Готовый перевод Toaru Majutsu no Index: New Testament / Индекс Волшебства: Новый Завет: Индекс Волшебства: Новый Завет Том 18 (Fairyartos)

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление

Страница 1

Страница 2

Страница 3

Страница 4

Страница 5

Пролог: Соединительный Узел — «Стык Судьбы».

 Простого взгляда на историю спрятанную на поверхности достаточно, чтобы узнать важные слова описания этого «человека».

Твоё желание будет всей Телемой.

Каждый мужчина и каждая женщина — это звезда.

Любовь это Телема, любовь под волей.

 "Но ты помешался на самопожертвовании. К чёрту всё это, Камисато Какеру.

«Я прекращаю притворяться. Я покажу этому миру, кто такой Камидзё Тома!!»

 «Человека» созданного этими идеалами иногда расценивали как несовместимого и острого на язык, но добавка единственного термина поддерживает ту опору, которая вносит впечатляющий порядок в этот хаотичный водоворот знаний.

 «Кихара Юитсу использует Отвержение Мира, как щит, чтобы наложить оковы на всю сотню членов Фракции Камисато».

«Есть лишь способ их спасти. Мы должны вытащить Камисато-куна с ’другой стороны’».

 Конкретно, его план.

Первоначально следует принять чрезвычайно простой факт, что этот «человек» всегда действовал с единственной целью.

 «Помоги нам, Люка».

«Мы можем спасти Камисато твоей магией. У тебя ещё есть на что жаловаться?!»

 Это отличалось от обычной жизни или криминальной схемы. Это не «последовательный» план, в котором каждый элемент накладывается на предыдущий, и ошибка в любом месте вызовет полный провал.

 «Вижу связь между проклятием и КПУ!»

«Если продолжу анализ, уверена, смогу найти ключ к спасению Камисато-куна!!»

 Этот «человек» тяжело добивался успеха и слишком легко терпел неудачи.

И тем не менее, будто это нормально, он ни разу не сдался.

 «Ты освободил меня от этого…»

«Но это не спасло всех в Токивадае. Может снаружи они улыбаются, но нечто похожее на осколок льда остаётся глубоко в их сердцах. Поэтому превзойди это и спаси этих девушек… Покончи с этой проблемой!!»

Если одна часть сломается, он соберёт обломки. Если сломаются две, он обойдёт по трещинам на земле. Он верил, что неудачей можно воспользоваться, как опорой для руки или ноги для следующего этапа. Потому те, чьи мысли были связаны обычным «последовательным» способом мышления, не могли понять его «параллельных» действий. Они гадали, почему этот нехороший сумасшедший так настойчиво изо всех сил нёсся в стену развалин.

«Когда Юитсу украла правую руку Камисато-хана, ты одна не попалась в проклятие».

«По-настоящему ты маг, не так ли? И раз ты странно помешана на британском маскоте, вероятно, ты из Англиканской Церкви».

Но знали ли вы другие истории про этого нечеловечного «человека?»

«Не забирай от нас Камисато-куна, Карасума Фрааааан!!»

«Когда он стал твоим, Мая? И бросив его, я докажу, что никого он к себе не привязывал, и что мы шли за ним по собственной воле. И это докажет, что ему совсем не о чем было беспокоиться!!»

Например, даже начав идти по пути магических исследований, он часто посещал дешёвых издателей и писал эротические романы. …И подходил к этому с таким энтузиазмом, что ссылался на мужские гениталии более чем сотней метафор.

"Спасибо за то, что зашла со мной так далеко, Люка.

«Теперь, давай я покончу со своей любовью».

Например, он постоянно сражался с дружественными Золотыми магами, поэтому раз за разом он выплёскивал сдерживаемое разочарование, помещая членов той же секты в свои произведения.

 «О? Уже уходишь?»

«Ага, все меня зовут».

 Например, парижская полиция начала закрывать промежности мужских потому, что считала их пошлыми, но он украл одну из бабочек украшения, которым для этого воспользовались, и нагло носил его в местах массового скопления людей.

 «Понятно, понятно, понятно».

«Тогда это конец игры».

 Например, он дал своей первой дочери такое длинное имя, что его было трудно даже записать. И когда эта дочь умерла от болезни в юном возрасте, он оставил следы слёз в своём журнале.

«Это просто совпадение».

«Самый большой урон был не от волны жара Карасумы Фран или Элементов Кихары Юитсу. А от моего выхода из Безоконного Здания».

«Но я воспользуюсь этой неудачей. Как наблюдатель за Камисато Какерой, ты напрямую связана с Лаурой Стюарт. Схватив тебя, я могу продолжать».

 Он был настолько эгоистичным самонадеянным, что плевал он на современное правительство и бессмертного бога. Он всецело верил, что все люди имеют право учиться и обнародовать любую правду в равной степени. Он искренне смотрел свысока на толпу, которая ослепила сама себя существующими предположениями, моралью и верованиями, и так отбросила настоящую свободу. И ещё у него была противоречивая доброта в виде нежелания применять силу к непросвещённым и презренным членам собственной семьи.

«Он собрал кучу подростков, парней и девушек, в одном месте и накачал их наркотиками, чтобы добыть ещё знаний. Это возвращение Телемы».

«Мы не сможем оторваться от него обычным способом, но это измениться, если мы отправимся к той вещи, уничтожения которой он желает в последнюю очередь, и используем в качестве щита».

В конце концов, «человек» был «человеком». Считая его непонятным монстром, многие учёные историки завели сами себя в непроходимый лес.

«Камидзё Тома. Когда ты в беде, всегда хорошая идея попросить одноклассника о помощи, ня»

Поэтому, если этот «человек» никак не отличался от остальных, тогда почему он выстроил такой сильно распараллеленный план, столько всего уничтожил, и так основательно подстраховался? Давайте отбросим простой путь в лес и по-настоящему углубимся в работы сумасшедшего.

Занавес поднимается.

То, что сейчас начнётся, — история Алистера Кроули «человека» во всех отношениях.

Глава 1: Тот Самый, Необходимый для Выживания — X.

Часть 1

«Ах, мы наконец-то дома».

«С возвращением… Я уже истощён…»

11 декабря, 5:30 утра.

Было ранее утро. Колючко-волосый старшеклассник по имени Камидзё Тома был полностью истощён ночной беготнёй по городу целиком в виде плохого парня. А белая монахиня по имени Индекс просидела всё это время. 15-сантиметровая фея по имени Отинус и её естественный хищник, кошка калико, были с ней, но никто из них не осознавал судьбы, которая ждала их спустя 5 секунд после открытия двери в комнату студенческого общежития.

«Высушенные заморозкой продукты явно долго лежали, ня. Интересно, есть ли у них рисотто[1]. (Чавк-чавк)»

«Суп с вонтонами[2] адски быстро впитывается у меня в желудке. (Сьооорб…)»

«Может, нет смысла спрашивать профессиональных идиотов, вроде вас, но нет ли зажигалки?»

Там что-то было.

В комнату общежития ворвались някающий блондин в солнцезащитных очках, которые ему совсем не шли, и девушка в бикини под толстовкой с антеннами кроличьими ушками и полностью разбитым сердцем, так что с ней было неловко общаться. И они что-то ели.

«Что ты делаешь? Почему ты ешь мою еду, Цучимикадо?! И Фран, тоже?! Понятия не имею, когда вы двое стали друзьями и — ох, поверить не могу! Как вы можете есть всю человеческую еду, на которую я рассчитывал?!»

«Ага, я бы не проверял холодильник или рисоварки на твоём месте. …Это напомнит тебе о старом термине ’ментальный ступор’».

«Ты серьёзно?! Аххх!! Как ты мог? И это тоже?! Аххх!!»

Камидзё Тома проигнорировал предупреждение, открывал одну дверь в ад за другой и отшатывался будто получая удары в файтинге. Холодильник и рисоварка источали запах гнили и определённо выглядели как местоположение проклятого предмета.

«Пакет с сухой кошачьей едой должно быть был открыт потому, что она испортилась,» сказала Фран. «Сегодня ночью тебе придётся пользоваться тем, что осталось от консервов».

«Почему кот единственный, кто получает еду лучше обычной во время катастрофы? Я отказываюсь это принимать».

Камидзё простонал вопрос, но кот лишь счастливо мяукнул.

Инфраструктура Академгородка восстановилась после основного удара от волны жара и Элементов, но ущерб был таким большим, что люди ничего не могли поделать со сломанными электроприборами. Где-то неделю гипермаркеты и интернет магазины электроники будут подвержены предрождественской волне. …Поскольку он жил в общежитии, то гадал, поможет ли школа деньгами, но это не сработает с принесёнными электроприборами.

«Ты вскипятил воду, значит есть газ?»

"Ага, но микроволны сломали поджигающее устройство, поэтому тебе нужно повернуть ручку. а потом зажечь палочками для еды подожжёнными зажигалкой, ня. Зажигалкой напрямую ты обожжёшь себе пальцы, поэтому будь осторожнее.

«Возможно, нет смысла спрашивать у профессиональных идиотов вроде вас, но почему у вас есть зажигалка?»

Даже так, это была удача.

Было очень примитивно и сложно контролировать, но они могли получить холодную и горячую воду. Значит они могли принимать ванну, наполнив её холодной водой и подобрав температуру горячей водой из чайника!!

«Я могу сказать по твоему лицу!! То, чего тебе не хватает, так это девушек, принимающих ванну!! Ах-ха-ха!!!! Эх-хех-хех!!!!!»

«Не вкладывай слова мне в уста, Цучимикадо. И ты отсутствовал всю волну жара и беспорядки с Элементами, так чем ты занимался?»

Следующее, что понял Камидзё Тома, бред някающего идиота охладил глаза героинь до абсолютного нуля. Он понятия не имел почему, но его девиз по жизни решительно отклонили.

15-сантиметровая богиня на его плече невероятно раздражённо заметила.

«Пикни, и я тебя убью. И я говорю буквально, а не просто о божьей каре».

«Тебе не нужна даже раковина, чтобы купаться. Тебе всего то чашка и нужна, поэтому ты принимала ванны как обычно во время волны жара. Ты чёртова любительница купания».

В чём бы ни было дело, лучше не будить спящих богов. Она была ростом лишь 15см, но это всё ещё 15см. И она пользовалась копьём и луком вместо голых рук. Подумайте об опасных животных, вроде шершней, пауков или скорпионов, и станет очевидно, что её размер достаточно большой, чтобы убить человека.

Однако…

«(Но, если ты настаиваешь, позаботься сначала получить разрешение. Именно шныряние в тайно от меня мне и не нравится.)»

«Эй, богиня, давай не будешь краснеть шептать это дополнение мне в ухо!!»

Он понятия не имел, соблазняет она его или отвергает, но знал, что, воспринимая её всерьёз, подвергнется насилию. Поскольку слова его понимающего заставили Камидзё вести себя подозрительно, Цутимикадо наконец-то ответил на вопрос.

«Ну, если ты должен знать, что я делал, то я присматривал за сводной сестрой Майкой».

«Мм… На удивление благородная цель, господин хороший».

Звучало просто, но выживание в течении нескольких этих дней означало борьбу с волной жара, Элементами и мародёрами. Защита единственной девушки в этом аду была не лёгкой задачей. В первую очередь Камидзё знал, что среда была слишком суровой для безоговорочного принятия «обычной» идеи защиты семьи. И тем не менее этот парень остался верен своей «нормальности».

Он продолжил говорить, как солдат вернувшийся домой с поля боя.

«…Хех. В этом и суть парней, мы желаем быть героями когда-угодно для наших маленьких сестёр».

«А вы извращенец до мозга костей, господин хороший».

«Теперь, пора переходить к главному, ня. Слушай внимательно, Ками-ян. Цутимикадо жевал запас еды для каникул во время тайфуна или метели. «Есть такой парень по имени Председатель Совета Директоров Алистер, верно? Ну, я выстрелил ему в голову, так что можешь помочь мне с побегом?"

«Это определённо был обыденный способ бросить такую бомбу. Так мне Анти-Навык вызвать?!»

«…Даже не смотря на то, что он из тех парней, которые могут встать сразу после пули в голову?» спросила Фран.

"Не думаю, что его способность выжить даёт вам право бесконтрольно стрелять по желанию!

«Так, так, Фран-чан. Он сам этого не видел, так как ты можешь ожидать от него понимания этого страха».

Цутимикадо вздохнул так, будто Камидзё был единственным невеждой. Это не упоминалось, но он обнаружил, что это достаточно раздражает, что твой здравый смысл ставит под сомнение тот, что стрелял кому-то в голову.

«В любом случае, я выполнял некоторую неудобную грязную работу для Алистера в обмен на защиту Майки, но в этот раз он облажался, ня. Он никогда особо доверия не заслуживал, и его интересы немного расходились со всеми. …Потому, не брось я его здесь, я бы её потерял по-настоящему».

Тем временем, с кошкой на руках, глаза Индекс расширились будто блюдца.

«Алистер?»

«Верно, ня».

«Ты же не имеешь в виду Алистера Кроули, правда?!»

«Это достаточно известное имя, поэтому не думаешь ли ты, что он просто его позаимствовал, ня? …Прости, но он настоящий. Это сам Эдвард Александр. Он пережил свой исторический конец в 1947 и дожил до этого дня».

«Хм? Хмм??? Понятия не имею, о чём вы двое говорите, поэтому не могли бы вы начать с начала?»

«Помолчи, Тома!!»

«Теперь другой ставит по сомнение мой здравый смысл?!»

«Няяяяя!!»

«И даже предположительно несознательная кошка смотрит на меня свысока?!»

Домашние животные достаточно хорошо следят за поведением своих хозяев(?). Упав на самый низ семейной иерархии, Камидзё остался в недоразумении на пороге слёз.

«Что, что? Так ты говоришь, что мы живём в мире, в котором можно без вопросов выстрелить в голову мистера Кроули из семьи Алистеров?»

«Серьёзно, человек…? Во-первых, Алистер Кроули не его настоящее имя, но что важнее, это западное имя. Первое имя — данное, а второе — фамилия. Я совершенно уверена, что в этом мире это общие знания».

Не важно, на сколько сильно у него спутались мысля, его маленькая понимающая была достаточно добра, чтобы не махнуть на него рукой. Это позволило ему закрыть слезные железы, пока он свернулся и дрожал. Он не мог забыть, что в этом загадочном мире есть мягкие колючки.

«Но в любом случае, я подрался с главой Академгородка, поэтому здесь я остаться не могу. Ты же знаешь моё тут положение, верно? Я двойной шпион Академгородка и Англиканской Церкви. Потому, как только баланс нарушится, меня станут считать врагом. Это хорошо и всё такое, но я хочу избежать использование Майки в качестве приманки для меня, ня».

Значит он сбежит со своей сводной сестрой Майкой. Это правило он явно наложил на себя сам. И, вероятно, оно ему было важнее всей планеты или всей человеческой расы.

«У тебя есть на кого положиться…?»

«Главный вот здесь».

По какой-то причине Цутимикадо ложкой показал на Фран, которая образовала с ним единый фронт.

«Она тоже маг шпион посланный наблюдать за Камисато Какеру для Англиканской Церкви. Значит наши ситуации похожи. Поскольку она работает непосредственно на Архиепископа Лауру Стюарт, Алистер положил на неё глаз, поэтому из города мы бежим вместе. И это значит, что у нас больше полномочий, чем у обычных магов, ня».

«Я вызвала англиканский отряд к периметру Академгородка, но они не более, чем отряд возвращения, им не хватает огневой мощи для уничтожения стены и проникновения. Но если мы осилим выбраться из города…»

«Очевидно, они маги специализирующиеся на маскировке, поэтому они смогут спрятать все следы нашего побега. Нам не нужно будет беспокоиться о чьём-то преследовании».

Покинуть город.

Звучало досаточно просто, но это же Академгородок.

Для предотвращения утечек технологии, по которой можно разработать оружие следующего поколения или силы эсперов, весь город был окружён толстой стеной, и въезд и выезд людей был сильно ограничен. Прорваться сквозь неё будет крайне сложно. Серьёзно, их по-любому подстрелят без предупреждения.

«Даже если тебе повезёт сбежать, вернёшься в Англию? Так же как и, ум, Стейл и Канзаки?»

«Да ладно, теперь-то. Даже покидай я вражескую территорию при поддержке действующего члена Совета Безопасности ООН, я бы всё равно бежал. Почему я здесь должен держать ответ, Ками-ян? И есть много других вариантов, вроде Канады или Австралии. Можно легко забыть о существовании старого Британского Содружества, когда ЕС контролирует европейскую экономику».

Они работали в масштабе, который требовал от них учёта географической истории. Камидзё совсем не завидовал, и, фактически, считал это невероятно раздражающим, как тот, кто не хочет возникновения проблем вовсе.

«Но, ну, у меня права тебя останавливать».

«Если остановишь, меня просто убьют».

«…Будет одиноко без кого-нибудь в комнате по соседству».

«Мм».

«Значит вы с Майкой уйдёте, не так ли? Знаю, что это лишь временные ученические общежития, и когда-нибудь мы попрощаемся, но такой внезапный удар меня шокирует».

Цутимикадо замер на месте.

У Камидзё было по этому поводу плохое предчувствие.

«Постой… Не говори мне…»

«…Вот именно. Я до сих пор ничего не объяснил об уходе из школы и побеге. Ага, Майка ничего об этом не знает».

 Часть 2

Почистив холодильник и рисоварку от ужасного содержимого (подробности устрашающие, поэтому их опустим), они приступили к делу.

«Ты защищал майку всю волну жара, верно? Почему ты не с ней?»

«Фран-чан — моя единственная надежда, потому я противостоял Алистеру, чтобы её выхватить. Шальные пули пугают, и я никоим образом не мог привести сводную сестру на подобное зрелище. Не свою сводную сестру, няяя!!»

Камидзё Тома не понимал, почему тот подчеркнул ту часть, но переоделся в одежду более подходящую холодной декабрьской погоде. Даже если из-за волны жара, он провёл несколько дней, как Санта Клаус занимающийся серфингом в Австралии, поэтому с облегчением наблюдал возвращение нормы в Японию шаг за шагом.

«Так где Майка сейчас?»

"У аварийного хранилища еды перед Станцией 7 Района. Она обученная горничная в конце концов, ня. Она не тот человек, который будет есть лапшу быстрого приготовления или морожено-сушёную еду. В любой ситуации она не сможет расслабиться, пока сама не соберёт ингредиенты и наполнит свой холодильник.

«…Почему тебе точно известно, что она делает, когда её здесь нет? Не говори мне, что ты постоянно следишь за ней через GPS!»

«Только пессимистичные третьесортники полагаются на подобные устройства. …Профессиональный старший брат может читать текущие действия своей сводной сестры посредством полного знания её поведения. (Скалится)».

«Младшая сестра моего друга в серьёзной неприятности из-за его безумно точного профиля преследователя?!»

«Всё дело в построении его со временем. Путь старшего брата не изучается за ночь, ня. …И не превращай моё потрясающее достижение в название для лайт новеллы».

Фактически, он никогда не сомневался, что это ярко сияющее достижение делало его настоящим извращенцем, но убеждать его словами было безнадёжно. Извращенцы были совершенно не в курсе розовых очков, через которые они смотрели на мир. Забери у него розовые очки, и он, вероятно, умрёт. Держа это в уме, Камидзё Тома продолжил разговор.

"…Должно быть с ним трудно таскаться, Фран.

«Я никогда не забуду этот жалостливый взгляд, которым ты меня сейчас одарил».

Девушка в бикини под толстовкой оставалась не поменяла выражения и надула губы, но она осталась девушкой в бикини под толстовкой. …Камидзё предположил, что волна жара вдохновила на этот выбор одежды подобно Северному Ветру и Солнцу, но, возможно, она была из тех, кто заставляет себя показывать кожу даже во время зимы.

«Ну, предполагаю, что мне это мне скорее нравится, чем нет. Хотя, я определённо собираюсь посмотреть».

«Могу я спросить, почему ты вот так смотришь на меня свысока?»

«Хех хех хех. Такими темпом, она станет человеком, который сможет расслабиться дома, только сняв всю одежду».

«Ты не сильно отличаешься, богиня».

На самом деле, Ньянг-Ньянг и Нефтис были во многом похожи. Если высшие Боги Магии были такими же, возможно, что вся магическая сторона в целом была странной. Это могло звучать как забавное подростковое заблуждение…но когда он немного подумал, Канзаки, Святая, демонстрировала много кожи отрезанными частями одежды, Вторая Английская Принцесса Карисса носила бальное платье замечательно оголявшее плечи, а Мариан Слингенейер, Двергр Старого Гремлина, носила комбинезон на голое тело… Он не хотел слишком много об этом думать, но столкнулся с правдой мира, что чем сильнее становились люди, тем больше оголялись? И даже если это была беспочвенная иллюзия, случайно похожая на правду, с магической стороны дела всё равно обстояли неважно.

«…Так в том Падшем Ангеле Эротичной Горничной был смысл? Будто предзнаменование эволюции во вторую форму?»

«С чего так внезапно? Ты на столько сексуально озабочен?»

Он получил самое любезное и очень прямое предупреждение от богини, поэтому решил это оставить так.

У них было на чём сосредоточиться.

«Хорошо, пойдём заберём Майку,» сказал Цутимикадо.

«Отлично, но не вмешается ли кто-нибудь?»

«Это наш единственный шанс».

«Почему? 48 Часов Восстановления Порядка уже прошли, поэтому Анти-Навык и Правосудие уже вернулись и функционируют. И пока я предпочитаю не думать о том, что работающие в тени тоже вернуться».

Камидзё задал обычный вопрос, но ни Цутимикадо, ни Фран не ответили. Вместо этого они переглянулись.

Кажется, у них был тайный план, которым они не поделятся с колючко-волосым парнем.

Едва ли это был первый раз, когда Цутимикадо хранил тайны магии, и Камидзё сомневался, что тот будет сдерживаться, когда дело дойдёт до сводной сестры, которую тот ценил выше собственной жизни. Камидзё чувствовал, что может расслабиться, зная о наличии конкретики, а не отчаянной попытке.

Камидзё, Индекс, Отинус, кот, Цутимикадо и Фран разом выдвинулись в Академгородок, хотя время было слишком ранее для утреннего часа пик. Их дыхание белело, а они защищались от холода пушистыми куртками и шарфами. Это была другая часть их драгоценной «нормальности».

В отличии от времени, когда все боялись волны жара и Элементов, люди ходили под холодным небом как обычно, было чёткое разграничение между дорогой и тротуаром, и на дороге выстроились автомобили. Некоторые здания были завешаны толстой тканью, и некоторые упавшие ветряки заменили завёрнутыми в пластик, но перестук проходящих поездов раздавался с эстакады железных путей, и самолёты оставляли в небе инверсионные следы. Горд вернулся. Это должно быть хорошо, но на самом деле Камидзё чувствовал неловкость от восстановления закона и порядка.

Когда он увидел Анти-Навык с цветными сигнальными жезлами и свистками для управления движением транспорта на местах замены светофоров или ветряков, то начал красться.

«Не веди себя так подозрительно. Ты только привлекаешь внимание, ня».

«…Я даже ничего не делал, поэтому из всех людей я не хочу, чтобы именно ты говорил мне об этом».

Было всё ещё рано для утреннего часа пик, поэтому число людей скорее всего было обусловлено сломанными холодильниками и рисоварками. Круглосуточные магазины и закусочные с гюдоном[3] были, конечно, заняты, но даже супермаркеты и торговые центры, которые обычно открывались в 10, подняли металлические жалюзи, чтобы приветствовать покупателей.

Ведомая запахом еды, девушка в бикини под толстовкой повернула голову.

«Кажется, распределение товаров уже вернулось в норму».

«Все ингредиенты и повседневные товары, которые должны были ввезти в город, остановили на грузовых терминалах снаружи города, ня. Открыв врата и впустив их, кровь вновь вновь наполнила городские артерии».

«Так это как полагаться на переливание крови, пока собственное тело не сможет самостоятельно двигаться правильно?»

Может понадобиться время для замены оборудования, которое нужно для работы овощных фабрик и зданий клонирования мяса, которые снабжали кухни Академгородка, но последние за это время не зачахнут. Точно также как и в опыте Камидзё из бесконечного ада Отинус, в настоящее время город полагался на еду снаружи.

Они заметили людей собравшихся вокруг блестящего нового банкомата, пока маленький кран сгружал его с грузовой платформы и опускал его пред магазином. Им явно не терпелось, когда подсоединят кабели питания и связи. Они возвращали жизнь, в которой имели значение деньги, а не бутылки воды или тёплая одежда.

«Эй, мистер. Это хорошая точка?»

«Хамазура-кун, я по-настоящему благодарен, поскольку сейчас нам не хватает рабочих рук, но почему ребёнок твоего возраста знает как управлять краном? Разве для этого тебе не нужна национальная квалификация???»

«…Странно устанавливать эту штуку после того, как столько украл при помощи тяжёлой техники».

«Теперь я волнуюсь о твоём прошлом!!»

Бросив взгляд на группу в жёлтых касках, группа Камидзё продолжила идти к площади перед станцией, на которой (тревожно, старший брат был совершенно в этом уверен) была Майка.

Площадь стала похожа на фермерский или блошиный рынок. Сельскохозяйственные пластиковые корзины были заполнены картошкой, редиской и другой едой на продажу.

«Где Майка?»

«Она, вероятно, пришла сюда купить дешёвых составляющих, но позволила доброте взять на ней верх и начала готовить свои призовые блюда для людей. Она будет работать бесплатно, волонтёром, ня».

«Этот профессиональный старший брат серьёзно пугает».

«Сводить всё к названию лайт новеллы это новая причуда или как?»

Камидзё сделал свою оценку, заметив горничную деловито работающую перед рядом больших горшков для тех, кто сам не готовит. Запах предполагал стандартное карри, но она явно поддерживала большое разнообразие, позволяя людям свободно выбирать между рисом, удоном, раменом и хорошо прожаренным хлебом. У некоторых был отдельно заготовлен куриный суп, чтобы проредить густое карри. …Хотя недостаток наан[4] придавал ему чисто японский вкус.

Лицо горничной посветлело, как только она их заметила.

«Охх! Кто это, Аники[5] и друзья?»

«Просто чтобы ты знала, я по-настоящему не хочу, чтобы кто-нибудь считал меня на него похожим!!» запротестовал Камидзё.

«…И я практически уверенна, что никогда не встречала тебя раньше, так почему ты ведёшь себя так, будто мы старые друзья,» добавила Фран. «Ты слишком близко».

Как сводный брат, как сводная сестра. Майка решила, что может доверять каждому, кому верит Цутимикадо. Тот факт, что она даже не спросила о значении 15-сантиметровой богини, значит, что она либо важна, либо фрик.

«О, да. Никто из вас не может себе готовить, ведь так? Пришли сюда за едой?»

«Может с точкизрения горничной. Но Индекс превращается в голодного льва, пока мы говорим, поэтому позаботься об этом. Можешь ещё достать еды для кошки?»

«Хмм, может цыплята отваренные от жира?»

Как только Майка повернулась к холодильнику с продуктами, чтобы выполнить наглый запрос, Камидзё мягко толкнул легендарного шпиона в ребро.

«Поторопись и объясни».

«Н-некоторые вещи просто требуют верного времени, ня…»

Парень убийца в солнцезащитных очках, который однажды взобрался по стене здания, чтобы убит VIP’а из Совета Директоров, кажется, волновался.

…Что было совершенно не удивительно, поскольку Майка явно рассматривала стажировку горничной как цель своей жизни. Сказать ей это бросить и убежать из Академгородка будет не простой задачей. Но это был крест, который Цутимикадо решил нести. В этом он не мог полагаться на кого-нибудь ещё.

Он глотнул и повернулся к месту готовки.

«М-Майка-чаан, нам нужно поговорить…»

Он предпринял самую худшую попытку в истории говорить сладким голосом.

Предполагая, что это может перерасти в побоище родственников, Камидзё воспользовался бумажной тарелкой с рисом карри, чтобы увести Индекс из опасного места. Но…

«Хм? Тогда я должна пойти с тобой, Аники».

«Было быстро!!»

«Мой дом там, где Аники. И я могу обучаться на горничную и по повседневной жизни, даже если я не Академгородке».

Если задуматься, то национальной квалификации для горничных нет, поэтому нет веской причины беспокоиться о её записях успеваемости. И если они поедут в Англию, она сможет встретить королевских горничных, известных как Горничные Чести, потому это может стать исполнением мечты кого-нибудь из мира горничных(?).

Но Камидзё наклонил голову, будто ему было тяжело это принять.

«Странно. Мы проделали весь это путь, и ничего ужасного с Цучимикадо не произошло».

«Ками-ян, ты худший, тебе это известно?»

«Ну, с этим ничего не поделаешь, но но не будешь ли ты скучать по своим друзьям?»

«Буду, сегодня мы соединены электронными сетями. С социальными сетями и видео чатами большие расстояния не сильно повлияют на связи между людьми. Даже если я буду на другом конце мира, вероятно, всё ещё смогу наблюдать как они твитят каждые несколько минут. Все группы останутся нетронутыми, и они всё также будут раздражающе по привычке игнорировать сообщения».

С детьми сегодня проблемы.

Камидзё совсем с этим не был знаком, потому физическое расстояние — ­особенно между странами — всё ещё ощущалось для него будто «прощание».

Но не казалось, что Майка сильно переживала по этому поводу.

«Цучимикадо, сможет ли она действительно связаться, если вы будете в бегах? В смысле, не смогут ли они отследить сигнал или что ещё?»

«Она явно не сможет, пока мы будем в бегах, но обстоятельства поменяются, как только мы сбежим».

«Хах?»

«Как только закончится процесс политического бегства, научная сторона нас тронуть не сможет, так что не важно, если мы объявим наше местоположение миру, ня».

…Значит им не придётся провести остаток жизни, в страхе скрываясь внутри руин за пределами цивилизации. БОльше похоже на то, что им придётся посетить британское посольство или консульство, чтобы сдать бумаги и получить новую жизнь.

Камидзё чувствовал, что трагический оттенок термина «беженцы» постепенно исчезает. То что делал Цутимикадо было бредовым, но он учитывал стиль жизни своей сестры.

«(Глядя с этой стороны, я немного обеспокоена судьбой тех, кто поможет им сбежать, но останется в Академгородке.)»

Камидзё подумал, что слышал бормотание Отинус у него на плече.

«В любом случае, теперь, когда мы это выяснили, нам нужно торопиться. Человек Алистера управляет городом, верно? Кто знает, когда он может вмешаться. Давайте доставим вас двоих в безопасное место».

«Конечно».

 Часть 3

«…»

Когда Мисака Микото вышла через автоматическую дверь, никто не сказал «спасибо» или «приходите снова».

Больницы странные. Их бизнесу точно требовались клиенты для существования, и тем не менее они не хотели их появления.

Почему она была в больнице 7 Района?

Она связалась и активировала оригинальный КПУ, спрятанный на контейнерной станции 11 Района. Нет, это из-за невидимого…проклятия? которое в последствии в неё попало. Она вспомнила, как девушка похожая на пирата пользовалась каким-то древним и оккультным языком.

Её лечили после доставки в больницу, но она честно ничего из этого не помнила и чувствовала себя просто замечательно. Сложностей с движений не было, и затяжных болей она не чувствовала.

Но гарантий её безопасности не было.

То, что она тогда почувствовала, не было обычным повреждением, когда внешние воздействие вредит её коже. Она почувствовала, как ущерб резонирует напрямую с сутью самого её существа. И повреждение внутренних органов не сопровождались субъективными симптомами. Зачастую, боль чувствуется слишком поздно.

Могла ли обычная больница вообще определить причину этого? Точно также, как особую болезнь могут проглядеть обычным диагностическим оборудованием, разве не было возможности того, что явление её атаковавшее пришло из чёрного ящика или слепого пятна мира?

«…Что за напасть».

Она тряхнула не задумываясь.

Никто не знал, что с ней произошло. Значит, никто не мог решить, было ли с ней до сих пор что-нибудь не так. …Но если она позволит этому её напугать, она не будет отличаться от посещающих больницу за больницей и заканчивающих тратой всех денег на самостоятельно приодевшегося экзорциста где-то в обветшалой лачуге. Точно как с уязвимостями нулевого дня, 0 в результате сканирования не значит, что ты в безопасности, но сомнения во всём лишь приведут её к ограничениям без причины.

(Теперь, что делать?)

Суматоха вызванная волной жара и Элементами закончилась, и Академгородок должен быть восстановлен и работать. Это подразумевало школу. Но она только что вышла из больницы. Никто не будет её винить, если она пойдёт в общежитие и заберётся в постель.

Но по какой-то причине она так не поступила.

Её ноги привычно понесли её к Средней Школе Токивадай в Школьном Саду.

«…»

Её дыхание было белым соответственно раннему зимнему утру, и она смотрела на парадные ворота.

И на то, что лежало за ними.

Белое здание школы, символ Средней Школы Токивадай, было разрушено яростной атакой Элементов. И бунтовщики снаружи ходили вокруг, грабя меблировку и оборудование развития эсперов.

Но время быстро пролетело.

Она слышала движение кранов, грузовиков и другого тяжёлого оборудования. И гора обломков, которая когда-то была школой, уже больше, чем на половину, была на пути к школе. С периодическим свистом блоки и модули, из которых собиралась школа, опускались на места толстыми кабелями. Должно быть они снова обновили способ строительства потому, что детали были устроены как пластиковые детские кубики и соединялись защёлками и наполнителем, чтобы сборка здания проходила быстрее и эффективнее, чем из обычного железо-бетона.

Даже если он выглядит как количественное произведение искусства, этот город оставался созданием лучших технологий. Позволить кому-то делать то, что обычно требовало профессионалов с десятилетиями опыта за плечами, могло быть доказательством продвинутых технологий.

«…»

Почему она сюда пришла?

Что она хотела сделать в Токивадае?

Девушка потерялась в мыслях, глядя на то, что выглядело как таймлапс строительства в рекламном ролике строительной компании, но затем её ушей достиг сладкий голос.

«Ох? Мисака-сан? Ты прилежней в учёбе, чем я предполагала».

 Часть 4

Они предпринимали великий побег из Академгородка.

…Однако, это не значило, они должны запрыгивать на крышу ускоряющегося поезда, забираться на колесо самолёта перед взлётом, чтобы пробраться внутрь, или копать туннель ложкой. Они шли как обычно, ждали на автобусной остановке как обычно, и ехали в 11 Район как обычно. Час пик ещё не наступил, поэтому было полно пустых мест.

«Хватит вот так озираться по сторонам, Ками-ян. Спрятанных жучков здесь нет».

«Т-ты уверен?»

День был на столько мирным, что это по-настоящему беспокоило Камидзё.

Поскольку Майка время от времени снимала телефоном пейзажи из окна автобуса, он догадался, что она уезжала с большей неохотой, чем делала вид.

«Я не знаю, чем заняться, когда время просто идёт, и ничего не происходит…»

«Ты на слишком многое обращаешь внимание, Тома. Вот так это работает. Тебе нужно поправить внутренние часы».

Индекс была совершенно права. Он немного беспокоился, что больше не может спокойно сидеть в классе всю смену.

В автобусе время текло медленно, но наконец-то они въехали в 11 Район и вышли перед самым началом часа пик. Автобус направляющийся обратно к центру Академгородка был похож на поле боя. Обычно Камидзё в школу ходил пешком, в солнце и дождь, но мог сказать на сколько тяжело сесть в автобус или поезд к школе.

11 Район был важным местом во время спасения Камисато.

«Я запомнил этот район исключительно как груду контейнеров, но глядя на него сейчас, здесь живёт удивительное число людей».

«Его используют в основном как база распределения наземных маршрутов, поэтому ты не ошибался. Хотя он немного напоминает пустыню без круглосуточных магазинов и супермаркетов, поэтому рекомендовать его я не могу, ня».

Половина продуктов, которые попадали в Академгородок проходили здесь, но живущие здесь люди не могли их коснуться. Поезда Академгородка прекращали ходить рано, поэтому для живущих здесь онлайн магазины, вероятно, были единственным вариантом.

«Постой, у нас сегодня есть занятия в школе? Если да, то моя посещаемость под угрозой!!»

«Ты до сих пор об этом беспокоишься, Ками-ян? Уверен, ты уже остаёшься на второй год».

«До сих пор, уверен, уже?! Не ставь на мне крест тройным ударом!! Остаться на второй год невероятно тяжёлый удар для старшеклассника!»

Жизни у всех разные. Есть куча причин остаться на второй год, в том числе борьба с серьёзной болезнью или работа для поддержания семьи. Но без подобной причины, когда все в классе называют тебя «сенпай» по причине не лучше, чем «он тупой», образ не соответствовал идеалу школьной жизни в голове Камидзё Томы. Да, за его ожиданиями нет настоящей логики. Они были того же уровня, что и его желание испытать романтический опыт и потерять девственность до 20, или чтобы это случилось с хорошенькой молодой женщиной живущей по соседству. Но он хотел смотреть на своё взросление с точки зрения подростка. Эту часть своей жизни он должен был защищать любой ценой!

«Я буду следовать ему не смотря ни на что, чёрт».

«Не вижу смысла…»

«Бур, бур. Молодая комендант общежития. Бур, бур. Нуждается в подключении телевизора и цифрового видеомагнитофона».

«Теперь что ты вещаешь, Ками-ян?»

Связи между мыслями считаются тем, что позволяет человеческому мозгу опередить суперкомпьютер, но они ведут к трагическим результатам, если использовать их неправильно. И это был как раз такой стереотипный пример.

Отинус укусила колючко-волосого парня за мочку уха с его же плеча.

«Эй, человек. Просыпайся уже. Гав, гав».

«Ах?! Ч-что я только что делал…?»

«Ты был в безумном трансе. У тебя есть талант в сейде[6]«.

«У-ум, ух…ох, точно. Цучимикадо, добраться до окраины города хорошо и здорово, но что нам теперь делать? Сомневаюсь, что они выпустят тебя через ворота без авторизации».

Камидзё посмотрел на стену более в двое выше его роста. Поскольку Цутимикадо выбрал в частности эту точку, с другой стороны будет ждать англиканская команда возврата.

Но целью было не это. Даже несколько метров, они были самыми сложными. Они не могли ходить сквозь стены, как привидения, поэтому им понадобится способ её преодолеть

У Цутимикадо был ответ:

«Нам нужно лишь перебраться».

«Чувствую, будет сложнее».

В конце концов, её охраняли люди, которым разрешили стрелять для предотвращения утечки технологий. Она должна быть защищена сенсорами и камерами. Когда могут застрелить в случае обнаружения, не многие предпримут попытку смертельного восхождения.

Но Цутимикадо охотно продолжил.

«Ками-ян. Толстая стена окружающая Академгородок и её подземная структура также функционируют как крупномасштабный ускоритель частиц. И конечно, функционирует при миллиардах эВ. Единственный электрический выстрел несёт достаточно энергии, чтобы испарить спортивный стадион в вспышке света, ня».

«И это сооружение предназначено для столкновения атомов и протонов на скорости 99% от скорости света, чтобы пронаблюдать их распад, поэтому, если во время сломается экран туннеля, вырвутся всякие нейтроны,» добавила Фран. «Хотя, этот толстый свинцовый экран должен был защитить оборудование от волны жара».

«На секундочку, звучит опасней, но думаю, это значит, что этот город такой же ненормальный как и всегда».

«Только потому, что он находится на глубине 200м, не подразумевает его безопасности, ня. И это подразумевает строгие меры защиты,» объяснил Цутимикадо. «Кольцевая стена покрыта камерами и сенсорами, но существует иерархия приоритетов внутри всей стены комплекса. Защита ускорителя является высшим приоритетом, а стальное идёт потом. …Поэтому, если нарушена внутренняя стабильность ускорителя, все ресурсы будут направленны на помощь в восстановлении. Тем временем, охрана, предназначенная для предотвращения проникновения или побега, значительно ослабнет. Так сильно, что её можно будет полностью нейтрализовать, ня».

Говоря это, Цутимикадо вытащил опасные с виду предметы и начал их собирать.

«Значит это работа для большого бура и царской водки, ня. Давай повеселимся, проделав в стене отверстие и земле и закоротив провода!»

«Бфф?! Ты вёз это с собой в автобусе?! Разве это не та штука, которой в фильмах мафия растворяет трупы?!»

Это была смесь соляной и азотной кислоты, которая в сфере развлечений встречается не реже плавиковой. В отличии от простой серной кислоты, она могла жестоко без труда растворять чистое золото и платину, поэтому она была известна за способность растворить труп, не оставляя даже платы кардиостимулятора. …Что делало её крайне опасной для обычного ношения потому, что в случае случайного повреждения контейнера, уже ничего нельзя было сделать.

«Я запомнил план. Я начну работать в слепом пятне камер, буду сверлить под углом вниз от основания стены, следя за тем, чтобы не задеть проводку сети сенсоров, проходя сквозь неё, а потом налью внутрь царской водки, ня. Ей, собственно, глубоко под землю попадать не нужно. Ей надо лишь поджарить силовой кабель, который соединяет стену и подземную часть».

«Хорошо, хорошо. Давай занимайся этим сам, о великий учитель».

Это было обычное жульничество. Камидзё отпустил едкий комментарий, уставившись на Цутимикадо так, будто смотрел фильм триллер, в конце которого убийца оказывается чупакаброй. Что от него нужно было этому перфекционисту? Смысла в этом не было, но казалось, что Цутимикадо и Фран видели особый смысл в простом участии колючко-волосого парня. Потому они лишь хотели, чтобы он заработал приз за участие, и не ожидали от него настоящих действий. Камидзё начал желать, чтобы они просто прислали ему поздравление, вместо того, чтобы таскать за собой.

Некоторое время был слышен звук измельчаемого камня.

Цутимикадо без труда пробурил отверстие шире кулака и залил жестокий химикат внутрь.

Совершенно нормальное и оживлённое раннее утро закончилось крайне громко. Звук был достаточно глубокий, чтобы Камидзё не поверил в то, что до сих пор потреблялось такое количество электричества.

«Там больше одного кабеля питания, поэтому будет подключен аварийный источник и запущен через 4 минуты 50 секунд. Это продолжительность длинной песни, но будет не легко взобраться и спуститься за такое время. Пошли!!»

Крикнув, Цутимикадо схватил LED полоску верёвки гирлянды натянутую поблизости и забросил её на вершину стены. Он мог сам забраться на высотное здание, потому это было больше для Майки и Фран. Мышление «леди вперёд» явно срабатывало внутри него только, когда дело касалось его младшей сестры.

В смысле, это была лишь одна верёвка, не верёвочная лестница со ступеньками. Взбираться на стену по ней будет тяжело.

Казалось, Цутимикадо был в себе уверен потому, что занял позицию у подножия.

«Сначала, мы затолкаем Майку, поскольку это будет дольше всего. Потом Фран-чан. Человек сверху может помочь втащить следующего. Это ускорит дело».

«Понял,» сказал Камидзё. «Я помогу тебе толкать снизу».

Толстая стена была очень похожа на Великую Китайскую Стену, потому, как только ты на вершине, больше нет опасности упасть. Есть куча места упереться, вытаскивая тяжёлого человека.

Тем временем, Майка волновалась о своём длинном платье горничной.

«Я вот так одета, знаешь?»

«Просто лезь. Я надену повязку на глаза, если это поможет».

«Эй, человек. Может ты думаешь, что показываешь свою вежливую сторону, но ношение повязки, когда на тебя наступает горничная, лишь выставляет тебя как высокоуровневого извращенца».

Благодаря полезному божественному посланию, они просто согласились.

Камидзё и Цутимикадо разом схватили Майку за ноги и подняли. Даже если стена высокая, она лишь двое выше их, потому им едва ли нужна была гирлянда. Горничная стажёрка схватилась руками за край стены и с трудом подтянулась.

Потом Майка наклонилась со стены и вытянула руку.

«Эй, Камидзё Тома. Как только мы доберёмся до…ну, я на самом деле не знаю, куда мы собираемся, но я свяжусь с тобой, поэтому убедись, что примешь мой запрос дружбы».

«Я вообще-то не особо сижу в социальных сетях…»

«Тогда это твой шанс начать».

Они не смогут видеться с Майкой или Цутимикадо, после пересечения стены, но это не означало потерю всех связей. Поэтому Камидзё кивнул. Увидев это, горничная стажёр слегка улыбнулась.

 


[1] рис, отваренный на мясном бульоне с тёртым сыром и специями

 

[2] https://ru.wikipedia.org/wiki/Вонтоны

 

[3] https://ru.wikipedia.org/wiki/Гюдон

 

[4] Индийская лепёшка.

 

[5] Обращение к старшему (брату) из сленга якудзы, но здесь это персонаж из Наруто http://naruto.wikia.com/wiki/Aniki

 

[6] https://ru.wikipedia.org/wiki/Сейд_(магия)

 

Это случилось мгновение спустя.

У них не было времени на Фран.

Сначала, громыхнул низкий, зловещий звук, но Камидзё понятия не имел, что вызвало это шум.

 Часть 5

Стена.

Камидзё Тома увидел в ней большую перемену.

Нечто похожее на чёрную тень поднялось прямо из толстой стены окружающей Академгородок.

Это был знак зла, которое не давало кому-либо сбежать.

И оно проглотило маленькую девушку, которая взобралась на стену.

«Майка…?!»

Цутимикадо выкрикнул её имя потому, что в той чёрной тени была какая-то сила. Тело маленькой девушки неустойчиво парило в воздухе. Выглядело так, будто её пронзил стержень . Прежде, чем даже закричать, она потеряла равновесие и упала туда, где Цутимикадо едва смог её поймать.

Что-то пошло не так.

Камидзё Тома смотрел на нечто, чего там точно быть не должно.

«Что…это…?»

Майка безвольно висела на руках брата, но в этом не было смысла. Она не билась о землю, поэтому не должна была получить настоящих повреждений.

Но причина её безвольно обвисших конечностей была очевидна.

Странная чёрная тень собралась в короткий меч, который пронзил центр её плоской груди. Она не истекала кровью, но он пронзил её форму горничной и плоть. Кончик даже выступил из спины.

Это точно было не возможно при обычных физических законах.

Это было нападение невидимого преследователя, который использовал какую-то сверхъестественную силу.

«С дороги, Цутимикадо. Моя правая рука об этом позаботится».

«Нет, постой! Не делай, человек!!»

Только Камидзё шагнул вперёд, как был остановлен Отинус, его понимающей, ближайшей, чем кто бы то ни было.

«Этот Председатель Совета Директоров держал тебя в городе всё это время, так неужели ты думал, что он воспользуется сверхъестественными силами силами без понимания работы Разрушителя Иллюзий?! Это проклятие было создано, чтобы быть сломанным!!»

«Что это значит?! Мы можем спасти Майку или нет?!»

«Тома, это похоже пазл из стекла».

Индекс спокойно обследовала тело Майки.

Библиотека гримуаров анализировала проклятье.

…Значит ли это, что сработала магия, а не сила эспера?

«Если оно рассыпется, осколки разлетятся повсюду. Они разорвут Майку изнутри. Касание твоей правой руки лишь ухудшит её состояние».

«Чёрт, они так могут?!»

Атака была похожа на ребус. И ни на что, с чем он сталкивался ранее. Оно не восстанавливалось постоянно, как Иннокентиус Стейла, и не настолько мощное, как Гунгнир Бога Магии Отинус, что его тяжело отклонить. Вместо грубой силы, эта мрачная ловушка была создана из ограниченного количества ресурсов.

Впечатление от магии сильно менялось в зависимости от пользователя.

Это и тот факт, что нападающий до сих пор не показался, был Камидзё не понятен.

И это ему кое-что напомнило.

Особенно термин «проклятье».

(…Это он.)

Мисаку Микото вывело из строя, когда они пытались спасти Камисато. Когда в неё попали во время запуска оригинального КПУ, разве нападающий точно также воспользовался проклятьем, не показываясь?

(Это сделал тот же ублюдок? Потому что моя рука не дала ему полность разделаться с Микото, он усовершенствовал свою методику…?!)

Если эта кошмарная мысль была верной, то Камидзё отчасти был повинен за то, что Майку втянуло в это ненормальный водоворот.

«Индекс, ты точно понимаешь, как оно работает? Что на счёт тебя, Отинус? Если мой Разрушитель Иллюзий не работает, как нам это из неё достать? Фран, Цутимикадо. Кто-нибудь знает?!»

Это был бессмысленный вопрос, как у члена семьи, молящего врача перед операцией.

Если бы кто-нибудь знал ответ, он бы не молчал.

Индекс идеально помнила 103000 гримуаров, Отинус была единственным выжившим Богом Магии, Цутимикадо — двойным шпионом для магии и науки, а Фран тайно следила за Камисато Какеру. Вопрос был прямо перед ними, но даже сочетание таких противоестественных сознаний не могло обнаружить ответ.

Это был Председатель Совета Директоров Академгородка.

Этот барьер был известен как Алистер Кроули.

«…Хей, Ками-ян».

Наконец заговорил Цутимикадо.

«Я хочу поменять планы, но, вероятно, это приведёт к самому большому из возможных сражений. Ты всё равно меня выслушаешь?»

«Не ходи кругами. Просто скажи, что нужна моя помощь с твоим эгоистичным желанием».

Со сводной сестрой на руках брат слегка улыбнулся немедленному ответу одноклассника.

У него было сложное положение двойного агента, но он мог честно разговаривать, даже если Академгородок был вражеской территорией. Однако, вероятно, колючко-волосый парень не осознавал, на сколько Цутимикадо был за это благодарен.

Парень в солнечных очках просто выпалил слова, будто тяжесть спала с плеч.

«Если это проклятье пришло напрямую от Алистера, мы сможем выяснить как его снять, если доберёмся до последнего. Магия это техника созданная для использования человеком в конце концов. Но это означает встречу с тем самым человеком, от которого мы пытались сбежать. Это как забраться прямо в логово особо большого тигра людоеда».

«В смысле?»

«Безоконное Здание. Мы войдём в его крепость».

Эта мысль перевернула планы у них в голове.

Вместо побега из города, они пойдут вламываться в логово врага. Они побегут наперегонки, целясь прямо в центр мира для защиты драгоценной жизни.

Но Камидзё не колебался.

Он тоже улыбался.

«Звучит замечательно. Вот это больше в моём стиле».

«Просто для ясности, мы говорим о неразрушимой крепости, которая может выдержать ядерный взрыв».

«Но нет ничего совершенного. Я видел как эту неразрушимость сломали дважды. Один раз Бог Грома Тор, и один раз Кихара Юитсу».

Ему лишь нужно было поделиться информацией о том опыте.

И выражение лица Фран говорило о том, что она тоже понимала, будто испытала последнее на собственном опыте.

«Под зданием есть огромное помещение. Камисато Какеру воспользовался Отвержением Мира, чтобы нас спасти и разрушить ракетные ускорители на нижней стороне Безоконного Здания. …Значит, прямо сейчас там огромное отверстие. Прямо сейчас здание не совсем непроницаемое; мы сможем забраться внутрь».

…Конечно, вероятность того, что Алистер не осведомлён об отверстии в своём королевском дворце, была ничтожной. Потому существовала астрономически большая вероятность какой-нибудь ловушки или засады, которую для них приготовили внутри.

Но у них правда не было другого выбора.

Пока они ждали, обещанные 4 минуты 50 секунд истекли. И даже если они попытаются вновь взобраться на стену, вероятно, проклятье снова их атакует. Иначе, им придётся уничтожить «человека», который правит Академгородком, если они собираются безопасно сбежать.

Поэтому Камидзё и Цутимикадо не колебались.

Ни добро, ни зло им в этом помочь не могло. Поскольку «человек», который построил город, составил правила, они действительно заслуживали наказания за попытку побега. Но они доверяли своему собственному мнению больше, чем даже правилам, которым следовали 6 или 7 миллиардов человек.

Они собирались защитить эту единственную драгоценную жизнь.

Даже если по правилам, собранным в какой-нибудь книге это было неправильно, у них не было причины чувствовать стыд. Это действие не требовало от них чьего-либо разрешения. Волна жара прошла, и Элементы ушли, и 48 Часов Восстановления Порядка истекли. Вернулась обыденная жизнь. Поэтому им следовало подчиниться этой обыденности и вести себя подобающе.

С сердцами объятыми такими чувствами, оба парня заговорили одновременно, будто заявляли всему миру.

«Давай его порвём».

«Давай его порвём».

Глава 2: Куда бы Тебе Убежать? — Побег_в_Центр.

Часть 1

Бродящую как блуждающий странник Мисаку Микото окликнул знакомый ей человек.

«Шокуха? Что ты здесь делаешь?»

«А на что это похоже?»

«…Ты похожа на излишне прилежную девушку, которая пришла в школу, когда все забыли ей рассказать, что её отменили из-за тайфуна».

«Ках, ках!! От куда у тебя такая сила воображения?! Э-это явно не то, что здесь происходит!!»

«Перестань меня хватать. Ты слишком близко».

#3 раздражённо отвела взгляд, когда другую девушку повело, и они сблизились так близко, что их носы практически соприкоснулись.

Мисака Микото и Шокухо Мисаки.

Обе были асами престижной Средней Школы Токивадай. Они были монстрами, двумя из семи 5 Уровня Академгородка.

Но здесь некому было завистливо смотреть.

Микото слегка толкнула Шокуху в центр объёмной груди, чтобы отстраниться от большого давления тела этой девушки.

«…Вижу никто не пришёл,» пробормотала Микото.

Лишь они вдвоём были одеты в форму Токивадая. Больше тут никого не было. Академгородок вернулся в норму, поэтому у них должны были быть уроки. Исходя из состояния здания школы, где-то должны были снимать помещение. Но никто нигде не собрался. Структура школы распалась.

#5 по-детски надула губы.

«Ну, можно ли их винить после всего этого? Перестань появляться одна или две, комендант их общежития или воспитатель с этим бы справились, но взрослые ничего не могут поделать, когда так поступают все».

Казалось, одинокая королева хотела сказать, что любая девушка ведущая себя «как обычно» была необычной.

«Я понимаю, что они чувствуют».

«Не ожидала от тебя такое услышать, Мисака-сан».

«Правда?» Микото выдохнула пар, вздыхая. «Это был не шок от вида разрушенной школы. И не страх перед нападением бунтовщиков. …Они боятся собственной силы. И узнав, как именно пользоваться этой силой для выживания, они не уверены, что смогут её просто выключить и вернуться к обычной жизни. Поэтому их просто замкнуло».

Средняя Школа Токивадай была престижной школой развития эсперов.

Зарегистрированные там молодые леди были от 3 до 5 Уровня.

Практически у всех учениц была сила, которая, при правильном использовании, превосходила нож или пистолет, но что-то пошло не так.

Да.

«Большинство не было уверено, почему они тренировали свои силы».

Шокухо выдохнула пар, обхватила себя руками и свела бёдра.

Почему ты учишься?

Сколько людей могло точно ответить на этот вопрос? Потому что мне сказали родители, почему меня научили учителя, потому что так устроен мир. Такими будут ответы большинства людей. Даже ученики с ясным видением своего будущего ответят что-нибудь неопределённое, вроде «для вступительных экзаменов» или «ради своего будущего».

Лишь малая горстка сложит в голове кусочки головоломки, на подобие «мне нужно научиться пользоваться этим уравнением, чтобы я мог построить ракету».

Такими же были леди Средней Школы Токивадай.

«Ширай-сан и другие оглядываются на других, но такие как ты настоящая редкость. Действительно, так стыдно оставлять её с тобой, Мисака-сан».

«Оставлять её со мной? Говоришь так, будто она тебе принадлежит».

«И не тебе».

Всё это время эти девушки развивали свои силы без чёткого видения их использования.

«Пользоваться своей силой».

Когда Микото поднесла руки и выдохнула на них пар, Шокуха по какой-то причине придвинулась. Не стоило с этим что-то делать, поэтому они вдвоём продолжили дышать, чтобы согреть окоченевшие кончики пальцев.

Шокухо прижалась к Микото плечом и от неё повеяло сладким запахом, продолжая.

«…Это целиком нормально, но это пугающе нормально. Их способности позволили с лёгкость выжить во время волны жара и беснующихся Элементов, теперь, зная, что они воспользуются теми же способностями в мирной ежедневной жизни, они не смогли удержаться от испуга».

Сила и удовольствие могут быть похожи.

Как только входишь во вкус, есть риск привыкания.

Это справедливо для наркотиков, для чит кодов, азартных игр и шпаргалок на экзаменах.

Как только ты узнаешь о способе по-легче, не можешь поступить иначе. Силы, которые позволили им так просто выжить в той враждебной среде, навсегда останутся с ними. Их жизнь станет намного удобней, если они будут ими пользоваться. Но привычка ездить лифтом вместо лестницы ослабит ваши ноги. А если будете полагаться на преобразование кандзи в смартфоне, будут трудности с письмом или чтением. Точно также, научившись поступать проще, тяжело удержать себя в привычных пределах.

Они не могли простить себе того, что выросли столь отвратительно испорченными.

Боялись пользы своих сил по жизни.

«Раз говоришь, что понимаешь их чувства, предположу, что ты уже полностью выжгла себя своими внутренними переживаниями?»

«Лично я не понимаю, как ты можешь вести себя как ни в чём не бывало. Поскольку ты не шокирована, на сколько же ты полагаешься на свою силу?»

«Не хочу слушать такое от того, кто бьётся электричеством круглый год. Но видимо это связано с нашим 5 Уровнем».

«Может быть».

«Каждый 5 Уровень ограничивает свою силу,» сказала Шокуха. «Ну. это могло зайти слишком далеко. Но на нашем уровнем статус человека неразрывно связан с мощью нашей силы».

Когда атлет выигрывает олимпийскую золотую медаль, то больше не может уйти из спорта не зависимо от личной жизни. Когда учёному присуждают Нобелевскую премию, он полагается на свою область не зависимо от полученной работы. Люди с превосходными результатами привязываются к ним. Им стало мучительно больно узнать, что у них всегда была эта способность, с которой они постоянно жили. До такой степени, что не было никаких ощутимых симптомов.

Не смотря на это, Мисака Микото сказала, что понимает чувства девушек, которые попытались отделить себя от своей силы.

«Не могла ли бы ты воспользоваться своей силой, чтобы защитить их? Твоя одержимость работает на всех, кроме меня, верно?»

«Может быть. Но не думаю, что это ненормальное душевное состояние».

«?»

«Они всегда несли в себе силу, которая может кого-нибудь убить в зависимости от применения. И, в отличии от ножа или пистолета, они не могут просто отложить её в сторону. Разве это не то, что должно наполнять тебя страхом?»

«Ну, думаю так».

«Они не могут также как и ты контролировать себя в настоящих битвах, Мисака-сан, но, думаю, им важно договориться с собой теперь, когда они чувствуют этот страх. Если я воспользуюсь своей силой, чтобы приглушить их страх перед смертельным оружием и вернуть к школьной жизни, кто знает, что они натворят с улыбкой на лице».

«Ты только что-то сослалась на меня как на какого-то монстра?»

«Выстрел металлическим снарядом со скоростью трижды превышающей звуковую без убийств требует большего контроля, чем бритьё лишних волос на теле взмахом японского меча. Хотя, ты можешь этого не понимать, раз всё делаешь инстинктивно».

Мисака Микото вздохнула.

Должно быть ослабло её собственное сердце. Она обнаружила себя говорящей то, что никогда обычно не сказала бы.

«…Могу ли я кое-что с тобой обсудить?»

«Нет, спасибо. Боюсь, ты метнёшь в меня копьё, так что давай не будем».

«Это касается того идиота».

«Почему раньше не сказала? В таком случае можешь даже не спрашивать».

По какой0то причине Шокухо необычайно сильно наклонилась вперёд.

Их губы разделяло меньше 5см, поэтому посторонний наблюдатель видел невероятно прелестную сцену между двумя леди.

«Меня пугает не сила моего #3 5 Уровня. Не мой Рейлган».

«Не жестоко ли обсуждать такое с #5?»

«Я не пытаюсь хвастаться своим более высоким рангом». Микото прижала указательный палец к губам Шокухо. «Я говорю о ’силе’ отличной от моей эсперской».

«Мм. Мисака-сан, можешь прекратить тискать мои губы?»

«Мне гадаю, что делать с КПУ».

 Часть 2

«Хмм?»

Горничная Цутимикадо Майка как ни в чём не бывало открыла глаза, встала и наклонила голову. Её плоскую грудь проткнул короткий меч из концентрированной тени, но признаков боли, страдания или страха она не подавала.

«Так что это за штука? Уверен, что не простая шутка иллюзия или голограмма?»

…Камидзё не хотел, чтобы знакомая девушка корчилась от боли держась за грудь, но это было по-своему жутко. Недостаток ощутимых симптомов нельзя было использовать как показатель её безопасности или подверженности риску. Пугающее сравнение, но это напомнило ему о случайном телерепортаже про то, как кто-то возвращался к повседневной жизни со скальпелем или пинцетом внутри, случайно оставленными в теле во время хирургической операции.

И у них не было времени рассиживаться.

Упало что-о тяжёлое.

«…?»

Камидзё нахмурился, и все повернули головы.

Что-то лежало на дороге, хотя раньше там ничего не было. Камидзё сначала не смог определить явно выбивающийся из окружения неуместный предмет. Серебряное кольцо неизвестного назначения. Без надписи или узора, но узнал его Цутимикадо, не колючко-волосый парень.

«Наручник?»

Да, верно. Наручник. Было тяжело судить по одной половине, но теперь, зная это, Камидзё расслабился. Его освободили от необходимости описывать таинственный предмет собственными словами и правильно его классифицировать. У него было мало возможностей столкнуться с этим зловещим инструментом.

Но, ожидаемо, этим всё не закончилось.

Что-то извивалось.

Будто пытаясь присоединиться к недостающей части наручников, цепь размером с ноготь выстрелила из края серебряного кольца. Места для хранения цепи не было, но она продолжала бесконечно вытягиваться будто рулетка. Она извивалась, оборачивалась вокруг себя и, наконец-то, обрела форму.

Выглядело практически как человеческий скелет.

Потом оно впитало и собрало сладкую воду, которая парила в воздухе, и обернулась ею будто невидимой плотью и кровью.

Одно кольцо выступало в роли черепа, а четыре конечности согнулись, чтобы опустить голову и дотронуться лбом земли.

Потом кольцо наручника оторвалось от земли, и чем бы оно ни было уставилось на них, твёрдо стоя на земле четырьмя конечностями.

В этот момент оно было больше похоже на зверя, чем человека.

И на ум Индекс пришёл определённый термин.

«…Зверь666».

«Магическое имя Алистера Кроули?!» заревела Отинус с плеча Камидзё.

Это сработало как спусковой крючок.

Продолжая исполнять роль основы невидимой плоти и крови, наручник и цепь излучали странный радужный свет. Потусторонняя сцена, будто кто-то танцует в LED костюме в темноте. И ещё напоминало тайный бросок тяжёлым мячом с земли.

В этот момент они не могли утверждать, что у этого нечто нет враждебных намерений.

Их не могли случайно подловить произвольным нападением.

«Оххх?!»

Камидзё честно подчинился страху и отвращению, которые распространились из сердца по всему телу. Он сжал правый кулак и шагнул вперёд. Скорее, не чтобы храбриться, он махнул кулаком по той же пессимистической причине, по которой люди хватают пульт для переключения канала, когда по телевизору идёт ужастик.

«?! Подожди, человек!!»

Отинус снова закричала у него на плече.

Он подпрыгнул от удивления, но уже было не остановиться. Он понял, что наступил на какую-то мину. В конце концов, Бог Магии, которая раздавила Разрушителя Иллюзий Гунгниром или арбалетом, настойчиво просила его остановиться. Обязательно случится что-то ужасное. Страха и сожаления крадущихся по позвоночнику было достаточно, чтобы у него широко раскрылись глаза.

Потом его кулак столкнулся со скелетом из цепи.

Мгновение спустя чистые плоть и кровь и радужный скелет взорвались как водяной шарик.

«Эх…? Ах…???»

Потому что всё прошло слишком хорошо, сердце Камидзё неравномерно билось у него в груди. Будто сказали, что шариковая ручка ударит током, если ею постучать, сжать зубы перед попыткой, а потом обнаружить, что ничего не случилось. Его разум не мог понять, как обработать явление перед глазами.

Но маги всё ещё были осторожны.

«Не снижайте бдительность,» сказала Фран. «Вас обволакивает какой-то туман!!»

«?»

Когда Бикини под Толстовкой Фран указала на это, Камидзё наконец-то посмотрел на своё собственное тело.

Она была права.

Не совсем статическое электричество, не сияние и не туман. Будто блеск поверхности CD диска. Разновидность смутной дымки распространялась в воздухе и исчезала, окружая его тонким слоем. Камидзё многого не знал о магии, но цвет схожий со странным наручником сообщал о плохих новостях.

«Н-но так что? Не важно свет или дымка меня окружает. Не похоже, что оно причиняет боль или-…»

Всё его тело замерло до того, как он закончил «чем-нибудь».

Он увидел едва озадаченную Цутимикадо Майку.

У неё в груди явно торчало оружие, но она не чувствовала боли или страдания. Нехватка ощутимых симптомов не означала, что не было ничего неправильного.

«Карма, хм?»

Цутимикадо говорил с раздражением.

Камидзё нахмурился.

«Карма?»

«Не ожидаешь такого от британца Кроули, но по излюбленным словам Золотой Секты она основывается на Каббале, её фундамент Герметизма [1] по-настоящему международная смесь египетской и греческой мифологии всюду напичканная именами Тота[2] и Меркурия[3]. В добавок, он сделал собственную переводную таблицу, чтобы показать работу восточной Книги Перемен[4] при использовании западных ценностей. Его путешествия привели в Азию, и существует история его попытки изменить местную религию, увидев буддийский храм эры Камакура».

«Нет, ум, я больше про определение кармы спрашивал».

«Карма как в кармическом воздаянии. Идея в том, что наши собственные действия приводят к заслуженным результатам». Отинус скрестила руки и вздохнула у него на плече. «Простейшая форма кармы — карма убийства. Если убьёшь чьего-то родителя, ребёнок будет преследовать тебя из мести. Разбитие и убийство радужной цепи правой рукой вешает на тебя соответствующую карму. Не хорошая ситуация. Он явно отправил этого убийцу, чтобы наложить на тебя эту карму».

Индекс сделал озабоченное выражения лица и продолжила объяснение.

«В соответствии с Книгой 4 и Сочинением 777, символическое цепное оружие используется для связывания блуждающих мыслей. Но в отличии от огненного скипетра палки или ветрового кинжала, это не физический инструмент. Это лишь способ пользователю заклинания заполучить подсознательный контроль».

«Так что мне будет от этой штуки вокруг…?»

«Не знаю. Но чем дальше это заходит, тем сильнее и толще становится. Можно пробить пальцем один лист бумаги, но достаточное количество слоёв может остановить пулю».

Камидзё представил себя вынужденным носить 10 или даже 100 слоёв одежды. Сколько же они будут весить и сколько боли принесут? Возможно, его обездвижит.

«Но разве я не могу уничтожить эту радужную карму правой рукой?»

«Алистер выращивал Разрушителя Иллюзий в своём городе, так ты действительно считаешь, что он об этом не подумал, человек? Можешь убить карму, но тогда понесёшь карму убийства кармы. Убив ребёнка мстящего за родителя, будешь лишь атакован его братьями и сёстрами».

Чем больше он убивал, тем сильнее разрасталась его карма, так что она быстро станет неконтролируемым снежным комом. Значит ли это, что будет лучше её игнорировать?

Но что-то его беспокоило.

«Погоди. …Если штраф растёт с моими убийствами…»

«Ага». Цутимикадо осторожно оглянулся. «Сомневаюсь, что оно закончится один таким».

Они услышали падение чего-то на землю.

Они понятия не имели откуда оно, но кольцо наручника упало недалеко точно также, как и раньше.

Нет, это не всё.

В отличии от предыдущего, возле него было нечто похожее на велосипедную цепь.

С оглушающим металлическим звуком цепь выстрелила из обоих голов и сформировали человекоподобные скелеты.

Одна цепь предназначалась для связывания движений.

Другая цепь предназначалась для переноса силы ускорения движения.

Обе были цепями, но сути их были разными.

«У этого символического оружия нет изначальной роли! Рассматривай шестерёнку как солнце, и оно символизирует мужчину. Рассматривай наручник как кольцо, и оно символизирует женщину. Эта симметрия используется для извлечения несуществующего элемента!»

«О, нет! Это кармический штраф? Это я его сюда привёл?!»

Камидзё содрогнулся при формировании мрачно светящего скелета, но Индекс покачала головой, держа на руках кошку калико.

«Нет, это не объясняет появление первого. Изначальная причина должна была существовать до уничтожения тобой радужного цепного монстра!»

«Изначальная…причина…?»

Какой была первая ненормальная ситуация?

Камидзё Тома, Индекс, Отинус, Карасума Фран, Цутимикадо Мотохару и даже кошка сосредоточились на одной точке.

«?»

Цутимикадо Майка единственная наклонила голову, когда все посмотрели в её сторону.

Безболезненный теневой меч всё ещё торчал посреди её груди.

Что-то невидимое обернуло 2 цепных скелета, как сахарная вода. Плоть и кровь. Убийцы с клыками и когтями наконец родились.

С их поражением это не закончится.

Будут появляться ещё и ещё.

«В-вы должно быть шутите».

Они были кармическими животными.

Победа над одним из них окружит радужной дымкой, и никто не мог вообразить, что случится, когда их количество дойдёт до 10 или 100.

Победа или поражение, скопление греха повесит «нечто» на спину.

Явная угроза появилась брошенной территории, как раз за стеной, где они не могли никого попросить о помощи.

«Тогда что? Эти наручники и шестерёнки будут плодиться вечно, пока вот это в груди Майки?! Значит мы не сможем оторваться от них не важно куда направимся!!»

Радужные цепные скелеты и их прозрачные кровь и плоть бросились со всех сторон, как стая гиен одновременно увидевших сырое мясо. Увидев руки, руки, руки и ещё руки с острыми когтями, Камидзё сжал правый кулак, несмотря на то, что это была плохая идея.

«Нн!!»

Бикини под Толстовкой Фран немедленно повысила голос. Она перестала быть уфологом и стала англиканским магом.

«Дева[5]. Хех[6], Хех, Ваю[7], Йод[8]. Веди свет 6 Знака потерянного из-за прецессии, о ангел с божественным именем из 8 букв. Прогони надвигающееся бедствие!!»

Желтовато-зелёный свет засветился на кончиках её пальцев.

Но прежде, чем Камидзё выяснил его значение, велосипедная цепь двинулась вперёд. И как только шестерёнка головы повернулась…

«Нет! Постой!!»

Крикнула Индекс, и свет с кончиков пальцев девушки с антеннами кроличьими ушками расстроился.

Сначала он сменился на ярко красный и потом взорвался у неё в руках.

«Ууух?!»

Девушка застонала от собственного взрыва, и следующей приблизилась цепь наручника. Другого выбора не было, поэтому Камидзё ударил зверя кулаком.

Оно с шумом взорвалось слишком легко, и карма опять обернулась вокруг его руки.

Она стала толще и более зловещей.

Фран тоже скривилась, держась за руки.

«…Почему Овен[9], Первый Знак, активировался…?»

"Они обрабатывают наши сердца, чтобы изменить цветовое восприятие у нас в голове! Наручник это застой, а шестерёнка это ускорение. От красного до фиолетового, цвета разделённые стеклянной призмой перевёрнуты!!

У старшеклассника вроде Камидзё не было способа судить о такой опасности, но, кажется, люди теряли контроль над своей магией.

И если магия была бесполезна, им придётся полагаться на Камидзё ещё сильнее.

Со лязгом кольцо наручника упало из пустоты и создало новую радужную цепь.

Ждать не было времени.

Но после стольких потрясений подряд внимание Камидзё дало осечку.

Он не заметил как Цутимикадо Мотохару, блондин в солнцезащитных очках стоявший рядом, исчез.

Грянул страшный рёв.

Огромный жёлтый кран расшвырял окружающие цепи.

Он весил более 10 тонн.

Масса стали прошлась насквозь на полной скорости обеспеченной дизельным двигателем, сметая убийц с пути.

И, конечно, его вёл он.

«Залезайте!!»

«Сказал, но сиденье только одно, Цутимикадо!!»

У Камидзё не было выбора, как подтолкнуть попки Майки и Фран, чтобы те забрались сбоку, схватить за руку Индекс и затащить её с собой, и прижаться к боковине как команда спасателей на пожарной машине. Спрашивая их о готовности, уникальный брат в солнцезащитных очках со скрежетом переключил рычаг передач и снова двинул сверх тяжёлого монстра.

Он поехал назад на радужные цепи, которые корчились на дороге, и вырвался от них с Камидзё и остальными, держащимися за кран.

Камидзё оглянулся, пока сильный ветер обдувал его тело.

«Чёрт, они сразу же встают!»

"Сомневаюсь, что существует простой способ их убить помимо твоего Разрушителя Иллюзий, Кками-ян. В первую очередь, мы говорим о магии уровня Алистера…но ещё дело в том, что они столь узко направленны, ня.

Цутимикадо продолжал говорить с водительского сидения.

Говорил так, будто ожидал чего-то столь же странного.

«В любом случае, нам нужно добраться до Безоконного Здания в 7 Районе. Так давай же расправимся с ним!!»

«…»

Сверхтяжёлый кран мог двигаться довольно быстро, как только набирал скорость. Убийцы наручники и шестерёнки уменьшались по мере своего преследования. Камидзё и остальные покинули безлюдную мертвецки тихую контейнерную станцию и направились прямо в полный жизни населённый район.

Но кризис не закончился.

«Вах?! Что, что?»

Горничная была в центре всего этого, но не похоже, что Майка чувствовала опасность, обескуражено прижимаясь к крану.

Местами от дороги летели оранжевые искры. Шестерёнки и кольца наручников падали из ниоткуда и бились об асфальт. Но они не могли поддерживать скорость потому, что оставались в пыли до принятия своей полной формы.

«Что за чёрт?! Их что бесконечно много?!»

«Нет, в первую очередь, они не физические объекты,» объяснила Индекс. «Как только какая-то не может нас больше преследовать, то теряет форму для пополнения запаса! Набор должен состоять из одной двойной пары!»

Но они не могли позволить себе снизить бдительность или расслабиться.

Просто потому что их скорости хватало оторваться от радужных цепей, не значило, что враг уйдёт. И если запасённые шестерёнки или наручники будут продолжать появляться рядом с Майкой, увеличивать расстояние между ними бессмысленно. Это как заполучить преимущество в эстафете, только чтобы следующий бегун начал бежать раньше.

Позволить им напасть вопрос даже не стоял, но беспечные победы над ними сопровождались штрафом. В добавок, их уничтожение лишь увеличивало запас. Сбивать и бежать было единственным выходом.

«В этом есть нечто странное,» сказала Отинус с плеча Камидзё. «Это определённо отвратительная техника, но не очень благоразумна. Это очень похоже на отправку преследования за нами, чтобы направить на нынешний путь. Будто гончая преследующая дикого кролика».

Камидзё был в шоке.

«Считаешь, Алистер заманивает нас в Безоконное Здание?»

«Нет, это было бы бессмысленно. Ты может не в курсе, но Безоконное Здание является центром научной стороны. Это ядро, которое он не может позволить захватить. Если может определять наш курс и заманивать туда, он мог лишь направить нас в тупиковый закоулок и позволить нас там избить».

«Так он ведёт дела,» вмешался Цутимикадо с водительского сидения. «Победа и поражение, успех и провал, приобретение и потеря, слава и унижения. Все они равны для Алистера Кроули. Результат не имеет значения, когда бросаешь кость, его цель достигнута, пока он может направить этот результат в одном единственном направлении. Вот во что он по-настоящему верит. Обычный человек сдастся так зрелищно провалив вызов Коронзона[10], но его это лишь распалило».

Камидзё чувствовал некий мощный поток.

Они отчаянно боролись, чтобы выбраться на берег, но поток воды держал их своей хваткой и не отпускал. Чем сильнее они пытались, тем больше их смывало течением, будто насмехаясь над ними.

«…»

Цутимикадо вёл кран по городу на красный свет и сбивая шлагбаумы железнодорожных переездов, которые опускались с пронзительным звуком.

Не важно какую территорию он занимал, это всё ещё был один город.

Не потребовалось много времени, чтобы добраться в 7 Район из 11 Района.

Девушка с антеннами кроличьими ушками заговорила, когда увидела бывший вход.

«Нашла».

«Ками-ян, где вход?!»

«Э-это прямоугольное отверстие на дороге…о, точно! Возле засохшего дерева вон-…!!»

Някающий парень в солнцезащитных очках не ждал, когда он закончит. Он дёрнул ручной тормоз, закрутил грузовик и высвободил груз крана: огромное ядро для демонтажа зданий.

Накопленную центробежную силу использовали, чтобы метнуть особо большой моргенштерн во плотно закрытый вход в подземное пространство, замаскированный под асфальт. Разрушительной силы было достаточно, чтобы 10-тонный кран поднялся так, что лишь с одной стороны колёса касались земли. Не понятно сколько замков или засовов удерживали его в закрытом состоянии, но удар создал прекрасное прямоугольное отверстие.

Цутимикадо как-то смог поставить все колёса грузовика на дорогу и заехать прямо в отверстие.

Они не могли забыть, что шестерёнки и наручники продолжали появляться вокруг Майки, пока она прижималась к боку крану. Никакое ускорение и движение не могло обеспечить им безопасность.

Шины порвало о землю, когда кран съехал на самый нижний уровень.

Тормоза заскрипели, и они увидели такое же просторное помещение, как и раньше. Это была крепость Кихары Юитсу, в которой она правила 100 девушек одной правой рукой.

Странно.

Эта пещера разрушения и катастрофы для них превратилась в надежду.

(Если задуматься, Юитсу в некотором роде исчезла, разве не так? …Ох?!)

Камидзё, практически слетев с грузовика, посмотрел вверх на бесчисленные ракетные ускорители, которые свисали сталактитами. Все они были повреждены, и была открыта большая рана. Это был их путь внутрь неприступного Безоконного Здания.

«…»

Бикини под Толстовкой Фран посмотрела на отверстие над головой, будто на солнце.

Это отверстие было им дано Камисато Какерой, которого здесь больше не было. Какие чувства оно принесло девушке, которая покончила со своей любовью?

«У нас нет времени!»

Крикнул им Цутимикадо, выставляя опоры крана и выдвигая стрелу. Да, как только грузовик остановился, они не могли сбежать от пары цепных монстров, которые появлялись вокруг Майки не зависимо от их местоположения. Пара догоняющая сзади их настигнет. Но чем больше они победят, тем больше неизвестного кармического штрафа понесёт Камидзё.

Значит, они должны были продолжать движение.

«Мы действительно это делаем…?!»

«Только не говори мне, что боишься высоты после прыжка из общежития и нырка из самолёта, Ками-ян!!»

Диагонально раскрытая стрела крана была современным Бобовым Стручком Джека современности. Ни перил, ни страховки. Один раз подскользнёшься и упадёшь прямо на твёрдую землю.

Камидзё мог придумать только один способ направить свои мысли в положительном направлении:

В1: Что лучше, упасть с большой высоты или быть медленно замученным на смерть этими жуткими радужными цепями?

«Вот чёрт!! Какие ужасные варианты!!»

Он знал, что должен был делать.

Цутимикадо схватился за стрелу крана и пошёл первым. Точно также как и альпинист инструктор, он показывал остальным, как это делается. Следующими были Индекс, Майка и Фран. Камидзё шёл последним.

(Хотя я точно не смогу их словить, если они упадут назад…)

У него хватило такта не сказать это вслух.

Пока девушка с бикини под толстовкой лезла впереди него, антенна в виде футбольного мяча на её попе виляла из стороны в сторону, но потом она прикрыла свою маленькую попку одной рукой.

И услышал слова проклятия.

«…На что по-твоему ты смотришь, у подглядывающий снизу навозный жук извращенец?»

«Купальник не считается нижним бельём! И нет ничего сексуального в девушке, которая носит шорты посреди зимы!!»

«Пожалуйста, не критикуй моё чувство стиля, когда у тебя вообще чувства нет!!»

Тяжёлые кольцо наручника и шестерёнки всё ещё падали вокруг Майки, пока они взбирались по стреле крана, но это был узкий кран. Без чего-либо, чтобы ухватиться, они просто исчезали далеко внизу.

Но времени расслабиться не было. Звери с радужными цепными скелетами и прозрачной плотью и кровью тоже начали взбираться по стреле.

«! В самом деле?!»

Камидзё пнул велосипедную цепь, когда та подобралась близко. Ему не нужно было нести таинственную карму, пока он не пользовался Разрушителем Иллюзий, но это значило, что он не мог их прикончить. Броски с такой высоты их не убьют.

Но это слишком занимало его, чтобы быть связанным страхом высоты.

Следующее, что он понял это, как они проделали весь путь и успешно забрались внутрь через повреждённый ускоритель.

Но если был путь внутрь, их противники могли продолжать преследование.

«Прочь с дороги, Ками-ян!!»

Цутимикадо двинулся вперёд.

Он проигнорировал, как на его висках вздулись кровеносные сосуды.

«Чёрный из Пяти Элементов, убери барьер вроде колебаний водяного дракона. (Эй, нарушитель. Просыпайся и за работу.)»

Как только он выпустил дракона из маленького кусочка оригами, кольцо наручника внутри одного из зверей открылся из закрылся.

Они меняли цвет магии, поэтому Цутимикадо потеряет контроль.

Но…

«Потеря контроля была частью плана!!»

Он всё равно толкнул его.

Огромный выстрел из водяной пушки, выросшей прямо на месте, обернулся вокруг окружения Цутимикадо и врезался в конец стрелы крана. Стрела и сверхтяжёлый кран повалило на бок. Бобовый стебель упал, и упыри, ползущие по ним, сбило вместе с ними.

«Бх…»

«Аники? Что такое, Аники?! Ты покрыт болью!!»

«…Бвх».

Неспособный ответить на слова шокированной Майки, Цутимикадо согнулся пополам и выкашлял много крови. Всё его тело страдало от побочных эффектов бытия магом, который также развился как эспер.

И не было фиксированного количества раз, которые он мог выдерживать этот побочный эффект.

Он мог выжить 100 раз или умереть после первого, потому что лопнул один из сосудов в его сердце. Он попал в ловушку безрассудных правил русской рулетки.

«Они не могут преследовать нас…» сказал он, вытирая рот. «Пока они не отрастят крылья как ангелы или демоны…»

Именно тогда они услышали сухой звон.

«Но пока мы не решим проблему Майки, радужные цепи наручников и шестерёнок продолжат появляться. Нам нужно продолжать движение. Иначе мы окажемся в ловушке!!»

 Часть 3

КПУ.

Комплекс Противодействия Умениям.

Мисака Микото не имела с этим термином ничего общего. Изначально она обзавелась им по чистой случайности. Но правда оставалась в том, что она становилась от него зависимой.

Однако, она всё ещё много о нём не знала.

Это явно была одна из причин, по которой Кихара Юитсу привела армию Элементов для полного уничтожения Средней Школы Токивадай. И, возможно, её шаг «глубже» в КПУ выделил её как угрозу и привёл попаданию в неё такой странности как проклятье.

«Так я такая же как эти девушки,» Микото начала с начала.

Они были в закусочной за пределами Школьного Сада. Вместо цепочки ресторанов вокруг, это был маленький магазинчик на вершине маленькой многоэтажки. Узкая лестница заставляла её задаться вопросом, кого же она приглашала. Фактически, на фасаде даже вывески не было. Не знай она лучше, подумала бы, что это был офис полный пугающих мужчин.

Шокухо Мисаки зачесала назад свои светлые волосы и сделал следующее самодовольное заявление перед рестораном.

«Не каждый ресторан в Школьном Саду хорош. Большинство добавляют кучу консервантов. красителей, искусственных подсластителей, говяжий жир или свиное сало и надеются, что никто не заметит. Не позволить внешности обмануть себя и найти места, в которых подаётся настоящая пища, вот способ доказать свою ценность как человека».

«Да, да. Ты прекрасна в знании забегаловок. Прекрасно, прекрасно».

«…Бусуу».

«Почему ты внезапно так мило себя ведёшь? Ты духовно деградируешь, когда кто-то смотрит на тебя сверху вниз или как?»

Но вернёмся к настоящему.

Это было похоже на сцену из телевизора, в которой идеально нормальная на первый взгляд комната в квартире оказывается французским рестораном, который отвергает начинающих клиентов. У Микото не было другого выбора, как погладить голову другой девушки, из-за чего королева надула щёки, как рисовые шарики. Но это так, к слову…

«Чавк, чавк»

Вкус, должно быть, был связан с счастливыми для неё воспоминаниями потому, что Шокухо Мисаки по-детски с улыбкой откусила особо большой бургер. Микото продолжила обсуждение за столом со стула по диагонали.

«Когда сила падает тебе в руки из ниоткуда и заставляет всё время помнить о своём присутствии, она склонна затягивать на тебе петлю. Но честно, я достаточно явно отстаю на несколько кругов в некотором невидимом мире. И я не могу выйти на сцену без странной силы КПУ».

«Мисака-сан»

Бургер был слишком большим, чтобы съесть всего за раз, поэтому #5 положила его на поднос, высунула язычок, чтобы слизать с губ жир, сделала глоток содовой из родниковой воды через соломинку, потянулась к картошке фри и заговорила с раздражением в голосе.

«Так где ядро этой проблемной способности? Ох, я теперь такая пугающая, получив эту невероятную силу! …Ты теряешься в этом чувстве???»

«…В некотором роде, я должна поблагодарить тебя, Шокухо. Ты, вероятно, единственный человек в Токивадае, который так открыто со мной разговаривает».

 


[1] https://ru.wikipedia.org/wiki/Герметизм

 

[2] https://ru.wikipedia.org/wiki/Тот

 

[3] https://ru.wikipedia.org/wiki/Меркурий_(мифология)

 

[4] https://ru.wikipedia.org/wiki/Книга_Перемен

 

[5] https://ru.wikipedia.org/wiki/Дева_(знак_зодиака)

 

[6] https://ru.wikipedia.org/wiki/Хех

 

[7] https://ru.wikipedia.org/wiki/Ваю

 

[8] https://en.wikipedia.org/wiki/Yod_(astrology)

 

[9] https://ru.wikipedia.org/wiki/Овен_(знак_зодиака)

 

[10] https://ru.wikipedia.org/wiki/Коронзон

 

«Я имею ввиду…» Шокухо протянула картошку фри в сторону рта Микото. «Взвесь два варианта: получить эту силу или не получить. Если способ получить выгоду из последнего варианта?»

«Амм».

«…Т-ты на самом деле съела её. Честно, это какое-то разочарование».

«Когда кто-то такой злой как ты так охотно её ест, её безопасность очевидна».

Но не похоже, что она заметила, как официантка, наливавшая холодную воду из кувшина за другим столом, зарделась, пока вода переполняла стакан.

«Возвращаясь к теме, если есть цена за использование КПУ, ты её уже заплатила, и риск никуда не денется, если ты прекратишь им пользоваться, верно? И это верно, физический ли он, или вроде, ум… проклятия?»

«Ух, но не слишком ли его использование похоже на сумасшествие с такой аргументацией? Просто проглотив одну таблетку от сонливости, не значит, что нормально будет принять всю бутыль, узнав, чем она заполнена».

«Не это я имела ввиду. Обычные больницы ничего тебе не скажут о побочных эффектах КПУ или затяжных эффектах проклятия, верно? Тогда разве не будет единственным способом успокоиться, проанализировать КПУ самостоятельно? Подозрительный планшет или оборудование можно отправить в соответствующий организацию, но поскольку в данном случае нет подходящей, не сделать ли тебе это самостоятельно?»

«…Ну, думаю, да».

Микото надула губы, как ребёнок, и Шокухо тяжело вздохнула, когда увидела это с места по диагонали.

Она откинулась на стуле и вытянула свои длинные ноги, чтобы помешать ногам Микото под столом.

«Вот так это работает, когда кто-то просит совета, не так ли? У тебя уже есть наполовину сформировавшийся ответ в голове, но боишься нести на своих плечах всю ответственность, поэтому спихиваешь её на чью-то спину, чтобы распределить ношу. Это ни что иное, как катастрофа, для тех, кто по доброте выслушает чужие переживания. В смысле, нам нужно нести часть ответственности за то, чего мы даже не делали».

«…»

«Честно, что за трата времени. Не будь ты такой, Мисака-сан, я бы вытянула твои настоящие мысли прикосновением к кнопке пульта, и всё закончилось бы. Почему я должна быть #5, когда ты #3?»

«Тогда почему ты решила выслушать меня?»

«Почему же ещё? Как это связано с тем колючко-волосым парнем?»

 Часть 4

Безоконное Здание.

Группа Камидзё пришла в это огромное помещение, чтобы обнаружить способ избавиться от теневого меча торчащего из груди Майки, поскольку ни Индекс, ни Отинус не знали, что с ним делать. Им нужно было проникнуть в крепость Алистера Кроули, найти документы связанные с созданным им заклинанием и, воспользовавшись ими, вычислить новую магию для нейтрализации или рассеивания.

(Но я не могу поверить, что руководитель Академгородка, оплота научной стороны, маг…)

Камидзё запоздало сглотнул из-за перекрученного мироустройства.

Внутреннее строение Безоконного Здания было далеко от нормального.

С длинной и шириной всё было в порядке. Размером с школьный спортзал. Если не было внутренних стен, размер был ничем не примечательный.

Проблемной была высота.

Камидзё не видел потолка.

Не важно, на сколько высоко он смотрел, признаков потолка видно не было. Темнота закрывало всё. Он сомневался, что такое было возможно, если здание целиком было одним большим открытым помещением. Оно выглядело практически как яма или вертикальный туннель, соединённый с внешним пространством или другим измерением. Масштаб присутствующий лишь в альпинизме.

«Мы уже знаем, что Безоконное Здание было огромной ракетой,» прошептала с его плеча Отинус. «Оно должно было потерять способность покинуть планету с потерей ракетных ускорителей, но не пошло ли оно дальше? Внутреннее пространство растянулось до соединения с координатами назначения. Вот что создало эту странную пространственную структуру, которая обходит Эвклида».

«Это не Сефирот или Клипот… Это практически как уникальное третье дерево, построенное с нуля…»

Камидзё понятия не имел. о чём они говорят, но звери из радужных цепей всё ещё появлялись вокруг Майки из шестерёнок и наручников. Бездумное их уничтожение было опасным, и они не останавливались, поэтому группа должна была продолжать подниматься.

«Там какая-то лестница!»

Вот и всё, что прокричал Камидзё перед тем, как повести за собой. Лестница спиралью поднималась по внешней стене здания. В дополнение к лестнице были эскалатор и даже маленький открытый подъёмник, вроде используемых на стройках и в шахтах. Он шлёпнул по голове изнеженную Фран, когда она потянулась к кнопке подъёмника. У них не было времени ждать, поэтому он повёл их к лестнице.

Внутренняя структура не следовала никакой логике.

Структура лишь тянулась выше и выше. Казалось, что было множество путей, которые ответвлялись вверх и вниз от лестничных площадок, но все они вели в конце к одному месту. Ощущалось как наставление на единственный предопределённый путь.

«Эй! Цучимикадо!!»

«Что, ня?!»

«Ты часто слышал, что бежать при пожаре бежать вверх плохая идея, верно?! Такое впечатление, что мы бежим в тупик!»

«Тогда хочешь остановиться и попасть в пламя?! Просто поторопись!!»

Кажется, они безопасно убегали, но Камидзё не мог избавиться от неприятного ощущения, будто они всё больше и больше запутывались в паутине. Он чувствовал неописуемый тупик так же, как он вытаскивал короткую соломинку не зависимо от победи или поражения в камень ножницы бумагу.

Его изначальные чувства относительно ситуации остались при нём.

Это была опасность без видимых у Майки признаков с момента, когда её грудь проткнул теневой меч.

Он должен был радоваться, что ей не больно, но отсутствие боли создавало ощущение, что над ней насмехаются.

(Чёрт, такое впечатлени, что любые наши действия не дают эффекта. Не могу сказать, в правильном направлении мы идём или нет!!)

Но даже если они лишь бежали по лестнице или останавливали эскалатор, изнеможение было невероятным, когда не было видимой цели. Ощущалось как сочетание альпинизма и марафона. Чтобы сбежать от зверей из радужных цепей с головами шестерёнками или наручниками, они бежали на полной скорости не думая о своём темпе, поэтому их тела в буквальном смысле расшатывались.

Камидзё обнаружил, что тянется к ограде большой спиральной лестницы.

Потом случилось что-то странное.

Без предварительного предупреждения металлическая ограда сломалась, будто была сделана из сахара.

«Х-…?!?!?!»

Он попытался сказать «хей» потому, что сомнение и раздражение появились раньше страха. Но случившегося изменить уже было нельзя. Его рука прошла сквозь пустой воздух в поисках опоры, но он не смог сделать необходимой поправки после перераспределения всей массы тела на ограду.

Он выпал через ограду.

Свирепая планетарная гравитация стала смертельными волосами, которые опутали тело Камидзё Томы.

 Часть 5

Это был мир тумана.

«…Хах?»

Разве он только что не нырнул в пустоту сквозь сломанную ограду? Это был очередной необоснованный поворот событий, но облегчение наполнило его тело, когда он почувствовал под ногами твёрдую землю. Он ощущал лёгкое беспокойство от кажущейся пустоты, будто он пытался наполнить желудок угощением видимым через ВР[1] очки, но… всё равно понадобилось много времени, чтобы обуздать давление на сердце.

Камидзё подвигал по очереди каждой конечностью, чтобы подтвердить, что ничего не сломано.

«Где я…? Отинус? Хах? Отинус?»

Он осознал, что Бог Магии пропала с его плеча.

Её сбросило, когда он нырнул? Если нет… Он попытался подумать о других вариантах, но ничего не придумал. Опять же, он понятия не имел, как объяснить текущую ситуацию, поэтому, конечно, он не мог выдвинуть ни одной теории.

Он услышал звук застёгивающейся и расстёгивающейся молнии.

А потом, сквозь туман он услышал приятный женский голос.

«Начинается…»

Что начинается?

Прежде, чем спросил, он ощутил присутствие

Но сквозь туман он услышал не женщину. С другой стороны до него донеслось несколько смеющихся детских голосов.

Они были энергичны, но не яркие или радостные.

Фактически, это был поток уникальной детской злости, которая скрывала тот садизм. который отрывал ноги насекомым.

Вот и всё, что он сначала почувствовал, и оно воспринималось как невидимая давящая на него стена.

И в этот момент он наконец-то понял, что язык был для него чужой. Женщина ранее и эти дети, кажется, говорили на английском. и тем не менее он их прекрасно понимал. Может заезженное объяснение, но значение слов проигрывалось поверх них подобно второй звуковой дорожке.

«Учитель, он спит с руками под одеялом!»

«Он тронутый на голову! Это потому что он не верит в бога!!»

«Эдвард, иди сюда. Извинись за предоставленные всем беспокойства!!»

(…? Что это???)

По звукам казалось, что они на кого-то набросились и критиковала, но Камидзё не понимал в чём было дело. Если бы они мирились, у них бы точно получилась история по-лучше этой. Даже не было смысла это преувеличивать.

Но несколько силуэтов видимых через туман не оставляли сомнений в том, что они стояли на стороне правосудия. Они думали лишь о том, чтобы стащить кого-то с помоста и заставить этого человека им поклониться.

Правило большинства.

Это был миниатюрный садик, в котором только это решение и имело значение.

Его необоснованность значения не имела, клетка этих правил отвергнет тебя, если не постараешься вписаться.

Липкая атмосфера походила на мокрое одеяло.

«На сколько же они глупые…?» прошептал голос.

Кто-то уже стоял возле Камидзё. Тощий парень с серебряными волосами. Он был намного меньше Камидзё. Его юношеское лицо выражало лишь горечь и разочарование. Не похоже, что он мог видеть Камидзё. Камидзё явно был лишь зрителем.

Туман закружился вокруг.

Мужские и женские силуэты высотой со взрослых что-то кричали за туманом.

«Почему ты отказываешься нас слушать?!»

«Мы думали, что твоя отправка в строгую школу интернат поможет тебе понять учение господа!!»

«Эдвард, о, Эдвард! Насколько же ты глуп?!»

…По некоторой причине.

Ему нечем было обосновать, но Камидзё думал, что понимает происходящее здесь. Именно эти взрослые должны были защищать парня с серебряными волосами. Но они так сосредоточились на том, чтобы убедиться в «правильности» его поступков, что забросили эту свою обязанность. Они полностью верили, что строгая школа позаботиться вложить в него дух строгости.

Парень заговорил.

«Разве могут те, кто верит в бога и провозглашают собственную праведность, так постыдно себя вести?»

Могли ли они его услышать или нет?

Что-то бросили в туман. Это был фарфоровый цветочный горшок полный воды.

Он собирался попасть в лицо парня с серебряными волосами.

«Кх».

Поэтому Камидзё инстинктивно потянулся и поймал её. Он почувствовал тяжёлый удар по запястью. У него перехватило дыхание от внезапной боли. Он до сих пор не понимал, чем всё это было, но знал, что не мог ослабить бдительность. Если кто-то размахивает ножом в тумане, он может его убить.

И парень с серебряными волосами даже не глянул в его направлении.

Было похоже на фильм, поэтому никто не сможет почувствовать присутствие Камидзё.

«Тогда чтение библии не должно вести к правде. Когда отбрасываешь собственные мысли и слепо веришь учению тех, кто жил раньше, получаешь лишь тоже позорное поведение».

Этот парень видел «другую сторону» людей, которых восхваляли как святых и считались идеальными моделями поведения.

Его сердце должно было быть тёмной массой спёкшихся сомнения и презрения.

Парень с серебряными волосами заговорил голосом, который, казалось, горел тёмным пламенем.

«Тогда я выясню правду. Я верну прежний путь, потерянный в их глупой слепой вере».

Как только нечто похожее на искры вспыхнуло у Камидзё пред глазами, туман и парень с серебряными волосами исчезли.

Фактически, в первую очередь Камидзё Тома никогда не падал. Он почувствовал ощущения от сплошной металлической ограды в руке и поддержку ею его веса.

Он вернулся на лестницу. Ту же лестницу, что и раньше.

«Что такое, Тома? Ты отключился на секунду».

«Если мы не продолжим идти, радужные цепи догонят!»

(…?)

Его подгоняли Индекс и Фран, но голова Камидзё полнилась вопросами. Он инстинктивно потянулся к правому плечу, чтобы подтвердить присутствие 15см феи. Он стукнул её по голове через шляпу.

«Прекрати, человек. Не играй со мной перед таким большим количеством людей. Есть время и место для таких вещей!!»

Он её там чувствовал.

Отинус действительно там была.

Так…что это значит? Что значило видение, которое он видел, когда Отинус не было на его плече???

Но не смотря вопросы наполняющие его разум, у него не было времени выяснять ответы ни на один из них.

Именно так как и предупредили его девушки, Майка — или скорее безболезненный короткий меч проткнувший её грудь — обладала силой создавать этих монстров из шестерёнок и наручников. Если они останутся на одном месте слишком долго, окажутся в ловушке между парой зверей.

На лестничной площадке, сложном пересечении лестницы, эскалатора и подъёмника, появилось несколько этих кровожадных монстров. Пути вперёд и назад были заблокированы, поэтому они должны были прорываться.

Цутимикадо немедленно вытащил несколько кусков оригами.

«Тц! Ками-ян, присматривай за Майкой!! Пока ты не пользуешься Разрушителем Иллюзий, нам не нужно беспокоится о карме!!»

«Постой, Цучимикадо! У тебя остались повреждения после предыдущего раза. А Индекс, ты поддержи Фран. Она маг, так что она должна извлечь пользу из твоих знаний!!»

Было страшно подвергнуться нападению группы зверей, но каждый в отдельности не был таким сильным. Поэтому рассуждения Камидзё не были совсем неправильными.

(Хах?)

Однако.

Только если их предположения верны.

(Их было раньше трое?)

Один из цепных зверей внезапно взорвался изнутри. Только потому, что они просвечивали, не значит, что внутри ничего не было. Свет изгибался, пряча «человека» с серебряными волосами по пояс и в зелёном хирургическом халате. Он выглядел как мужчина и женщина, взрослый и ребёнок, святой и грешник. С близкого расстояния он мягко вытянул правую руку в их сторону. 32, 30, 10. Будто ударяя по кремню зажигалки, он выбросил из руки маленькие числа.

Его пальцы приняли знакомую форму.

Он сжал кулак и выставил большой и указательный пальцы.

Другими словами…

(…Пистолет…?)

Как только Камидзё об этом подумал, мир наполнился ужасающей разрушительной силой.

Цепного зверя наручника в некотором смысле разорвало на куски и смело как «нечто» летящее в их сторону. Чем бы оно ни было пролетело слишком быстро для человеческого глаза. Как пшеница колышется на невидимом ветру, его присутствие было едва заметно благодаря уничтоженному зверю.

«оооваххх?!?!?!» проревел Цутимикадо.

Логической причины не было, и мог быть лишь ритуалом, чтобы разорвать оковы страха, которые сковывали его ноги.

Цутимикадо Мотохару шагнул вперёд, поднял руки перед грудью и выставил феникса из оригами.

Невидимое «нечто» отразилось невидимым барьером.

Он по-настоящему поставил свою жизнь на это сопротивление.

Но на этом оно не закончилось. Разве Цутимикадо сам не говорил, что Алистер Кроули не перебирал победой или поражением, успехом или провалом, славой или позором? Не зависимо от результата, мог ли он привести их всех в одном направлении?

Отражение атаки привело к её взрыву и рассеянию во всех направлениях.

И даже напала на группу Камидзё, которая должна была быть защищена.

Как только избило всё его тело, трещащая голова колючко-волосого парня. Он не мог сказать, что случилось с девушками, которые стояли возле него. Фактически, он даже не чувствовал земли. Камидзё был в крайне затруднительном положении, но чувствовал что-то странно знакомое.

Да.

Точно также как и раньше.

Он падал.

Камидзё Тома бесконечно падал.

 Между строк 1

 

Пропаганда и враждебные кампании христианской церкви вымерли благодаря буйству критики, которая называла охоту на ведьм аморальной и бесчеловечной. И чтобы заменить их, они набросились на третьесортные газеты без морали или оговоренных правил, которые начали появляться в то время.

О них писали всякое: что они до сих пор варили детей в котлах для своих экспериментов, что они проводили непотребные церемонии с мужчинами и женщинами вперемешку и т.д. (Иронично, но попытки открыть правду про них на самом деле скрывали правду о магах.) Поэтому с конца 19 столетия до начала 20 настоящие маги начали устанавливать определённые точные правила для своих исследований и экспериментов.

 

Нельзя использовать живых существ в качестве экспериментального материала.

 

Проще говоря, магические круги используют человеческую или животную кровь и зелья с жиром или внутренними органами были запрещены. Некоторые могли посчитать это странным. Разве лягушки, тритоны, голуби и летучие мыши не стандартные ингредиенты котлов «злых ведьм» в детских книгах?

Были ли настоящие маги идеально чистыми и не имели ничего общего с образом, который кто-то придумал? Или такие вещи стали столь обычными, что все бы ими занимались, не существуй цивилизованных правил? Каждый приходил к собственным заключениям в этом вопросе.

И просто потому, что существовали правила, не значило, что такие поступки исчезли сами по себе. Были те, кто нарушал правила для достижения своих целей.

И это приводит нас к определённому «человеку».

В поездке по Африке этот маг пользовался кровью 3 голубей, чтобы нарисовать магический круг в попытке перейти из одного сефирота в другой. Чтобы преодолеть пропасть между ними, он пожелал стать единым с бездной, чтобы не получить духовного урона, когда он достигнет цели.

Как так получилось?

Не зависимо от успеха или неудачи человеческое общество столкнулось в то время с определённым именем.

 

Имя демона записывалось 8 буквами. начиная с «C».

Этого существа не было в существующем Клипоте, и оно даже сломало контролирующие цепи человека со звериным магическим именем.

 

Глава 3: Золотой — Н.Э.1900_Невидимая_Война.

Часть 1

В этот раз он не сразу отправился в туманный мир.

Он падал головой вперёд. Бесконечное чувство падения сжало его сердце и женский голос мягко скользнул ему в ухо.

«Теперь ты понимаешь?»

«Понимаю…что?!»

Реальность и иллюзия опять смешивались? Падая головой вниз, он дотронулся до правого плеча, но признаков его понимающей там не было.

«Падение является стереотипным способом входа в гипноз. И оно не должно быть каким-то особенным. Например, ты когда-нибудь просыпался от стандартного ’падения во сне’?»

«Гип…ноз?»

«Ну, что-то вроде. По-настоящему это сложное сплетение лжи и фактов. вроде смеси животного магнетизма и гипнотерапии».

Так что происходит? Голова Камидзё полнилась вопросам, когда кто-то появился рядом с ним, тоже вверх ногами.

Это была молодая и красивая женщина в траурной одежде с полупрозрачной вуалью на лице. Однако, у неё были настолько великолепные очертания тела, что они были очевидны даже сквозь чёрную одежду.

…Или была ли она такой? Время от времени по ней пробегала песчаная волна, и каждый раз на неё накладывалось изображение чёрной кошки.

Он сильнее сосредоточил на ней свой взгляд, больше чтобы отвлечься от страха падения, чем выяснять кто она такая, но два изображения всё равно накладывалис друг на друга.

«Что за чёрт? У взрослой женщины кошачьи ушки на голове растут…?»

«Эта внешность должно быть удовлетворяет тебя больше всех. Можешь звать меня Мина, миссис Мазерс или Ведьма Чёрная Кошка. Я также была известна как еретический художник и понимающая основателя, но каждое имя указывает лишь часть моей сути».

Не важно, что она говорила, изображение больше не менялось. Фактически, у неё из поясницы росло что-то похожее на хвост, усиливая её кошачью внешность.

«Так сильно не сбалансировано… Что это? Такое чувство, что смотрю на учительницу с двумя хвостиками».

«Странно. Моя внешность должна автоматически подстраиваться для самого лёгкого тобой восприятия».

Выражение женщины в вуали ни в малейшей степени не изменилась в лице.

И влияла ли она на него? Без плана он всё ещё падал на встречу к практически гарантированной смерти, но по какой-то причине чувствовал, как исчезает страх. Поскольку она была такой спокойной, он начал гадать, была ли там сеть безопасности или бассейн с желатином, чтобы их поймать. …Хотя ситуация походила на рассматривание прекрасного пейзажа в ВР очках, на полной скорости приближаясь к обрыву.

«Очевидно, почему Алистер Кроули создал меня внутри собственного дворца. И ты уже знаешь ответ, не так ли?»

«Эй, можешь прекратить притворяться, будто я знаю, о чём ты говоришь? Ты явно так не думаешь! Ты просто хочешь всё мне объяснить!!»

«Для Алистера Кроули. я…или скорее, мы все враги, травма и символы позора. Вот должно быть почему он решил продолжать терзать свою рану для защиты собственной чистоты. Вот почему я здесь».

«Продолжать терзать…ту рану…?»

«Касательно того, почему он выбрал меня, а не Мазерс или Весткотт, могу лишь предположить, что он считал меня относительно благоразумной и здравомыслящей. Могу догадываться, что его решение сделать меня сосудом позволит призвать людей по-сложнее, вроде Вейта и Регарди».

«Что, что, что?! По очереди, пожалуйста. Мазерс? Регарди? Для меня эти западные имена ничего не значат! Кто эти люди?! Не собираюсь их запоминать, если ты ни с того ни с сего упомянула друзей Моцарта или Бетховена! Особенно, когда я падаю на землю головой вниз!!»

«О, честно слово. Похоже, ты вообще ничего не понимаешь, но я всё равно продолжу».

«Кошкоухая ведьма, если хочешь объяснить, то как тебе взять ответственность и сделать это правильно?!»

«Золотая». Она оборвала его единственным словом. «Самая большая магическая секта объединила ДНК Герметизма и Розенкрейцерства[1], собрала величайшие умы и раз за разом делала величайшие открытия и достижения в истории. Начав с трёх основателей, таких как Весткотт и Мазерс, люди вроде Вейта, Регарди и Беннета собрались в одном месте для по-настоящему чудесной группы. И».

«…И?»

«Алистер Кроули разрушил всё это и превратил магическую секту в пепел. Поэтому я и все остальные являемся травмой его поражения и позора».

Без предупреждения ощущение падения прекратилось.

Глаза Камидзё расширились от удивления, и он почувствовал твёрдую землю под ногами. Белый туман окружал его со всех сторон. Но в отличии от предыдущего раза он мог видеть сквозь него. Пейзаж внезапно переписали, и мир, который можно увидеть лишь в старых фильмах, простёрся перед глазами.

Грязный белый пар и чёрный дым несло по городу кирпича и каменной мостовой. Темнота ночи освещалась старомодными газовыми светильниками. Мятый клочок бумаги катился влажным ветром. Он сильно напоминал перекати-поле из вестернов. Камидзё шатнулся и наступил на него. Там было написано:

Лондон Шокин Таймс.

Апрель 1900. День было не разобрать потому, что бумага намокла и порвалась.

«…1900? Лондон???»

Чернила в газете поплыли сильнее современных, поэтому мелкий английский текст был нечитаем.

Камидзё посмотрел вверх и осмотрел знаки, но не знал, что они означали. Он едва понял, что один из них был уличным знаком, и попытался прочесть строку текста.

«Бл…Блит…Блат? Что это???»

«Блайт Роуд 36, Хамерсмит. Для исследователей магии это была решающая, но тихая поворотная точка истории».

Внезапно он понял, что Ведьма Чёрная Кошка была ужасно близко. Носом он почувствовал что-то странное. Он не мог точно сказать что, но он уловил слабый запах.

Большое количество чёрных кошек кишело вокруг ног женщины в траурной одежде, как её тень. И принеся с собой зловещую атмосферу, миссис Мазерс прошептала ему.

«Ну я была известна как Ведьма Чёрная Кошка».

«Это довольно прямолинейная интерпретация».

«Ещё я была актрисой, поэтому от меня может пахнуть красками или маслом».

«Ты довольно дешёвая, Ведьма Чёрная Кошка!»

Женщина в вуали осталась бесстрастной несмотря на едкое замечанию Камидзё Томы.

«Это место стало ареной войны».

«1990? …Что тогда произошло? Слишком же рано для Первой Мировой Войны, не та ли?»

«И она была известна как Битва при Блайт Роуд».

Загадочные люди буйствовали в туманном городе пара и коптящего дыма. А кто-то тихо появился за туманом.

Ведьма Чёрная Кошка заговорила, будто праздновала появление в фильме звезды.

«Именно тогда Алистер Кроули пошёл прямо к Самуилу Лиделю Макгрегору Мазерсу и объявил войну основной ветви Золотой секты, что привело к вооружённому конфликту между магами, который вписали в настоящую историю».

Часть 2

«…?!»

Камидзё Тома проснулся.

…Или каким был правильный способ это описать? Не зависимо от этого он снова обнаружил себя на лестнице, прикреплённой к стене Безоконного Здания. Это тоже было альтернативное пространство, которое бесконечно тянулось вверх. Задаваться вопросом какое настоящее не привело бы к чёткому ответу.

(Цутимикадо…защитил всех от Алистера, потом нас сдуло, и, ум, что произошло?! Где он теперь?!)

Когда его разум снова заработал, паника Камидзё усилилась. Да, признаков его ужасного друга со светлыми волосами и в солнцезащитных очках.

Нет.

Всё было хуже. Здесь вообще никого не было.

«Индекс?»

Нет ответа.

«Отинус?!»

Он потрогал своё правое плечо, но не почувствовал там своей понимающей.

…Даже пара зверей из шестерёнки и наручника и человек замаскированный под невероятное третье исчезли.

Вероятно они преследовали Цутимикадо, так они исчезли потому, что здесь не было Майки?

«Нет необходимости ходить вокруг да около и упоминать его как ’человека’. Это Алистер Кроули».

«Вах?!»

Когда он внезапно почувствовал дыхание у своего уха, Камидзё забыл, что находится на высокой лестнице, и упал прямо на попу.

«Множество ступеней и лестниц скорее всего символ альпинизма из городских материалов. Он раз за разом измеряет свои пределы множеством способов: магией, наркотиками, йогой и альпинизмом, если кратко».

Что-то.

Что-то там было.

«Но это также можно неправильно понять как демонстрацию возможности превзойти и расширить свои пределы».

Траурная одежда, кошачьи ушки и хвост. Молодая и красивая женщина привела большую стаю чёрных кошек вместо тени, а лёгкий запах красок и масла щекотал его нос.

Мина Мазерс должна была существовать лишь в иллюзии, и тем не менее она была здесь?!

«Что?! Я ещё не вернулся?! Хах? Погоди, как мир настоящий?!»

«Это очень философский вопрос, но нет веской причины их различать. Даже без примера Четырёх Миров[2] отмеченных семью свечами мир всегда обладал множеством перекрывающихся слоёв».

«?????»

«Хотя, думаю, что человек с твоей низкой душонкой действительно попадётся на видение мира физического. Эти цепи — горная дьявольщина, которая лезет в человеческую карму, сила связывающая человеческие мысли и ведущая их на восхождение, но ещё для надёжности толкающая их в спину».

«Ну, одно я понимаю, что ты насмехаешься насмехаешься надо мной».

Тот, кто любил объяснять, не владел способом удовлетворить это желание без собеседника, поэтому эта женщина должна была быть одинокой. Когда эти глупые мысли загремели у него в голове, Камидзё начал глотать.

«О? Вижу твой духовная активность теперь направлена к высшему уровню. С таким воображением ты должен быть в состоянии достигнуть видения Таттва[3]«.

«Не недооценивай необузданный подростковый ум, кошкоухая ведьма! В уме догола раздену!!»

«Биться на высоком уровне духовной активности удивительно лёгкая задача».

«?»

 


[1] Виртуальная Реальность

 

«Под этим я подразумеваю…вспышка».

«Чёрный пояс с резинками?!»

«Единственное изображение закрепляет образ, заманивает в ловушку и крадёт свободу. Воспользоваться им для блокировки карт в колоде и завести в тупик одна из форм магического сражения. Видишь? Теперь ты не можешь представить ничего кроме сексуального женского белья, или можешь? Ты можешь представить лишь изящный и очаровательный стиль жизни…»

«Чёрт, могу вообразить лишь чопорную молодую женщину?! Но выглядит как из журнала моды для офисных леди. Это просто скучное изображение предопределённой гармонии. Я не могу позволить полному незнакомцу отобрать мои фантазии! Если я собираюсь её засмущать, это должны быть трусики в клубничку, которые совершенно не подходят! Пылай, моя юность!!»

«Да, это первый шаг к видению. Новичку сначала нужно это преодолеть».

Камидзё Тому водила за нос молодая женщина, но времени вести высокоуровневую духовную битву(?) не было.

«Погоди, прямо сейчас не могу сосредоточиться на трусиках в клубничку! Что случилось с Цутимикадо?! Индекс, Отинус и Майка тоже исчезли, но всё ли с ними в порядке?! Это они исчезли или меня куда-то забросило? Причудливые фантазии ничего не материализуют, так чей это мир?!»

«Мир это просто мир. Он никому не принадлежит».

«Снова!! Не время для диалогов в стиле Дзен!!»

«Это, конечно, значит, что он не принадлежит Алистеру Кроули».

«?»

Она говорила в обескураживающей умозрительной манере, которая не давала конкретных ответов, но эта фраза запала Камидзё в голову.

«Имеешь в виду…что…эх? Но разве это не Безоконное Здание, его штаб…?»

«У Алистера Кроули нет намерения преодолевать травму, которую идеально воссоздал. И его не заботили позор или неудачи. Потому он не контролирует созданный им миниатюрный сад. Вот почему я в состоянии с тобой разговаривать».

С её формулировками тяжело справляться, но разве это не значит, что Алистер корчится поблизости, смотря на созданную собой травму? Будто кто-то с белонофобией[4] забрался внутрь «железной девы»[5]

«Что этот Алистер пытается сделать…?»

«Он верит в силу. Но не различает добро и зло, правильное и ошибочное, верное и неверное. Поступай согласно своим слабостям, вот и вся Телема. Даже если большое количество людей называют эту силу злой или неправильной, он без колебаний будет к ней стремиться до тех пор, пока она будет способствовать достижению его цели. Вот таким ’человеком’ был Алистер Кроули».

«…Приведи мне пример по-проще».

«Люди ненавидят тараканов. Но эта ненависть так сильна, что создала силу, которая привела к развитию инсектицидов и клейкой ленты. Вот что я имею ввиду».

Душа Алистера Кроули постоянно изнашивалась мощной травмой, но рассматривал ли он интенсивность этой ненависти и отвращения в качестве источника достаточной силы, чтобы вести его собственным путём? Видел ли он в Мине и остальных магах Золотой секты источник безусловного и биологического отвращения, как таракан?

«Нет,» сказала женщина.

«Эй, ты опережаешь сама себя, толковательница. Не объясняй мне, пока я что-нибудь не скажу».

«Алистер Кроули выхаживал свою ненависть в гораздо большем масштабе. Он чувствует омерзение, боится и насмехается над всей планетой до такой степени, что это практически жалко».

Весь мир.

Из камня на обочине к ярчайшей звезде мерцающей в небе.

…Как же жизнью он жил, чтобы расширить своё биологическое отвращение до такой степени? Есть зрелища, которые безусловно вызывают у людей определённые эмоции. Например, слабый птенец или котёнок под дождём. Но на Алистер Кроули они не влияли. Он ненавидел их в равной степени. Индивидуальные причины не нужны; обычного взгляда было достаточно, чтобы вызвать биологическую реакцию.

«Он отличается от Богов Магии, который просто хотели свободно жить…»

«Конечно. Он не желал становиться как они и остался в категории ’человек’».

«?»

«Скорее всего он сдался пересекать бездну после неудачи с Коронзоном, но также он чувствует гордость от того, что остаётся ’человеком’».

Она оборвала поток необъяснимой терминологии с самодовольным видом, но Камидзё заставил свои мысли сосредоточиться без блужданий.

(Он чувствует гордость оставшись «человеком»?)

«Да. Не важно как он вырос, он ещё слишком ребёнок».

«Не встревай!! И это вообще-то разве это не мир фантазии порождённый моим мозгом?! Тогда стань молодой женщиной одетой в детские трусики в клубничкууууу!!»

Ничего не произошло.

После крика на пределе лёгких Камидзё отправили в нокаут. Он закрыл лицо руками и свернулся на полу.

«…Как я уже говорила, не важно как они вырастают, мужчины остаются детьми».

«Ты только что и меня включила, не так ли?!»

В любом случае.

«Ты действительно что-то получишь от пребывания здесь?» поинтересовалась женщина. «Ты явно не достаточно изучил этот путь, чтобы получить ответ во время медитации».

«Может ты прячешься за причудливыми словами, но говорю тебе, ты смеёшься надо мной». Камидзё посмотрел на бесконечный покров тьмы над головой. «Ну, думаю, я просто должен продолжить путь. Если они не здесь, вероятно где-нибудь ещё. И чего хочет достигнуть этот ублюдок, пытаясь заставить меня карабкаться в гору?»

«Как и при настоящем восхождении, выбор неправильного маршрута приведёт к смерти, потому будь осторожен. И предположу, что Алистер лишь пытается развить себя».

Конечно, только если исчезли остальные, а не сам Камидзё. Прецедентов этому не было, но он переключался между мирами так часто, что не мог положиться на свою точку зрения как точную. В худшем случае ему придётся убедиться, что Индекс, Майка и остальные настоящие, как только он с ними воссоединится.

«Он провалил восхождение на K2[6], которая выше 8000м, потому что сдался после того, как спланировал маршрут восхождения, но получил ярое противостояние со стороны товарищей альпинистов. Другими словами, чтобы справиться с трудным заданием, он должен расширить своё собственное существование до той степени, когда может поглотить других. Все остальные не более чем часть этого».

«Понятия не имею, что это значит, но тем не менее».

Восхождение было долгим. Шаг за шагом он поднимался по лестнице.

…Честно говоря, теперь, когда ему не нужно было убегать от человеческой кармы, дьявольщины горы или чем там были эти звери из шестерёнки и наручника, которые появлялись вокруг Майки, он мог идти шагом. Теперь, когда они с Майкой разделились, он беспокоился за неё, но сомнения не давали ему рвануть вверх по лестнице.

(Уверен, они не убежали через дно…верно?)

Они продолжали подниматься потому, что пара зверей преследовала их снизу. Без цепных скелетов в прозрачной звериной плоти было невозможно понять куда пошли Индекс, Отинус и остальные, вверх или вниз.

Ведьма Чёрная Кошка вежливо сложила руки перед собой, идя рядом с ним.

«Скоро ты получишь ответ,» прошептала она.

«Хм? Меня кто-то ждёт?»

«Я не это имею виду».

Он почувствовал, будто ступил сквозь пол.

Тогда весь лестничный пролёт согнулся как сахарная скульптура на огне. В этот момент он понял, что это значило. Падение было предвестником «этого». И движения Камидзё были такими же, как и у человека падающего со скалы в ВР очках. Где-то в сердце он знал, что это бесполезно, но его руки всё равно искали за что ухватиться.

И его рука случайно столкнулась с чем-то невероятно мягким.

Он крепко схватился за чьи-то вполне определённые холмы близнецы.

«…Жёлтая карточка».

«Не честно! И с каких пор у тебя физическое тело?!»

Его зрение закружилось.

Он не знал, что точно произошло, но «прелюдия падения» продолжалась бесконечно.

Часть 3

Они стояли под холодным небом.

«Ху, ху».

Ноги Шокухо Мисаки скрутило, пока она дула белым дыханием на свои руки возле рта. Впереди Мисака Микото оглянулась на неё с раздражением.

«Ты когда-нибудь думала больше упражняться?»

«Я замёрзла, а не выдохлась!!»

Её мгновенно поправили, но Микото не обратила внимания.

«Ты носишь перчатки и носки под заказ, но этого всё равно недостаточно?»

«Руки и ноги девушек очень нежные, поэтому они восприимчивы к холоду. Не то чтобы я ожидала понимания от кого-нибудь бесстыдного вроде тебя».

«Но у тебя так много подкожного жира».

«…Ты можешь носить шорты под юбкой, но обычным девушкам не легко переносить холодную погоду».

«По твоим словам я получается ненормальная!»

«Хуже всего, что ты даже не в курсе!»

Казалось, между ними проскочили воображаемые искры.

Однако, не много они могли сделать с холодным декабрьским небом.

«Прекращай тупить и давай иди. Движение тебя согреет у-…»

«Мисака-сан, твоя спина такая тёёёплая».

«Гъяаааххххх?!?!?!»

Микото закричала, когда Шокухо засунула свою холодную руку ей за воротник.

«Ты- что- Я- Хочешь, чтобы я по-настоящему воспользовалась электричеством и сожгла тебя полностью…?!»

«Ой, это хук?»

«Хватит дурью маяться! И не перекручивай! Это не имеет ничего общего с обогревом!!»

«Нет, имеет. Меня радует, когда температура твоего тела поднимается. И, Мисака-сан, ты не носишь спортивный бюстгальтер?»

«Ты серьёзно со мной на драку нарываешься?!»

Но сейчас не время устраивать такое посреди тротуара.

Мисака Микото вернулась в определённое время.

11 Район был основой наземных перевозок, и этот конкретный уголок был заставлен горами контейнеров. Она подумала, что их в последствии уберут, но они всё ещё были там.

«…Для меня это просто мусор,» сказала Шокухо. «Даже металлические обломки автомобилей лучше держат форму, чем вот это».

«Достаточно и того, что хоть что-то из этого осталось».

Изначально оно было заключено в контейнере, но «что-то» там определённо было. Гора контейнеров рассыпалась, и их содержимое всё ещё было разбросано по дорожному покрытию. Появись обе девушки немного позже, его бы собрали с остальным мусором в ходе восстановительных работ.

«Хмм. Так это связь с его миром».

КПУ.

Комплекс Противодействия Умениям… и оригинальный к тому же.

Когда Микото слегка протянула руку, изуродованный металл начал корчиться как живой. Это был не магнетизм, сила Лоренца или сила Ван дер Ваальса. Но мёртвая машина(?) определённо подняла голову, подтвердив присутствие владельца.

«Если задуматься, у меня потом непонятным образом носом текла кровь».

«Уверена, что ты не нафантазировала?»

Теперь, пришло время заняться делом.

КПУ был прямо перед ней. Но чем конкретно оно было? Мисака Микото построила машину, основанную на оригинале и настроенную для использования непосредственно ею, но она до сих пор не понимала основы теории, которая лежала в основе его работы.

«Мисака-сан. Я собираюсь с самодовольным видом кое-что известное даже младшекласснику, поэтому не смейся, хорошо?»

«Что такое?»

«Ружья привезли в эту страну изгнанники из Португалии. Теперь, как думаешь, как люди того времени выяснили принцип их работы и способ массово производства?»

«Полной разборкой и исследованием всех деталей».

Это она и сделала.

Опять же, это уже груда обломков, которые помяли несколькими приступами неистового насилия. Она сомневалась, что была необходимость сохранять осторожность, но Микото всё равно воспользовалась своей силой для нейтрализации всего статического электричества перед взаимодействием с материалом образцов.

«…Ну, я достаточно уверена, что поняла большую его часть, когда построила собственный КПУ».

«Но это значит, что всего ты не понимаешь, верно? Просто не сдавайся из-за частей, с которыми не сработал реверс-инжениринг. Попробуй заняться ими ещё раз». Шокухо раздражённо посмотрела на груду металла. «Я сейчас не пытаюсь применять на тебе половые стереотипы, но возня с машинами не очень девичье хобби. У меня проблемы с пониманием чувств, которые питают твоё воодушевление».

«Но разве это значит, что оно поможет мне понять чувства парней?»

«Хм? Считаешь, это шанс лучше понять его? Тогда давай посмотрим. Как выглядит его мир?»

Королева быстро стала прилежней.

Микото давала наставления, когда они вдвоём снимали покрытие, доставали содержимое и выкладывали его на холодный асфальт.

«Вот она. Эту часть я не могла понять». Микото вытащила и расставила несколько электронных деталей, на вид как платы или блейд-сервера. Они выглядели сложными, но действия очень напоминали замену фильтра в кондиционере. «Вот тут выстроились транзисторы и БИС[7], но по-настоящему они бесполезны. Ток входит с одной стороны, течёт по цепи, а потом выходит. Он движется по внутренностям, но это то же самое, что пропустить ток через кабель намотанный на барабан. Сила тока или напряжение не меняются, и они не создают особого сигнала. Хмм, зачем его направляют через этот слой…?»

«Просто посмотри на форму, она напоминает мне талисман на удачу или ещё что. Глянь, разве оно не похоже на изображение из астрологической книги, которую таскает с собой библиотекарь?»

«Скажем, ты подсоединяешь лампу накаливания к 1.5 вольтовой батарейке. Ты правда думаешь, что яркость изменится в зависимости от того, прямая нить или изогнутая?»

«Но что если оно создаёт какое-то невидимое поле? Разве электрический ток не создаёт магнитное поле? Хотя, не то чтобы оно было достаточно мощным для регистрации при нормальных обстоятельствах».

«…?»

«И цепи могут использоваться не только для пропускания тока. Они также могут что-нибудь улавливать. …Например, разве антенны не принимают огромное разнообразие форм? И не для эффективного ли приёма ЭМ волн им придают форму противокомариной спирали[8]или чаши? Если её увидит древний человек, не подумает ли он, что это разновидность магического круга или ещё что?»

Мисака Микото и Шокухо Мисаки замолчали и обменялись взглядами. Без необходимых основополагающих знаний не были ли эти девушки в том же положении, что и предполагаемый древний человек?

Если так…

«Если это сумасшедший магический круг из проводной диаграммы является антенной, что в конце концов она должна принимать?»

«Чем бы оно не было, оно явно превращается в электрический сигнал, раз встроено в цепь. Мисака-сан, можешь считать его, подсоединившись к этой груде мусора своей силой?»

Они закончили общий анализ чёрного ящика. Если бы они подсоединили его к чему-нибудь, то смогли бы подать питание и вернуть его к жизни.

«Шокуха, у тебя мобильник есть?»

«Вздох. Кто будет спрашивать о таком современную девушку?»

«Иэх».

«Почему ты его надвое разломала?!»

Шокухо закричала от внезапной злости, Микото проигнорировала её, вытягивая динамик несколько цветных проводов из разломанного мобильника. Она соединила выходы сломанных плат и подсоединила динамик размером с напёрсток, который создали для преобразования сигнала в звук.

«Должно сработать».

«…Я-я действительно не думаю, что мы сможем поладить после такого».

«Почему ты говоришь об этом, как о большом открытии? В любом случае, я начинаю».

Сейчас ей нужно было лишь пропустить через него ток.

Когда она выставила ладонь и сфокусировалась, почувствовала то, чего не было раньше.

Some quiet static came from the small speaker. Из динамиков раздался тихий статический шум.

«Ты что-то принимаешь?»

«Но что же КПУ в конце концов принимает?»

Ответ всё время был у неё перед глазами.

Нужно было лишь прочитать название устройства.

Комплекс Противодействия Умениям.

Устройство того, кто желал уничтожить всю магию.

Часть 4

Он вернулся в туманный Лондон.

Но жгущий ранее воздух исчез.

Для начала он был в комнате мягко освещённой салом и очагом, а не улицей. Вероятней это была какая-то старомодная квартира, чем величественный особняк.

Внутри было несколько мужчин и женщин.

Кто-то сидел в кресле качалке возле очага, кто-то прямо на чёрном столе, а кто-то прислонился к стене вместо того, чтобы сидеть.

Что это была за комната?

Как она была связана этой…Битвой при Блайт Роуд, которая упоминалась ранее?

«Это ветвь Храма Исиды[9]-Урании[10],» прошептала Мина Мазерс возле него. «Это главная церемониальная земля всемирно известной Золотой секты. Хотя публично известный Номер 03 использовался для её сокрытия».

«Это…?»

Камидзё осмотрелся ещё раз.

Камидзё жил в студенческом общежитии, но даже для него это была тесная квартира. В углу были свалены старые газеты, по столу были разбросаны шахматы и игральные карты, а полки заставлены бутылками с напитками, о вреде которых знал старшеклассник вроде него.

На фиолетовой ткани не лежал хрустальный шар, и на полу не было магического круга. Было разбросано несколько карт, но они явно предназначались для азартных игр. Золотое кольцо и серебряные монеты поблизости явно об этом свидетельствовали.

«Это самые лучшие в мире…???»

«Я и другие не искали мировых богатств. Наши взгляды отличались от одетых в золотые и серебряные одежды и с посохами, которые забыли, что их признало государство и защищали гражданские налоги».

Он явно намекала на кого-то с этим несвязанного. И он не мог принять это на веру. Явная нотка зависти была в голосе Ведьмы Чёрной Кошки.

«Я не сожалею о днях, когда просила свою подругу Анни о средствах на проживание. И я точно не обижаюсь на своего мужа, который никогда не держался за свою мирскую работу, когда посвятил себя магическим исследованиям, так что не мог купить и краюхи хлеба. Да, мы все были магами, поэтому нашим высшим приоритетом было продвижение к нашей великой цели».

Камидзё чувствовал, что слишком глубокие копания в этом мире лишь откроют трагическую историю. Он чувствовал такую же атмосферу, как когда группа мангак снимает квартиру, только чтобы обнаружить, что никто из них денег не зарабатывает.

Жалкая комната не обладала очарованием вне потока времени, и проходящий разговор не относился к Камидзё или Ведьме Чёрной Кошке.

Мужчина средних лет заговорил со стариком надменным тоном.

«Весткотт, всё связано. Ты не можешь избежать взаимного влияния».

«Что такое, Мазерс? Такое обычно Фразер говорит. Он должно быть хотел общественного признания и…ну, я признаю, что эта безвкусная Золотая Ветвь проста как хот-дог намазанный горчицей. Как итальянская пицца. Простой вкус проникает в массы, а яд типографских копий незаметно для всех собирает вокруг него харизму».

«Достаточно, мрачный старик. Не надо так расстраиваться только потому, что кто-то развлекается с Герметизмом[11]. Если завидуешь тому, что его имя войдёт в историю, тогда хватай нож и отправляйся на улицу. Как некий Джек с плохой репутацией. Но, но. Если у тебя есть хоть капля интеллекта, давай начнём эксперимент здесь».

«Какого рода эксперимент?»

«Меня уже тошнит от карт. Мы слишком хорошо знаем истории друг друга. Сегодня это шахматы. Как на счёт того, чтобы я доказал ими существование упомянутого влияния».

«С тобой это всегда азартная игра! Если ты сломался, то как на счёт быть честным и поклониться мне?»

«Это беспокойство, которое следователю Скотланд Ярда никогда не понять. Не когда тебе платят из общественных денег, и ты сразу же направляешься в паб, чтобы всё потратить. Вы действительно настоящий маг. В смысле, вы воскресили алхимию в конце 19 столетия!»

«Да, но меня чуть не уволили, когда обнаружилось, что я хожу на эти подозрительные встречи! Начальство следит за мной, поэтому посещение даже неофициального храма всегда превращается в авантюру».

…Довольно таки нелепый разговор для двух взрослых мужчин, Камидзё увидел, что подразумевала Мина под мужчинами остающимися детьми независимо от возраста. Он вспомнил, что маги вроде Стейла и Канзаки были такими людьми, которые будут настаивать на собственном образе действий, даже если он бросает вызов остальным мировым методам, но если они зайдут слишком далеко, не кончат ли так же?

Однако, когда он снова осмотрелся, то почувствовал, что заметил вещи не стыкующиеся со сказанным Миной Мазерс.

Тогда Ведьма Чёрная Кошка заговорила снова.

«Кстати, старик по-старше это Весткотт, а другой старик это Мазерс…что делает его мужем, из-за которого я и стала ’Миссис’».

«Они не называют его стариком. Прояви немного любви!»

«Это с твоей точки зрения и Кроули».

Камидзё понятия не имел, что нормально или в моде для стиля конца 19 столетия и начала 20, но он увидел основное отличие.

Старик по имени Весткотт был в строгом костюме с галстуком, а Мазерс носил военную форму с толстым плащом и поношенной остроконечной шляпой. Однако, у формы не было современного камуфляжа. Расцветка была очень яркой, которая смотрелась бы уместней на заводном солдатике.

«…У твоего мужа…интересные вкусы».

«На такую мешанину цветов действительно больно смотреть».

«Опять же, прояви больше любви в качестве его жены!!»

В любом случае, это было началом Золотой секты.

Они не были подпольной группой с высокоуровневой организацией. Не похожи на тайную церковь, которая следовала сложным и загадочным священным книгам. Даже как исследовательский институт для создания меняющих мир изобретений они не выглядели.

Если они чем-то и были, то скорее запрещённым салоном или вечеринкой, на которой собралась интеллигенция различных профессий и кругов, чтобы поделиться своими идеями. Вместо того, чтобы наслаждаться вечером и делиться историями отважных подвигов, они раскрывали друг другу результаты своих исследований.

Старик посмотрел на руку мужчины средних лет и в стенаниях поднял голос.

«Ахх?! Что это?! Кто в здравом уме поставит туда своего слона?!»

«Весткотт, помнишь, что я говорил? Ты не можешь избежать взаимного влияния вещей. Сейчас ты не видишь пути, но этот ход приведёт тебя к правильному завершению игры. Теперь, пускай часы снова пойдут».

«Думаешь, сможешь выкинуть меня из игры сделав необщепринятый ход?»

«Если ты до сих пор, после всего, не видишь пути, тогда мне повезло. Эти ночи ужасны, липкий туман это идеальное время для ирландского виски или скотча. Я собираюсь заработать немного денег, чтобы насладиться этой ночью».

«Только непросвещённые пользуются алкоголем для видений, Мазерс».

«Чепуха. Я всё ещё настоящий джентльмен по сравнению с этими самозваными интеллектуалами, которые оправдывают большое количество секса и наркотиков гордыми ведьмовскими ритуалами».

«Бф?!» выплюнул Камидзё.

Женщина с кошачьими ушами в траурном одеянии пожала плечами рядом с ним.

«Ну, это одна из причин, почему этот возраст справедливо считается постыдным для магов».

«Разве у тебя не будет больших неприятностей, если словят на…?»

«В это время газеты, которые наконец-то вставали с колен, не имели какого бы то ни было журналистского духа. Это было не задолго до проведения казней в качестве развлечения для публики, пока позорная охота на ведьм велась по всему миру, но думаю, до нынешних времён поменялся лишь метод казни. Люди, которые трудятся день ото дня ради еды на столе, находят тёмное удовлетворение в газетах, которые устраивают ’социальную смерть’ богатым и образованным, которые живут в, казалось, другом мире».

«Почему газеты желают быть причиной хаоса?»

«По прошествии некоторого времени появилась индустрия кино, и люди смогли выпустить накопившийся гной, глядя на казни преступников на экране, но сейчас, когда интернет стал повсеместным, кажется, что мы возвращаемся в эру журналистских казней».

…Разве всё действительно не выглядит так, будто мы односторонне смотрим на проблему? Камидзё чувствовал себя так, будто от этого складывались серьёзные предубеждения.

«Ахх?! Что это?! Когда это сцена на таком зациклилась?!»

«Разве я тебе не говорил, старик? Ты не можешь избежать взаимного влияния вещей. Хах хах!!»

«Тц. Я никогда не думал, что буду покупать мужчине выпивку в этом возрасте. Кстати, Мазерс. Я слышал о новичке. И с учётом этого, должен спросить: ты не в себе?»

«Этого действительно достаточно, чтобы тебя поколебать? Ты имеешь в виду Кроули, не так ли?»

«?»

Сердце Камидзё от этого слегка подпрыгнуло.

Но маги в комнате продолжали как ни в чём не бывало.

«Как я могу не сомневаться в твоей вменяемости касательно него? Он один из тех, кто переделал хорошие, старые ритуалы в секс и наркотики, разве нет?»

«Это точно неприятный момент, но в его случае, это не предлог или подстава. Ты не можешь насмехаться над этим потому, что он по-настоящему логичен и эффективно добивается результатов таким образом. Простой поверхностный взгляд без шанса ему объясниться приравнивается к публичному признанию уровня своего интеллекта не выше, чем у самопровозглашённых интеллектуалов, которые кричат обо всём вычитанном в газетах, Весткотт».

«Он доведёт нашу Золотую секту до катастрофы».

«Теперь ты завидуешь Мерлину, старик? С каких пор у тебя видения будущего без всяких приспособлений? В любом случае, я женился на будущей художнице и собрал сведения о множестве людей, от учёных до творцов, чтобы с этим справиться. Так что давайте покажем результаты нашего прототипа GD карт таро».

«Же де?» повторил Камидзё, наклонив голову, поэтому Ведьма Чёрная Кошка сладко шепнула ему на ухо.

«Есть много теорий о происхождении этой колоды карт, но это было новое толкование через секреты Каббалы. Попытка убрать изначальный грех, с которым рождаются люди».

«Ох».

«Ну, это немного запутанно, но в основном это собственная версия колоды Золотой секты. Они из тех, кто любят выкладываться на полную ради восхваления собственной работы».

«Если не считать последней части, принял бы это обычным ’так ли это’! Знаешь, как когда смотришь на храм или замок!!»

Тяжело сказать, на сколько невероятна знаменитость, когда рядом с вами её хороший друг.

Тем временем, шахматная партия продолжалась.

«…Я основатель Золотой секты, знаешь?»

«Как и я. Шах и мат».

Сухой лязг разнёсся по комнате.

У Камидзё были проблемы с запоминанием шахматных ходов, но там явно не куда было ходить.

«Два основателя одинакового ранга провели высокоуровневый духовный бой, и эта магическая дуэль показала, кто сильнее. Теперь, расплачивайся. Мне нужны напитки и закуски, чтобы показать разделение относительно наших новых членов».

«Был ли ты таким всё время?»

«Разве я не сказал тебе, Весткотт? Ты не можешь избежать взаимного влияния вещей. Всю дорогу тебя ослепляла собственная неопытность. На самом деле я уже позвал его к двери».

«Без моего разрешения…?!»

«Я только что это понял, старик. Заходи, новичок!!»

После скромного стука в дверь, ручка медленно повернулась.

«…»

Так всё и решилось?

Камидзё не знал подробностей, но момент ощущался главной поворотной точкой в истории.

А потом заговорила Ведьма Чёрная Кошка.

«Это человек так с собой носится, когда никто не смотрит. ’Женился на будущей художнице, чтобы с этим справиться’? Хм, понятно. Больше столетия прошло, но эти слова действительно, по-настоящему меня бесят».

«Этому миру нужно больше любви!!»

Часть 5

Начало всегда отмечалось падением, но конец всегда был внезапен.

«Уух?! Гх… Что? Я вернулся? Или я продвинулся…?»

Камидзё застонал, руки на затылок и замотал головой.

(С какими проблемами я только что столкнулся? Алистер, перегруппироваться с Индекс и остальными, и теневой меч в груди Майки. Так, хорошо. Мой разум всё ещё работает правильно.)

Внутри Безоконного Здания всё ещё был мрачный пустой мир с бесконечно высоким потолком и ни души.

Как только он поддержал своё неустойчивое тело перилами и пошёл дальше, окружение поменялось.

Лестница, эскалатор и подъёмник исчезли. Вместо них он увидел лестницы в стене, узкие мостики и серебряные трубы вьющиеся как змеи.

Смена с подъёмника и прочего поддерживаемого снизу на встроенное в стены изменила тип восхождения.

Значит ли это, что он достиг верхнего уровня?

Иначе он ещё сильнее рисковал своей жизнью.Странности происшествия на ступенях отличались от лестницы. И это было достаточно высоко для здания. Он всё ещё не видел потолка, но дно тоже не просматривалось. Всё поглотила тьма.

«Ох, охх».

«?»

Услышав голос из ниоткуда, он нахмурился и посмотрел вверх. Немного выше него девушка в форме горничной прислонилась к лестнице и вытянула ногу в сторону узкого мостика. Это была Цутимикадо Майка. Она выставила свои бёдра как раз на уровне его лица. И конечно, в её плоской груди всё ещё торчал твёрдый теневой меч, поэтому дьявольщина горы связывающая человеческие сердца (кольцо наручника и шестерёнка) падала вокруг неё с неравномерными интервалами.

Но здесь неустойчивые опоры были действительно хороши. Большинство металлических предметов соскальзывали и падали в темноту бездны внизу. Не останавливаясь, они не могли собрать прозрачное тело похожее на сладкую воду. Здесь они были полностью бесполезны.

(Или это хорошо работает только для них?)

«Ох, не Камидзё Тома ли это. Я беспокоилась, отделившись от остальных».

«Куда ты собралась?»

«Надеюсь найти Аники с момента его исчезновения. Сомневаюсь, что его так легко победить, но если его здесь нет, думаю, он выше. Ой-йо-йой».

Она сказала это так мило, но фактически молотила ногой, промахнувшись мимо ступеньки лестницы приделанной к стене здания на более чем стометровой высоте. Камидзё быстро посмотрел на узкую опору, запнулся от неосторожного взгляда вниз и глубоко вдохнул перед тем, как прижать спину к стене и скользнуть к Майке. Единственным положительным моментом было отсутствие неожиданных порывов ветра, по поводу которых ему бы пришлось волноваться на обычном здании.

Как только он добрался до Майки, сзади прижал обе руки к её бёдрам сквозь нарядную форму горничной.

«Давай, это опасно, поэтому поторопись!»

«Хм?»

Тело горничной стажёра немного подпрыгнуло вверх. Камидзё выглядел озадаченным, поэтому Ведьма Чёрная Кошка мягко прошептала ему на ухо.

«Хии хии. Извлекаем выгоду из занятости её рук и ног лестницей, чтобы добраться до беззащитной попки сестры друга, не так ли? Ты полное дерьмо».

«Почему ты ни о чём из этого не беспокоишься?! Я тоже практически падаю, так что помогай!!»

Камидзё кричал на пределе своих лёгких, чтобы избежать неудачного непонимания, но Майка лишь наклонила голову, руками и ногами всё ещё держась за лестницу.

«Хм? Хмм? Эй, Камидзё, с кем ты разговариваешь?»

«Эх?»

«Выглядело это так, будто ты кричал в пустоту, но нет ли у тебя гарнитуры или ещё чего?»

(Хах? Может ли быть…?)

Камидзё посмотрел в пространство возле себя.

По какой-то причине Мина Мазерс стояла на опасной опоре, боязно держась за длинную траурную юбку обеими руками.

«Краснею, краснею».

«Нет, ты совсем не боишься, так ведь?! Пытаешься меня отвлекать, пока не разобьюсь насмерть?!»

«Хмм???»

Никто не мог так удивляться рядом с тем, кто заявлял о самоубийстве от стыда, поэтому, как и предполагал Камидзё, Майка не могла видеть Мину.

«Люди собирают информацию о внешнем мире сетчаткой и барабанными перепонками, но точность не всегда совпадает. Например, близорукость указывает на эллиптическое удлинение глазного яблока внутрь. Поскольку красный видимый тебе не такой, какой видит Цутимикадо Майка, совсем не трудно выбрать человека, которому я хочу быть видимой, и и показывать себя лишь ему одному».

«…Воу. Прозвучало убедительно, но такое длинное объяснение в действительности ничего не объяснило».

«…»

Даже сквозь вуаль он чувствовал её сердитое настроение.

Ой? Он мог попасть по её больному месту. В таком случае, что ему сделать для улучшения её настроения? Знай он, образно выражаясь, её кнут и пряник, мог бы создать контроллер для взаимодействия с этой странной и раздражающей женщиной.

«Грешные мысли лишь накличут на тебя беду, парень».

«Ахх?»

«Например, пытаться заставить леди в траурном одеянии подчиняться тебе ударами хлыста. Возможно, мне стоит быстро написать в социальной сети о проблемном соседском парне».

«Я прекращаю спрашивать, как ты мои мысли читаешь, но читаешь-то ты их в этот раз неправильно! Твои данные повреждены! Не ухудшай ситуацию неправильным чтением моих мыслей!»

«Возможно, молодой женщине с кучей свободного времени это покажется милым, но шансы такие же, как и получить 00 в рулетку».

«Я сказал остановиться!!!!! (…Ах. Но не будут ли шансы такими же не зависимо от ставки? Неужели у меня действительно есть шанс с богатой молодой женщиной с кучей свободного времени?)»

«Привет?»

Камидзё Тома лишь защищался, Майка не видела Мину и лишь уставилась на него, как на сумасшедшего. Он проглотил слёзы, размышляя, существует ли вообще правильный ответ.

«Кажется, Аники излишне перенапрягается и получает чувство завершённости от приходящего изнеможения. Если он попал в странное состояние покаяния, нам нужно его найти и остановить как можно скорее».

…Вот так с или без пары зверей кармы из радужных цепей и прозрачных плоти и крови им нужно было продолжать подъём. Шестерёнки и кольца наручников падающие вокруг Майки, вероятно, формировали свои тела уже на земле далеко внизу, поэтому никто не хотел спускаться, если этого можно было избежать.

Мина Мазерс мягко изогнула бёдра и вытянула голову в бок, чтобы заговорить с тонкой усмешкой за вуалью.

«Кстати, это магический меч».

«Ну, да. Меч из магии. Каждый это скажет!!»

«Не это я имела ввиду. Это не кинжал ветра из четырёх главных элементов. В смысле, это символическое оружие для проведения обряда призыва. Он очень похож на амулет, который отводит отрицательную энергию и защищает пользователя, но ’отводить’ также значит ’отклонять или вести в удобном направлении’. Поэтому при правильном использовании, его можно использовать для призыва. Обычно берётся подходящий меч с зелёным эфесом и красными ножнами, освящается гравировкой святого имени и осторожно охраняется, чтобы его мог касаться только владелец».

«При…зыв?»

В этом было много смысла.

В груди Майка торчал странный короткий меч, а эти жуткие кольца наручников и шестерёнки продолжали появляться вокруг неё.

«Это на столько стереотипно, что библиотека гримуаров могла неправильно понять. В смысле, кто подумает, что Кроули самодовольно воспользуется самой базовой техникой? …Но в реальности, чем больше мастера искусны в своей области, тем больше они сосредотачиваются на основах».

Помимо этого, Камидзё Томе пришлось задуматься, были ли у Майки какие-то мысли по поводу лезвия у неё в груди.

«И когда дело касалось не битвы, а мастерства, Кроули всегда искал непорочности в своём оружии. Другими словами, он отказывался пользоваться тем, что уже использовалось для других целей. Молотом куют меч, из железной руды и дерева делают молот и так далее. В конце концов, нужно 1000 или даже 10000 предметов для создания единственного оружия, но он заявлял, что это необходимая часть процесса обучения. Да, практически будто они все части головоломки».

…Было ли её беспечное отношение результатом попыток всеми силами избежать взгляда на неудобную правду? Будто болеть и продолжать врать себе из нежелания идти в больницу, чтобы не услышать о странной болезни.

С такой точки зрения Камидзё Тома колебался её спрашивать или шутить по этому поводу.

Она могла прийти в чувство в любое мгновение и удариться в неуправляемую панику.

В отличии от нормальных обстоятельств, она будет смертельной на этом высоком подъёме.

«Опора впереди выглядит не особо надёжной, Камидзё Тома. Можешь меня поддержать?»

«Разумеется. Чёрт».

Ему казалось, что он сам выбирает свой путь, но нет.

Нет, возможно, будет точнее сказать, что каждый из миллиона доступных вариантов приведёт к тому же результату. Страх скользнул в кончики пальцев и распространился по всему телу, но этот страх отличался от тех сотен миллиардов адских мук, которые ему когда-то показала Отинус.

«Это напомнило мне о втором этаже сидений в спортзале».

«Охх, теперь, когда ты упомянул».

Рядом находились узкая металлическая лестница и узкий мостки с решётчатым полом. Если не спортзал, то больше всего это было похоже на пространство под световое оборудование над театральной сценой. …Проблема была в их местоположении в неизвестно скольких сотнях метров над землёй, и в том, что единственны неверный шаг означал мгновенную смерть.

«С такой узкой опорой есть риск падения, но на широкой опоре наручники и шестерёнки смогут создавать свои тела и нападать. Честно. в обоих случаях ничего хорошего…»

«Прости за то, что вовлекла тебя во всё это».

Майке не за что было извиняться. В любом случае, она и Камидзё сообща взбирались вверх.

«Т-так точно будет хорошо? Разве нет точки сбора, в которой свалены наручники и шестерёнки, или есть?»

Должно быть так проявлялась часть страха Майки потому, что она время от времени дрожала, стискивала свои маленькие руки и сильно приближала своё лицо к его груди.

Она была прямо на грани той близости достаточной, чтобы чувствовать тепло её тела.

Тогда кошкоухий кусок навоза прошептал ему в ухо.

«Сестра твоего друга».

«(Я знаю, идиотка!!)»

Пара цепных зверей преследователей были не единственной его заботой. С лестницами и карнизами всё было в порядке. Там точно был «путь» созданный для передвижения людей, даже если он был узким.

Проблемы доставляли серебряные трубы змеями вьющиеся вдоль стены и кондиционеры торчащие словно ракушки на альпинистской стенке.

«Эх? Что, мы должны прыгать?!»

Что-то было неправильно с маршрутом восхождения. «Пути» больше не было.

Им нужно было выбрать уступ, на который взобраться, развернуться, а потом прыгнуть с одного блока на другой. Походило на попытку заставить играть в реальную версию ретро платформера, в котором падение означало мгновенную смерть. В метре от земли это можно было посчитать новым видом спорта, но в 500 метрах над землёй обстоятельства менялись.

У него подкашивались ноги.

Он не мог выложиться на все 100% своей обычной силы.

Внутри помещения не было риска внезапного порыва ветра, но уверенности в том, что это положительный момент, у него не было.

Для начала, могли ли кондиционеры выдержать их вес?

Он боялся, что болты сломаются, когда он приземлится, отправляя его и кондиционер камнем вниз к вполне определённой гибели внизу.

Майка, конечно, колебалась прыгать и наконец-то сама предложила с целиком бледным лицом.

«Н-не будет ли лучшей мыслью подготовить какую-нибудь страховку прежде, чем пытаться…?»

«Ну, мне бы хотелось, но есть ли здесь поблизости что-нибудь, чем мы могли бы воспользоваться как верёвкой?»

Цутимикадо Майка ответила на вопрос Камидзё, протянув обе руки за спину. И он услышал шелест одежды.

«Вах?! Что?! Почему ты раздеваешься?!»

Он понятия не имел, как собиралась форма горничной, но она что-то развязывала у себя за спиной? Даже в чрезвычайной ситуации он не был уверен, что фартук или платье в качестве верёвки это наилучшая идея. В добавок ситуация была чрезвычайно щепетильной из-за того, что она сестра друга, так не взбесится ли някающий парень в солнцезащитных очках?! Мысли Камидзё Томы бешено метались, как мяч в сквоше или пинболе, но Майка мягко выдохнула горячий воздух через нос.

И по какой-то причине она вытащила лом и моток герметизирующей ленты из своей длинной юбки.

«Придержи коней, чокнутая горничная».

«Ну, это просто грубо. Герметизирующая лента крепка, поэтому вытащить несколько длинных полос и сложить их будет достаточно, чтобы поддержать вес чьего либо тела, знаешь?»

«Дело не в этом. Подумай о контексте. Как, в конце концов, ты могла внезапно вытащить лом и герметизирующую ленту из своей юбки?!»

«С двумя этими штуками всегда можно решить любую проблему в доме».

Ему было трудно понять, имела ли она в виду ремонт раковины или уничтожение цифрового видеомагнитофона. Она хотела стать такой горничной, которая спасёт пойманную в западню дочь семьи хозяина, в одиночку позаботившись о группе террористов, которые вломились в роскошный особняк защищённый системой безопасности последнего поколения?

«…Ты такой человек, который хочет сложить вместе распылитель и зажигалку?»

«Ага, ага! Или превратить духовку в бомбу».

Она была хуже, чем он мог вообразить.

Когда он начинал претендовать на понимание её слов, она отвечала термином, о котором он никогда не слышал. Представление о том, что нечто столь ужасное имело что-то общее с кухонной духовкой, чувствовалось подобно путешествию в иное измерение.

«Ещё можно перенастроить газонокосилку в берсерка или смешать моющие средства для получения ядовитого газа. Гвоздомёты являются киношным стандартом, но по-настоящему они не на столько полезны. Поэтому, если хочется пострелять, лучше совместить тяжёлую металлическую трубу, которая ляжет в руку, с газовым баллоном для переносной плитки. И в добавок к стрельбе снарядами ими можно воспользоваться в качестве акустического оружия».

«Чёрт, вот что происходит при попытке воспитать горничную в Японии?! Цучимикадо, дух горничной, который ты себе воображал, был невероятно испорчен, пока ты не уделял ему внимания!!»

Когда он анализировал нанесённый ему ущерб, Камидзё осознал, что в реальности он идеализировал горничных сильнее, чем думал. Этот колючко-волосый парень чувствовал себя так. будто кто-то налил кучу сладкого уксусного соуса на восхитительно зажаренную курочку. Конечно, это не значит, что она всё это умела. Это могло быть не больше, чем разновидность «что сделаешь, если террористы нападут на школу» в версии для горничных. Или он хотел в это верить.

«В-в любом случае, страховка. Ум, нам нужно просто отмотать длинные полосы герметизирующей ленты и сложить их несколько раз, верно?»

Даже если теория верна, никто гарантий не даст. Он обернул её вокруг груди, а потом присоединил один конец к куску металла торчащему из стены… повторяя действия, но начал потеть от напряжения всё сильнее и сильнее.

Он дёргал самодельную страховку раз за разом, чтобы убедиться в её качестве и прочности.

А потом кусок металла, к которому она была присоединена, внезапно отломался.

«Ваах?!»

Казалось его тело ускользает, когда его бросило в пустоту воздуха. Его окружение таяло. Нет, было по-другому. Это ощущение падения вызвало одно из этих видений.

Часть 6

«Ты используешь кровь голубя?» спросил грозный голос. «Краситель, который забирает жизнь, противен нашей этике».

Они больше не были внутри предыдущей квартиры. Место выглядело опасным. Само помещение было большим, но каменные стены и ненадёжный свет свечей создавали гнетущее впечатление.

Молодой человек с серебряными волосами помешивал фарфоровый горшок полный чего-то дурно пахнущего. А предыдущий скептический голос принадлежал…старому Весткотту. В своём костюме он выглядел готовым присоединиться к общественному собранию, но его вид был ужасно не к месту в этом туманном подземном помещении. Его социальный статус явно отличался от окружающих. Если этот эксцентричный разговор с Мазерсом среднего возраста был точным, по-видимому, он был следователем…что подразумевало его работу на полицию.

Молодой человек не смотрел вверх, направляя всё своё внимание на помешивание котла. Он явно не намеревался отвечать.

Из Трёх Основателей Весткотт скривился ещё сильнее, поэтому Мазерс, человек того же ранга, явно привлёкший молодого человека, горько улыбнулся и ответил.

«Мы не желаем создавать зашифрованный документ, который будет практически невозможно расшифровать, и который никто не сможет прочесть. Можем оставить это скрытным Розенкрейцерам[12]. Ох, или это было слишком грубое замечание старику, которому нравится приносить в секту запах роз и даже принёсшего таинственный секретный документ?»

«…»

«Знаешь, почему паровой двигатель так широко распространились по миру? Промышленная революция произошла потому, что им может воспользоваться каждый, и его преимущества распределяются в равной степени. Парусные суда из Эпохи Открытий на первый взгляд казались свободными, но, фактически, для использования им требовались национальное одобрение и защита. Вот почему целиком частные пароходы так легко стали победителями. Таким же образом новую эпоху начнёт наша Золотая Секта. И нам не нужно сочинять всеохватывающую и ’завершённую’ христианскую библию. В таком случае берётся ограниченное количество чудес оставленных ’великим человеком’ и производится ответвление посредством разницы интерпретаций, потому количество возможностей ограничено. Что нам нужно, так это способ упорядочить базовые заклинания и символы, чтобы воплотить любую идею в желанной форме. Нам нужен рабочий набор на подобие настольной игры, которая расширяет возможности до бесконечности».

«…»

«В таком случае, кто величайший враг Золотой Секты? Не будет ли им уклончивое отношение, при помощи которого всё прячут за завесой мистик, настаивая на том, что красный на палитре означает кровь, а чёрный — темноту, и таким образом продолжают убирать многообещающие возможности. Весткотт? И тем не менее нужны все цвета, чтобы нарисовать жизненную силу яркого и прекрасного цветка. Они умышленно преувеличивают опасность яда оригинальных гримуаров, но они полностью безопасны, если избегать прямых переходов непосредственно к теории целиком отделённой от текущего мира, а вместо этого поэтапно приучать себя к знаниям, пользуясь рабочим инструментарием, который медленно углубляет понимание по отрывку за раз. Считай люди небо неприкосновенным, самолёт бы никогда не изобрели, и прогресс братьев изобретателей в направлении личной машины задержался бы на столетие».

«…»

«К тому же, мы не в том положении, чтобы говорить об идеалах. От мастера к подмастерья, от мастера к ученику, от мастера к новичку. … Сколько препятствий между нами находящимися здесь и новичками присоединившимися сегодня? Чем больше людей в секте, тем больше людей поднимаются в ранге ритуалом прогресса, поэтому те высшие среди нас, которые пишут 7=4 и отбрасывают маску, демонстрируют под ней нечто по-настоящему странное. Это неправильно. И если внешность и настоящее внутренне устройство не соответствуют друг другу, весь образ организации становится смутным. Передача знаний от мастера к ученику это прекрасно, но появляется проблема, когда не знаешь какого мастера о чём спрашивать. Если появляется необходимость в уникальном способе поиска по-настоящему полезного на данный момент руководителя, то это ничем не отличается от поиска истины в словах заключённых. Способности людей снижаются, когда они тратят своё время на такое».

«…»

«Секта это организация. Если рушится основание, верхушка следует за ним. Нам нужно начать действовать, прежде чем гниение доберётся до головы. Абсурд, чтобы руководство высокомерно считало причиной провала общения нехватку способностей собеседника и потому сдавалось. Необходимые знания должны быть прямо у них перед глазами с момента их вступления в секту. Мы должны вернуться к исходной идее предоставления необходимого и только необходимого. Мы не ищем больших объёмов знаний. Мы в поисках способа их применения! Им может быть хрустальный шар, карты, черепаший панцирь или треск пламени. Все, кто получал выгоду от магии, располагают целеуказующими приспособлениями. Разве мы желаем не того же? Завершения сборного устройства, которое ответит на любой анонимный вопрос от человека в подходящей экспериментальной обстановке, мастер это или ученик? Послушай, старик, только ты получаешь удовольствие от своих отсталых методов обучения. Мне нужен способ по-проще. И для этого мы должны немедленно закончить набор инструментов, который естественным образом ответит на вопрос ищущего, пока он с ним играется и учится у него».

Это был настоящий словесный поток, но один термин выделялся с точки зрения Камидзё.

«Набор…инструментов?»

Ведьма Чёрная Кошка ответила постукиванием пальца по столу в углу церемониальной площадки.

Там…что-то было. На вид как детализированный миниатюрный сад или сложная иностранная настольная игра. Там были палочки и диски вырезанные из дерева, чашки из плавленного стекла и одинаковые кинжалы из метала. С первого взгляда они были похожи на игрушки, но они явно потребовали больших трудов для своего создания.

И Камидзё заметил кое-что ещё.

Оно выглядело знакомым. Будто миниатюрная версия комнаты, в которой они стояли.

«Если использовать современные термины, концепция, вероятно, подобна инструменту для разработки приложений,» объяснила женщина. «В смысле, согласно Герметизму, всё в мире состоит из 22 букв. Следовательно, для подготовки окружения нужно лишь интуитивно переставить графические элементы. Это суть церемониальной магии, которая использует форму театральной постановки, а миниатюрный сад является драматургическим инструментом для индивидуального использования. В других условиях, он мог принять форму хайку или танка. Вместо надежды на бога и ожидания своей очереди, он поддерживает средства вызова чуда считающегося необходимым. Или это исходная идеальная форма, как бы то ни было».

Двигаешь куклы по миниатюрному саду, даёшь им в руки кинжалы или волшебные палочки, разбрасываешь разноцветные лепестки цветов или листья из бутылки и создаёшь собственное заклинание перестановкой терминов из руководства.

И так создаётся магия.

Каждый может попытаться в ней также просто, как нанизывать бусы.

…В зависимости от точки зрения, такой способ мышления может показаться неуместным и пугающим. Развитие эсперов Академгородка, например, не позволяло выбрать тип силы или уровень, но если магическая сторона была в состоянии свободно выбирать всё так же просто, как украшение для блинчиков, на сколько же извращённой она стала?

Даже если этим инструментом для разработки приложений воспользуются для создания вируса или сайта обманки и нанесут большой ущерб окружающему миру, Золотую секту это не заботит. Рассматривают ли они его как культуру огнестрела, в которой вездесущность оружия возросла благодаря взаимному недоверию и желанию защититься? Считали ли они, что в этом веке невооружённые умрут?

«Я не говорю, что нам нужно это прекратить,» сказал Весткотт. «Скажу, что даже магические секты нуждаются в компромиссе. Если мы станем по-настоящему неразборчивыми, нас будет не отличить от этих диких гулящих групп».

«Риск этого стоит. Начинай, Кроули. Открой глаза этому старику, который быстро скатывается в скептицизм!»

Несмотря на излишнее ободрение, молодой человек, названный Кроули, не сделал ни одного грандиозного движения подобно сценическому магу. Фактически, даже не нарисовал магический круг прямо на полу. Он положил сукно на круглый стол и начал рисовать круг на нём, пользуясь краем стола.

«Это ересь!!» проревел Весткотт.

«Не будь глупцом. По-настоящему эта логика идеальна. Говорил же, наша цель не ’завершённая’ библия, которая идёт по следам ’великого существа’, а потому обладает малым количеством чудес. Мы создадим рабочий набор с бесконечными возможностями, который вернёт передачу знаний, которая начала уменьшаться до маленькой струйки внутри нашей Золотой секты. Мы создали свободную секту, которая принимала всех, мужчин и женщин, поэтому нет смысла заставлять их ждать в бессмысленных очередях. И благодаря чрезмерному количеству людей высоких рангов, нет гарантии, что человек в конце очереди даст верный ответ. Мы должны радоваться, когда люди врываются в очередь, и когда существует конфликт между мастером и учеником. Что может быть лучше получения обратной связи через противостояние? …Он будет на столько же точным, как женский набор для шитья или вязальная спица, и столь же профессиональным, как инструмент художника или скульптора. Весткотт, у вас был хороший вкус, когда вы ссылались на немцев при создании этой секты. В конце концов, они действительно воспользовались некоторыми настольными играми».

В маленькой коробке были игрушки вроде чашек и волшебных палочек. В ряд стояли маленькие бутылочки запечатавшие разнообразные сушёные лепестки цветов и листья.

Он был крайне подробен, но намекал на новые возможности для новичков, как ребёнку, который впервые дотрагивался до электрической платы купленной в качестве обучающего пособия.

В нём не было добра или зла.

Базовый детский набор можно было использовать для сборки радио или подслушивающего устройства. В старой войне солдаты пользовались детскими красками для маскировки бомб под кирпичи или уголь, устанавливая ловушки, которые одинаково вредили военным и гражданским.

Так и тут.

Даже если краску использовали на войне, создателей краски не осуждали.

Вот так они на это смотрели.

«Эй, Весткотт, сколько лет прошло, пока ты не смог точно рисовать двухметровый круг от руки? И не стоя у холста, а нагибаясь к полу?»

«…»

«Этот юнец говорит, что эта идея может избавить ото всех напрасных усилий, через которые мы проходили. Рисование непосредственно на полу скоро покажется нелепым. Сказал, что мы должны руководствоваться круглым столом, а потом класть скатерть на пол. Вот что значит иметь в распоряжении рабочий набор в точности как детализированная настольная игра. Мы можем отмести линии в никуда и вместо них воспользоваться коллективным устройством, которое принимает вопросы ото всех, и даёт дельные ответы на них. Это закат эпохи самостоятельного поиска каждым прямых ответов на свои вопросы, и стремление пользоваться магией может свободно придать форму любой пришедшей им в голову идее».

В те времена концепции языков программирования ещё не существовало.

Эти люди искали лишь сложный аналог настольной игры.

Но в глазах Камидзё это выглядело так, будто инженера, всегда печатавшие сложный и непонятный C код, мечтали об инструменте разработки приложений, который позволит даже детям соединять фрагменты, как при сборке пазла-картинки.

Невинно, но опасно.

Существовали по-настоящему безграничные возможности ведущие и ко злу и к добру.

«Слушай, старик. Когда показались ружья, рыцари мешали и говорили, что это не по традиции. Когда появился паровой двигатель, ткачихи взвыли и сказали, что худшие по качеству массовые изделия без души. …Но кто услышит их голоса, испытав штормовые волны времени?»

«Хочешь сказать, я вымирающий вид?»

«Старик, ты ещё не вымер. Люди до сих пор выигрывают у паровых машин, потому что мы можем пойти в другую сторону без поворота огромного рычага. Ты ещё этого не понял? Пришло время пересмотреть своё мышление».

Весткотт фыркнул.

Он совсем не намеревался скрывать свою неприязнь к новоприбывшему. Скорее всего он приготовился выгнать юнца, ошибись тот единожды.

Но даже крайне напряжённая атмосфера комнаты не мешала движениям юноши с серебряными волосами. Он подготовил какой-то ритуал с точностью заводной куклы. Он подтвердил точность направлений, выровнял предметы на соответствующих местах, точно измерил время, чтобы правильно выполнить каждое движение, точно и верно подобрал произношение, чтобы передать вибрации тела воздуху, и двинулся вокруг церемониальной площадки идеальными движениями.

Камидзё мало знал о магии, но даже он мог сказать.

Всё шло в точности, как того желал Весткотт.

Но, кажется, от этого брови старого мага беспорядочно дёргались. Он должен был по-настоящему презирать невыразительного молодого человека, который спокойно работал, будто огромное давление не беспокоило его ни в малейшей мере.

Старик хотел его раскритиковать, но не мог найти повода.

Когда он его увидел выражение лица Весткотта, Мазерс недвусмысленно и озорно улыбнулся.

«Бесполезно, Весткотт,» сказал Мазерс, будто больше не мог сдерживаться. «Маги это не те люди, которых примут массы. И тем не менее мы продолжаем оставлять след в истории. Мы все идём этим путём, не так ли? Весткотт, твоё поведение на самом деле доказывает, что этот молодой Алистер Кроули сейчас и здесь идёт по Золотому пути, как это однажды делали мы».

«Ты предполагаешь, что некто не показывающий признаков понимания порядка наших карт таро ЗЗ[13] может пропустить видения и завершить призыв церемонию уровня Телемы? Мазерс, если мы хотим избежать потери этого многообещающего юноши, мы должны сию же секунду остановить церемонию. Или исключив это, нам следует подготовить меч экзорциста, готовясь к его неминуемой потере контроля над силами тьмы».

«Ох, не будь так уверен. Обладай он столь посредственными способностями, думаешь, чудак моего уровня увлёкся бы им и пытался склонить на свою сторону?»

Разговор остановился.

Из-за взрывного рёва раздавшегося с пола.

Оно было невидимым, но нечто похожее на мощную массу ветра бесновалось вокруг них.

Весткотт, конечно, был одним из тех, чьи глаза широко раскрылись.

«Дурак! Говорил тебе, что он потеряет контроль над силами тьмы!»

Весткотт быстро стащил скатерть с магическим кругом нарисованным голубиной кровью, но тот же узор был нацарапан на полу церемониальной площадки. Он был неорганическим, но обладал такой выносливостью. Похоже, что-то невидимое просунуло руку в щель приоткрытой двери и силой пыталось открыть её до конца.

«Помоги мне с этим, Мазерс. Нам нужно выиграть достаточно времени, чтобы связаться с Блайт Роуд и заставить их изменить мнение касательно сокровища!»

«Нет, ещё нет!! Ха-ха!! Вот когда становится интересно!!»

Мазерс широко развёл руки, будто приглашал это.

Потом что-то поменялось.

Ветер не успокоился, но приобрёл явную направленность. Он завернулся яростным вихрем, будто удерживаясь в магическом круге нацарапанном не полу. Благодаря этому оно поддерживало поток своей силы, но было компактным и стабильным. Бесформенное существо удерживалось в круге и было захвачено подобно сказочному демону. Сцена готова, и оно ответит на любые команды пользователя магии.

Было похоже на газовый огонёк горящий лишь внутри своего стеклянного колпака, и который можно погасить поворотом ручки.

«Что…? Что произошло?! Он явно потерял контроль!!»

«Ты старомодно на это смотришь, Весткотт. Кажется, ты рассматриваешь мир как 10 сфер плюс невидимый Даат связанные 22 линиями, но этот Сефирот лишь одна сторона мира. Алистер Кроули тут вычислил мир пользуясь совершенно противоположным древом».

«Клипот…? Имеешь ввиду перевёрнутое дерево с именем демона выгравированном на каждом воображаемом сефироте?!»

«С достаточными знаниями и сообразительностью негативная энергия может быть превращена в слова, которыми описывают мир. То, что ты считаешь провалом, было отправной точкой успеха этого юноши. Можешь поискать лестницу на небеса, если хочешь, но можешь и выучить формулу исследуя дыру в ад. Простое чтение Божественной Комедии Данте в качестве сказки на ночь заставит детей дрожать в страхе. Нужно просто приложить усилия, чтобы не начать самому».

«Но это…слишком рискованно. Я понимаю, что обратная сторона тыла это перед, но броситься использовать это на практике без понимания правды этих слов приведёт лишь к призыву всё большего и большего количества сил тьмы до самоуничтожения. Говоришь, что хочешь создать магический рабочий набор, который приведёт к желаемому чуду символьным построением без технических знаний, чтобы безопасно и наверняка воспитывать новичков при помощи чего-то похожего на детализированную настольную игру, и чтобы завершить коллективное устройство, которое одинаково будет отвечать на вопрос мастера и ученика, но это противоречит всей философии! Точно также как библия пользуется сложными формулировками для сокрытия настоящего значения, включение древа зла в Золотую секту лишь усложнит нашу сущность! Если хочешь секретных ритуалов полных ядов зла оригинальных гримуаров, которые могут понять лишь несколько избранных, огрызающихся на всех совершающих ошибки, тогда присоединяйся к Розенкрейцерам. Я думал, ты говорил, что мы хотим не этого!»

«Не будь так уверен. Всё дело в обращении твоего мышления. Точно также -1 умножить на -1 будет +1. Пойми это и не будешь в таком замешательстве. Начинаешь ли ты с положительного или отрицательного, в конце можно повернуть в положительном направлении».

«Я уже говорил, что духовные упражнения новичкам не подходят! Это столица гордой Британской Империи, но жители Лондона до сих пор пересчитывают монеты на пальцах, чтобы посчитать сдачу. Мечей и дисков появляющихся и исчезающих в коробке достаточно, чтобы их обескуражить. Послушай, так обстоят дела в Лондоне, самом продвинутом городе мира. Каждый начинающий это любитель. Ты не можешь предполагать, что массы смогут делать то же, что и мы!!»

«Вот почему мы меняем всё начиная оттуда. Наша настольная игра из рабочего набора изменит мир, как это сдела паровой двигатель».

Камидзё внезапно подумал, глядя на этот иллюзорный разговор.

«Почему они не способны просто друг друга выслушать…?»

Мазерс явно провоцировал другого выскзать то, что он по-настоящему думает, Кроули спокойно продолжал свой эксперимент не заботясь об окружающих голосах, а Весткотт (оставаясь с виду самым здравомыслящим) лишь защищал традиции выстроенные со временем по старым принципам, чтобы раздавить результаты не понравившегося новичка. Работай они вместе ради одного результата хоть немного, не смогли бы они значительно сократить необходимое время?

По ощущениям, будто смотришь на людей спорящих о самом сильном животном без надежды на достижение ответа.

Потом Ведьма Чёрная Кошка вздохнула там, где появилась возле него.

«Когда взрослые, которые никогда не забывали своих детских черт, становятся серьёзными, они снова превращаются в детей. В общем мне приходилось улаживать дела, когда это случалось».

«…Ох ты ж».

Вот и всё, что он мог сказать.

Примиритель бесплодных споров. Координатор. Некоторых людей принудили к такой бесконечной изматывающей работе, и Мина Мазерс была таким человеком.

«Так почему ты вообще вышла за этого парня?»

«Оглядываясь, кажется, что у такого грубияна была странная харизма. Ты знаком с эстетикой острого языка?»

«…»

«Ты ведь иногда слышишь про таинственные сообщества, в которых 10 или 20 женщин собираются вокруг единственного мужчины в одной квартире, верно? …Золотая секта была полна до нелепости уникальных людей, но также она была собранием различного рода харизматичных эксцентричных личностей».

«Где любовь…?»

Вот почему они не могли прийти к согласию, чтобы они не говорили. Все считали себя «центром». Как говорится, несколько капитанов корабль на гору заведут, но Золотая секта была кораблём, который так сильно отклонился от курса, что впечатался в гору на Марсе.

Удручённый Камидзё смотрел на продолжение яростного спора иллюзий.

«Но теперь, доказав верность теории мистера Кроули, нам нужно пересмотреть все наши документы разом».

«Что ты говоришь, Мазерс?»

«Карты таро ЗЗ. Наша Золотая секта завершила эту колоду группой, но Кроули успешно вызвал Телезму, отрицая колоду этих 22 карт. Поэтому, вероятно, правда содержится в ошибочной колоде, которую он защищает. Говорю, что нам нужно вспомнить традиции Вейта».

«Так тебе это было нужно?! Хотел воткнуть скальпель в величайшее достижение Золотой Секты и разрушить его, просто чтобы увеличить собственное влияние?!»

«Слишком мелко мыслишь».

Камидзё Тома по-настоящему магию не понимал.

Ударить что-нибудь молотком и разбить не значит, что известно как собрать точное оборудование деталь за деталью. Никакое количество контактов с волшебниками не превратит его в инженера.

Но этот колючко-волосый парень почувствовал лёгкое изменение атмосферы.

«Что?» спросил он. «Они сражаются за власть внутри группы?»

«Золотая секта была основана Тремя Основателями. Но один отошёл от дел из-за возраста, поэтому управление стало предметом перетягивания каната между Весткоттом и Мазерсом. Именно приход Кроули сбил ровный счёт. Если сила Кроули будет расти, Весткотта устранят со счётом два к одному».

«…»

«Золотая секта пыталась открыть единую теорию, которая объясняла бы правду мира, и они занималсь поиском для создания рабочего набора, который даст бесконечные возможности, в отличии от библии, в которой ’великое существо’ оставило ограниченное количество чудес. Вместо использования гримуаров, океанов опасных слов, они создали бы прямой поток известных знаний от других людей той же эпохи. Он был бы на столько же точным, как женский набор для шитья или вязальная спица, и столь же профессиональным, как инструмент художника или скульптора. Вместо разрушения сознания единоразовым поглощением всех отравляющих знаний оригинального гримуара, понимание магии проходило бы постепенно собственными словами со ссылкой на детализированную настольную игру, достаточно простую для игры взрослыми или детьми. Да, ровно как среда разработки, которая позволяет собирать приложение из составляющих на экране вместо траты времени на изучение обескураживающего языка C».

Ведьма Чёрная Кошка чистым голосом объясняла начало их развала.

«Кстати, Мазерс пытался изучить каждый символ выгравированный Весткоттом и прочими, чтобы он мог дать Кроули их переписать. Переписав рабочий набор инструментов разработки созданный ими всеми, он мог наполнить его поддержкой для себя и Кроули. Нет, Кроули был подмастерьем, за которым Мазерс следил лично. Поэтому. даже работай они вместе, конечный результат считался бы произведением Мазерса».

«Зачем так сильно заморачиваться…?»

«Особых причин у него не было. Назови я таковую, то это была бы его жадность и его эксцентричность с такой вот харизмой. Он хотел вскрыть стагнацию передачи знаний от мастеров к подмастерьям, очиститься от тюремной системы обучения требовавшей определения фактической полезности множества лидеров. Хотел избавиться от длинных последовательностей знающих где искать, создать коллективное устройство позволявшее мастерам и подмастерьям задавать вопросы анонимно без стыда. И хотел, чтобы этот простой, но детализированный рабочий набор был предложен им одним, не всей группой Золотых лидеров. Хотел оставить свой след в истории. Вероятно, всё вместе. В глубине души это было тем же самым, что и невинная мечта найти окаменелость динозавра и навсегда дать ей своё имя. Он тоже был взрослым, который не избавился от детских черт».

В окаменелости динозавра был смысл.

Камидзё мог понять ставку всего на целые дни проведённые в раскопке скал.

…Но найдя окаменелость нового вида динозавра, действительно ли можно было отвернуться ото всех помогавших в раскопках только потому, что хотелось ей своё имя?

Но потом Ведьма Чёрная Кошка Сказал нечто странное.

«Но в действительности произошло не это».

«…? Что???»

«Большинство современной магии дожившей до наших дней считается плодом Алистера Кроули. Имени Мазерса не найти. Его невинное, но ослабленное желание разрушилось прежде, чем было воплощено».

Этого не делали Весткотт или другие посторонние. Кроули был частью группы Мазерса в конце концов.

Значит…

«Путаница какая-то,» сказал Камидзё. «Так Весткотт и Мазерс противостояли друг другу, но потом Мазерс И Кроули сражались внутри собственной группы Мазерса?»

«Непосредственно, да. Хотя в глазах Алистера Кроули отражался враг намного больше».

«?»

«Тогда произошёл некий инцидент, который положил конец работе Мазерса, когда казалось, что всё идёт достаточно хорошо. Его падение нчалось совсем небольшого вооружённого конфликта. Что, как ты думаешь, это было?»

Задавать вопросы, на которые он никак не мог ответить, было плохой привычкой Мины Мазерс, молодой женщины, которой нравилось объяснять.

Женщина с кошачьими ушками в траурной одежде ответила с улыбкой, которая, похоже, скрывала смысл по-глубже.

«Битва при Блайт Роуд[14], которую я упоминала в самом начале».

Часть 7

Микото почувствовала в висках острую боль, когда сфокусировалась на том, что должен был принимать КПУ.

«…Кх!!»

У неё исказилось лицо, но нечто похожее на тихий статический шум продолжало звучать из маленького динамика (который она заполучила уничтожив мобильный Шокухо). Будто при чтении штрихкода, шум преобразовался в несколько человеческих слов, попав в уши Микото.

Без контекста.

Без предварительного предупреждения.

Без доброты.

Без вопроса о понимании слушателем.

Прерывистый массив слов воспринимался как проникновение в сознание. Надобности упорядочивать его для понимания посторонними не было, подразумевалось понимание всей дополнительной информации для его осознания, поэтому он был похож на неприятный и случайный словесный беспорядок. Структура и грамматика отсутствовали, значение придавали лишь обмену отдельными терминами в соответствии с их важностью, поэтому это было похоже на пристальное разглядывание записной книжки помешанного на заметках и попытку воспользоваться всеми словами втиснутыми на страницу для восстановления мыслей на момент записи.

Шокухо Мисаки специализировалась на чтении человеческих мыслей, так выходит она всегдасталкивалась с диким потоком информации? Или Микото рассматривала крайне необычный случай?

Она отрешилась от боли, обжигающей клетки её мозга, и через силу пыталась преобразовать массив в понятный язык.

Чувствовала, что на пороге видения.

…Кто с другой стороны КПУ?

…С кем связана это грандиозная уча обломков?!

«…?»

Сладкий медовый запах нежно обернул её лицо.

Она опять сосредоточилась на внешнем мире и обнаружила, что Шокухо Мисаки прижимает к её лицу платок, будто вытирает нос маленькому ребёнку.

«У тебя кровотечение из носа».

«Правда?»

«Ходят легенды о шахматистах и мастерах сёги, у которых кровь шла носом от чрезмерной концентрации. Так может здесь нечто похожее».

«Нн».

«Ой, как же. Слова теперь не в моде?»

Пока Микото позволяла другой девушке обращаться с собой как с ребёнком, её сосредоточенность ускользала, и её охватило чувство, что только что пойманная рыба сбегает.

Даже так она чувствовала, как что-то принимает неясную форму при её соединении с разрозненными терминами. Мисака Микото чувствовала странную тревогу, будто принятие этого приведёт к крушению всего ею созданного, но по какой-то причине там появилась странная фраза и не исчезала.

Чтобы гарантировать, что вся каменная стена не завалится, оа медленно и осторожно вытащила лишь один камень.

И осторожно положила на язык.

«…Камидзё Тома».

«?»

Тонкие плечи Шокухо Мисаки определённо дёрнулись.

«Он действительно часть всего этого. Но записано иначе…? Значит ли такая запись… Очищающего Бога и Убивающего Демонов…???»

Часть 8

Видение пропало как туман.

Неприятный пот тёк по всему телу Камидзё. Метал торчащий из стены не сломался, и страховка из многослойной герметизирующей ленты не порвалась. Его не бросило в пустоту. …К теперешнему моменту он практически понял, как это работает, но ощущение падения было до сих пор невероятно реалистичным. Его сердце до боли билось в груди. Выражение «стоить лет жизни» впилось в сознание не простым оборотом речи.

«О, ох? Камидзё Тома, с тобой всё в порядке?»

«Ага… Но действительно, что это???»

Это был способ показать жертве заготовленное видение? Нет, он чувствовал, что этого было недостаточно, чтобы объяснить такое.

Что важнее, он хотел знать, почему видения показывали ему. Это его больше беспокоило. В конце концов, это было Безоконное Здание. Всё здешнее будет порождено Алистером. Даже если «устройство» по имени Мина Мазерс бросала вызов своему хозяину, связываясь с Камидзё, тот множество раз продемонстрировал, что «человек» по имени Алистер Кроули рассматривал и успех, и неудачу в качестве средств достижения желанного результата. Поэтому, возможно, предательство Мины было частью плана. Также, возможно, подобный вопрос был частью плана. Ещё, возможно, Камидзё верящий в то, что разгадал план, был частью плана. …Честно, как только он направил свои мысли в этом направлении, конца этому не было. Лабиринт противостоящих зеркал или матрёшки были настоящей сутью Алистера. И как только от них кончается терпение, они вносят разлад в защитные выкладки и позволяют ему скрытно нанести безошибочный удар.

Камидзё приходилось поддерживать собственное я.

Он не мог прекратить копать глубже, но ещё должен был удерживать себя от ограничения собственных действий чрезмерной подозрительностью. Он нуждался в точности часовых стрелок.

Даже если такой образ мышления был частью плана, он не мог ослабить бдительность ни на одном из бесчисленных резких поворотов. Лишь однажды сбившись с курса и сломав защитное ограждение, он мог скатиться со скалы с исходом, который не зависел от его уровня.

«…В чём бы ни было дело, нам нужно это принять».

«А-ага, точно».

Восхождение больше не сопровождалось ступенями или лестницами. Они боролись со склоном.

На стене, которую они использовали в качестве опоры, были лишь напрямую закреплённые серебряные воздуховоды и кондиционеры. Местами опора ответвлялась в таком месте, где они явно не могли стоять. Было очень похоже на ретро платформер, в котором падение означало мгновенную смерть, но ничего крутого в этом не было. Им приходилось раскачиваться на страховке над пустотой, вытягивать пальцы ног до следующей опоры, растягивая ноги до судорог, а потом медленно переносить вес тела.

Смотрелось глупо, но они были на высоте нескольких сотен метров. Камидзё нем ог почувствовать изолированность большую, чем когда одной ногой стоял на прямоугольном кондиционере.

У небрежной горничной получалось даже хуже. Он протягивал руки, чтобы помочь ей вместе переместиться с кондиционера на кондиционер.

Как только они наконец-то добрались до большей опоры в виде люльки для чистки окон, решили немного передохнуть, но оказалось, там уже кто-то был.

«Фран…?»

«О, так вы были ниже?»

Она явно тоже двигалась вверх для воссоединения с остальными. Она должно быть продолжала восхождение до пробуждения Камидзё и Майки.

Но у Фран не было страховки из герметизирующей ленты.

Как она одолела этот ретро платформер из вентиляционных отверстий и кондиционеров? Несомненно она не могла по-настоящему проворно прыгать по ним.

На его вопрос ответили неожиданным образом.

«Я подумала, что такое может произойти, поэтому несла сложенный сдутый запасной шар».

«Ты ужасный читер!!!!!»

Ему следовало вскинуть руки и порадоваться тому, как товарищ нашёл безопасный способ сюда добраться, но он не мог не отдать приоритет своим жалобам после серьёзного риска жизнью в отсутствии такого подхода. Он хотел несправедливо спросить, почему она их тоже не взяла.

«Ах? Так мы можем проигнорировать рельеф остаток пути?»

Камидзё вздохнул в болтающейся люльке для чистки окон, но когда он подумал рационально, осознал, что совсем не может расслабиться. Из стен ничего больше не торчало. Он видел лишь люльку для чистки окон, направляющие канаты, крановый крюк на тросе и т.д. Дальше их опоры будут ненадёжно раскачиваться свисая из темноты сверху. Вместо того чтобы им всем надёжно крепиться к стене, большинство раскачивалось словно маятник. Никаких бы жизней не хватило бы взяться за такое. Неужели Индекс и Цутимикадо действительно продолжили восхождение по ним? Что стало с кошкой калико или 15-сантиметровой Отинус? Вот такие основополагающие вопросы пронеслись у него в голове.

Потом услышал замечание от девушки. которая носила зимой даже не шорты, а бикини под толстовкой.

«Ну, ум, как видно из объёма летучего газа и шара. у него есть весовой предел. Он ни как не потащит троих человек…»

Камидзё Тома и Цутимикадо Майка не колебались.

«Ах, погодите! Только то, что он может нести лишь двух человек, не причина выгонять владельца шара! Не заходит ли ваша жестокость слишком далеко?!»

«Заткнись! Я отказываюсь отпускать тебя по лёгкому пути до самой вершины! Посиди здесь немного!! Две головы лучше одной, а три ещё лучше, Фран-сан!!»

«Вы двое можете драться между собой,» сказала Майка. «А пока я беру этот шар до вершины».

Плавая поблизости в своём траурном одеянии и кошачьих ушах словно привидение, Мина Мазерс приложила руку к подбородку.

«Если ты ничего не сделаешь, то, по моим ощущениям, вы втроём медленно упадёте на дно».

«?!»

Камидзё столкнулся с большим количеством препятствий за это недолгое восхождение. Хотя он точно не хотел камнем падать вниз на встречу своей смерти, медленный спуск на дно и необходимость проходить через это снова полностью убьют его мотивацию.

Поэтому мудрый Камидзё Тома внёс нейтральное предложение.

«П-погоди минутку! Это неправильно дать нам всем упасть. Фран, подведи нас к какой-нибудь опоре. Нам нужно немного остудить наши головы!!»

Но кровь ударила в голову девушке в бикини под толстовкой, поэтому она взорвалась.

«У тебя не получится разыграть пацифизм после того, как ты получил подобное преимущество!! Сам же начал и сам же пытаешься закончить? Думаешь всё дело в тебе или чём-то ещё?!»

«Ах».

Довольно серьёзный удар ногой пришёл из слепой зоны, и тело Камидзё забыло о тяжести. Но они уже были в нескольких сотнях метров над землёй. И излишне усердное цуккоми[15] будет смертельным на этой горной тропе.

(О, пожалуйста, нет!! Я просто не подхожу для возвышенностей или чего-то такого?!)

В добавок, это был парень, чья судьба проявлялась «ужасной удачей» в областях, от романтики до бизнеса. Однако, тут он не мог позволить себе ударить по урне, поэтому замолотил руками больше инстинктивно.

И его отчаянно вытянутая правая рука что-то почувствовала.

Это были трусики бикини Фран.

Он схватил спереди.

«Хьяааах?!»

Девушка с антеннами кроличьими ушками держала трос шара между бёдер, руками держалась за обе стороны трусиков бикини, когда им грозило соскользнуть, и началось перетягивание, пока она пылала красным и орала на него. Соскользнут они или нет? Началось напряжённое сражение.

«Я убью тебя, ты извращенец!!»

«Заткнись, неудавшаяся убийца цуккоми!! И если не хочешь потерять ’неудавшуюся’, помоги мне тут. Кстати, я по-настоящему благодарен тому, что твоё бикини не с завязками по бокам!!»

Тогда Мина в траурной одежде и кошачьих ушках прошептала в ухо рискующему жизнью парню, небрежно паря поблизости.

«Несмотря на её вид, по-настоящему она очень счастлива, что ты уделяешь ей такое внимание. Кролик с разбитым сердцем может в конце концов умереть от одиночества».

«Оххх, так ли это? Фран, ты просто смущена? Тогда, мне кажется, тут тебе следует пойти мне навстречу».

«…!!!!!»

«Колено?! Гах! Коленом по скуле?! Спасибо за действительно ненадёжную теорию, Мина. Ты тоже здесь не помощница, так ведь?!»

«Не дури. Это просто её способ спрятать смущение. Она из тех людей, которых зовут цундере».

«Ага, верно. С какой стороны не посмотри, она всерьёз пытается меня убить!!»

«Отлично,» сказала Фран. «Если хочешь мило побеседовать со своим собственным воображением, пожалуйста, отпусти мой купальник».

«Я тут жизнью рискую не потому, что мне нужно твоё бикини, Фран! Если не позволишь мне прояснить это недопонимание, я совершу двойное самоубийство с твоими трусиками бикини! Не думаю, что тебе понравится положение, в котором ты окажешься!!»

Только он думал, что едва достиг равновесия, как почувствовал, нечто скользящее в своей правой руке.

(Быть не может! Фран действительно потеряла последнюю линию защиты?!)

Камидзё шокировало давление падения, но произошло не это. Его рука ничего не держала.

Это чувство должно было быть невозможным.

Оно было похоже на иллюзию поломки ограды или опоры.

Он переходил к другому видению.

Часть 9

«Вероятно, это будет обескураживающе, так что позволь мне сначала отметить: сейчас мы двинемся по времени до Золотого Века. Просто держи в уме, что это после времени проведённого с Мазерсом и Весткоттом».

Каждый человек и каждая женщина — звезда.

Отделённые от своего поверхностного сознания люди содержат личность, которая может достигнуть мудрости. Если бы каждый мог пробудиться до той личности, весь мир станет максимально эффективным, будто все шестерёнки подошли друг другу. Другими словами, всё по сути бесполезно.

«Выглядите расстроенной, юная леди. Порадует ли вас моё приглашение к звёздному небу?»

В таком случае должна быть какая-то необходимость во встречах «человека» по имени Алистера Кроули с определённой женщиной.

Его голос был похож на собственный из молодости, но решительно отличался. Он был спокойным, содержал намерение связаться с внешним миром и, что самое важное, он не был полон ненависти и сомнения направленных на мир.

Он был тактичен.

Пытался нежно дотронуться до бесформенного сердца другого человека.

«…Удивительно,» сказал Камидзё. «Маг столетия смог влюбиться как обычный человек?»

«И я жена эксцентричного Мазерса,» сказала Ведьма Чёрная Кошка. «Это проблема?»

Женитьба действительно делает кого-то намного надёжнее?

«Также Кроули был удивительно популярным благодаря своей андрогинной красоте и эксцентричной харизме. Фактически, потому что ему так легко всё шло, он никогда особо не интересовался обычной любовью».

«Обычные хуже всех».

«Следи за речью. В целом он был эксцентричным безработным любившим чёрный юмор и отдававшим свои эротические новеллы дешёвым издателям, поэтому по-настоящему его нельзя называть нормальным».

«Бфф?!»

«В своём великом шедевре он охватил и сослался на мужские гениталии более чем 100 способов. Он также посетил Египет и пытался проникнуть на K2 без дополнительного источника кислорода. Однажды начав что-то, он упорно отдавал этому всего себя».

Камидзё начал дрожать.

Он почувствовал, как рушится образ злого короля демонов. Это как посмотреть под кровать отца или поискать на компьютере учителя. Есть важная информация, которую подросткам лучше не знать.

«Кстати, Кроули также беззаботно приносил собственное семя на церемониальную площадку, где все собирались, и задействовал её в экспериментах, он украл украшение в виде бабочки для сокрытия промежности бронзовой статуи и носил его поверх штанов на вечеринке, чтобы выдавать прекрасные рифмованные пошлые шутки при виде магов из той же секты. Он был совершенно необузданным магом».

«Это превращает его в обычного сверх извращенца!! Его личность полностью испорчена!!»

«В то время это спускалось с рук как обычные проказы, потому разница между эпохами может быть пугающей. Я по-гастоящему завидую современному обществу с его цивилизованным определением сексуального домогательства…»

Когда бы он не заглядывал глубоко в прошлые века самурайских драм или рыцарских историй, Камидзё не мог не заметить, на сколько женщинам было тяжело,но если все вокруг неё были столь эксцентричны, Мина Мазерс должна была чувствовать себя в полном окружении. И самое грустное, терпеть это было бесполезно.

Но Кроули, Необузданный Король,занизил планку в этом эпизоде.

Ценил ли когда-нибудь молодой человек с серебряными волосами эфемерную женщину рядом с собой в достаточной мере, чтобы подавлять свой эгоизм? Когда его извращённая сторона была закрыта подобно часам с кукушкой, «человек» с серебряными волосами выглядел джентльменом со строгой политикой «леди вперёд».

«Эту женщину зовут Роза. Она стала первой женой Алистера Кроули».

«Первой?»

«Подробности будут позже. …Хотя после этого, взорвалось сдерживаемое им внутри».

«Тперь я не хочу видеть остального!! У меня было плохое предчувствие о грядущем!!»

Время шло.

После женитьбы они, казалось, начали жить вместе, и Алистер явно прекратил скрывать свои магически исследования от своей жены Розы. Фактически он активно использовал её в качестве ассистентки. Камидзё не знал точно, как это работает, но, кажется, тот иногда использовал заклинания и магический круг для призыва чего-то бесформенного и отправки внутрь тела своей жены.

Женщина изначально казалась эфемерной, но Камидзё почувствовал, как неприятно бьётся сердце, когда увидел увидел её судороги на стуле в подвале полном подобием зажжённых кадил.

«Кроули был человеком логики и эффективности, поэтому не сдерживался даже со своей собственной жженой».

«Хах?»

«Это метод гипноза для преднамеренного введения в транс и получения доступа к высшему существу, но здесь транс того же типа, которым пользовались древние ведьмы, специальной мазью натиравшие свои мётлы, садившиеся на них без белья и-…»

«Вааах! Вааааах!! Вааааааах!!!»

Камидзё содрогнулся, когда его чувство опасности предупредило о том, что дальнейшее неосторожное слушание будет подобно мошенничеству, при котором рассказывают личную информацию, а потом заставляют в качестве извинений платить деньги.

«Теперь, когда его настоящее Я вышло наружу, и он докатился до игры в врача — или скорее, игры в мага — со своей новоприобретённой женой, он в конечном счёте достучался до высшего существа назвавшегося ангелом хранителем во время поездки в Египет. И имя этого ангела хранителя должно было мелькать здесь, в Академгородке».

«?»

«…Имя ему Айвасс. Это существо содержит число 93, точно как Телема. И подобно Коронзон, это имя стало поворотным пунктом в жизни Алистера Кроули».

Камидзё не узнал этого имени.

Хотя, возможно, это имя преследовал кто-то другой.

Ответы не всегда появляются до того, как начнёшь их искать.

«Сборник теорий Алистера превратился в книгу основанную на словах Айвасс, сказанных ртом Розы. Они были достаточно сенсационны, чтобы смести не только основополагающие теории Золотой секты, созданные Весткоттом и другими лидерами, но и новые теории, которые планировал выстроить Мазерс после похищения первых».

«Что? Так он получил ответ через нечто похожее на Коккури-сан, решил, что вытащил его из собственного подсознания, и и превратил его в книгу???»

«Иногда могущественный гримуар ценится больше из-за легенды, которая говорит о его предоставлении высшим существом, но о контакте Кроули и Айвасс осталось относительно большое количество записей. Хотя, кажется, скептики, которые хотели от него избавиться, поискали и нашли ошибки в них всех. Всё же я думаю, он правдоподобней смехотворного разрешения на создание секты, которое склепал Весткотт».

«…Ты непреднамеренно пробралась во что-то по-настоящему важное?»

«Легенды не нужны, если желаешь получать знания и изучать техники. Но Весткотт был из старого поколения, потому хотел, чтобы в истории его секты был академический или королевский учёный. Потому заявил, что он единственный человек, получивший разрешение создать секту от наивысшего существа по имени Анна Шпренгель. Существовала леди Шпренгель или нет на самом деле, полученный Весткоттом документ был подделкой англичанина, подделывающего немецкое ручное письмо. Честно, не будь он столь зациклен на социальном положении, не стал бы позже добычей журналистов глупых газетёнок».

Вместо организации сверхлюдей, которые тайно определяли мировые события из тени истории…они предстали скорее кучкой чудаков, которые создавали проблемы, куда бы ни пошли. Если это было собрание гениев, которые изменили уровень техник магической стороны, Камидзё было интересно, не выглядели ли они неконтролируемым ураганом в глазах окружающих.

«Но это было счастливое время для Кроули».

«…Но я по-настоящему обеспокоен тем, что его жена могла не пережить такого счастья».

«Я не это имела ввиду».

Время шло.

И Камидзё услышал голос, который казался ужасно не к месту.

Это был плач ребёнка.

«Это первая дочь Алистера Кроули».

«Ох… Ага, думаю, это в конце концов случилось бы, раз он женился».

Маленькая жизнь была завёрнута в мягкую ткань.

Ребёнок успокоился на руках у матери, но, кажется, мужчина держался на небольшом удалении. Боялся ли он заразить её своей грязью мага?

Старшеклассник вроде Камидзё никак не мог знать, сколько мужества потребуется для заполнения этого небольшого промежутка.

Но спустя долгое, предолгое время Кроули наконец-то двинул пальцами в сторону рта своего ребёнка.

И тогда маленькая ручонка нежно ухватилась за пальцы отца.

«Говоря прямо, её официальное имя было чрезмерно длинным, как Дзюгэму[16], но исследователи звали её просто Лилит. Кроули явно гадал по звёздам, чтобы определить её имя, и предположительно оно обладает подлинным значением. Другими словами, вот на столько он был помешан на своей дочери».

«Ох?»

Казалось, его пыл в большинстве своём растрачивался понапрасну, но такая трата казалась привлекательной, когда доходило до такого. Он во всём искал логику и эффективность, грубо шутил и жестоко глумился каждый раз, когда открывал свой рот, но, возможно, он сильно старался в чём-то непривычном.

Как отец он желал счастья своей новорождённой дочери.

Когда он смотрел на свою дочь, которую нежно держала на руках его жена, протянул свои пальцы и увидел, как крошечная рука нежно хватает их, что проросло в сердце «человека», у которого были навыки необходимые для владения магией и угона величайшей секты в мире?

«Это было счастливейшее время Алистера Кроули».

«Ага, может быть».

«Ты не понимаешь? Это было счастливейшее время».

«…?»

Камидзё нахмурился, когда Мина Мазерс настояла повторяясь. Он почувствовал некоторый скрытый смысл её словах.

А Ведьма Чёрная Кошка объяснила в окружении зловещей ауры.

«Другими словами, с этих пор она лишь катилась под откос. Жизнь Алистера Кроули продолжала идти на дно, так никогда и не всплыв».

«Подожди… Постой…»

Камидзё оглянулся на сцену перед глазами.

Это была иллюзия.

Вместо полной выдумки это, вероятно, было изображение прошлого, через которое прошла некая личность. Никакая борьба не изменит историю. Она уже целиком свершилась.

Но Камидзё всё равно умолял остановиться.

Увиденное здесь было идеальным. Наивысшее совершенство всего, чем был Алистер Кроули. Чего бы добавить, чего бы отнять? Любое вмешательство будет явно излишним, но что внешний мир принёс в этот миниатюрный сад?

«Чтобы помочь с родами и защитить ослабевшую мать и дочь изо всех сил, Алистер временно остановил свои магические исследования. И чтобы наверстать задержку, он отправился в поездку на великую гору, как только мать и ребёнок окрепли. Там у него была определённая цель, но тут это не важно».

Ответ был один.

«Как только он там закончил, узнал о внезапной неестественной смерти своей юной дочери от болезни. Этот ’человек’ желал своей дочери счастья больше всех в мире и дал ей имя столь длинное, что его было трудно произносить…но ему не позволили вернуться и быть с любимой дочерью, поскольку она умерла».

Так началось падение.

Этого с лихвой хватило, чтобы человек проклял судьбу всего мира.

Часть 10

«Уух…»

В этот раз было по-другому.

Он не стонал от шока и замешательства при внезапной смене окружения и видения. Информация данная туманным городом ощущалась Камидзё Томой как тяжёлый удар в грудь.

Алистер Кроули. Начало его падения.

Слишком внезапная потеря его юной дочери, Лилит.

«…Чёрт».

Камидзё не мог удержать свой блуждающий взгляд. Как у среднего старшеклассника, у Камидзё Томы, конечно, никогда не было дочери. Он никак не мог знать, на сколько реалистичными были его чувства.

Но у парня не было способа сопротивления эмоции воткнутой внутрь словно толстый кол.

Он свернулся, широко открыл рот и заревел изо всех сил.

Эмоции вызванные внешним источником всегда были не к добру. В некотором роде они были опасней огнемёта. Он это знал, но не мог остановить чистую жидкость льющуюся из его слёзных протоков.

Во что чувствовал Камидзё, глядя на это с расстояния.

Нет, даже как её настоящий отец, Алистер Кроули был лишь сторонним наблюдателем. Он узнал о потере этой маленькой жизни лишь из простого письма. Ему не позволили положиться на великую магию из любой техники в его распоряжении, и он не мог даже подержаться за ту крошечную ручку, несмотря на то, что это бесполезно. На него лишь безжалостно вывалили последствия, когда всё уже кончилось.

Как кто-то мог превозмочь нечто столь непомерное?

Нет, он свернул с имеющегося пути, потому что не мог такое превзойти?

Блуждал ли «человек» по имени Алистер Кроули в дебрях собственного создания более столетия?

И пока Камидзё Тома думал над такими серьёзными вещами, маленькая девичья нога ударила его по подбородку.

«Да отпусти ты уже трусики моего бикини, ты, извращенец!!!!!»

«Бгхх?!»

Это была ярко рдеющая Фран. Камидзё наконец столкнули с шара в реальность вместо иллюзии. Но чувства падения не было, и его задница приземлилась на ближайшую стальную балку.

Девушка в бикини под толстовкой явно придвинула шар к стене.

«Честно, в этом проблема с парнями. Бормотание, бормотание. Дай им шанс, и они оправдают все свои поступки… Почему они всегда пользуются своими мозгами только тогда, когда дело доходит до создания видимости законности своих действий…?»

Недопонимание, казалось, развивалось с огромной скоростью, но она, вероятно, скажет что-нибудь про использование его мозга, если начнёт извиняться, потому он это проигнорировал.

Камидзё решил немного сменить линию поведения.

«Н-ну, не уверен. то ты можешь говорить такое обо всех парнях. Эх хех. Эх хех хех. В смысле, что на счёт Камисато?»

«Этот ублюдок был извращенцем типа жертва, который естественно забирал себе все самые сочные кусочки!! Если все парни мира дойдут до такого просто находясь в таком же положении, я погрязну в отчаянии!!»

«Хмм,» сказала Мина. «Сдаётся мне, что это немного плохая идея упоминать это имя вскоре после того, как ей разбили сердце, но твой типаж получает удовольствие от задирания понравившейся девчонки?»

Когда Мина появилась в воздухе, исчезнувшие на краткий миг чувства Камидзё вернулись. Он вспомнил увиденное. Поворотную точку, которая разрушила человеческую жизнь.

Он вдохнул и выдохнул.

Вытер пот с брови.

Его не заботило, что о нём говорили.

Камидзё заговорил с человеком, видеть которого мог только он.

«…Мина…»

«Что такое?»

Ведьма Чёрная Кошка стояла рядом и смотрела сверху вниз.

Как обычно, она и глазом не моргнула.

«Что произошло потом? Что случилось с тем ’человеком’?!»

«Опять же, это привело к Председателю Совета Директоров Алистеру Кроули, которого ты сейчас видишь».

«Я не об этом спрашивал!! Отправь меня прямо туда!!»

«Каждый мужчина и каждая женщина это звезда». Мина Мазерс будто шептала пароль. «Когда каждый человек осознает, как ему следует себя вести, и начнёт поступать в соответствии с этим пониманием, в этом мире больше не будет бессмысленной работы. Если ищешь чего-то, идти своим ходом и тянись собственными руками».

«…»

Камидзё Тома посмотрел вверх абсолютно истощённым взглядом.

Он увидел люльки для мытья окон, крюки кранов и канатные дороги. Как и раньше, ему нужно было взобраться на смертельную гору по одним лишь неустойчивым опорам.

Но больше он не колебался.

Не важно на сколько ненадёжными были опоры. Не важно преследовала их или нет пара зверей с радужными цепями и прозрачными плотью и кровью.

Он хотел узнать всю историю блужданий того человека.

«Эй, человек».

«…? Отинус???»

Тогда с ним заговорила 15-сантиметровая богиня, взбирающаяся на ограду люльки для мойки окон. Она явно взобралась на такую высоту собственными силами. Мир должен выглядеть совсем иначе с точки зрения Отинус.

«Я не скажу тебе не бежать вперёд. Это как сказать птице не лететь или рыбе не плыть. Но если ты побежишь, не впадай в отчаяние. Мысль бросить — проявление лени. Именно когда ты опрометчиво бежишь вперёд, нужно оставаться спокойным. Тебе следует приложить все свои силы, чтобы вернуться живым».

«…Ага».

После его кивка Отинус взобралась по одежде на своё обычное место на правом плече. Если он единожды оступиться, она мёртвым грузом полетит вниз вместе с ним, но он не чувствовал, чтобы её тело дрожало ни в малейшей степени.

«Эй, Отинус. Видела Индекс или Цутимикадо? Их тут похоже тоже нет».

«Уже говоришь о другой девушке? Нет, мне следует расценить это как твоё обычное поведение и успокоиться».

«Отинус-сан?»

«Нюх, нюх. …И ты покрыт смесью нескольких странных запахов».

«Хм? Это из-за странных видений, которые показывала мне Мина…?»

«В своих руках ты держал больше одной девушки по пути сюда, не так ли? Действительно, как ты не заметил, что на тебе столько запахов? Честно…»

«Почему ты так раздражена?! Посерьёзней, прежде чем погрязнешь в собственной трясине!»

Отинус была в очень плохом настроении, но она, похоже, собиралась идти с ним до конца.

Камидзё Тома оглянулся на Майку и Фран.

«Если считаете, что не сможете больше идти, то следовать за мной не обязательно. Если останетесь на узкой опоре, эти звери из наручников и шестерёнок, человеческая карма, дьявольщина горы или чем они там являются не смогут появиться поблизости. Я направлюсь наверх и гляну, там ли остальные».

«Я-я хочу сама увидеть, что Аники в порядке».

«А я могу безопасно добраться до вершины на своём запасном шаре, пока вы все не будете путаться под ногами».

Эти мнения не казались логичными или рациональными.

Если бы они подумали о безопасности, было бы лучше остаться в люльке для мытья окон.

Но Камидзё не навязывал им своего мнения.

Возможно, благодаря сетованиям того «человека». Возможно, потому что он опосредовано чувствовал сильные эмоции мага, после того как тот не смог лично увидеть смерть дочери.

«Понял. Это ваше решение. Не мне говорить вам, что делать».

Теперь, когда они знали, что делать, им нужно было лишь действовать.

Им повезло встретиться с Фран и её шаром, который может подниматься не смотря ни на что. Передавая ей похожую на ремень самодельную верёвку из многослойной герметизирующей ленты, она бы протягивала её по маршрутам, которых они обычно не достигли бы. Она могла бы соединить два крановых крюка, чтобы получился V-образный кабель, или двумя горизонтальными тросами соединить люльку для мытья окон с кабельным краном и, зигзагами намотав между ними ленту, сделать самодельный мост.

По ощущениям напоминало напряжённое движение от одной отвесной скалы к другой по натянутому между ними канату. Но их шансы выжить были намного выше, чем качаясь в воздухе и прыгая от одного похожего на маятник крюка к другому.

«И…так».

Майка в нарядной форме горничной держалась за вертикальную страховку из герметизирующей ленты, пока тянулась напряжёнными ногами от одной опоры к другой.

«Нннн!»

«Вид снизу невероятный,» сказала Мина. «Да, посмотри на её дрожь… Это странное чувство, которое ты не когда не ощутишь от миниюбок моделей в кафе».

«…Остальные не могут парить, поэтому испробуй мы это, разбились бы насмерть».

Верная своему самопровозглашённому статусу ведьмы она любила склонять людей на путь греха. Либо так, либо она была одной из неудачников, которые всегда игрались камерой. чтобы выяснить самый низкий угол в RPG или FPS.

«Нагрузка на мышцы в определённом порядке может считаться разновидностью йоги. Кроули фокусировался на этом во время альпинизма».

«Ты, карга, начинаешь выглядеть по-настоящему старой, когда прикрываешь глаза рукой, сосредотачиваясь на чём-то».

«…Меня только что кто-то оскорбил?» вклинилась со словами похожими на проклятие девушка в бикини под толстовкой.

Вот-вот должна была грянут беда, поэтому Камидзё решил прекратить разговор с Миной, у которой был способ вызывать недопонимание.

По мере подъёма окружение опять поменялось.

Опоры были всё ещё редки. Путь восхождения был всё ещё изнуряющим и состоял целиком из предметов, которые свисали с небес на тросах. Но вместо люлек для мойки окон и крановых крюков Камидзё со спутниками увидел сказочные пятиконечные звёзды и похожие на колыбели полумесяцы. Все они были несколько метров в поперечнике, и ощущения были, будто прыгаешь по пышными люстрам. Если бы не ужасающий страх высоты, они давали достаточную опору, но…

«Как высоко мы сейчас…?» вслух поинтересовался Камидзё.

В отличии от настоящего восхождения на гору воздух не казался разрежённее и холоднее по мере подъёма. Не важно, на сколько странным это казалоь, но они всё ещё находились внутри Безоконного Здания, поэтому температура, давление и влажность должны были поддерживаться на определённом уровне.

Гигантская башня игнорировала трёхмерное пространство, поднимаясь к небесам.

И они наконец-то достигли поддельных звёзд и лун.

…Высота должна была быть невозможной. Чтобы это узнать достаточно было проверить расстояние от поверхности до верхних слоёв атмосферы в онлайн энциклопедии. Такое расстояние за день человеку пешком не пройти. Но в тоже время это было пространство с альтернативной метрикой, в котором евклидова геометрия была неприменима. Длинна каждого сделанного шага не обязательно соответствовала по-настоящему пройденному расстоянию. В добавок, со всех сторон их окружали гигантские стены. Без обзора окрестностей не по чем было судить расстояние.

Действительно ли они смогут таким образом выбраться наружу?

Его голову посетила нелепая мысль.

«О?»

До сих пор Фран свободно летала на своём шаре, чтобы плести для них паутину из герметизирующей ленты, но сейчас голос девушки в бикини под толстовкой казался удивлённым.

Попка Фран вжалась в упрощённую звезду, подобную звёздам на верхушках рождественских елей. Та будто упала на мягкую подушку.

Озадаченный Камидзё спросил.

«Э? Э? Что только что случилось? Что-то липкое? Или магнит???»

«Не знаю… но по ощущениям. я будто упала на звезду…?»

Отинус на плече парня скрестила ноги и руки, вздыхая.

«Искусственная гравитация? Чёрт бы побрал этого ’человека’. Он пытается получить даже силу планет?»

Камидзё не понимал. как это работает.

Искусственная гравитация ассоциировалась с маленькой комнатой, вращающейся для создания центробежной силы, но он понятия не имел, как люди или предметы могут притягиваться к поверхности подобной маленькой сферы.

Или…

Если в действительности вещество было намного плотнее видимого объёма, могло ли оно обладать столь же мощным всемирным тяготением. как и обычная планета?

«Нет, это не сработает… Тогда абсурдно ей свисать на единственном проводе. И будь она столь плотной, это был бы плавящий ад, подобный земному ядру».

Были исключения подобные чёрной дыре, которые создавали достаточную гравитацию для искривления окружающего пространства и не обладали вещественным ядром, но они тоже этого объяснить не могли. Или точнее, не могли позволить настроить желаемый уровень гравитации. Варианта было лишь два: микроскопическая чёрная дыра. которую можно было обнаружить лишь по информации, или макроскопическая чёрная дыра, которая проглотила бы всю солнечную систему при образовании. Даже эспер напрямую манипулирующий гравитонами мог создавать лишь взрывы.

«Способность превращать подходящие методы в универсальную силу очень похожа на его теорию. Сомневаюсь, что ты найдёшь ответ в учебнике для старшей школы, человек».

«Я не заинтересован в эрудиции. Я просто знать хочу, уничтожит ли это Разрушитель Иллюзий, или оно будет мне опорой».

С этими словами Камидзё потянулся рукой к ближайшему месяцу.

Это стало спусковым крючком.

У него уже было предчувствие, что пора.

Реальность и иллюзия переплелись, месяц рассыпался без предупреждения, и Камидзё Тому охватило слишком настоящее ощущение падения.

Часть 11

«Давай начнём с желанных тобой ответов. Вернёмся в Золотой Век. Это случилось перед его женитьбой на Розе и рождением Лилит».

Ядовитый туманный город укрытый паром и дымом.

Слышно свист, как при дутье, но на самом деле это дыхание вырывалось из горла человека в кабинете. Даже без знаний медицины, одного взгляда на его лицо было достаточно, чтобы понять, что ему нездоровится. Настолько, что в контрастных тенях от пламени лампы он выглядел стариком.

«Аллан Беннет. Один из немногих людей, которых Алистер Кроули мог назвать настоящим другом и учителем, и, в отличии от Мазерса, не имевший скрытых мотивов,» рядом с Камидзё сказала Мина. «Нечего и говорить о его состоянии. Это просто симптомы зависимости от медицинского опиума, которым пользовались в качестве болеутоляющего. Это была повсеместная социальная болезнь в то время».

Естественно в кабинете находился не только учитель.

Это была история Алистера Кроули.

«…Другими словами, оно такое же, как и моё тело,» сказал Аллан своему посетителю.

Он перевернул несколько карт на тяжёлом столе. Камидзё детали были неизвестны, но когда он увидел карты похожие на игральные с богатым рисунком, на ум пришло слово «таро».

Правду говорили о них или нет, для чего использовались эти инструменты?

Мужчина продолжал говорить потрескавшимися губами.

«Все рабы чудес и судьбы. Даже ежедневный выбор хлеба определяется без твоего ведома. И это влияние может затрагивать человеческие жизни. Точно также, как я ошибся в выборе лекарства, и с тех пор прикован к нему».

Камидзё сглотнул, потому что он смухлевал.

Он уже видел последствия.

«Во что стояло за путешествием Кроули,» сказала Мина. «Он искал способ защитить свою дочь на милости фаз и искр, которая внезапно умрёт через несколько лет. …И в точности по предсказаниям карт он не успел вовремя».

Спокойно ответив, женщина в траурной одежде посмотрела на правую руку Камидзё.

Разрушитель Иллюзий.

Разве не слышал шутливой теории о том, что он уничтожает невидимую удачу и оставляет неприятности?

«Фазы? Искры? О чём ты говоришь? Какое отношение они имеют к его дочери?»

«Аллан объяснит».

Ведьма Чёрная Кошка оказалась права.

Аллан Беннетт отодвинул карты и зашевелил губами.

«Магия удобна. Если наша Золотая Секта завершит свой простой рабочий набор, мы сможем раскрыть наши залежавшиеся знания без боязни ядов оригинальных гримуаров. В конце концов, это яд является результатом отторжением сознанием читателя огромного расхождения между его обычными знаниями и мудростью. Если можно будет полностью объяснить их собственными словами и на пальцах, разрыв исчезнет и никто не должен страдать. Как только исчезнут протяжённые цепочки связей и людям больше не нужно будет выяснять. у кого из руководителей достоверные знания, вся организация начнёт расти быстрее. С коллективным устройством для ответов нв вопросы учителей ученикам возрастёт наша прямая боевая мощь. Но в общем все события в этом мире связаны принципом равноценного обмена. Наша магия обманывает систему, чтобы вкладывая 1 получать 10. …Однако, мы действительно обманываем мир? Возможно, мы едва избегаем цены за пределами нашего воображения. Мы давно об этом беспокоились».

«…»

«У этого мира столько же фаз. сколько божественных легенд и религий. И расстояния между фазами не равны. Подъёмы и падения цивилизаций и традиций влияют на баланс в мире настоящем. Когда разбираешься в этом, удача это искры, не ставшие чудесами. Брызги от контакта и столкновения фаз неимоверно слабо, но повсеместно влияют на людей. Они оказывают влияние на броски монет, порядок подачи блюд в ресторанах, на встречах и вечеринках, женитьбы и разводы… и даже смерти людей. Если ты не видишь непосредственной причины смерти дочери, предполагай, что это спонтанное событие, вызванное совокупным невольным влиянием множества людей».

«Хочешь сказать, в этом мире нет такой вещи как несчастный случай или болезнь?» спросил сереброволосый молодой человек. «Подразумеваешь, что накопленные людьми мелочи — причина наложения фаз, и в результате весь мир создал слегка негигиеничные условия, чтобы наслать смертельную болезнь на мою дочь? Это ваши слова, учитель?»

«Это немного слишком. В твоей дочери нет ничего особенного. Все под одинаковым влиянием. Но единая теория, подобная Герметизму, грубо хватает и собирает перекрывающиеся фазы, заставляя их сталкиваться сильнее. Я думаю. это учащает образование искр. И влияет больше, чем только на настоящее. Будущее состоит из настоящего, в конце концов».

«И Золотая Секта понимала эту опасность, но допускали?»

«Феномен, который нельзя измерить, может и не существовать. Это сказал Мазерс, но именно слабость наших сердец допустила существование этого мнения».

Интервал между фазами бессистемно менялся день ото дня. Отдельная личность ничего не могла с этим поделать. Даже пока нации сражаются за превосходство и смотрят друг на друга через границы, континенты медленно двигаются. Даже величайшие мировые власти не могут остановить это движение. В таком случае, не были поверхностные конфликты банальностями?

Что было бы, продолжай Мазерс свои магические исследования, думая таким образом?

Что если бы устройство коллективных ответов на анонимные вопросы начало работать?

«Был способ его изгнать». сказал Аллан Беннетт. «Хотя Вескотт и Мазерс никогда этого публично не заявляли, но было негласное понимание, что это не проблема, пока у них было сокровище на Блайт Роуд, и что с ними всё будет в порядке до тех пор, пока они им обладают. Эдвард, тебя оно тоже защищало. Вот почему они не видели проблемы в твоей деятельности».

Но это защитит только его, мага.

Они сказали, что распространят свою защиту на отсутствующих и не позаботятся раскрыть защитный амулет, спрятанный в кармане. Сродни знанию, что рубка деревьев в лесу превратит планету в пустыню, но бодрому продолжению этого занятия без оглядки на голодающих в будущем.

Даже сейчас все возможные виды магии использовались во всём мире.

Никто не знал, какими эмоциями наделит людей давление между фазами и производимые им искры. Когда выбрасывает жизни из этого поверхностного и повсеместного потока, не могло быть никакой всеобщей причины или заговора. Вот почему было практически невозможно пресечь это на корню.

Да.

Что если?

Алистер Кроули сам часто пользовался магией под невидимым зонтиком, и потому не чувствовал опасности, но что если она обладала той же слабостью, что и магия тех, кого он презирал?

«…»

«Что собираешься делать?»

«Если искры от невидимых столкновений не прекратятся, я не вижу причины действовать».

«Тогда зачем ты нанёс мне визит? Лучший способ преодолеть невыгодное положение численного превосходства это элемент внезапности».

«Хотел забрать у вас необходимый предмет».

«У тебя уже есть всё необходимое».

Всё ещё сидя, Аллан Беннетт сделал жест, будто он что-то осторожно брал.

До этого там ничего не было.

Но что-то странно блеснуло в руке учителя. Оно выглядело как искры от кремня зажигалки. Но они рассеялись в воздухе словно маленькие числа.

28, 4, 29.

И тогда в руке учителя оказался кручёный серебряный жезл.

«Тут я меняю сцену,» прошептала Ведьма Чёрная Кошка. «Обычно его не видно никому, кроме Кроули, на которого он направлен, но я размещу его здесь в качестве реального изображения. В конце концов, нет ничего более пустого, чем непонятое объяснение».

«…Но это и всё что ты мне даёшь».

Но время шло, пока Камидзё делал своё раздражённое замечание.

«Ты уже должен был это идеально усвоить. Хоть оно и выглядит как источник отвратительных сил, которые заберут жизнь твоей дочери и развалят семью».

Аллан раскрыл ладонь и предмет опять исчез.

Но это был не Жезл Погибели, которым был известен Аллан Беннетт.

Это было фактическое применение техники, известной как Духовное Отключение.

Мужчина постучал своими костлявыми пальцами по чёрному столу.

«Скоро начнётся война».

«…»

«Заберёт ли эта сила жизнь твоей цели или возможность жизни? …Другими словами, даже выживи они, в сущности будут нести проклятие, от которого с того момента любой их выбор закончится неудачей. Каждый ’убитый’ тобой отчается и будет приговорён к жизни, бесконечно катящейся вниз без единого подъёма. Таким образом, это будет ад при жизни, что намного более жестоко, чем простая смерть».

Его выдох звучанием напоминал сломанную флейту.

«И приготовься. Если объявишь, что уничтожишь всю Золотую Секту за дочь, однажды ты проиграешь спонтанной смерти, ты должен также обнажить клыки против себя и уничтожить Мага Алистера Кроули. Ты можешь никогда по-настоящему не достичь своей изначальной цели, не прокляв себя как собственный заклятый враг и не проглотив приготовленный тобою яд».

«Я в курсе».

«Конечно, ты можешь пойти на компромисс. Всегда можешь удовлетворить свою жажду мщения наполовину. Но тогда она потеряет свою чистоту и станет не более, чем пустой оболочкой. В мгновение, когда ты сдержишься от страха собственной смерти или потери имущества, твои чувства к дочери потускнеют и заржавеют. Держи это в уме».

«Я в курсе».

Услышав тот же самый ответ, бледный учитель нежно улыбнулся, будто в словах больше не было надобности.

Это был добрый и грустный взгляд учителя, увидавшего превзошедшего его ученика.

И тогда Маг Аллан Беннетт добавил.

«Тогда поторопись и убей меня. Один из твоих заклятых врагов сидит прямо здесь».

Он не мог пойти на компромисс со своей местью.

Но в мгновение, когда он пойдёт, его чувства потускнеют и заржавеют.

Поэтому не важно, на сколько он уважал этого человека, или на сколько они были близки.

Поскольку этот человек был магом Золотой Секты, Алистер Кроули не мог проигнорировать учителя перед собой.

Аллан так никогда и не встал со своего стула.

Даже если его тело было изношенным невежественным и ребяческим медицинским предписанием, он тоже был магом, представителем Золотой Секты. Ранее он создал тот серебряный предмет из воздуха, поэтому пожелай он, наверняка смог бы ответить навестившему его убийце.

Но не ответил.

Аллан пригласил молодого человека не как маг или учитель. Он принял его как одинокий человек хорошего друга.

Карты уже рассказали о его судьбе.

«…»

Алистер Кроули начал качать головой.

Но неподвижный взгляд Аллана Беннетта остановил его. Для точно предсказывающих судьбу различное положение во времени было пустяком. В качестве учителя мужчина праздновал женитьбу своего ученика. Он ненавидел то, что разрушит это счастье. И раскаивался в своей неспособности изменить это несмотря на то, что почувствовал заранее.

Сереброволосый молодой человек потянул правую руку. Сложил большой и указательный пальцы в форме пистолета.

32, 30, 10.

Точно также, как и старик, казалось, что он управлял рассеянными числами в руке.

И тогда в руке у мужчины оказался старомодный кремниевый пистолет.

Эта атака напрямую заберёт жизнь или приговорит их к жизни в руинах, которые никогда не восстановить.

Аллан Беннетт улыбнулся, когда кончик пальца нацелился на его лоб.

«Позаботься».

Было ли это по-настоящему или иллюзией, прозвучал выстрел, и голова мужчины дёрнулась назад.

Часть 12

…Почему?

Почему это произошло? Камидзё Томе потребовалось время, чтобы осознать, что он вернулся из видения.

Даже с Разрушителем Иллюзий он мог идеально хвататься за звёзды и месяцы висящие на проводах. …Значит ли это, что они не были продуктом магии, и искусственную гравитацию создали исключительно средствами науки?

Ему и остальным не нужны были страховки.

Они прыгали между звёздами, преодолевая пустое пространство на высоте тысячи, если не десятков тысяч метров. Они не могли выбирать, какой части искусственной гравитации тянуть их вверх или как, поэтому иногда длинная юбка горничной Майки поднималась как зонтик в тайфун, а Бикини под Толстовкой Фран приземлялась на четвереньки с торчащей задницей. Не смотря на это, они продолжали невозможное восхождение без особых проблем.

«Оно уже кончается,» сказал Камидзё без настоящих доказательств.

Он не мог объяснить причин самому себе, поэтому Майка, Фран и Отинус посчитали эти слова даже более обескураживающими. Но он повторил.

«Мы приближаемся к концу. С самого начала не было другого пути».

В звёздном небе была конечная точка.

И знакомое лицо прижималось к боку большой звезды, висящей там.

«Индекс?»

«Я не видела вас по пути сюда, так путь наверх был разделён на несколько разных троп?» поинтересовалась она. «Или остальные упали дальше в самом начале?»

С ней была кошка калико.

На руках у Индекс она махала лапами в сторону Мины, которую остальные видеть не могли.

«Ох? Кажется, мне не сравниться с дикими инстинктами».

«…? Значит ли это, что не только я могу тебя видеть? По-настоящему ты не даёшь остальным тебя видеть?»

«Я Ведьма Чёрная Кошка. Кажется, они подвергаются моему контролю, хочу я этого или нет».

И очевидно, почему Индекс остановилась здесь.

Камидзё посмотрел прямо вверх.

«Чёрная дыра, хм?» Отинус раздражённо заговорила, сидя у него на правом плече. «Масштаб тут нелеп, как и всегда».

Прямо вверху нечто похожее на чёрную галактику закручивалось, будто чтобы показать присутствие уровня повыше. Ни один человек не видел чёрной дыры, поэтому они не знали, было ли оно точным, но после искусственной гравитации предыдущих звёзд и месяцев, оно казалось туннелем смоделированным по чёрной дыре.

«По поводу этого у меня плохие ощущения,» сказала Индекс. «Почему всё идёт так гладко? Убрали бы единственную лестницу, и мы бы застряли. По форме практически тренировка, которую должны были пройти заранее».

«…»

Если он и прыгнут туда, оно куда-то их отнесёт.

Но Камидзё Тома чувствовал, что ему следовало сделать что-то перед этим.

Он прыгнул с последней звезды к чёрной дыре, но его подозрения подтвердились.

Чёрная дыра его не засосала.

Вместо этого он грузом полетел вниз.

Часть 13

Это была подходящая форма для магической битвы. Даже очень.

Пар и дым города разделило на части. Даже тьму лондонской ночи смело яркими вспышками света. Там было два мага. Эти монстры пытались проглотить и поглотить Золотую Секту, величайшую в мире. Даже Джек, который терроризировал публику нападениями на проституток в темноте ночи, задрожал бы и убежал, увидав их схватку.

Маг Алистер Кроули.

Маг Самюэль Лидделл МакГрегор Мазерс.

«Гхх!!»

Пахнущая ржавчиной жидкость капнула на каменную брусчатку.

Это мог быть пистолет, меч, щит или лук. Алистер изменил форму пальцев, числа рассеялись по руке, и появилась воображаемая атака соответствующего типа.

Это могла быть огненная палочка, водяной кубок, ветряной кинжал или земляной диск. Мазерс контролировал все вещи на материальном уровне, заставляя парить вокруг себя это символическое оружие.

Их схватке не было конца.

И если она не закончится, очевидно, у кого было преимущество.

«Дурак… Пристань ты ко мне, получил бы кусочек моего успеха!!»

«…»

«Твоя будущая дочь? Разве это не простой способ разрешить всё без вреда кому-либо? Никогда не заводи детей. Не будет у Алистера Кроули дочери, и клыки смерти не сомкнуться вокруг неё!»

«Тогда почему ты женился, Мазерс? Не по одной только причине привести в организацию талантливого художника. Даже если ты никогда не говорил этого самому себе, должна быть причина, почему это должна быть женщина по имени Мина».

«Не смотри на меня так».

«Даже если мы знаем, что это наверняка приведёт к провалу или опасности, есть вещи желанные нами до безумия. Нельзя ожидать от магов мужества игнорировать эксплуатацию собственных тел, Мазерс. Даже не глядя на историю Тристана и Изольды, ясно, что любовь это яд, а семья — наркотик. Вот так устроены люди. И вот почему они появились в последовательности карт в качестве неотвратимой неизбежности. Этот результат нельзя изменить».

«Я сказал, так на меня не смотреть! Я лидер Золотой Секты!!» проревел Мазерс, размахивая мощным взрывным пламенем. будто частью собственного тела. «Секта не просто полагается на отдельных магов. Если кто-то взбунтуется, группа его раздавит. Алистер, тебе следовало объявить о победе, только располагая группой, которую сможешь призвать! Как я!!»

«…!!»

Алистер не отреагировал на Мазерса, падая на спину.

Несколько людей появилось на окружающих крышах.

Дион Фортуна.

Паул Фостер Кейз.

Артур Эдвард Вайт.

Роберт Виллиам Фелкин.

«Моё подкрепление не ограничено. Все маги должны подчиняться решениям секты. По крайней мере, пока я руководитель». Мазерс вытер кровь с губ и свирепо улыбнулся. «Пора тебе узнать, как себя чувствует загнанная лисица, мятежник. Основная причина твоего проигрыша — твоя неспособность считать это сражение не ’мятежом’!!»

«Поэтому после всех твоих разговоров о равенстве учителей и учителей, ты всё ещё авторитарист, который смотрит на всех сверху вниз со специального места, зарезервированного только для тебя».

Алистер поступил просто.

Он немедленно развернулся и исчез в паре и дыме.

«О, глупый Мазерс, мой любимый,» прошептала Ведьма Чёрная Кошка, будто вспоминая далёкое прошлое.

Она смотрела на этот свершившийся мир сквозь свою вуаль.

«Этого человека затянуло в процесс отбора организации, его любимую дочь вывели из под защитного зонтика, он чувствовал жгущее унижение от необходимости полагаться на ту же силу, что и ненавистные враги… И ты действительно думаешь, что, пылая от злости, он будет полагаться на логику и эффективность и предпримет стратегическое отступление?»

«Что…?»

«Это начало,» чётко заявила Мина Мазерс. По её тону казалось, что ради этого момента она носила траурные одежды и водила вокруг себя чёрных котов, символизирующих неудачу. «Битва при Блайт Роуд. Тихий вооружённый конфликт, в котором Маг Алистер Кроули открыто противостоял самой большой магической секте в мире».

Сцена изменилась.

Мужчина с кручёным серебряным предметом в руках смешался с тьмой Лондона.

Кроули шёл к Блайт Роуд 36, Хаммерсмит. Золотая Секта — самая важная церемониальная площадка из расположенных здесь.

Несмотря на название «война», он поступал не на столько показушно.

В одиночку зайдя в здание, смёл нескольких магов, которые поддерживали и проверяли оборудование внутри, закрыл все входы и залёг.

«…Что он творит?» спросил Камидзё. «Разве его не окружат?»

«Для него это было приемлемо. Алистеру не нужно было выигрывать эту битву».

«Что?»

«Победа и поражение ничего не значили, пока он мог сражаться. Ты скоро поймёшь».

Перо рассекло воздух конторы.

Оно оцарапало щёку Кроули и полетело через канцелярские принадлежности на тяжёлом столе.

Появилось расплывчатое письмо.

Должно быть Мина оказывала поддержку, потому что значение слов всплывало в голове Камидзё.

«Что это значит, Алистер? Я всегда шёл с тобой одним путём. Я не помню, чтобы приказывал тебе занимать Блайт Роуд!!»

Прочитав автоматическое письмо, Алистер Кроули тихо улыбнулся.

…После этого он женился, несмотря на то что знал о сокрушительном конце. И его пальцы будет нежно сжимать маленькая рука. Это выражение этот «человек» никогда больше не покажет.

«Но это правда этого поверхностного мира,» сказал он. «Все члены Золотой Секты предположат, что Алистер Коули, обычная пешка, занял церемониальную площадку на Блайт Роуд по официальному приказу Мазерса. Чтобы забрать всё у фракции Весткотта. …Странные дела Мазерс. Они подумают, что даже так ты не применишь подписать такой приказ».

«Ты же хочешь сказать».

«Да, да. Думал, я совершу самоубийственное нападение на тебя без причины? Мне нужна была твоя кровь. С единственной каплей подделать документ достаточно просто. На самом деле…разве Весткоот не подделал письмо от Анны Шпренгель, когда основывал секту, чтобы сделать организацию престижней?»

«Будь ты проклят!!»

Сцена поменялась.

В месте далеко не возле Блайт Роуд разъярённый Весткотт Мазерс штурмовал штаб Мазерса. Он не единственный бился в толстую дверь. Точно также как у Мазерса была собственная фракция, фракция Весткотта также заняла половину Золотой Секты.

«Что это значит, Мазерс?! Блайт Роуд это штаб секты в Лондоне. Дело зашло слишком далеко, чтобы ты мог увильнуть, утверждая, что это личные действия того неудачника Кроули!!»

«Но так и было!!»

«Ты знаешь, что Скотланд-Ярд присматривает за мной. Им не нравится, что чиновник, вроде следователя, участвует в таких подозрительных встречах. Поддерживать любые подпольные связи достаточно рискованно, поэтому это была твоя преднамеренная стратегия создать трения в секте!»

«На самом деле не так! Тот документ был-…»

Мазерс запнулся, будто что-то понял.

Ведьма Чёрная Кошка вздохнула.

«Встречайся они одни. Весткотт и Мазерс могли бы остудить головы и достигнуть компромисса».

Но…

«При таком количестве подопечных Весткотт никогда бы не согласился, настаивай Мазерс на том, что Весткотт воспользовался тем же способом подделки. Согласился бы, и его авторитет упал бы ниже плинтуса».

«Тогда…»

«Да,» заявила вдова в траурном одеянии. «Единственное намеренное поражение послужило началом великой войны между фракциями Весткотта и Мазерса, контролировавших Золотую Секту».

Отныне разыгрывалась адское представление.

Пламя плясало. Ветер рвал. И ничего из этого не было просто так. Странных зверей спустили с привязи. когда проклятия и болезни неистово неслись во тьме Лондона. Это было время, когда Джек Потрошитель пользовался покровом пара и дыма, чтобы работать втайне, как жители Лондона принимали и понимали это странное явление?

И, конечно, битва Алистера Кроули ещё не закончилась.

«Он никогда не ждал, что обе стороны уничтожат друг друга полностью. Одна сторона точно победит, и выжившие захватят власть. …Всё, чего он хотел добиться, это вызвать хаос. И тогда бы он смог проскользнуть в неразберихе, чтобы подобраться поближе для удара обеих сторон в спину до того, как они заметят его приближение. До самого конца Кроули думал лишь о том, чтобы отомстить собственными руками».

Церемониальная площадка на Блайт Роуд была ещё и оружейной Золотой Секты.

Раздобыв там необходимые инструменты, сереброволосый молодой человек в вернулся в шумную темноту Лондона.

«В век рациональных магов Кроули был тем, кто активно утверждал кровавые подношения».

Он был коварным.

Когда он убил мага из фракции Весткотта в переулке, то нанёс на тело следы фракции Мазерса перед тем, как выбросил его на главную улицу.

Когда он убил мага из фракции Мазерса в подземном туннеле, то перед уходом рядом с ним положил оружие фракции Весткотта.

«Даже эти уловки были лишь фасадом. Люди обманываться до тех пор, пока видят в уловках злой умысел. Предположат, что больше ничего нет. Он был тем, кто пришёл к выводу, что понадобится залить кровью всю планету, чтобы его великий ритуал увенчался успехом. Зрелище крови смываемой кровью привело Кроули в состояние близкое к бесконечному движению».

…Нет, дело зашло дальше прямого столкновения двух фракций.

Скотланд-Ярд захочет обнародовать случившееся, в Новом Мире будут искать версию культа с более великой традицией, старым ведьмовским ложам покажется, будто их место было занято Золотой Сектой, а спиритуалисты без чувства опасности захотят с ними связаться. Каждый захотевший поучаствовать приедет в Лондон, и всё равновесие сил окончательно разрушится. Чем больше организация, тем сложнее соединены её шестерёнки.

Поток неразборчивого разрушения и хаоса напоминал мраморный узор.

Он поглощал всё и пережёвывал. Ненависть создавала ещё больше ненависти.

Когда кровь проливалась магией. её использовали для следующей атаки.

По мере расширения сражения, появлялись большие бреши. Появилась возможность тайно пройти в места обычно недоступные.

Это был путь резни, на котором он убивал врага. менял оружие и так непрерывно пополнял запас.

В конце концов где-то раздался глухой звук.

«…Бх?»

Первым состроившим удивлённое лицо был Весткотт.

Он медленно глянул вниз и увидел торчавшее у него в боку.

«Говорят, магические способности Весткотта были не столь хороши,» объяснила Мина. «По крайней мере в сравнении с эксцентричными Мазерсом и Кроули. …И тем не менее ему удавалось контролировать могущественную фракцию в качестве одного из Трёх Основателей благодаря своему квази бессмертию».

«Квази…бессмертие?»

«Я опущу конкретные последствия. Но скажу, что он специализировался в подделке документов. И в качестве следователя у него была возможность сталкиваться с большим количеством трупов, чем у обычного человека. Также… в нашем мире пергамент используется для общения с демонами и переноса душ. Но Кроули пронзил это предположение, атаковав сокровищем взятым на Блайт Роуд».

Единственная стрела пронзала бок старика.

Но сделана она была не из металла или дерева. Она была похожа на грязного цвета воск. Кончик разветвлялся на пять скрученных зубцов. Практически как рука пытающаяся что-то ухватить.

«Наконечник сделан и кости, оперение из кожи, а черенок из воска. …Но не любого воска, могильного воска из плоти и крови».

Другими словами…

«Разрушитель Иллюзий. Наивысший изгоняющий духовный предмет, созданный из правой руки некоторого Святого. Его изначально создали в качестве самого секретного оружия для возвращения не подконтрольного существа в магический круг после провального призыва».

Даже у обычного наблюдателя Камидзё Томы перехватило дыхание.

«Б-хох…»

Весткотт никогда не сомневался в абсолютной силе своего квази-бессмертия и теперь не мог даже вытащить тонкую стрелу, когда его у него забрали.

«Бхохааааа!!»

Глаза Алистера Кроули даже не дрогнули.

Всё ещё со стрелой в руке другой рукой он сделал жест пистолетом, и несколько чисел затанцевали из руки как искры: 32, 30, 10. Тогда воображаемый пистолет выстрелил импульсом, который отправил тело Весткотта в полёт спиной вперёд.

«Я снова изменила изображение,» мягко добавила Мина. «Уверена, ты понимаешь после увиденного ранее, но это оружие видят только его цели. Я просто размещаю объективное изображение».

При этом время шло.

Пока вокруг него витал дым несуществующего пистолета, Алистер прошептал слова звучащие словно проклятие.

«Стрела несёт смысл духовной атаки. Она должна была отбросить физическую обузу сразу после запуска… но поскольку она аннулирует все сверхъестественные силы, по иронии она ищет вместо них физическое, Весткотт».

Пять веток наконечника стрелы, казалось, превратились в плоть и кровь старика. Особенно вместилище его души, красная масса в центре груди. Старика разорвало на части от раны, когда её силой вытащили, но Кроули проигнорировал его и развернулся с окровавленной стрелой всё ещё в руке.

Здесь стоял его заклятый враг.

Самюэль Лидделл МакГрегор Мазерс.

Когда Кроули высунул язык и слизал кровь брызнувшую на его собственное лицо, руководитель Золотой Секты сделал несколько шагов назад с одеревеневшим лицом. Палочка, чашка, кинжал и диск символического оружия парящие вокруг него явно заняли защитное построение.

«Тебе тяжело принять смерть и уничтожение единственного Человека?»

«…»

«Все жизни рождаются и исчезают! Большинство ничего после себя не оставляет и ничем, кроме обычных сорняков не являются, которым нужно убеждать себя, что они счастливы и успешны!! Ты мог бы переделать. Даже причитая над дочерью, которую отвергло трение между фазами и искрами мира, мог бы создать новую жизнь! Да, да! Мог бы переделать её столько раз, сколько нужно!!»

На этом разговор закончился.

Алистер с силой бросил стрелу, которая пронзила жизнь мага. У Мазерса было его парящее оружие из огня, воды, ветра и земли для перехвата. Он потерял много великого оружия, пожертвовал рукой и даже тогда едва смог остановить стрелу смерти.

Невидимый взрыв рванул изнутри плоти руки магистра, и легенда Разрушителя Иллюзий исчезла из этой эпохи.

И куда он делся?

Очевидно: по иному пути, который в конце концов привёл к Камидзё Томе.

Парень не смог удержаться от взгляда на собственную правую руку.

«…»

Но лидер Золотой Секты должен был кое что понять.

Это была месть не стрелы, но Алистера Кроули.

Сереброволосый мужчина сменил позу. Как только он сделал жест, будто держал что-то двумя руками, числа посыпались с них, словно искры от кремня зажигалки: 1, 27, 5. Тогда в его руке появился обоюдоострый меч.

Огромный меч был почти с него ростом и выглядел так, будто вышел из детской книжки.

Стальной меч великого короля.

Смысла обсуждать законы физики нет. Если бы кто-то смог принести сюда радар, отражённые волны не показали ы ничего.

Смертельное оружие резало непосредственно чужое восприятие.

Оно использовало технику передачи собственной медитации другому человеку.

Магия известная как Духовное Расщепление. Название звучало не особо круто, но оно соединяло тело пользователя с целью как кукла вуду и синхронизировало их движения. Но его использование позволяло пользователю проникнуть в разум цели. Жест направлял силу обозначенного оружия в сознание цели.

«О, Мазерс., мой глупый супруг,» сказала Ведьма Чёрная Кошка. «Если бы не был так зациклен на мелочах и следил за настоящим врагом, пускай даже если из-за этого стрела пробила тебе грудину, у тебя был бы способ выбраться».

Мазерс запоздало среагировал, когда вперёд вышел другой человек.

Мужчина двумя руками взмахнул огромным мечом по диагонали вниз, и несуществующее лезвие вонзилось глубоко-глубоко в туловище Мазерса от плеча.

«Клей…мор…?»

«Это дань, так что радуйся, самозваный горец. Я прикончил тебя любимым тобою мечом».

Не важно существовал ли он физически или нет. В любом случае он разорвал тело Мазерса, и изнутри полилась тёмно-красная жидкость.

На ногах остался лишь один человек.

Алистер Кроули тихо заявил под конец своего идеала.

«Теперь ты либо умрёшь, либо у тебя будет отобраны все шансы на успех, пока будешь жить жизнью в отчаянии. Пора тебе исчезнуть, грешник».

«Кроу…ли…»

«Видишь ли, Мазерс, это не простой взрыв злости от неспособности предотвратить спонтанную смерть жизни. которая ещё не родилась».

Неспособный пройти весь путь сквозь тело мужчины меч остановился на полпути, поэтому Алистер шептал ему с близкого расстояния.

«Мир полон таких трагедий. Солнечная часть мира просто переполнена трагедией. Все должны прийти в ярость и восстать против неё, но они заявляют, что поделать ничего нельзя и сдаются! Вот в чём состоит моя скорбь!!»

«Алистер Кроулиииии!!»

Под самый конец Мазерс вспомнил, что он тоже был магом.

Несколько взрывов прогремело практически вплотную. Оба мужчины полетели назад, но битва уже закончилась.

«Я…сотру…всю магию».

Тело Кроули порвало в клочья, но он не упал.

Он уничтожил Весткотта и Мазерса, настоящих руководителей Золотой Секты. Но его битва еще не окончена. В секте ещё было бесчисленное количество магов. Нет, он смотрел гораздо шире.

«Я разрушу каждую фазу до последней и положу конец всей мистике. С этим можно справиться, и нам не нужно сдерживать слёзы и кусать губы, встречаясь с трагедией. Я верну чистый мир, в котором каждый может чувствовать злость как обычно и задаваться вопросами как обычно!!»

Он должен знать правду.

Алистер Кроули тоже был магом Золотой Секты.

Если он собирался проклясть всю секту. то не мог не подчиниться правилу, согласно которому он тоже должен был проглотить особый яд, который сам же и придумал.

«Так вот…почему…?» спросил Камидзё.

«Да».

«Успех и провалы не имеют значения. Нет, он действует из предположения, что ни одна его попытка не пройдёт, как он того пожелает. Это потому, что он тоже идёт по пути, на котором у него отобраны все возможности?!»

«Это был не окончательный конец Золотой Секты. Даже после после развала большой организации, она распалась на меньшие секты, заявляющие о своей наследственности. Они наложили шины и продолжительное время гнили одним большим деревом. Но по мере их упадка ничего не осталось от былой славы. Многие люди пытались восстановить Золотую Секту. Но как показывает история, никому из них не удалось собрать людей и материалы. Все они стремились к своим целям, но мечты всех и каждого были разбиты до исполнения, и они утонули в разочаровании и отчаянии, как и заявил Алистер Кроули».

Камидзё знал, что секта Бёрдвэй была из золотых, но трудно сказать наверняка, чистой ли была эта форма Золотой Секты?

«И,» добавила Ведьма Чёрная Кошка. «Алистера Кроули самого выгоняли несколько раз, и он не мог поддерживать условия для любого важного магического исследования. Наконец, в 1947 году в Британии объявили о его смерти. В конце своей тихой войны мститель, который выследил каждого мага секты, остался верен своим правилам и повернул свой клинок против себя».

Его битва ещё не закончилась.

Вот почему он был в Академгородке и стоял на пути Камидзё Томы.

Что значит…

«Даже выиграв битву при Блайт Роуд и повернув лезвие в свою сторону…он всё ещё не мог пересилить обыкновенную болезнь, которая забрала жизнь Лилит. Этого было более чем достаточно, чтобы он полностью разочаровался в законах бога, которого он уже проклял в детстве».

В качестве врага всей магии он провёл 50 или даже 100 лет, создавая новый термин — научную сторону. Современная наука украла у оккультизма его законность, сделала научные исследования и изыскания символом «правильности», завоевала позицию всеобщего принятия и распространила восприятие сродни культу науки, в котором научное считалось правильным, а данные абсолютными.

Все его действия будут провальными. Даже попытайся он воспользоваться этим в свою пользу, это всё равно сработает против него.

Но даже когда его вынудили к безнадёжно суровому и тернистому пути, и даже когда весь мир ставил ему подножки, он продолжал двигать фигуры.

Алистер Кроули никогда не остановится.

Он предполагал, что ему будут мешать, и он ожидал неудач. Зайдя так далеко с таким настроем, этот маг не удивится и продолжит как обычно, не важно, какое препятствие встретится у него на пути.

«Он намерен уничтожить все фазы,» прошептала Мина Мазерс, однажды проигравшая Кроули и исчезнувшая в глубинах разочарования и отчаяния. «Поэтому все могут смеяться и плакать как обычно. Потому каждый мужчина и женщина — звезда. Потому люди могут быть свободны от искр созданных столкновением фаз и брызг, которые не смогли стать чудесами. Так он может построить мир, выстроенный накоплением усилий отдельных личностей без влияния молящихся или божественного наказания. Только достигнув этого, он поверит, что по-настоящему выполнил свой отцовский долг».

Часть 14

…Наконец Камидзё Тома увидел всё.

Её роль должно быть была сыграна, потому что Ведьма Чёрная Кошка исчезла.

«…»

Камидзё не колебался.

Вместе с остальными он прыгнул на предмет над головой, который напоминал чёрную дыру. Ощущения как от эскалатора движущегося по трубе. Много времени не заняло, но он понятия не имел, на сколько далеко они по-настоящему перенеслись. Он лишь знал, что их отправили далеко наверх.

И окружение в конце восхождения не было концом вселенной или центром Большого Взрыва.

«Лестница…?» прошептала Индекс.

Да, спиральная лестница оборачивалась вокруг огромного помещения. Вместо камня или металла она казалась сделанной из гладкого фарфора или стекла.

Отинус вздохнула на плече парня.

«Это кольцо змеи, кусающей собственный хвост? Нет. это должна быть лестница на небеса».

И окровавленный кто-то сидел на первой ступени.

«Привет, Ками-ян».

«Цутимикадо!!»

Был ли это побочный эффект от использования магии для защиты остальных или необходимость воспользоваться магией несколько раз после разделения? В любом случае одежда Цутимикадо пропиталась тёмно-красным.

«А-Аники…!!»

«Ага, ага. Не беспокойся. Я не хотел, чтобы ты всё это видела, но, ну, беспокоиться не о чем. Я пережил это множество раз ранее, поэтому переживу и сейчас».

Камидзё сомневался, что это что-нибудь значило. Только потому, что вы выиграли в русскую рулетку, не гарантия последующей удачи. Но вероятно Цутимикадо хотел утешить свою сводную сестру. даже если это была ложь.

«Так у тебя…всё будет в порядке?»

«Даже этому удивился. Мне начинает казаться, что есть какой-то смысл в открытии моих ран, когда я сюда добрался… Будто мне сказали подождать, пока вы не догоните».

«…»

Алистер Кроули.

Успех и неудача не имели никакого значения. Не важно как выпадет кость, этот маг превратит её в спусковой крючок для движения по его пути. Решение о бессмысленности размышлений о таком лишь превратит человека в куклу, но подозрения смысла за всем лишь ограничит без особой причины.

«Пошли, Ками-ян. Не важно, сколько он с нами игается. Мы выиграем, если будем смеяться последними».

«…Ага».

От этого Камидзё начал думать.

Действительно ли Председатель Совета Директоров поставил ловушку впереди?

Правда ли этим магом управляли логика и эффективность?

Камидзё видел его войну.

Он был как сухой лёд. Предположительно он был предельно холодным,но достаточно горячим, чтобы сжечь всё, чего касался. Что было истинным ядром Алистера Кроули? Простого ответа у Камидзё не было.

Он ступил на спиральную лестницу.

Он взбирался шаг за шагом.

Сначала он не заметил, но с каждым шагом стеклоподобные ступени становились прозрачнее. Казалось, что они постепенно исчезают в воздухе. Наконец ступени исчезли. Камидзё продолжал восхождение на небеса.

Нет, исчезли не только ступени.

«…Индекс?»

Камидзё удивлённо позвал её.

«Отинус, Фран?! Чёрт!!»

Ответа не было. Соратники, с которыми он прошёл весь этот путь, исчезли. Нет, может быть, исчезли не они. Наверное, исчез именно Камидзё Тома.

И тогда он услышал голос из ниоткуда.

«Теперь ты понял?»

Этот же голос он слышал в далёком прошлом.

Ничего в этом человеке не поменялось после столетия сражений.

Там стояла серебряная и серая фигура.

Поддерживал ли её транс рождённый смесью истощения и завершённости?

Камидзё естественным образом вспомнил о статическом слипании.

«Председатель Совета Директоров Алистер?…»

«Понимаешь, почему ты тут?»

Какое «тут»?

Вершина Безоконного Здания? Его жизнь в Академгородке? Рождение в этом мире в первую очередь?

«Если ты прошёл весь этот путь и всё ещё не понимаешь, думаю, это удача».

Этому «человеку» на судьбе было написано никогда не оправдываться в ожиданиях. но тем не менее это он посчитал удачным.

«Вся необходимая информация уже введена. Но если ты ещё не понимаешь ответ. тогда это сродни болезни без ощутимых симптомов. Если не чувствуешь боли, не можешь ей сопротивляться. К тому времени я приду к заключению».

«Я не буду спорить. что есть добро, а что есть зло». Камидзё покачал головой. «Но твой образ жизни огорчает. Если бы я выбирал между правильным и неправильным, я бы без сомнений назвал пройденный тобой путь неправильным».

«Говоришь так, будто я стал причиной всех увиденных тобой трагедий».

В некотором роде это было не совсем неверно.

Чтобы стереть всю магию в мире после уничтожения Золотой Секты, этот «человек» разделил мир надвое, создав противоположную научную сторону. Он создал Академгородок, чтобы получить необходимый функционал, и если бы он контролировал оппозицию во внешнем мире, она бы вышла бы за пределы одного города. Одна лишь научная сторона этого объяснить не могла. Трагедии внутри Академгородка были похожи на заточку когтей и клыков, и их острота предназначалась для использования во внешнем мире.

Но сказал больше.

Он был массой серебряного и серого и отбрасывал тень, что, казалось, придавало человеческую форму каждой озвученной мысли. И Алистер Кроули чётко заявил.

«Именно ты находишься в центре всего этого. Камидзё Тома».

«Что?…»

«В том конфликте я потерял стрелу. И мне нужно было получить её, как только она появится вновь. Поэтому не будет преувеличением сказать, что я построил Академгородок для привлечения Камидзё Томы, который со временем родится».

«…»

«Сила Разрушителя Иллюзий заметна только в окружении людей со сверхъестественными силами. Камидзё Тома не проявит склонности к конфронтации, если не будет нуждающегося в помощи на расстоянии вытянутой руки. …И тем не менее ты смог идеально оповестить о своём присутствии. Почему же? Разве не очевидно? Потому что западный Токио был переделан в институт развития эсперов в соответствии с идеальной теорией величайшего представления Камидзё Томы».

Почему силы эсперов считались абсолютно нормальными?

…Потому что кто-то это устроил.

Почему ученики могли пользоваться сверхъестественными силами на улицах без вопросов со стороны окружающих?

…Потому что кто-то это устроил.

Почему в системе были дыры, которые позволяли частые инциденты, приводившие этого парня в ярость?

…Потому что кто-то это устроил.

Почему взрослые раз за разом строили планы для исполнения своих эгоистичных желаний во тьме города?

…Потому что кто-то это устроил.

Что на счёт Камисато Какеру, вошедшего в город снаружи? Он не был ни с научной стороны, ни магической, никто его не призывал. Он был настоящим аутсайдером. Разве Камидзё Тома не чувствовал чего-то ужасно неправильного в этом парне? Разве их разговор никогда не ладился, и разве нечто не выбивало слова из контекста? Разве его не злило, что у другого парня не пропадало желание говорить о таких сбивающих с толку вещах?

Но Камидзё ошибался.

Прав был Камисато.

Было бы странно им прийти к настоящему пониманию, поговорив всего лишь пять или десять минут. Между людьми существовала невидимая преграда, и это нормально по-настоящему не понимать человека, с которым не провёл много времени, ломая эту преграду. Это обычное дело не понимать, так не был ли дискомфорт Камидзё Томы от непонимания чьих-то доводов связан с его ростом в кем-то созданной теплице?

Живя и потеряв память в этом городе, Камидзё ничего не знал, кроме содержимого Академгородка. Этот город был ему как родной. Он предполагал, что дела здесь обстоят также, как и везде, и этого понимания было достаточно для обладание чем-то общим со всем остальным миром.

Но что если его подготовили для Камидзё Томы до его, Камидзё Томы, рождения?

Конечно, он будет для него таким удобным.

Это как построить бейсбольную школу, в которой бейсбол будет всем, так что туда можно отправить бейсболиста.

Тем временем…

«Если бы таким не был. Аккадемгородок не принял бы такую форму,» произнёс голос Алистера. «Если бы ты активировался при других условиях, не было бы необходимости создавать трагедии, которые заставили бы тебя сиять».

Будь Камидзё Тома умным мальчиком любящим сёги, город бы полнился людьми сидящими за досками сёги и передвигающими фигуры сёги. Будь Камидзё Тома чувствительным парнем, которому нравится готовка, город был бы наводнён кулинарными битвами, которые возбуждали органы чувств вкусами, цветами, запахами. звуками и ароматами. Будь Камидзё Тома атлетом, которому нравится скалолазание, город был бы нафарширован альпинистскими дуэлями, в которых соревнующиеся взбирались по стенам небоскрёбов. Но этот парень доверил свою жизнь и уклад правой руке.

Так Академгородок принял такую форму. Позволила его жестокости цвести на всю.

«Именно я подготовил доску, расставил фигуры и собрал сцену».

«…»

«Но, Камидзё Тома, я построил его исходя из твоей свободной Телемы».

Кто из них был главным преступником, а кто соучастником?

…Почему у человека по имени Камидзё Тома был лишь его правый кулак? Будь у него другие средства решения проблем, Академгородок не специализировался бы до такой степени на насилии. Он вспомнил эксперимент, в котором Академгородок заставил #1 убить 20000 военных клонов. метод призыва ангела через Ласт Ордер и использование Казакири Хёка в качестве спускового механизма, военные киборги Фрэшмена, анти-Академгородковые Стражи Науки и проект Ореола Призыва, который намеренно создал слабую личность, нуждающуюся в защите, для массового производства бесчисленных героев… Выглядело всё так будто созданное безнадёжными злодеями и загадочными лидерами города, но выбери Камидзё Тома немного другой путь, ни одной из этих трагедий не нужно было бы случаться.

Почему?

Почему?

Почему?

Камидзё Тома думал и думал и думал прежде, чем посмотреть вперёд.

И он взревел.

«Мне не нужно спрашивать почему!! Ну и что, ты, кусок дерьма?!?!?!»

Он был в курсе того, что сейчас надеется на нечто слишком удобное.

Но.

Вопросы «что если» ничего в данный момент не изменят. Камидзё Тома сейчас был здесь. Этого не изменить. Академгородок был в этой стране задолго до его рождения. Этого тоже не изменить. Даже если его построили, готовясь к приезду Камидзё Томы. у него не было способа это остановить, поскольку он появился позже.

Потому, если он собирался спорить, суть была не в этом.

Он должен был смотреть вперёд.

Убедиться, что избежит любой последующей трагедии.

Не было у него времени надеяться на то, чего никогда не будет. Нужно было думать о том, что он может сделать сейчас. Он уже знал, что конкретно ему нужно делать. Даже если это был конец пути, проложенного для него.

Он видел более, чем достаточно, отчаяния, когда столкнулся с Отинус.

Потому это он вынесет.

Строение мира не раздавит его своим весом.

«Я не позволю так отсюда уйти…»

«Понятно».

«Чем оно не было вызвано, и даже если я частично виновен, ты точно выбрал неправильный способ!! Поэтому я остановлю тебя!! Даже если потребуется задействовать ту самую силу, сформировавшую этот город!!»

«Исправлять ошибку ошибкой? Если так ты будешь расти, то и ладно. Твоя жизнь всегда была обречена на погибель. И люди редко понимают слова, которые произносят».

Алистер Кроули также не изменился.

Не было дрожи в голосе строителя Академгородка. Фактически, это мог быть голос злодея, созданного им при подготовке к будущему.

У него была одна причина.

Столкновение между фазами и создаваемые ими искры. Они беспричинно отобрали жизнь его юной дочери и вдребезги разбили семейные узы…а мир желал принимать такие трагедии за не более, чем жестокие совпадения, с которыми ничего не поделать. Он желал отплатить миру, потому это «человек» сделал доступный ему злой ход.

«Но, возможно, ты слишком зациклен на себе, чтобы прийти к такому правильному выводу. Ты единственный, кто позволяет себе такое. Твоя позиция в этом вопросе не изменится».

«…»

Отвечать больше не нужно было.

И быть воплощением справедливости необходимости не было.

Он должен быть лишь бойцом, который сожмёт свой замаранный кулак.

Даже если это означает нарушение нескольких правил…

Даже если подразумевает принятие плохой кармы…

Он обязан остановить этого «человека».

Даже если никто во всём мире его не примет, он должен это сделать.

И с этой мыслью он продолжил подъём по спиральной лестнице.

Будто нёсся бездонную тьму.

Но мгновением позже…

Оглушающий рёв проделал огромное отверстие в тупике мире и стёр серебряную и серую фигуру.

Часть 15

КПУ.

Ядро машины было в форме странного магического круга, и это ядро с кем её соединяло.

Будто смотреть на солнце в телескоп.

Ответ был прямо здесь, но беспечный взгляд непосредственно на него мог ослепить. Только после преднамеренного использования нескольких толстых фильтров для защиты зрения от потока получаемой информации она смогла установить нормальное соединение.

Конечно, количество получаемой ею информации было ограничено. Она была в центре, но не могла её полностью осознать. Она не могла избавиться от колебаний, как человек пытающийся нажать на кнопку бомбардировки сходя из размытой аэросъёмки, но сейчас ей всего знать и не нужно было.

Она знала, на чём ей нужно сосредоточиться.

Очищающий Бога и Уничтожающий Демонов.

Написано было другими иероглифами, но это был хорошо знакомый девушкам парень.

«…Я знаю это место».

Даже если не нельзя взломать само шифрованное соединение, можно определить расстояние и направление на вышку, с которой его передают. Таким же образом Микото воспользовалась КПУ для определения местоположения человека, к которому он был привязан.

Нападавший, который наложил на неё это проклятие, мог поступить так же.

Он мог почувствовать, как девушка беспечно подключается к КПУ, и направить невидимую атаку по этим координатам.

Но не важно чем оно было, технологии открывали врата всем в равной степени.

Это было нерушимое правило в кибервойнах между организованными хакерскими группировками. Следовало избегать дешёвой мести. Полномасштабная контратака может дать другой стороне шанс изучить доступ или инфицировать атакующую систему. Потому стандартным подходом всегда было оценить, стоил ли результат атаки риска.

Так и тут.

Если мог человек на другом конце, могла и она.

«Безоконное Здание в центре 7 Района. Вот где находится загадочная связанная личность!! Они необычайно сильно сосредоточены на имени Камидзё Тома!!»

«Постой, постой… Если только ими не пользуются в качестве средств, это подразумевает только одного человека…»

В данных обстоятельствах, окружающих КПУ, трудно представить безвредность и дружественность этого человека. Даже без уёта кровотечений вызванных самими КПУ, проклятие точно было злонамеренной атакой третьего лица.

А вызов, брошенный хозяину Безоконного Здания, нёс риск необходимости бросить в Академгородке всё ими построенное. Они были против Председателя Совета Директоров, который управлял целым городом, потому он скорее всего сможет исключить или турнуть девчонку одну другую, не важно на сколько хорошие у них оценки.

Адекватно размышляя, сейчас было не время баламутить воду.

Они должны были решить дело умнее.

Но эти девушки услышали определённое имя: Камидзё Тома.

«Давай начнём. Проделаем сквозное отверстие прямо в том здании».

«Ты никогда не меняешься, да?»

Метал складывался со зловещим звуком. Даже превратившись в обломки и разобранный владельцем, КПУ оставался КПУ.

Стоит ему принять кого-то в качестве владельца, он начинает двигаться, как живое существо, когда тот этого пожелает, и сейчас он собирался вокруг стройной девушки. Может его и создали для уничтожения, но такой покорный, вызывает восхищение.

Шокухо Мисаки раздражённо вздохнула.

«Уверена, что всё в порядке? Может ты и узнала, что ядро КПУ похоже на антенну, но тебе до сих пор не известно, почему носом идёт кровь. Мы не знаем, какую оно на тебя создаёт нагрузку, но, вероятно, что-то делает с твоей головой. Полагаясь на него наугад, рискуешь споткнуться, когда он по-настоящему нужен».

«Но сдерживаться сейчас ничего не даст. Честно, я отстаю на несколько кругов и не могу стоять на одном уровне с этим идиотом. Чувствую, что едва догоню. если приму этот риск!!»

«То. Что. Я. Сказала».

Шокухо приложила палец к губам и подмигнула.

Казалось, она шутила, но она демонстрировала уважение девушке, которая показала свою слабость, а не скрыла.

«Если я буду контролировать твой разум, разве мы как минимум не разделим нагрузку?»

Микото никогда такого даже не предполагала.

Она смутилась и ответила вопросом на вопрос.

«…Почему ты заходишь так далеко?»

«Никогда тебе не скажу».

Это она сказала резко.

«Моя #5 Одержимость не может контролировать твой разум, потому что #3 Рейлган отвергает её. Но это происходит из-за твоего подсознательного отторжения моей проникающей способности. Хотя это не особо удивляет».

«Что с ней?»

«Вопрос: отторжение всё ещё действует? Будешь ли ты продолжать отвергать меня, если я попытаюсь помочь ему, не зависимо от моих причин?»

«Я не знаю. как убрать стену».

«Было бы прекрасно, если бы мы могли контролировать своё подсознание. Мы не профессиональные игроки в сёги или гольф. потому у нас нет собственной зоны».

Мисака Микото ещё раз осмотрела тело Шокухо Мисаки с головы до пят.

И честно ответила.

«Нам никак не сработаться».

«Я ценю честность».

«Ты крайне подозрительна. У тебя безосновательно большое мнение о себе, не смотря на один со мной возраст».

«Но сейчас это меня бесит».

«И терпеть не могу эту бесполезную плоть, которая раздражает меня по самое не хочу».

«Она тут не при чём!!»

Да, не важно, как они старались, им никогда не сработаться. Обе испытывали биологическое отвращение к друг другу. Будто кто-то собрал всё их раздражающее и придал ему человеческую форму. Они не могли просто щёлкнуть переключателем и сотрудничать из необходимости.

Так у ни была одна общая черта.

Мисака Микото спросила.

«Беспокоишься об этом идиоте?»

«Это я и сказала».

Часть 16

И тогда две местоположения пересеклись.

С грохотом сжимаемого воздуха Мисака Микото ещё раз пронеслась по голубому небу Академгородка в КПУ.

Пункт назначения у неё был один — центр 7 Района, Безоконное Здание.

«!! That is one hell of a headache you have!» «!! Что за адская головная боль у тебя!»

«Теперь понимаешь мою боль?»

«Но, Мисака-сан, у тебя плохая осанка? У тебя по-настоящему жёсткие плечи, хотя грудь у тебя совсем небольшая».

«Почему ты так раздражаешь, даже подключившись к моей голове?!»

Связало не только Мисаку Микото и Шокухо Мисаки. Привнесло и мысли связанного с ядром КПУ. Хотя последние были разрозненными ярлыками, которые нельзя было превратить в осмысленную речь.

Но казалось, слова подавляют шум по мере её приближения.

Она всё ещё не могла увидеть картину целиком.

Но могла утверждать, что загадочная личность сильно сосредоточена на имени парня.

И этого было достаточно.

«Мы против Безоконного Здания, которое считается неуязвимым даже для ядерного взрыва. Что если мой Рейлган не сможет пробить стену?!»

«Ну, я слышала несколько глупых слухов о том, что оно не шевельнулось даже после того, как #1 атаковал его при помощи вращения Земли. Однако…»

Другая девушка прошептала про себя.

Она поддержала атмосферу озорным и горячим вздохом.

«Мы не должны сдерживаться во имя #1. Давай поработаем вместе и поставим беспрецедентный рекорд»

Сила Шокухо Мисаки подчиняла разум человека, но технически она контролировала миниатюрные доли жидкостей тела.

И поскольку подстройка солёности может сделать жидкость проводимой, на последнюю также действуют электромагнитные силы вроде Лоренцовской.

К тому же настоящим бутылочным горлышком разрушительной силы Рейлгана Микото было сопротивление воздуха. Если она просто запустит монетку на 50 метров, тепло трения испарит её целиком, но превращение скорости в тепло, конечно, вызывало потерю кинетической энергии.

Потому.

Что если?

Что если выстрелит Рейлганом при уменьшенном или нейтрализованном трении?

Рейлган с Гидро Защитой.

Без ограничений на дальность и скорость он выдавал бесконечно пугающую разрушительную силу.

Она больше не использовала тепло трения в качестве тормоза. Она обернула мышление вспять. Тонкий слой жидкости на поверхности монеты забирал тепло и охлаждал её. И когда эта жидкость взрывообразно превращалась в пар, она придавала монете ещё большую скорость. Вместо полёта с изначальной скоростью, она ускорялась по мере движения. Крошечный снаряд набрал безграничную скорость, создав тонкий, копьеобразный след. и поглотился впечатляющей стеной Безоконного Здания.

Такое было невозможно с любой силой управления водой.

Точный контроль, который применялся для управления информации в мозгу посредством манипуляции жидкостями, создал особый узор на поверхности монеты. Потребовалась точность намного превосходящая ту, что у защиты космического шаттла, предохранявшей его от атмосферного тепла таянием определённым образом, будучи всего лишь пластиковой решёткой.

Пейзаж исказился.

Неприступное Безоконное Здание разорвало, будто монета ломилась сквозь само пространство.

Всех подробностей она не понимала.

Но она лишь могла близоруко догадываться о проблеме прямо у неё перед глазами.

Потому эта девушка прокричала слова, пришедшие из самых глубин её сердца.

«Есть жизни спасённые только благодаря твоему присутствию. Люди набирались смелости только потому, что ты бежал вперёд. Поэтому не медли!! Уверяю тебя, пройденный тобою путь был правильным и создал такое множество возможностей. Если что-то в тебе отвергается как неправильное, тогда я раскрою его и объясню тебе!! Поэтому, потому, так что!! Не важно, что все говорят и какой логикой пользуются против тебя! Оставайся верен своему путиииии!!!!!»

Часть 17

Вот и всё.

Это кажется странным?

Но лишь только слова девушки достигли его ушей.

Этот парень ещё раз крепко сжал правый кулак изо всех сил.

Пустого видения серебряного и серого нигде не видно. Человек ожидающий его теперь был настоящим Алистером Кроули.

Часть 18

По правде говоря, даже эти девушки не знали, которая это сделала.

«…Фух».

Шокухо Мисаки, #5 5 Уровня Академгородка, Одержимость, вздохнула где-то далеко.

Ничего из ею сделанного не позволит тому парню запомнить её внешность.

Они не разделят воспоминания, и он забудет её, не важно сколько времени они проведут вместе.

Даже если она на полную воспользуется силой #5.

Но тут было иначе.

Всё это запомнится как слова и действия Мисаки Микото.

Но это значит, что девушка могла оставить на нём свой след.

Раздался звук вибрации.

Шокухо Мисаки шлёпнула себя по щекам.

И тогда девушка сделала шаг вперёд, простояв так долго.

В этот раз не важно, была ли это #3 или #5.

Девушка свирепо улыбнулась и заявила.

«Теперь пришло время немного пошалить». «Теперь пришло время немного пошалить».

Между строк 2

В отличии от предыдущего века. который называл себя Ренессансом, но всё ещё требовал объяснять мир в рамках христианства, век, в котором естественная наука с паровым двигателем наконец-то распространилась по миру, ощущался магами как конец затяжной зимы.

Магическая секта названная Золотой родилась в эпоху пара и газовых светильников. Они не принимали слепо информацию, написанную в библии, вместо этого смотрели на древние религии до создания библии и пытались узнать, как они менялись до сегодняшнего дня.

Частично благодаря Герметизму, из которого они произошли, маги Золотой Секты склонялись к рассмотрению египетских легенд, чьи следы были найдены на африканском континенте по тут сторону Средиземного моря. Потому Золотая Секта предпочитала называть свои храмы в честь египетских богов, вроде Исиды или Озириса.

Алистера Кроули уже тошнило от доброты и справедливости провозглашаемых христианством, поэтому ему это век был удобен.

Золотая Секта в конце концов распалась из-за уродливой борьбы людей, но даже после падения Золотой секты этот маг продолжал говорить о Эрах Исиды, Озириса и Гора[17]. А в поздние свои годы он выпустил собственную версию таро, которая позаимствовала имя Тота[18].

Таро Тота.

В отличии от обычных Таро ЗЗ он сильно переделал 22 карты старшей арканы. Старые таро предсказывали век, в котором состоится последний суд, и люди перейдут на следующий уровень, но поменяв изображения, версия Кроули настаивала на том, что последний суд уже состоялся в 1904, и нынешний век был Эрой Гора, в которой христианские правила были уничтожены.

Так что произошло в 1904?

Если полагаться на его личную точку зрения. ответ будет следующим:

Он повстречал святого ангела хранителя по имени Айвасс.

И оригинальный гримуар, известный как Книга Закона, появился на свет.

 

Глава 4: Плодотворная Битва на Вершине Небес — «Свет».

Часть 1

Камидзё Тома ещё раз взобрался на верх прозрачной призрачной лестницы.

Он достиг вершины горы.

Его ожидало обширное пространство. Понятия пола или лестницы там не было. Всё было прозрачным. Ступив один шаг, он уже был не уверен, где была лестница, по которой он забрался сюда. Нет, возможно, выход действительно исчез, как только он пришёл.

И сейчас, когда он взошёл по небесной лестнице, оказался в космосе.

Он понятия не имел, сколько измерений исказили, но огромная голубая планета бесконечно простиралась у него под ногами.

«Это просто».

Впервые он услышал живой голос вместо шумящей подделки.

Камидзё Тома не собирался дать какой-нибудь нелепице или нелогичности сейчас его удивить. Тот «человек» стоял в центре этого пространства, где не было куда прятаться. У него были серебряные волосы по щиколотки, одет был в зелёный хирургический халат. Он выглядел одновременно как мужчина и женщина, взрослый и ребёнок, святой и грешник. И говорил он так, будто простоял здесь целое столетие.

«Поле управляется лей линиями, которые проходят сквозь землю. Направленность и напряжённость разнообразных сил происходит от основных направлений и других небесных тел… Магия рождается на земле и привязана к земле. К сожалению, люди засыпают моря и срезают горы для достижения своих целей. Да, те самые люди, на которых повлияло множество искр. Потому я думал, что смогу получить церемонию стоящую моей цели, если сбегу от ограниченных возможностей земли. Признаюсь, паниковал, когда космический лифт добрался туда быстрее меня».

Это было назначением мощных стен, полностью изолированной среды и ракетных ускорителей.

И не важно, если условия для ухода с Земли уничтожат. Он проигнорировал евклидову геометрию, чтобы расширить пространство, поднять свою башню в другое измерение, и ос освободиться от пут небес.

«…Твоя битва ещё не окончена?»

«Она может никогда не закончиться. Я пользовался системой жизнеобеспечения, чтобы не допустить утечки следов моей жизненной силы наружу, но ещё у меня появилась сложная задача предоставления себе 1700 лет дополнительного времени. Другими словами, всё это было частью плана. Не важно с каким количеством провалов, поражений, потерь и неудач я столкнусь, всё смогу переделать».

«Можно я скажу кое-что низкое, попирающее всё это?»

«Например?»

«…Может Лилит умерла до того, как научилась говорить, но сомневаюсь, что ей нравилось вот такое выражение твоего лица».

Более ничего не было.

Камидзё никогда не думал, что такого человека можно остановить этими словами. Он знал, что Алистер пригласил его в глубины Безоконного Здания по какой-то причине. Кроме того, это был Академгородок, где всё было обставлено так, чтобы решалось кулаком. Потому сжать кулак здесь означало не отойти от приготовленного Председателем Совета Директоров даже на миллиметр.

Но ему было всё равно.

В конце концов, это всё что было у Камидзё Томы.

Не важно, сколь сильно ему хотелось, стать игроком в сёги или поваром он не мог. Поэтому ему придётся справляться с имеющимся путём. Вместо побеспокоиться о деталях и притормозить, он должен был с этим справиться, выбить планы с этого интригана и забрать результаты себе. Это был единственный способ ему с чем-либо справиться.

«Давай сделаем это».

«Слова не нужны. Мы знаем друг друга лучше».

Странно, эта часть фразы вызвала улыбку на губах Камидзё.

Это был по-настоящему первый раз, когда он встретил этого «человека».

И тем не менее странное утверждение Алистера казалось таким уместным.

Они были связаны до его рождения и стали врагами, как только он родился.

Не важно, что они друг другу объясняли, их связь была нерушима.

Потому.

В этот раз слова действительно не обязательны.

Оба оттолкнулись от земли и побежали вперёд.

Часть 2

Камидзё видел тут магическую битву.

И именно потому он не беспокоился, что его удивят и убьют.

«Человек» по имени Алистер вытянул свою правую руку вперёд. Он выставил большой и указательный пальцы в виде пистолета. Прицелился воображаемым дулом в живот Камидзё.

И несколько чисел разлетелись с его руки, словно искры.

32, 30, 10.

«?!»

Последовало несколько призрачных выстрелов. Не важно, что пистолет был кремниевый. Будь это настоящие свинцовые пули, Камидзё ничего сделать бы не смог. Но это была магия. Значит его верная правая рука против неё сработает. Слишком идеальное представление чего-то и хорошо, и плохо.

Он отклонил пули и двинулся к прямо к Алистеру.

Или должен был.

«В рассыпную».

«Че-…?»

Удивлённый голос Камидзё фактически из его рта так и не раздался.

Прежде, неприятный треск впился в него сбоку. Его скрючило от удара по рёбрам. Он бежал вперёд, но был сбит вбок. Кровь хлынула изо рта на выдохе. Неспособный вскрикнуть или завопить он катался по невидимому полу.

«Ты на кого смотришь? Стоящий здесь человек — маг, который решил жить вечно, потому что он ненавидит столкновение между фазами больше кого-либо».

«Гах…бах?! Говоришь, изобрёл способ собрать непредсказуемые искры и рассеять так, что ими можно целиться и стрелять?!»

«И не удивляйся ты так обычному громоотводу. И он ограничен запущенной мною магией. Но заверши я это заклинание сотней лет раньше, смог бы проявить некоторую доброту к невинному ребёнку».

Камидзё не мог просто ползать по полу.

Алистер уже сменил позу. Он вытянул правую руку и мягко схватил пустоту. Рассеялись искроподобные числа: 13, 5, 32. Будто огонь добывали, скребя кремнем зажигалки. Камидзё редко видел даже настоящий, но по какой-то причине острый конец фехтовального меча появился на задворках его разума.

Духовное Расщепление

Эта магия силой помещала желаемое изображение в разум наблюдателя.

Это заклинание придавало пантомиме ценность настоящего предмета.

(Меня…проткнут!!)

Камидзё моментально попытался откатиться.

Но несмотря на это Алистер ударил в пустоту.

Нет.

Нет!!

«Жезл Погибели».

С этим коротким предупреждением забавный звук воткнулся в правое плечо Камидзё. В нём открылось тёмно красное отверстие толщиной с его маленький палец. Его проткнуло невидимое лезвие. Даже без объяснений ему ответили его инстинкты и сильная боль.

«Угвааааа?!»

Дистанция была явно больше образа на задворках его разума. Мог ли он измениться на столько только благодаря отсутствию физической формы? Это было предположение Камидзё, но что-то было неправильно.

Он видел тот конфликт.

У магии оказались ограниченные возможности для того, кто не понимал, как она работает. Ему нужно было лишь вспомнить магов из Золотого века. Они всегда следовали некоторым правилам для создания ограниченной силы, которой они пользовались для украшения мира, когда они видели соответствие.

Скажем, захотелось увеличить длину, потому что атака не доставала.

Чтоб так сделать, должны быть правила или теория, которые это позволяют.

«Жезл…Погибели!! Это он такое делает?!»

«Он применяет магическую силу в десятикратном размере от того, о каком думает его цель. Это самый надёжный и простой символ силы, на котором специализировался мой единственный учитель, Аллан Беннетт. Хотя, чтобы избежать зависти со стороны глупых Весткотта или Мазерса, он замаскировал его под фокус, который нарушает контроль целью очищенной магии, чтобы отключить сознание без вреда».

У Камидзё не было времени гадать, была ли первичная атака, которая поразила его, Цутимикадо и остальных применена подобным образом.

13, 5, 32. Другими словами, опять меч.

Он отклонился, предполагая, что длина рапиры будет в 10 раз длиннее образа в его голове, но в его боку открылось тёмно красное отверстие.

«Гбх?!»

«Когда ты предполагаешь, что длина увеличилась в 10 раз, Жезл Погибели пользуется этим основанием для увеличения. Потому лезвие увеличилось в 100 раз».

С такой длиной лезвие могло резать через всё помещение. Он не мог его вытащить. Чтобы не быть прибитым к одному месту пронзающим его воображаемым лезвием, Камидзё ухватился за него правой рукой. Оно рассыпалось и исчезло в воздухе, а он вернул себе свободу в обмен на затычку для раны.

Если Алистер намеревался уничтожить всю магию, он должен был планировать сражаться с Богами Магии самостоятельно. Был ли у него настоящий шанс без исключения, вроде Отвержения Мира Камисато Какеру? Камидзё сомневался, но это казалось ловушкой.

Если он не мог сделать это в качестве человека, значит вытащит разрушительную мощь из самих Богов Магии.

Вытащить силу из бога и победить его, оставаясь человеком, было образом мышления призывателя.

Вместо того, чтобы стать богом, он будет контролировать и править ими.

Не было ничего более самонадеянного, но это лишь показывало, сколько ненависти было в его сердце.

Однако, такой подход был по-настоящему обещающим против полной силы Отинус. Как духовно сразить Бога Магии, который абсолютно уверен в своей силе, оставалось главным вопросом, но шансы против них всё равно были намного выше, чем при использовании любой человеческой силы.

И…

«Не думай, что это всё и есть».

Алистер Кроули показал в сторону пустых небес.

«Почему я вёл тебя цепными убийцами и проклятием горы, которые идут за человеческой кармой и толкают тебя вперёд? Почему я заставил тебя взбираться по горе третьего древа с изменённым измерением? Почему я принудил тебя последовать за моим прошлым? Почему раскрыл Духовное Расщепление и Жезл Погибели? У всего есть причина. Если ты её не знаешь, значит, ты плохо учился».

«…?»

«Это всё одна церемония,» объявил он.

Тогда заклинатель произнёс могущественное имя.

«Выходи, Айвасс. Воспользуйся цепями, которые связывают мысли, как ориентиром и заверши моё стремление».

Мгновение спустя временную вселенную наполнил свет ярче солнца.

Часть 3

В то же мгновение весь город запульсировал.

«Ух…?!»

Всё ещё в 11 Районе Шокухо Мисаки застонала от жуткой пульсации под ногами. Биологическое отвращение пробежало по её спине, будто земля была покрыта слизняками, но она осталась твёрдым асфальтом. Если что-то и изменилось, то сама девушка.

Её мускулы расслабились, она не могла собраться с силами, и ноги её не держали.

Неприятное ощущение, отличное от боли, тёрлось об органы в животе невидимой рукой, поэтому она согнулась вдвое и начала тереть внутренними сторонами своих бёдер друг о друга.

Она взялась за голову и старалась удержать мысли.

(Что…? Моя…сила…)

В некоторых судах по делам несовершеннолетних были установлены системы, которые не давали эсперам пользоваться их силами, сбивая их концентрацию светом, звуками и запахами, но сейчас было иначе. Она могла описать происходящее лишь самым абстрактным образом.

(…Её…высасывает из меня…???)

У Шокухо Мисаки была догадка по этому поводу.

Не считая председателя, Совет Директоров состоял лишь из 12 членов. Одним из них была Якуми Хисако. Когда она запустила свой Проект Ореол Призыва, ей служила Ренса, киборг-эспер, который мог пользоваться силами любого 5 Уровня. Какой технологией она пользовалась?

Да, сама создавать силы она не могла.

Разве она не заставляла свои физические данные соответствовать существующим 5 Уровня, чтобы удалённо извлекать их силы?

(Так Председатель Совета Директоров воспользовался своей властью, чтобы расположить искусственные нервы и сосуды по всему Академгородку? Они позволяют ему силой связывать всех выращенных здесь эсперов и собирать все их силы в одном месте???)

Это был большой обман, но крайне рискованный со стороны Алистера. В конце концов, волна жара, которой недавно напали на Академгородок, была вызвана полномасштабной микроволновой атакой. В конце он выиграл, но пойди события немного другим путём, городскую сеть нервов разорвало бы в клочья, и она прекратила работу.

И.

Очевидно, где собирались «силы» 80% городских 2.3 миллионов жителей.

«Безоконное…Здание…»

Шокухо почувствовала невероятное отвращение, будто её засунули в гигантскую брюшную полость живого существа.

«Но…для чего…?»

Часть 4

Он спускался.

Знало ли вообще это существо, что значит подстраиваться под других? Это не солнечный свет померк. Глаз Камидзё заставили приспособиться. Айвасс.

Святой ангел хранитель, которого Алистер Кроули призвал, пользуясь телом своей любимой жены.

У него были длинные золотистые волосы и светящаяся кожа. Но та кожа была бесконечно холодной, потому, возможно, её следует описать как бледно платиновую.

Он казался прекрасным, но, вероятно, потому что он был таким далёким существом.

Он казался драгоценностью, но, наверное, от того, что он казался таким неорганическим.

«Игра в Телему? Тебе по опыту следует знать, что кто-нибудь вмешается, даже если ты уедешь из Англии и построишь храм».

«Оно разговаривает…?» Одно это стоило удивления.

Камидзё видел ангелов раньше. Например, он видел одного по имени Габриэль несколько раз. Но они никогда так чётко не обозначали своё присутствие. Фактически, они тем больше казались машинами, чем ближе он к ним подбирался.

«Понятно, понятно. Так мой голос достигает тебя в этот раз без искажений. Значит мир вернул правду в некоторой степени».

Плечи Айвасс тряслись от смеха, но эмоций на его лице видно не было.

«И это так странно, парень?»

«Что…?»

«В качестве модели для меня использовалась Фьюз Казакири, но она смогла поддерживать свой рассудок даже в окончательной форме ангела».

Он был создан человеческими руками с нуля.

С самого начала он отличался от обычного ангела.

Так…что? Это был правильный ответ?

«И сейчас не время переживать по такому пустяковому поводу».

Случилось нечто невероятное.

Ангел улыбнулся.

Это был взгляд натолкнувшегося на новое хобби, устав от своих мыслей.

«Нынче я твой естественный враг».

Оно взорвалось.

Что взорвалось? Прежде чем Камидзё успел сообразить, он махнул своим кулаком вперёд, и его правая рука согнулась в плече под неестественным углом. Даже сильная боль не шла в сравнение. Потом что-то невидимое вырвалось из его плеча, и Айвасс схватил его рукой, вс ещё улыбаясь.

«Ха-ха!! Кажется, оно немного выросло, но ему ещё многое предстоит. А его чистота заставляет желать многого. Алистер, ты ходил окольными путями, не так ли?!»

«Слишком много разговариваешь».

«Очень хорошо».

Всё произошло за один вздох. Будто Бог Магии Отинус тогда в Городе Багажа. Айвасс сжал руку и легко раздавил насмерть чем бы оно не было.

«Ах…гах?!»

Наконец подтянулась боль.

Камидзё отшатнулся, держась за своё болтающееся плечо.

«Невежество по-настоящему пугающая вещь,» сказал Айвасс. «Ты действительно вверяешь свою жизнь трёхмерному расстоянию в миниатюрном саду, в котором в первую очередь никогда не применялись законы Эвклида?»

Что-то приближалось.

Камидзё сжал зубы, схватил разбитое плечо и собрал все силы, чтобы вправить вывихнутый сустав на место.

Как только он махнул рукой, тело кувыркнулось назад. Он вправил себе плечо обратно в сустав в обмен на такую боль, что зрение померкло, но сустав снова вывихнуло пару секунд спустя.

«Игххххх! Гххххххх?!»

(Чёрт!! Я заблокировал его, но я до сих пор без понятия, что случилось!!)

Если бы он только мог узнать, чем была атака, в обмен на ранение, то придумал бы план с учётом способа уклонения. Но без результатов, он лишь мог продолжать блокировать атаку.

Это было великое сокровище, созданное с целью превзойти по силе все Богов Магии, в том числе Отинус. Значит эта битва будет на столько же…нет, гораздо бесчеловечнее той.

И Айвасс был здесь не один.

Алистер заявил, будто шептал.

«Жезл Погибели».

Это заклинание поддержки усиливает атакующую мощь в десять раз по сравнению с ожиданиями цели.

Сейчас это сплошная стена.

Святой Ангел Защитник Айвасс был применён десятикратно.

У Камидзё даже не было времени вправить выбитое плечо. Он схватил своё свободно болтающееся правое запястье левой рукой и выставил его вперёд как раз вовремя для прямого попадания.

Его ноги подняло над полом.

Его ело пролетело по воздуху и спиной впечаталось в прозрачную и невидимую стену.

«Г…бх?! Бвааааах?!»

Глухой звук, не слышанный им никогда ранее, раздался из его тела.

Точнее, вот что произошло после того, как Разрушитель Иллюзий обнулил всё что мог.

Даже будь пределы человеческого воображения расширены десятикратно…эту разрушительную силу можно описать лишь как невероятно огромную. Она придавала правдоподобия самонадеянному намерению Алистера объявить войну Богам Магии, оставаясь человеком.

«…Фух…фух…»

Была ли это рука или крыло?<