Перевод 重生之都市修仙/Rebirth – City Cultivation / / Возрождение - город культивирования: Глава 218 :: Tl.Rulate.ru

重生之都市修仙/Rebirth – City Cultivation / / Возрождение - город культивирования: Глава 218

Китайский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Глава 218
Возле восточной горы есть равнина, окруженная горной цепью – это чудесное место было, словно природная мастерская со свежим лугом и горным ручьем, поэтому, она и называлась «равнина восточной горы». И горы, и реки, и горячий источник – здесь было все, точно персиковый источник вне пределов людского мира (п.п. страна блаженства). Это место знали все в Нанкине.
«Сяо Фэн, зачем тебе нужна эта равнина?» Чэн Хуай Ань нахмурил брови.
«Деда, неужели могут возникнуть какие-то трудности с этим?» Ушел от ответа Чэн Фэн.
«Еще какие трудности! Это место - довольно щекотливый вопрос.» Тяжело вздохнул Хуай Ань и медленно продолжил рассказ.
После того, как у подножия восточной горы начали строить виллы, очень много авторитетов стали проявлять все больше интереса к равнине. Даже несмотря на то, что это место находится за городом. Такая территория, в несколько сотен тысяч кв. метров, является лакомым кусочком в Нанкине, который не так-то просто заполучить. С точки зрения Феншуя, место хорошее, так что здесь, можно в полной мере развернуть курорт, загородную дачу для отдыха, парк аттракционов или роскошный коттеджный поселок, и многое другое.
Раньше, в большей мере застраивали западную часть Нанкина. Однако в последние годы, началось активное развитие восточного района, и в отношении равнины восточной горы вызвал жаркий интерес. Даже наличие помех - в виде гор и сложностей со строительством дорог, не останавливало капиталовложений в развитие этой местности.
А городскому правительству Нанкина ничего не оставалось делать, как объявить торги и отдать тому, кто предложит самую высокую цену.
«Последняя ставка была сделала корпорацией Ван Рон – 3 миллиарда, они только что забрали эту землю. Говорят, что они собираются потратить там еще несколько миллиардов на строительство самого большого курортного, торгово-развлекательного комплекса в Нанкине.» Вздохнув, сказал Чэн Хуай Ань.
«Поэтому корпорация Ван Рон - считается королем земельной собственности, по сравнению с другими кланами, внутри провинции. Ходят слухи, что «Ван Рон» прошлась по трупам, чтобы заполучить эту равнину восточной горы.»
«Корпорация Ван Рон? Которая принадлежит Шэн Рон Хуа - первому богачу в Чунцине?» В глазах Чэн Фэна играл холодный блеск.
В прошлой жизни, сын Шэн Рон Хуа был соперником Чэн Фэна в любви, а корпорация «Ван Рон» поглотила компанию его мамы «Цзинь Сю», таким образом - и отец, и сын семьи Шэн разбили его в пух и прах, тогда.
«Сяо Фэн, я знаю, что у тебя есть хорошие связи и авторитетное положение, но Шэн Рон Хуа лучше палец в рот не класть. Он входит в 5-ку богатейших людей провинции и имеет твердую опору под ногами.» Забеспокоился Чэн Хуай Ань. «К тому же, если хочешь заполучить эту равнину восточной горы, то нужно иметь могущественное влияние и огромные финансовые средства. Кстати, корпорация Ван Рон получила финансовую поддержку от известного банка, и одержала победу в торгах.»
«Нужны финансовые средства?» Рассмеялся Чэн Фэн.
«Дедуль, ты забыл, что именно я - владелец чудодейственной воды Юнву? Чистая прибыль от ее реализации, уже принесла мне более 5 миллиардов.»
Не говоря уже о том, что Чэн Фэн, в любой момент, мог задействовать свои связи с Яо Шэ Ни и кланом Лу.
Клан Лу занимает ведущее место в Тяньнань, их финансовое положение - ничуть не хуже клана Чжэн из Гонконга. В свою очередь, реальные возможности клана Яо Шэ Ни превосходят возможности клана Лу, несмотря на то, что они живут в затворничестве, но кто знает, сколько у них связей с другими миллионерами. Финансовые средства этих двух кланов вместе превышают 10 миллиардов, так что заполучить равнину – пустяковое дело.
«Ладно, ладно. Дедушка уже старый, мог и забыть про воду.» Чэн Хуай Ань похлопал себя по голове.
« Сяо Чэн, твоя чудодейственная вода Юнву пользуется большой популярностью. Богачи Цзяннань тратят огромное количество сил, чтобы заполучить бутылочку. Некоторые мои старые коллеги видели, что я каждый день пью эту воду, так они теперь повадились приходить, чтобы я их угостил. По-моему, в год ты должен получать больше 10 миллиардов.»
Этот разговор немного успокоил Чэн Хуай Аня.
«Я - твой внук, являюсь главным инструктором спецотряда Цан Лун, мастер боевых искусств, мастер Чэн в Чунцине, за моей спиной командующий Ли и огромное множество начальников, я точно не боюсь какого-то Шэн Рон Хуа.»
Чэн Хуай Ань громко рассмеялся от этих слов.
«Ты пей, пей. Я не спрашиваю, зачем тебе эта равнина, но я приложу все силы, чтобы помочь тебе. Вся семья Чэн поможет тебе в этой борьбе с Шэн Рон Хуа. О нашем подвиге узнает весь Нанкин.»
Чэн Фэн увидел столько воодушевления и энтузиазма у деда, словно он вернулся на 20 лет назад, когда семья Чэн была основой всего Нанкина.
После еды, Чэн Фэн воспользовался лин ци дерева И, чтобы очистить тело деда, и поправить его здоровье, с помощью пилюли Гу Бэй Пэй Юань. Он проверил, что раковые клетки уменьшились в большом количестве, еще несколько таких процедур и будет полная ремиссия. На этом, Чэн Фэн откланялся и вернулся в кампус.
.....
После начала учебного года, жизнь стала скучной.
Среди новых студентов школы бизнеса, несколько особенно выделялись на фоне остальных. Помимо Ци Ван Суна, который не имел себе равных в точных науках, было еще несколько гениев. Среди них - один, как говорят, с детства учился в английской частной школе и был вынужден вернуться на родину, из-за случившегося несчастья с его отцом. Но, тем не менее, на учебу он приезжал на Ламборджини, которая явно на уровень лучше БМВ 330 Цю И Луня. И другие два студента, также были ничем не хуже, влиятельные фигуры в университете.
А Чэн Фэн относился к числу абсолютно заурядных людей в бизнес школе, на него, почти никогда, не обращали внимание.
Впрочем, время от времени, Чэн Фэн с соседями собирались поесть вместе с Цянь Лу Лу и ее подругами. Основная страсть разгоралась между Цянь Лу Лу и Цю И Лунем, а Лю Сяо Цин ухаживала за Ци Ван Суном.
А поскольку Чэн Фэн, по своей натуре, не любитель хвастаться и пускать пыль в глаза, то оставшиеся две подружки, не испытывали к нему теплых чувств. А Чжоу Цин Я, хоть и сидит каждый раз рядом с ним, но за все время, даже слова не проронила, и на середине обеда все время кто-то ей звонил, и она убегала. Пан Ли узнала, что это ее парень ей названивает, один из представителей золотой молодежи в Чунцине, водит Феррари f12 за 5-6 миллионов.
А тем временем, в Нанкинском университете была замечена аномальная активность – первая лекция профессора Чэна должна была начаться с минуты на минуту.
Весь Нанкинский университет ожидал, с нетерпением, встречи с приглашенным профессором, о котором уже все давно говорили. Немало молодых лекторов уже потирали руки от нетерпения, чтобы разнести в пух и прах фальшивого профессора, которому и 20 лет не стукнуло.
«Сяо Цюн, ты слышала, что факультатив «наука о жизни» ведет приглашенный профессор, супер молодой и супер красивый.» Лучшая подруга Фан Цюн, тянула ее за руку.
Две красивые девушки шли по кампусу, не замечая восхищенных взглядов.
Лучшей подруги было всего 17-18 лет, но лицо ее было обворожительно, у нее были красивые кокетливые глаза. Она искушала своей красотой. От этого, Фан Цюн чувствовала себя беспомощной, она знала, что ее лучшая подруга хоть и болтает частенько о парнях, но ни с кем, по-настоящему, не поддерживала долгую связь – просто играла с ними, и только. И никогда не ложилась с ними в постель.
Красота Фан Цюн – настоящее произведение искусства, но не такая, чтобы разрушать города, однако ее личико было равноценно по красоте Цзян И Ран. Только вот по характеру - она была спокойнее, также известная отличница, высокого социального положения, такая недосягаемая, что рядом находящиеся люди, осознавали свою слабость с первого взгляда.
Поэтому пялились, в основном, на нее, а не на, вызывающую похоть, подругу.
«Правда?» Безразлично спросила Фан Цюн.
А в сердце ее таилась тоска.
«Сяо Фэн обещал мне когда-то, что поступит в Нанкинский университет, неужели он забыл…»
Она вспомнила, как два маленьких ребенка дали обещание, что поступят вместе в Нанкинский университет. Эта сцена все стоит перед ее глазами, но время летит, и не всегда у людей есть возможность - сдержать данное слово. Вот и Фан Цюн не могла знать наверняка, помнит ли ее друг об этом.
«Конечно! Сяо Цюн, ты же как раз выбрала этот предмет. Мы с тобой вместе пойдем.» Глаза подруги горели.
«Ты же учишься на факультете искусств, зачем тебе предмет по биологии?» Беспомощно спросила Фан Цюн.
Ее подруга - очень надоедливый человек, она поступила на факультет искусств, но, вопреки правилам, заселилась вместе с Фан Цюн, а поскольку она из состоятельной семьи, то под ее напором декан сдался, и дал свое разрешение.
«Ничего страшного. Я не понимаю, что такое биология, зато понимаю, что профессор красавчик.» Хихикнула подружка.
Когда они, наконец-то, прибыли в аудиторию, то обнаружили, что там яблоку негде упасть, все места были заняты. Девушек пришло больше всего, всем хотелось проверить слухи о неземной красоте, приглашенного профессора.
Хотя в аудитории присутствовали, в основном, девушки, однако, нашлось несколько старшекурсников и первокурсников, которые начали уступать места прекрасной и сексуальной подружке Фан Цюн.
«Вот ты….» Сокрушалась она.
У ее подруги все хорошо получалось, в особенности - флиртовать с мужчинами, она могла сравнится с лисой-обольстительницей из старых сказок (п.п. Чаще всего лисица-оборотень «хули цзин» предстает в образе привлекательной молодой девушки. Она без труда соблазняет мужчин, сводит их с ума, тем самым, ставя их на путь несчастий и злоключений).
«Чжун Яо Яо, ты же потом опять так будешь делать. Я тебя больше с собой не возьму.» Решительно проговорила Фан Цюн.
«Прошу простить меня, госпожа. Я ошиблась.» Чжун Яо Яо прильнула в ее объятия, мурлыкая мягким голосом. Эта кошечка на ее груди, заставила Фан Цюн смеяться.
В этот момент, из дверей донесся голос, Фан Цюн подняла голову и увидела молодого профессора, заходящего в аудиторию: черная одежда, глаза и волосы.
Его глаза сверкали молниями, он выглядел, как выдающийся молодой человек, почти совершенные черты лица и симметричная фигура, складывалось ощущение, что у него не было изъянов.
«О мой бог, он невероятно красив.» Глаза Чжун Яо Яо впились в профессора, она смотрела на него с открытым ртом.
«Он так похож на Сяо Фэна?» Фан Цюн застыла от удивления.
Фан Цюн и Чэн Фэн были разлучены еще в детстве, однако, в средней школе частенько обменивались фотографиями в письмах, поэтому Фан Цюн легко могла распознать его лицо. Но хоть этот молодой профессор очень похож на Чэн Фэна, он, все же, был намного красивее.
«Я - ваш новоназначенный преподаватель Чэн Бэй Сюан. Вы можете обращаться ко мне учитель Чэн или профессор Чэн.»
Холодно произнес Чэн Фэн, пройдя за кафедру.
«А мы можем вас называть красавчик Чэн?» Крикнула одна из фанаток корейских сериалов. (п.п. для тех кто знает корейский, она крикнула «оппа Чэн»)
Чэн Фэн ничего не ответил, лишь направил свой сверлящий взгляд на студентку. Та побледнела от страха, будто она дразнила динозавра, который был готов оторвать ей голову.
Мой курс лекций называется «Наука о жизни и развитии будущей биомедицины». Сейчас, я немного расскажу про оба этих направления.»
Чэн Фэн писал на доске очень аккуратно и бегло, при этом, не имея при себе книгу.
Фан Цюн все не шевелилась.
«Чэн Бэй Сюан?...Он сказал, его зовут Чэн Бэй Сюан? Это, которого она встретила на набережной в Нанкине полгода назад? Или просто однофамилец? Или все это нереальное совпадение?» Внутри у нее все кипело, одни сомнения и вопросы.
В ее голове всплыл человек, который полгода назад рассказал ей красивую историю, и подарил подарок, а затем ушел вдаль по реке, почтенный Бэй Сюан, Чэн Бэй Сюан. Она схватила двумя руками нефритовый амулет, висевший на ее груди.
За эти полгода, она лишь однажды сняла этот амулет. Чем больше его носила, тем лучше себя чувствовала, организм постепенно выздоравливал и восстанавливался, и даже в зимнее время, этот амулет грел ее. Фан Цюн поняла, что это необычный драгоценный камень.
В аудитории все сидели в полной тишине, никто не смел проронить и слова. Вдруг поднялся молодой человек и громко произнес: «Профессор Чэн, я не очень понимаю, про что вы говорите.»
Продолжение следует…

ChengGong 26.01.18 в 15:10

Минутку...