Готовый перевод 我原来是个神经病 / Turns Out I’m Crazy/ Оказывается, я сумасшедший: Глава 7. Переменчивое настроение

Когда Лу Чжэнфэй осознал реальные чувства Цяньцина, его охватило отчаяние. Он никогда не испытывал подобного страха раньше.

Стиснув зубы и отпустив парня, мужчина удалился в ванную. Судя по всему, ему требовалось почистить зубы и поразмыслить обо всем в одиночестве.

Перелом ноги значительно усложнял передвижение Цяньцина. И так как Чжэнфэй не стремился возвращаться, юноше пришлось самостоятельно выкарабкиваться с мягкой кровати.

Когда парень практически доковылял до выхода, в дверях ванной появился хозяин особняка. Лицо Лу Чжэнфэя не выражало злобы или раздражения. Казалось, он избавился от недавних переживаний и был готов к новым впечатлениям.

Лу Чжэнфэй на пять лет старше Цяньцина. Время откатилось назад и сейчас молодому бизнесмену всего двадцать пять лет. Ему еще предстоит столкнуться с разного рода трудностями, прежде чем стать зрелым человеком.

Сейчас Цяньцин еще может предугадать перемены настроения молодого мужчины. Еще может как-то повлиять на его мысли. Но все это будет длиться недолго. Вскоре он и сам начнет путаться в мотивах поступков своей молодой копии.

Не говоря ни слова, Чжэнфэй поднял возлюбленного на руки и понес на первый этаж. За этим странным занятием их застала, вернувшаяся с продуктами, Лю Хуамэй. Женщине сия сцена показалась несколько странной. Она даже не сразу озвучила заинтересовавший ее вопрос.

- Что вы пытаетесь сделать? – все-таки подобрав слова, Хуамэй пристально смотрела на сына.

- Цяньцин хотел поиграть на фортепьяно, - объяснился Чжэнфэй. – Поэтому я помог ему подняться на второй этаж.

- Как ты собрался играть со сломанной ногой? – унося пакеты с продуктами на кухню, поинтересовалась женщина. – Если ты не будешь о себе заботиться, то можешь не надеяться на то, что я каждый раз буду брать отпуск и приезжать к тебе на помощь.

Цяньцину пришлось согласиться со словами матери и пообещать быть осторожнее.

После этого Лю Хуамэй посвятила себя приготовлению ужина, а Чжэнфэй усадил любовника на диван. Присев рядом, мужчина начал копаться в собственном телефоне, а Цяньцин предпочел скучные, моментами крайне глупые передачи, идущие на кабельном ТВ.

- Не уезжай домой в Национальный день, - прозвучало, как приказ. Множество скандалов с Цяньцином Чжэнфэй начинал подобным образом. Первому не нравилась властная манера садиста. Второму - упрямство любовника.

Сейчас же Чэнь Цяньцин с нетерпением ждал сей фразы. Так как память оригинального хозяина тела утеряна, ему страшно возвращаться в отчий дом. Родители могут раскрыть феномен. Так что из двух зол перерожденный выбирает наименьшее – выходные с Лу Чжэнфэем.

Оригинальный Цяньцин не мог согласиться с подобным. Ему бы очень хотелось вернуться к родителям. Но даже в прошлом он не мог противиться категоричному решению Чжэнфэя. Припоминая настойчивость своей молодой копии, Цяньцин просто промолчал, чем поставил садиста в неловкое положение.

Уже в который раз хозяин особняка замечает нетипичное поведение возлюбленного. После пробуждения тот стал спокойнее. Казалось, его более нельзя пронять даже самой изощренной провокацией. Юноша всегда оставался тихим, в некотором плане пассивным. Чжэнфэю даже показалось, что он внезапно осознал сложившуюся ситуацию и потерял всякий интерес к сопротивлению.

Корень проблемы их своеобразных отношений заключался в неуступчивости характеров. Никто не хотел идти на компромисс. Любая даже самая незначительная просьба Чжэнфэя всегда напарывалась на шип Цяньцина и молодые люди проводили несколько дней в агрессивных скандалах.

Конечно же, все это в прошлом. Видя обескураженное выражение лица садиста, Цяньцину захотелось тяжело вздохнуть. Неужели он действительно был таким ребенком?

- Ты не хочешь мне ничего сказать? – снова прошептал Лу Чжэнфэй. Пока Лю Хуамэй хозяйничает на кухне, их разговор не должен привлекать внимания. – Тебя все устраивает?

«Зачем задавать вопрос, на который ты уже знаешь ответ?»

Чэнь Цяньцин вообще не собирался раскрывать рот, но его оппонент уже завелся. Не прими он меры, и неизвестно к чему приведет эта односторонняя, на данный момент, беседа.

- То есть, если я скажу, что меня это не устраивает, ты позволишь мне поехать домой?

- Нет.

- Тогда к чему эти вопросы? – с некоторым раздражением посмотрел на мужчину Цяньцин. – Какие слова ты хочешь услышать?

Оригинальный юноша был крайне резким, вспыльчивым человек и Лу Чжэнфэю доставляло огромное удовольствие его подчинять. Безмерное удовлетворение ему приносил вид обескураженной, практически сломленной жертвы. День за днем хозяин особняка срывал шипы со стебля своей прекрасной розы.

Но теперь Цяньцин стал похож на мяч. И Лу Чжэнфэй более не знал, как к нему подступиться. Можно ударить – он отскочит. Зашвырнуть далеко и уже не найти. Садист более не знает, как выразить сидящему рядом с ним человеку свои чувства.

По сути, это было то на что рассчитывал нынешний Цяньцин.

- Сяо Лу, - с кухни показалось лицо Хуамэй. – Есть ли продукты, которые ты не ешь? Как относишься к петрушке?

- Все в порядке, тетушка, - конечно же, при Хуамэй Чжэнфэй не будет приставать к Цяньцину с глупыми вопросами.

Услышав столь вежливый ответ, юноша еле сдержал смех. На самом деле Чжэнфэй крайне привередлив. Мужчина не выносит запаха петрушки, чеснока, сельдерея и лука. Если что-нибудь из этого будет присутствовать в блюде, хозяин поместья никогда не притронется к тарелке.

- Тебе не нужно быть скромным, - покачав головой, улыбнулась женщина. – Можешь смело сказать мне о своих предпочтениях. Цяньцин никогда не был придирчив. Честное слово, даже если из тарелки выпадал кусочек мяса, этот негодник просто поднимал его палочками.

Рассказ Хуамэй вызвал на лице садиста легкую улыбку. Многозначительно взглянув на возлюбленного, мужчина поспешил успокоить трудящуюся ради их ужина женщину.

- На самом деле я всеядный. Вам не нужно переживать.

«На самом деле список неприятных мне продуктов настолько велик, что услышав его, вы подумаете обо мне как об очень капризном человеке».

Конечно же, Лю Хуамэй подумала, что хозяин особняка просто стесняется, и предприняла иную тактику.

- Цяньцин, вы двое такие хорошие друзья. Ты должен знать, что не кушает Сяо Лу, верно?

- Список слишком велик, - без зазрения совести раскрыв правду, быстро ответил Цяньцин. – Боюсь, я даже не смогу озвучить его весь.

Улыбка сошла с лица Чжэнфэя.

- Почему ты такой резкий? – тяжело вздохнула женщина. – Сяо Лу так помогает нашей семье, а ты даже не можешь сказать мне, что ему не нравится? Не думай вести себя так при отце, когда приедешь в Национальный день.

Его матушка такая наивная.

- Мам, я не приеду.

- Почему? – изменившись в лице и чуть не выронив поварешку, спросила женщина. Она думала, что сын, как и положено, вернется домой на золотые выходные в мае. Конечно, авария могла спутать их планы, но теперь все точно в порядке. Нога успеется срастись.

- У меня есть дела.

- Какие могут быть дела на выходных? – не желая мириться с возникшей проблемой, возмущалась Лю Хуамэй. – Отец не видел тебя уже полгода. Ты совершенно не думаешь о его чувствах! Хочешь отречься от своей семьи?

Чэнь Цяньцин молчал. Словно умелый хищник он выжидал реакции Лу Чжэнфэя.

В глазах хозяина особняка Цяньцин умышленно вывел женщину на эту тему. Юный стратег прекрасно осознает положение своего мучителя. Тот не посмеет удерживать сына на глазах у матери.

Изначально Цяньцин не собирался возвращаться в отчий дом, но потом припомнил, что обычно творил Лу Чжэнфэй с возлюбленным на выходных. В те дни они не вылезали из постели. Дорываясь до желанного тела, он давал Цяньцину передышки, только когда тот начинал плакать.

В данной ситуации переселенец не может позволить этому случиться. Мысль о сексе с собственной молодой копией вызывает у него мурашки и отвращение.

- Цяньцин, ты должен поехать домой, - с легким укором произнес Чжэнфэй, как будто бы не сам недавно запрещал подобное.

- Конечно, - послушно кивнув, парень понял, что просчитался. Однако паниковать было поздно. Как же он не учел, что Лю Хуамэй благочестивая, крайне благодарная женщина.

Трагедия произошла через несколько секунд.

- Сяо Лу, а что ты делаешь в Национальный день? Думаю, что к тому времени нога Цяньцина уже заживет. Если у тебя нет никаких дел, то приезжайте вместе. Мой сын хорошо знает город и будет отличным экскурсоводом.

Царившая ненадолго улыбка на лице Цяньцина перешла на губы Чжэнфэя. Став во много раз ярче, она искренне раздражала переселенца. Конечно же, его мучитель примет приглашение. На другое парень и не рассчитывал.

Настроение сидящих на диване мужчин можно было сравнить перетягиванием каната. Пока один улыбался, выигрывал, другой напрягался и кривил лицо. И все же команды были относительно равны и имели переменный успех.

- Мам, - пытаясь спасти ситуацию, тихо заговорил парень. – Лу Чжэнфэй действительно занятой человек. Откуда у него найдется время на поездку в другой город?

- Сынок, не говори так, - бросив предупреждающий взгляд, несколько сурово отреагировала женщина.

- Тетушка, я буду рад приехать с Цяньцином. Надеюсь, вы не передумаете, - свершилось. Сделка с дьяволом вошла в силу. Цяньцину остается только готовить меры по защите остатков своего целомудрия. – Тем более, я еще никогда не посещал ваш город.

- О, в таком случае, тебе обязательно нужно попробовать местные мандарины! – широко улыбаясь, даже слегка выпрямилась Хуамэй.

Вот так разговор о пристрастиях в еде перешел на договоренность о поездке. Возможно, следующая тема была бы еще более опасна для настроения Цяньцина, поэтому он напомнить матери о томящемся на плите супе.

Лю Хуамэй поспешила вернуться на кухню. Она так и не узнала, что же не ест Лу Чжэнфэй. Откуда ей было знать, что сын недоволен своим другом. Недоволен ее поведением.

- Я буду очень рад увидеть твой родной дом, - предшествующие разговору события в спальне уже окончательно стерлись из памяти молодого бизнесмена. В прошлом он не мог рассчитывать на подобную удачу. Если бы не чрезмерное беспокойство женщины и не нечаянный приезд, Чжэнфэй, возможно, встретился бы с ней только во время скандала, спровоцированного раскрытием тайны их отношений.

Однако сейчас Лу Чжэнфэй еще молод. Его улыбка широка, а настроение прекрасно.

В какой-то момент Цяньцин поймал себя на странной мысли. Разглядывая сидящего рядом мужчину, он сетовал на его упрямство. Возможно, будь он мягче, их отношения не обернулись бы трагедией.

- Не смотри на меня так, - неожиданно отвернулся хозяин особняка.

Не удержавшись, Цяньцин разразился смехом. Его так и подмывало спросить, что же произойдет, если он все-таки посмотрит.

Наконец-то, Лю Хуамэй накрыла на стол и позвала мужчин. Пересаживаясь в кресло-каталку, парень заметил, как покраснели мочки ушей его вынужденного любовника.

Все бы ничего, но вид смущенного Лу Чжэнфэя, показался парню милым. Наверное, он просто сходит с ума.

http://tl.rulate.ru/book/22826/594992

Сказали спасибо 118 пользователей

Обсуждение главы:

Всего комментариев: 3
#
Спасибо
Развернуть
#
Спасибо!
Развернуть
#
Мне зашло. Спасибо за перевод~
Развернуть
Чтобы оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь