Перевод God and Devil World / Система Богов и Демонов: Глава 657 :: Tl.Rulate.ru

God and Devil World / Система Богов и Демонов: Глава 657

Китайский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Глава 657. Двенадцать апостолов
– Апостолы? Вы всерьез считаете, что необходимо послать Апостолов? – спросил мужчина, нахмурившись.
Апостолы – это сильнейшие Эвольверы Райского Государства и всей Европы. Всего их двенадцать человек, и каждый из них в одиночку способен захватить огромную территорию.
Двенадцать Апостолов были своего образа оружием «последнего шанса» для Райского Государства. Они сражались в бесчисленных битвах и повергли множество врагов. Именно благодаря их помощи Райское Государство может так быстро развиваться.
Благодаря тому, что после апокалипсиса они оказались самыми развитыми в научно-техническом плане, Райское Государство смогло наладить производство экспериментальных эликсиров, которые сразу же отправлялись Апостолам. Кроме того, Апостолы получали лучшую экипировку, предметы и книги навыков Системы.
– Мы просто обязаны это сделать! Согласно выводам аналитиков, боевая эффективность Юэ Чжуна весьма близка к уровню Апостола. Для его успешного уничтожения необходимо задействовать двух Апостолов.
– Апостолы на данный момент принимают участие в боевых действиях на территории Соединенных Штатов, Африки, Среднего Востока, Индии и Англии. В штаб-квартире сейчас находится только четыре Апостола. Если вы желаете уничтожить этого Юэ Чжуна, то мы должны будем перенаправить кого-то из тех, кто задействован в рейдах. Так откуда вы предлагаете их отозвать? – медленно ответил старейшина.
Интересы Райского Государства охватывают весь земной шар. Неудивительно, что они ведут боевые действия по всей Земле. Направление любого из Апостолов в какой-либо регион всегда очень тщательно обдумывалось и согласовывалось. Их посылали только на задания крайней важности.
– Пусть девятый и двенадцатый Апостолы, Харриман и Лена, займутся уничтожением этого Юэ Чжуна в Азии. Мы абсолютно не можем позволить себе, чтобы там возник сильный правитель. Это совершенно вне наших интересов, – крайне неспешно ответил мужчина с седыми волосами и возрастными пигментными пятнами на морщинистом лице.
– Да, великий старейшина, – почти что хором ответили люди в конференц-зале, удаляясь с легким поклоном.
Этот мужчина с седыми волосами и морщинами на лице был великим старейшиной Йонасом, одним из трех великих старейшин Райского Государства. На вид он казался обычным стариком, но на деле он крепко держал в кулаке все собрание старейшин, решая, в каком направлении будет развиваться Райское Государство.
Все, кто выступал против него, погибали. Он был известен своими крайне жестокими методами и совершенной безжалостностью. Почти с самого рождения все его прихоти безоговорочно исполнялись.
Так благодаря нескольким словам Йонаса над головой Юэ Чжуна совершенно незаметно для него самого стали сгущаться тучи гигантской бури.
 
Где-то в степи.
Бо Сяошэн с налитыми кровью глазами и ходящими ходуном скулами предстал перед Юэ Чжуном и, почти крича, стал докладывать:
– Босс! Люди, которых мы послали в Чанмин для переговоров, были убиты!
– Что?! Как они посмели убить моих послов! – В глазах Юэ Чжуна вспыхнула ярость. Убийство посла – это, пожалуй, сильнейшее из оскорблений, что может нанести враждебная сторона.
Хоть Юэ Чжун и своими руками убил посла Маньчжурской Империи, сделал он это не из простой прихоти, а для того, чтобы у жителей Тяньму не осталось другого выхода, как сплотиться и приложить все силы в сражении с войсками Маньчжурской Империи.
Теперь же от услышанной новости в сердце Юэ Чжуна зародился гнев ужасающей силы.
– Глава! Позвольте, я лично отправлюсь туда с людьми и сниму кожу со всех виновных! – с пылающими яростью глазами заявил Бо Сяошэн.
Юэ Чжун бросил взгляд взгляд на Ху Эжаня и сказал низким голосом:
– Ху Эжань, ты и три тысячи бойцов Большого Ястреба отправляетесь со мной.
– Так точно, глава! – немедленно отозвался Ху Эжань, исполнив при этом воинский салют.
В сопровождении трех тысяч бойцов армии Большого Ястреба и древесных чудищ, Юэ Чжун помчался в направлении Чанмина.
Чанмин это небольшой городок, обнесенный стеной высотой в шесть метров, на которой установлены пулеметы. У подножия стен все было увито колючей проволокой, всякая растительность там же была вырублена под корень для лучшего обзора и увеличения сектора обстрела.
Прибыв к городу, Юэ Чжун увидел, что на внешней стене города висят пригвожденные к ней с помощью гигантских колов человеческие трупы с отрубленными руками, носами и ушами.
При взгляде на эти мертвых лицо Юэ Чжуна исказилось от гнева. Он узнал в этих обезображенных, лишенных носов, ушей и рук телах своих послов.
Подъехав к нему со стороны, Ху Эжань стал докладывать:
– В Чанмине проживает десять тысяч человек. Правит городом Хуянь Сюн, высокоуровневый Эвольвер-китаец. Под его началом была тысяча бойцов, которых он называет Бесстрашными Тиграми. Он проводит с ними регулярные тренировки и добился того, что каждый из его бойцов был Энхансером не ниже десятого уровня.
С ясно читаемой в глазах жаждой убийства Юэ Чжун приказал Ху Эжаню:
– Я хочу головы Хуянь Сюна и его подчиненных! Иди и принеси мне их!
С промелькнувшим в глазах, но тут же почти мгновенно скрытым удивлением Ху Эжань ответил:
– Будет исполнено, глава!
Ему стало ясно, что это своего рода испытание, и если он покажет себя не в лучшем свете, то Юэ Чжун тут же отошлет его в какое-то захолустье до конца его дней.
– За мной! – приказал Ху Эжань более чем сорока бойцам Цесюэ и быстро поскакал к Чанмину.
Бойцы на стене скоро увидели несущихся к городу всадников и закричали, поднимая тревогу. Подоспевшие охранники открыли огонь по приближающимся монголам.
Взмахом руки Ху Эжань поставил прозрачный барьер, о который стали биться множество пуль.
Сработал примененный навык призыва, и появившийся медведь трехметрового роста оглушительно взревел и помчался под суматошным огнем к воротам поселения.
Бах! Бах!
С грохотом сработали несколько мин, оторвав медведю ногу, но тот, переполненный ярости, продолжал рваться в направлении города. Пробив дорогу через установленное минное поле, медведь все же не смог выдержать столько подрывов на минах и, повалившись на землю, растворился в воздухе.
Ху Эжань, подбежав к стене, применил один из своих навыков. Мышцы на его теле укрепились, вены на его теле выступили от напряжения, и вокруг него образовался слой алой Ки. Легко взобравшись на шестиметровую стену, он взмахом сабли убил троих защитников города.
В следующую секунду к нему на стену запрыгнули еще шестеро Энхансеров, специализирующихся на Ловкости, и присоединились к нему в деле уничтожения бойцов города.
На стене, в окружении нескольких десятков воинов, стоял лидер Чанмина – мужчина среднего возраста и богатырского телосложения, одним взглядом источающий ярость. При виде Ху Эжаня, ярость сменилась удивлением, что даже отразилось в его голосе. Он громко воскликнул:
– Это ты, Ху Эжань?! Ты заодно с Юэ Чжуном? Но разве ты сейчас не бьешься с ним не на жизнь, а на смерть? Зачем ты убиваешь моих людей?
Это был Хуянь Сюн, и он знал, что Юэ Чжун сейчас в состоянии войны с Ху Эжанем. Только потому он осмелился убить послов Юэ Чжуна.
Примечание автора
PS: Только что прилетел из Шанхая и очень устал. Завтра глава будет больше обычной!

Big_Brother 3.06.17 в 23:48

Минутку...