Перевод 鬼咒 / Заклинатель духов: Глава 93 :: Tl.Rulate.ru

鬼咒 / Заклинатель духов: Глава 93

Китайский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Глава 93. Господин Глины
Линь Сижо хоть и была молодой, но уже несколько лет служила в полиции и была хороша в психологической атаке. Ее запугивание смесью правды и лжи выглядело очень убедительно.
Почтенный Сунь был обычным человеком, как он мог выдержать такое давление. В этот момент его ноги задрожали, в итоге, он обхватил голову руками, сел на корточки и заплакал: «Я заслуживаю смерти, я был одержим алчностью и совершил такой аморальный поступок…»
«Кхе-кхе… На самом деле, это дело может быть серьезным или не очень, все зависит от вашей позиции». - Линь Сижо одержала победу в первом сражении и разрушила психологический барьер почтенного Суня, затем смягчила тон и сказала. – «Воровство праха равносильно надругательству над трупом, к тому же, вы нарушали закон слишком много раз. Если вас, правда, привлечь к суду, то последствия будут очень серьезными, но если вы будете сотрудничать с нами, предоставите информацию, это можно будет считать явкой с повинной, искуплением вашей вины».
«Я… Я все скажу, я все скажу…» - взволновано заговорил почтенный Сунь. – «Только не сажайте меня в тюрьму».
Линь Сижо чуть улыбнулась и одними губами сказала Ши Пинцзинь: «Записывай показания».
На самом деле, согласно процедуре, для дачи показаний почтенного Суня нужно было бы доставить в участок. Но Линь Сижо очень спешила, она хотела, как можно раньше схватить монаха Фэйюня, потому решила провести допрос прямо в доме почтенного Суня.
«Как давно вы воруете прах? Какова цена? Кому продаете, имя покупателя?» - спрашивала Линь Сижо.
«Уже… 5-6 лет. Сначала каждый пакет с прахом стоил 50, потом подорожал до 100. Каждый пакет, примерно, полкило, каждую неделю я передавал ему, примерно, 4-5 пакетов». – Опустив голову, отвечал почтенный Сунь.
Пользуясь тем, что есть в наличии, работая в крематории, почтенный Сунь использовал прах для обогащения. Каждую неделю 4-5 сотен, предположительный доход превышал его зарплату.
Дин Эрмяо, однако, слушал и радовался: Воспользовался моментом и поднял цену в два раза, ты часом не из бюро по урегулированию цен? Спекулянт-спекулянт.
«Как зовут покупателя?» - продолжала спрашивать Линь Сижо, это был ключевой момент, который она хотела выяснить.
Почтенный Сунь покачал головой: «Я не знаю его имени, правда, не знаю. Несколько лет назад я шел с работы, этот человек остановил меня и сказал, что хочет купить прах… Затем, каждую неделю он связывался со мной, и мы совершали сделку. Когда я шел с работы, он получал товар, я – деньги, мы никогда не разговаривали».
«Ты не врешь мне?» - Линь Сижо сверлила его взглядом.
«Я, правда, вас не обманываю…» - у почтенного Суня было заплаканное лицо, в глазах стояли слезы, из носа текли сопли.
Молчавший до этого Ши Пинцзинь внезапно поправил очки и спросил почтенного Суня: «Как выглядел тот человек?»
«О… Широкий лоб, глаза-щелочки, нос с вогнутой переносицей, острый подбородок… Висячие усы».
Ши Пинцзинь держал ручку и блокнот, пока спрашивал, он принялся черкать ручкой, обрисовывая контуры лица, а потом показал почтенному Суню: «Так?»
«Да-да-да… Почти так, только лицо чуть худее и все в морщинах». - Почтенный Сунь пришел в изумление.
Не только почтенный Сунь удивился, но и Дин Эрмяо. Этот парень действительно обладал качествами волшебной кисти – Ма Лина, действительно, нарисовал подозреваемого.
Ши Пинцзинь снова почеркал ручкой, добавил на портрет несколько морщин и снова спросил: «Еще что-то неправильно?»
Почтенный Сунь еще не успел ответить, как рядом стоящий крепкий полицейский Цзян Мин указал на рисунок и сказал: «Я знаю его, у него лоток на виадуке во время вечернего рынка – Господин Глины!»
Почтенный Сунь внимательно посмотрел на портрет и уверенно кивнул: «Все так».
«Цзян Мин, Ши Пинцзинь, вы берите почтенного Суня и возвращайтесь, тщательно снимите с него показания. Легко идите на компромисс, не пугайте его». - Линь Сижо выхватила из рук Ши Пинцзиня портрет и махнула Дин Эрмяо. – «Эрмяо, идем, мы едем на вечерний рынок на виадуке, думаю Господин Глины как раз выкладывает свои товары!»
Дин Эрмяо ухмыльнулся, поднял руку к виску и отдал честь.
Два человека снова сели в машину и помчались в центр города.
Дин Эрмяо приложил руку к животу и скорчил кислую мину: «Старшая сестра, я хочу лапши с говядиной».
С тех пор, как после обеда он покинул стройку, все время суетился и ничего не ел, теперь он был голоден.
«Арестуем Господина Глины, и я приглашу тебя поесть. Сволочь, посмел обозвать меня женщиной, сующей нос в чужие дела! Арестую его и заставлю заплатить!» - Линь Сижо в ярости жала на клаксон и гнала по дороге.
«Старшая сестра, подумай немного. Не факт, что Господин Глины – это монах Фэйюнь…» - ухмыльнулся Дин Эрмяо. – «Ремесленник, который торгует с лотка на улице едва ли может вымогать 50 миллионов у Се Гоженя».
«Ты хочешь сказать, что за Господином Глины стоит монах Фэйюнь?» - опешила Линь Сижо.
«А разве нет? В этом деле нельзя спешить, нужно медленно двигаться по следам».
Так называемый Вечерний Рынок на виадуке был обычным местом, где торговали лоточники. Виадук, раскинулся, словно осьминог, повсюду раздавались выкрики с рекламой своих товаров. Хоть городские торговые центры в это время уже были закрыты, но здесь шел непрерывный поток людей, и кипела жизнь. Дин Эрмяо и Линь Сижо взошли на виадук и начали поиск.
«Там!» - Линь Сижо взглядом нашла торговое место Господина Глины и хлопнула по руке Дин Эрмяо.
Дин Эрмяо проследи за ее взглядом и увидел тощего старика, который сидел на самом верху, как раз напротив подъема на виадук, и старательно рекламировал свои статуэтки, так что слюна летела во все стороны. Перед его торговым местом собралось несколько клиентов, кто-то стоял, кто-то сидел на корточках и любовался статуэтками или торговался о цене.
Продавец был очень похож на того старика, которого нарисовал Ши Пинцзинь. За его спиной, на перилах виадука висела деревянная вывеска - Господин Глины.
«Что будем делать? Арестовывать?» - Линь Сижо была в некоторой нерешительности.
«Сейчас здесь много людей, лучше их не пугать, кто знает, не держит ли монах Фэйюнь это место в поле зрения?» - Дин Эрмяо огляделся по сторонам и шепотом сказал. – «Лучше дождаться, когда он закончит торговлю и тогда схватить».
Линь Сижо кивнула и снова позвонила, вызывая двух людей на подмогу, чтобы следить, а затем арестовать. Нельзя было допустить ошибку, вдруг Господин Глины внезапно бросится в переулок и скроется?
Воспользовавшись свободным временем, Дин Эрмяо позвонил Се Цайвэй и попросил ее прислать с человеком глиняную собачку, которую они нашли сегодня. Когда на руках будет такое железное доказательство, Господин Глины не посмеет отпираться.
Затем Дин Эрмяо также позвонил Вань Шугао и Ли Вэйняню, проинструктировал их о мерах безопасности на ночь. К счастью, на стройке он успел заранее расположить формацию, а так же договорился с Шуань Чжу, мальчишкой-призраком, потому там было относительно безопасно.
Два человека уладили все свои дела, и тогда Линь Сижо очень естественно ухватила Дин Эрмяо за предплечье и сказала: «Идем, будем прогуливаться и наблюдать на этим торгашом».
Дин Эрмяо нахально ухмыльнулся: «Старшая сестра, когда ты так хватаешь меня за руку, у меня сердце начинает биться быстрее».
«Отвали!» - Линь Сижо злобно зыкнула на него. – «Что это значит? Когда требуется выполнить секретное расследование или слежку, я часто с Ши Пинцзинем или Цзян Мином изображаю возлюбленных, это рабочий вопрос, не придумывай себе всякого».
«А? Старшая сестра, в дальнейшем, когда нужно будет выполнять такую работу, не нужно привлекать Ши Пинцзиня и Цзян Мина. Позови меня, я примчусь по первому требованию и бесплатно сыграю эту роль… Готов работать за лапшу с говядиной».
Два человека шутили и выглядели очень близкими, неспешно бродили перед лотком Господина Глины.
«Поглядите на мои статуэтки, красавец с красавицей, поглядите…» - принялся зазывать Господин Глины.
Судя по голосу, это не был монах Фэйюнь, разговаривавший по телефону с Се Цайвэй.
Линь Сижо чуть замедлилась, затем сделала заинтересованный вид, присела на корточки и взяла в руки глиняную статуэтку толстой кошки: «Почем продаете?»
«Тридцать, не дорого, хи-хи…» - Господин Глины поглядел на наряд Линь Сижо и хихикнул.
Прежняя ночнушка Линь Сижо была облита собачьей кровью и заменена на приготовленную Се Цайвэй. Ее длина увеличилась, потому Линь Сижо без стеснений села на корточки, от открывающегося вида у Господина Глины сверкали глаза.
Дин Эрмяо протянул руку и подвигал ею перед лицом Господин Глины: «Эй-эй-эй, старичок, чего это ты пялишься на мою жену? Старый развратник, ты поосторожнее, а то я тебе устрою!»
«Нет-нет…» - Господин Глины покраснел, прокашлялся и стал смотреть в другую сторону.
Линь Сижо только сейчас осознала, что ее наряд просвечивает, потому подняла руки к груди, яростно сверкнула глазами на Господин Глины, а потом повернула голову и посверлила взглядом Дин Эрмяо.
Только что Дин Эрмяо назвал ее своей женой, да еще Господину Глины принялся угрожать расправой, это ужасно!
Как раз, пока она грустила, позади внезапно раздался ужасный крик: «Кто позволил вам здесь торговать? Немедленно все убрали, иначе все конфискую! Опять этот глиняный старик, быстрее давай, а то я разобью все твои статуэтки!»
«Муниципальная полиция!» - все торговцы впал в панику, каждый собирал свой товар.
Дин Эрмяо и Линь Сижо обернулись и увидели, как Ши Пинцзинь, одетый в форму муниципальной полиции, а так же еще несколько парней, бряцали оружием, притворялись жестокими и разгоняли торговцев с виадука.
Очевидно, что он действовал по наущению Линь Сижо, заставляя Господина Глины пораньше закончить работу, чтобы его удобнее было арестовать.
Эти полицейские хитры. Дин Эрмяо ухмыльнулся, схватил Линь Сижо и потащил в сторону.
Господин Глины нехотя собрал свои вещи, сложил их в два деревянных ящика, поднялся и медленно стал спускаться с виадука.
Дин Эрмяо и Линь Сижо, взявшись за руки, медленно плелись следом, прогуливаясь, время от времени они обменивались слащавыми фразами.
Господин Глины спустился с виадука, сделал насколько шагов вперед, внезапно остановился, огляделся по сторонам, поставил свою ношу и закурил. Затем он сделал два шага в сторону дороги, расстегнул штаны, вынул свое хозяйство и принялся с шумом отливать…
«Старшая сестра, еще не пора?» - Дин Эрмяо и Линь Сижо прятались в тени и шепотом переговаривались.
Линь Сижо локтем ударила Дин Эрмяо в грудь и сердито сказала: «Отвали, мне сейчас, что ли идти? Подождем, когда он закончит, не опоздаем».
«Боюсь, он не закончит». – Хихикнул Дин Эрмяо.
«Что это значит?» - нахмурив брови, спросила Линь Сижо, глядя на Господина Глины впереди.
Господин Глины выдохнул дым, и его клубы поднялись в воздух. Его тело было маленьким и худеньким, но в свободной одежде, под порывами ночного ветра она раздувалась, словно крылья летучей мыши.
Дин Эрмяо пожал плечами: «Ничего».
Линь Сижо хотела что-то еще спросить, но внезапно ее осенило, что-то действительно было не так. Господин Глины отливал слишком долго!
Придя к такому выводу, Линь Сижо внезапно выскочила из тени, за несколько огромных шагов добралась до Господина Глины, схватила его за плечо и громко закричала: «Не двигайся, уголовная полиция!»
Однако ее рука коснулась лишь пустоты, Господин Глины внезапно растаял и исчез без следа. На земле осталась лежать лишь его одежда!
А Линь Сижо зашаталась и чуть не упала!

Arugula 21.07.17 в 17:29

Минутку...