Перевод God and Devil World / Система Богов и Демонов: Глава 645 :: Tl.Rulate.ru

God and Devil World / Система Богов и Демонов: Глава 645

Китайский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Глава 645. Нависшая угроза
– 24 вооруженный вертолета!
Увидев это видео, все собравшиеся в золотом шатре монгольские военные выдохнули, как один.
Армейский вертолет в эти дни – огромное сокровище, если небольшая банда завладеет одним, то для нее почти перестанут существовать такие понятия как «слишком далеко», так и «слишком сильная оборона»!
У маньчжуров было несколько вертолетов, и они тряслись над ними сильнее, чем над своими детьми, и уж, конечно, их было намного меньше, чем 24.
Было известно, что до апокалипсиса государство Монголия официально заявила о наличии в своих вооруженных силах чуть более ста вертолетов.
Из-за крайней нехватки вооружений после конца мира наличие у маньчжуров этих 24 вертолетов производило шокирующее впечатление.
Лицо Ху Эжаня побледнело, и, явно растеряв былое спокойствие, с слышимым в голосе нетерпением он спросил у Фань Тяньмина:
– Как они у вас появились?
С мягкой улыбкой Фань Тяньмин ответил:
– Великий хан, это наша государственная тайна, и она не может быть открыта посторонним. Но если вы согласны оформить между нами союз, то после уничтожения Юэ Чжуна мой правитель готов передать вам в дар четыре вертолета.
Ху Эжань, тут же, даже не потянув время для приличия, ответил, указав пальцем на четыре вертолета марки «Гром»:
– Согласен! Я хочу четыре таких!
Великий хан много чего слышал именно об этих вертолетах от Эму Сидая, сколько его бойцов они сгубили и какой вред нанесли, ему очень хотелось заполучить именно их.
Увидев на какие вертолеты указывает Ху Эжань, со вселенской печалью на лице Фань Тяньмин ответил:
– Прошу прощения у великого хана, но такой вертолет мы можем передать только один!
Произведенный после апокалипсиса по последнему слову науки и техники вертолет «Гром» превосходил обычный армейский вертолет в три раза по боевой эффективности. С большой вероятностью, вступив в схватку против трех «Тигров», вертолет «Гром» может выйти из нее победителем. Конечно же, четыре вертолета «Тигр» способны справится с одним «Громом».
Яростно взблеснув глазами, Ху Эжань сказал:
– Два! После уничтожения Юэ Чжуна вы передадите мне два таких вертолета! В этот раз я соберу все силы Монгольской Империи и уничтожу Юэ Чжуна!
– Тогда договор заключен, великий хан! – с блестящими от удачно выполненного задания глазами сказал Фань Тяньмин.
Маньчжурская Империя в своих последних битвах потеряла много отборных бойцов. Какое-то их количество они смогли возместить за счет того, что в их ряды влились в роли наемников элитные солдаты Райского Государства, из полка Судей Внутренней Монголии. Но их самих было их очень немного и хватало только на обслуживание и управление воздушной техникой.
Самыми мощными воинскими силами в степи, как и раньше, располагал Ху Эжань. До тех пор, пока он готов был предоставить свои войска, их двухсторонний союз мог уничтожить любую противостоящую им в степи силу.
В глазах Ху Эжаня промелькнула затаенная лютость, и он добавил своим низким голосом:
– Верно, но перед тем, как мы разберемся с Юэ Чжуном, мы должны уничтожить Тюркскую Империю, в ином случае выгодой от нашей битвы с Юэ Чжуном воспользуются другие, да еще и выставим себя на посмешище.
Согласно кивнув, Фань Тяньмин ответил:
– Да, соединив наши силы, покончим с этой зловредной заразой.
Монгольская и Маньчжурская империи заключил договор о прекращении ведения боевых действий в отношении друг друга. Вместе они представляли собой неодолимую силу.
Воинские силы двух империй начали совместное движение в сторону главного воинского лагеря Тюркской Империи.
 
В золоченый шатер владыки Тюркской Империи ворвался телохранитель и заорал:
– Ваше Величество! Ваше Величество, беда! Нас атакуют войска Монгольской и Маньчжурской империй!
Уэр То, восседающий на золотом троне, в это время был увлечен соитием с прекрасной девушкой, а к нему с двух сторон приникли две девчушки-подростка, сжимая его тело в своих объятиях подобно тому, как если бы пытались изо всех сил охватить руками ствол мощного древа.
Вокруг трона на коврах шатра ласкали друг друга двадцать прекрасных женщин различных национальностей, издавая при этом сладострастные стоны.
Весь шатер был полон духа похоти и сладострастия, все это создавало несравненную картину порока и развращения, смешанного с ощущениями распада и угасания. После потерь, что понесли всадники Золотого Волка, боеспособность войск теперь составляла 60 процентов от прежней. А смерть Эбу Дитомы, одного из самых близких военачальников Уэр То, оказалась для него еще одним тяжким ударом.
После этого Уэр То так и не смог оправиться, полностью погрузившись в разврат и проводя целые дни напролет, развлекаясь с женщинами в своем золоченом шатре, стремясь отгородиться от настоящего, погрузившись в хмельной сон, полный похоти.
– Проклятый болван! Посмел отвлечь меня в такой момент! Отправляйся в ад! – Вот что услышал телохранитель Уэр То, ведь когда он ворвался в шатер, правитель как раз готовился излиться в наложницу и был весь в ожидании предстоящего наслаждения. В ярости от того, что его прервали, он взмахнул рукой, и диск на большой скорости вонзился телохранителю в голову, расплескав мозги гвардейца по коврам.
После того как Уэр То прикончил телохранителя, он достал небольшую бутылочку и, вытряхнув из нее одну пилю, проглотил ее, тут же он вколол себе что-то из шприца, и лицо его утратило все следы недовольства, он снова обрел настрой к еще более разнузданной похоти. Зубами он впился в плечо красавицы, укусив ее до крови. Все тело девушки было покрыто таким следами, но она только сильнее сжала зубы, да из у нее глаз покатились слезы.
– Ваше Величество! – В шатер быстры шагом вошел Дун Молэй и увидел как Уэра То, окруженного со всех сторон наложницами и в этот момент скорее напоминавшего зверя в течке, чем человека, так и металлический диск, торчащий из головы телохранителя. От переполнявших его в этот момент чувств негодования и печали он заговорил, не сдерживая голоса:
– Ваше Величество, нас сейчас атакуют Монгольская и Маньчжурская империи. Теперь, когда вы, как никогда, нужны вашей империи, как вы можете забавляться с женщинами? Не время сейчас играться с этими подстилками! Только когда будет отражено нападение войск монголов и маньчжур, можно будет вдоволь поразвлекаться с ними! Ваше Величество! Само существование Тюркской Империи висит на волоске, и сейчас необходимо ваше присутствие в войсках для подъема боевого духа!
Уэр То, вольготно отвернув голову, втянул наркотик, и, придя в еще более развеселый настрой, громко прорычал:
– Отвали! Я так еще и не кончил! Дун Молэй, тупая неповоротливая скотина, а ну, проваливай!
Дун Молэй пал на колени и исполнил протокольный земной поклон, продолжая громко говорить:
– Ваше Величество, вдохновите нас на бой! Умоляю вас, Ваше Величество! В этот момент, когда судьба империи колеблется на весах, вдохновите нас на сражении, Ваше Величество!
Дун Молэй всем сердцем верил в идею Великой Тюркской Империи и при этом понимал, что других талантов, кроме как бойцовских, у него нет и что с задачей основания Тюркской Империи может справится только Уэр То.
Само образование нынешней Тюркской Империи – это целиком заслуга Уэра То, сам Дун Молэй только и знал, что рубится в битвах.
– Свали! Свали! Свали! Свали! – заорал отвлекаемый Уэр То и, стравливая свой гнев, метнул в коленопреклоненного Дун Молэя десятки стальных дисков.
Дун Молэй, так и продолжавший бить поклоны на коленях, не ожидал такого ответа от самого уважаемого для него человека. Три стальных диска вонзились ему в голову и шею с силой, достаточной, чтобы голова с глухим стуком упала на ковры и замерла, чуть откатившись от обезглавленного тела. Из шеи вверх ударила струя крови, заливая ковры шатра. Дун Молэй, что пережил схватку с Юэ Чжуном и сильнейшими Эвольверами Маньчжурской Империи, вырвался из смертельной ловушки, погиб от рук товарища по оружию.
Со смертью Дун Молэя воинский дух бойцов уйгур рассеялся, и все командиры, отбросив клятвы, данные своему правителю, повели свои подразделения куда глаза глядят, спасаясь от истребления монголо-маньчжурскими войсками.
Так как войска монголов и маньчжур заранее были готовы к такому, то сразу, как рухнула оборона уйгур, они тут же послали за ними в погоню специально выделенные для этого войска. Преследование те вели только для того, чтобы уничтожить как можно больше боеспособных войск уйгур. Остальные же войска Монголо-маньчжурского Союза поделили между собой захваченное население и все припасы со снаряжением, что позволяло каждой из империй упрочить свое положение.
Император Уэр То погиб от рук Байли Джуна. И вот Тюркская Империя исчезла, словно мираж в пустыне.
Войска монголов уничтожили совсем не маленькую Тюркскую Империю, можно сказать, введя в бой только низкоуровневых Энхансеров и не встретив при этом почти никакого сопротивления.
Тюркская Империя пала так легко потому, что воля Уэра То была разложена приемом наркотиков, соответственно, и Тюркская Империя утратила свой боевой дух.
После уничтожения Тюркской Империи войска Монголо-маньчжурского Союза отдохнули два дня, а затем снова построившись в походные колонны, отправились в сторону Ци Мусяня.
 
Юэ Чжун сейчас находился в небольшом городке Наюнь, что был неподалеку от Ци Мусяня, исполняя весьма важную роль предполья.
До тех пор, пока он будет в руках китайцев, у тех будет несколько серьезных преимуществ при обороне Ци Мусяня.
Как оборонительный рубеж перед Ци Мусянем, Наюнь располагал гарнизоном численностью в батальон, в то время как 2 тысячи его жителей были заняты в методичном строительстве ловушек и укреплений для противодействия вражеской атаке.
По приказу Юэ Чжуна вокруг Наюня были выставлены посты, и вот на одном из них дозорный, засевший на вершине высокого дерева, всмотревшись в вздымающуюся пыль, побледнел и громко закричал в коммуникатор:
– Враги! Вражеская атака!
Не обладая доступом к спутникам, Юэ Чжуну пришлось прибегнуть к методу, пришедшему из глубокой древности, – разослать умелых разведчиков по всем направлениям.
Узнав о наступлении врагов, весь Наюнь пришел в движение, солдаты залегли на позициях, сжимая оружие и вглядываясь в направление, с которого шел враг.
Ли Гуан, стоя на высокой земляной насыпи и вглядываясь в даль в приближающиеся монгольские войска, с сердцем, полным ненависти к монголам, сказал:
– Наконец заявились! Монголо-маньчжурский Союз, ха? Сегодня вы познакомитесь с Непобедимой армией!
Бойцы Непобедимой армии, расположенные в городке, прошли очень суровое обучения и были полны желания убивать монголов и маньчжуров. Все шло, как и предполагал Юэ Чжун.
Маньчжуры и монголы, испытывая большую опаску по отношению к Юэ Чжуну, решились на наступление. Если бы Юэ Чжун задумал предпринять атаку на монголов или маньчжур, то ему было бы очень непросто навязать им решающую битву с такими высокомобильными войсками как у маньчжуров и монголов. То, что они сами перешли в атаку, хоть и означало в будущем весьма серьезное давление на его войска, но также и предоставляло для него весьма немалые возможности.

Big_Brother 28.05.17 в 19:09

Минутку...