Готовый перевод Paladin / Паладин: Глава 29. Выбор.

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Я направился в сторону работорговцев, попутно обдумывая, что же буду делать. Самое главное, что я мысленно подготовился к разговору с реальными людьми. После моей последней неудачной встречи с другими ребятами, я придумал несколько способов сделать так, чтобы вымолвить хоть слово. Было совершенно неприемлемо, что я не получил больше информации от Мэри и других, которых я тогда спас. Не могу позволить себе снова впасть в ступор. После того инцидента я решил, что лучше всего придумать персонажа и вжиться в роль, пока я буду разговаривать с людьми. Ну, на самом деле, я практиковался в этом уже довольно-таки давно. Это поможет мне отвлечься от ситуации, а также создат определенную стену между мной и другими выжившими. Основой моего плана была простая концепция: притворяйся, пока не добьешься своего.

Я не особо беспокился о том, что могу подвергнуться нападению. Быстрый анализ их вооружения показал, что единственной вещью, которая представляла для меня угрозу, был рейлган их ховертанка, но его пилот в настоящее время терся возле транспортного средства, примерно в двадцати футах от ховертанка. Достаточно времени, чтобы отправить их в ад, если до этого все же дойдет, то я уверен в своих силах. Но мне нужно будет потратить время и собрать информацию, если это будет возможно. Я все еще почти ничего не знаю о внешнем мире, и мне нужно было выяснить, что, черт возьми, происходит с этими работорговцами. После этого я немного поугрожаю им, ударю парочку раз (осторожно), взорву их красивый танк, и, возможно, они оставят Стерлинг в покое. Мы ведь можем надеяться на это, верно?

На самом деле они выставили парочку часовых, что означает, что у кого-то в их отряде было некое подобие мозга. Я двигался в их сторону максимально на виду, идя прямо к передней части колонны, совсем не желая спровоцировать бойню. Я заметил, как один из часовых застыл, когда он увидел меня, но я держал свои гигантские руки над головой, универсальный символ "пожалуйста, не стреляйте в меня". Работорговцы вскочили на ноги, хватая оружие, а часовой выкрикнул предупреждение своим друзьям. Я подошел ближе к лагерю и остановился в тридцати футах. Хех, пилот ховертанка не сел в свою машину, а присоединился к толпе рейдеров, которые уставились на мои доспехи. Невысокий мужчина направился к толпе, давая знак работорговцам. Толпа рассеялась, и я наблюдал, как сто человек направили на меня оружие. Если бы у меня был страх перед таким количеством глаз, даже не знаю, чтобы я делал. Я просто пялился на них.

«Ну здравствуйте», - сказал босс, оглядывая меня с ног до головы, - «кажется, вам что-то от нас нужно».

Шоу начинается. Я погрузился в образ мыслей созданного мной персонажа, полностью вжившись в свою роль. - «Я просто путешественник», - сказал я, когда функционал костюма сменил мой голос на низкий, заслуживающий доверия баритон - «я просто проходил мимо, когда увидел вашу группу».

«О, просто проходил мимо?» - спросил мужчина, постукивая пистолетом, который он держал привязанным к своей талии. Я заметил, что в его ухе находилось какое-то устройство связи. - «Как тебя зовут, друг?»

«Вы можете звать меня Утером, и мне кажется, что у нас с вами есть кое-что общее».

«Твои родители были поклонниками классики, а?» - сказал мужчина с чудаковатым смехом. - «А теперь, что у нас может быть общего?»

«Ну», - четко произнес я, - «я не мог не услышать о вашем бизнесе касательно города Стерлинг. У меня тоже есть своеобразный интерес к ним. Мне кажется, что мы могли бы помочь друг другу».

После этих слов мужчина заметно расслабился. Он улыбнулся: «Враг моего врага - мой друг, да? Я это хорошо знаю. Но ты не похож на рейдера или работорговца, так зачем к нам обращаться?»

Этот человек удивительно откровенен касательно своего рода деятельности. - «Ну да, я не рейдер или работорговец. Но мне кажется, что судить предвзято как-то глупо. В нашем новом мире нет роскоши выбирать своих союзников. Я не могу бороться с целым городом в одиночку, поэтому мне нужно что-то, чтобы уравнять шансы».

«Справедливо», - сказал начальник, - «и я ценю честность. Меня зовут Гарри, а это моя группа вербовщиков», - он указал на толпу.

У всех бандюганов было что-то общее, они смахивали на каких-то подпевак, а не бандитов. Я повернулся к Гарри и спросил: «А вы откуда? Я странник, но прибыл с юга».

«В некотором роде мы с востока, но можно сказать, что мы тоже странники, такие же, как и ты», - сказал Гарри. - «Мы совершаем покупки в дороге и торгуем своими товарами дома».

«Вы, похоже, не местные», - ответил я, - «так почему вы хотите уладить что-то в таком месте, как Стерлинг?»

Гарри поморщился и отвел взгляд: «Нам не нужно там ничего улаживать. Мы просто люди, пытающиеся выжить в этом мире. Возможно, мы поступаем слишком жестоко, но это суть нынешнего мира. Стерлинг предоставляет нам очень хорошую возможность. Опасную возможность, я уверен, что ты все слышал, но такую, которую мы не можем упустить. Товары из таких городов, как Стерлинг, продаются по хорошей цене».

Я тут же чуть не сорвался. Эти ублюдки просто завернули свои отвратительные действия в красивые слова. Мне абсолютно плевать, даже если они себя так оправдывают. Это делает им только хуже. Аделаида пробормотала что-то про грязных дегенератов. Глубоко вздохнув, я вернулся в свою роль, позволяя ледяному спокойствию охладить мою ярость.

За то время, что Гарри говорил, ни один работорговец даже не пикнул, но они начали медленно разбредаться, создавая довольно широкий круг. Идиоты были также скрытны, как слон, прыгающий по петардам, но не похоже, что они вообще пытались хоть как-то спрятать свои действия.

«Выбор, который я не одобряю», - сказал я в ответ, качая головой, - «но я и не обязан, собственно. В конце концов, каждый, кто еще жив, имеет право на собственный выбор».

Гарри горько улыбнулся. Его зубы были удивительно белыми. «Ты говоришь так, будто у нас был выбор. Ты думаешь, кто-нибудь выбрал бы такую ​​жизнь? Отдать свою жизнь в руки кого-то еще? Иди ты к черту».

Это выбесило меня достаточно, чтобы я немного сорвался: «Чёрт возьми, ты о чем? Вы работорговцы».

«Пошел ты», - ответил Гарри, вспыхнув от гнева, и толпа рабовладельцев начала сердито бормотать. - «Ты думаешь, мы хотим быть здесь? Ты думаешь, нам нравится то, что ... Ах», - сказал он, поумерив свой пыл, - «ты не знаешь, что такое группа вербовщиков?»

«Нет», - ответил я, - «не знаю».

Он недоверчиво уставился на меня. - «Под каким камнем ты жил?» - вздохнул Гарри. - «Ладно, забудь об этом. Я не должен перед тобой объясняться».

«Я был бы очень признателен за разъяснения. Похоже, я очень мало знаю о том, что ...»

Посреди моего предложения я увидел, как лицо Гарри исказилось, и он покачал головой, сердито бормоча что-то в свой наушник. Секунду спустя он закричал от боли, ужасно дергаясь. Я в шоке смотрел, пока Аделаида докладывала мне информацию: «Сэм, сканеры улавливают того, кто говорит с ним, по сильно зашифрованному каналу. Есть также сигнал, передаваемый на устройства в головах всех работорговцев, включая Гарри. Я не могу проследить происхождение обоих сигналов».

«Продолжай работать над этим, я постараюсь выяснить, что, черт возьми, здесь происходит», - сказал я в свой внутренний микрофон, Паладин заглушил мой голос, так что наша маленькая беседа была неслышна другим. Глаза Гарри закатились до предела, и хотя его рот был открыт, он больше не кричал. Остальные работорговцы демонстрировали дискомфорт, но явно не тот уровень агонии, через который проходил Гарри. Через мгновение Гарри закончил содрогаться. Он выдохнул, сжав рукой свое бедро. Я напрягся, готовясь ко всему.

«Все в порядке?» - спросил я. Его состояние довольно сильно волнует меня, естественно, не из соображений совести. Гарри проигнорировал меня, но дал сигнал своим работникам. Они внезапно окружили меня узким кругом, подняли оружие, а пилот ховертанка бросился к своей машине. У меня было искушение уничтожить его, но взрыв убил бы пилота и работорговцев поблизости. Они еще не стреляли в меня, и я не собираюсь убивать людей до самого предела. Но это не значит, что я не могу подготовиться. Я схватил оба своих SMG и перевел их в автоматический режим, когда пилот залез в ховертанк. Ракетная установка выскочила из моего плеча.

«Что, черт возьми, здесь происходит?» - зарычал я, и мой голос разразился над этой толпой. Гарри смотрел прямо на меня, его дыхание стабилизировалось.

«Прости, Утер», - сказал он, в его голосе прозвучало настоящее сожаление, - «но мое командование сообщило мне, что они хотят от тебя кое-что». - Он указал на меня. - «Им очень понравилась твоя броня. Если ты снимешь ее без борьбы, они обещают, что позволят тебе уйти. Если нет, мне придется забрать ее силой».

«У меня есть встречное предложение для них», - немедленно ответил я, - «поверни этот конвой, оставь Стерлинг в покое и никогда больше не возвращайся. Или я приду за ними и испепелю их всех».

Гарри покачал головой с отчаянной улыбкой на лице: «Боюсь, этого не произойдет».

«Не делай этого», - предупредил я, - «поверь, оно того не стоит».

«У нас нет такой возможности», - прошептал Гарри. Затем он закричал: «Открыть огонь!»

Рейлган ховертанка сделал первый выстрел. Я готовился к этому, но дистанция была настолько мала, что я не мог полностью избежать снаряда, моя точечная защита не могла уничтожить его без последствий. При помощи антигравитационных двигателей я ринулся вправо, но снаряд задел бок Паладина, достаточно ослабив доспехи, чтобы сломать мне несколько ребер. Я проигнорировал травму, и как только мне удалось восстановить равновесие, из моей ракетной установки вырвалось три ракеты, пронзившие танк и образовавшие серию массивных взрывов. Задний ряд работорговцев был отброшен ударной волной. Остальные начали стрелять по мне, градом пуль, которые отскакивали от моего Паладина во все стороны, нанося им больше урона, чем мне, рикошету удалось забрать несколько жизней. В толпе оказалась парочка работорговцев с противотанковыми ружьями, которые смогли бы повредить некоторые из моих систем, если им очень повезет. Мой CAS анализировал возможные угрозы, и выстрелы моих SMG быстро расправились с ними. Я вздрогнул, увидев, как пули разрывают людей на части.

Я активировал двигатели на передней части моего костюма, летя назад как можно быстрее. Пара рабовладельцев не сошла с пути вовремя, и я почувствовал, как трескаются их кости о мою броню при помощи тактильной системы связи, когда я сбивал их. Как только мне удалось вырваться из окружения, огонь из стрелкового оружия ослаб на секунду, остальные работорговцы явно не решались стрелять. Я остановился, мой паладин был весь в крови, и пытался сообразить, как все это закончить. Я проревел в их сторону, PA еще и усилило мой голос: «Я уничтожил все, что может причинить мне хоть какой-то вред! Положите оружие, и я не причиню вам вреда!»

Я окинул взглядом толпку, и заметил, что большинство из них дрожат. Я вижу страх в их глазах, страх передо мной, страх перед смертью. Я заметил, как одна женщина опустила пистолет, и надеялся, что остальные последуют ее примеру. А потом перед моими глазами появилась ужасающая картина ... Рот женщины открылся, будто она пыталась закричать, но из него ничего не донеслось, ее глаза закатились за веки, а из ушей текла кровь. Мгновение спустя она упала на землю, безжизненно дергаясь. Что за хрень?!

Когда ее конвульсии прекратились, наступил момент колебания, прежде чем на меня обрушился очередной шквал выстрелов, но у них уже не осталось ничего, что могло хоть как-то мне навредить. Я начал использовать маневры уклонения, чтобы быть в безопасности, и попытался придумать другой план. Я перебрал в своей голове несколько вариантов и остановился на том коммуникаторе, который использовал Гарри. Возможно я смог бы отследить сигнал и поболтать с людьми, устроившими это безумие.

Приняв решение, я запустил свои главные двигатели, перепрыгивая толпу дугой. Мой CAS зафиксировал сигнал коммуникатора, и я приземлился, попутно сбив парочку работорговцев. Затем я снова запустил двигатели и помчался прямо в сторону Гарри, который с диким выражением выстрелил по мне из пистолета, его глаза широко распахнулись от страха и неверия. Моя бронированная рука обхватила его шею, и я ударил его лицом о броню бтра. Когда я потянулся к коммуникатору другой рукой, он начал дергаться, как та женщина, и конец. Я с удивлением наблюдал, как коммуникатор взорвался в его ухе, забрав вместе с собой половину его башки. - «Срань господня», - пробормотал я в шоке, уронив обмякшее тело. Я с опозданием осознал, что стрельба прекратилась, после чего обернулся, боясь того зрелища, что может предстать перед моими глазами.

«О Боже», - произнес я, застыв на месте. Передо мной было поле трупов, лицо каждого было изуродовано, рты искажены в агонии. Я ослаб и упал на землю, останавливая свое тело руками. Что за хрень?! Что здесь вообще происходит?!. - «Аделаида, кто-нибудь из них еще жив?» - хрипло спросил я.

«Нет, Сэм, никто. И чипы в их головах уничтожены», - ответила Аделаида, потрясенная подобным зрелищем, - «кто мог это сделать?»

Я опустился на колени среди кучи тел, мой Паладин весь в крови Гарри. Весь лагерь погрузился в тишину, за исключением потрескивающего пламени ховертанка, его изуродованный корпус скрипел от температуры. - «Монстр», - ответил я, мой голос дрогнул, - «это мог сделать только монстр».

http://tl.rulate.ru/book/20926/460627

Сказали спасибо 32 пользователя
(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Обсуждение главы:

Всего комментариев: 2
#
Мда, ещё бочечку драматичности..
Развернуть
#
tnx
Развернуть
Чтобы оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь

Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим