуратными рядами.

Но могилы перед ним…даже деревенские надгробия выглядели лучше.

Стоп…

И Юнь внезапно кое-что обнаружил. Когда она наклонил голову, он заметил, что туннель, из которого он выбрался, всё ещё был на месте, и располагался перед одним из курганов. Сбоку от кургана стояла деревянная палка, выполнявшая роль надгробия. На ней были написаны странные слова, но по какой-то причине в голове И Юня промелькнула вспышка и он смог их прочитать.

«Здесь покоится И Юнь. Любимый брат».

С другой стороны было еще несколько слов: « Старшая сестра Цзян Сяожоу».

Могила И Юня?!

Он оцепенел. Да, он был погребен заживо в пещере, но он вырыл путь из могилы!

Что это за вселенские шутки?

Хотя слова были написаны не на китайском, и даже не на английском, как он смог прочитать и понять их?

Должно быть, это сон…

Да, это определенно сон. Он кажется слишком реальным…будто..И Юнь огляделся и вздрогнул. Ощущения слишком реальны!

Он ущипнул себя и почувствовал боль.

Еще один щипок – всё так же больно!

- Это не сон? Действительно не сон?

И Юнь чувствовал себя потерянным. Кто-то может объяснить, что тут творится?

И мысленно выругался.

Может, он на самом деле умер во время обвала, а рытьё туннеля – это всего лишь предсмертная иллюзия?

Но что значит «любимый брат»? У него не было старшей сестры.

Если погребенный здесь «И Юнь» был кем-то другим, с таким же именем и фамилией, то такое совпадение тоже казалось маловероятным. Он выполз из могилы какого-то человека с таким же как у него именем «И Юнь»?

И Юнь был в полнейшем замешательстве. В этот момент он поднял глаза и заметил, что по сельской дороге в его сторону шла девочка в старых лохмотьях и с небольшой корзиной.

Глава 2: Старшая сестра

И Юню сложно было описать своё первое впечатление об этой девушке. Странно, но она показалась ему знакомой.

Ей было около пятнадцати лет, в заштопанной зелёной кофте и тёмных, неопределённого цвета штанах. Из-под подкатанных вверх штанин виднелись белые ноги. Ее лодыжки были заляпаны свежими брызгами грязи.

Девушка была стройной, с узкой талией. На ее молодом и свежем лице прослеживался румянец.

Ее появление взбодрило И Юня словно прохладная горная роса.

Кто эта девушка?

Их взгляды встретились. Она остановилась в изумлении, а затем выпустила из рук верёвку, на которой держалась корзина на ее плече.

И Юня внезапно охватило странное чувство. Девушка перед ним была однозначно не старше пятнадцати лет, но почему она…казалась выше него ростом? Она была выше почти на полголовы. Если бы они встали рядом, ему пришлось бы поднять голову, чтобы взглянуть ей в лицо!

Должно быть, это просто обман зрения из-за общей усталости…

И Юнь всё еще не понимал, что происходит, но в этот момент он чётко услышал звонкий, будто горный ручей, голос девушки:

- Юнь эр!

Она уронила корзину и бросилась навстречу И Юню. Её прекрасные глаза блестели от слёз.

И Юнь был словно в тумане. Он оглянулся и понял, что в радиусе мили не было никого, другого, и девушка бежала именно к нему!

Юнь эр, которого она звала…похоже, она имела ввиду его?

В имени И Юня был всего один иероглиф, но никто и никогда не звал его «Юнь эр». Никто в современном мире так не делал, поэтому не удивительно, что его реакция была такой заторможенной.

На самом деле, он никак не успел отреагировать, когда девушка подбежала к нему и крепко обняла.

Запах свежести заполонил его лёгкие, когда ее мягкое тело накрыло собой И Юня. Он никак не отреагировал, потому что был в полнейшем ступоре. Он был похоронен заживо во время горного обвала, а когда, наконец, смог выбраться наружу, оказалось, что он выполз из собственной могилы. И после всего этого он очутился в объятиях маленькой девушки, которую он даже не знает!

И Юня это вовсе не прельщало. Он – взрослый парень, в объятиях маленькой лоли. Что всё это значит?

- Юнь эр, ты заставил свою сестру волноваться. Но с тобой всё хорошо, всё хорошо…

Девушка крепко обнимала И Юня, ее острый подбородок впивался ему в плечо. Она не могла унять слёзы. Она настолько сильно в него вцепилась, будто хотела, чтобы их тела слились в одно целое. Она боялась, что это только сон, и когда она отпустит его, И Юнь снова исчезнет.

И Юнь окаменел словно горгулья, он молча боролся с роем мыслей в голове.

Сестра?

В этот момент И Юнь, оказавшийся в гуще непостижимых событий, наконец понял кое-что. Эта девочка была той самой старшей сестрой из «его» надгробной плиты!

Слова «Любимому брату. Здесь погребён И Юнь" были написано этой хрупкой девушкой!

Учитывая, что она относилась к нему, как к своему младшему брату, может быть, она так сильно по нему скучала, что ошибочно приняла И Юня за него...

И Юнь пытался мыслить рационально, но чем больше он думал, тем подозрительнее всё это казалось.

Разве эта девочка не из средней школы? Ее младшему брату должно быть не больше двенадцати или тринадцати лет, как она могла спутать его со взрослым И Юнем?

Погодите минутку… Взрослым?

Вдруг до него дошло. Он сравнил свой рост с ростом девушки – его рот был на уровне ее плеча – и его охватило зловещее предчувствие.

Он вытянул руки из объятий девушки и посмотрел на ладони. Это были маленькие, мягкие ладони ребёнка…

Это мои руки?

Я снова стал маленьким?

Я…

И Юнь был сбит с толку.

Он стал ребёнком, и у него внезапно появилась сестра. Плюс ко всему – древние могильные плиты, чужая местность, незнакомые слова и язык, которые он почему-то мог прочесть и понять…

Всё это подталкивало к определённому выводу, который И Юнь отказывался принять.

Девушка продолжала дрожать. Возможно, это из-за потрясения, а может, и из-за страха. И Юнь ничего не мог вспомнить об этой девушке, но ее искренность и тепло были ему приятны. Волшебное ощущение.

Девушка вытерла слёзы и, взяв И Юня за руку, пошла к брошенной корзине, чтобы поскорее поднять ее и вернуться домой.

Но от этого рывка И Юню стало плохо, его тошнило.

В желудке было неприятное ощущение, похожее на…голод. Внезапно он почувствовал зверский голод.

С тех пор как он был похоронен заживо, у него во рту не было ни крошки. Если бы не та странная пурпурная кристальная карта, он умер бы гораздо раньше. Поэтому вполне естественно, что сейчас его одолевал голод.

Девушка заметила, что у И Юня почти не было сил, и нагнулась, подставив ему свою спину.

- Юнь эр, сестрёнка понесёт тебя. Давай вернёмся домой и больше никогда не будет расставаться.

И Юнь не знал, что и думать. Маленькая девочка собиралась нести его на себе!

- Юнь эр, взбирайся мне на спину! Пусть твоё тело и выздоровело, но ты всё еще слабый... - затем она взглянула на туннель, из которого выполз И Юнь, и почувствовала боль. Ее младший брат вовсе не был мёртв.

К счастью, они были слишком бедными, чтобы позволить себе гроб, иначе его могли бы похоронить заживо! Если бы это произошло, то она чувствовала бы себя хуже, чем после тысячи ударов плетью.

Но к счастью, ее брат проснулся и, к счастью, его закопали не слишком глубоко.

Отныне она никогда больше не покинет своего младшего брата.

Девушка заметила, что И Юнь упорно отказывался взбираться ей на спину, и решила, что ему было просто неловко. Она перекинула корзину вперед и и крепко прижала бедра И Юня к своей талии.

И Юнь сам не понял как оказался на ее спине. Все, что он почувствовал, - его тело с лёгкостью подняли вверх, и теперь его весь поддерживала пара худых ног.

Девушка ухватила тонкими руками ноги И Юня, слегка поправила его позу и пошла по узкой тропинке в сторону деревни.

Лёжа на спине девушки, И Юнь чувствовал запах ее тела. Он отличался от аромата парфюма или лосьона для тела, которым пользовались жители мегаполисов. Этот запах был свежим, в нем смешались дикие цветы и земля. Он никогда раньше такого не ощущал.

Сейчас он стал отчётливее понимать, что происходит.

Ему не хотелось отсиживаться на спине девушки, но он не знал, как произнести это вслух. Обратиться к ней на своём языке было бы неловко.

В этот момент И Юнь услышал грохот вдалеке. Он невольно обернулся на звук. Девушка тоже оглянулась.

Вдалеке они увидели зарождающийся шторм.

Девушка вздрогнула и вместе с И Юнем поспешно спряталась за большим деревом.

Пыльная буря быстро приближалась. И Юнь присмотрелся повнимательней и заметил, что по полю неслось огромное животное!

Он открыл рот от удивления.

Святые небеса! Это дикий зверь?

Его размеры были впечатляющими: семь или восемь метров в высоту и больше десяти метров в длину.У него были длинные острые клыки и широкие как стальные балки лапы. Острые как лезвия когти оставляли после себя жуткие глубокие траншеи.

По сравнению с этим монстром, земные животные, как, например, лев или тигр, были больше похожи на котят.

Но И Юня больше поразило то, что верхом на странном звере сидел мужчина лет сорока, окружённый внушительной аурой. Он сидел со скрещенными ногами, с мечом, перекинутым через спину. Из-за неудачного ракурса И Юнь не смог разглядеть его лицо, но сам по себе он внушал больше страха, чем дикий зверь.

Теперь у И Юня не было сомнений – место, в котором он очутился, точно не было Землёй.

Он попал в таинственный мир. Его звали И Юнь и он восстал из мёртвых. У него была милая и красивая старшая сестра, которая не чаяла в нём души. Её скорее всего звали Цзян Сяоро и, похоже, она была всей его семьей.

Всё это не сон. Всё происходило на самом деле…

Он прорыл туннель через пространство и время.

Святые угодники! Да вы шутите!?

И Юню хотелось разрыдаться. Что это за кармическое наказание? Горная прогулка обернулась путешествием сквозь время и пространство!

Хотя это лучше смерти, но…это же абсолютно незнакомый мир. Здесь водились звери размером с холм и люди с необычайно силой. Судя по мечу за спиной мужчины, это была эра господства холодного металла.

И Юнь твёрдо решил, что всё это произошло после того, как он прикоснулся к таинственной кристальной пурпурной карте. Вполне возможно, что сразу после каменного обвала он уже был не на Земле. И его тело превратилось в тело И Юня из этого мира. Просто из-за темноты в пещере он не сразу это понял…

Если он оказался в этом мире из-за кристальной карты, значит, с ее же помощью он сможет вернуться обратно?

Таковы были первые мысли И Юня. Человеку, ведущему тихий образ жизни в современном мире, трудно было смириться с эпохой средневековья. Он не понимал этот мир. Лишившись всего, что у него было, он остался с кучей вопросов.

Вспомнив о кристальной карте, И Юнь замер. А где она?

Как только этот вопрос пронесся у него в голове, он почувствовал легкий холодок в области груди. Пощупав себя, он успокоился, - карта была на месте. Хотя это было немного странно. Он не припоминал, чтобы он клал ее туда.

Что это за фокусы…?

И Юнь мало что понимал, но одно было ясно – эта карта явно была непростой! И ему нужно было использовать любую возможность, чтобы разгадать ее возможности.

Внезапно в его голове возникли три слова – Пурпурный Кристальный Первоисточник.

Пурпурный Кристальный… Пурпурный Кристальный Первоисточник…

Откуда взялось это название? И почему оно всплыло в его памяти? И Юнь был более чем в замешательстве. Название Пурпурный Кристальный Первоисточник само по себе закралось ему в голову, как только он вспомнил о пурпурной кристальной карте.

Пурпурный Кристальный Первоисточник…Может, назвать ее просто Пурпурным Кристаллом? Но, возможно ли, что…ее истинное название - Пурпурный Кристальный Первоисточник?

Глава 3: Если бы я стал мастером.

Перед тем, как пойти за Цзян Сяожоу, И Юнь никак не ожидал, что его «Дом» будет таким. Когда И Юнь только увидел мужчину с мечом верхом на огромном звере, он сразу понял, что этот мир кишит всякими летающими мастерами боевых искусств, которые являются частью больших кланов.

Если он каким-то образом окажется в одном из таких кланов, то однажды сможет начать изучать боевые искусства. Даже если он обделён талантом, то всё равно смог бы выжить в этом мире.

Но увидев полуразвалившийся дом перед собой, И Юнь едва не упал.

В прошлом И Юнь как-то ездил в деревню, и даже те старые дома были намного лучше, чем дом перед ним.

Этот простой дом был построен из грязи и камней. И кроме стола, двух табуретов, двух старых кроватей и печки, там больше ничего не было.

Цзян Сяожоу занесла И Юня в дом. Ему было непривычно, что его на спине тащит девочка. Он несколько раз слазил, чтобы пойти самому, но его тело было слишком слабо, всего пару шагов полностью выматывали его, и Цзян Сяожоу приходилось снова брать его на спину.

И Юню было очень неловко, что его на себе несёт ещё маленькая девочка.

– Юнь эр, ты, наверное, есть хочешь… – сказала Цзян Сяожоу, положив И Юня на одну из деревянных кроватей. Хотя она вся вспотела, но её лицо оставалось бодрым. Конечно же она была счастлива, что её брат вернулся к ней с того света.

И Юнь посмотрел на потную одежду Цзян Сяожоу, хотя его тело было довольно лёгким, но тащить его пришлось, как минимум, от 3 до 5 ли. Цзян Сяожоу, которой всего 15 лет, было очень нелегко нести его на закорках.

Если бы это была пятнадцатилетняя девочка с Земли, то просто гуляя с пустыми руками 3-5 ли она бы полностью устала, не говоря уже о том, чтобы нести кого-то.

– Ага… Хочу… Немного, – прошептал И Юнь засохшими губами. Это были его первые слова с тех пор, как он попал в этот мир. Сначала он думал, что говорить на здешнем языке будет сложно или даже вообще невозможно, но, к его удивлению, он говорил на нём так же легко, как и на родном.

– Тогда я тебе что-нибудь приготовлю, – сказала Цзян Сяожоу с улыбкой. Она аккуратно вытерла грязь с лица И Юня, а потом подложила под его голову подушку, а его самого укрыла тонким одеялом. Она укрывала И Юня нежно и ловко, что он почти уснул.

Эта девочка была явно не его сестра, но потому что она долго несла его на спине и тщательно ухаживала за ним, у него постепенно начали появляться к ней тёплые чувства.

И Юнь хотел помочь зажечь ей огонь в печке, но она настояла, чтобы он лежал в постели.

– Тебе совсем недавно легче стало, так что тебе нельзя сейчас простудиться, пока ты ещё слаб, – сказала Цзян Сяожоу, подняв почти пустой мешок с зерном.

Пятнадцать минут спустя, Цзян Сяожоу поставила старый деревянный стол перед кроватью. На столе была большая миска рисовой каши, два диких фрукта, а также миска с варёными дикорастущими овощами.

И Юнь голодал уже несколько дней, потому стоило ему увидеть еду, как его живот сразу же заурчал.

И Юню хотелось свинины, курицы, утки или варёной рыбы. Лишь от одной мысли о мясе его желудок забурлил.

Как я смогу утолить мой жуткий голод лишь этим?

Он быстро отхлебнул рисовой каши, он нередко ел рис, но совершенно пустой желудок остро отреагировал на теплую кашу, стимулируя выделение желудочного сока, отчего И Юнь почувствовал себя ещё голоднее.

Он съел меньше половины тарелки риса и несколько варёных овощей. Овощи были настолько горькие и невкусные, что ему даже стало трудно проглотить их, не смотря на дикий голод.

Когда И Юню из-за вкуса овощей и кусок в горло не лез, он заметил, что Сяожоу не ела, а смотрела на него, и тогда он с любопытством спросил:

– А почему ты не ешь?

– Я совсем недавно поела, – пробормотала Цзян Сяожоу, поджав губы на побледневшем лице.

Сердце И Юня ёкнуло, он вспомнил, что Цзян Сяожоу была на кладбище ещё днём, так когда же она успела поесть?

И он тут же понял, что, скорее всего, даже такую пищу было очень трудно достать.

Что же это за мир такой, с такими сильными мастерами, разъезжающими на диких зверях, и настолько бедными людьми, что не могут даже прокормить себя?

И Юнь отодвинул от себя миску с кашей и привстал, чтобы посмотреть на мешок с зерном, лежащий в углу дома. Как он и думал, мешок был пуст.

И Юнь понял, что обычно она готовила намного меньше порции, чем сейчас. И видя его слабость, она решила приготовить побольше каши, чтобы он быстрее восстановился.

– Я наелся. Ты тоже поешь, – произнёс И Юнь, подтолкнув миску к Цзян Сяожоу. Во-первых, он действительно потерял аппетит, и во-вторых, он не мог позволить девочке голодать, чтобы накормить его.

Он посетовал в своём сердце, что если это возможно, то он бы хотел вернуться в свой мир. А если такой возможности нет, то он хотел бы как-нибудь стать парящим мастером боевых искусств.

Но на данный момент, главным приоритетом было прежде всего его выживание. Ведь он может даже умереть, ещё до того, как что-нибудь узнает об этом мире.

– Я не голодна, – упрямо сказала Цзян Сяожоу, – Завтра тот самый день, когда выдают еду, мы можем даже кусочек мяса получить. И я приготовлю его для тебя.

Лицо Цзян Сяожоу покраснело, как только она упомянула про выдачу еды. По ней было видно, что она долго ждала этого дня получения мяса.

И Юнь молчал. На Земле он ощущал, что жизнь совсем не сахар, но в этом мире всё было ещё хуже, пропитания не хватало, наверняка не только они находились недалеко от голодной смерти, жизнь здесь была действительно тяжела. Ведь это очень мучительно, постоянно голодать.

Посреди ночи слабо дул ветер, принеся с собой кваканье лягушек в пруду и приятное стрекотание сверчков. И Юнь ещё не спал, он лежал на кровати, освещённый лунным светом. Он долго смотрел на руки, держащие загадочный кристалл. Ведь именно из-за этого кристалла выбираясь из завала, он очутился в другом мире и в другом теле. Это маленькая кристальная карта бесспорно была каким-то сокровищем. Если он как следует изучит этот кристалл, то, скорее всего, найдёт ему применение.

Этот мир был полон опасностей для обычных людей. Но И Юнь вспомнил того мужчину средних лет, разъезжающего верхом на диком звере по пустошам, и у него была очень внушительная аура. По сравнению с голодающими простолюдинами, разница между ними просто небо и земля.

– Если я стану мастером, то не буду ни от кого зависеть По крайней мере, я не буду голодать…

И Юнь коснулся своего живота, вспомнив ужин, которым его накормила Цзян Сяожоу. Поскольку он был ещё ребёнком, его растущий организм уже давно переварил ту еду, и он снова был голоден.

Как только он почувствовал пустоту в своём желудке, от фиолетового кристалла в руке начал исходить слабый холод, как будто…

Э!

И Юнь вдруг заметил что-то. Он сел на постель и уставился на фиолетовый кристалл. Восторженная улыбка появилась на его лице.

При внимательном рассмотрении, И Юнь заметил, что маленькие и слабые светящиеся точки окружили фиолетовый кристалл.

Эти светящиеся точки появлялись из неоткуда и медленно влетали в фиолетовый кристалл, пропадая в нём, словно кристалл поглощал их. Спустя время, фиолетовый кристалл стал светиться ярче.

Что это значит?

От такого открытия у И Юня перехватило дыхание.

Как только кристалл засветился ярче, Юнь также почувствовал, что кристалл стал холоднее. Эта очень странная прохлада поднялась по его рукам, распространившись по всему телу, словно его тело омыло божественным родником. Это сразу взбодрило его.

И Юнь вспомнил это чувство. Копая выход из пещеры, он почувствовал прохладу, когда начал выдыхаться. Этот холод восстанавливал ему силы, когда тело переставало его слушаться.

И Юнь знал, что он выжил и был способен двигаться только благодаря неизвестной энергии, что восполняла его силы.

Без еды человеческое тело не в состоянии вырабатывать энергию, потому человека ждёт лишь голодная смерть.

Рытьё такого длинного тоннеля, без еды и питья в течение нескольких дней, требует огромного количества энергии. Похоже, что прохлада, которую он ощущал, исходила от фиолетового кристалла, обеспечивая его живительной энергией.

Если вспомнить, когда он только обнаружил этот кристалл в пещере, то тот был похож на слабо светящуюся жемчужину.

Однако, выкопав тоннель в этот странный мир, он заметил, что кристалл стал тусклее, похоже, это произошло из-за большого потребления энергии И Юнем.

Но теперь фиолетовый кристалл, перезарядившись, стал ярче и сильнее. Так что же могло перезарядить фиолетовый кристалл?

И Юнь внимательно наблюдал за маленькими точками, и заметил, что они пребывали из окна. Казалось, что они… Летели из звёздного света.

Звёздный свет – источник энергии для фиолетового кристалла?

И Юнь немного подумал и встал с постели. Подойдя к печке, он положил на раскалённые угли горсть сухой травы, и увидел, как разгорелось яркое пламя.

Затем он осторожно положил фиолетовый кристалл прямо в открытое пламя.

По теории И Юня всё было просто, если кристалл может поглощать энергию света звёзд, то, возможно, он способен поглотить энергию и из других природных источников.

Огонь, для И Юня был сильной формой энергии, по крайней мере сильнее звёздного света. Если фиолетовый кристалл поглотит энергию пламени, сможет ли он быстрее зарядиться?

И у И Юня даже мысли не возникло, что огонь может уничтожить фиолетовый кристалл.

Однако, сколько бы И Юнь не жёг фиолетовый кристалл, тот никак не отреагировал, не было заметно, что он поглотил хоть немного энергии.

Фиолетовый кристалл был похож на кусок льда, который невозможно растопить. Как только огонь погас, И Юнь дотронулся до него, и он был всё таким же холодным, как и раньше.

И Юнь покачал головой и отказался от этого эксперимента.

Он решил отправиться на улицу, ведь звёздный свет снаружи плотнее, а значит отдаст фиолетовому кристаллу больше энергии.

Если кристалл полностью заполнить энергией, то к каким изменениям это приведёт?

И Юнь с нетерпением ждал этого!

Открыв входную дверь, он вышел, осторожно прикрыв дверь за собой. Он не хотел будить сестру, спящую в соседней комнате, но стоило ему пройти дальше, как он ошарашенно застыл.

И Юнь увидел девушку в зелёном, сидящую под деревом, недалеко от него. Она тщательно точила наконечник стрелы.

Холодный наконечник стрелы отражал лунный свет, освещая изящное лицо девушки, которое было словно покрыто слоем серебряных нитей. Вокруг девушки летали десятки светлячков, словно духи, кружившие вокруг богини.

Цзян Сяожоу?

И Юнь увидел блестящую кучу стрел рядом с Цзян Сяожоу, каждая стрела была хорошо изготовлена и остро заточена.

– Это…

Хотя И Юнь ничего не знал об оружии, но даже он смог оценить изящество этих стрел.

– Юнь эр, зачем ты встал? Ночью очень холодно и сыро, а тебе нужно хорошенько выспаться, чтобы быстрее восстановиться. Так что бегом домой, – произнесла Цзян Сяожоу, сразу же вставая, чтобы проводить И Юня обратно в дом.

– Сестра, зачем тебе так много стрел? – спросил И Юнь с любопытством. Не похоже, чтобы Цзян Сяожоу была способна тетиву у лука натянуть.

– Это для обмена на еду. Мы же всегда так делали…

Цзян Сяожоу странно посмотрела на И Юня.

– Ох… – было очевидно, что И Юнь не знал об этом. Странно, он прибыл в этот мир через тоннель, понимает здешнюю речь и письменность, но даже понятия не имеет, кем был другой «И Юнь», как и чем он жил. Он лишь помнил свою жизнь и ничего более.

Он был похож на людей, которые потеряли память после травмы головы. Прямо, как и больные амнезией люди, он ничего не знал о прошлом, но не забыл языковые навыки.

И Юнь уже давно придумал отличное оправдание и сказал:

– Сестра, я уже умер однажды, но после того, как очнулся, ничего не могу вспомнить о своём прошлом...

– Не можешь вспомнить? – испуганно спросила Цзян Сяожоу. И Юнь упал со скалы, когда собирал травы и сломал много костей. Он был некоторое время прикован к постели, а позже скончался от полученных ран. Возможно, он и голову повредил.

Стоило Цзян Сяожоу подумать об этом, как у неё защемило сердце, и она взволнованно спросила:

– Юн эр, ты…

– Я в порядке, – И Юнь быстро прервал Цзян Сяожоу, он не хотел, чтобы она ещё больше переживала о нём, – Сестра, расскажи мне об этом мире, и про того мужчину, что ехал на огромном звере. Кто он такой? я много чего не помню…

Глава 4: Кто сказал, что у меня нет мужчины в доме?!

Цзян Сяожоу ничего не заподозрила и рассказала общие сведения об этом мире.

Как И Юнь и предполагал, в этом мире почитали боевые искусства, но услышав слова Цзян Сяожоу, он понял, что сильно недооценил важность боевых искусств.

Если точнее, в этом мире от боевых искусств зависела жизнь и выживание людей. Здесь у людей были свои города и лагеря, в то время как дикая природа принадлежала диким и пустынным зверям, это был их мир. Во время охоты или земледелия, люди находились под постоянным риском нападения зверьми. Из-за чудовищного размера этих зверей, человечество было сильно ограничено в своих действиях. Потому у простолюдинов был ужасный дефицит с провизией и другими материалами.

Для лагеря или города, воины высокого уровня были настоящим спасением! Без защиты таких воинов, пустынные звери могли бы легко истребить жителей лагерей и городов ночью.

К сожалению, для И Юня и Цзян Сяожоу, в их племени не было воина высокого уровня. Да и вообще, их племя находилось в бедственном положении, и могло быть уничтожено в любое время. Из-за отсутствия сильных мастеров, у таких малых племён были проблемы с выращиванием и сбором пищи. Они просто не могли выжить самостоятельно, но изготавливая оружие и доспехи для племён из больших городов, в обмен они получали немного еды и мясо зверей и таким образом выживали.

Материалы для стрел Цзян Сяожоу были привезены из большего племени. Она лишь занималась изготовлением.

– Юнь эр, иди в дом. Завтра я смогу выручить немного еды за эти стрелы. Может быть, даже удастся получить кусок мяса пустынного зверя. Ты же помнишь пустынных зверей? Это очень сильные звери, и только большие племена способны охотиться на них. Ведь съев хотя бы кусочек их мяса можно получить много силы! Если долгое время есть их мясо постоянно, то можно быстро стать сильным воином! – сказала Цзян Сяожоу мечтательно, если бы только её брат стал воином, то это было бы просто замечательно.

Жаль, что они могли отведать мясо пустынного зверя лишь раз в несколько месяцев. И стать воином для них было большой роскошью.

Однако, в больших племенах молодое поколение кормили именно мясом пустынных зверей, и это мясо не было чем-то ценным для больших племён. Хотя на пустынных зверей было трудно охотиться, ведь они были более 10 метров в высоту и весили несколько тонн. Одного такого зверя было достаточно, чтобы обеспечить едой десять человек на несколько лет.

В больших семьях элита обычно отдавала мясо пустынных зверей простолюдинам, а сами же ели кости пустынных зверей, которых постоянно не хватало.

Вся сущность пустынных зверей была в их пустынных костях. Скелеты пустынных зверей можно было переработать специальным способом, чтобы получить эссенцию пустынной кости размером с соевый боб.

Эта эссенция пустынной кости помогает прорвать пределы воинов, открывая их меридианы, ещё стимулирует кровообращение, а также оказывает другие благоприятные эффекты. Об этой эссенции мечтали все люди, практикующие боевые искусства.

И конечно же, эссенция пустынной кости была настоящей легендой для малообеспеченных семей входящих в состав небольшого племени, вроде Цзян Сяожоу и И Юня.

Если не говорить об эссенции, даже обработка небольшой части пустынной кости требует множество шагов и знания секретных методов. Потому было невозможным обычному человеку успешно переработать эти кости.

– Пустынные звери, эссенция пустынной кости… – пробубнил себе под нос И Юнь. Его очень удивило, что Цзян Сяожоу так много знает.

После тихой ночи, И Юнь проснулся рано утром из-за голода.

Проведя без еды несколько дней и съев лишь немного каши, И Юнь очень сильно хотел есть.

– Сестрёнка Сяожоу!

И Юнь уже привык называть Цзян Сяожоу сестрой. Он узнал из вчерашнего разговора, что он раньше называл её «Сестрёнка Сяожоу».

– Э… Сестрёнка Сяожоу, почему ты…

И Юнь вдруг увидел, что её одежда была пропитана росой, а её светлые глаза теперь стали красными от кровеносных сосудов. Она выглядела очень уставшей.

Посмотрев на две связки стрел, что обнимала Цзян Сяожоу, было ясно, что она не спала всю ночь, чтобы закончить их!

Они были настолько бедны, что не могли себе позволить даже лампу зажечь. Цзян Сяожоу использовала лунный свет и свет от светлячков, чтобы закончить стрелы за ночь.

Она улыбнулась и произнесла:

– Юнь эр, когда ты упал, я всё время заботилась о тебе. А последние два дня я была занята погребальными обрядами, и потому у меня не было времени изготавливать стрелы. Сегодня день обмена, потому я поспешила закончить их, чтобы нам не пришлось голодать. Я даже собираюсь принести мясо пустынного зверя, чтобы тебе стало лучше!

Говоря это, Цзян Сяожоу с любовью положила руку на голову И Юня.

И Юнь был потрясён, увидев, как она тщательно оборачивала две связки стрел клеёнкой. Выражение её лица было одновременно ликующее и удовлетворённое.

И Юнь глубоко выдохнул и крепко сжал кулаки. Он был полон решимости помочь сестре, которая так заботилась о нём, обрести лучшие условия жизни.

– Пошли, пора взять нашу еду!

Цзян Сяожоу вела за собой И Юня, неся две связки стрел. И с надеждой в душе пришла в Солнечную долину, где и происходил обмен.

Там уже собралось множество людей.

И всё их внимание было обращено на человека в халате, стоящего на возвышенности.

Ему было примерно 24 или 25 лет, сидел она в кресле, которое стояло на шкуре зверя. На поясе у него висел обоюдоострый меч отличного качества.

Парень в халате лениво поглядывал на толпящихся бедных людей.

Эти люди несли с собой связки стрел и изысканную кожаную броню. Человек, похожий на казначея, записывал каждый принесённый предмет.

Рядом с парнем в халате, стоял пожилой человек, одетый в жёлтое. И старик льстиво улыбался.

– Оружие и броня вас устраивают, господин Тао? – старик, заискивающе улыбнулся, и на его лице появилось множество морщин. Мужчина в мантии взглянул на старика и лишь фыркнул в ответ.

Хотя парень в робе был полон презрения, старик никак не отреагировал, всё также продолжая улыбаться.

Господин Тао был послом из большого племени, и заправлял сбором оружия. Господин Тао не пользовался уважением в своём племени, ведь тогда его бы не послали сюда в роли мальчика на побегушках, но для старика в жёлтой робе он был важным человеком.

Цзян Сяожоу сдала две связки стрел в обмен на две небольшие деревянные дощечки. Держа две дощечки в руках, она покраснела, и крепко-крепко держала их влажными ладонями, ведь это была драгоценная еда для неё и брата.

Спустя пятнадцать минут, всю броню и оружие сложили в большую повозку, которая была запряжена двумя рогатыми лошадьми.

Господин Тао лениво посмотрел на книги и бросил большой деревянный сундук старику, а потом уехал вместе со своими подчинёнными.

Старик в жёлтой мантии вежливо проводил господина Тао с улыбкой, а потом, сменив выражение лица, теперь он выглядел достойно и величественно.

Все люди с предвкушением загалдели:

– Старейшина, пожалуйста, раздайте еду!

– Верно! Мы уже мяса несколько месяцев не видели! – закричали пара человек, все они ожидали побыстрее получить свою долю, чтобы пойти домой и нормально поесть.

– ТИХО! – грозно сказал старейшина в жёлтой робе, подкрепляя слова жестом. И Юнь не ожидал, что это бесхребетный старик был старейшиной.

– Раз вы все такие нетерпеливые, начнём раздачу! – стоило ему договорить, как несколько крепких мужиков торопливо подошли и вытащили мешки с провизией, сложив их в небольшую кучу.

– Старейшина, почему в этот раз так мало?

– Ага! Раньше было намного больше! И почему не видно мяса зверей?

Многие загалдели, ведь сейчас они сделали больше оружия и брони, чем раньше, но получили значительно меньше еды. Не только еды стало вдвое меньше, но даже долгожданного мяса зверей нигде не было.

– Племя Огненного Облака зашло слишком далеко! Они хотят нашей смерти?!

– Старейшина, что это значит?!

Видя, что толпа начала бушевать, старейшина в жёлтой робе фыркнул и сказал:

– Замолчите! Вы всё скоро узнаете, а сейчас распределите еду! Отдавайте свои деревянные дощечки и получите то, что заслужили!

После оглушительных слов старейшины, сказанных с применением силы, большинство недовольных сразу же замолчали. Этот старик в жёлтой робе был воином. Хотя он и был низкосортным воином Смертельной Крови, но он был опорой всего племени, и потому немногие осмеливались перечить ему.

– Первыми еду получит лагерь подготовки воинов! – старейшина махнул рукой, и группа мужчин, одетых в звериные шкуры, вышли вперёд. Их возраст варьировался от 15 до 40 лет. Без исключения, все они были крепкими и мускулистыми от постоянных тренировок. Эти люди были членами лагеря подготовки воинов, а также они были надеждой всего племени. Постоянно, молодых парней с хорошими физическими данными выбирали в этот лагерь. Они лишь занимались охотой и были освобождены от занятий огородством, а также от изготовления стрел и брони.

Кроме того, в лагерь подготовки воинов первым делом отправляли мясо зверей и еду. Всё потому, что если кто-нибудь из них станет высококлассным воином, то тот принесёт множество богатств своему племени. Кроме защиты, высококлассные воины были достаточно сильны, чтобы отправиться охотиться в пустоши. Нескольких диких зверей бы хватило, чтобы прокормить всё племя на несколько дней. Без преувеличения, даже один воин высокого уровня в состоянии поддерживать небольшое племя!

В лагере подготовки воинов были десятки людей, и поскольку они не участвовали в производстве, у них не было деревянных дощечек, но каждый набрал себе большой мешок еды.

Небольшая куча сократилась на одну пятую, но оставалось ещё в десятки раз больше людей, которые ещё не получили свою долю.

В результате чего, многим людям суждено было голодать.

Цзян Сяожоу, стоящая рядом с И Юнем, плотно прижала к себе дощечку. Она побледнела лицом, ведь если они не получат еды, то их дни сочтены.

Люди мрачно посмотрели на лагерь подготовки воинов, так как они взяли еды как обычно, а это значит, что кому-то точно не хватит.

– Семьи с мужчинами первого ранга, подойдите и возьмите свою долю! – продолжал распределять старейшина. В этом мире боевых искусств, мужчины, которые не входили в лагерь подготовки воинов, получали еду согласно своему рангу, то есть по силе.

Чтобы определить силу, был очень простой тест, если в состоянии поднять камень весом примерно 150 кг, то это уровень первого ранга!

Чем ниже ранг, тем ниже вес камня.

Семьи с мужчинами первого ранга вздохнули с облегчением и бросились вперёд, чтобы взять свою долю. Деревянные дощечки были просто для галочки. Эти семьи получали намного меньше еды, чем обычные, но они хоть что-нибудь получали.

Эти семьи изначально богаче, и у них даже есть излишек еды. Так что хоть и иногда им приходится быть скромнее, но это всё же далеко не голодали.

– Семьи с мужчинами второго ранга, подойдите и возьмите свою долю! – старейшина вновь открыл рот. По сравнению с тем лицом, что у него было, когда он пресмыкался перед «Господином Тао», сейчас он был словно совершенно другой человек с его холодной манерой поведения.

Мужчины второго ранга могли поднять около 125 кг. И их доля была значительно уменьшена.

Мешки с едой быстро опустошались. С каждым пустым мешком, лицо Цзян Сяожоу становилась всё бледнее. Её холодные от пота руки ещё крепче сжали деревянные дощечки.

Проблема была не в количестве мешков, тут был вопрос жизни и смерти. Ведь без еды они попросту умрут с голоду!

Изначально она очень надеялась на это распределение еды. Помимо обычной еды, она надеялась получить и кусок мяса зверя для И Юня. Однако теперь, им могло не достаться даже обычной еды.

– Семьи с мужчинами третьего ранга, подойдите и заберите свою долю!

Смотря на исчезающую еду, Цзян Сяожоу затаила дыхание.

Старейшина в жёлтой робе нахмурился, так как еды оставалось слишком мало, но многие до сих пор ничего не получили. В ближайшие месяцы многие были обречены на голодную смерть.

Но на благо племени, чтобы дать шанс другим стать сильнее, старейшина, скрепя сердцем, мог лишь принести слабых в жертву.

Это было обычным делом для простолюдинов умирать от голода или болезни. Неблагоприятные условия привели к тому, что средняя продолжительность жизни стала ужасно короткой.

– Теперь все остальные могут забрать свою долю.

С этими словами, огромная толпа людей устремилась вперёд. Цзян Сяожоу закричала, когда толпа повалила её на землю.

Падая, она ушиблась, но смогла удержать свои деревянные дощечки, словно это были её последние средства к существованию, вселяющие надежду.

– Сестрёнка Сяожоу! – увидев падение Цзян Сяожоу, И Юнь бросился через толпу и поднял её на ноги.

– Ты в порядке, сестрёнка Сяожоу?! – озабоченно спросил И Юнь, боясь, что такая толпа могла затоптать её насмерть. Цзян Сяожоу беспомощно схватила руку И Юня.

– Так, а ну все успокоились! – закричал старейшина. Казалось, что его голос был пронизан некой энергией, что заставила толпу успокоиться.

– Встали в очередь по одному! – продолжал командовать старейшина в жёлтом. Он был очень авторитетным человеком в племени, и никто из оставшихся не смел перечить ему, ибо они все знали, что у него действительно была сила. Он глава племени и мог казнить на месте любого, кто ослушается.

Люди сразу же выстроились в очередь за едой, даже если им достанутся лишь жалкие крохи. И вскоре вся еда закончилась, оставив многих с носом.

Сердце Цзян Сяожоу сжалось. Без еды им не выжить.

– Ван Лун, вынеси избытки из резерва племени, – сказал старейшина мускулистому мужчине. Ван Лун был одним из членов семьи старейшины.

– Слушаюсь, старейшина, – сказал Ван Лун и ушёл, через некоторое время он вернулся с небольшой тачкой, в которой лежали мешки с зерном.

На Земле, различные зёрна содержат достаточно витаминов и питательных веществ, полезных для здоровья. Но в этом мире всё было не так. Зёрна были остатками после обработки. И эти зёрна смешали с пшеничными отрубями в качестве еды. Вкус у них был ужасный, и их трудно было есть.

Также здешние зёрна содержали мало питательных веществ и их было трудно переварить. По факту, зёрна давали в два раза меньше энергии, чем обычная пища. Но пусть это и было зерно, даже оно лучше, чем совсем ничего. Оставшимся людям остаётся лишь смериться с этим и получить свою маленькую долю зерна. Когда подошла очередь Цзян Сяожоу, зерна почти не осталось.

Она отдала две, промокших от пота, дощечки и получила взамен мешок с зерном, размером с две ладони. Даже если она и И Юнь будут из зёрен варить кашу, им этого хватит максимум на десять дней.

Цзян Сяожоу была потрясена, держа в руке лёгкий мешок с зерном, не желая принимать свою судьбу.

Её брат только-только вернулся к ней из лап смерти, и всё для того, чтобы вместе умереть с голоду?

– Чего встала, ты другим путь загородила! – нетерпеливо бросил мужчина, раздающий зерно, желая, чтобы она побыстрее ушла и не мешалась.

Цзян Сяожоу разозлилась. Она работала не покладая рук всю ночь, чтобы сделать эти чёртовы стрелы, и за это она получила лишь крошечный мешок с зерном. Хотя она и была слабой девушкой, она смело встала перед группой мужчин, у которых в племени был значительный авторитет.

– Почему так мало? Я сдала две связки стрел. И я не только не получила нормальной еды, но даже зерна получила намного меньше обычного!

Мужчина, отвечающий за выдачу зерна, был ошеломлён. Он никак не ожидал, что эта маленькая девчушка найдёт в себе мужество перечить ему.

– Ты хоть знаешь правила? Ты только ребёнок, и к тому же девушка. Раз у тебя дома нет мужчины, то зачем тебе много еды? Это было бы слишком расточительно!

В этом мире, в малых племенах предпочтение отдавалось мужскому полу. В крупных же племенах было много мяса пустынных зверей, и даже эссенции пустынной кости, потому отличий в силе между женщинами и мужчинами практически не было.

Но в малых племенах, из-за отсутствия звериного мяса, у мужчин было явное преимущество, и лишь совсем немного женщин были равны мужчинам по силе.

Уязвлённая Цзян Сяожоу гневно закричала:

– Кто сказал, что у меня нет мужчины в доме?! Ещё как есть, вот он, прямо здесь! – сказав это, Цзян Сяожоу схватила И Юня за руку придвинула к себе.

Глава 5: Лянь Чэнюй.

Худое и тщедушное тело И Юня было даже ниже, чем у Цзян Сяожоу. Хотя он выглядел как ребёнок, но в сердце Цзян Сяожоу И Юнь был единственным мужчиной в доме, который в будущем станет опорой их семьи!

Держа руку Цзян Сяожоу, И Юнь ощущал её волнение, так как её ладони были влажные, а пальцы подрагивали. Столкнувшись с неминуемой гибелью и несправедливостью племени, Цзян Сяожоу не ждала, что кто-нибудь ей поможет. Пятнадцатилетняя девочка могла лишь сама выступить против мускулистых мужиков.

На секунду все звуки затихли, и все люди посмотрели на И Юня и Цзян Сяожоу. После короткого молчания, ответственные за раздачу зерна от души расхохотались.

– И это мужчина? Аха-ха-ха-ха!

– Девочка, ты раньше мужчин не видела? Хочешь, я покажу тебе, что значит быть настоящим мужчиной? – сказал один из качков похотливо.

– Дитя у которого ещё молоко на губах не обсохло, к тому же похож на худую обезьяну. Малыш, ты сколько дней назад пелёнками перестал пользоваться?

Несколько мужиков рассмеялись, в то же время Цзян Сяожоу покраснела от смущения и крепко сжала кулаки. Никто не собирался вступиться за неё.

В племени главенствующим классом были сильные и трудолюбивые воины. Поскольку слабаки не могли одолеть сильных, никто и не заботился о слабых, поскольку им самим надо о своей еде переживать.

– Ах да, я помню этого пацана. Разве это не он пару дней назад помер?

В маленьком племени смерти не были редкостью. А поскольку И Юнь ничего из себя не представлял, это не стало чем-то необычным.

– А, точно. Я знаю его. Он же весь болезный. Его организм настолько слаб, что лёгким ветром сдует, – согласился другой мужик.

– Кто сказал, что мой брат умер?! – крикнула Цзян Сяожоу и уставилась на мужчину, как самка леопарда. Их тела настолько отличаются по размеру, словно птенец иволги стоял против чёрного грифа. Но даже так, Цзян Сяожоу, стиснув зубы, стояла на своём. Взгляд у неё был убийственно суровый, словно у дикого зверя.

Трудно было поверить, что слабая девочка способна на такой взгляд. Цзян Сяожоу крепко сжимала длинный и тонкий продолговатый предмет под одеждой. Она тайно припрятала одну стрелу для защиты!

Увидев недобрый взгляд Цзян Сяожоу, мужчина нахмурился, потому что она его окончательно довела. Как распорядителя в племени и члена лагеря подготовки воинов, его положение было очень высоким. В этой ситуации словно котёнок напал на тигра.

– Ах ты ж глупая девчонка! Чего пялишься? Я вырву твои глаза, если не перестанешь! – сказал мужчина сердито, но Цзян Сяожоу, ещё сильнее стиснув зубы, не собиралась отступать, ведь они не смогут выжить, если не получат больше еды сегодня. Она ещё крепче сжала стрелу в руке, готовая в любой момент атаковать!

– А эта девочка ничего! – ухмыльнулся юноша в серебряных доспехах, сидящий в кресле в большом и чистом доме, наблюдая за конфликтом между Цзян Сяожоу и мужчины через окно.

Этот юноша в серебряной броне производил хорошее впечатление, также его образ дополняла дорогая верхняя одежда, что сильно увеличивало разницу между ним и страдающими бедняками.

– Она всё же спрятала одну стрелу. За всеми материалами для изготовления стрел строго следят, и даже если стрела получилась дефектной, они были обязаны её принести, иначе последует наказание. Не знаю, как этой девочке удалось спрятать одну стрелу, но судя по всему, у неё хватит мужества пустить её в ход.

– Если она нападёт, то наверняка сильно пострадает, – вежливо сказал старик, стоящий рядом с парнем в серебристой броне.

– Так и есть. Однако, если она не нападёт, то определённо умрёт с голоду, – бросил юноша беспечно, – Расскажи мне о ней.

Старик поклонился и ответил:

– Как пожелает Юный господин. Её имя – Цзян Сяожоу, она занимает низшее положение в нашем племени Лянь. Эта девочка была одной из беженцев, которым удалось осесть в племени. Несколько лет назад, их мать скончалась. Так брат с сестрой стали сиротами. Все думали, что без матери оба ребёнка обречены на гибель, но Цзян Сяожоу, пусть ещё и юна, но смогла всех удивить, не только выжить самой, но и брата сберечь в течение нескольких лет.

Старец был чрезвычайно учтив. Он знал всё и про всех в племени Лянь, которое начитывало примерно 1000 человек.

Обычно, большие племена не принимают беженцев, только более малые племена так поступают. Ведь это был один из способов для небольшого племени поддерживать свою численность, однако беженцы всегда обладали более низким статусом, чем изначальные члены племенного клана.

– Значит, она действительно не местная, – пробормотал юноша, медленно ухмыльнувшись.

Из этой ситуации он понял, что Цзян Сяожоу пусть и была слаба физически, но с характером, который он не мог описать, с таким характером она сильно выделялась на фоне других простолюдинов. Кроме того, Цзян Сяожоу была довольно изящна и привлекательна. В небольшом племени, которое постоянно страдало, такая привлекательная девушка была редкостью. Такая красивая и обаятельная девушка с дерзким характером и неизвестным прошлым разожгла интерес в Лянь Чэнюе.

– Юный господин, вы положили на неё глаз? – спросил старец, не сдержавшись. У юного господина Лянь Чэнюя был чрезвычайно высокий авторитет в племени!

Во всём племенном клане Лянь было много воинов, но если быть честным, то только троих можно было назвать мастерами. Первым был Старейшина, который носил жёлтую мантию, вторым был главный инструктор в лагере подготовки воинов, а третьим был Юный господин Лянь Чэнюй. Он был внуком старика в жёлтой мантии. Старейшине было уже за 60 лет, но Лянь Чэнюю было лишь 17, так что его впереди ждало светлое будущее. Лянь Чэнюй несомненно станет следующим старейшиной. Также он был человеком с самыми высокими шансами стать «Воином Пурпурной Крови».

Поскольку положение Лянь Чэнюя в племени было высоко, по правилам, он не мог жениться на девушке, что родилась за пределами их племени, из-за низкого статуса беженцев.

– И что с того, что она мне приглянулась? Скоро это небольшое племя Лянь не сможет меня остановить. Я выйду в дикие земли и у меня будет собственное великое приключение! Ты хочешь помешать мне, используя племенные правила?

Хотя Лянь Чэнюй спросил спокойно, но его холодные слова напугали старика, и тот поспешно сказал:

– Я пошутил, Юный господин! Я не имел в виду ничего такого! Прошу, не принимайте близко к сердцу болтовню какого-то глупого старика!

Старец собирался ударить себя, как уже было сказано, хотя племя Лянь было небольшим, но клановые правила в нём были очень строгие!

В диких землях, где сильный правит слабым, многие страны ввели военный контроль. В племенах воины удерживали власть в своих руках, потому законы и правила племенных кланов были очень строги.

Сильные управляли судьбой слабых. Потому Лянь Чэнюй, будучи перспективным воином в своём племени, имел абсолютную власть повелевать судьбой людей клана.

К тому же, Лянь Чэнюй не был милосердным. Пусть он и молод, но он прошёл через множество невзгод и подвергался нападениям в борьбе за власть внутри племени.

Увидев, что старик собирался стукнуть себя, Лянь Чэнюй холодно сказал:

– Ладно, но чтобы больше такого не повторилось. Эта девочка ещё слишком мала. Я хочу её сделать либо служанкой, либо наложницей. Так что можешь не беспокоиться, я не нарушу правила племени.

– Да… Благодарю, что простили меня, Юный господин, – поспешно кивнул старик.

– Ну что ж… Тогда ещё кое-что спрошу. Почему у Цзян Сяожоу фамилия не как у брата? – Лянь Чэнюй прищурился, смотря на происходящее действо снаружи. Он понял, что Цзян Сяожоу очень сильно оберегала брата, потому что он был болезным слабаком. Однако, похоже, что Цзян Сяожоу очень гордилась своим братом.

– Ну… Я слышал, что когда Цзян Сяожоу была в затруднительном положении, её приютила мать И Юня. Вероятно, именно по этой причине Цзян Сяожоу очень благодарна матери И Юня, и чтобы отплатить за доброту, взяла опеку над братом.

– Вот как… – Лян Чэнюй нахмурился, вставая с кресла.

– Катись отсюда! – увидев, что Цзян Сяожоу не собиралась никуда уходить, мужчина был возмущён. Он подошёл к ней вплотную и уже поднял ладонь для пощёчины!

Такая слабая девочка, как Цзян Сяожоу, просто не может противостоять взрослому мужчине. Лишь одна его пощёчина отправит её в полёт!

Цзян Сяожоу уже собиралась достать стрелу, но вдруг почувствовала, что её кто-то потянул за руку. И Юнь быстро прошептал ей на ухо: «Не спеши!»

Сказав это, И Юнь одним плавным движением оказался перед Цзян Сяожоу, встав между ней и мужчиной.

– Стойте! – сказал И Юнь с поднятыми руками.

– Да что ты о себе возомнил?! – мужчина был возмущён, эта тощая обезьяна смеет командовать им, да он их обоих в полёт пошлёт!

И Юню очень хотелось ударить мужчину в пах, но он знал, что мудрый человек не полезет в драку, когда у него нет ни единого шанса на победу. Живя уже вторую жизнь, он сохранял спокойствие, так как знал, что поспешные действия в подобных ситуациях приведут лишь к ужасным последствиям.

– Настоящий мужчина не бьёт женщин. Кроме того, разве старший брат не из лагеря подготовки воинов? Тогда вы должны быть очень сильны, так как вы можете поднять руку на маленькую и беззащитную девочку? Разве вас тогда не засмеют? – опасаясь удара мужчины, быстро, но чётко сказал И Юнь. И каждый из присутствующих услышал его.

Мужчина поколебался немного, и странно посмотрел на пацана перед собой.

Разве у двенадцатилетнего мальчишки хватит смелости осуждать его на людях? Или он просто решил сам получить вместо сестры?

Но его выход и эти слова были простой провокацией народа, которая, стоит заметить, была очень эффективной. Мужчина замер с ладонью в воздухе, и немного поколебавшись, всё же начал опускать руку.

Мужчине показалась, что ему нанесли серьёзный удар под дых. Ведь он был членом лагеря подготовки воинов, и в глазах других избиение детей – это не то, чем можно гордиться. Кроме того, это был конфликт интересов между лагерем подготовки воинов и простолюдинами, поэтому эти слова легко сбили его с толку.

Мужчина хоть и был грубым, но он не хотел, чтобы о нём начали судачить за спиной.

– Ну, главное знай своё место, сопляк! – сказал мужчина и полностью опустил руку, смотря на брата и сестру, – Сегодня я в хорошем настроении, потому мне не хочется возиться с тобой. Так что вали отсюда, пока я добрый!

– Юнь Эр! – сказала Цзян Сяожоу и потянула брата за руку. Она чувствовала себя беспомощно, конечно же она знала, что даже если она поспорит с мужчиной, то ей всё равно ничего не светит, но просто уйти было равнозначно голодной смерти.

– Сестрёнка Сяожоу… Не волнуйся, – И Юнь схватил руку Цзян Сяожоу, жестом показав ей успокоиться, – Старший брат, я сейчас уйду, но перед этим, этот глупый юнец лишь хочет кое-что узнать…

Глава 6: Воин Пурпурной Крови.

– Что такое? Выкладывай! – бросил мужчина раздражённо.

– Ну, тут такое дело... Моя сестра сдала две связки стрел и согласно правилам племени, должна получить больше еды…

И Юнь подкинул на руке лёгкий мешок с зерном и искренне посмотрел на мужчину, с явным вопросом на лице.

Мужчина зашипел:

– Какие ещё правила?! Быть сильным – вот правило! Мои слова и есть правила!

Мужчина стал ещё агрессивнее. И Юнь лишь фыркнул в мыслях. Вот же дурак, мужское высокомерие привело его прямиком в мою ловушку.

И Юнь посмотрел на него жалобно:

– Конечно же старший брат может устанавливать правила, но вы должны дать нам что-нибудь, чтобы мы смогли выжить.

Говоря это, И Юнь жестом показал на всех людей в округе, ведь слова мужчины «Быть сильным – вот правило! Мои слова и есть правила!» рассердили многих.

И вдруг, множество людей, стоящих рядом, вторили словам И Юня:

– Точно-точно, брат воин, я сдал 6 частей брони, но всё, что я получил, лишь жалкие крохи. Мне тоже нужны объяснения!

– Почему в этот раз так мало еды? Мы все хотим знать.

– Я уже стар, мне нужно кормить семью. Этой еды нам не хватит!

Люди племени Лянь постоянно страдают от гнёта сильных. И у них начали появляться мысли о восстании против нынешней власти племени, но из-за различия в силе и отсутствия лидера у восставших, никто не смел выступить против. Но с провокацией И Юня, они больше не могли сидеть сложа руки.

Лицо мужчины поникло, он никак не ожидал, что детские слова так всколыхнут народ. Видя накаляющуюся атмосферу, он начал терять контроль над ситуацией и над собой.

– А ну завалили хлебальники! – взревел мужчина.

Но его крик был довольно слаб.

– Нам нужны объяснения! Мы хотим знать причину!

– Почему так мало еды?!

От законов нет толку, когда их нарушают целые толпы. Обычно, стоит только одному выступить против, как ему обеспечивают «тёплый приём», но ситуация уже сильно обострилась, и все разом осмелели.

Когда ситуация уже почти вышла из-под контроля, раздался громогласный голос:

– Вам нужны объяснения? Тогда слушайте!

В этих словах содержалась какая-то энергия, мгновенно успокоив бушующую толпу.

Все проследили за источником голоса и увидели идущего парня, облачённого в серебристую броню и держащего длинный меч в руке.

– Это же Юный господин Лянь Чэнюй!

– Лянь Чэнюй!

Увидев этого парня, все были ошарашены. Ведь Лянь Чэнюй был тем, кто может стать Воином Пурпурной Крови. Его талант был сопоставим с гениями из больших племён.

Если племенной клан Лянь обретёт Воина Пурпурной Крови, то всё изменится! Когда это случится, Лянь Чэнюй в одиночку сможет оказывать поддержку всему клану!

А если Лянь Чэнюй пойдёт ещё дальше, и впечатлит сильное племя, то племя Лянь сможет перебраться в город.

Для многих в племени, жить в городе было настоящей мечтой. Основать город в диких пустынных землях было слишком сложно, так как большое скопление людей сразу же привлекает множество пустынных зверей! И без помощи мастеров, защищающих город, пустынные звери легко сравняют его с землёй!

В каждом человеческом городе постоянно находится множество мастеров. С высокими стенами и богатым наследием, города были надёжно защищены, и в пределах городов люди могли жить без страха перед пустынными зверьми. Источников пищи было достаточно, потому голод им не грозил. Кто бы не хотел такой жизни?

Лянь Чэнюй был надеждой всего племени. Его положение в племени уже было выше Старейшины!

Когда Лянь Чэнюй вышел вперёд, все разом замолчали.

– Дедушка, – Лянь Чэнюй обратился к старейшине в жёлтой робе.

– Ах, Чэнюй, раз ты сам вызвался, то я оставлю всё на тебя.

В племени многие мужчины женились в возрасте 16 лет. Потому семнадцатилетний Лянь Чэнюй был достаточно квалифицирован, чтобы подменять Старейшину.

Лянь Чэнюй ничего не сказал племени, а вместо этого подошёл к И Юню и многозначительно улыбнулся:

– Ты же И Юнь, верно?

Брови И Юня поползли вверх. Первое, что сделал Лянь Чэнюй, это обратился к нему, а не ко племени, и хотя Лянь Чэнюй улыбался, И Юнь почувствовал исходящую от него опасность.

Ведь именно И Юнь спровоцировал волнения в массах, и он изо всех сил попытался сделать вид, что это вышло случайно. Но намеренно или нет, Лянь Чэнюй, как представитель Старейшины, вполне мог напасть на него.

– Неплохо для двенадцатилетнего. Ты не похож на обычного ребёнка, в один прекрасный день ты достигнешь небывалых высот! – Лянь Чэнюй хмыкнул и беспечно похлопал И Юня по плечу. Многие в толпе были удивлены, что человек такого высокого положения, как Лянь Чэнюй, сам похвалил и дотронулся до простолюдина.

К тому же эта похвала была чрезвычайно ценна! Лянь Чэнюй на самом деле сказал, что этот бедный ребёнок достигнет больших высот! Как такое возможно?

Хотя они и были несогласны с этим высказыванием, но так как это сказал сам Лянь Чэнюй, никто не смел ему перечить. Все подумали, что этому пацану чертовски повезло, что он был признан самим Юным господином. Возможно, он даже станет помощником Юного господина Ляня в будущем. О такой должности мечтали многие!

– Юный господин, вы слишком переоцениваете меня, – И Юнь натянуто улыбнулся, но на сердце у него было неспокойно. Он был в состоянии боевой готовности с того самого момента, как увидел Лянь Чэнюя. Вдруг он ощутил онемение в плече, затем тепло, которое разошлось от плеча по всему телу, а потом всё мгновенно пропало, когда Лянь Чэнюй убрал руку.

Если бы И Юнь не был настороже, то он бы подумал, что всё это ему почудилось, или бы подумал, что это из-за нервозности от прикосновения Лянь Чэнюя.

Что этот Лянь задумал? Может, это какой-то трюк?..

И Юнь не верил, что Лянь Чэнюй похвалил и похлопал его по плечу на глазах у всех просто так. И Юнь видел, что Лянь Чэнюй смотрел на него взглядом, полным враждебности.

– Выдайте им еды, – сказал Лянь Чэнюй мужчине, отвечающему за раздачу еды. Хотя Цзян Сяожоу была ещё мала, но он должен был убедиться, что за эти два года она не помрёт с голоду.

– Слушаюсь, Юный господин! – ответил мужчина. Хотя он не хотел что-либо давать И Юню, ведь тот так облапошил его, но он должен был подчиняться приказам Лянь Чэнюя.

Мужчина на мгновение поколебался, но всё же отдал мешок большой мешок зерна И Юню.

И Юнь стал более бдительным, но внешне выглядел благодарным. Он принял мешок и лицемерно сказал:

– Благодарю вас, Юный господин.

Хотя он и поблагодарил его устно, но И Юню так и хотелось заехать Лянь Чэнюю промеж глаз. Цзян Сяожоу кропотливо, и не жалея себя, работала, чтобы изготовить эти стрелы и получить за них мясо, но они лишь получили мешок какого-то зерна. Они должны быть благодарны за это?! Ещё чего!

Если уступаешь в способностях, то уступаешь во всём. В этом мире сила была правдой!

«Как же хочу врезать ему, чтоб у него глаза как у панды стали…» – думал И Юнь, но лицо его оставалось спокойным.

Видя, как И Юнь забирает зерна на два или три месяца, остальные были полны зависти и ревности. Но поскольку его наградил сам Лянь Чэнюй, они не посмели ничего сказать по этому поводу, лишь спросили:

– Юный господин Лянь, пожалуйста, объясните, почему сегодня так мало еды?

– Да, Юный господин Лянь должен постоять за нас!

Лянь Чэнюй уже поднялся на возвышенность, улыбаясь каждому. Словно похвала, что он дал И Юню, для ничего не значила, и потому он потерял к нему всякий интерес.

С улыбкой на лице он произнёс:

– Мои дорогие соплеменники! Вы хорошо и упорно трудились все эти годы!

Лянь Чэнюй не стал сразу раскрывать все карты, но решил смягчить отношение людей. На взгляд И Юня, это была так себе тактика, но поскольку это сказал сам Лянь Чэнюй, от этих слов бедняки были польщены.

– Если вам нужно объяснение, то я дам вам его! Несите! – Лянь Чэнюй махнул рукой, и шесть мужчин, стоящие за его спиной, подняли наверх большой деревянный ящик. И Юнь вдруг вспомнил, что «Господин Лу» оставил этот ящик, получив оружие и доспехи. Это должно быть что-то из большого племени!

– Откройте! – приказал Лянь Чэнюй. Просто невозможно было скрыть предмет, находящийся внутри коробки. Чтобы его переработать, потребуется много сил.

Двое крупных мужиков положили ящик на бок и открыли на глазах у всех. Стоило им открыть ящик, как оттуда полилось великолепное сияние, а вокруг появились красивейшие узоры.

Толпа воскликнула в недоумении. Они никогда прежде такого не видели.

Лянь Чэнюй вышел вперёд и помахал красным камнем вдоль световых потоков, вдруг появились вспышки света. И свет, словно вода, пошёл рябью, а после исчез.

В этот момент из ящика хлынул поток холодного воздуха…

Глава 7: Пустынные кости.

– Какой холод! – люди не могли унять дрожь. Они видели лишь белый туман, выходящий из ящика. Когда туман наконец-то рассеялся, внутри оказались блестящие кости.

Этот суровый холод шёл от костей!

– Что это? – все были в шоке, ибо они никогда не видели редких предметов. Хотя они и не знали, что это, но всё же могли догадаться, что это какое-то редкое сокровище.

– Это пустынные кости! – гордо объявил Лянь Чэнюй, – Те световые узоры, что вы видели, нужны, чтобы запечатать холод этих костей.

– Пустынные кости? Это действительно пустынные кости? – большинство людей в толпе никогда даже не слышали о них, но И Юнь сразу же определил их по описанию Цзян Сяожоу.

В этом мире существовали сильные пустынные звери. Каждый такой зверь мог с лёгкостью уничтожить маленькое племя, вроде племени Лянь.

Пустынные звери довольно пугающие, но их тела полны сокровищ.

Пустынные звери были великолепной добавкой к пище. Однако, человеческий желудок и аппетит сильно ограничен, так какую часть от пустынного зверя сможет съесть один человек?

Но к счастью, большинство силы было скрыто в их костях, и с помощью специального метода, их можно было переработать и очистить от лишних примесей в совсем маленький кусочек.

Скелет считался самым драгоценным элементом в теле пустынных зверей.

Все глядели на кости внутри ящика, хотя это была лишь малая часть костей пустынного зверя, но эти кости всё равно считались драгоценностью!

– У нас сегодня меньше еды из-за того, что кроме обмена на еду, такое большое количество оружия и стрел обменивалось на эти кости! На самом деле, чтобы получить их, того, что мы изготовили, было недостаточно. По своему опыту знаю, будучи во внешнем мире, когда я искал техники духовного развития, за такую малую цену нам удалось очень выгодно получить эти пустынные кости! – между речью Лянь Чэнюя, Старейшина, находящийся за ним, объяснил всем полезность и ценность пустынных костей.

Хотя старик сказал, что это выгодно, но не все могли принять такое.

Пустынные кости, может быть, и будут полезны, но что теперь делать простым людям?

Неважно, насколько глупы они были, они прекрасно понимали, что им не достанется ни грамма эссенции пустынной кости.

– Я знаю, о чём вы думаете, вы беспокоитесь о своём будущем. Вы боитесь голодной смерти. Я понимаю вашу ситуацию, но задумайтесь о времени, когда подомные мысли полностью исчезнут! В диких землях очень много малых племён, как песчинок в пустыне. У них нет силы, чтобы защитить себя, и потому они могут быть уничтожены в любой момент!

– Наш клан Лянь лишь один из множества!

– Вы действительно хотите провести жизнь полную страха? Переживать, когда в следующий раз удастся поесть, переживать, что вдруг на вас нападёт пустынный зверь, пока вы спите?!

– Вы действительно хотите такой жизни?! – мотивирующие слова Ляня Чэнюя дошли до людей. Многие сжали кулаки! Такая жизнь была ужасно изнурительной! Если бы существовал ад, то он был бы именно таким!

– Я уже достаточно натерпелся! – крикнул кто-то из толпы.

– Да! Я тоже не хочу такую жизнь! Но сейчас у нас есть превосходный шанс! Через три месяца, в Божественном Королевстве Тайэ будет проходить отбор мастеров! Если пройти несколько раундов отбора, можно стать воином Божественного Королевства Тайэ!

– Это высшая честь, а также отличная возможность! – говоря это, у Лянь Чэнюя глаза горели ярким пламенем!

И Юнь прекрасно понимал его взгляд, эти глаза горели сильной страстью и амбициями!

Лянь Чэнюй был амбициозным человеком. Он не собирался прожить всю жизнь в каком-то мелком клане. Он хотел уйти в дикие земли и сделать себе имя!

«Неудивительно, что он готов пожертвовать столькими людьми ради пустынных костей… Он хочет пройти тест Королевства через три месяца! – вдруг понял И Юнь. Сначала он думал, что Лянь Чэнюй будет понемногу накапливать еду, чтобы потом совершить обмен на кости.

Для него, убить курицу, несущие золотые яйца, скорее всего, означало, что он собирается использовать пустынные кости, чтобы совершить скачок в силе!

Следующие слова Лянь Чэнюя быстро подтвердили догадку И Юня.

– Я, Лянь Чэнюй, родился и вырос в племени Лянь! Я сын племени Лянь! Я отдам всего себя ради племени Лянь! К счастью, с таким набором пустынных костей, я смогу прорваться в духовной силе и стать Воином Пурпурной Крови за три месяца! И как только я стану Воином Пурпурной Крови, я легко пройду отбор и стану воином Божественного Королевства Тайэ!

– Когда это случится, я лично смогу защитить всё племя Лянь! И как воин Божественного Королевства, я даже смогу взять племя Лянь в города Божественного Королевства Тайэ! И если я добьюсь больших успехов в будущем, у меня даже будет своя часть города! Когда это произойдёт, все вы сможете пойти в мой город и зажить там с комфортом!

– Три месяца! Именно! Нужно лишь потерпеть эти три месяца. В день окончания набора мастеров, я обеспечу вас жизнью без забот! Но сегодня племени придётся потуже затянуть пояса ради меня, и тогда я верну всё вам в стократном, нет, в тысячекратном размере! – слова Лянь Чэнюя завораживали, и обычные страдающие люди не могли видеть его амбиций. Все они погрузились в обещанное беззаботное будущее и уже предвкушали жизнь в городе.

Три месяца, всего каких-то три месяца, и они могли переселиться в город?

Возможно ли это?

«Этот парень мог бы стать политиком на Земле» – подумал И Юнь, ведь он понял, что теперь никто не будет жаловаться на скудность еды. Лянь Чэнюй пообещал им воздушный замок и все сразу притихли. Он свою задачу выполнил, а всем остальным займутся уже сами люди.

Бедняки были просто беспомощны. Жизнь человека в этом мире была слишком дешёвой. Мешок с едой стоил несколько жизней, так что жизнь в городе, обещанная Лянь Чэнюем, стоила того, чтобы принести людей в жертву.

Люди жили слишком суровой жизнью и были подавлены этим. Им была необходима надежда, которая станет их целью жить дальше. Они бы поверили даже слабой тени надежды. И всех, кто будет против, ждёт суровое наказание от остальных людей.

Заметив, что люди до сих пор встревожены, один из подручных вскочил на возвышенность и громко закричал:

– Да здравствует Юный господин Лянь Чэнюй!

Страдающих голодом людей было легко простимулировать. Они были готовы пожертвовать всем, в том числе и жизнью, чтобы обеспечить своим детям лучшее будущее.

– Да здравствует Юный господин Лянь Чэнюй… – слабо закричали несколько человек.

Но тут же закричало чуть больше людей, и постепенно, криков становилось всё больше и больше. Даже тем, кто беспокоился о голодной смерти, пришлось повторять за толпой.

Это был удел слабых людей, у них просто не было выбора.

Видя реакцию людей, Лянь Чэнюй был очень доволен. И пока он того хочет, племя будет его маленькой ступенькой наверх. Он хотел взойти на вершину и создать свою собственную легенду!

– Хорошо постарался, Чэнюй, – сказал старик в жёлтой робе, подойдя к нему.

– Дедушка, не стоит меня хвалить. Это мой долг. Если бы я не простимулировал этих людей, то нам бы пришлось туго. Переработанные кости убьют многих.

– Да… – вздохнул старик. Он знал, что переработанные кости убьют многих, но независимо от количества смертей, такую возможность просто нельзя упускать.

– Успех создаётся на тысячах костей. Дедушка, не стоит вздыхать. Племя будет помнить о их жертве ради племени. Кроме того… Чем меньше будет людей, тем больше еды достанется остальным. Продержаться три месяца не составит проблем, – бросил Лянь Чэнюй небрежно. Он вовсе не переживал из-за жертв. Ведь сколько ежедневно погибает людей в диких землях?

Несколько умирающих муравьёв могут сделать кого-то героем. Это определённо стоило того, потому что герой сможет спасти гораздо больше муравьёв.

Тем более, что героем был он сам!

Слова Лянь Чэнюя не были слышны никому, кроме Старейшины.

– Юнь-эр, что случилось? – Цзян Сяожоу заметила, что И Юнь не обращал на неё внимание и толкнула его, – О чём задумался?

– Ни о чём… – И Юнь покачал головой. Он впал в транс не из-за речи Лянь Чэнюя, и не из-за ужасной участи голодающих в племени Лянь, а из-за того, что заметил, как несколько тусклых огоньков парили, словно светлячки в ночном небе.

И эти огни залетели в его рот и исчезали там.

Вскоре после этого, холод от фиолетового кристалла стал ощущаться ещё яснее.

Очевидно, что фиолетовый кристалл поглощает эти огоньки. Это также, как и прошлой ночью, когда кристалл поглощал звёздный свет!

И посмотрев на источник огоньков, им оказался…

Сердце И Юня ёкнуло, неужели это…

Глава 8: Тайное убийство.

Источником огоньков был деревянный ящик, в котором лежали пустынные кости!

И Юня прошиб холодный пот от такого неожиданного поворота событий.

Пустынные кости излучали частички света, что летели в его сторону. И как мог И Юнь не исследовать сей феномен?

Огоньков появлялось всё больше и больше, их просто не могли не заметить! И Юнь был уверен, что его вскоре обнаружат!

Но он обязан был это исследовать, даже рискуя своей жизнью!

– Юнь-эр, да что с тобой? Почему твой лоб так вспотел?

– Сестрёнка Сяожоу, ты… – И Юнь уже видел множество парящих огоньков, но Цзян Сяожоу, казалось, их вовсе не замечает, – Сестрёнка Сяожоу, ты ничего не видишь?

И Юнь спросил с нечистой совестью. Он подумал, что кроме него и Цзян Сяожоу никто не видит этих точек.

– Вижу что? Юнь-эр, ты не заболел? – спросила она с беспокойством. И Юнь был ещё очень слаб, и он только недавно воскрес. Было бы ужасно, если с ним ещё что-нибудь случится.

– Фух… – И Юнь помолчал немного, прежде чем выдохнуть с облегчением. Похоже, что он один видит эти светящиеся точки, но так ли это на самом деле?

Неужели только владелец фиолетового кристалла может видеть все странности, связанные с фиолетовым кристаллом?

Он украдкой взглянул на Лянь Чэнюя, но тот по-прежнему спокойно улыбался и изредка поглядывал на ящик с пустынными костями, у него был ужасно одержимый взгляд!

«Так он тоже не видит светящиеся огоньки…»

Узнав это, И Юнь расслабился. Если даже Лянь Чэнюй не мог их видеть, то остальные и подавно.

И Юнь в очередной раз убедился, что фиолетовый кристалл был бесценным сокровищем!

В этот момент, Лянь Чэнюй обратил свой взгляд на брата и сестру, и на его лице появилась многозначительная улыбка.

Он прдошёл и встал перед Цзян Сяожоу.

– Еда – это твоя награда. Бери и не мори себя голодом. Если этого будет недостаточно, найди меня, – мягко сказал Лянь Чэнюй. Его голос был приятным, но его выражение лица и тон выражали явное превосходство. Что бы он ни дал, он мог всё также и забрать.

Цзян Сяожоу молчала. Лянь Чэнюй не возражал, так как восхищался её упрямством, когда вся еда уже была распределена, они больше нигде не смогут её достать. Но это не значит, что ему нравилось такое упрямое отношение к нему, потому он твёрдо решил понемногу приручать её, пока она не станет послушной, словно котёнок.

Ему нужна была послушная слуга, а не девушка, которую нужно по десять раз уговаривать.

Рядом с братом ей было за что цепляться, чтобы оставаться такой же решительной. А Лянь Чэнюй не хотел этого. Кроме того, её приютила мать И Юня, а значит они были не кровными родственниками. Лянь Чэнюю не нравилось, что некровные брат и сестра живут под одной крышей.

К тому же, И Юнь спровоцировал толпу и почти вызвал большой переполох. И Чэнюй принял слишком близко к сердцу то, что какой-то двенадцатилетний пацан был таким коварным. Он станет опасен, когда повзрослеет.

Лянь Чэнюй хотел только послушных людей, чтобы использовать их как ему захочется, а не такие коварные и хитрые люди, вроде И Юня, которыми было трудно управлять.

Переработка пустынных костей очень важна для Лянь Чэнюя, и он был готов заплатить любую цену, чтобы добиться успеха.

Ему не нужны была и толика сомнений в его плане, потому что он собирался временно изолировать себя ото всех и уединиться, занимаясь тренировками. Кроме того, у пустынных костей была одна проблема, их переработка вызовет множество смертей!

В условиях нехватки продовольствия и умирающих людей, было очень просто спровоцировать людскую ярость. Он боялся мятежа, пока он будет в изоляции. Бунтующие люди могли перевернуть котёл, где будут очищаться пустынные кости. Если его план провалится, то смерть всех этих людей будет бессмысленна.

С точки зрения Лянь Чэнюя, И Юнь ненавидел его и не испытывал ни страха, ни почтения к нему.

И Юнь уже один раз был инициатором хаоса. Если И Юнь захочет отомстить, когда люди будут раздражены от голода и смертей близких, пока Чэнюя не будет рядом, И Юнь легко может стать искрой, что превратится в огромный пожар.

Размышляя так, Лянь Чэнюй снова улыбнулся и ещё раз мягко похлопал И Юня по плечу.

Сердце И Юня ёкнуло, но прежде чем он успел отреагировать, рука Лянь Чэнюя уже была на его плече.

Чёрт!

И Юнь сильно желал отрубить его поганую руку. Он чувствовал, насколько зловещим был Лянь Чэнюй, словно ядовитая змея.

Лянь Чэнюй холодно произнёс:

– Чего так нервничаешь, парнишка? Неужели ты боишься меня? Вы с сестрой многое пережили. Так что позаботься о своей сестре.

Сказав это, Лянь Чэнюй поднял ладонь над плечом, а И Юнь снова почувствовал онемение.

Лянь Чэнюй уже дважды похлопал его по плечу, но И Юнь ничего не мог с этим поделать.

– Если возникнут какие-то проблемы, разыщи меня, – сказал Лянь Чэнюй, посмотрев на Цзян Сяожоу. И Юнь нахмурился, ощутив, что Лянь Чэнюй положил глаз на его сестру.

Так вот в чём дело. Тогда неудивительно, что он дал им столько еды, раз ему нужна была Цзян Сяожоу. Потому что других причин дарить им столько драгоценной еды попросту не было.

Возможно, ей будет трудно решиться обраться к нему, но он знал, что Цзян Сяожоу точно придёт, ведь кто знает, что может случиться…

Лянь Чэнюй махнул рукой, и люди из лагеря подготовки воинов плотно закрыли ящик с пустынными костями.

Стоило ящику закрыться, как И Юнь почувствовал, что связь между фиолетовым кристаллом и пустынными костями прервалась. Вскоре исчезли последние огоньки.

– Это… – что-то пришло на ум И Юня, пока он наблюдал, как люди из лагеря подготовки воинов уносили пустынные кости.

– Юнь-эр, о чём задумался?

По дороге домой, Цзян Сяожоу почувствовала, что И Юнь не обращает ни на что внимания, и хмурясь, о чём-то сосредоточено думал.

И Юнь не мог быть беззаботным, когда такая ядовитая змея, вроде Лянь Чэнюя, зачем-то дважды похлопал его по плечу. Он не знал, что тот ему сделал. И Юнь пока не сказал ничего сестре, чтобы она не волновалась. Кроме того, она была ещё молода и не могла видеть, что Лянь Чэнюй был волком в овечьей шкуре.

Но вдруг Цзян Сяожоу сказала:

– Юнь-эр, будь осторожней с этим Лянь Чэнюем, а лучше постарайся избегать его.

Слова Цзян Сяожоу ошеломили И Юня. Он никак не ожидал, что у неё окажется такая острая интуиция.

В самом деле, Лянь Чэнюя так просто не вычислить. Он был Юным господином, который делал вид, что забоится о людях, и был будущим уважаемым главой их племени.

И Юнь мог почувствовать главные мотивы Лянь Чэнюя, поскольку он достаточно насмотрелся на прогнивших политиков с Земли. Таких людей, как Лянь Чэнюй, можно было найти в книгах по истории и международных новостях. И Юнь сразу почувствовал фальшь, стоило ему услышать слова Лянь Чэнюя. Таким умением не могли обладать страдающие бедняки, которые и мира не видели.

Для И Юня, от этих двух похлопываний чётко веяло враждебностью.

И Юнь был озадачен тем, что Цзян Сяожоу тоже смогла это ощутить.

– В любом случае, просто держись подальше от него, – услышав решительные слова Цзян Сяожоу, И Юнь понял, что он не так хорошо знает его сестру.

Будь то знания о пустынных костях или пустынных монстрах, а также её интуиция и крайняя степень красоты – всё это очень сильно выделяло её из других бедняков…

Как И Юнь и думал, сегодня на ужин были дикие овощи и каша.

В этом мире ели только два раза в день. Обычный день начинался в 5 утра, затем в 9 утра завтрак. Конечно же, это И Юнь называл этот утренний приём пищи «завтраком», но здесь это называлось иначе. А потом был ужин в 4 часа дня.

И Юнь вспомнил, что в Древнем Китае люди тоже ели два раза в день, как и в этом странном мире. Похоже, при ограниченности ресурсов, двухразовое питание было самым оптимальным для выживания.

Во время еды, Цзян Сяожоу чувствовала себя несколько виноватой, что не сумела добыть мясо для своего брата.

И Юнь вообще об этом не переживал, все его мысли сейчас крутились вокруг этих похлопываний по плечу. Он лишь придумывал различные варианты и строил теории, ведь он понятия не имел, насколько серьёзно это отразится на нём.

Съев миску каши, И Юнь только собирался пару раз откусить дикий овощ, как вдруг почувствовал, что его руки немеют, выронив палочки.

– Юнь-эр, ты…

И Юнь крякнул, ведь его левая рука больше не двигалась. А также обе руки сильно болели, словно были сломаны.

– Юнь-эр! – лицо Цзян Сяожоу побледнело, она не знала, что происходило с И Юнем, и быстро помогла ему лечь в кровать.

Чёрт!

Вся рука И Юня ужасно болела, ему оставалось лишь терпеть, стиснув зубы. Без сомнения, это работа Лянь Чэнюя! И Юнь просто не мог ошибиться!

Он не знал, что за метод использовал Лянь Чэнюй, но с такой разницей в силе, даже если И Юнь почувствовал вражду Чэнюя, он никак не мог этого избежать.

В этом мире царил закон джунглей, где сильный определял судьбу слабого.

– Юнь-эр, ты как? Это последствия от твоего прошлого падения с горы?

– Я… – стоило И Юню открыть рот, как он понял, что его язык уже онемел. Он ощутил, как всё его тело постепенно парализует.

И Юнь вдруг осознал, что как только его тело полностью парализует, он умрёт!

Лянь Чэнюй хотел его убить?

И Юнь был одновременно шокирован и зол. Если он прав, то Лянь Чэнюй передал в его тело внутреннюю энергию, вроде «Чжэнь Юань»(подлинная жизненная сила) или «Чжэнь Ци»(Истинное Ци), что уничтожила его меридианы!

Обычный двенадцатилетний ребёнок был бы не в состоянии всё это понять. Даже сам И Юнь подумал бы, что это эффект от его старых ран.

После его смерти, кроме Цзян Сяожоу, никто не будет горевать по нему. Наверняка, многие бы подумали, что ему суждено было умереть, ведь как такое возможно, чтобы кто-то просто так воскрес?

Тайно убив И Юня, Лянь Чэнюй бы не только отплатил ему за подстрекательство толпы, но и получил бы расположение людей.

После такого, Цзян Сяожоу бы долго горевала, и страдала всю оставшуюся жизнь. Скорее всего, она бы даже отправилась к Лянь Чэнюю. И тогда Чэнюй бы легко подчинил её, используя примитивные ходы!

Убить И Юня и получить Цзян Сяожоу, какой коварный план!

И Юнь стал лучше понимать этот мир. Здесь не было законов Земли. Это было жестокое и примитивное место, где сила определяла всё. Словно в постапокалиптических книгах, где жизнь человека ничего не стоила.

Глава 9: Физические изменения.

Тело всё больше цепенело, конечности И Юня с каждым мгновением становились менее подвижны, он чувствовал, что онемение дошло до живота и головы. Он уже был не в состоянии нормально говорить, слышать или видеть.

Он только ощущал, что его лицо мокрое от слёз Цзян Сяожоу.

Она кричала изо всех сил, но И Юнь мог лишь смутно видеть, как двигаются её губы. Голос был искажён, и он не мог разобрать слов в этом шуме.

И Юнь не мог больше просто так лежать. Собрав все силы, он сумел двинуть языком и сказать:

– Лянь… Лянь Чэнюй…

Хотя голос И Юня был слишком тихим и нечётким, Цзян Сяожоу всё же смогла распознать:

– Лянь Чэнюй? Это Лянь Чэнюй сделал?

Но И Юнь был уже был не в состоянии что-либо сказать. Он чувствовал, как смертельный холод тянется к его сердцу.

Если его сердце застынет и перестанет биться, то его жизнь на этом закончится!

И Юнь чувствовал себя рыбой, выкинутой на сушу, он не мог двигаться и не мог дышать. Ему лишь оставалось ждать смерти. Но вдруг, когда паралич дошёл до сердца, он ощутил, как по его телу начал распространяться холод.

Этот холод был довольно сильным и знакомым. Словно родниковая вода очищала его тело!

Фиолетовый кристалл! И Юнь обрадовался, это было то самое ощущение. Последнее время, в самых худших ситуациях, он всегда ощущал холодок фиолетового кристалла!

Паралич уже завладел его телом, но неожиданно встретил отпор, дойдя до сердца. И Юнь всегда держал кристалл в кармане около своего сердца.

В тот момент, когда фиолетовый кристалл активировался, И Юнь почувствовал небольшой водоворот в его сердце.

Крошечные вихри, может быть, не оказывали никакого эффекта, но… *Вшух!*

Прозвучал лёгкий звук. Без борьбы или напряжения, И Юнь почувствовал, как его тело наполнил свет. Фиолетовый кристалл поглотил всю энергию, проникшую в его меридианы, и его тело освободилось от паралича.

И Юнь знал, что уже полностью восстановился. Он аккуратно пошевелил четырьмя конечностями и понял, что с его телом всё в порядке. Только он был весь покрыт холодным потом из-за нервов и страха.

Уже всё прошло? И Юнь не мог поверить, что после активации кристалла, он был в порядке менее чем через секунду!

Это…

Фиолетовый кристалл, лежащий около его сердца, заставил И Юня потерять дар речи. Что вообще такое этот фиолетовый кристалл?

– Юнь-эр, как ты?! Не пугай так сестрёнку! – Цзян Сяожоу увидела, что неподвижное тело И Юня шевельнулось, и теперь у неё было глупое выражение лица.

– Я в порядке, сестрёнка Сяожоу. Я… В полном порядке… – сказал И Юнь и почувствовал что-то неладное. Как только он сказал последнее слово, он почувствовал, что в его животе что-то забурлило.

– Буэээ! – без предупреждения, острое чувство тошноты захлестнуло И Юня, а потом его вырвало.

Ранее, когда он копал яму, И Юня рвало только желудочным соком, так как желудок был пуст, но на этот раз всё было по-другому. Сейчас он извергал из себя сгустки чёрной крови, от которой сильно воняло!

Это привело Цзян Сяожоу в ужас. В этом мире рвота была равносильна смертному приговору.

И Юня рвало без остановки. Помимо рвоты, он обильно потел особо вонючим и липким потом, напоминающим чёрную грязь.

Видя, как И Юня рвёт, и как у него обильно сочится пот, Цзян Сяожоу никак не отреагировала на вонь, заполнившую дом, она лишь быстро вскочила, чтобы вытереть этот пот и похлопать И Юня по спине.

– Юнь-эр, Юнь-эр, не пугай сестрёнку. Что с тобой случилось? Что случилось? – голос Цзян Сяожоу сильно дрожал.

У И Юня не было и шанса ответить, он лишь продолжал извергать из себя чёрную кровь. Но было странным, что он не чувствовал слабости, даже наоборот, ему стало намного лучше, чем когда-либо прежде. И кроме пустого желудка и адского голода, он ощутил, как его тело словно переродилось, избавившись от всего лишнего.

И Юнь чувствовал, что мог сейчас съесть целого ягнёнка и поросёнка, если бы они были перед ним.

– Сестрёнка, я в порядке, просто очень голоден, и мне… Мне нужно помыться.

Липкий пот покрывал его тело, словно оболочка из грязи, и это было очень неприятно.

– И Юнь, ты хочешь есть? – услышав слова И Юня, Цзян Сяожоу была счастлива. С древних времён, одним из признаков здоровья было чувство голода.

К примеру, «Лянь По настолько стар, насколько голоден» или Чжугэ Лян, который сдерживал врагов, притворяясь, что много ел. В обоих случаях аппетит показывает хорошее состояние здоровья. (П/П: Чжугэ Лян – китайский полководец эпохи Троецарствия. Лянь По – известный военачальник периода Сражающихся царств.)

И этот критерий был достоин быть в качестве эталона хорошего здоровья.

Цзян Сяожоу вытерла слёзы и бросилась готовить. Пока варилась каша, она подготовила воду для купания и помыла пол от рвоты.

И Юнь с комфортном принял ванну. Он никогда не чувствовал себя лучше.

Странным было то, что после ванны И Юнь ощутил, что его зрение стало лучше. Он мог чётко видеть капельки воды на деревьях с расстояния в 8 метров.

Ого!

И Юнь был слегка ошеломлён, но прежде, чем он успел об этом поразмышлять, его окрикнул знакомый голос:

– Юнь-эр, каша готова! Иди кушать!

– Хорошо! – И Юнь уже ощущал приятный аромат готовой каши.

Странно, раньше у него были проблемы с глотанием этой противной каши, но сейчас она казалась сладкой и вкусной.

И Юнь быстро умял две полные тарелки каши и чувствовал, что стоит каше попасть в желудок, как она тут же переваривается. Даже после двух тарелок он всё ещё был голоден, однако чувствовал себя обновлённым, и что его переполняет сила.

– Юнь-эр, тебе уже лучше? – рядом с И Юнем сидела Цзян Сяожоу и наблюдала за ним, при этом сама ничего не ела. Она надеялась, что, возможно, И Юню теперь стало действительно лучше!

Пускай Цзян Сяожоу и не была врачом, но она знала, что это было как-то связано с очищением кровеносных сосудов.

Если подумать, кровяная рвота И Юня выглядела довольно ужасно, но это была не обычная кровь, а чёрная.

Возможно, это была старая кровь в желудке И Юня. Скорее всего, это хорошо, что она вышла наружу.

Также пот И Юня был очень грязным. Рвота чёрной кровью и чёрный пот, хорошо ли это для И Юня?

– Сестрёнка, я в порядке. Я никогда не чувствовал себя лучше, чем сей… – не успев закончить фразу, И Юнь почувствовал, что кто-то очень мягкий крепко обнял его.

– Это замечательно, что ты здоров. Ты так напугал свою сестрёнку… – нежно сказала Цзян Сяожоу. В этих диких землях так много убийств, унижений и смертей, а эти брат с сестрой были друг другу словно родные.

Она крепко обнимала И Юня, боясь, что если сейчас отпустит, то потеряет его навсегда.

После долгих объятий, Цзян Сяожоу утёрла слёзы и внимательно осмотрела И Юня. А после, убедившись, что он в порядке, сказала:

– Ты ранее упомянул имя Лянь Чэнюя, это он тебе навредил?

И Юнь немного помедлил, а потом кивнул головой:

– Сестрёнка Сяожоу, я думаю, что Лянь Чэнюй запал на тебя!

От слов И Юня, Цзян Сяожоу покраснела:

– Ты ещё маленький, не говори ерунды.

Это действительно странно в 12 лет говорить подобное.

– Лянь Чэнюй ужасный человек! – сказала Цзян Сяожоу, слегка скрежетнув зубами. Она была зла на Лянь Чэнюя, который посмел навредить её брату, но она была бессильно против него, ибо он был слишком силён. У него в подчинении были все люди из лагеря подготовки воинов.

*Бух!*

Вдруг раздался громкий звук. Цзян Сяожоу развернулась в прыжке, и увидела, как дверь открыли пинком. И в этот момент в дом ворвался огромный детина…

Глава 10: Необычное восприятие.

Увидев незваного гостя, И Юнь нахмурился. Этот незваный гость был тем самым мужчиной, с которым они спорили во время распределения еды.

И Юнь даже знал его имя, его звали Чжао Течжу.

– Чего вам нужно? – увидев Чжао Течжу, нагло вошедшего в их дом, Цзян Сяожоу напряглась. Её рука метнулась под одеяло за её спиной и незаметно схватила стрелу, лежащую там.

– Эй, малявка, чего нервничаешь. Я здесь по делу. Юный господин Лянь уже изолировал себя для тренировки. Он будет находиться в уединении в течение трёх месяцев, чтобы достичь уровня Воина Пурпурной Крови и подготовиться к отбору воинов Божественного Королевства Тайэ. Старейшина распорядился, чтобы всё племя направилось в горы собирать лекарственные травы, которые понадобятся юному господину для омовения! Каждый человек должен сдавать по 8 Лян (П/П: 1 Лян = 50 грамм) травы ежедневно!

– Собирать травы? Омовение? – И Юнь припомнил, что прошлый владелец тела как раз свалился со скалы, пока собирал эти травы.

Похоже, что эти травы применяются воинами для омовения.

На самом деле, было слишком сложно собирать травы в таком раннем возрасте. Собирать траву под постоянным риском сорваться с горы и умереть, и всё это без всякой компенсации. К тому же их еду недавно урезали.

– 8 Лян травы в день? Как такое возможно? – яростно сказала Цзян Сяожоу, – Кроме того, если мы будем собирать травы весь день, то когда сможем изготавливать стрелы? Без оружия и брони, как нам осуществить обмен на еду? Мы не хотим помереть с голоду!

– Ха-ха-ха-ха! Ты ещё думаешь об обмене на еду? Когда Юный господин Лянь достигнет уровня Воина Пурпурной Крови и станет воином Божественного Королевства Тайэ, нам больше не понадобится этот обмен на еду. Ведь мы все отправимся в город, и я гарантирую, что у вас будет достаточно еды и воды! – сказал мужчина ехидно, жадно глядя на Цзян Сяожоу. Она пока ещё птенец красотки, со временем и хорошим питанием, она точно станет ещё красивее.

– Недавно мой брат поранился, собирая травы. Его ноги не так ловки пока что, и вы всё же настаиваете, чтобы он пошёл собирать травы и помер там? – сказала Цзян Сяожоу дрожащим голосом. И Юнь умер, собирая травы, и только-только вернулся к жизни, его тело было ещё слабым. И если сейчас его отправить на сбор трав, это равносильно посыланию на смерть!

Кроме того, этот сбор трав не даст им никакой выгоды. Ведь все травы будут безвозмездно отданы племени!

Услышав слов Цзян Сяожоу, мужчина презрительно рассмеялся:

– Как можно сравнивать жизнь одного человека сравнить с триумфом всего племени! Когда Юный господин Лянь достигнет уровня Воина Пурпурной крови и станет воином Божественного Королевства Тайэ, он обеспечит безоблачное будущее для следующего поколения и защитит наш клан на сотни лет. В летописи клана запишут все ваши достойные поступки во благо нашего клана!

– И пока есть возможность обеспечить достойное будущее следующим поколениям, вы лишь торгуетесь и не цените добра Юного господина!

– Кроме того, Старейшина сказал, чтобы укрепить ваш организм, и сделать вас более сильными, оставшийся травяной отстой буден роздан всем! И вы сможете использовать его для себя! А ведь раньше его отдавали лагерю подготовки воинов.

После этих слов, Цзян Сяожоу оставалось лишь покрепче сжать стрелу в руке, пока её пальцы не побелели:

– А что будет, если мы не сможем выполнить норму?

– Не сможете? – лицо мужчины стало холодным, – Хм! Племя – это вам не богадельня, если вы не можете собирать травы, то как вы можете тратить такую драгоценную еду? Если вы не сдадите всё вовремя, то ваша еда будет конфискована. Сейчас многие голодают, и они-то уж точно готовы собирать траву, чтобы поесть, – сказал мужчина и взглянул на И Юня, лежащего в постели. Он ещё помнил, как И Юнь натравил на него толпу. Лянь Чэнюй позже отчитал его за некомпетентное распределение еды.

И тут же сердце Чжао Течжу наполнилось гневом:

– Эй, пацан, прекрати притворяться мёртвым. Я слышал, что ты был ранен, так позволь мне посмотреть на твои раны!

Мужчина протягивал руку, чтобы схватить И Юня!

Он специально собирался помучить его, так как И Юнь сильно задел его самолюбие!

И Юнь хотел увернуться от такого внезапного нападения, но вдруг почувствовал, словно мир замедлился в его глазах. И Юнь чётко видел яростный взгляд и действия мужчины, словно в замедленной съёмке.

Ещё он видел обеспокоенное лицо Цзян Сяожоу, а также заметил стрелу под одеялом, которую держала сестра.

И вдруг он почувствовал, что время словно остановилось. Звуки и воздух, казалось, стали частью его тела, всё очень чётко воспринималось И Юнем.

И как только всё замедлилось, И Юнь ощутил холод, исходящий от фиолетового кристалла.

Фиолетовый кристалл?

Холод фиолетового кристалла охватил тело И Юня!

И Юнь почувствовал, что в этот миг он мог легко увернуться от руки мужчины, выхватить стрелу у Цзян Сяожоу и поднявшись, вонзить стрелу в горло мужчине, чтобы убить его!

Это чувство было очень чётким, и в его сознание он прекрасно видел каждое движение, что ему даже захотелось попробовать это сделать.

Но И Юнь всё же решил, что не стоит этого делать, ещё слишком рано настраивать против себя всё племя.

И Юнь лишь немного расшевелил толпу, а Лянь Чэнюй уже решил убить его. Так что если И Юнь убьёт или даже изобьёт воина племени, последствия будут довольно серьёзные. К тому же, если бы ребёнок, который был так слаб, словно муха, убил члена лагеря подготовки воинов… Это бы точно привлекло внимание высшее руководство племени. А он никак не мог рассказать им о своём источнике силы!

Он посмотрел на то, как Чжао Течжу тянется к нему рукой, и немного отодвинулся. Чжао Течжу смог лишь вскользь задеть его кожу и схватить И Юня за одежду.

Чжао Течжу сначала хотел ударить И Юня, но он не ожидал, что тот вожмётся в стену за собой!

Если бы Чжао Течжу попытался ещё раз, он бы потерял своё лицо, потому он поднял стонущего И Юня за одежду и бросил обратно на кровать.

– Похоже, что эта обезьянка здорова! Завтра на закате принесёте травы. За каждый недостающий Лян травы, вы лишитесь 10 Цзиней еды! – закончив фразу, Чжао Течжу ушёл из их дома.

– Юнь-эр, ты как? – обеспокоенно спросила Цзян Сяожоу. Но И Юнь не ответил ей.

Что это было за чувство?

Хорошо обученный Чжао Течжу двигался так медленно, словно черепаха, делая его уязвимым перед И Юнем.

Если это было не потому, что Чжао Течжу вдруг заболел Альцгеймером… Тогда неужели его собственная скорость увеличилась?

Неужели… Моё тело...

– Сестрёнка Сяожоу, напомни мне, какого я ранга? – И Юню, казалось, что он что-то осознал и потому нетерпеливо спросил сестру.

– Почему ты вдруг спрашиваешь об этом? Юнь-эр, в прошлом у тебя не было никого ранга. Для самого слабого пятого ранга надо поднять хотя бы 100 Цзинь. Юнь-эр, ты мог поднять лишь 30 Цзинь…

– Всего 30 Цзинь …

И Юнь задумался, в племени Лянь мужчины должны были поднимать каменные гири, чтобы узнать свой ранг. 30 Цзинь весил небольшой мешок с рисом, слабому ребёнку будет тяжело поднять даже его.

– А где в племени стоят гири определения ранга? – спросил И Юнь.

– За деревней, на тренировочной площадке. А почему ты спрашиваешь?

– Просто так, – И Юнь улыбнулся, – Сестрёнка, ложись сегодня пораньше. Ведь завтра нам надо ещё много травы собрать.

Посреди ночи чёрное небо было усыпано множеством ярких созвездий.

В эту эпоху здесь не существовало уличных фонарей, да и бедняки не собирались зря тратить масло в лампах. Потому в деревне племени Лянь стоял непроглядный мрак.

Тренировочной площадкой за деревней было широкое поле. Обычно здесь тренировались члены лагеря подготовки воинов. Внезапно, чёрная фигура прокралась на территорию тренировочной площадки, что-то разыскивая.

– Нашёл! – И Юнь был в восторге. Как и сказала Цзян Сяожоу, там лежали те самые каменные гири.

Гири были от 20 до 300 Цзинь. Там также был круглый жерновой камень массой 500 Цзинь, и даже более тяжёлый каменный каток массой 1000 Цзинь!

И Юнь пришёл сюда, чтобы испытать свою силу! Он хотел знать, как сильно изменилось его тело…

Глава 11: Причина изменений.

Тренировочная площадка была пуста. Из-за повышенной влажности и холодной погоды ночью, слой росы покрывал гири, и они блестели, отражая свет луны.

Все каменные гири были сделаны из прочного, словно сталь, камня зелёного цвета. Они не потеряли ни грамма своего веса на протяжении веков, и всё также выглядели как новенькие.

В этих диких землях для замера силы воинов люди использовали следующие меры веса: Цзинь, Дань, Дин. (П/П: Напомню, что китайский цзинь равен 0,5 кг.)

Здешний Цзинь очень похож на тот, что был на Земле. Дань был равен 100 цзиням. А Дин же равнялся десяти Даням, то есть 1000 Цзиней!

Увидев свободное место, он встал перед рядами гирь и выбрал гирю весом 50 Цзинь. Он очистил ручку от росы и наклонив тело… Поднял!

Эта гиря была легче, чем ожидал И Юнь. Он легко мог поднять её одной рукой!

И Юнь был в восторге, всё было так, как он и думал!

После этого, И Юнь выбрал гирю весом 100 Цзинь.

На этот раз, она была слишком тяжёлой, чтобы поднять её одной рукой. Но обеими руками он легко поднял её.

Глубоко вдохнув, И Юнь встал перед гирей весом 200 Цзинь. Он присел на корточки и обеими руками ухватился за гирю, напряг позвоночник, натянув словно лук, а сила ног передалась к пояснице.

– Взяли! – И Юнь стиснул зубы и поднял 200 Цзинь над головой!

– Я смог! – И Юнь был в восторге. Он продержал его около трёх минут и бросил на место.

В двенадцатилетнем возрасте быть в состоянии поднять гирю весом 200 Цзинь, которая превышает его собственный вес в 3 раза, было чем-то шокирующим на Земле.

Его сила возросла многократно лишь за ночь!

И не только сила, увеличение его скорости было ещё значительней!

Поскольку он в теле ребёнка, его сила гораздо хуже, чем у взрослых. Однако в скорости он ещё может посоперничать со взрослыми. Ранее, когда он столкнулся с атакой Чжао Течжу, И Юнь был уверен, что его собственная скорость была, как минимум, в два раза выше, чем у противника!

Его тело претерпело колоссальные изменения!

Припомнив ту чёрную рвоту и чёрный пот, он подумал, что, возможно, это была то самое легендарное очищение костного мозга!

Его тело, которое изначально было ужасно слабым, теперь же стало намного сильнее и быстрее после очищения!

Было ясно, что эти изменения спровоцировал фиолетовый кристалл. Но почему фиолетовый кристалл только сейчас изменил его тело?

И Юнь попробовал нащупать фиолетовый кристалл у него на груди, но ничего там не обнаружил.

– Что?! – Юнь не на шутку испугался, и поспешно разорвал одежду в области груди.

Фиолетового кристалла там не было…

Впрочем, ощущение прохлады на груди всё ещё не исчезло.

Как так?!

И Юнь опустил голову и легонько коснулся ладонью груди, примерно там, где должно находиться его сердце. У него было странное чувство, что фиолетовый кристалл был на месте и никогда не покидал его.

С каждым ударом сердца фиолетовый кристалл слегка подрагивал, словно кристалл слился с его сердцем, став одним целым.

Эта слабая прохлада распространялась по всему телу И Юня, с каждым подрагиванием кристалла проникая во все жилы.

И Юнь задрал голову и увидел, как крошечные точки звёздного света летели к нему с неба, точнее, к фиолетовому кристаллу.

Звёздный свет вошёл в его тело и исчез.

У И Юня была пара гипотез о способностях фиолетового кристалла.

Фиолетовый кристалл может поглощать энергию!

В этом мире и в этой вселенной, энергия была строительным материалом для всего!

Для вращения галактик, для рождения и гибели звёзд, маленьким муравьям для постройки муравейника и для роста или увядания травы – всему нужна энергия.

Из физики И Юнь знает, что вселенная образовалась от выброса огромного количества энергии.

Энергия может стать материей, стать жизнью, стать абсолютно всем.

И в этом странном мире, Ци, которое развивают мастера, тоже является естественной формой энергии.

У фиолетового кристалла естественное родство с энергией.

Он может поглощать звёздный свет и другие формы энергии. Две атаки Лянь Чэнюя тоже были некой формой энергии. Скорее всего, это была та самая энергия «Ци», что развивал Лянь Чэнюй.

Ци затаилось в теле И Юня, вызывая паралич. Однако, когда эта энергия достигла сердца, и коснулась фиолетового кристалла, он легко поглотил её!

Было также очевидно, куда уходит поглощённая кристаллом энергия.

Прохлада, текущая в его жилах, была той самой энергией. Поглощённая кристаллом энергия распространялась через кровоток и питала его тело. С каждым ударом сердца, И Юнь чувствовал, как его тело становится немного сильнее.

Вспомнив очищение своего тела, это случилось тоже от энергии, вошедшей в его жилы.

Энергия может изменить состав любого элемента, она также может дать жизнь человеку, делая его сильнее и мощнее!

Его собственная сила возросла от жалких 30 до целых 200 Цзиней. Это изменение можно считать настоящим перерождением.

Какая энергия могла вызвать такое?

Лишь крошечного количества энергии звёздного света или энергии Лянь Чэнюя в теле И Юня не могло хватить, чтобы вызвать такие кардинальные изменения против воли природы.

Ответ был очевиден, всему виной энергия пустынных костей!

Когда еда была распределена, Лянь Чэнюй открыл ящик с пустынными костями. И Юнь видел множество сгустков света, которые летели от пустынных костей к фиолетовому кристаллу. Кристалл же поглотил их все.

Пустынные кости были самой ценной частью пустынных зверей. Вся их сущность была в костях, и кости стоили намного дороже мяса пустынных зверей!

Эссенция, что выделяется из пустынных костей, может помочь воинам прорвать свои пределы, и может помочь таким гениям, как Лянь Чэнюй, стать Воином Пурпурной Крови.

Ценность пустынных костей просто невероятно огромна!

Слабый ребёнок, вроде И Юня, без всякой подготовки и со слабым телом, смог переродиться с помощью лишь небольшой части энергии пустынных костей.

После этих размышлений, И Юнь почувствовал себя просвещённым.

Он глубоко вдохнул и выдохнул, успокаивая себя. Фиолетовый кристалл, без сомнения, был величайшим сокровищем. Он слился с его телом, с каждым ударом сердца делая И Юня всё сильнее и сильнее!

С каждым ударом сердца его сила росла, развивая внутреннюю энергию. Действия фиолетового кристалла идут против законов природы.

Но даже обладая таким сокровищем, И Юнь не показал ни капли радости.

Даже наоборот, лицо И Юня стало очень серьёзным. Он жил уже второй раз, хотя его первая жизнь была сильно ограничена в опыте, но пережив реинкарнацию, И Юнь перенёс несколько психических изменений.

Когда он впервые попал в этот странный мир, И Юнь был в замешательстве. Но привыкнув к окружающему миру, он стал очень спокойным.

С таким сокровищем он не мог позволить себе стать слишком жадным или вообще ничего не желать. Он знал, что если сильно увлечётся и начнёт хвастаться своим сокровищем, в тот же момент найдётся сообразительный человек, найдёт его слабое место, и тогда уже беды не миновать!

И Юнь прекрасно понимал, что секрет фиолетового кристалла нельзя никому рассказывать.

В этом странном мире И Юнь мог доверять только своей сестре – Цзян Сяожоу. Впрочем, даже если всего один человек будет в курсе, то опасности будет не меньше.

Сокровища нельзя показывать людям, Цзян Сяожоу лишь слабая девушка, ей, скорее всего, навредят эти знания…

Глава 12: А что ты знаешь о Божественном Королевстве Тайэ?

На следующее утро И Юнь встал рано, чтобы пойти собирать травы.

Проходя мимо тренировочной площадки, И Юнь увидел, что там собрались члены лагеря подготовки воинов. По центру площадки стоял огромный котёл, окружённый людьми. Судя по запаху, в нём готовилось что-то очень вкусное!

Это был запах мяса!

И Юнь узнал запах сразу же, поскольку он голодал уже несколько дней.

После очищения тела, И Юнь понял, что у него был просто зверский аппетит. Вся грубая рисовая каша переваривалась в один миг, стоило ей только попасть в его желудок.

И Юнь понимал, раз его тело стало сильней, то и энергии для его поддержания теперь требуется больше.

Будучи только в самом начале духовной тренировки, он ещё не умел впитывать «Юань Ци Неба и Земли». Потому ему оставалось только черпать энергию из пищи.

Но ему требовалось слишком много рисовой каши, чтобы насытиться, и потому этот способ не годился для пополнения энергии!

Но что поможет ему стать сильнее кроме еды?

Вся элита в племени ела мясо пустынных зверей ежедневно. Это давало им много высококачественной энергии. По сравнению с кашей, что ел И Юнь, мясо было совсем в другой категории!

И Юнь знал, что если он долгое время будет голодать, то это вызовет неблагоприятные последствия для его тела. Он был ещё растущим ребёнком, а его тело было улучшено и обновлено только благодаря очищению костного мозга.

Прямо как бамбук, который если обильно не поливать, то он погибнет, а это приведёт к большим проблемам!

На самом деле, И Юнь, с его текущими возможностями, мог легко попасть в лагерь воинов, где бы он мог наслаждаться мясом. Однако, если он появится там в таком юном возрасте и с такой силой, то это могло привести к раскрытию тайны фиолетового кристалла. Ведь он никак бы не смог объяснить, как он за такое короткое время стал настолько силён.

Кроме того, И Юню не нравились члены лагеря подготовки воинов, вроде того мужика или Лянь Чэнюя, так что он даже не собирался к ним вступать.

– Похоже, это мясо дикого зверя. Они добыли его на охоте, – сказала Цзян Сяожоу с завистью.

В этом мире обычный человек ел два раза в день. Сразу после подъёма в 5 часов утра они не завтракали, а ели лишь спустя четыре часа в 9 утра.

Только воины и ученики воинов могли питаться три раза в день. Они ели сразу после пробуждения, чтобы набраться энергии для тренировок.

А поскольку члены лагеря постоянно тренировались, они были освобождены от любых работ. Им нужно было лишь периодически выходить на охоту.

Из-за огромной опасности в диких пустошах, воины на охоте добывали довольно мало мяса, и поскольку его было так мало, они сами съедали всё мясо, ни с кем не делясь. А всё потому, что мясо было им необходимо, чтобы пополнить запас энергии для тренировок и повышению их силы. Для бедных простолюдинов, которые больше работали руками, что-либо мастеря, они тратили не так много энергии, и обычного зерна им было вполне достаточно.

Когда И Юнь и Цзян Сяожоу проходили мимо, мужчина из лагеря заметил их. Чжао Течжу со свистом схватил сочный кусок мяса с косточкой и начал демонстративно есть его перед И Юнем и сестрой.

– Это мясо косули такое ароматное и вкусное! Аха-ха-ха-ха! – рассмеялся Чжао Течжу с победным выражением на лице.

Мясо было поджарено на открытом пламени с солью и специями, всё мясо было покрыто соком, и непередаваемый аромат витал в воздухе!

Чжао Течжу ел довольно неопрятно, облизывая губы и пальцы, словно вот-вот язык проглотит.

Помимо этого, он иногда доставал бутыль из козлиной шкуры и пил оттуда понемногу.

Это было рисовое вино!

В племени Лянь вино было настоящей роскошью. С постоянной нехваткой продовольствия, как они могли делать алкогольные напитки из зерна?

Члены лагеря подготовки воинов могли получить намного больше еды, что позволяло им делать алкоголь. Они пили его, чтобы согреть своё тело зимним утром.

Даже винный отстой не пропадал, так как его отдавали бедным. Хотя он и был кислым, но это лучше, чем умереть голодной смертью, так что остатки не пропадали впустую.

И старшие племени закрывали глаза на их тайное изготовление алкоголя.

– Ха-ха-ха! Что может быть лучше, чем пить вино, закусывая мясом?

Чжао Течжу громко рассмеялся, словно нарочно копируя героев новелл, которые наслаждались прекрасной жизнью.

Только в такие моменты Чжао Течжу мог насладиться радостями жизни и всеми преимуществами лагеря подготовки воинов.

– Эти двое нищих такие жалкие! Давайте отдадим им остатки бульона!

Косулю они зажарили, так что не было никакого бульона. Цзян Сяожоу знала, что Чжао Течжу намеренно дразнил их. Она быстро схватила руку И Юня, собираясь побыстрее уйти, но в этот момент её желудок предательски заурчал.

Поскольку Чжао Течжу был далеко, он этого не услышал, но И Юнь слышал это отчётливо. Цзян Сяожоу покраснела от смущения.

И Юнь со стороны наблюдал за этой милой картиной. Для Цзян Сяожоу, урчащий желудок принизил её достоинство старшей сестры.

– Сестрёнка Сяожоу, в будущем я добуду тебе все виды вкусностей, и ты сможешь опробовать все деликатесы этого мира!

И Юнь сказал это со всей серьёзностью, смотря в глаза Цзян Сяожоу.

Цзян Сяожоу была потрясена, услышав такие слова от брата. Она не обратила внимания на его слова, ведь это были слова простого ребёнка, но она была счастлива, что И Юнь хотел заботиться о ней.

Она нежно погладила И Юня по голове и сказала ему детским голоском:

– Сестрёнка с нетерпением будет ждать этого дня!

И Юнь решил промолчать на то, что его дразнила и поглаживала по голове маленькая лоли. Ведь он сам был ещё ниже, чем маленькая лоли.

– Сестрёнка Сяожоу, а что ты знаешь о Божественном Королевстве Тайэ?

Основываясь на том, что сказал Лянь Чэнюй, через три месяца там произойдёт отбор воинов. И статус воина, которого выберут, взлетит до небес. Вот почему Лянь Чэнюй с так отчаянно развивал себя и даже добыл пустынные кости не смотря на их цену.

– Божественное Королевство Тайэ… – по лицу Сяожоу было видно, что она что-то вспоминает, – В Божественном Королевстве Тайэ живут потомки древней королевской династии. Королевство состоит из 108 областей и 24 диких земель!

– Мы как раз находимся на территории одной из 24 диких земель, называемой Пустынные Облака.

– Божественное Королевство Тайэ очень могущественно. У них большое количество мастеров в столице. В основном, воинами королевства становятся выходцы из 108 провинций. Дело не в том, что воины диких земель слабы, просто численность людей в 24 пустошах слишком низка. А подготовка сильного воина обойдётся слишком дорого таким малым племенам. Для отбора воинов, предварительный отбор обычно проводится людьми из Королевства, чтобы найти достойных кандидатов среди племён, иначе же молодым воинам придётся самим, рискуя жизнью, пересечь дикие земли.

– Однако, в этот раз, Божественное Королевство Тайэ решило провести отбор воинов в Пустынном Облаке, что очень странно. Но всё равно, это прекрасная возможность для большого количества мелких племён. Лянь Чэнюй приметил эту отличную возможность, и потому хочет, как можно скорее, стать сильнее, чтобы стать лучшим и покинуть эту маленькую бедную деревню.

Выслушав неторопливое объяснение Цзян Сяожоу, И Юнь спросил удивлённо:

– Сестрёнка Сяожоу, откуда ты так много знаешь?

Пусть голос Цзян Сяожоу звучал по-детски, но её проницательность, осведомлённость и навыки общения были не как у пятнадцатилетнего ребёнка.

– Я узнала всё это от моей матери. А также я довольно много читала, когда была младше, поэтому кое-что мне известно. Юнь-эр, похоже, ты многого не помнишь, ведь я тебя читать учила.

– Ох… – И Юнь потёр затылок и смущённо улыбнулся. Действительно, откуда мог ребёнок из бедной семьи, как он, уметь читать?

Это была заслуга Цзян Сяожоу.

Раз Цзян Сяожоу умела читать смолоду, значит, он жила в богатой семье.

– Сестрёнка Сяожоу, Лянь Чэнюй сказал, что если он станет воином Божественного Королевства Тайэ, то он переселит племя в город, это правда?

– Это крайне сложно… – Цзян Сяожоу покачала головой, – Отбор воинов Божественного Королевства Тайэ состоит из множества раундов. Есть отборочные соревнования, различные промежуточные, потом финал, множество людей выбывает на каждом этапе. Только самые выдающиеся люди станут «Рыцарем Королевства». Это очень престижный титул. Лучшие среди воинов королевства смогут войти в столицу королевства и наслаждаться всеми благами столицы, а также смогут изучить «Священную Технику Тайэ»!

– Чтобы переселить племя в город, мало лишь пройти в полуфинал, нужно также показать выдающиеся результаты. Лянь Чэнюй пока не дотягивает до этих требований. Но даже если он достигнет необходимой силы, зная его личность, вряд ли он будет заботиться о нас.

– Юнь-эр, а почему ты спрашиваешь? Ты же не надеешься, что Лянь Чэнюй станет воином королевства и обеспечит нам хорошую жизнь?

– Я просто так спросил, – сказав это, И Юнь коснулся своего носа. Да скорее свиньи начнут летать, чем он будет рассчитывать на Лянь Чэнюя.

Как только этот парень выйдет из изоляции и увидит его живым, он попытается убить И Юня при первой же возможности!

И Юнь должен обеспечить себя силой, чтобы защитить себя к тому времени. А пока над ним всё ещё витает отчётливая метка смерти!

«Кажется, я мог бы принять участие в отборе воинов для Божественного Королевства Тайэ, это уж точно обеспечит нам хорошую жизнь!»

«А эта «Священная Техника Тайэ» должна быть каким-то особенным пособием по развитию духовной энергии. Для занятий боевыми искусствами в этом мире, знание подобных техник просто обязательно. Фиолетовый кристалл может сколько угодно быть волшебным, но он мог лишь помочь мне переродиться, а дальше всё зависит от меня. Если я не добуду технику в Божественном Королевстве, то где ещё я смогу найти подобную технику развития?» – И Юнь принял решение, тихо бормоча под нос.

И Юнь не мог покинуть племя Лянь, пока он так слаб. Пересечь дикие земли в его текущем состоянии было настоящим самоубийством. Он должен стать сильнее в племени Лянь и пройти отбор на воина Божественного Королевства Тайэ. На текущий момент это было лучшим выбором!

Глава 13: Неожиданные последствия сбора трав.

Хотя племя Лянь было расположено в пустоши, где условия жизни были довольно трудны, рядом с деревней находилась гора, где росли целебные травы, и называлась она Лекарственная Гора Клана Лянь!

На Лекарственной Горе Клана Лянь была большая плотность Юань Ци, что было благоприятным условием для роста целебных трав и растений. Эту гору можно было считать святыней.

Хотя она и была святыней для бедного племени Лянь, в глазах большого племени, Лекарственная Гора Клана Лянь не была чем-то особенным. Ведь на обширных территориях диких земель было множество мест с большой плотностью Юань Ци.

Обычно, большие племена выбирали самые богатые земли для своего жилища. Только такие места давали богатый урожай и помогали развитию воинов.

Наиболее важным фактором было то, что сильные пустынные и дикие звери избегали этих «Святынь» по неизвестной причине. Это было самой важной причиной для обеспечения безопасности племён.

Кончено же случались редкие случаи, когда раненный или спровоцированный пустынный зверь забредал на эти территории и уничтожал маленькие племена.

Естественно, у всего есть свои достоинства и недостатки. Раз рядом не было пустынных зверей, то животных в округе было довольно мало. Потому охотиться было достаточно сложно, лишь изредка удавалось поймать косулю или кролика.

Только воины не ниже Пурпурной Крови могли охотиться в диких землях.

Святыни в диких землях были весьма востребованы. Но на горе племени Лянь росла трава лишь низкого ранга, иначе бы кто позволил им оставить её себе?

Хотя трава и была низкого ранга, но для племени Лянь она была настоящим сокровищем, стоит заметить, что племя расположилось здесь именно из-за этой горы.

Каждый раз, когда жители деревни возвращались с горы после сбора трав, они проходили строгий личный досмотр, чтобы никто тайно не припрятал травы.

И Юнь нёс корзину для трав, а рядом с ним шла Цзян Сяожоу. И он спросил сестру о сферах развития людей, практикующих боевые искусства.

Самая низкая сфера называлась Смертная Кровь, и людей, находящихся в этой сфере, называли Воины Смертной Крови.

У сферы Смертной Крови не было чёткой начальной границы, это был лишь общий термин, используемый в обществе практикующих боевые искусства.

Воины Смертной Крови так назывались, потому что это были обычные смертные, с заурядной кровью.

Воины Смертной Крови действительно были обычными воинами. Хотя они и практикуют боевые искусства, они ничем не отличались от обычных смертных. Они не могли избежать человеческой природы, оставаясь обычными смертными.

Но всё же Воины Смертной Крови были гораздо сильнее среднестатистического человека. Они могли разорвать тигра на части, и бегать также быстро, как лошади.

В то же время Воины Смертной Крови дополнительно делились на пять уровней: уровень Храбреца, уровень Силача, уровень Грома, уровень Меридиан и уровень Сборщика Ци.

Первый уровень Храбрец достигался продолжительными тренировками: поднятиями тяжестей, бегом, забиванием столбов, борьбой. Также нужно питаться: женьшенем, оленьими рогами, мясом и различной дорогой едой. И понемногу тело человека будет улучшаться, а скорость и сила значительно возрастут!

Текущий уровень И Юня был Храбрец. Его сила возросла до 300 Цзиней, а скорость была в два раза выше, чем у Чжао Течжу.

И Юнь считается сильнее, чем большинство уровня Храбреца, так как ему было только 12 лет, а его физическая подготовка была сопоставима с тренированным мужчиной.

Строго говоря, уровень Храбреца не мог считаться даже начальным этапом в боевых искусствах.

На втором уровне Смертной Крови, уровне Силача, мастер боевых искусств значительно улучшает свою физическую подготовку, и его вдохи и выдохи становится длиннее. Хорошо обученный Силач мог одним таким вдохом создать из воздуха стрелу. Это умение также известно как «Вдох как змея, выдох как стрела». Сейчас была зима, и как раз тогда воздушная стрела могла поразить цель на расстоянии 4-5 Чи(1 Чи примерно 30 см.) и пронзить лист бумаги!

У человека на уровне Силача был в три раза медленнее пульс, чем у нормального человека. Также каждый выброс крови становился длительней. Такой воин мог бежать так быстро, словно лошадь, в течении часа не запыхавшись, и даже пульс не возрастёт.

На третьем уровне Грома человек полностью познаёт своё тело, свою плоть, каждый мускул и жилу, свой скелет. Каждая часть тела будет идеально скоординирована, можно будет замереть, как гадюка, и нападать как лев.

У воина уровня Грома настолько совершенное тело, что при использовании всей своей силы, из суставов слышны раскаты грома, за что и прозвали этот уровень.

Четвёртый уровень Меридиан означает пробитие 12 меридиан, вследствие чего у человека развиваются понимание и умение управлять своими духовными каналами, обеспечивая идеальную циркуляцию в меридианах. Достигнув этого уровня, мастер боевых искусств мог ощутить мировое Юань Ци.

На пятом уровне Сборщика Ци меридианы начинают дополнять друг друга. И мастер боевых искусств может не только ощущать мировое Ци, но также поглощать его своим телом.

На пике Сборщика Ци, мировое Юань Ци может полностью перестроить и изменить тело, в результате чего достигается совершенно новая сфера развития – Пурпурная Кровь.

Строго говоря, Пурпурная Кровь и есть истинный начальный уровень в изучении боевых искусств.

Когда воин развивает своё тело до определённой стадии, его тело неизбежно будет меняться. В момент прорыва до сферы Пурпурной Крови, вся кровь в теле станет такой же тяжёлой, как ртуть. И если посмотреть на свежую кровь на солнце, она будет светится пурпурно-золотым цветом.

Так вот откуда пошло название этой сферы развития!

Воины, вошедшие в сферу Пурпурной Крови были очень сильны и могли в одиночку поддерживать небольшое племя. Потому в диких землях воинов Пурпурной Крови сильно уважали.

Воин Пурпурной Крови считался императором в любом малом или среднем племени. Каждый член племени будет подчиняться его приказам. У таких воинов есть огромная сила, и они могли решать, жить племени или умереть. Все красивые женщины в племени были в распоряжении воина Пурпурной Крови, даже если это будет дочь Старейшины, она с удовольствием прыгнет к нему в постель.

В этом не было ничего необычного. Девушки, ведущие сомнительный образ жизни, питающиеся крохами еды, просто не могли не броситься в объятия героя, который мог сделать их жизнь лучше.

В этой эпохе люди покланяются сильным, особенно женщины!

– Юнь-эр, я залезу на скалу и буду скидывать тебе травы, а ты стой внизу и подбирай, – сказала Цзян Сяожоу, безуспешно пытаясь залезть на скалу. На Лекарственной Горе Клана Лянь большинство территорий были довольно опасными скалами!

Большинство трав растёт на скалах, так что собирать их было не так просто.

Лазить по скалам, чтобы собирать травы было чрезвычайно опасным занятием. Это постоянно приводило к гибели множества людей. Совсем недавно, И Юнь, собирая травы, упал и разбился.

Поскольку И Юнь только недавно вернулся к жизни, она не собиралась дать ему лазить по скалам снова.

И Юнь же настаивал на своём, он не хотел, чтобы Цзян Сяожоу рисковала собой. Он сказал:

– Сестрёнка, ты будешь подбирать травы внизу, а скалу оставь на меня!

– Юнь-эр, не глупи! Ты только-только поправился. Да и сил у тебя нет лазить по гор… – Цзян Сяожоу замолчала на полуслове, увидев, как И Юнь проворно полез вверх, словно обезьяна.

– Юнь… Юнь-эр… – Цзян Сяожоу наблюдала за восхождением И Юня. Он взбирался по отвесной скале, словно не карабкался, а шёл по ровной земле. Когда же Юнь-эр стал таким ловким?

Для сбора трав нужно не только умение карабкаться по отвесным скалам, но также нужен опыт и знания о травах, чтобы знать, где они чаще всего растут.

К примеру, некоторые травы предпочитали тень, в то время как другие предпочитали быть на солнце. Некоторые травы любили сухость, а некоторые предпочитали влажные места.

И Юнь лишь вчера узнал о травах от сестры, но его знания были ограничены.

Он собирался использовать свою ловкость, чтобы восполнить недостаток знаний, но быстро понял, что этого не потребуется.

Как только И Юнь взобрался на 8 метров, он увидел сгустки света, поднимающиеся от валуна поблизости.

Огоньки немного повисели в воздухе, а после полетели в грудь И Юня.

После этого, слабый свет фиолетового кристалла стал чуть ярче, и энергия потекла по жилам И Юня, наполнив его энергией и приятным ощущением уюта.

Было ясно, что фиолетовый кристалл поглощал эту неизвестную энергию.

– Неужели…

И Юнь подобрался ближе к камню и заглянул за него, там были огненно-красные плоды, размером с его кулак!

Дань Го была низкоуровневым лекарственным растением сферы Пурпурной Крови. Судя по цвету и размеру плодов, ей было, как минимум 20 лет.

И Юнь был в восторге. Как только он хотел сорвать её, огонёк вылетел из красных плодов и полетел прямо к нему в грудь!

Несколько секунд спустя, за ним последовал ещё огонёк… И ещё…

Количество огоньков всё увеличивалось. А плоды немного потускнели, но если не приглядываться, то можно не заметить этого.

Фиолетовый кристалл мог поглотить эссенцию Дань Го!

Глава 14: Поглотить всё!

«Этот фиолетовый кристалл может поглощать энергию лекарственных растений? Отлично! Похоже, в этих растениях содержится немного эссенции, и она представляет собой какую-то особую форму энергии?»

«Воин становится сильнее поедая целебные растения. А всё потому, что их организм поглощает эссенцию растений, превращая её в энергию.»

И Юнь почувствовал, что узнал ещё что-то новое об этом мире. Он уже провёл множество опытов за последние дни. Он использовал огонь, кипяток и статическое электричество – всё, что только пришло на ум, где могла содержаться необходимая ему энергия. Но фиолетовый кристалл ничего не поглощал.

Известные источники энергии для фиолетового кристалла на данный момент: звёздный свет, пустынные кости, эссенция лекарственных растений и Юань Ци из атаки Лянь Чэнюя.

Если подумать, то все эти средства, кроме звёздного света, были довольно актуальны в этом мире для развития мастеров боевых искусств.

Может быть, даже свет звёзд влияет на развитие, но не многие об этом знают. В этом мире, скорее всего, даже есть техника развития, основанная на поглощении звёздного света.

Нет надобности говорить, что пустынные кости и целебные растения были отличными предметами для улучшения тела мастера боевых искусств.

Похоже, фиолетовый кристалл может поглощать энергию, которая помогает развитию боевых искусств.

Интересно, после поглощения эссенции Дань Го, будет ли она ещё полезна?

Скорее всего, без эссенции, от неё нет толка!

Хоть Дань Го и выглядит идеально, но на самом деле пользы от неё не больше, чем от травяного отстоя.

И Юнь знал, что такие предметы, как Дань Го не могли быть съедены сразу. Для этого существует определённый метод заварки лекарственных растений.

И этот метод известен только людям, занимающим высокое положение в племени.

Включая Дань Го, все остальные растения на Лекарственной Горе Клана Лянь ядовиты, если сразу же начать их есть. У них не только отсутствовала какая-либо польза, они также тяжело усваивались, вызывая у людей внутреннее кровотечение до самой смерти!

Если бы не это, то племя Лянь не позволило бы беднякам так легко ходить собирать травы. Ведь если бы не последствия, они могли бы спокойно сами съесть все травы, и никто бы не узнал.

Однако, после поглощения фиолетовым кристаллом эссенции Дань Го, она легко усвоилась в организме И Юня, не вызывая никаких отрицательных эффектов.

Это было одно из магических свойств фиолетового кристалла.

Он преобразует хаотичную энергию в более упорядоченную, которую могут поглотить даже обычные люди. С этим кристаллом И Юнь сможет поглотить энергию всех трав на горе, и никто не узнает об этом!

Это никто не сможет обнаружить!

Поняв это, И Юнь не смог удержаться и засмеялся.

– Юнь-эр, ты чего смеешься? – закричала Цзян Сяожоу. Она пыталась следить за И Юнем, боясь, что тот упадёт. Ведь если он упадёт с такой высоты на эти камни, то ужасных последствий не избежать.

– Сестрёнка, смотри, что это?

И Юнь сорвал и бросил вниз Дань Го, потерявший эссенцию.

– Дань Го? Огромный!

Цзян Сяожоу была рада находке, но одновременно ей было грустно. Двадцатилетний Дань Го довольно хорош, но её брат не может использовать его. Чтобы дать его И Юню, надо сначала, чтобы старцы племени заварили его особым методом.

Со смешанными чувствами, Цзян Сяожоу положила Дань Го в корзину.

Их сегодняшним заданием было собрать 8 Лян травы каждому. Этот вес был рассчитан на самую низшую по рангу траву. Этот двадцатилетний Дань Го весил довольно много. С такой удачной находкой они могли не беспокоиться, что не успеют собрать необходимое количество растений.

Их положение было довольно жалким. Она и брат рискуют жизнью, чтобы собирать лекарственные растения, даже если им повезёт найти редкие травы, им придётся всё отдать другим задарма.

– Юнь-эр, будь осторожнее. Не лезь слишком высоко, – озабоченно крикнула Цзян Сяожоу, видя, как И Юнь поднялся выше 10 метров. Травы всё равно им не достанутся, так что было бессмысленно рисковать своей жизнью.

И Юнь сделал вид, что не услышал её, потому что заметил, как очередной огонёк парил около высокой искривлённой сосны неподалёку. Там что-то было!

И Юнь легко забрался туда, держась одной рукой за ветку, он аккуратно сорвал грибы из сосновых корней.

– Чёрный гриб Линчжи намного ценнее, чем Дань Го!

И Юнь был в восторге, он без раздумий начал поглощать его энергию. И снова он ощутил то чувство в своём сердце. И Юнь знал, что энергия Линчжи попала в его сердце и оттуда попала в каждую часть его тела, питая его мышцы. Это чувство было неописуемо приятным для И Юня.

В конце концов, у И Юня последние несколько дней не проходило чувство голода.

А после очищения тела, его голод лишь усилился. Тело И Юня сильно изменилось и отчаянно нуждалось в энергии, но он был пока не в состоянии охотиться в одиночку.

Съедая огромное количество обычной еды будет достаточно, чтобы обеспечить энергией ненадолго, но как обычная еда может сравниться с целебными растениями? Эти Дань Го и Чёрный Линчжи оказали ему своевременную помощь!

И Юнь заметил, что спустя несколько циклов кровообращения после поглощения Линчжи, у него заметно улучшилось зрение и возросла сила. Он мог видеть головы муравьёв с 10 метров.

Так Линчжи может улучшить зрение. И Юнь не был силён в фармакологии, но он понимал, что от таких низкосортных растений нельзя было добиться таких быстрых и сильных результатов. Ведь старцы из племени используют большое количество растений, чтобы получить от них хоть какой-нибудь слабый эффект.

Но с помощью фиолетового кристалла, эффект был почти мгновенным и довольно сильным.

Этот фиолетовый кристалл мог повысить эффективность лечебных растений!

И Юнь бросил «Целебный материал высшего качества» Чёрный Линчжи Цзян Сяожоу.

– Чёрный Линчжи! Юнь-эр, откуда у тебя столько удачи?

Цзян посмотрела на И Юня недоверчиво. Такое высококлассное растение может быть найдено лишь раз в день, и то если сильно повезёт, но И Юнь так быстро нашёл целых два. Он слишком удачлив!

И Юнь засмеялся, ничего не ответив. Пока у него есть фиолетовый кристалл, он будет видеть огоньки около целебных растений, словно маяк, указывающий путь. Как он мог не собрать такие ценные растения?

В это время И Юнь уже поднялся выше, чем на 10 метров. Но найдя два редких растения, он чувствовал себя бодрее, чем обычно, и дальнейшее восхождение казалось лёгкой задачей.

Но И Юнь не хотел слишком тревожить сестру и спустился вниз.

А сменив место, он снова полез за растениями!

И Юнь срывал, поглощал и скидывал растения, он словно ураган прошёлся по скалам.

Он обнаружил, что Лекарственная Гора Клана Лянь стала его личным раем сокровищ.

И Юнь голодал в течении многих дней, и боялся, что ему не хватит сил развивать себя. Но эта Лекарственная Гора Клана Лянь легко решила эту ужасную проблему.

И Юнь взобрался на скалу. Этот утёс был очень высок и мало кто мог забраться туда. Цзян Сяожоу снизу могла видеть, как карабкался И Юнь.

– Юнь-эр, будь осторожен!

Донёсшийся до И Юня голос Цзян Сяожоу был немного искажён ветрами.

– Сестрёнка Сяожоу, не беспокойся, я знаю свои пределы!

И Юнь легко прыгал по скалам, даже четырёхметровая стена была преодолена им с одного толчка.

Со своей позиции он заметил световой шар размером с детский кулак около валуна.

Этот свет был в десять раз ярче, чем любой увиденный до этого И Юнем!

– А? Это же…

И Юнь был в шоке. Чтобы испускать такой яркий свет, растение там должно быть чрезвычайно ценным.

И Юнь откатил валун и увидел Фиолетово-нефритовый Женьшень. Он был хорошо спрятан на вершине скалы, куда далеко не каждый был способен забраться. И потому он много лет рос, никем не обнаруженный.

Но для И Юня найти его не составило труда.

И Юнь без раздумий осушил энергию женьшеня фиолетовым кристаллом.

Фиолетовый кристалл налился ярким светом, который потом разошёлся по телу И Юня. Сам же он почувствовал прилив тепла, что распространился по всем его меридианам, нагревая конечности. И вскоре тепло добралось до головы. Все пять чувств И Юня обострились, а в конечностях он почувствовал небывалую доселе лёгкость.

Это чувство было таким же, как при опьянении. Но всё его тело горело, И Юнь чувствовал, словно в нём было бесконечное количество физической энергии, которая нуждалась в срочном выходе!

И Юнь почувствовал неприятный зуд на теле, он поднял голову и увидел валун, который, казалось, весил не меньше 300 Цзинь. И Юнь чувствовал, будто по нему ползают миллионы муравьёв, так сильно его сила искала выхода.

Он подошёл к валуну и поднял его.

Раз! Два! Три!

Подняв валун больше десяти раз, по его телу потёк теплый пот, но сам И Юнь чувствовал себя крайне приятно.

Но ему этого было недостаточно, и он, держа камень, начал прыгать вверх на месте. Прыгнув 20 раз, его ноги начали неметь. Тело его так нагрелось, что весь пот тут же испарялся.

Как здорово!

При каждом движении тела его суставы трещали!

Когда мастер боевых искусств тренируется, он будет потреблять пустынные кости, а тело вымочит в отваре из трав для укрепления духа и тела!

Закалив тело, нужно тренироваться каждый день всё больше и больше, иначе без внутренних ресурсов или упорства, невозможно чего-то добиться.

И Юнь не стал срывать Фиолетово-нефритовый женьшень. Трава столь высокого качества вызвала бы переполох. Кроме того, он уже поглотил всю её эссенцию и не хотел нажить себе неприятностей, принеся её в деревню.

Обычный человек может даже не собрать 8 Лян травы за весь день, но с фиолетовым кристаллом и своими обострёнными чувствами И Юнь мог увидеть растения издалека. Так что за два часа он собрал необходимые 16 лян травы для себя и Цзян Сяожоу.

Естественно, все растения были высосаны досуха фиолетовым кристаллом. Хотя внешне растения выглядели хорошо, но они уже были мусором.

И Юнь передал растения Цзян Сяожоу, сказав не сдавать их слишком рано, чтобы не вызвать подозрений.

– Юнь-эр… Как ты так быстро... – Цзян Сяожоу стало не по себе, её брат закончил сбор растений слишком быстро.

– Я очень везучий. Сестрёнка Сяожоу, я спущусь первым, а тебе же нужно делать вид, что ты собираешь травы. Всё, я ушёл! – сказав это, И Юнь побежал к подножию горы.

Глава 15: Гром Девяти Небес, Пугающий Гусей Лук.

Тренировочная площадка племени Лянь…

Тридцать крепких мужчин тренировались, поднимая пыль, словно крошечная песчаная буря бушевала там.

Все они были членами лагеря подготовки воинов. Тренировал их главный инструктор Яо Юань, он один из трёх воинов в племени, кроме Лянь Чэнюя и Старейшины, кто достиг пятого уровня Смертной Крови.

*Бух! Бух! Бух!*

Их удары с хлопком отзывались в небе. Каждому члену лагеря подготовки воинов была оказана максимальная поддержка племенем.

На дворе была поздняя осень, на всей пустоши было холодно и ветрено, но каждый член лагеря подготовки воинов тренировались до седьмого пота!

Но смотрящий за ними инструктор Яо Юань нахмурился и крикнул:

– Хватит!

Рёв Яо Юаня прозвучал как гром!

И тренирующиеся воины сразу же остановились.

– Я обучаю вас технике «Кулак Драконьей Жилы и Тигриной Кости», это одна из базовых техник, которую открыло общественности Божественное Королевство Тайэ! Этот «Кулак Драконьей Жилы и Тигриной Кости» состоит всего из 18 приёмов, но каждая из них требует глубокого изучения! Вы, стадо тупых свиней, только выучили движения, но не понимаете самой сути техники. Ваши движения лишь для показухи, а их эффективность равна нулю!

Слова Яо Юаня свели на нет весь тяжкий труд мужчин, которые упорно тренировались!

Однако, никто не посмел что-либо сказать ему, потому что Яо Юань был безгранично уважаем в лагере подготовки воинов.

Лянь Чэнюй тоже пользовался уважением, но только из-за своего будущего. Ведь он мог стать Воином Пурпурной Крови или даже выше.

А Яо Юань же был уважаем из-за своего прошлого.

Начнём с того, что Яо Юань не член племени Лянь. Он чужеземец, который достиг уровня Пурпурной крови, но когда-то он был ранен врагами и опустился до уровня Смертной Крови. Он пошёл в огромные пустоши, чтобы найти себе убежище и решил осесть в племени Лянь, где оставался уже несколько лет.

Хотя он и потерял все свои силы, у Яо Юаня всё ещё оставался его опыт. Ни один человек не подвергал критике его способности к обучению воинов.

А всё потому, что он лично тренировал Лянь Чэнюя!

Молодёжи нравился Лянь Чэнюй, выросший в маленьком племени, если не настоящий мастер обучал его, то как бы он достиг таких успехов?

– Не смотрите свысока на «Кулак Драконьей Жилы и Тигриной Кости». В Божественном Королевстве Тайэ наиболее ценным является «Священная Техника Тайэ», но вы сможете получить доступ к ней только после того, как достигнете очень высокого уровня. Если вы будете ниже уровня Пурпурной Крови, эта техника будет совершенно бесполезна для вас! И пока вы ниже уровня Пурпурной Крови, вы должны максимально отточить «Кулак Драконьей Жилы и Тигриной Кости»! Даже члены королевской семьи Божественного Королевства Тайэ тоже его изучают!

– «Кулак Драконьей Жилы и Тигриной Кости» является одной из главных техник, для тренировки вашего тела. Если вы хотите знать цену этой техники, то даже большого защищённого города будет недостаточно! Божественное Королевство Тайэ хотело укрепить силу королевства, предоставив всем возможность изучать боевые искусства, столкнувшись с опасностями диких пустошей. В результате, они специально сделали «Кулак Драконьей Жилы и Тигриной Кости» достоянием общественности. Получить возможность изучить такой набор навыков – это большая удача!

– Чтобы достичь Смертной Крови уровня Сборщик Ци, вы должны пройти следующие уровни: Храбреца, Силача, Грома и Меридиан! И чтобы достигнуть их, вы должны развивать свою физическую силу, совершенствуя свои мышцы, кости и органы! Эти 18 приёмов «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости» усовершенствуют ваши мышцы, кости и органы!

Если вы действительно сможете понять первые 6 приёмов «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости», то вы с лёгкостью поднимете вес в 1000 Цзинь! И с силой в один Дин(1000 Цзинь) вы сможете натянуть тетиву лука девяти Дань! А с таким луком вы сможете с 1000 шагов пробить кольчугу врага!

Яо Юань говорил достаточно громко, и И Юнь не упустил ни единого слова.

«Поднимать вес в 1000 цзинь, справляться с луком девяти Дань…»

И Юнь был очарован. В этом мире девять Дань означало силу в 900 Цзинь!

«Слушая слова Яо Юаня, этот «Кулак Драконьей Жилы и Тигриной Кости» действительно отличная начальная техника. Подумать только, что Божественное Королевство открыло общественности эту технику, чтобы укрепить силу своих подданных. Правитель Божественного Королевства Тайэ действительно очень мудр.»

Не моргая, И Юнь наблюдал за тренировочной площадкой, затаив дыхание. Он пришёл сюда, чтобы тайно изучать боевые искусства!

И Юнь уже знал некоторые приёмы ближнего боя ещё до перемещения в этот мир, когда занимался боевым боксом в армии. Но все те знания годились лишь для уличной драки в этом мире. Хотя его физическая сила и увеличилась, но без знаний боевых искусств или техник, он будет в невыгодном положении, если встретит реального противника!

Без знания техник его будущее развитие намного замедлится.

С улучшением его физического состояния, И Юнь боялся, что без техник, чем дальше он будет заходить, тем больше будет заметно отставание по силе, иначе та священная техника Божественного Королевства Тайэ не была бы такой ценной!

– Я сам покажу вам несколько приёмов, а вы смотрите внимательно!

Стоило только рёву Яо Юаня дойти до ушей И Юня, как тот стал пристально наблюдать за инструктором.

– Этот приём называется «Свирепый тигр спускается с горы». Он отлично подходит для тренировки сухожилий!

Яо Юань встал перед деревянным столбом, вытянув левую ногу вперёд. Он схватил свою левую лодыжку левой рукой, согнув правую ногу в колене. Его тело было изогнуто, а спина напоминала по форме лук, издавая слабые звуки.

Эта поза выглядела очень странно, но она производила впечатление натянутого лука. Правый кулак Яо Юаня около его талии был словно взведённой стрелой!

И вдруг, Яо Юань двинулся!

Его тело внезапно выпрямилось.

*Бэн!*

И Юнь ясно услышал громкий звук тела Яо Юаня.

Его правый кулак рванул вперёд, словно молния, поразив деревянный столб!

*Бах*

Деревянный столб раскололся!

Все члены лагеря подготовки воинов поражённо воскликнули.

– Инструктор Яо удивителен!

– Охренеть, этот столб был таким толстым, а он располовинил его кулаком! Инструктор Яо следует пути железного кулака!

Куча мужчин принялись подлизываться к Яо Юаню, но они действительно восхищались им. В бескрайних диких пустошах слабые всегда поклонялись сильному.

Яо Юань был в ярости, несмотря на всю их лесть.

– Вы все смотрели за моим кулаком?!

– Идиоты! Я же говорил уже, что «Свирепый тигр спускается с горы» – это приём для тренировки сухожилий! Причина, по которой мой кулак смог уничтожить столб не из-за силы моего кулака, а потому что я использовал силу сухожилий!

– Человеческий организм – это настоящий клад! Знаете ли вы, что в Божественном Королевстве Тайэ существует самый ценный лук, который называется Лук Падающих Звёзд. Так вот, вы знаете, из чего сделана его тетива?

Услышав вопрос Яо Юаня, все мужчины были растерянны. Они никогда не слышали об этом луке, так откуда им знать, из чего сделана его тетива?

– Из шёлка?

– Неужели из жилы легендарного дракона?!

Яо Юань покачал головой, сказав:

– Тетива Лука Падающих Звёзд была сделана из сухожилий императора-основателя Божественного Королевства Тайэ после его смерти!

Слова Яо Юаня шокировали мужчин.

Тетива из человеческих сухожилий?!

– Именно! Приём «Свирепый тигр спускается с горы», что я только что показал, растянул всё моё тело. Используя кости, как лук, и сухожилия, как тетиву, я «выстрелил» своим кулаком! Использовать всю силу сухожилий – в этом вся суть приёма «Свирепый тигр спускается с горы»! Потому этот приём тренирует сухожилия, а не кулак!

– Разве вы не слышали звук моего тела, когда я ударял?

Там был отчётливый звук *Бэн!*

И Юнь слышал его очень чётко. Это был звук тетивы, слышимый во время выстрела из лука.

– «Свирепый тигр спускается с горы» – это приём, который тянет ваши сухожилия, делая их крепче и эластичнее! На пике изучения этого приёма, одного звука сухожилий достаточно, чтобы напугать стаю гусей, летящих в небе! Этот приём называется «Пугающий Гусей Лук»!

– У «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости» есть другой приём, называемый «Парящий дракон девяти небес», он предназначен для тренировки костей. Когда вы выполните это движение, весь скелет будет громко трещать, словно далёкий гром!

– Гром Девяти Небес, Пугающий Гусей Лук. Если вы достигнете этой области, то можно считать, что вы освоили «Кулак Драконьей Жилы и Тигриной Кости»!

Выслушав слова Яо Юаня, мужчины глазели, разинув рты. Это всё было просто невообразимым!

Может ли простой человек добиться такого?

Видя их лица, Яо Юань уже знал, что это будет очень трудно.

Он продолжил свою речь:

– Достигнуть уровня «Гром Девяти Небес, Пугающий Гусей Лук» вам будет ужасно трудно. Я не ожидаю, что вы достигните этого уровня, но если вы сможете развить свои сухожилия, чтобы они звучали как тетива, без разницы насколько тихо, и если вы сможете развить свои кости, чтобы они звучали как гром, то я буду доволен!

– В таком случае, вы хотя бы дойдёте до третьего уровня Грома.

Слыша речи Яо Юаня, кровь И Юня закипела в его жилах.

Гром Девяти Небес, Пугающий Гусей Лук!

Сможет ли он достичь этого уровня?

Яо Юань описал «Кулак Драконьей Жилы и Тигриной Кости» как что-то настолько ценное, что «Даже большого защищённого города будет недостаточно», чтобы заплатить за эту технику. А ведь город в этом мире стоит больше, чем города на Земле. Каждый город на обширных диких землях постоянно подвергался нападению пустынных зверей. Без множества мастеров, было бы невозможно защитить их. Чтобы построить хотя бы один такой город, требовалось пролить множество крови!

Это было очевидно, учитывая, как рьяно поддерживали люди развитие Лянь Чэнюя лишь от одного обещания переселить их в город.

«Я должен хорошенько изучить этот набор приёмов. Если я хорошо ими овладею, то легко смогу победить на отборе воинов в Божественное Королевство Тайэ. Возможно, я даже смогу получить титул «Рыцарь Королевства». И когда это произойдёт, сестрёнка Сяожоу будет греться в лучах славы вместе со мной!»

Придя в этот мир, И Юнь решил стараться изо всех сил.

И Юнь не хотел всю жизнь просидеть в маленьком племени, влача жалкое существование на грани голодной смерти.

Глава 16: Оставить немного Лянь Чэнюю.

– Сдаём травы! Сдаём травы!

Как только стемнело, Чжао Течжу начал обходить деревню и кричать во весь голос о сдаче трав.

Пять членов лагеря подготовки воинов принесли длинный стол. На столе поставили пять широких круглых корзин.

Эти корзины были сплетены из бамбука, и обычно использовались для сушки унаби(китайский финик) или трав.

Три из пяти корзин уже были заполнены.

Люди выстроились, держа в руках корзинки с собранными травами. Длиннобородый старец определял возраст и редкость каждого растения. Он использовал небольшие весы для взвешивания трав перед записью.

Когда подошла очередь И Юня и Цзян Сяожоу, И Юнь медленно протянул свой сегодняшний урожай.

Бородатый старик только взглянул, как его глаза вспыхнули:

– Дань Го! Чёрный Линчжи! Корень Лакрицы! Дикий Женьшень! Какие хорошие материалы!

Старец смотрел на эти дорогостоящие растения, как на своих детей, и взяв в руки, прижал к себе, поглаживая их.

И Юнь, стоящий рядом, облегчённо вздохнул. Этот старик должен быть специалистом по растениям, но даже он не смог определить, что вся их эссенция была давно поглощена фиолетовым кристаллом.

Это было вполне ожидаемо. Ведь внешне они никак не отличаются от других растений.

– Хе-хе, а ты везучий парнишка. Вы можете не отдавать свою еду сегодня!

Чжао Течжу был очень рад видеть такие редкие растения.

Ведь именно воины из лагеря подготовки воинов отвечали за добычу целебных растений, и они будут щедро вознаграждены Лянь Чэнюем, если качество растений будет высоким!

Когда Лянь Чэнюй начнёт свою головокружительную карьеру в будущем, его помощникам тоже немного перепадёт. Чжао Течжу мог даже попасть в город и получить там работу!

– Я сразу заметил, что у этого пацана природный дар собирать травы. Я специально послал тебя на это задание, чтобы раскрыть твой потенциал!

– Ты не погиб в тот раз и улучшил свои навыки сбора. Раз твои навыки настолько хороши, завтра ты принесёшь на 1 Лян растений больше! – сказал Чжао Течжу, небрежно улыбнувшись.

– Что?! – крикнула в ярости Цзян Сяожоу. Собирать 16 Лян травы было уже слишком сложно, но Чжао Течжу добавил ещё!

Цзян Сяожоу знала, что скорость сбора И Юня была большой, и 1 Лян ничего бы не изменил. Но зная Чжао Течжу, он был таким человеком, которому дай палец, руку откусит. И если сейчас спустить ему с рук, то это точно продолжится!

– Воин Чжао, вы, должно быть, шутите. Эти растения я добыл с огромным трудом, провозившись на горе весь день. Я выложился по полной, – интонация И Юня была чрезвычайно медленной. Пока он еле шевелил губами, его глаза смотрели на три корзины, наполненные целебными травами.

Несколько огоньков парили над корзинами.

Эти сгустки света были явно вытянуты фиолетовым кристаллом. Они, словно светлячки в ночи, медленно поплыли к И Юню.

На лице И Юня незаметно появилась улыбка. Фиолетовому кристаллу требовалось время, чтобы поглотить эссенцию растений. Ругань Чжао Течжу была на руку И Юню.

– Охерел?! Сопляк! Думаешь, я тут с тобой торговаться буду?! – Чжао Течжу хлопнул по столу, напугав старика.

– Да вы лентяи только и знаете, что жрать целый день! Ты должен быть благодарен, что такой мусор, вроде тебя, кому-то нужен! А ты придумываешь всякие отговорки! В племени Лянь нет места халявщикам! Люди обязаны быть воинами или усердно работать! Так что сдашь завтра на 1 Лян травы больше! Свободен!

Услышав всю эту ругань от Чжао Течжу, лицо И Юня нахмурилось, а тело замерло.

Люди вокруг понимали, что такое публичное унижение для двенадцатилетнего ребёнка было большим ударом.

Чжао Течжу увидел, как побледнело лицо И Юня. Ему хотелось продолжить унижать его.

Цзян Сяожоу не могла больше терпеть и дернула И Юня, чтобы отодвинуть его. Но И Юнь словно врос в землю, оставшись неподвижным. Словно от резких слов Чжао Течжу он превратился в камень.

«Я почти закончил поглощать энергию… Если поглотить больше, Лянь Чэнюй точно что-то заподозрит.»

И Юню было плевать на слова Чжао Течжу. Он принимал его за тявкающую шафку. И Юнь был сосредоточен лишь на том, сколько энергии ему следует поглотить.

Поглотить 70-80% будет достаточно. Мне нужно оставить немного Лянь Чэнюю. Даже дурак сможет заметить что-то неладное, если у трав не останется никакой энергии.

И Юнь пока не мог противостоять большим шишкам племени. Он мог ещё справиться с Чжао Течжу, но он был не соперником Старейшине или Лянь Чэнюю.

Поглотив эссенцию трав, фиолетовый кристалл быстро отправил энергию в кровь И Юня, которая распространилась по всему телу. И Юнь почувствовал, как по его жилам расходится тепло. Его тело немного нагрелось, а лицо стало немного румяным.

И Юнь ощутил немного эйфории в своё теле.

На взгляд толпы, внешность И Юня была довольно жалкой. Его лицо было красным, а конечности вялыми. Все думали, что это результат слов Чжао Течжу.

– Бедный ребёнок. Он ещё так молод. Ему досталось, потому что выступил против Чжао Течжу в день раздачи еды.

– У этого парня и без того была горькая жизнь. Его мать умерла вскоре после того, как они поселились в племени Лянь. Его тело слабо, потому он часто болеет. У него нет сил, чтобы противостоять Чжао Течжу.

– Зачем люди из лагеря подготовки воинов начали эксплуатировать деревню? Как вы думаете, Юный господин действительно поселит нас в городе?

– Тсс! Не говори ерунды! Если они услышат тебя, то тебе не поздоровится!

– Я думаю, что это дитя рано или поздно всё равно умрёт…

Это было обычным делом разбиваться насмерть во время сбора трав. Чем дороже растение, тем выше оно росло. И Юнь, скорее всего, поднялся достаточно высоко, рискуя жизнью, чтобы собрать такие редкие растения. И если он так продолжит, то точно умрёт.

Но что такого, если кто-то снова умрёт? Жизнь человека здесь ничего не стоила.

Поздняя ночь, луна на небе походила на серебряный крюк.

Во внутреннем закрытом дворе Старейшины племени несколько мужчин разводили огонь, наложив дров под большой котёл.

Несколько стариков аккуратно распределяли лекарственные растения. Они начинали заваривать травяные настойки, из смеси нескольких трав и дополнительных материалов.

Эти дополнительные материалы и температуру огня держали в строжайшем секрете в племени Лянь. Эта информация не должна попасть в руки простолюдинов. Иначе они смогут тайно собирать травы и заваривать их для себя.

Для больших шишек племенного клана Лянь, отдавать травы простолюдинам было равнозначно кормлению свиней лучшим зерном, то есть расточительством.

Даже члены лагеря подготовки воинов не могут принять ванну с травами.

Травяную смесь со всей осторожностью готовили специально для Лянь Чэнюя.

– Хорошо! Просто замечательно! Вы отлично постарались в этот раз. Тут даже есть несколько хороших трав!

Старейшина был очень доволен, увидев список лекарственных растений.

– Это меньшее, что я мог сделать, – сказал Чжао Течжу и склонил голову, льстиво улыбаясь, – По приказу Старейшины и раз это касается Юного господина Лянь, такой простой человек, как я, просто не посмел бы выполнить приказ спустя рукава. Ваш слуга, покинув тренировочную площадку, пошёл в горы контролировать сбор трав. Даже трусливым пришлось карабкаться на скалы повыше. И потому нам повезло найти Чёрный Линчжи и Дань Го.

Чжао Течжу присвоил себе все достижения И Юня.

– Неплохо! Ты хорошо потрудился! Сходи на склад и возьми Цзинь мяса, – Старейшина похлопал Чжао Течжу по плечу.

– Благодарю вас, Старейшина! – сказал Чжао Течжу радостно.

– Да, ты хорошо постарался. Когда Чэнюй станет воином королевства, ему понадобятся помощники. Я вижу, что ты довольно находчивый парень, и тебя обязательно наградит Чэнюй. Если ты будешь рядом с ним, когда Чэнюй добьётся успеха, то обязательно тоже что-нибудь получишь.

– Благодарю вас, Старейшина, за ваши добрые слова! – Чжао Течжу опустился на колени и поклонился. Он был до необъяснимого взбудоражен.

Этот пацан И Юнь стал его счастливым шансом. Он не ожидал, что этот маленький засранец будет так хорош в сборе трав. В будущем, он обязательно даст И Юню что-нибудь, чуть-чуть травяного отстоя и немного еды. Этот бедный парнишка будет так ему благодарен, что за такую мелочь он станет его личным рабом!

Чжао Течжу ушёл, представляя, как в будущем он командует множеством людей в большом городе.

Глава 17: Сухожилия как тетива.

Пока во внутреннем дворе Старейшины заваривали целебные травы, И Юнь тайно пришёл на обратную сторону Лекарственной Горы Клана Лянь.

Освещённый светом луны, И Юнь стоял на валуне, словно сосна.

Ранее, он уже использовал фиолетовый кристалл, чтобы поглотить много эссенций, пока отдавал свои лекарственные растения Чжао Течжу.

И сейчас вся эта эссенция переполняла его тело, словно огненный шторм!

Лучший способ поглотить эссенцию трав – это занятие саморазвитием. В ходе совершенствования жизненной энергии, лекарственные растения усваивались и улучшали его тело!

И Юнь потихоньку выпрямил левую ногу, левой рукой же схватил левую лодыжку. И согнув правую ногу в колене, его тело стало подобно луку.

Это была стойка «Свирепый тигр спускается с горы». И Юнь тайно узнал первые шесть приёмов «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости». Он в точности повторил стойку инструктора.

«Свирепый тигр спускается с горы» помогает натренировать сухожилия в теле. И Юнь продолжал вытягивать своё тело, пока не стало нестерпимо больно, и ударил кулаком с рёвом!

*Треск*

И Юнь насквозь пробил маленькое деревце перед ним!

Однако такой результат не устраивал И Юня. Он не хотел полагаться на силу кулака, но хотел растянуть свои сухожилия на максимум.

В пяти уровнях Смертной Крови, на первых трёх уровнях, Храбреце, Силаче и Громе лишь подготавливалось тело будущего мастера боевых искусств. На уровне Храбреца, благодаря постоянным тренировкам плоти, органов и костей, скрытый потенциал тела будет раскрыт, в результате чего перейдёшь в область Силача и Грома. Это всё естественный и постепенный процесс, и это не могло быть достигнуто лишь по желанию.

И Юнь понимал, что осваивая «Кулак Драконьей Жилы и Тигриной Кости», он без проблем достигнет пятого уровня Смертной Крови. Ведь по словам Яо Юаня, «Кулак Драконьей Жилы и Тигриной Кости» был стандартным приёмом, и став Воином Пурпурной Крови, его можно будет использовать ещё эффективнее.

*Треск*

И Юнь разломал тонкую сосну толщиной со взрослую ногу. Его кулаки уже были в ссадинах, но он не обращал на это внимания. Травяная эссенция потихоньку расползалась по его телу, увеличивая силу И Юня.

И Юнь немного расслабил кулаки и встряхнул, прежде чем их снова сжать!

И Юнь повторил стойку «Свирепый тигр спускается с горы» уже в сотый раз. Мышцы И Юня были похожи на ростки дерева, которые постепенно поливают, а те растут и цветут.

И Юнь тренировался с полуночи до рассвета!

Несмотря на интенсивные тренировки, фиолетовый кристалл, который поглотил много энергии травяной эссенции, пополнял запасы энергии И Юня, делая его бодрым.

И Юнь полностью отдал себя приёму «Свирепый тигр спускается с горы». Теперь его сухожилия могли максимально растягиваться каждый раз!

Такая интенсивная тренировка была тяжела для И Юня.

Его тело всё болело, а также он израсходовал всю накопленную эссенцию, что ранее поглотил. Теперь эта эссенция неразрывно связана с плотью и кровью И Юня. Его сухожилия были неоднократно растянуты, постепенно сделав их более эластичными.

*Бух! Бух! Бух!*

И Юнь не знал, сколько раз он уже ударил. Потому что это всё требует огромной физической подготовки. Зрение И Юня стало нечётким, и восприятие ухудшилось, но боль от его ударов и пульсирующее ощущение от натянутых сухожилий были предельно ясны!

И Юнь вошёл в удивительное состояние. Он ни на что не отвлекался, находясь в полусознательном состоянии.

Он забыл обо всём. Единственное, что он мог вспомнить – тренировать сухожилия. И Юнь создал ментальную карту его сухожилий и мышц. Это было просто волшебное ощущение.

В этом состоянии полной отдачи тренировке, И Юнь мог «видеть» свои меридианы.

С него ручьём лился пот, а кулаки ужасно кровоточили.

Пот заливал глаза. Он лишь слышал слабый свист ветра. И Юнь чувствовал лишь жгучее давление перед ним.

В ту секунду И Юню удалось вызвать силу неизвестного происхождения. Он взревел, когда его сухожилия были натянуты по максимуму перед ударом!

*Пэн!*

И Юнь выкорчевал сосну, разломав её!

Среди летящих щепок, тело И Юня издало отчётливый *Пэн* звук.

Хотя звук и негромкий, но всё же он был чрезвычайно чётким. Словно звук тетивы при выстреле, особенно чётко был слышен в горах при чистом ночном небе.

Сухожилия как тетива. Так вот какие они…

И Юнь упал на землю, широко расставив руки, и посмотрел в небо.

Последний удар израсходовал всю его энергию!

И Юнь глубоко вздохнул. Его правый кулак был весь израненным и красным от крови, но боль сделала его ещё взволнованнее!

Он знал, что добился небольшого прогресса в приёме «Свирепый тигр спускается с горы»!

Этой ночью он впервые в своей жизни практиковал боевые искусства. Он тренировал технику Божественного королевства Тайэ «Кулак Драконьей Жилы и Тигриной Кости». Приём «Свирепый тигр спускается с горы» годился только для третьего уровня Смертной Крови, на уровне Грома он сможет издавать более резкий звук тетивы с помощью своих сухожилий.

Но И Юню всё же удалось это сделать. И хотя звук был тихий, но И Юнь был лишь на уровне Храбреца. Ему всего двенадцать лет, его кости и мышцы не идут ни в какое сравнение со взрослым человеком.

Его результаты были такими, которых ни один член лагеря подготовки воинов не мог добиться. Его уровень Храбреца был лучше, чем когда-то у Лянь Чэнюя.

И Юнь не спал всю ночь, но также не спал и старик, отвечающий за заваривание травы в племени Лянь!

Котёл с травами варился всю ночь. Даже камни, на которых стоял чан, раскалились докрасна.

На рассвете, несколько крепких мужчин пришли вылить себе большую часть чёрной жидкости из котла.

В это котле была вся добытая эссенция трав.

– Хм… В этот раз травы самые лучшие. Мы могли бы заварить их ещё пару раз или больше. Хотя отвар будет менее эффективным, он всё ещё был довольно ценен. Так, ребята, отнесите отвар Лянь Чэнюю. Травяной отстой оставьте простолюдинам. Он им понадобятся для переработки пустынных костей!

В племени Лянь были слишком несовершенные методы варки трав, и потому они могли выделить лишь 20% от всей эссенции трав. Это был их предел.

И Лянь Чэнюй мог поглотить только половину полученной травяной эссенции.

То есть он мог поглотить лишь 10% травяной эссенции.

Соотношение может показаться низким, но это вполне объяснимо. Нормальный человек не мог съесть много пищи, не говоря уже о травах, которые было в разы труднее усвоить.

Чан чёрной травяной жидкости был отправлен в изолированную комнату Лянь Чэнюя, и поставлен на приготовленный заранее костёр, чтобы поддерживать постоянную температуру.

Лянь Чэнюй уже слышал, что удалось добыть такие ценные травы, как Дань Го, Дикий Женьшень, Чёрный Линчжи и Корень Лакрицы! И всё это уже заварили!

Лянь Чэнюй достиг точки прорыва. Сейчас он сильно нуждался в травах, чтобы наполнить своё тело необходимой энергией.

– Хорошо! Замечательно! Они как раз вовремя!

Лянь Чэнюй смотрел на чёрную травяную жидкость с волнением.

Он быстро разделся и голышом прыгнул в горячую жидкость.

Температура была выше 90 градусов, достаточной, чтобы сварить мясо. Даже Смертный Крови пятого уровня, вроде Лянь Чэнюя, почувствовал боль по всему телу.

Но данная температура была оптимальной для поглощения травяной эссенции. Такая горячая вода помогает раскрыться порам, чтобы впитать отвар из трав.

Глава 18: Если вы продолжите, то сваритесь!

Этот горячий отвар чуть ли не варил его тело, но Лянь Чэнюй защитил себя, распространив вокруг себя Юань Ци. Хоть это и было чрезвычайно болезненно, но думая о становлении воином Божественного Королевства Тайэ, и изучении их священной техники, а также о становлении правителем города, он продолжал терпеть эту боль.

Лянь Чэнюй, чтобы стать сильным, закалял свою силу воли.

Будь он слабовольным человеком, то пользовался бы своим положением в племени, чтобы есть от пуза и предаваться разврату. В лучшем случае, он тогда был бы лишь известным юным господином, но никогда бы не достиг своего нынешнего уровня.

– У Юного господина стальная воля!

– Юный господин Лянь настоящий железный человек!

– Обычный человек не смог бы находиться в этом кипятке! Юный господин Лянь – настоящий дракон среди людей!

Увидев, как Лянь Чэнюй отмокал в отваре, красный, словно варёный лобстер, окружающие его слуги, включая Чжао Течжу, начали подлизываться к нему.

Как правило, в обычной жизни они только матами и общались, но сейчас заголосили литературным языком, с большим количеством эпитетов.

– Подбавьте огоньку! – крикнул Лянь Чэнюй, скрипя зубами. Всё же это было крайне болезненно, быть погружённым в кипяток. Вены вздулись на лбу Чэнюя. Его тело всё сжалось, а кожа вся покраснела.

В таких условиях, если Лянь Чэнюя и назвать «Драконом среди людей», то это был бы лобстер.(Примечание: Лобстер в китайском языке состоит из двух иероглифов: «Дракон» и «Креветка»)

Он уже был на пределе своих сил, но эффект от отвара был намного слабее, чем он ожидал! Как такое возможно?

– Подкинуть дров? – слуги посмотрели друг на друга, восхищённые волей Лянь Чэнюя.

– Чёрт! Юный господин Лянь приказал вам добавить огня, так чего встали, остолопы? Или думаете, что Юный господин не выдержит какой-то там жар? Вы никогда не сможете постичь силу воли и способности Юного господина!

Чжао Течжу, как самый старший, преподал своим подчинённым урок.

Отчитав их, он сам пошёл к дровам и подкинул их в костёр. Огонь затрещал, и пламя стало больше.

Зная, что сейчас ключевой момент в развитии Лянь Чэнюя, Чжао Течжу, чтобы показать свою лояльность, взял большой веер и начал сильнее раздувать пламя.

Пламя было настолько велико, что вот-вот сожжёт волосы Лянь Чэнюя.

– Юный господин Лянь, так лучше? – заискивающе улыбнулся Чжао Течжу.

Лянь Чэнюй уже не мог сказать ни слова. Он изо всех сил сжал зубы, что те затрещали. Также он крепко сжал кулаки, а его кожа потрескалась. Но даже так, он не смог добиться желаемого эффекта.

«Что за хрень?» – подумал Чэнюй сердито. Под действиями Чжао Течжу, его тело начало трескаться.

При воздействии слишком больших температур, человеческая кожа начинает сжиматься и трескаться. И эти признаки начали появляться на теле Лянь Чэнюя!

Но Лянь Чэнюй не мог так легко это принять. В уголке его разума появилось одно очень странное чувство. Это был всепоглощающий страх.

Достигнув такого высокого уровня развития и будучи лишь в шаге от сферы Пурпурной Крови, Лянь Чэнюй очень трепетно относился к каждому изменению в своём теле.

Он знал, что был сейчас был в отваре из высококачественных трав, но его пульс даже почти не возрос. Его тело всё окунуто в отваре, но заметного эффекта не было.

Он не мог практически ничего поглотить из отличного отвара целебных трав!

Лянь Чэнюй осознал, что он, возможно, уже достиг так называемого «Узкого места»!

Лянь Чэнюй слышал от своего учителя, Яо Юаня, что когда мастера боевых искусств практикуют боевые искусства, они постоянно встречали препятствия, особенно перед прорывом на новый уровень. Некоторые могли навсегда застрять на этом этапе развития, так и не преодолев узкое место!

Путь боевых искусств – это постоянная борьба. На этом длинном пути ещё не раз придётся прорываться в новые сферы развития. Рано или поздно он должен был столкнуться с узким местом, но Лянь Чэнюй никогда бы не подумал, что столкнётся с этим феноменом при прорыве в сферу Пурпурной Крови.

Он не мог принять этого!

Он избран самими Небесами, золотой дракон, застрявший на мелководье. Ему лишь нужен небольшой толчок, чтобы взмыть в небеса!

Как могла какая-то сфера Пурпурной Крови стать для него узким местом?!

Он не мог поверить в это!

– Больше огня! – гневно взревел Лянь Чэнюй, борясь с жарой изо всех сил.

– Больше… Ещё больше огня? – Чжао Течжу почувствовал что-то неладное. Он прекрасно видел ужасное состояние кожи Лянь Чэнюя.

– Юный… Юный господин, если вы продолжите… То сваритесь… – нерешительно сказали слуги.

– Мне нужно больше огня! – Лянь Чэнюй уже ревел так же громко, как разгневанный лев.

Чжао Течжу оставалось только повиноваться приказу, раздувая пламя вместе со слугами.

Огонь становился всё больше и горячее. Отвар из трав забурлил. Чан с травами начал вариться!

Даже Лянь Чэнюю было невыносимо оставаться в кипящей воде. Кроме того, его тело не смогло поглотить большую часть травяной эссенции. Наконец, он взревел, и Юань Ци взорвалось в его теле.

*БАБАХ!*

Котёл с отваром взорвался, расплескав горячий отвар повсюду!

– ААА!

Все ошпаренные слуги тут же заверещали от боли.

К счастью, они все были одеты. Хотя отвар и был обжигающе горячим, но приземлившись на их одежду, температура была уже не такой высокой. Кроме того, у них была довольно грубая и толстая кожа, и они бы смогли спокойно пережить такой ожог.

Блять! Слишком горячо!

Однако, эти слуги были мастерами лести, они знали, что Лянь Чэнюй станет воином королевства, и однажды даже продвинется до рыцаря Божественного Королевства Тайэ. И если они сейчас выслужатся перед Лянь Чэнюем, то их ждёт прекрасное будущее.

Следовательно, несколько слуг, включая Чжао Течжу, проигнорировали свои ожоги и хором закричали:

– Поздравляем Юного господина с прорывом!

Сцена со взрывом чана была довольно впечатляющей. Чжао Течжу и другие ошибочно посчитали, что Лянь Чэнюй прорвался в сферу Пурпурной Крови. И потому не теряли времени и льстили как могли!

Но… Лянь Чэнюй не засмеялся и не стал награждать их. Его тело было всё красным, плоть вся потрескалась, а вид был очень свирепым.

– УБИРАЙТЕСЬ! – ужасно рассерженный Лянь Чэнюй пнул Чжао Течжу и других прихвостней, что те покатились из комнаты.

Чжао Течжу был ошарашен пинком. Он даже не решался пикнуть, хотя его зад ужасно болел. Он понятия не имел, что же произошло.

– ВОН ОТСЮДА! – громко крикнул Лянь Чэнюй. Слуги в ужасе поспешно побежали.

Но внезапно Лянь Чэнюй поднял руку:

– Ты! Вернись!

Взгляд Лянь Чэнюя был холодным:

– Покажи мне отстой после заварки трав!

– Д-да! – слуга еле смог выдавить из себя слово и тут же бросился прочь, и вернулся с остатками, не произнося ни слова.

Лянь Чэнюй начал осматривать остатки, поставив под сомнение процесс заварки трав. Его лицо стало ещё уродливее.

С отстоем не было никаких проблем. Там действительно было много хорошей травы.

Стоит заметить, что даже в большом племени бы никто не заметил подвоха. Ведь кто бы мог подумать, что кто-то может поглотить всю эссенцию трав без всяких тайных методов заварки и не повредив растения?

Увидев остатки трав, Лянь Чэнюй подтвердил свою догадку, что у него проблемы с прорывом!

– Блять! – Лянь Чэнюй ударил кулаком в стену.

Он с самого детства показывал талант в развитие боевых искусств. Яо Юань даже как-то сказал, что он был бы лучшим даже в большом племени.

Значит, проблема не в его теле! Это всё из-за племени Лянь!

«Здешние травы слишком слабы! В большом клане талантливых детей с самого детства купают в отварах лучших трав. Они также едят пустынные кости с мясом. Как я могу сравниться с ними!»

Лянь сжал кулаки. Он ненавидел, безумно ненавидел тот факт, что он родился не в большом и богатом клане, а в какой-то дыре.

«Этот нищенское племя Лянь тормозило меня все 17 лет моей жизни! Если бы я только родился в королевской семье Божественного Королевства Тайэ, я бы уже давно достиг Пурпурной Крови, или пробился ещё выше… И мог бы даже замахнуться на трон Божественного Королевства!»

Подумав об этом, он больше не мог оставаться в этом жалком племени. Он ненавидел племя Лянь от всей души. Всех ресурсов этого маленького племени было недостаточно для него!

Почему я не родился в королевской семье?

Почему я не могу насладиться роскошной жизнью?!

Они изначально во много раз лучше моего клана Лянь! Пока я карабкался вверх изо всех сил, как собака, им всё на блюдечке доставалось! Ненавижу такую жизнь!

– Подойди! – рявкнул Лянь Чэнюй. Чжао Течжу не посмел тормозить и быстро рванул в сторону Лянь Чэнюя, не издав не звука.

– Слушай мой приказ. Подготовьте котёл и соберите самых крепких мужиков в деревне, чтобы начать очистку пустынных костей!

Сердце Чжао Течжу ёкнуло. Это наконец-то началось. Хотя и должно было начаться на пару дней позже. Он спросил:

– Насчёт трав…

– Продолжать сбор! – голос Лянь Чэнюя был равнодушным. Гора Клана Лянь была самым ценным владением племени, а сбор трав всегда регулировался, чтобы предотвратить истощение растений. Но теперь, Лянь Чэнюй уже собрался покинуть племя в течение двух-трёх месяцев. Лекарственная Гора Клана Лянь перестала быть ценной для него, потому он собирался выжать из неё всё.

Столкнувшись с проблемами в развитии, трава теперь давала ему мало энергии, но даже это лучше, чем ничего.

А что касается пустынных костей… Пришло их время, чтобы помочь прорваться ему через узкое место…

Глава 19: Второй уровень.

В тот же день.

Котёл на трёх ногах, размером с человека, был установлен в гумне несколькими мужиками. И его тут же наполнили Огненной Водой Ли.

Эта вода также была куплена у большого племени и содержала внутри себя силу огня. Такая вода даже при температуре 500 градусов не закипала. Она специально использовалась для переработки и очищения пустынных костей.

Дрова, сложенные под котлом, тоже были непростые. Это были фиолетовые дрова. И их внешний вид был довольно необычен, каждое полено извивалось и было похоже на сушёную змею.

Хотя фиолетовые дрова не выглядели впечатляюще, они считались очень дорогими. Фиолетовые дрова содержали в себе особую силу огня. Такие дрова могли гореть целые сутки, вскипятив воду в огромном котле с огненной водой.

Племенной клан Лянь уже давно готовился к этому дню. Но даже так, люди неохотно использовали дорогие фиолетовые дрова. Ведь они обычно использовали не больше бревна в день.

Но всё же костёр разожгли.

Фиолетовые дрова горели ярким фиолетовым пламенем, но при этом от костра не было шума. Температура их пламени была настолько высока, что могла расплавить камень!

Под фиолетовыми дровами, Огненная Вода Ли в котле быстро вскипела!

Руководил обработкой пустынных костей сам Старейшина племени Лянь. Поскольку дело было очень важным, он решил за всем проследить лично.

– Опустить пустынные кости! – приказал Старейшина, когда вода достигла подходящей температуры.

Несколько крепких мужиков принесли большой деревянный ящик, и взяв пустынные кости, опустили их в большой котёл!

Старейшина смотрел на пузыри в котле с тяжёлым сердцем.

Обычно, обработку пустынных костей не могло позволить себе такое маленькое племя.

Люди, разбирающиеся в области переработки пустынных костей были известны в этом мире как Пустынные Мастера Небес! Пустынные Мастера Небес были самыми уважаемыми людьми на всей дикой земле!

Они умели очищать эссенцию в пустынных костях, перерабатывая их в то, о чём мечтали и за что боролись множество мастеров боевых искусств – реликвию пустынных костей.

Обычно скелет пустынного зверя весил тысячи Цзиней. Так что хоть и было известно, что в костях хранилось колоссальное количество энергии, люди были просто неспособны потреблять такое большое количество костей. Но даже если каким-то образом их поглотить, то переварить и усвоить их было слишком сложно!

Энергию пустынных костей не так просто усвоить. Даже употребив большое количество пустынных костей, из них можно извлечь лишь меньше 10% от их полной силы.

Но после переработки костей Пустынным Мастером Небес в реликвию пустынной кости, кости станут предметом, размером с лонган или даже с фасоль. Богатый человек мог запросто съесть 7 или 8 штук в день.

После переработки Пустынным Мастером Небес, эссенция легко усваивалась организмом. Когда воин достигнет определённого уровня развития, чтобы предотвратить взрыв своего тела от такого большого количества энергии, тогда он сможет поглощать реликвии пустынной кости.

Пустынный Мастер Небес, который бы мог переработать кости высокоранговых пустынных зверей, был безгранично ценен, и за него боролись все крупные державы!

По слухам, в Божественном Королевстве Тайэ был Пустынный Мастер Небес. Его статус и честь настолько высоки, что и не снилось обычным людям.

В этом мире существовало несколько уровней пустынных зверей. Некоторые звери могли перевернуть семь морей и раскалывать горы. У таких пустынных зверей кости было слишком сложно переработать, что просто невозможно для обычного человека!

Ходили слухи, что Пустынный Мастер Небес, достигший невиданной сферы развития, создал огромный массив для переработки костей древнего пустынного зверя – Пурпурно-золотой Химеры, и на это у него ушло целых 12 лет!

Переработка скелета пустынного зверя такого ранга и время, затраченное на постройку массива, в сочетании с таинственной личностью этого человека, делали эту легенду ещё более очаровательной.

Там также упоминалось, что земля, где происходила переработка, радиусом в тысячу Ли, превратилась в пустыню. Даже сам Пустынный Мастер Небес заплатил определённую цену за эту переработку кости в реликвию.

Точно было неизвестно, для чего была использована реликвия кости Пурпурно-золотой Химеры. Но слухов было достаточно, некоторые говорили, что она была использована для чьего-то спасения.

А для спасения кого, также были десятки разных версий. У каждой версии было своё обоснование, вроде того, что это была дочь того мастера, его возлюбленная, его ученик и так далее.

Такие слухи только укрепляли статус Пустынного Мастера Небес в сознании людей. Потому эти легенды постоянно приукрашивались, передаваясь из уст в уста.

Такое поведение было вполне понятно, ведь людям было чрезвычайно трудно выживать в огромных диких землях. Они были рады лишь знать подобные легенды и поклоняться таким мастерам, пускай они ни одного не знали.

Что же касается племенного клана Лянь, такое небольшое племя никогда бы не смогло нанять Пустынного Мастера Небес. Даже самый низкоуровневый Пустынный Мастер Небес был тем, на кого они не посмели бы смотреть сверху вниз.

И потому им лишь оставалось использовать примитивные методы для переработки пустынных костей.

Но к счастью, цена такой переработки была мала. Даже примитивные методы могут собрать 50-60% эссенции пустынных костей.

И это полностью устраивало Лянь Чэнюя.

Переработка пустынных костей продолжалось день и ночь без остановки.

Особенно ночью можно было увидеть загадочный и яркий фиолетовый свет, исходящий от фиолетовых дров на территории гумна.

И пока племя Лянь было занято обработкой пустынных костей, И Юнь не сидел без дела. Он тренировался сутки напролёт.

Поскольку обратная сторона горы была слишком труднодоступным местом, это было идеальным местом для развития И Юня.

И Юнь уже пятый день отрабатывал технику «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости».

*Пэн!*

*Пэн!*

*Пэн!*

За одним ударом сразу же следовал другой. Каждый удар сопровождался звоном тетивы, словно пульс.

И Юнь уничтожал дерево за деревом. Его кровь циркулировала быстрее после глубокого вдоха. Кровеносные сосуды на руках и кулаках были вздуты.

– Хааа! – взревел И Юнь и ударил большой камень перед ним.

*Грохот*

Камень развалился на кусочки. Сухожилия И Юня достигли своего предела!

*Шурх-Шурх-Шурх*

Птицы в лесу разлетелись в испуге.

После их взлёта, листья с деревьев, которые задели птицы в спешке, упали на лицо И Юня.

В этот момент И Юнь ощутил приятное чувство. Словно вся его энергия проходила сквозь его тело. Это было необъяснимо приятно!

Хотя он не достиг стадии Пугающий Гусей Лук с 18 приёмами «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости», но отпугнув птиц с деревьев, он достиг значительного прогресса.

Сила И Юня была ещё слишком мала. Он мог поднять только 600 Цзинь. Если он дойдёт до силы в несколько Дин, или десять тысяч Цзинь, то напугать стаю гусей, летящих в небе, не было бы невозможным!

Хотя его сила была 600 Цзинь, но сила его приёма «Свирепый тигр спускается с горы» при поражении цели была больше 600 Цзинь!

«Свирепый тигр спускается с горы» с сухожилиями как тетива, главная суть заключалась в накапливании потенциальной энергии перед ударом-выстрелом. Такой удар был силой в тысячу Цзинь, достаточной, чтобы проломить голову тигру.

И Юнь удовлетворённо закрыл глаза. Он чувствовал энергию, которая шла через его тело, давая ему приятное чувство комфорта.

Неосознанно, дыхание И Юня стало медленнее и мягче. Скорость потока крови также начала меняться.

Ох, это же…

И Юнь посмотрел на обе руки. Вздутых сосудов больше не было, его дыхание стало спокойнее, а его пульс значительно замедлился.

И Юнь, поняв что-то, вскочил на ноги, глубоко вдохнув, прежде чем что-то выпустить.

– Уф!

Белый газ, похожий на стрелу, вылетел вперёд на 5-6 метров. Пронзив насквозь падающие листья.

– Уровень Силача! Я наконец достиг его!

У воинов этого уровня были длинные вдохи и выдохи, но постоянное сердцебиение. Большая разница между Храбрецом и Силачом заключалась в выносливости. Теперь он мог дольше сражаться и атаковать на расстоянии.

К примеру, большая группа Силачей могла пройти сотни Ли в день на поле боя, чтобы совершить неожиданную атаку, преодолев махом тысячу Ли.

Это был настоящий прорыв на уровень Силача, когда тело И Юня достигло определённого уровня подготовки.

«Придя в этот мир, я практиковал боевые искусства лишь пять дней. Я дошёл до второго уровня Смертной Крови за пять дней. Хотя сфера Смертной Крови лишь самая начальная стадия развития. Многие последующие сферы развития ему неизвестны. Интересно, какого уровня мастера Божественного Королевства Тайэ?»

С этой фиолетовой картой, энергия для развития не была проблемой. Проблема была в острой необходимости техники саморазвития.

Если у него не будет техники, чтобы направлять своё развитие, то он будет как повар с кучей ингредиентов, но без каких-либо кулинарных навыков. То есть, даже с большим количеством ингредиентов, он не сможет приготовить хорошую еду.

– Раз я стал Силачом, пора попробовать третий приём «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости».

Сказал сам себе И Юнь, увидев, как на востоке начало светлеть небо. Заметив это, он побежал с горы.

Проходя мимо площади, он замедлил шаг.

Там стоял большой котёл под тысячу Цзиней, а под ним горел фиолетовый огонь. В радиусе двадцати метров его окружал высокий забор, защищая от любопытных глаз. Из-за деревянного забора, И Юнь не мог знать, что происходило внутри. Однако он почувствовал жар издалека.

Но не смотря на этот жар, И Юнь также смутно ощущал присутствие холода.

Не смотря на то, что холод чувствовался довольно слабо, но он пробирал до самых костей…

Глава 20: Подозрения И Юня.

Последние два дня И Юнь снова посвятил себя практике. Из-за получаемых в процессе травм, обе его руки были перевязаны.

И Юнь слишком часто уходил посреди ночи, и конечно же это не ускользнуло от Цзян Сяожоу.

– Юнь-эр, что ты делал последние дни? И что с твоими руками?

С тех пор, как мать И Юня скончалась, Цзян Сяожоу взяла на себя роль мамы И Юня, всячески о нём заботясь.

Даже когда И Юнь ошибался, Цзян Сяожоу не обвиняла его, но пристально смотрела на И Юня, пока он сам не признавался в своих проступках.

Также было и сегодня.

И Юнь хотел сказать, что поранился, собирая травы, но под пристальным взглядом Цзян Сяожоу, он колебался, прежде чем сказать правду:

– Сестрёнка Сяожоу, ночью я тренировал боевые искусства. Раны на руке получены в процессе тренировки.

Цзян Сяожоу была в шоке, тренировал боевые искусства?

– Юнь-эр, кто научил тебя боевым искусствам?

– Я сам тайно узнал их, – честно признался И Юнь.

Выражение лица Цзян Сяожоу изменилось. Тайное изучение боевых искусств в племени считалось преступлением. К тому же изучение боевых искусств было нелёгким делом. Даже без лекарственных растений и мяса, нужно очень хорошо питаться. А И Юнь ел только кашу и дикорастущие овощи. Так откуда у него силы на тренировки?

Это может стать вопросом жизни и смерти.

– Сестрёнка Сяожоу, ты мне не веришь? – И Юнь схватил руки Цзян Сяожоу, и пристально посмотрел ей в глаза.

Цзян Сяожоу помолчала, прежде чем подсознательно кивнуть.

– Ну, раз сестрёнка мне не верит, то лучше и не спрашивать больше об этом. Сестрёнка Сяожоу, я обещаю улучшить нашу жизнь в будущем! – сказал серьёзно И Юнь. Цзян Сяожоу была первой, кого он встретил в этом странном мире, и она была единственным человеком, который искренне заботился о нём.

Он был благодарен ей за это. Он хотел изменить не только свою судьбу, но также и судьбу Цзян Сяожоу. Сестра, замерев, смотрела на И Юня, и лишь одна мысль крутилась в её голове, что её брат вырос.

Он больше не был тем слабым ребёнком. Его слова не были наивно детскими. Чувствовалось, что он приложит все усилия, чтобы достичь поставленных целей…

И Юнь постепенно привык к простой еде. Точнее, у него не было другого выбора, кроме как сесть на эту диету.

Хотя каша невкусная, И Юнь мирился с этим, когда его голод становился совсем невыносим. Без горных трав И Юнь бы уже давно помер с голоду, не говоря уже о прорыве на уровень Силача.

Но хоть травы и обеспечивали пищевые и энергетические потребности организма, этого всё же было недостаточно, чтобы заменить нормальную еду. Да и вкус у трав был даже хуже, чем у рисовой каши.

Шли дни, и для такого ненасытного человека, как И Юнь, это была настоящая пытка.

Единственным хорошим элементом в его жизни были маринованные овощи Цзян Сяожоу.

Было грустно говорить это, но хотя И Юнь не считался богатым на Земле, но он всё же мог есть любые овощи и мясо. Но с тех пор, как он прибыл в этот мир, он до сих пор не попробовал здешнее мясо на вкус. И единственным деликатесом для него были маринованные овощи.

Однако, стоит заметить, что маринованные овощи Цзян Сяожоу были действительно вкусными. Что же для самой Цзян Сяожоу, она считала маринованные овощи расточительством, так как в деревне было слишком мало соли. Вся соль поступал к ним с больших племён.

Много соли поставлялось в лагерь подготовки воинов. Соль им нужна была для маринования мяса, поэтому лишь небольшое количество соли отдавали простолюдинам. И обычно соль использовали для овощных супов. А тратить драгоценную соль на маринованные овощи было большой роскошью.

Через пару дней, все травы на Лекарственной Горе Клана Лянь были подчистую собраны. Даже с помощью фиолетового кристалла И Юнь не мог найти ни одной приличной травы. Сдавая каждый день травы, жители деревни даже срывали маленькие ростки.

«Решив полностью очистить гору от лекарственных растений, видимо, племя совсем не заботилось о будущем. Похоже, племя решило рискнуть и в будущем собираются бросить эти земли. Все надеялись на Лянь Чэнюя. Однако, даже если Лянь Чэнюй пройдёт отбор в воины королевства, то это только лишь некоторым людям из лагеря подготовки воинов пойдёт на пользу. Скорее всего, обычных людей оставят здесь погибать…

И Юнь испытывал смешанные чувства. Понятно, что это был их способ выжить в бескрайних диких землях. Тут были слишком ограниченные ресурсы, а в таких условиях сильные всегда получают больше, а слабые просто отсеиваются.

Поскольку трав на горе становилось всё меньше и меньше, руководство племени забыло про гору, сосредоточив всё своё внимание и силы на обработке пустынных костей.

Этот набор пустынных костей был чрезвычайно важен. Племя Лянь поставило всё на кон, возлагая на эти кости огромные надежды.

Даже Лянь Чэнюй поставил на эти кости всё: амбиции, надежду, стремления и жизнь.

Для переработки пустынных костей требуется 60 дней!

Но на десятый день процесса переработки произошло что-то странное.

Несколько жителей деревни, ответственные за обработку пустынных костей, заболели. Всё началось с кашля и лихорадки, но вскоре у них началась диарея и рвота, кожа покрылась сыпью, а также признаки острой депрессии. Симптомы очень напоминали тиф.

В маленьком племени в такой огромной дикой пустоши, обычный воин был хорошо тренирован и обладал здоровым телом, защищённым от болезней, но бедные простолюдины часто болели, и среди них не существовало такого понятия, как незначительная болезнь. Потому что их организм был слишком слаб и не мог сопротивляться даже слабым болезням, к тому же в племени был лишь один врач, который обслуживал только руководство племени, а бедняки были обречены умирать от простой простуды.

И Юнь тут же почувствовал что-то неладное, когда услышал эти новости.

Тиф очень похож на простудную лихорадку, но на самом деле это была бактериальная инфекция. И Юнь не был уверен, был ли тиф в этом мире таким же, как на Земле. Но с таким количеством больных, это должен быть какой-то тип инфекционного заболевания.

И Юнь знал, что обычно инфекционные заболевания распространяются через воздух или воду, вот только жители деревни, отвечающие за обработку пустынных костей, всегда находились около котла, где температура была очень высокой!

Под воздействием высоких температур и низкой влажности, большинству микроорганизмов будет трудно выжить. Если бы это была вспышка заболевания, то она бы не началась с тех, кто отвечает за переработку костей, разве не так?

Это могут быть микроорганизмы, которые легко распространяются даже в сухих условиях?

Подумав об этом, и Юнь помрачнел лицом. Эти жители деревни заболели не просто так!

Пять человек заболели, естественно, люди в племени, особенно те, кто отвечают за переработку костей, сильно запаниковали.

Находясь рядом с больными, они могли заразиться в любой момент.

Хотя их жизнь была тяжёлой, но никто не хотел умирать.

К счастью, руководство племени Лянь не стало игнорировать данную проблему. Сам Старейшина пришёл, чтобы успокоить народ, и дал каждому из больных красную пилюлю.

Эта пилюля была размером с лонган и красной, словно кровь. По словам Старейшины, это было чрезвычайно дорогое лекарство, полученное переработкой редких трав, и каждая такая пилюля стоила целое состояние.

Старейшина сказал больным проглотить её с тёплой водой. И болезнь пройдёт с после приёма лекарства. И на первый день после приёма этого лекарства, хорошо выспавшись, больные почувствовали себя бодрыми. К вечеру второго дня они ничем не отличались от обычных людей.

Но на третий день больным стало даже лучше, чем до болезни.

Кроме того, Старейшина раздал больным маринованное мясо, размером с ладонь. Это было то самое мясо, которое жители деревни не видели месяцами. Это стало очень ценным подарком для них.

Бедняки очень дорожили этим кусочком мяса и ели его потихоньку. Некоторые же отдавали мясо своим детям, а некоторые жёнам.

Новость о том, что руководство племенного клана Лянь раздаёт пилюли и мясо, распространилась, как лесной пожар.

И в благодарность народ начал работать ещё усерднее для переработки пустынной кости. Некоторые даже захотели специально заболеть, чтобы получить пилюлю, от которой чувствуешь себя лучше и бодрее, а также ради куска мяса.

И Юнь нахмурился, когда узнал об этих новостях.

Пилюля, которая может не только вылечить болезнь, но также улучшить самочувствие?..

Хотя И Юнь не имел медицинского образования, он знал, что пилюли, оказывая такой положительный эффект на организм, должны содержать в себе нечто, что стимулировало организм, и обязательно имело сильный побочный эффекты.

К примеру те же стимуляторы, вроде наркотиков и других запрещённых препаратов, которые могут временно повысить потенциал человека.

И Юнь был особенно скептически настроен к словам руководства племени, якобы эти пилюли были созданы из очень дорогих и редких растений.

Племя Лянь не могло быть таким щедрым. К тому же, чтобы быть щедрыми, у них должны быть эти самые дорогостоящие растения, но с точки зрения И Юня, даже верхи племени были слишком бедны. В таком положении, руководство племени недалеко ушло от бедняков. Также у них были слишком ограниченные ресурсы, отдавая всё Лянь Чэнюю, и как в таком положении они могли что-то раздавать бедным?

На другой день жителям деревни раздали травяной отстой. Это были остатки от заварки трав, которые использовал Лянь Чэнюй. Это было для тех, кто занимался переработкой пустынных костей, чтобы укрепить их тела. Те, кто получил травяную муть, естественно, были очень благодарны.

Глава 21: Возвращение Лянь Чэнюя.

Поздняя ночь, внутренний двор Старейшины племени Лянь.

*Бух!*

Дверь в доме Старейшины распахнулась, внутрь вошёл молодой человек, выглядящий как яшма в головном уборе.(П/П Китайское выражение, означает: Внешне красивый, но внутри пустой и никчёмный.)

– Чэнюй, зачем ты пришёл? – Старейшина встал, увидев молодого человека. Лянь Чэнь ранее объявил, что собирается уединиться до начала отбора воинов в Божественное Королевство.

Но прошло меньше месяца с изоляции Лянь Чэнюя, а он уже вернулся.

– С моим развитием возникли некоторые проблемы… – лицо Лянь Чэнюя скривилось. Он планировал в течение двух месяцев находиться в уединении, чтобы накопить достаточную базу, перед применением эссенции пустынной кости для прорыва в сферу Пурпурной Крови!

Таким образом его духовная основа бы укрепилась, и накопив достаточное количество энергии, когда бы он прорвался в сферу Пурпурной Крови, он бы достиг пика начального уровня сферы Пурпурной Крови. Среди других людей на начальном уровне сферы Пурпурной Крови он бы мог смотреть на них свысока. Также это помогло бы ему быстрее прорваться на следующие уровни. Это было бы очень выгодно для него!

При выборе воина в Божественное Королевство Тайэ, обращали внимание на его духовную базу и прогресс развития. Если бы Лянь Чэнюй подошёл под оба эти требования, то он бы точно получил одобрение офицеров Божественного Королевства Тайэ, и в будущем он бы привлёк всеобщее внимание и достиг немыслимого успеха…

Но обстоятельства больше не позволяли поступить так. После сбора целебных растений на Лекарственной Горе Клана Лянь, развитие Лянь Чэнюя сильно замедлилось, несмотря на то, что он использовал такие хорошие травы!

Лянь Чэнюй был убеждён, что столкнулся с узким местом.

Стоит заметить, что настрой человека на боевые искусства очень сильно влияет на их развитие, особенно в уединении. С хорошим настроем, уверенностью в себе и настойчивостью, было проще прорываться на новый уровень.

И если кто-то думает, что столкнулся с узким местом, практикуя боевые искусства, их развитие станет менее эффективным.

Обычно, психологическое влияние не оказывает сильного воздействия, но Лянь Чэнюю изначально не хватало ресурсов для его развития, и что важнее, его прогресс стал медленнее. Потому он и решил прервать своё уединение.

Очистив свой разум и немного отдохнув перед поглощением эссенции пустынной кости, он может снова уединиться и прорваться в сферу Пурпурной Крови.

В этом заключался нынешний план Лянь Чэнюя. Это был вполне разумный план. Иногда случалось, что было невозможно прорваться на новый уровень, но немного отдохнув и внезапно прозрев, многие мастера неосознанно прорывались на следующий уровень.

– Как проходит процесс переработки пустынных костей? – Лянь Чэнюй задал вопрос, который больше всего его волновал. Можно сказать, эти куски пустынной кости были всей его жизнью!

– Всё идёт согласно плану, но… Несколько бедняков, занимающиеся переработкой, отравились несколько дней назад. Я изначально планировал подержать их ещё несколько дней, но увидев, как плохо им стало, пришлось дать им несколько Кровоостанавливающих пилюль. Сейчас они восстановились и потому процесс переработки не замедлился.

Услышав это, Лянь Чэнюй сдвинул брови:

– Этот мусор просто бесполезен! Прошло лишь несколько дней, а они не выдержали яда пустынных костей Морозного Удава! После употребления Кровоостанавливающей пилюли, они значительно сократят свою жизненную силу. При таком положении дел, они умрут раньше, чем закончится очистка пустынных костей!

Слова Лянь Чэнюя были холодны и бесчеловечны. Старый Старейшина чувствовал, что он перегибает палку и сказал:

– Чэнюй… Ты требуешь от них слишком многого. Эти люди плохо питаются и одеваются также. Как бы они могли противостоять яду Морозного Удава? Они и так уже пожертвовали собой ради племени Лянь. В будущем, когда ты поднимешься, ты должен позаботиться об их семьях.

– Понял, – коротко бросил Лянь Чэнюй с каменным лицом, – Я беспокоюсь только о процессе переработки, и боюсь, что она может слишком затянуться. Если эти люди умрут слишком рано, это отрицательно скажется на всём процессе. Дедушка, прошу, отправь туда ещё людей. Чем больше людей, тем лучше. С большим количеством людей они все разделят яд Морозного Удава между собой и продержаться дольше. Хотя Кровоостанавливающие пилюли не очень дорогие, но большинство наших денег уже потрачено, нам нужно экономить каждую монету, – сказал Лянь Чэнюй легкомысленно.

Старейшина вздохнул, услышав его слова. Он знал, что с каждым нанятым человеком, терялась ещё чья-то жизнь.

Отчаявшиеся бедняки даже готовы были глотки грызть, чтобы присоединиться к процессу переработки пустынных костей ради кусочка мяса.

– Думаю, так будет лучше для нашего племени… – мрачно сказал Старейшина, – Какая жалость. Если бы у нас только были пустынные кости без яда, нам не пришлось пожертвовать столькими людьми.

– Пустынные кости без яда? – усмехнулся Лянь Чэнюй, – С финансами нашего племени и незаконченной техникой обработки, была бы у нас возможность обменять что-нибудь на пустынные кости без яда? Кроме того, кости Морозного Удава не ядовиты, они просто излучают слишком сильный Морозный Ци. Попадая в организм человека, это Ци замораживает внутренние органы, приводя к смерти. Конечно, Пустынный Мастер Небес мог бы легко рассеять Ци Морозного Удава, вот только зачем такому мастеру помогать какому-то мелкому клану очистить такие низкосортные пустынные кости? Невозможно, чтобы к нам пришёл мастер и бесплатно помог!

– Даже молодые мастера больших племён не хотят использовать этот вид пустынной кости! Я смог получить эти кости только потому, что они были самыми дешёвыми! Прямо как богатая семья скармливает оставшиеся кости собакам, так и я, как паршивая собака, жду подачки от большого племени!

Говоря такие самоуничтожительные слова, губы Лянь Чэнюя подёргивались, а кулаки сжались, ногтями впившись в плоть.

Он ненавидел!

Молодых мастеров обоих полов крупных кланов, которые могли выбирать, какие использовать пустынные кости, без вреда для себя или не теряя эффективности костей!

Но ему же пришлось пройти через все проблемы и пожертвовать своими деньгами, только чтобы получить низкосортные кости Морозного Удава!

Ему пришлось надеяться только на эти пустынные кости, имеющие большие побочные эффекты, и рисковать своей жизнью, чтобы поглотить их! Как же он жалок!

– Я знаю, что Чэнюю было трудно все эти годы, но ты должен знать, что в больших кланах мало талантов и множество неодарённых людей, которые получают мало мяса пустынных зверей… – сказал виновато Старейшина. Он знал, что у Лянь Чэнюя был огромный талант, но из-за того, что их племя слишком бедно, они не могли обеспечить его всем необходимым. Старейшина знал, что Лянь Чэнюй был все эти годы зол на своё родное племя, хотя тот ни словом об этом не обмолвился.

Лянь Чэнюю было трудно слушать эти слова Старейшины, и он сказал:

– Достопочтенный дедушка, не стоит успокаивать меня. Небеса слишком бессердечны, обращаясь со мной, как с соломенной собакой. И поскольку мир так несправедлив, я использую всю свою силу, чтобы обрести справедливость! Рано или поздно, я сам буду управлять своей жизнью, и возьму под контроль жизни людей! В будущем, под моими ногами окажутся все отпрыски больших кланов!

– Ясно, – вздохнул Старейшина, – Завтра я отдам приказ собрать больше людей для переработки пустынных костей. Меня не волнует количество погибших. С увеличением рабочих, увеличится и поглощение Морозного Ци… Сделав пустынные кости более безопасными для тебя.

Старейшина знал, что Лянь Чэнюй не чувствовал никаких угрызений совести из-за гибели бедняков ради него.

Лянь Чэнюй ненавидел этот мир за его несправедливость. Он считал себя ужасным неудачником, так как он мог волноваться о бедах других людей?

Для Лянь Чэнюя бедняки были словно муравьи. Даже себя он представлял лишь чуть большим муравьём.

«Выживает сильнейший» – это понятие глубоко укоренилось в сердце Лянь Чэнюя. Только поедая таких мелких муравьёв он сможет вырасти в того, кто сможет сам управлять своей судьбой и судьбами других людей, как сильнейший мастер.

Глава 22: Найм.

Рано утром, когда солнце уже взошло солнце и над лесом поднялся туман…

Древняя дикая природа приветствовала новый день.

С остановкой сбора травы, их распорядок дня изменился. Цзян Сяожоу готовила завтрак, пока И Юнь рубил дрова во дворе.

Он не пользовался топором, а рубил полена голыми руками!

*Па!*

Чёткий звук разрубаемого полена разнёсся по округе. С чистым срезом, полено разделилось на две половинки.

И Юнь посмотрел на расколовшееся полено и подумал: «При полном освоении «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости», можно разломать ствол огроиного дерева на маленькие палочки, голыми руками, менее, чем за минуту. Если я буду практиковаться ещё три месяца, интересно, смогу ли я достичь такого уровня?»

И Юня из задумчивости вывел какой-то шум вдалеке.

Вслушавшись, И Юнь услышал голос Чжао Течжу:

– Люди племени Лянь! Внимание! Старейшина издал указ набрать десять крепких мужчин для переработки пустынных костей. Желающие могут записаться у меня. Приниматься будут люди на основе их прошлых заслуг!

«О? Набирают крепких мужчин для переработки пустынных костей?» – подумал И Юнь. Он уже подозревал, что недавно люди заразились как раз от пустынных костей.

Большое число заболевших были сразу же исцелены «Чудо пилюлей».

Нужна была веская причина, чтобы набрать новых работников для переработки пустынных костей.

С этой мыслью И Юнь бросил заготовку дров и направился к гумну в деревне.

Издалека И Юнь уже мог видеть Чжао Течжу, кричащего на всю деревню.

Многие деревенские всполошились. Ведь нынешние работники, отвечающие за переработку пустынных костей, уже получили много всего хорошего. Помимо чудо пилюли и мяса, им также выдавали еду.

Из-за этих пустынных костей в их племени началась острая нехватка еды. Возможность собрать больше еды была мечтой каждого жителя деревни.

– Наймите меня!

– И меня тоже!

Народ бросился к Чжао Течжу регистрироваться, боясь, что их кто-нибудь опередит.

– Я, Ван Даху, готов перерабатывать пустынные кости! Я мужчина второго ранга!

Огромного телосложения, но желтолицый из-за недоедания, человек встал перед Чжао Течжу. Он смотрел на Чжао Течжу с надеждой в глазах.

– Мужчина второго ранга… Едва ли ты нам подойдёшь… – сказал Чжао Течжу, придирчиво осмотрев Ван Даху.

Чжао Течжу конечно же не знал, что процесс переработки был смертелен. Это был главный секрет всего племени Лянь, чтобы предотвратить утечку, лишь немногие из высших чинов знали об этом.

Остальные же члены лагеря подготовки воинов не знали, что эти пустынные кости содержали в себе смертельный Морозный Ци, который, проникнув в тела людей, медленно разрушает их организм, и те умирают от отказа внутренних органов.

Потому Чжао Течжу думал, что процесс переработки – это замечательная работа.

Получив право выбирать людей на такую хорошую работу, успокаивало Чжао Течжу. Благодаря этим новым полномочиям, многие люди подобострастно смотрели на него и пытались всячески польстить и угодить.

Чжао Течжу довольно хорошо разбирался в людях.

– Ван Даху, пока отойди в сторонку, но я оставлю тебя заменой, то есть, если никто не подойдёт, то я возьму тебя.

Услышав слова Чжао Течжу, Ван Даху пришёл в восторг. Он поблагодарил Чжао Течжу и радостный послушно отошёл в сторонку.

– Хм? Лю Эр, ты тоже решил присоединиться? Но у тебя слишком слабые ноги, даже лёгкий порыв ветра сдует тебя! Ты должен знать, что там придётся рубить крепкие дрова, и находиться на жаре с утра до ночи. Также температура котла слишком высока. Без достаточной физической подготовки, ты сразу же упадёшь в обморок!

Чжао Течжу нетерпеливо махнул рукой, чтобы прогнать тонкого, как обезьяну, Лю Эра.

Лянь Чэнюй дал распоряжение выбирать только сильных мужчин. Потому Чжао Течжу не собирался набирать слабаков.

И таким образом, один за одним, жители деревни подходили, чтобы наняться на работу, но многим было отказано, а некоторые остались.

И Юнь наблюдал за ситуацией неподалёку. Он нутром чувствовал, что что-то не так с этими пустынными костями!

Но даже если тут действительно есть какая-то проблема, он должен разузнать обо всём сам.

Ведь пустынные кости были очень важны для И Юня.

Поскольку на горе не осталось больше трав, ему требовалось много энергии для тренировки. А одной каши ему не хватало.

– А? Это же ты! – пока И Юнь думал о своём следующем шаге, вдруг, позади него, раздался знакомый голос.

Голос был глубоким и мягким, но лицо И Юня сильно исказилось, когда он услышал его!

Это был Лянь Чэнюй!

Разве Лянь Чэнюй не в изоляции? Согласно словам Чжао Течжу, он должен был находиться в изоляции ото всех три месяца. Так почему же он вышел на люди так рано?

По изначальному плану И Юня, он должен был превзойти Лянь Чэнюя за эти три месяца, пока тот будет изолирован от внешнего мира. И эти три месяца он мог не опасаться Лянь Чэнюя. Но теперь, И Юнь лишь 7 дней практиковал боевые искусства и даже с фиолетовым кристаллом, И Юнь не сможет сейчас победить Лянь Чэнюя на пятом уровне Смертной Крови, который практиковал боевые искусства уже 10 лет.

И Юнь внимательно всё обдумал, и понял, что у них не было серьёзных причин ненавидеть друг друга. Покушение на убийство Лянь Чэнюя, скорее всего, было вопросом удобства. К примеру, увидев крысу в своём доме, человек попытается её убить, но если ему это не удастся, и крыса убежит, он не будет преследовать её ломая стены и пол, чтобы убить её.

И Юнь обернулся, сменив выражение лица на спокойное, и встретился глазами с Лянь Чэнюем.

Но стоило ему посмотреть на Лянь Чэнюя, он сразу же показал испуг на своём лице, как будто не знал, что ему теперь делать.

– Юный… Юный господин Лянь?

И Юнь отступил на несколько шагов, как будто был в шоке от внезапного появления Лянь Чэнюя.

Лянь Чэнюй нахмурился. Этот пацан ещё не подох?

Он действительно пошёл на убийство для своего удобства. Основной причиной была ненависть, которую он почувствовал от И Юня. Лянь Чэнюй боялся, что во время критической стадии переработки пустынных костей, из-за недостатка пищи и смертей, жители восстанут против руководства племени. Лянь Чэнюй боялся, что И Юнь, который, так легко вызвал беспорядки, поднимет бунт против него.

Лянь Чэнюй старался следовать высшим стандартам боевых искусств, чтобы в будущем править миллионами. С такими целями, у него был склад ума императора. Человек, вроде И Юня, был для него лишь букашкой. В целях предотвращения любой потенциальной опасности, убить И Юня не было чем-то особенным. Лянь Чэнюй и без того убил множество людей, чего только стоит переработка пустынных костей, которая приведёт ко многим смертям.

И поскольку убийство И Юня не было чем-то сложным, Лянь Чэнюй не принял это близко к сердцу. Он ранее не следил за судьбой И Юня, и поэтому, выйдя из изоляции, новость о том, что И Юнь жив, лишь немного озадачила его.

Такой слабый сопляк не погиб от его атаки… Что же могло произойти? Его умений было недостаточно?

– Что ты здесь делаешь? – спросил Лянь Чэнюй.

– Если Юный господин спрашивает… Я слышал, что господин Чжао набирает сильных мужчин для переработки пустынной кости. Я также слышал, что за это можно получить кусок мяса, и потому думал попробовать наняться.

– Вот как? – выслушав И Юня, глаза Лянь Чэнюя наполнились презрением. И Юню было только двенадцать лет, но его речь в день выдачи еды не была похожа на слова двенадцатилетнего пацана. Он также подстрекал людей к бунту, делая себя нестабильным пунктом в расчётах Лянь Чэнюя.

Но сейчас И Юнь выглядел как обычный ребёнок. В его глазах лишь одно маринованное мясо, чего мог добиться такой человек?

Лянь Чэнюй не волновал И Юнь, кроме того, что по странным стечениям обстоятельств, не смог его убить.

– Ну, раз ты хочешь поучаствовать в переработке пустынных костей, почему бы тебе не записаться? Почему стоишь здесь?

– Если… Если честно, Юный господин, господин Чжао берёт мужчин, не ниже второго ранга, но я… Я…

Когда И Юнь говорил, его голос постепенно затих. Словно он стыдился своей крохотной силы и не мог больше ничего сказать.

Презрение в глазах Лянь Чэнюя стало ещё чётче. Этот тупой пацан думает, что я о нём высокого мнения. Верно, он же просто двенадцатилетний ребёнок, что он мог задумать?

Лянь Чэнюй уже и забыл, что ему самому всего 17 лет. Среди своих сверстников он был самым смышлёным и дальновидным, но всё же он сам был ещё молод. Он бы ни за что не подумал, что у двенадцатилетнего ребёнка перед ним, была душа взрослого человека.

– Раз у тебя есть желание, и готовность послужить во благо своего племени, я не могу отказать тебе. Увидев, какой ты трудолюбивый мальчик, я понял, что ты достоин поддержки. Потому я сделаю исключение и дам тебе такой шанс.

Лянь Чэнюй сказал несколько «поощрительных» слов И Юню.

Этот идиот навряд ли внесёт хоть какой-то вклад из-за своей слабости, хотя он и болезный, но отлично подойдёт для поглощения Морозного Ци…

Глава 23: И Юнь на переработке костей.

– Так я могу присоединиться к очищению костей? – радостно спросил И Юнь.

Лянь Чэнюй безмолвно кивнул. Это действительно вызывало жалость, видеть, как человек, посланный на смерть, так этому рад.

– Благодарю вас, Юный господин! – И Юнь был очень счастлив. Он не притворялся, это были его настоящие эмоции. Изначально он думал, что Лянь Чэнюй, увидев, что он жив, разозлится и ещё раз похлопает его по плечам.

Хотя это и не повредит И Юню, но повлечёт за собой множество последствий.

Если первую неудачную попытку убийства И Юня Лянь Чэнюй мог посчитать случайностью, то он бы что-то заподозрил, случись такое во второй раз. Для И Юня это бы плохо закончилось.

Цель И Юня присоединиться к переработке пустынных костей, была достигнута с помощью Лянь Чэнюя.

Очистка пустынных костей даст И Юню дополнительное время на тренировку. Сила И Юня росла большими темпами, так что в течение двух месяцев всё изменится!

– Юнь-эр, почему ты не идёшь кушать? – Цзян Сяожоу приготовила еду и пошла позвать И Юня. Но только выйдя из дома, она заметила, как И Юнь вдали разговаривал с Лянь Чэнюем.

Цзян Сяожоу мгновенно забеспокоилась, ведь Лянь Чэнюй причинил тяжкий вред И Юню, и почти убил его!

Она быстро направилась к ним, боясь, что Лянь Чэнюй снова навредит И Юню.

Хоть Цзян Сяожоу и ненавидела Лянь Чэнюя до мозга костей, но она понимала, что не может высказать всё ему в лицо, и приходилось быть внешне вежливой.

– Кто тут у нас? Неужели сам Юный господин Лянь? – Цзян Сяожоу криво улыбнулась отодвинув И Юня за спину.

– О? Цзян Сяожоу, я тебя помню, – увидев её действия Лянь Чэнюй нахмурился. Эта девушка всё ещё была враждебна к нему!

Лянь Чэнюй не любил, когда нищие плебеи из племени Лянь не проявляли к нему должного уважения. Это было результатом его комплекса неполноценности в сочетании с его силой, потому он стремился установить свою власть среди бедняков, которые не могли ничем ему ответить.

Но Цзян Сяожоу была девушкой, которой он восхищался, и потому относился к ней терпимее. Он собирался постепенно сломить и приручить её.

Лянь Чэнюй ушёл. Хотя он и восхищался Цзян Сяожоу, он не обращал на неё много внимания, и ни слова больше не сказал. Он был элитой, и выглядел словно император, который только навещал, но никогда не преследовал сам. Ему лишь нужно было дождаться, когда Цзян Сяожоу попадёт в безвыходную ситуацию, и тогда она сама приползёт к нему.

Цзян Сяожоу смотрела на удаляющуюся спину Лянь Чэнюя, стиснув маленькие ручки И Юня, и спросила:

– Юнь-эр, что произошло?

– Ничего. Сестрёнка Сяожоу, нет причин для беспокойства, – ответил И Юнь.

Ведь именно И Юнь сказал, что Лянь Чэнюй навредил ему, и поскольку он заверил её, что всё в порядке, Цзян Сяожоу успокоилась. Последние несколько дней она начала смутно ощущать, что её брат уже перестал быть обычным ребёнком, каким был раньше. Теперь у него был свой собственный взгляд на всё.

Но Цзян Сяожоу вдруг почувствовала что-то неладное, пока размышляла.

– Юнь-эр, ты же не думаешь о переработке пустынных костей? Ты не можешь туда пойти!

И Юнь удивлённо посмотрел на сестру. Сильная интуиция Цзян Сяожоу просто поражала. Хотя она не знал, что за тайна скрывается за очищением костей, но она уже считала, что это слишком опасная работа.

И Юнь, обдумав всё, мягко произнёс:

– Сестрёнка Сяожоу, я не так слаб, как ты думаешь. Восстав из мёртвых, думаю, теперь я отличаюсь от прошлого себя… Разве ты не помнишь, как несколько дней назад я забрался на двадцатиметровую скалу?

После слов И Юня, Цзян Сяожоу вспомнила, она тогда была сильно поражена скоростью и ловкостью И Юня, но она всё списала на то, что И Юнь любил лазить и собирать травы ещё с детства.

Если подумать, то И Юнь действительно стал более энергичным. Он лазил по скалам лучше, чем большинство членов лагеря подготовки воинов.

Осознав это, Цзян Сяожоу успокоилась. Её брат действительно изменился.

Иногда, выжить в смертельной ситуации, было большой удачей. Цзян Сяожоу слышала, что некоторых людей поразила молния, и они не только не погибли, но также обрели особые способности.

Неужели у Юнь-эра похожая ситуация?

В ту же ночь, И Юнь, как новый работник, пришёл к месту переработки пустынных костей.

Гумно окружал деревянный забор. Из-за того происшествия с «Тифом», деревянные заборы стали ещё больше, чтобы теперь точно никто не видел, что происходит внутри.

Всего было около 30 человек, разделённых на две смены.

И Юнь был назначен в ночную смену. В ночной смене числилось около десятка людей. Хотя эти люди не были из лагеря подготовки воинов, но все они были довольно огромными. И Юнь, находясь рядом с ними, был похож на цыплёнка среди лебедей. Его рост был едва ли им по грудь.

Увидев И Юня, десяток мужчин были шокированы. Причина такой реакции была вполне очевидна, как такой тщедушный ребёнок мог быть выбран для такой работы?

Кроме малой силы, его рост был настолько низок, что даже стоя на табурете, он бы не смог дотянуться до края огромного котла. И как он тогда сможет подливать Огненную Воду Ли в котёл?

– Пацан, ты издеваешься над нами? Как такой, как ты, сможет занимать очисткой костей?

– Да что ты сможешь сделать таким тельцем? Твои ноги не толще этих дров!

Все мужчины с неодобрением смотрели на И Юня. Ведь этот пацан, ничего не делая, получит кусок мяса. Им это не нравилось.

И Юнь даже не стал ничего говорить, просто прошёл и сел на кучу дров, давая им высказаться.

– Время каши! – человек из лагеря подготовки воинов принёс котелок каши. Это еда готовилась специально для работников. Едой их обеспечило руководство племени, чтобы обеспечить безостановочную очистку пустынных костей. Только после еды у них хватало силы на работу.

Услышав, что принесли кашу, глаза мужчин загорелись и все бросились к котелку.

*Вшух* Они одним махом отобрали котелок. Пока И Юнь был у них за спиной, они изо всех сил боролись за еду, и в конце концов, И Юню ничего не досталось.

И Юнь чувствовал себя беспомощным. Плохое окружение порождает плохих людей. Эта фраза хорошо подходила для данной ситуации. Не то, чтобы эти люди были плохими, беднякам не до гордости, если бы все были добряками, они бы давно с голоду померли.

– За работу! За работу! – закричал парень из лагеря подготовки воинов.

Десяток мужиков пошли в сторону большого котла. Пришло время заменить дневную смену.

И Юнь шёл очень медленно, уставившись на большой котёл.

В глазах окружающих, И Юнь выглядел поражённым огромным бронзовым котлом, под которым горел фиолетовый огонь. Ведь этот котёл был поистине огромным. Рост И Юня не доставал даже до боковых ручек котла.

В действительности, И Юнь наблюдал за огромным количеством огоньков. Он смотрел, как эти «светлячки» танцуют в ночи.

Какая таинственная сила! Это энергия пустынных костей, легендарная «Пустынная Сила».

Этот бесконечный поток огоньков поразил И Юня. Раньше фиолетовый кристалл уже поглощал энергию пустынных костей, но сам И Юнь был тогда далеко и не мог собрать много. Сейчас же он был довольно близко к пустынным костям.

Пурпурно-нефритовый Женьшень и Чёрный Линчжи просто не могли сравниться с пустынными костями. Как человек, привыкший к простой еде, увидя такое лакомство, И Юнь был крайне взволнован.

Он сейчас был похож на вора, вскрывшего гробницу императора, или хорька, забравшегося в курятник!

И вся эта энергия принадлежала ему.

– Пацан, чего встал? Дрова руби! – крикнул мужчина, положив топор перед И Юнем.

И Юнь очнулся от оцепенения, и со счастливым видом приступил рубить дрова.

– У этого мальца проблемы с головой! – выругался мужчина. И он также приступил к рубке дров.

Эти дрова были единственным источником огня. Они были твёрдыми и тяжёлыми. Чтобы разрубить одно фиолетовое полено, нескольким крепким мужикам проходилось сильно потрудиться.

Эти люди усердно работали, потому что их могли заметить и повысить до старшего работника, который получает больше маринованного мяса и зерна.

Хоть И Юнь был счастлив, но он всё же не стал увлекаться. Он знал, что процесс очистки пустынных костей как-то связан с недавней болезнью!

Он хотел провести собственное расследование и выяснить, что же стало причиной болезни. Если фиолетовый кристалл не сможет решить эту проблему, то плевать на награду, И Юнь со всех ног убежит отсюда.

И таким образом, И Юнь начал рубить дрова, поглядывая на раскалённый бронзовый котёл.

Постепенно, И Юнь понял в чём была причина.

Из большого котла вылетали множество разноцветных сгустков света, но цветов там было лишь два.

Одни огоньки были фиолетово-красного цвета, и их было большинство. Они просто летали бесцельно, и И Юнь осознал, что если он сфокусируется, эти огоньки полетят к нему.

С фиолетовым кристаллом в своём сердце, И Юнь ощутил, что с тех пор, как он прорвался на второй уровень Смертной Крови, он мог контролировать количество поглощённой кристаллом энергии.

Теперь он мог сам решать, поглощать энергию или нет.

А вот другие огоньки были льдисто-голубого цвета…

Глава 24: Морозный яд.

Этих льдисто-голубых огоньков была лишь небольшая часть, но даже так И Юнь ощущал ужасный холод, пробирающий до костей.

И Юню было знакомо это чувство холода. Спускаясь с горы, после прорыва на уровень Силача, он прошёл мимо места, где происходило очищение пустынных костей, и тогда он впервые почувствовал этот холод.

Эти голубые огоньки парили в небе, словно призраки.

Иногда одна такая светящаяся точка покидала котёл, и потанцевав в воздухе, входила в одного из мужчин.

Эти голубые сгустки света исчезали, словно снег, падающий в воду.

После этого, И Юнь не мог обнаружить эти точки, сгустки света были полностью поглощены телами мужчин.

Сердце И Юня дрогнуло. Он уже подозревал, что эти голубые сгустки света стали причиной болезни.

Он спокойно некоторое время наблюдал и понял, что сгустки света выбирали мужчин полностью случайно. А в это время мужики просто рубили дрова, ничего не замечая.

И Юнь всё больше верил в своё предположение. Фиолетовые сгустки света не залетали в тела мужчин, наоборот, они собирались в «Огненной Воде Ли».

Похоже, у пустынных костей два типа энергии, фиолетово-красная энергия полезна для человека, развивая человеческое тело и помогающая пробиться на новый уровень развития. А вот холодная голубая энергия была невидимой смертельной силой!

Эта энергия была ядовита, хотя звучит сомнительно, но в этом не было ничего странного.

На Земле было много видов энергии, которые были «Ядовиты». Одним из таких можно назвать солнечное излучение, которое только после фильтрации через озоновый слой Земли, начинает дарить жизнь, а не забирать.

На Земле самые пугающие химические элементы содержали в себе «Ядовитую» энергию, например, радиоактивный Полоний. От малой дозы Полония умер Арафат, который часто появлялся в новостях.

Если использовать Полоний для убийства, одного грамма было достаточно, чтобы убить миллионы. А несколько сотен граммов достаточно, чтобы убить всё живое на Земле, что делает его гораздо сильнее, чем обычные «Ядовитые» вещества.

По мнению И Юня, эти сгустки голубого цвета обладали похожей энергией, и использовать слово «Ядовитый», возможно, будет не совсем точно. Однако этого было достаточно, чтобы понять, что эти сгустки света могут убить.

Прямо как на Земле, радиация вызовет рак, язвы и прочие заболевания. В этом же мире, этот морозный яд из пустынных костей приведёт к «Тифу», а после к смерти.

«Тогда не опасно ли мне находиться здесь?» – подумал И Юнь. Он охранял не котёл, а настоящий ядерный реактор!

Если подумать, в этом мире было много всего, чего не было на Земле, но также были и сходства.

С энергетической точки зрения, с помощью самой сильной энергии на Земле можно было создавать атомные бомбы или снабжать ядерной энергией атомные электростанции.

Но в этом мире самая сильная энергия использовалась для создания сильнейших мастеров!

Эти мастера могут свернуть горы и перевернуть моря. А одним взмахом руки уничтожить город!

Эти два вида энергии могут привести к страшным разрушениям. Если их не использовать должным образом, то они будут ядовиты для простых людей!

К счастью, у И Юня было сокровище, которое может поглощать энергию этого мира – фиолетовый кристалл.

«Но сможет ли фиолетовый кристалл справиться с этой голубой энергией?..» – И Юнь решил попытаться с помощью кристалла поглотить эти голубые сгустки света. Так как он мог видеть эти сгустки света, то, по идее, должен и суметь поглотить их с помощью кристалла…

И Юнь приготовился поглотить первый голубой сгусток света, он глубоко вдохнул и осторожно протянул руку. Его сердце забилось чаще, но он, наконец, убедил себя, что даже если фиолетовый кристалл не сможет поглотить эту энергию, то он, по крайней мере, сразу не умрёт лишь от одного огонька.

Голубой сгусток света вошёл в тело И Юня.

И Юнь ясно это почувствовал. Голубой сгусток света вошёл в его руку, словно ледяной кристалл, а затем попал в его кровоток.

«Как холодно!» – это была его первая мысль. Ощущение было такое, словно зимой озорной ребёнок засунул ему за шиворот кусок льда.

Было странно, что он ощущал это так чётко, а мужчины совсем ничего не почувствовали. Его физическое состояние было лучше, чем у любого из них, потому они даже не были способны защититься от такого сильного холода.

Похоже, у них всё происходит слишком медленно, и они не в состоянии почувствовать пронизывающий холод. Однако, их тела не дадут соврать, когда в них вторглись этот холодный яд, он будет постепенно замораживать их организм. Если бы не те красные пилюли, что им выдали, они бы были уже мертвы?

И Юнь проследил путь голубого сгустка света, который вошёл в его тело. В итоге тот был поглощён и преобразован фиолетовым кристаллом в энергию, которая смешалась с кровью И Юня.

Когда энергия потекла по его телу, этот пронизывающий холод исчез, и принёс И Юню прохладное и освежающее чувство.

Это было так приятно, словно он погрузился в горный источник.

Это сильно разожгло любопытство И Юня. Что же за сокровище, этот фиолетовый кристалл, если он даже может поглощать такие разные виды энергии, будь то вредная энергия вроде голубых сгустков света из пустынных костей или Юань Ци Лянь Чэнюя, которое он специально влил в его тело, чтобы убить. Фиолетовый кристалл преобразовывал эти виды энергии в чистый вид энергии, чтобы снабжать тело И Юня.

И Юнь не был в курсе того, что в диких пустошах многие пустынные кости содержат ядовитые виды энергии. Яд пустынных костей Морозного Удава был одним из самых низкосортных. Низкоуровневый Пустынный Мастер Небес мог легко развеять всю ядовитость костей. Следовательно, ядовитая энергия такого малого уровня не была чем-то существенным для фиолетового кристалла.

Полностью усвоив эту энергию, И Юнь понял, что эффект был слишком незначительным.

Фиолетовый кристалл действительно мог поглощать голубые сгустки света, но скорость поглощения была чрезвычайно медленной, поглощать её было гораздо труднее, чем фиолетово-красные огоньки.

– Пацан, чего встал?! – И Юнь тщательно исследовал различия между этими двумя видами энергий, когда внезапно услышал, что на него кричал мужчина. В глазах окружающих, И Юнь, скорее всего, выглядел бездельником.

Один из мужиков, который хотел стать старшим работником и командовать всей группой, естественно, не мог терпеть лень И Юня.

– Э… – И Юнь улыбнулся, – Простите, дядюшка, этот топор слишком тяжёлый…

– Хм! – презрительно хмыкнул мужчина, на его лице читалось «Так и знал, что этот пацан ни на что не годен», и он продолжил: – Я не понимаю, о чём там думают начальники, посылая ребёнка на такую работу! Только под ногами мешаешься! У меня есть свой недотёпа сын твоего возраста, Да Тоу, так он в два раза сильнее тебя!

Не говоря уже про возраст, даже среди сверстников И Юня, раньше его тело было худым и немощным.

В этом мире люди покланялись силе. Они гордились мускулистыми и высокими мужчинами, у которых была тёмная грубая кожа.

Такой красивый неженка с гладкой кожей, как И Юнь, считался «Болезным хиляком». Такие люди в этом жестоком мире не были в почёте.

– Мне очень жаль, дядя. Я не только под ногами мешаюсь, но и оттягиваю ваши яйца. Я буду больше стараться в будущем! – сказал И Юнь, продолжая улыбаться. Мужчина был хорош в тяжёлой работе, но его реакция была медленной. Он даже не понял, что ему сказал И Юнь, только крякнул, и ругаясь, вернулся к работе.

И Юнь начал рубить дрова в приемлемом темпе. Чтобы избежать неприятностей, он немного увеличил свою скорость. Теперь ему требовалось 5 минут тяжёлой работы, чтобы расколоть палено примерно на 10 дров.

Он должен был вести себя соответственно своей роли.

В то же время никто не заметил, что фиолетово-красная энергия, вылетающая из котла, летела к И Юню.

Что касается голубых сгустков света, И Юнь старался поглотить их как можно больше. Он чувствовал, что если бы только смог поглотить всю голубую энергию, то люди вокруг не погибли бы.

К сожалению, фиолетовый кристалл не мог эффективно поглощать голубую энергию. Небольшое её количество всё же просачивалось и уходило в тела окружающих И Юня людей.

Видя это, у И Юня на душе были смешанные чувства. Хотя эти люди ему не нравились, но они не заслуживали смерти. Но он не мог их спасти.

Если бы он рассказал им правду, они бы не только не поверили, но даже могли донести на него, как подстрекателя, который распускает ложные слухи, чтобы получить от Лянь Чэнюя награду в виде мяса.

Эти люди точно были способны на такое. Если такое произойдёт, то И Юнь проблем не оберётся.

В диких пустошах слабым приходилось смириться со своими страданиями. Другого выбора просто не было.

Слабые люди были как свиньи, коровы и овцы, хоть они и не сделали ничего плохого, но их держали в плену и убивали те же люди.

И всё только потому, что они были слабы. В бескрайних пустошах, быть слабаком было огромной ошибкой! Будучи слабым, ты больше не мог свободно распоряжаться своей судьбой, позволяя сильным решать твою участь…

Глава 25: Самоистязающее развитие.

После целой ночи очистки пустынных костей, И Юнь больше не мог поглощать энергию пустынных костей.

И Юнь понял, что существует предел того, сколько он может поглотить, ещё до того, как появилось чувство сытости. Прямо как жизни, когда ешь обычную еду, всегда наступает момент, когда уже больше нельзя съесть.

И если он продолжит поглощать энергию, то почувствует, как поток энергии в теле станет перепутанным, и всё тело онемеет.

В данный момент И Юнь был полон сил, и ему нужно дать выход этой энергии!

Он уже не мог ждать, чтобы пойти в горы и там продолжить саморазвитие!

И Юнь с трудом дождался рассвета, когда пришла дневная смена. Стоило ему только сдать пост, как он бегом помчался на гору, а когда вокруг никого не было, он нёсся как ветер!

Он был ловок, как антилопа, простой прыжок достигал 5 или 6 метров в длину!

Трёхметровый камень был легко перепрыгнут, а пятиметровое дерево он не стал обходить и пронёсся сквозь него, сломав ствол посередине.

И Юнь не бежал, а летел, изредка касаясь земли! Горный ландшафт был довольно сложным, но под острыми чувствами И Юня, такой рельеф не был для него препятствием.

Он вбежал на вершину горы и спустился с противоположного склона в долину, добравшись до задней части горы.

За всё время бега И Юнь ни разу не отдыхал. Во время бега его дыхание было глубоким, но постоянным, а сердце билось с постоянным пульсом, медленно, но сильно!

После такого часового марафона, И Юнь, наконец, остановился. Даже после такого долгого бега его лицо не было красным, а сердце не билось учащённо! Бег был тоже одной из форм саморазвития. Пробежав такую дистанцию, И Юнь наслаждался этим ощущением, стоя весь в поту.

Это место было далеко от деревни, а также было безопасным. Если он пройдёт дальше и выйдет из-под защиты деревьев, то может встретить диких и пустынных зверей.

Сейчас, с нынешней силой И Юня, он быстро умрёт, если встретит пустынного зверя.

Здесь не было много растительности, лишь редкие чёрные камни торчали из земли.

Это была чёрная железная руда. Эта руда была тяжела, как сталь, и в несколько раз крепче, чем обычные камни. Даже мох, который разрушает камни, не растёт на чёрной руде.

Место, где находился И Юнь, было плоскостью около 30 метров в диаметре, и находилась она ниже скал.

Над обрывом был водопад. Бесчисленные капельки воды танцевали и летали в воздушных потоках, поблёскивая на солнце и образуя радугу. Это место стало бы популярным туристическим местом на Земле.

Водопад не назовёшь широким, но высота его впечатляла. Там было больше 100 метров. Дикий поток воды продолжал падать вниз, и этот гул было слышно издалека.

И Юнь выбрал это место для своего развития именно из-за горного источника и водопада.

И Юнь глубоко вдохнул и начал распространять энергию по всему телу. Скоро его жёсткая тренировка снова начнётся.

В изолированной горной долине, без единого человека в радиусе нескольких десятков Ли, И Юнь практиковал технику «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости».

На задней части Лекарственной Горы Клана Лянь не было недостатка в камнях, но И Юнь специально выбрал плоское место с чёрной железной рудой.

И Юнь встал перед грудой руды т начал посылать в неё удары!

Как могли обычные кулаки, состоящие из плоти и крови, разрушить такой крепкую чёрную руду?

И Юнь стиснул зубы, один удар, два удара, три… Десять ударов, двадцать ударов!

И в каждый удар он вкладывал всю свою силу!

После первых нескольких ударов, он расшиб кулаки. Боль была мучительной, а кулаки обливались кровью. Позже, после нескольких ударов, его суставы начали трещать.

Боль прошла от его пальцев к сердцу, это была неописуемая боль.

Но И Юнь сильнее стиснул зубы и терпел. Его лицо было всё в поту, губы побелели и дрожали, а лицо побледнело!

Дойдя до состояния, когда на поверхности кулаков начали виднеться кости сквозь плоть, И Юнь остановился.

После он начал бить валун ногами. И Юнь продолжал так делать, пока все ноги не покрылись синяками. В таком состоянии он едва мог стоять. Немного отдохнув, он начал бить камень с помощью плеч и спины!

И Юнь использовал все части тела, которыми можно бить, но, в итоге, он всё равно ничего не смог сделать с этой чёрной рудой, а тем временем его тело было всё покрыто ранами и синяками.

БОЛЬ!

И Юнь лежал на земле, у него больше не осталось сил, даже зрение утратило чёткость.

Он сосредоточился на своём дыхании, и следуя тонкостям техники «Кулака Драконьей жилы и Тигриной Кости», он гонял по телу свою внутреннюю энергию.

Это был самоистязательный метод развития, который И Юнь до сих пор не решался испробовать.

Однако, И Юнь, несколько часов назад, был полон энергии пустынных костей Морозного Удава.

Энергия, содержащаяся в пустынных костях, называлась Пустынная Сила. Это отличный ресурс для любого практикующего боевые искусства!

По сравнению с Пустынной Силой, эссенция трав на Лекарственной Горе Клана Лянь даже не достойна упоминания.

Даже столетние растения неизбежно проигрывают пустынной кости.

Только с поддержкой Пустынной Силы, И Юнь осмелится на такую самоистезающую тренировку.

Эта тренировка была описана в технике «Кулак Драконьей Жилы и Тигриной Кости», и называется «Тигровые Когти Разрушают Камень», этот приём тренирует кости.

Использовать камень, чтобы испытывать свои кости было чрезвычайно трудным и болезненным процессом. Эту тренировку невозможно выполнить без сильного упорства.

Но кроме упорства, также требуется много ресурсов, чтобы поддерживать тело.

Если же тренироваться без ресурсов, то в конечном итоге, вместо обретения крепких костей, можно стать инвалидом на всю жизнь.

Из-за ограниченности ресурсов, члены лагеря подготовки воинов даже не посмеют выполнить такую ужасающую тренировку.

Только особо талантливые люди из больших кланов могли выдержать такие травмы, потребляя большое количество мяса пустынных зверей и принимая ванну с кровью пустынных зверей.

Пустынная Сила быстро распространилась по телу И Юня. Его раны начали зудеть, свидетельствуя о том, что они начали заживать.

Пустынные кости были действительно ресурсом высшего уровня, вместе с очищением фиолетового кристалла, Пустынная Сила восстанавливала его тело с огромной скоростью, причём это можно было заметить невооружённым глазом!

С помощью этого приёма из техники «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости», происходила тренировка костей, сначала кости подвергались нагрузкам, потом с помощью Пустынной Силы заживлялись раны, такой способ саморазвития был похож на обычную ковку железа.

Суть в ковке мечей была в постоянных ударах по стальному раскалённому мечу, чтобы выковать бесподобный меч!

Нынешняя тренировка И Юня была аналогична ковке меча.

Он относился к своему телу, как к сырой стальной заготовке, а в роли наковальни выступала чёрная железная руда. Путём многократного повторения, он выковывал своё тело. Это было одной из форм саморазвития!

После отдыха в течение шести часов, И Юнь почувствовал, что он полностью здоров. Его раны зарубцевались, потому никаких последствий на его движения не оказали.

И Юнь обмотал свои раны тканью, и без колебаний прыгнул в водопад!

*Плеск!*

Вода врезалась в его тело, словно отбойный молоток в тысячу Цзиней!

Под водопадом был глубокий пруд!

От многолетнего воздействия водопада, глубина пруда была неизвестна. С берега, пруд был изумрудно-зелёного цвета, а дна не было видно.

Это был самый глубокий пруд, который И Юнь смог найти в окрестностях земель клана Лянь.

И Юнь начал практиковать другой приём из техники «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости», который назывался «Танец Дракона Безбрежного Океана»!

На самом деле, обычно, «Танец Дракона Безбрежного Океана» выполняется не совсем так. Название ссылается на огромный океан, но в огромной пустоши просто не было океана. Потому И Юню оставалось лишь практиковаться в глубоком пруду под водопадом.

«Танец Дракона Безбрежного Океана» тренировал внутренние органы.

Чем больше И Юнь практиковал технику «Кулак Драконьей Жилы и Тигриной Кости», тем больше понимал её тонкости.

Сила и энергия воина развивается легко, но было намного сложнее развивать сухожилия, кости и внутренние органы.

С помощью приёмов техники «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости», воин мог развивать свои сухожилия с помощью «Свирепый тигр спускается с горы», растягивая свои жилы, как тетиву, и тем самым сильно укрепляя их.

Используя «Тигровые Когти Разрушают Камень», воин может сделать свои кости крепкими, как сталь, неоднократно подвергая их «ковке».

Что касается развития органов, то тренировать их было ещё сложнее, чем кости. Органы не сравнить с сухожилиями, так как воин не мог легко контролировать свои органы для их тренировки.

Так создатель техники «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости», придумал «Танец Дракона Безбрежного Океана».

В этой тренировке требуется прыгнуть в воду и на одном дыхании погрузиться на глубину 200 метров. Давление на такой глубине чрезвычайно высокое и достаточное, чтобы лопнули барабанные перепонки и внутренние органы!

Давление воды будет постоянно воздействовать на органы человека. И при длительной тренировке под таким давлением, органы человека станут намного жёстче!

И Юнь глубоко вдохнул и прыгнул вниз, перед этим схватив тяжёлый камень!

Глава 26: Гром.

Внешне пруд может и выглядел нефритово-зелёным, но у него была просто невообразимая глубина. И Юнь уже пытался исследовать его глубину, но так и не смог достать до дна.

Погрузившись на 10 метров, он почувствовал боль в ушах.

Человеческие уши были очень уязвимы. Самое сильное давление водолазы ощущают на ушах. Впрочем, мастера боевых искусств ничем не отличаются.

Как только он погрузится ещё глубже, его барабанные перепонки лопнут прежде, чем он почувствует давление на внутренние органы. И Юнь выпустил воздух изо рта. Увеличив давление на свой рот, он мог хоть немного распределить общее давление, уменьшив боль в ушах.

После погружения на неизвестную глубину, И Юнь находился в условиях плохой освещённости. Только глядя на поверхность воды он мог увидеть прекрасный солнечный свет, который немного освещал воду.

Чтобы в случае чего быстро избежать опасности, И Юнь держался ближе к скале. Скала была усеяна странными камнями. Камни уходили вниз, пропадая в полной темноте. Это был устрашающий и бездонный мрак.

К счастью, И Юнь уже достиг второго уровня Смертной Крови, и он мог долго не дышать. Лишь на одном вдохе, он был в состоянии не дышать целых 15 минут.

На Земле рекорд по задержанию дыхания под водой был около 13 минут. Конечно же такие люди проходили специальную подготовку, и если бы И Юнь потренировался подольше, то его время нахождения под водой точно бы возросло.

С увеличением давления, И Юнь почувствовал, как его лёгкие сжимаются. Его брюшная полость была наполнена жидкостями организма.

Рёбра сильно давили на его лёгкие, как будто огромный медведь наступил ему на грудь. И Юнь даже услышал треск своих рёбер.

Если бы не та жестокая тренировка костей, рёбра И Юня определённо бы не выдержали такой нагрузки и уже сломались.

Его брюшная полость продолжала потихоньку сжиматься, под воздействием огромного давления, сдавливая его биологические жидкости и органы.

Постепенно, И Юнь почувствовал приближение своего предела.

Дайвинг – довольно опасный вид спорта. Стоит только человеку потерять сознание из-за огромного давления, то он, без сомнения, погибнет, а его труп будет медленно падать на дно, где будет полностью раздавлен огромным давлением.

На Земле, людям, занимающимся дайвингом, приходилось подготавливать различные меры предосторожности: тросы, воздушные шары и другие спасательные средства.

У Юня, само собой, ничего из этого не было. Он был вынужден полагаться лишь на свои чувства, чтобы вовремя всплыть.

*Плесь! Плесь!*

Находясь в подводной тишине, И Юнь отчётливо слышал своё сердцебиение и даже звук текущей крови.

Солнце в горах было тусклее, а в сочетании с такой глубиной, И Юнь уже был полностью погружён в непроглядную тьму. В тишине и темноте, находясь под постоянным давлением, единственное, что И Юнь мог ясно чувствовать – это фиолетовый кристалл в его груди. От кристалла по его телу, вместе с кровью, расходилась успокаивающая прохлада.

Эта прохлада была словно источником жизни из сказок. Хотя кристалл и слаб, но он всё же мог обеспечить выживаемость И Юню. Именно благодаря этой прохладе он всё ещё был способен оставаться в сознании при таких экстремальных условиях.

Эта ситуация напомнила ему время, когда он был в той пещере. Пока он находился в ловушке под землёй, фиолетовый кристалл сопровождал его в этой тихой и тёмной среде.

И Юнь также чувствовал, что фиолетовый кристалл был последним островком безопасности для его жизни. Когда его органы повреждались под огромным давлением воды, фиолетовый кристалл молча восстанавливал их. Только благодаря этому быстрому восстановлению, он мог выдержать такое огромное давление воды.

И Юнь потерял счёт времени. Он продолжал следовать учению «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости», циркулируя свою энергию в теле. Когда он ощутил, что запасов кислорода осталось меньше половины, он начал всплывать.

Обычно, у водолазов остаётся не так много сил или воздуха на всплытие, и чтобы подняться, они обычно используют различные устройства, вроде воздушных шаров. Но И Юню приходилось полагаться лишь на свои собственные силы.

Безусловно, это было большим испытанием для сердца и лёгких И Юня.

Под таким огромным давлением, дыхание и сердцебиение испытывали нагрузку в сотни раз больше.

И Юнь, сдерживая своё дыхание, плыл вверх метр за метром, благодаря силе воли, и поддерживающим его жизнь, фиолетовым кристаллом!

*Плеск!*

Как только голова оказалась над поверхностью воды, И Юнь начал судорожно хватать ртом воздух. Его лицо было смертельно бледным, губы побелели, а зрачки походили на точки.

Он нырнул на глубину более ста метров, и находился в воде больше 20 минут. И Юнь не мог поверить, что ему удалось сделать это без каких-либо приспособлений, не считая камня. Он никак не ожидал, что с первой попытки «Танца Дракона Безбрежного Океана» достигнет таких результатов.

И Юнь поплыл к берегу. С его волос капала вода. После нескольких глубоких вдохов, он отчётливо ощутил, что его организм уже не тот, что прежде.

Пустынная Сила полностью усвоилась его телом. До погружения, И Юнь был полон сил, но после этой практики, он чувствовал себе очень голодным, словно не ел три дня подряд.

Это был эффект «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости»!

С помощью «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости» в сочетании с Пустынной Силой костей, сила И Юня росла как на дрожжах!

– Это… Так приятно! – И Юнь не мог сдержать крика.

*Щёлк-Щёлк-Щёлк*

В разгар крика И Юня, его суставы начали трещать, хотя звук был негромкий, но он был достаточно отчётливым, похожий на звук трущихся друг об дружку обработанных стальных шариков.

«Уровень Грома, это наверняка третий уровень Смертной Крови, Гром!» – И Юнь был в восторге. Пять уровней Смертной Крови достигались сами по себе, как только тело обретало достаточную подготовку. Без всяких узких мест, пока человек будет упорно трудиться, обеспечивая себя энергией, то любой сможет достичь пятого уровня Смертной Крови.

Пусть и любой может достичь пятого уровня Смертной Крови, разница в скорости достижения этого уровня была различной.

Талантливые люди могли не только развиваться быстрее, но и их духовная база была прочнее, что делало талантливых людей намного сильнее обычных.

А для людей с небольшим талантом, застрять между уровнями Смертной крови на 3-5 лет не было редкостью.

И Юнь знал, что ему недостаёт таланта. После пересечения пространства и времени, он стал обычным человеком, который был худым и слабым. У этого тела было совсем мало сил, прошлый владелец мог поднять лишь 30 Цзинь веса.

Очевидно, что это тело не обладало выдающимися способностями. Вероятно, он был похож на сына того мужчины, «Да Тоу».

Но с помощью фиолетового кристалла, развитие И Юня намного улучшилось. За полмесяца он уже был на третьем уровне Смертной Крови.

И теперь уже не было невозможным стать Воином Пурпурной Крови за два с половиной месяца, до того, как начнётся отбор воинов в Божественное Королевство Тайэ?

Появление Воина Пурпурной Крови в таком маленьком племени, вызвало бы большой переполох и помешательство множества людей в племени!

Неважно, кто станет этим воином, если они обретут в своём племени Лянь Воина Пурпурной Крови, то будут безмерно почитать его!

Этот воин будет обладать самым высоким авторитетом и абсолютной властью в племени, и будет способен решать кому жить, а кому умереть.

И Юнь осмотрелся и определил примерное время. После таких упорных тренировок И Юня, уже наступил поздний вечер. Он практиковался с самого утра, И Юнь вновь не спал всю ночь.

Прорвавшись на третий уровень Смертной крови, уровень Грома, И Юнь чувствовал себя усталым. Он медитировал по методам техники «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости» в течении двух часов, но казалось, будто бы он крепко спал целых восемь часов, чувствуя большой прилив сил!

«Пора идти на переработку пустынных костей. Я весь день практиковался, и теперь ужасно голоден!»

И Юнь весь день ничего не ел. Ведь раньше у него была энергия пустынных костей, которая обеспечивала его всем необходимым, хотя он и чувствовал голод желудком, но его тело было способно обойтись без еды, пока есть энергия.

Но после прохождения таких интенсивных тренировок, у И Юня не осталось энергии, и потому он был невыносимо голодным.

Посмотрев на цвет неба, он определил, что солнце уже почти зашло. И Юнь отправился обратно в деревню.

Огромный котёл по-прежнему стоял на своём месте, а огонь был также ярок, как утром. Скоро настанет время сменить дневную смену.

Увидев возвращение И Юня, отец «Да Тоу» указал на стопку полен и сказал:

– Наруби их. Ведь в прошлый раз ты так ничего путного и не сделал. Тут не место дармоедам. Если ты не успеешь сделать это до начала смены, то не получишь каши.

Услышав его слова, И Юнь онемел. Как будто ему в прошлый раз досталась каша. Все мужики рванули к котелку с такой прытью, что когда И Юнь смог добраться до каши, ему досталось лишь несколько зёрен, которых можно пересчитать по пальцам одной руки. Весь котелок рисовой каши был опустошён и начисто вылизан, так что ему даже нечего было выскребать.

И Юнь встал в углу и начал не спеша рубить дрова.

Эти поленья были толщиной с ногу взрослого мужчины. Пришлось их сначала разрубить на части поменьше, и только потом уже рубить на обычные дрова, необходимые для поддержания равномерного огня.

Совершенно незаметно, пока И Юнь рубил дрова, его накрыл слой из фиолетово-красных и голубых огоньков, вылетевших из котла.

Ранее, И Юнь не стал поглощать всю энергию из трав, оставив немного Лянь Чэнюю, чтобы тот ничего не заподозрил.

Но в этот раз всё было иначе. И Юнь был полон решимости поглотить абсолютно всю энергию пустынных костей и увеличивать свою силу не по дням, а по часам. И когда закончится переработка костей, И Юню уже не будет страшен Лянь Чэнюй.

И Юню даже немного стало жаль Лянь Чэнюя. И он мысленно извинился перед ним: «Прости меня, Юный господин Лянь. Если я так и не достигну сферы Пурпурной Крови, то получится, что всё это было зря. За то, что я полностью поглощу энергию пустынных костей, я могу лишь извиниться.»

«Но если мне повезёт, и я смогу прорваться в сферу Пурпурной Крови ещё до того, как полностью поглощу пустынные кости, тогда я… Э… Всё равно поглощу всё без остатка. Ведь сфера Пурпурной Крови – это лишь первый шаг на пути изучения боевых искусств. И этот путь далеко не близкий.»

«Потому, пожалуйста, будь хорошим человеком. И я непременно буду всегда помнить тебя…» – закончив свою исповедь, он приступил к поглощению энергии пустынных костей.

Это было чрезвычайно приятное чувство, когда есть возможность поглотить Пустынную Силу без каких-либо ограничений, когда твоё тело так отчаянно нуждается в энергии.

Отсутствие энергии и голод, хотя они и были двумя разными чувствами, но они также имели много общего между собой.

При жутком голоде, что же ещё может принести столько же радости и удовольствия, как поедание каких-нибудь вкусных лакомств?

И Юнь не собирался церемониться с Лянь Чэнюем. Он знал, что энергии у пустынных костей было настолько много, что ему потребуется некоторое время, чтобы полностью её поглотить.

К тому же, с примитивными методы обработки пустынных костей Лянь Чэнюя, в лучшем случае, можно было получить лишь часть эссенции пустынных костей. Лянь Чэнюю и такого небольшого количества эссенции было бы достаточно, чтобы прорваться в сферу Пурпурной Крови.

Но И Юнь, используя фиолетовый кристалл для поглощения энергии пустынных костей, мог полностью забрать всю энергию и даже с высокой эффективностью. Пока уровень развития И Юня всё ещё мал, и находится лишь на уровне Грома, но если его скорость развития ещё больше возрастёт, то И Юнь начнёт побаиваться самого себя…

Глава 27: Болезнь.

И Юнь поглощал энергию пустынных костей всю ночь, восполнив свои запасы. Днём он подсматривал за тренировкой лагеря подготовки воинов, тайно слушая рассказ Яо Юаня о технике «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости».

Вообще, лагерь подготовки воинов не был запретной зоной. Там довольно часто можно было увидеть других жителей деревни, и пока И Юнь будет осторожен, его не обнаружат.

Узнав новые приёмы, И Юнь пошёл на обратную сторону горы для практики. Там он усваивал энергию пустынных костей, объединяя её со своим телом. Такой ритм развития был идеален.

В течение нескольких дней, его основы уровня Грома становилась всё прочнее и прочнее. Теперь он мог оставаться под водой в течение 25 минут, почти как дельфин.

Примерно за месяц до отбора воинов в Божественное Королевство Тайэ, человек, занимающийся очищением пустынных костей вместе с И Юнем, заболел.

Хотя И Юнь впитал множество ядовитых голубых сгустков света, всё же часть просачивалась и поглощалась обычными людьми, вызывая у них Тиф.

После того, как заболел первый человек, И Юнь тоже «заболел», и его «болезнь» была очень серьёзна.

И Юнь больше не мог продолжать очищать пустынные кости. Согласно словам Цзян Сяожоу, у него был понос, бледное лицо и ужасная слабость. Цзян Сяожоу пришлось брать отпуск от его имени, поскольку он был прикован к постели.

Чжао Течжу напряг слух, чтобы хорошо расслышать слова Цзян Сяожоу. Восхитительное чувство, под названием злорадство, мгновенно охватило его, и расплывшись в улыбке, он сказал:

– Ах, понос? Бледное Лицо? Ужасная слабость? Ай-яй-яй, разве он такой невыносливый? Как же его так угораздило?

Голос Чжао Течжу прозвучал довольно цинично. Выражение лица Цзян Сяожоу стало холодным, будто она была в ярости, но на самом деле она лишь притворялась. Конечно же она знала, что И Юнь в полном порядке, и лишь прикидывается больным.

– Твой брат изначально был слабаком. Даже если он умрёт, меня это не удивит. Но у Юного господина доброе сердце, и он вручил мне эти пилюли! – сказал Чжао Течжу, доставая красную пилюлю.

Чжао Течжу не хотел давать пилюлю И Юню. Он мог лишь проклинать его, но он не знал, почему Лянь Чэнюй так высоко ценит И Юня, и даже сказал, чтобы он лично передал ему пилюлю. Потому Чжао Течжу должен лично убедиться, что И Юнь примет пилюлю.

Неужели Юный господин так сильно переживает об этом мелком ублюдке?

Чжао расстроился от таких мыслей.

«Юный господин Лянь такой хороший человек!»

«Юный господин Лянь слишком добрый!»

В это время, когда мужчины заболевали один за другим, собралось много народу, чтобы получить заветную пилюлю. И увидев, что Чжао Течжу достал эту легендарную пилюлю, которая способна возвращать людей из мёртвых, чтобы дать её И Юню, народ начал восхвалять Лянь Чэнюя.

Эти люди уже думали, что Лянь Чэнюй проигнорирует их. Но увидев, что даже такой бесполезный мальчишка, как И Юнь, получил пилюлю, они подумали, что и остальные получат по одной.

Особенно привлекал внимание довольно большой мешок в руке Чжао Течжу, по всей видимости, в нём лежало маринованное мясо! Эти люди стали ещё больше взбудоражены. И ситуация вот-вот готова перерасти в массовое помешательство!

– Господин Чжао, мой муж тоже заболел!

– Господин Чжао, отец моего ребёнка серьёзно болен. Его рвёт уже три дня подряд!

Толпа окружила Чжао Течжу, надеясь получить заветные пилюли и немного мяса. Их глаза были полны надежд. Они даже были готовы низко кланяться перед Чжао Течжу, и всячески ему угодить.

Чжао Течжу нравилось, что его хвалила толпа людей. Он подумал, что Юный господин Лянь был слишком добр. Раздавать такие драгоценные пилюли и мясо каким-то беднякам было такой растратой!

Чжао Течжу изначально собирался в тайне съесть одну пилюлю, но Лянь Чэнюй уже предупредил его об этом, потому ему пришлось отказаться от этой идеи. Тот факт, что ему лично придётся доставить эту пилюлю какой-то обезьяне И Юню, очень удручал Чжао Течжу.

– Чего загалдели?! Если вы на самом деле больны, то вы всё получите!

Чжао Течжу открыл мешок, и после записи и учёта количества людей, раздал всем пилюли и мясо.

Все, кто получили пилюли и мясо, были бесконечно благодарны.

– Огромное спасибо вам, господин Чжао! Спасибо от всего сердца!

– Чего ты меня благодаришь? Ты должен благодарить Юного господина! Юный господин Лянь помнит о ваших жертвах во имя племени. И пока вы упорно трудитесь для переработки костей, Юный господин Лянь будет заботиться о вас, – сказал Чжао Течжу с чувством выполненного долга. У него были иллюзии насчёт того, что он представлял высшее руководство племенного клана.

– Да-да! Спасибо, Юный господин Лянь! – некоторые люди встали на колени и повернулись в сторону двора Старейшины.

Чжао Течжу был доволен результатом. Он раздал почти все пилюли и мясо. У него осталось два куска мяса, один был довольно большим, а второй совсем маленьким.

Конечно же, большой кусок он оставил для себя. Когда Лянь Чэнюй только-только позволил ему заняться распределением мяса, он сразу же оставил для себя самый лучший кусок.

На самом деле, до этого у него оставался лишь один большой кусок, а поскольку за каждый кусок мяса ему придётся отчитываться, и если кому-то не достанется, это станет проблемой. И он выбрал простое решение, просто-напросто отрезать от большого куска немного.

И этот второй маленький кусочек был этим самым отрезком. Он дал этот отрезок мяса Цзян Сяожоу.

– Это тебе, – прямо сказал Чжао Течжу.

– Ах ты… – увидев этот крошечный кусочек мяса, Цзян Сяожоу знала, что тот сделал это нарочно. Однако она понимала, что спорить было бесполезно, потому приняла этот кусочек.

Юнь-эр уже давно не ел мяса.

– И как там твой брат? – лениво спросил Чжао Течжу, демонстративно держа большой кусок в своей руке.

– Разве я уже не говорила?! – резко ответила Цзян Сяожоу.

– Хе-хе, позволь мне пойти с тобой. Что поделать, у меня доброе сердце, и я беспокоюсь за своих бедных людей, – сказал Чжао Течжу, чётко выделив своё положение и бедняков. Под словами «своих бедных людей» он подразумевал И Юня, и это сильно раздражало Цзян Сяожоу.

А насчёт того, зачем он хотел повидать И Юня, всё из-за распоряжения Лянь Чэнюя. Чжао Течжу не понимал, почему Лянь Чэнюй так сильно переживал за эту тощую обезьяну.

На самом деле, Лянь Чэнюй сказал это лишь из любопытства и не относился к этому серьёзно. Его амбиции были выше небес: стать единственным повелителем всего, и наслаждаться бесконечным богатством. Зачем ему переживать о каком-то мелком человечишке, как И Юнь?

Ему лишь было немного интересно, почему же И Юнь до сих пор не сдох.

Сначала И Юнь упал с обрыва, когда собирал травы. Он даже смог выкопать себя из могилы после погребения.

Потом, когда Чэнюй тайно направил смертельную Юань Ци в тело И Юня, но тот всё равно не умер.

Теперь же Лянь Чэнюю хотелось знать, что случится с И Юнем на очистке пустынных костей. Сможет ли И Юнь выжить после поглощения морозного яда и отравления Кровоостанавливающей пилюлей?

В глазах Лянь Чэнюя, И Юнь был лишь жалким тараканом. И хоть этот таракан был таким маленьким и слабым, но он был чрезвычайно живучим. Даже если таракана раздавить в лепёшку, тот мог ещё прожить день или два без еды и воды.

И Юнь был похож именно на такого таракана. Хотя он слаб, он выжил, избежав смерти уже несколько раз.

*Бух!*

Входная дверь была открыта пинком. Цзян Сяожоу хриплым и сердитым голосом закричала:

– Ты что творишь?!

– Ха-ха! Пришёл проведать твоего брата, – сказал Чжао Течжу самодовольно, увидев лежащего на кровати И Юня.

Лицо И Юня было в поту. Его волосы были влажными и прилипли ко лбу. Рядом с ним стоял горшок, в котором, похоже, была рвота, которая ужасно смердела.

– Фу! Какая вонь! – Чжао Течжу зажал нос и бросил Кровоостанавливающую пилюлю И Юню, – Я не знаю, в какое собачье дерьмо ты наступил, чтобы добиться хорошего расположения Юного господина Лянь, но ты выглядишь хуже любого нищего! От одного взгляда на тебя, меня вот-вот стошнит. Быстро съешь эту пилюлю!(П/П: Фраза про дерьмо – это китайская фраза, относящаяся к старым временам, когда собачьи экскременты были в дефиците, и потому наступить в него считалось большой удачей.)

И Юнь подобрал Кровоостанавливающую пилюлю с одеяла с невозмутимым видом. Цзян Сяожоу бросилась к нему с миской воды.

Когда И Юнь только взял пилюлю в руку, он сразу же почувствовал её свойства.

В этой пилюле было ничтожно малое количество энергии. Когда человек принимает пилюлю отличного качества, её целебная эссенция расходится по всему телу и лечит травмы, возвращая того к жизни.

Но плохие пилюли, вроде этой Кровоостанавливающей пилюли, практически не содержали в себе энергии. В них содержалось дешёвое ядовитое вещество, которое временного раскрывало потенциал человека, но за этот эффект придётся дорого заплатить.

Так что, пусть человек и мог быстро восстановиться, приняв такую пилюлю, но она значительно сократит жизнь человека.

Такие пилюли приносят больше вреда, чем пользы, конечно же И Юнь не собирался есть её.

Хотя Чжао Течжу наблюдал за ним, И Юню не составит труда обмануть его. Он положил пилюлю в рот и отпил воды из миски. Со стороны показалось, что он взял в рот слишком много воды, и потому, поперхнувшись, выплюнул всю воду обратно в миску.

После этого, И Юнь сделал вид, что ему было трудно проглотить пилюлю, но во рту у него уже не было воды, так что он смог легко удержать пилюлю.

Сразу после этого, И Юнь притворился, что его состояние настолько слабо, что ему даже простой воды выпить сложно, и он яростно закашлял.

Цзян Сяожоу подошла с тряпкой, чтобы вытереть рот И Юня. Пока Цзян Сяожоу вытирала рот, И Юнь незаметно выплюнул пилюлю в эту тряпку.

Тряпка тут же была свёрнута, и ничего не было видно.

Чжао Течжу смотрел на всё это с явным пренебрежением и нетерпением, и потому не заметил действий И Юня. Даже если бы на его месте был сам Лянь Чэнюй, то, скорее всего, даже он бы ничего не заметил.

Ведь И Юню было всего 12 лет. Кто бы мог подумать, что он станет делать подобное?

– Как же тебе повезло! Тебе удостоена честь съесть эту замечательную пилюлю, которая не только спасёт твою жалкую жизнь, но также сделает тебя более энергичным. И ты больше не будешь выглядеть таким немощным слабаком! – сказав это, Чжао Течжу ушёл.

После его ухода, И Юнь прищурился и внимательно осмотрел Кровоостанавливающую пилюлю с блеском в глазах. Этот Лянь Чэнюй был настолько жесток, что ради переработки пустынных костей он даже был готов убить множество людей!

Этот мир не был похож на современную Землю.

На земле, конечно же, бывали случаи, когда ребёнок приносил в школу нож, чтобы заколоть другого ребёнка насмерть из-за какой-то ссоры. Но подобные ситуации были редки, И Юнь видел такое только на новостных сайтах, вроде Тэнсюнь.

Но в этом чуждом мире, ориентированным лишь на силу, где кто-то мог умереть лишь из-за пары слов… Могло ли подобное событие стать чем-то особенным?

На Земле мир граждан охранял закон, и убийство было слишком серьёзным преступлением, но в этом мире, убийство было привычным делом, сродни убийству курицы или собаки.

На самом деле, чтобы убить кого-то, даже наличие какого-то повода необязательно. Лишь непонравившаяся внешность была достаточным основанием для убийства…

Глава 28: Притворство.

После раздачи Кровоостанавливающих пилюль, все заболевшие мужчины выздоровели на следующий день.

Получив лекарство и мясо, они, естественно, были чрезвычайно благодарны, и стали работать ещё усерднее.

Конечно же, И Юнь так же пришёл вместе с остальными. Его «выздоровление» было самым быстрым, ведь ему лишь потребовалось вытереть поддельный пот, и уже здоров.

На следующее утро, И Юнь направился к месту переработки пустынных костей, и выглядел, будто его на самом деле переполняла энергия.

После этой вспышки заболевания, группу И Юня с ночной смены, поставили в дневную. И это полностью удовлетворило И Юня, потому что сейчас он больше не мог узнать ничего нового от Яо Юаня о технике «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости». Яо Юань не собирался сразу же учить членов лагеря подготовки воинов оставшимся приёмам. Но пока и первых приёмов было достаточно, чтобы на некоторое время занять И Юня.

Теперь днём он занимался очисткой пустынных костей, а ночью практиковался на обратной стороне горы, и теперь его ещё труднее было вычислить.

– Малыш Юнь, тебе уже лучше? – спросила тётушка из соседнего дома. Она увидела И Юня, бегущего в припрыжку по дороге, словно у него была куча лишней энергии.

– Тётушка Ван, я в полном порядке! Всё благодаря лекарству Юного господина! Юный господин Лянь поистине великий человек! – улыбнулся И Юнь с выражением благодарности на лице. И по пути он не раз хвастался, рассказывая другим об эффективности этой Кровоостанавливающей пилюли и доброте Юного господина.

– Вот и хорошо! – сказала тётушка Ван, она уже видела энергичность И Юня, и поняла, что он полностью восстановился.

И Юню, как взрослому, было довольно неловко так скакать и прыгать, но в глазах окружающих он ведь был ещё двенадцатилетним ребёнком.

В этом возрасте дети больше других хотели играть. И Юнь был «замечен» Лянь Чэнюем, потому что вёл себя слишком по-взрослому, а не как ребёнок.

Двенадцатилетний должен вести себя соответствующе своему возрасту. И если он иногда на людях будет вести себя как ребёнок, то это убедит людей, что всё в норме.

– Мой мужчина так хотел сварить мясной бульон, жаль возможности нет. Малыш Юнь, тебе так повезло, – сказала тётушка Ван с завистью.

– Ха-ха, тётушка Ван, у меня ещё осталось немного мяса. Я дам вам кусочек, – сказал И Юнь небрежно, он не лелеял этот кусок мяса, о котором так мечтали все бедняки.

На самом деле, И Юнь даже дал немного мяса собаке. Конечно же эта собака не принадлежала семье И Юня, ведь у них не было столько средств, чтобы содержать собаку. Даже если бы у них была собака, то её давно бы съели.

Во всём племени Лянь, лишь в лагере подготовки воинов было несколько собак. Все они были охотничьими собаками. Ведь в округе было довольно мало диких зверей, потому поиск кроликов без собак ничем не отличался от поиска иголки в стоге сена.

И Юнь скормил немного мяса собаке, потому что опасался, что Лянь Чэнюй мог отравить его. Хотя шанс этого был довольно мал, но И Юнь был вынужден действовать осторожно.

А увидев, что с собакой всё хорошо, только тогда И Юнь разрешил Цзян Сяожоу использовать мясо в готовке.

И Юнь уже давно не наслаждался вкусом мяса. Вот только вкус этого мяса был далеко не лучшим, так как оно уже было довольно старым. Мясо было жёстким, а по вкусу напоминало дерево. Оно только отдавало солью и ему не хватало аромата мяса.

И Цзян Сяожоу настояла на том, чтобы только И Юнь всё съел, а сама же наотрез отказалась есть мясо. И Юню потребовалось немало усилий, чтобы убедить Цзян Сяожоу хотя бы разок укусить мясо.

Сам же И Юнь тоже много не съел. Он даже повесил оставшееся мясо на стену.

Целью И Юня был отбор воинов в Божественное Королевство Тайэ, который состоится через два месяца, и потому его не волновал этот безвкусный кусок мяса. Он слышал от Цзян Сяожоу, что тётушка Ван в прошлом заботилась о них, особенно в первые годы после смерти матери И Юня. У Цзян Сяожоу всегда заканчивалась еда ещё до дня раздачи пайков, и если бы не тётушка Ван, которая делилась с ними, они бы давно померли с голоду.

У них теперь был огромный долг перед ней, ведь лишь немногие были способны поделиться своей едой с другими в этом жестоком мире. Это было намного сложнее, чем кредитные займы на Земле.

И потому отдать этот кусок мяса тётушке Ван было правильным решением.

– Как… Как ты можешь… Малыш Юнь, ты и твоя сестра сейчас в таком возрасте, когда нужно хорошо питаться для вашего роста. Вам и без того было трудно достать это мясо. Тётушка не может его принять! – твёрдо сказала тётушка Ван, дав смешанные чувства И Юню.

В это бедное и отсталое время, хоть и было много строптивых и злых людей, но также были и люди, вроде тётушки Ван, которые думали о других, когда сами голодали.

Такая земля действительно может породить все виды людей.

– Тётушка Ван, Сяокэ тоже в таком возрасте. Даже если вы сами не будете есть, то хотя бы ей можно дать немного.

Дочь тётушки Ван, Чжоу Сяокэ, была примерно того же возраста, что и И Юнь. Когда они были маленькими, она постоянно бегала за И Юнем.

С взрослением Сяокэ и её энергичностью, а также после воскрешения И Юня, они перестали общаться.

– Тётушка, ни слова больше. Я всё равно сварю вам мясной бульон! – И Юнь не стал дожидаться ответа и убежал.

– Что за ребёнок! – тётушка Ван покачала головой, но на её лице сияла счастливая улыбка.

Двор Старейшины племенного клана Лянь. Посреди каменной площадки стоял Лянь Чэнюй и отрабатывал удары.

Сейчас он был одет в свободные одежды для практики. Эта одежда была сшита из редкой шёлковой ткани, которую трудно найти в племени Лянь. Эта одежда была очень дорогой. Она была очень мягкой и гладкой на ощупь, а также её было очень удобно и приятно носить.

Лянь Чэнюй ходил кругами с разной скоростью. Когда он шёл медленно, то был похож на немощного старика, а когда был быстр, то походил на охотящегося гепарда.

Несмотря на всё это, глаза Лянь Чэнюя были сосредоточены на его руках. Его руки были словно змеи, ползающие по лесу, благодаря чему было трудно определить, куда он собирался атаковать.

Чжао Течжу молча стоял рядом, ожидая окончания тренировки Лянь Чэнюя.

Примерно через полчаса, Лянь Чэнюй закончил практиковаться.

Он положил руки на талию и выдохнул стрелу. Эта стрела пролетела довольно далеко не рассеиваясь.

Такая стрела была признаком уровня Силача, но дыхание Лянь Чэнюя уже не было простым дыханием уровня Силача. Это было сильное дыхание пятого уровня Смертной Крови, Сборщика Ци. Лянь Чэнюю удалось собрать Юань Ци из окружающей среды в своём теле, потому стрела, которую он выдохнул, состояла не только из воздуха, но и из Юань Ци!

– Потрясающе! Это было великолепно! – крикнул Чжао Течжу, заметив, что Лянь Чэнюй закончил свою тренировку. Его глаза загорелись, когда он начал так беззастенчиво льстить.

– С такой силой и такими навыками, через два месяца Юный господин точно станет Рыцарем Божественного Королевства Тайэ! – Чжао Течжу снова принялся льстить не переставая. Сила Лянь Чэнюя действительно была неплоха. Чтобы воплотить все свои амбиции в жизнь, он должен обладать необходимой для этого силой. В прошлом году он достиг пятого уровня Смертной Крови, потому некоторые его удары напоминали удары настоящего мастера.

– Хватит чушь молоть, как проходит очищение пустынных костей?

– Всё идёт согласно плану! Никаких проблем нет! – сказал Чжао Течжу, хлопнув себя по груди, – Эти мелкие людишки, получив от Юного господина мясо и лекарство, были безмерно благодарны. Теперь они готовы сутки напролёт заниматься очищением пустынных костей!

– Хммм… Выдай им потом немного использованных трав, – сказал Лянь Чэнюй небрежно. Для него эти остатки больше не имели никакого значения.

Вдруг Лянь Чэнюй спросил:

– Точно, а что там с И Юнем?

– И Юнь… – во взгляде Чжао Течжу появилось презрение, – Этот ребёнок заболел ещё несколько дней назад, у него был понос, а тело было покрыто испариной. Весь дом уже провонял. Он ничем не лучше какого-нибудь нищего.

– Если бы не милость Юного господина, то он бы давно умер без лекарства! Презренный я последовал указанию Юного господина и видел своими глазами, как он проглотил пилюлю. Но к счастью, у этого паренька есть хоть немного совести. Последние несколько дней он ходил по округе и восхвалял Юного господина, говоря, что он смог излечиться только благодаря лекарству Юного господина!

– Вот как… – Лянь Чэнюй расплылся в улыбке, услышав слова Чжао Течжу.

В этом жалком племени такие же жалкие людишки, каждый глупее предыдущего. Он думал, что в племени найдётся несколько смышлёных людей, вроде И Юня, но похоже, что он зря переживал.

Это было просто замечательно, раз люди были такого высокого мнения о нём, он мог легко прикрыть любые происшествия в будущем.

– Продолжайте наблюдение за ситуацией. Чем ближе конец процесс переработки костей, тем внимательнее мы должны наблюдать, чтобы ничего не угрожало этому процессу. Если всё пройдёт успешно, я тебя щедро вознагражу. Но если что-нибудь случится, отвечать будешь головой! – последние слова Лянь Чэнюй сказал с таким сильным убийственным намереньем, что напуганный Чжао Течжу кивал не переставая.

– Юный господин, не волнуйтесь. Этот слуга будет следить за всем и днём, и ночью!

Чжао Течжу взволнованно поспешил к месту переработки пустынных костей. И Юнь же рубил дрова в своей обычной неспешной манере. И Юнь улыбнулся в мыслях, увидев Чжао Течжу, этот идиот ничего не сможет ему сделать.

– Чего уставились, за работу! Или смерти ищите?! – Чжао Течжу взревел и бросил большой мешок. Когда мешок был открыт, там была большая куча травы.

Эти травы уже использовались для заварки воды Лянь Чэнюя.

– Эти остатки – ваша награда! Необходимые дополнительные лекарства тоже тут. Возьмите их себе и вскипятите дома. Примите с этим отваром ванну, пока отвар будет горячим, и тогда она даст значительную пользу вашему телу. Чёрт! Вам действительно досталось что-то настолько хорошее! – сказав последние слова, Чжао Течжу выругался. Глаза мужчин загорелись. Они все гурьбой кинулись, чтобы схватить ценные травы.

Конечно же, И Юню ничего не досталось. Даже если бы ему дали их, он бы не стал брать. Вместе с этими травами сам Лянь Чэнюй принимал ванну, разве он бы стал использовать их? Да не в жизнь!

И Юнь попытался подойти к мешку. Когда ему ничего не досталось, он лишь вздохнул с облегчением.

Увидев такую реакцию И Юня, Чжао Течжу, будучи недалёким человеком, не мог удержаться от смеха. Этот мелкий паршивец ничего не мог сделать, даже если попытается! Он лишь заслуживает голодной смерти!

После Чжао Течжу ушёл, а мужчины вернулись к работе. Процесс очищения состоял из варки пустынных костей в Огненной Воде Ли, и когда Огненная Вода Ли испарялась, растворившаяся эссенция кости кристаллизировалась.

Температура кипения Огненной Воды Ли была чрезвычайно высока, поэтому её было не так легко было испарить. Уже было сожжено бесчисленное количество дров. У мужчин, отвечающих за переработку, уже вся кожа запеклась, сильно покраснев.

Но И Юнь был исключением. Его кожа по-прежнему была словно попка младенца, а щёки были румяными. Эти румяна не были результатом высокой температуры, а всё из-за поглощения эссенции пустынных костей. Всё потому, что он уже длительное время получал эту энергию, и неудивительно, что у его здорового тела появился такой же здоровый румянец.

Посмотрев на удаляющуюся спину Чжао Течжу, он перевёл взгляд на огромный котёл. Он снова «объелся» энергии, и не мог ждать, чтобы пойти и «посвирепстовать» на обратной стороне горы.

Его тело насытилось до отказа, и он больше не мог сдерживать свой кулак!

Глава 29: Открытие Меридианов.

Шли дни, вся задняя часть горы была усеяна следами шагов И Юня.

И Юнь снова стал заниматься очищением пустынных костей по ночам, рано утром он подсматривал за лагерем подготовки воинов, а весь остаток дня проводил на обратной стороне горы, тренируясь. Только в сумерках возвращался домой, чтобы поспать пару часов.

Тренировки И Юня были очень жестокими, но они также помогали ему развиваться семимильными шагами.

Задний склон горы был довольно далеко от склона, где собирали травы. И раз этот склон находился слишком далеко от деревни, немногие люди забредали сюда. А ночью здесь даже теней не было, и потому И Юнь мог не переживать о посторонних, полностью сосредоточившись на своём развитии.

Пятнадцать дней спустя…

– Ха!

И Юнь взревел, его тело взлетело, словно стрела, выпущенная в небо. Он перепрыгнул десятиметровую скалу и встал перед ней!

Со звоном ветра в ушах, каждый сустав в теле И Юня громко трещал, словно рёв дракона или тигра!

– Свирепый тигр спускается с горы!

И Юнь, растянув своё тело, прижал ногу к бедру, спиной передав импульс руке, ударил кулаком!

*Вэн!*

Тело И Юня издало отчётливый звук, этот звук был в точности как у спущенной тетивы. И этот звук издали сухожилия И Юня! По сравнению с Яо Юанем, этот звук был даже сильнее!

*Грохот!*

И Юнь своим кулаком ударил огромную скалу!

По всему камню пошли трещины, похожие на паутину!

А ведь это был не обычный камень, а чёрная железная руда! Она была намного прочнее обычных камней, но в этот раз она была разрушена лишь с одного удара И Юня!

*Чирик! Чирик! Чирик!*

Птицы улетели из леса в испуге. А все жучки и лягушки замолкли в шоке!

В это мгновение на гору опустилась тишина, лишь литья и перья падали на голову и плечи И Юня.

Гром Девяти Небес, Пугающий Гусей Лук!

Мой удар наконец-то достиг этого этапа!

Теперь, когда И Юнь прилагал всю свою силу, его суставы громко трещали, этот звук был таким же оглушительным, как гром. Что касается «Пугающий Гусей Лук», он мог лишь напугать одинокого раненного гуся. Потому что даже луку девяти Дань было бы сложно напугать целую стаю.

От обычных движений, суставы И Юня издавали щёлкающий звук. Его кости были словно хорошо выкованный метал, а его сухожилия были такими же прочными, как драконьи жилы!

– Я уже хорошо укрепил мой нынешний уровень. Пришло время попытаться открыть мои каналы, и перейти в на четвёртый уровень Меридианов!

В каждом человеческом теле есть меридианы, но у обычных людей они закрыты, потому у них не было возможности сформировать циркуляцию энергии, чтобы приспособить для себя Юань Ци Неба и Земли.

Воин, практикующий боевые искусства, постарается полностью открыть свои меридианы, когда его тело будет максимально натренировано. Это был самый первый шаг на пути боевых искусств.

Каналы человеческого тела делятся на 12 парных и 8 особых меридианов.

Двенадцать парных меридианов расположены в человеческих конечностях. Состоят они из трёх Ян-меридианов рук, трёх Инь-меридианов рук, трёх Ян-меридианов ног и трёх Инь-меридианов ног.

А 8 особых меридианов расположены по всему телу. Наиболее важными особыми меридианами являются Жэнь-май и Ду-май.

Расположены Жэнь-май и Ду-май в центральной оси тела, и будут выглядеть как прямая линия, если смотреть на тело спереди.

Жэнь-май расположен спереди тела, в то время как Ду-май сзади. Две линии окружают тело человека вдоль центральной оси, проходя через Дань-тянь и Хуэй-инь. Словно две верёвки, которые проходят через промежность, поддерживая тело человека.

Между Жэнь-май и Ду-май находятся разрушенные каналы. Когда Жэнь-май и Ду-май откроются, разрушенные каналы заживут, образуя закрытое кольцо, чтобы энергия могла полноценно циркулировать. Потому открытие Жэнь-май и Ду-май является важным шагом в открытии меридианов всего организма.

И Юнь раньше читал в новеллах жанра Уся, что существовало несколько способов открыть Жэнь-май и Ду-май.

Например, в новелле «Меч Небес и Сабля Дракона», Чжан Уцзи использовал «Великое Перемещение Неба и Земли», чтобы открыть свои меридианы. А Сюй Чжу из новеллы «Полубоги и полудьяволы» открыл свои меридианы путём наследования сил Ли Цюшуй и Тунлао.

Также в старинных медицинских книгах было описано несколько способов, как открыть Жэнь-май и Ду-май. В тот момент, когда Жэнь-май и Ду-май откроются, человек перерождался, а его сила значительно возрастала.

Идеально замкнутые меридианы, в будущем, могли проложить путь к более высокой сфере боевых искусств.

И Юнь скрестил ноги и сел. Он начал накапливать свою энергию, чтобы открыть меридианы!

Когда И Юнь откроет свои меридианы, его сила будет примерно на том же уровне, что и мастеров из тех Уся новелл.

В Древнем Китае он бы смог ходить по стенам, решать любые проблемы и без проблем обезглавить полководца вражеской огромной армии.

Существует два способа открыть Жэнь-май и Ду-май. Один полагался на внешнюю помощь, а другой зависел лишь от самого человека.

Обычно в новеллах есть некий несравненный мастер, который помогает главному герою раскрыть Жэнь-май и Ду-май, делая его сильнее. Этот способ также известен, как «Передача мастерства».

Хоть этот способ и был быстрым, но он всё же неправильный. Лучше всего добиться всего самому.

Естественно, что И Юнь выбрал второй способ. И собирался открыть свои меридианы самостоятельно.

В технике «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости», как раз описывался способ открыть меридианы. Нужно сесть со скрещенными ногами, и каждый вдох должен длиться как можно дольше предыдущего.

Как только воин достигает третьего уровня Смертной Крови, его дыхание смешивается с энергией, накопленной в организме, которые единым потоком, словно метеор, начинают циркулировать в организме человека!

И Юнь сознательно направил эту энергию в его Дань-тянь и там сжимал её!

Снова и снова тело И Юня наполнялось энергией. Его дыхание участилось, но каждый вдох был глубже предыдущего.

Получить эссенции Солнца и Луны, и дышать Юань Ци Неба и Земли!

Если бы кто-то посмотрел на И Юня, то они бы увидели, как его тело охвачено слоем слабого света.

Особенно грудь И Юня. Там собирался фиолетовый свет, который медленно распространялся по всему телу.

Источником того света был фиолетового кристалл, который поглощал Юань Ци из окружающей среды. Когда И Юнь выдыхает, фиолетовый кристалл в его сердце поглощает энергию из окружающей среды, помогая И Юню, который старался изо всех сил открыть меридианы.

Постепенно, фиолетовый свет, окружающий И Юня, становился всё плотнее и плотнее. Это фиолетовый свет напоминал древнюю китайскую легенду о «Фиолетовом воздухе, пришедшим с востока», который является признаком святого!

Собирая энергию снова и снова, тело И Юня начало издавать звуки, напоминающие рёв драконов и тигров. Его кровоток напоминал бурный поток, текущий без всяких ограничений!

С каждым вдохом, воздух вокруг И Юня начинал быстро вращаться. Это было так поразительно, словно огромный кит, вбирающий в себя воду!

*Вдох… Выдох… Вдох… Выдох…*

Дыхание И Юня становилось всё тяжелее и тяжелее. Каждый вдох испытывал его тело, словно огромные волны испытывали на прочность лодку в бушующий шторм.

Когда его тело двигалось вверх и вниз, энергия в теле И Юня начала конденсироваться.

Его сухожилия начали издавать протяжные звуки спущенной тетивы, а его крепкая кожа словно лопалась, становясь твёрже. Его кости издавали трескающий звук.

Когда вся собранная энергия достигла своего пика, И Юнь ощутил, что его тело готово лопнуть. Он контролировал свою энергию и направлял поток тепла в сторону Дань-тяня, волна за волной, словно бушующие волны, разрушающие скалы!

И Юнь постепенно приближался к своему пределу. Когда мелкие сосуды на поверхности тела уже были готовы лопнуть, он услышал *Бух*. Внутри тела И Юня взорвалась энергия. Камень, на котором сидел И Юнь, пошёл трещинами, а все деревья в радиусе пяти метров были сломаны!

И Юнь почувствовал слабость в своём теле. Из его ноздрей и ушей шла кровь. Но это была не обычная кровь, а чёрная. Также из пор И Юня, начал сочиться серый густой пот.

Получилось.

Четвёртый уровень Смертной Крови! Уровень Меридианов!

И Юнь уже знал, что смог открыть свои меридианы, и стал равен героям из новелл жанра Уся.

Когда И Юнь читал новеллы в юности, он часто мечтал стать таким же свободным благородным мастером, который мог ходить по стенам, сражаться за справедливость и разрешать различные проблемы.

И сегодня он наконец-то смог обрести такую силу.

Впрочем, в этом мире энергии было гораздо больше чем на Земле. Открыв Жэнь-май и Ду-май на Земле, человек сразу становился несравненным мастером, а всё потому, что на Земле не было «Юань Ци Неба и Земли».

Но в этом мире, кроме Юань Ци Неба и Земли, были также Пустынная Сила, различные духовные силы и другие таинственные энергии, которые И Юнь пока не в состоянии постичь. Эти энергии были не такими сильными, как ядерная энергия на Земле.

Теперь он мог использовать эти энергии, так что четвёртый уровень Смертной Крови был лишь начальным шагом на пути боевых искусств.

И Юнь вскочил с земли. Теперь он мог ясно видеть и ощущать своё окружение. Он знал всё, что происходило в радиусе десяти шагов от него, каждый шорох листьев и каждого червяка в земле он слышал чётко и ясно.

Он мог сосчитать количество листьев, лежащих вокруг него, лишь с одного взгляда. Там было 32 листа!

С таким чётким восприятием и острым умом, многие мастера боевых искусств обладали фотографической памятью. Это было результатом открытия их меридиан, которые улучшили возможности человеческого мозга!

Ведь Жэнь-май и Ду-май также циркулировали через мозг, наполняя его энергией, улучшая этим память и реакцию человека.

– Просто потрясающее ощущение! Даже слишком!

Претерпев изменения в своём теле, И Юнь был чрезвычайно этому рад. Он идеально прорвался на четвёртый уровень Смертной Крови – уровень Меридианов. И не только это, у него также получилось ещё раз испытать на себе очищение костного мозга.

Чем тщательнее было очищение костного мозга, тем лучше. В теле И Юня, после повторного очищения, стало ещё меньше грязи в организме.

И Юнь разделся и прыгнул в пруд, чтобы сполоснуться. Он нырнул на десятки метров, и провёл там около двадцати минут, прежде чем всплыть.

– Пфу!

И Юнь показался из воды, словно гигантский краб, создав тучу брызг!

Он был абсолютно голый. Но сменной одежды всё равно не было, потому он надел свою старую и немного постиранную одежду.

Эта одежда была пропитана водой, как только он её надел, она сразу же прилипла к его телу, очертив все изгибы его идеального тела.

После нескольких дней трудных тренировок, мышцы И Юня стали намного твёрже, а его фигура становилась лучше с каждым днём. Он также немного подрос, став настоящим молодым красавцем.

Теперь же И Юнь источал совсем другую ауру, после прорыва на уровень Меридианов.

Он стоял на большом камне, с телом, похожим на меч в ножнах, который источал незаурядную и яростную энергию. Мягкий лунный свет упал на кожу И Юня, и та засверкала, словно ртуть.

Этот молодой парень больше не выглядел бедняком, который мало питался.

Хотя он уже прошёл жестокие тренировки, которые его пообтесали, но он всё ещё оставался неогранённым алмазом. Его одежду можно описать лишь одним словом: «Тряпьё», но даже она не могла скрыть его сверкающую ауру.

Глава 30: Сверкающая Королевская Гвардия.

После прорыва на уровень Меридианов, окружающий мир изменился для И Юня.

Теперь ему не нужно использовать фиолетовый кристалл, чтобы ощущать Юань Ци этого мира. Эта Юань Ци была как воздух, с каждым вдохом она входила в организм И Юня и выделялась через поры, понемногу изменяя тело И Юня.

Юань Ци Неба и Земли была энергией классом выше, чем еда.

Обычные люди едят зерно, но человек, практикующий боевые искусства, может использовать Юань Ци Неба и Земли в качестве источника энергии. При достижении определённого уровня, мастер боевых искусств мог совсем отказаться от зерна и еды в целом.

В Древнем Китае, в книге «Чжуан-цзы» сочинении «Вольно бродить» содержится фраза: «Не есть зерновые, но питаться ветром и росой».

Это значит, что человек мог выжить исключительно на энергии, предоставленной Небом и Землёй, и тогда отпадает надобность в зерновых культурах и вообще в еде. Такой способ выживания делает человеческий организм чище. С меньшим количеством грязи в организме, человек мог прожить намного дольше.

Древние люди очень уважали такое состояние, потому о нём часто упоминалось в древних книгах.

Конечно же И Юнь был ещё далёк от такого состояния, когда ему не будет нужна еда. Но И Юнь думал, что даже если он достигнет этого состояния, он никогда не сможет отказаться от еды.

На Земле И Юнь был обжорой, э… Это слишком грубо… Скажем так, И Юнь был любителем вкусно поесть, да, именно, любителем вкусно поесть. Первое слово наталкивает на мысль о лени и чрезмерном поглощении пищи, а второе – это те, кто мог наслаждаться жизнью и любимым делом.

И Юнь не только наслаждался едой, но также хорошо готовил. Он долгое время жил один на Земле. Хотя его блюда не сравнить с лучшими поварами, но его домашняя еда была очень вкусной.

Если бы И Юнь упорно трудился, чтобы построить карьеру в кулинарии, то через два года, со своей внешностью и способностями, он бы стал самым завидным женихом в глазах девушек.

Но, к сожалению, попав в другой мир, ему придётся начинать всё с нуля. В таком бедном племени Лянь, где не хватало продуктов, И Юнь просто не мог продемонстрировать свои кулинарные способности.

И Юню оставалось лишь надеяться, что в будущем его ждёт хорошая жизнь. Он сотворит целую кучу различных вкусностей, чтобы вознаградить себя за старания. А «Не есть зерновые, но питаться ветром и росой» пусть катится к чёрту. Такой образ жизни просто ужасен. Если он не сможет удовлетворить свои вкусовые потребности, то не будет ли это потерей половины всех жизненных удовольствий?

Проведя месяц в этом чуждом мире, И Юнь попробовал лишь один кусочек мяса. И Хотя на вкус оно было не очень, но это всё же было мясо. А кроме мяса, он ел лишь крупнозерновую рисовую кашу. Вкусовые рецепторы И Юня просто рыдали от такого.

Конечно же, в таких условиях, И Юню оставалось лишь смириться со свои ужасным голодом, и пополнять свою энергию с помощью пустынных костей.

К счастью, у энергии пустынных костей был прекрасный вкус.

Раз племя Лянь отказало мне нормальной в еде, то я буду есть эссенцию пустынных костей!

Ведь он уже решил поглотить эссенцию пустынных костей. И Юнь не собирался церемониться, и поглощал столько эссенции, сколько хотел.

И Юнь занимался этим каждый день, но сегодня его планы были нарушены.

На рассвете, когда И Юнь вернулся в деревню, он понял, что в племени было слишком шумно.

Все, от мала до велика, вышли из своих домов. Они собрались на площади перед двором Старейшины, и эта маленькая площадь была битком набита людьми.

Посреди толпы стоял огромный объект, размером с холм.

И Юнь сфокусировался на нём и удивился. Этот холм был огромным зверем!

Это…

И Юнь был поражён, как мог такой огромный зверь появиться в племени Лянь? Взглянув на голову зверя, было видно, что он был довольно силён. Один такой зверь мог запросто сравнять с землёй всю их деревню!

Но с таким большим количеством людей, толпящихся вокруг него, огромный зверь даже не пытался напасть, просто мирно стоял и не выказывал никакой агрессии людям.

Ах…

В голове И Юня мелькнуло: «Этот зверь…»

Он вспомнил день, когда только прибыл в этот мир. Он тогда ещё увидел огромного зверя, когда его несла Цзян Сяожоу!

Этот зверь был около десяти метров в длину, с острыми клыками и мускулистыми лапами, которые походили на металлические столбы. Наверняка он очень быстро бегал.

А на спине зверя восседал человек, с перекинутым на спину мечом. Аура этого человека была внушительной и вселяла страх.

Эта сцена произвела очень глубокое впечатление на И Юня. Ведь, для землянина, подобное зрелище было крайне шокирующим.

Этот зверь выглядел также, как и тот зверь, которого он видел ранее. Возможно, это даже был тот самый зверь!

И Юнь вдруг понял, что кто-то важный прибыл в племя Лянь. Ведь этот огромный зверь наерняка был питомцем какой-то важной фигуры!

Как И Юнь мог пропустить такое событие? Он быстро помчался в сторону площади.

По дороге И Юнь видел празднующих жителей деревни, словно Новый Год наступил.

И Юнь также слышал их разговоры. И эти разговоры заставили сердце И Юня учащённо забиться.

Владелец зверя был членом Сверкающей Королевской Гвардии!

Сверкающая Королевская Гвардия была элитным подразделением Божественного королевства Тайэ. Уровень главных членов был выше сферы Пурпурной Крови!

Их основные силы состояли из воинов Пурпурной Крови, а их боевое мастерство было просто непревзойдённым!

Человек, основавший Сверкающую Королевскую Гвардию, был основателем Божественного Королевства Тайэ. В те времена Правитель-основатель Тайэ вёл Сверкающую Королевскую Гвардию по всем землям, закладывая фундамент Божественного Королевства.

Это ужасающее подразделение существовало до сих пор уже неизвестное количество поколений.

Только избранные воины, прошедшие отбор Божественного Королевства Тайэ, пополняли ряды Сверкающей Королевской Гвардии. Сначала новобранцы подтягивали своё развитие в резервах, и лишь после прохождения экзамена, они могли стать официальными членами гвардии.

Но пройти этот экзамен было крайне сложно. А если они завалят окончательную проверку, то их отправят в обычную действующую армию. Именно тогда закончится их путешествие к становлению элитным членом Сверкающей Королевской Гвардии.

«Если он член Сверкающей Королевской Гвардии, то значит, что этот человек, как минимум, должен находиться в сфере Пурпурной Крови.»

Воин Пурпурной Крови из Сверкающей Королевской Гвардии был намного сильнее воина Пурпурной Крови из Пустынного Облака.

Собственно, член Сверкающей Королевской Гвардии, пришедший в племя Лянь, находился на пике сферы Пурпурной Крови.

Раз он достиг такого уровня, и находился в лучшем подразделении, то его мастерство было непревзойдённым. Ведь он был элитным воином Сверкающей Королевской Гвардии!

Такому человеку, кто прибыл в эти далёкие края, даже Старейшина стотысячного племени поклонился бы почтительно.

Не говоря уже о племени Лянь, где воин такого уровня и статуса, просто поразил всех жителей, что те чуть не умерли от испуга.

Что касается руководства племени, Лянь Чэнюй и Старейшина вышли вперёд, на их лицах сияли огромные улыбки. Они со всем уважением приветствовали такого важного гостя.

И Юнь уже отчётливо разглядел, что это точно был тот самый человек, которого он видел в первый день прибытия в этот мир. Его ужасающая аура ощущалась даже с большого расстояния.

«Это действительно он!» – разум И Юня озарился светом. Это был второй раз, когда он встречает его.

И раз он встретил его сразу после попадания в этот мир, это не могло быть обычным совпадением!

И Юнь обдумал всё хорошенько, ведь с тех пор, как он попал в этот мир, И Юнь уже понимал положение Пустынного Облака, и особенно племенного клана Лянь, которое было настолько бедным племенем, что не могло никак заинтересовать какого-либо мастера.

Получается, раз сам элитный воин Сверкающей Королевской Гвардии остаётся здесь уже довольно давно, то у него должна быть какая-то веская причина. Вот только что это за причина такая?

http://tl.rulate.ru/book/47/496

Переводчики: Kent

Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)
Сказали спасибо 72 пользователя

Обсуждение:

Еще никто не написал комментариев...
Чтоб оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь
Возможность комментировать данный ресурс ограничена.
Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим