Перевод God and Devil World / Система Богов и Демонов: Глава 718 :: Tl.Rulate.ru

God and Devil World / Система Богов и Демонов: Глава 718

Китайский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Глава 718. Лиза
Юэ Чжун ответил:
— Возьму пять доз зелья второго уровня.
Хозяин достал из-под прилавка небольшую коробку. Было заметно, что держал он её очень осторожно, относясь к ней как чему-то очень ценному.
Открыв коробку, Юэ Чжун увидел внутри пять шприцов, каждый  из которых был наполнен желтой жидкостью.
На Земле у Юэ Чжуна была полностью оснащенная фармацевтическая лаборатория, а Оу Мин обладал высокими навыками в медицинских исследованиях. При наличии образца много времени для изучения и создания аналога времени не потребуется.
Закрыв коробку, Юэ Чжун спросил без всяких уверток:
— Есть зелье третьего уровня?
— Только второго уровня. Третьего можно достать только в фармацевтической ассоциации, — покачал отрицательно головой хозяин.
Фармацевтическая ассоциация — это медицинское учреждение высочайшего класса в этом мире. Усиливающее зелье тоже было разработано ею. Зелье усиления высоких уровней можно было купить только  у неё. Доза усиливающего зелья третьего уровня ценой в сто тысяч ястребов — это не та вещь, которую может позволить себе обычный наемник.
Юэ Чжун достиг одной из своих целей и, спрятав коробку, вышел из магазина.
Сразу же, как он ступил за порог заведения, он почувствовал, как на нем скрестились преисполненные злобы взгляды.
Не подавая виду, что их заметили, Юэ Чжун с холодной улыбкой продолжал идти по улице. Как из-за слепого, бокового угла вплотную к Юэ Чжуну, почти что врезавшись в него, вывернул мужчина.
«Жить надоело!» — сразу понял Юэ Чжун, от его наметанного глаза не укрылось, что этот человек, стараясь делать это как можно менее заметно, держит под одеждой уже готовый к внезапному удару нож.
Без капли жалости в сердце Юэ Чжун выбросил руку и, охватив ладонью кулак с зажатой в нем рукоятью ножа, сжал пальцы, а затем слегка выкрутил кисть нападающего, поддернул нож вверх и, наконец, рывком вогнал его в сердце мужчины.
Благодаря тому, что Юэ Чжун обладал крайне высокой скоростью, все это произошло практически молниеносно. Те, от кого исходили враждебные взгляды, еще ничего не поняли, а нападавший уже упал на землю со своим собственным ножом в сердце и угасающим взглядом, в котором читался страх, а на лице сожаление.
Разобравшись с убийцей, Юэ Чжун перевел мерзлый взгляд туда, откуда, как он чувствовал, за ним продолжали наблюдать. Никто из тех, кто бросал на него исполненные злобы взгляды, не посмел с ним встретиться глазами, и ощущение направленного на него негативного потока внимания исчезло.
Юэ Чжун неспешно продолжил свой дальнейший путь, когда он отошел достаточно далеко, двое появившихся из-за того же угла фигур подхватили труп и, бросая на него жадные взгляды, затащили обратно за угол.
 
Юэ Чжун открыл дверь весьма подозрительно выглядевшего при дневном свете бара и вошел внутрь.
В воздухе помещения плыли густые клубы и кольца табачного дыма. За столами группками по два-три человека сидели наемники в компании с соблазнительно выглядящими проституками, постоянно хлеща алкоголь, таща раз за разом в рот мясо и заливаясь ревущим смехом.
Звучала громкая рок-музыка, от которой, казалось, вскипала кровь, десятки мужчин и женщин отрывались на танцполе, по углам заведения было видно, как наемники, коим было невтерпеж, забавлялись с девушками легкого поведения.
Была там и сцена с установленными стальными шестами, возле которых извивались несколько прекрасных золотоволосых блондинок. Возле сцены толпились десятки возбужденно ревущих, подобно дикому зверью, наемников, зажимавших в ладонях банкноты.
Весь бар был полон развратной, бесшабашной атмосферы.
Когда Юэ Чжун вошел внутрь, то слегка нахмурился. К таким местам он был непривычен, так как не увлекался выпивкой, предпочитая трезвый, незатуманенный взгляд. Ведь если не соблюдать осторожность, то благодаря подстерегающим в мире многочисленным опасностям легко можно лишиться головы. И уж ему совсем не хотелось, чтобы это произошло только потому, что он напился.
Появление Юэ Чжуна не привлекло к себе внимания посетителей, и он, подойдя сразу к барной стойке, сделал заказ:
— Один стакан воды нулевой степени.
Услышав эти слова, роскошная проститутка, что была с наемником, с интересом посмотрела на Юэ Чжуна.
Стакан воды, полностью очищенной от радиоактивного заражения, стоил тысячу ястребов. На эту сумму можно было купить на пять ночей самых красивых и дорогих проституток бара. Наемники — основная масса посетителей этого бара — практически никогда не заказывали такое питье. Они отдавали предпочтение пиву с низким уровнем радиации.
Бармен с взблеснувшими глазами предупредил:
— Уважаемый посетитель, заказанное вами стоит тысячу ястребов. Напитки с ценой от тысячи подаются только после получения полной предварительной оплаты.
Юэ Чжун напоказ вытащил пачку ястребов и, кинув на стойку легким движением кисти, спросил беззаботным тоном:
— Этого хватит?
— Хватит, хватит, — бармен с улыбкой отсчитал десять банкнот и, повернувшись к бару, налил стакан воды.
Тут к Юэ Чжуну подошла девушка и обратилась к нему с чарующей улыбкой:
— Привет красавчик, ты не против выпить вместе?
У девушки были длинные волосы, отливающие серебром; безупречная кожа; выдающиеся вперед высокая пышная грудь и крупный, округлый зад.
Юэ Чжун с такой же слабой улыбкой поглядел на нее и толкнул пачку ястребов так, что она, проехав по стойке, оказалась перед красавицей, сказав:
— Я не против. Мне надо кое-что выяснить, и, если я посчитаю, что твои ответы были для меня полезны и информативны, эти деньги твои. Так что бы ты предпочла выпить?
В этот бар Юэ Чжун пришел не напиваться и развлекаться, а в поисках сведений о городе.
Ай Фэнь, глава скитальцев, не знал о городе Хунянь ничего особенного, только некоторые общеизвестные сведения. А Юэ Чжун нуждался в полном раскладе по городу, чтобы спланировать свои дальнейшие действия.
Красавица посмотрела на Юэ Чжуна теперь совсем другими глазами, затем её взгляд ушел к пачке денег, и она одним движением ладони смела их со стойки в свою маленькую сумочку. После этого она с улыбкой произнесла:
— Без проблем. Мои ответы определенно окажутся для тебя полезны и интересны. И да, меня зовут Лиза.
Юэ Чжун все с той же улыбкой ответил:
 — Я Юэ Чжун.
В эту секунду к ним подошли четверо высоких, мощного телосложения наемников, от которых исходила аура людей, привыкших решать все свои проблемы с помощью необузданного насилия. Один из них, по-видимому главный, с лицом, почти целиком заросшей бородой, и с заблестевшими глазами, когда он увидел Лизу, прорычал с яростью Юэ Чжуну:
— А ну, юнец, свалил отсюда немедленно, а то дяденька тебе яйца оторвет!
Лиза посмотрела на наемника и тут же сказала:
— Юэ Чжун, это командир наемничьей роты «Серебряная Лиса», Агасси. Он божественный воин 1-го типа, известный тем, что однажды голыми руками перебил двадцать человек, вооруженных огнестрельным оружием.
Агасси выхватил жменю банкнот, подбросил их над Лизой и пренебрежительным тоном процедил Юэ Чжуну:
— Щенок, эта красавица не для такого мусора, как ты. Ты даже касаться её не достоин! Лиза, сегодня ты со мной, денег у меня достаточно!
Десятки купюр опадали вокруг Лизы, от этого зрелища у остальных дешевых проституток, промышляющих в баре, перехватило дыхание, а в глазах вспыхнуло желание обладания этими деньгами. То, что сейчас оседало из воздуха вокруг Лизы, а это было примерно несколько сотен ястребов, было равно заработку любой из самых популярных из них за полмесяца.
Глядя на оседающие вокруг неё купюры, в глазах на сильно побледневшем лице у Лизы мелькнула растерянность.
Юэ Чжун, так и не пошевелившийся с начала этого представления, равнодушным тоном бросил Агасси:
— Пшел вон.
Агасси с недоброй улыбкой мгновенным движением выхватил боевой нож и, уперев его кончик в пах Юэ Чжуну, с наполненными безумием глазами заговорил:
— Слыхали? Все слышали, как мелкий смесок осмелился открыть пасть на меня? Ха-ха! Очень неосторожно с его стороны, ведь никто не смеет со мной говорить подобным тоном! Его предшественнику я отрубил ноги, руки и насадил на кол на моей машине. Три дня он корчился, пока не сдох. Ну а сегодня маленький смесок сначала лишится яиц, а затем станет человеком-свиньей.[1]
[1] Чтобы оценить, почему Агасси первой указал кастрацию, привожу обычный порядок действий казни человек-свинья: обрубаются руки и ноги по колено и по локоть; выкалываются глаза и ушные перепонки. Выдираются ноздри и язык. Все это проводится равномерно под врачебным присмотром, дабы наказуемый выжил, а не погиб в ходе процедуры. Затем калеку переселяли в свинарник. У Агасси более быстрая версия, и он не заморачивается с заживлением ампутированных конечностей. Для него главное мука и боль «посмевшего».
Следя за выступлением Агасси, все присутствовавшие в баре наемники с наслаждением и злорадством наблюдали за попавшим в столь неприятное положение Юэ Чжуном. Вся эта толпа жила насилием, и чем кровавее оно было, тем это её больше заводило.
Юэ Чжун посмотрел совершенно спокойным взглядом на Агасси, а затем столь быстрым движением, что, казалось, пистолет возник в его руке из воздуха, направил выхваченный Стингер наемнику в голову.
Уставившись в возникший, как будто бы из ниоткуда, ствол пистолета, Агасси задрожал всем телом, чуя, что что-то пошло не так, и громко закричал от страха.
Бах!
Голова Агасси от выстрела разлетелась кусками, подобно арбузу от сильного удара.
От произошедшего на их глазах весь бар погрузился в тишину, в глазах присутствующих появился страх. Очень немногие смогли заметить, что Юэ Чжун сделал какое-то движение. Для большинства же все выглядело так: вот Агасси прижимает кончик боевого ножа к паху Юэ Чжуна, а в следующую секунду голова наемника взрывается.
При виде смерти Агасси три сопровождавших его наемника продемонстрировали очень разные реакции. Один из них тут же развернувшись на месте, бросился к выходу из бара. Второй, сильно побледнев, застыл на месте, парализованный страхом. Третий с перекосившимся лицом кинул руку к оружейному поясу.
Бах! Бах!
Прозвучали выстрелы Стингера Юэ Чжуна, и головы двух наемников разлетелись на куски. В живых остался только тот, что остался стоять, парализованный страхом.
Когда Юэ Чжун перевел холодный взгляд на этого наемника, тот, трясясь всем телом, рухнул на колени и принялся отбивать земные поклоны, умоляя о прощении:
— Молю господина даровать жизнь! Молю господина даровать жизнь! Хочу жить и дальше! Прошу господина пощадить меня! Луни готов работать на господина!
Юэ Чжун ответил ему совершенно беззаботным тоном:
— Договорились! Дарую тебе жизнь!
Луни, неимоверно счастливый от этого факта, продолжил бить поклоны, выражая свои чувства:
— Благодарю господина! Благодарю господина!
В глазах Лизы, видевшей все произошедшее, промелькнула какая-то мысль.
Бам!
Сильным ударом открыв дверь, в бар ввалилось шесть человек в черной форме со звездным орнаментом на рукаве, что указывало на их принадлежность к бойцам городской стражи.
Их командир обвел присутствующих взглядом и, остановив его на Лизе, сказал:
— Ты Лиза? Отлично, пойдешь с нами.
Стоило только этим шестерым войти в бар, как все наемники тут же отшатнулись от них подальше, не смея находиться вблизи от этих бойцов.
Ведь стоило стражнику прикончить наемника, и ему ничего не было бы. Ну, а если наемник убил бы стражника, то все силы городской стражи были бы брошены на его поимку, и потом его ожидало бы просто ужасающее наказание.

Olegase 4.07.17 в 14:46

Минутку...