Готовый перевод Martial God Asura / Воинственный Бог Асура: Глава 1250 :: Tl.Rulate.ru

Готовый перевод Martial God Asura / Воинственный Бог Асура: Глава 1250

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Глава 1250 – Я сожалею

Несмотря на то, что старейшины были чрезвычайно слабы и страдали от боли, сжигаемые формацией, они были чрезвычайно спокойны.

Мало того, что они втроем сидели со скрещенными ногами над формацией не говоря ни слова, они даже не издавали ни звука.

Их сила воли была достойна восхищения. Тем не менее, это глубоко ранило Чу Фэна и Бай Жочэнь.

– Старейшины!!! – поколебавшись, Чу Фэн всё же закричал мягким голосом.

Когда они услышали крик Чу Фэна, старейшины открыли свои глаза. В момент, когда они открыли свои глаза, слабость и истощение были видны в их взгляде.

Можно было увидеть, что несмотря на то, как сильны они были и насколько сильно было их упорство, они всё же страдали от чудовищной боли.

Однако, несмотря на то, что они были в ловушке этой муки, три старейшины выразили довольные улыбки после того, как увидели Чу Фэна и Бай Жочэнь.

– Вы пришли, – сказал Старейшина Хун Мо с улыбкой. Казалось, что он уже ожидал Чу Фэна и Бай Жочэнь.

– Старейшины, мы заставили вас страдать, – сказали Чу Фэн и Бай Жочэнь с горем и сожалением. В это время Бай Жочэнь не смогла сдержаться, и два ручейка слёз скалились по её щекам.

– Эх, что вы делаете? Как можно кого-нибудь из нашего Отдела Изготовления Лекарств подвергать унижениям. Жочэнь, ты не должна плакать, – когда он увидел, что Бай Жочэнь начала плакать, раздраженно сказал Старейшина Чжоу Цюань.

– Верно. Чу Фэн, Жочэнь, что с вашими пристыжёнными лицами? То, что мы были пойманы, не имеет никакого отношения к вам двоим. Так почему вы слепо вините себя? – сказал Старейшина Вэй.

– Верно. Как старейшины управления Отдела Изготовления Лекарств, мы сделали только то, что нужно было, чтобы защитить достоинство нашего Отдела Изготовления Лекарств.

– Не говоря уже о том, что Ин’эр – гость нашего Отдела Изготовления Лекарств. Я пообещал её дедушке, что я буду должным образом заботиться о ней. Тем не менее, после того, как она пришла на нашу Гору Бирюзового Дерева, она была побита и унижена другими. Таким образом, как мог я суметь не подвести её покойного деда?

– Вы не должны винить себя. Даже если бы в это дело не были замешаны вы вдвоем, мы бы всё равно сделали это для Ин’эр, – утешил их Старейшина Хун Мо с улыбкой на лице.

Однако, после того, как они услышали о том, что сказали старейшины, Чу Фэн и Бай Жочэнь напротив ощутили даже больше боли в своих сердцах. Они могли сказать, что старейшины сказали эти слова только потому, что они не хотели, чтобы они винили себя.

Было ясно, что именно из-за них, эти старейшины оказались в таком состоянии. Тем не менее, эти старейшины всё еще думали о Чу Фэне и Бай Жочэнь, Их добрые намерения глубоко тронули Чу Фэна и Бай Жочэнь. И всё же, в то же время, это также причинило боль их сердцам.

– Вы уже увидели их, пришло время уйти, – именно в этот момент старейшины Отдела Наказаний начали убеждать Чу Фэна и остальных уйти. Было ясно, что они не хотели, чтобы они беседовали со Старейшиной Хун Мо и другими старейшинами долгий период времени.

– Старейшина Хун Мо, Старейшина Вэй, Старейшин Чжоу, что я должен делать, чтобы спасти вас троих? – видя, что ситуация становиться плохой, Чу Фэн поспешно спросил их ментальным сообщением. Он не мог просто сидеть и ничего не делать, он не мог игнорировать трёх старейшин.

Пока была даже малейшая возможность помочь трём старейшинам, даже если бы Чу Фэн должен был пройти через огонь и воду, он всё равно сделал бы это.

– Чу Фэн, не беспокойся о нас.

– Отдел Наказаний не посмеет зайти дальше этого. Просто возвращайся.

– Пока вы все в целости и сохранности, мы, три старика, будет спокойны, – однако, Старейшина Хун Мо и другие старейшины просто слегка улыбнулись, и не дали Чу Фэну никаких предположений, как можно помочь им.

Однако, чем больше это было так, тем больше Чу Фэн ощущал беспокойство. Это было потому, что это означало, что могло быть возможно, что Чу Фэн действительно не имеет никаких средств для спасения трёх старейшин, и что их нынешняя ситуация была на самом деле плохой.

После того, как они покинули Отдел Наказаний, Чу Фэн и Бай Жочэнь вернулись вместе в Дивизион Асуры. Они молча хмурились от беспокойства, и их умонастроения были чрезвычайно тяжёлыми.

– Мастер, тут гость, который хочет вас видеть, – такого рода состояние длилось до тех пор, пока не появилась служанка.

– Независимо от того, кто это, скажите им, чтобы вернулись. Я не в настроении принимать гостей, – Чу Фэн махнул своей рукой и указал этой служанке прогнать человека, который пришёл.

– Ты не хочешь видеть даже меня? – однако, именно в этот момент внезапно прозвучал голос. В то же время перед Чу Фэном и Бай Жочэнь появилась фигура.

– Это ты? – когда они увидели человека, который пришёл и Чу Фэн и Бай Жочэнь были удивлены. Это было потому, что то была Сыма Ин.

– Это так удивительно? – Сыма Ин посмотрела на Чу Фэна и Бай Жочэнь с улыбкой на лице. В этот момент её раны были полностью излечены, и на её лице была лёгкая улыбка. Казалось, как будто она, наконец, успокоила боль от смерти её дедушки.

– Почему ты пришла сюда? – настроение Бай Жочэнь было плохим с самого начала. Когда она увидела улыбчивый вид Сыма Ин, она начала злиться.

Необходимо знать, что нынешнее состояние трех старейшин в тюрьме Отдела Наказаний было также в значительной степени из-за Сыма Ин. И всё же, Сыма Ин пришла с таким безразличным видом; она не только не проявляла заботу о трёх старейшинах, она даже улыбалась. Это на самом деле ощущалось Бай Жочэнь так, будто ей не хватает совести.

Внезапно, выражение Сыма Ин изменилось, и она сказала серьёзным тоном:

– На самом деле, я пришла извиниться перед вами двумя.

– Что? – услышав эти слова, и Чу Фэн, и Бай Жочэнь были поражены. Они не смели поверить, что кто-то вроде Сыма Ин скажет подобные слова.

– Я сожалею, – однако, в момент, когда Чу Фэн и Бай Жочэнь были всё ещё скептичны к тому, что они услышали, Сыма Ин на самом деле извинялась перед ними. Кроме того, она даже виновато поклонилась им.

Эта сцена ошеломлен как Чу Фэна, так и Бай Жочэнь. Если бы это был кто-то ещё, это было бы чем-то абсолютно нормальным. Тем не менее, когда это была Сыма Ин, это казалось невообразимым.

В конце концов, эта девушка была настолько лукавой и непокорной, насколько это вообще было возможно. Кроме того, она была чрезвычайно невежественной в путях мира. Это было что-то, что и Чу Фэн, и Бай Жочэнь испытали на себе.

– Я знаю, что ваша жизнь на Горе Бирюзового Дерева изначально была довольно хорошей. По крайней мере, в основном регионе вы вдвоем были гениями, которых многие люди обожали.

– Однако, ваша нынешняя ситуация стала чрезвычайно плохой. И всё это из-за меня. Если бы я не была импульсивна, вы бы не пали до вашего нынешнего состояния, и три старейшины не были бы арестованы.

– Я… действительно носитель неудачи. Мало того, что я стала причиной смерти моих отца и матери, я даже стала причиной смерти моего дедушки. А сейчас… Я даже вовлекла вас всех. Я правда…

Когда она договорила до этого момента, Сыма Ин на самом деле начала плакать. Кроме того, её плач становился всё более и более эмоциональным. В конце концов, она на самом деле потеряла контроль и упала на колени с трясущимся хрупким телом.

В этот момент как она могла быть грубой и неразумной, лукавой и непослушной девчонкой? Она была просто жалким ребёнком, ребёнком, который заблудился, и не мог найти свою семью.

Когда они увидели это, Чу Фэн и Бай Жочэнь были эмоционально тронуты.

Не важно, какой деспотичной была Сыма Ин, не важно, какой грубой и неразумной она была, она была, в конце концов, девочкой. Глубоко в её сердце была и слабая сторона.

Просто она редко раскрывала эту слабую сторону. И всё же сейчас она на самом деле раскрыла её перед Чу Фэном и Бай Жочэнь.

Чу Фэн мог сказать, что она не притворялась, и на самом деле ощущала вину и стыд. Из её нынешнего состояния Чу Фэн мог сказать, что она на самом деле винила себя до глубины души.

Она не пришла извиниться ради получения прощения Чу Фэна и Бай Жочэнь. Вместо этого она на самом деле чувствовала, что стала причиной их страдания, что она подвела их. Именно поэтому она пришла извиниться.

В этот момент Чу Фэн посмотрел на Бай Жочэнь и намекнул ей, чтобы утешила Сыма Ин. В конце концов, было грубо мужчине касаться женщины. Особенно учитывая, что он и Сыма Ин не были близкими знакомыми. Будет немного лучше, если Бай Жочэнь утешит её.

Несмотря на то, что Бай Жочэнь чувствовала, что Сыма Ин была достаточно отталкивающей, она стала мягкосердечной в этот момент. Таким образом, она не колебалась, и начала подходить к Сыма Ин, чтобы утешить её.

Сыма Ин была на самом дел очень сильной личностью. Все произошло только потому, что её слабая сторона ненадолго была обнажена. Таким образом, после простых объятий и поглаживания Бай Жочэнь, она быстро вернулась в норму.

Внезапно, Сыма Ин сказала:

– Чу Фэн, Бай Жочэнь, я ухожу.

http://tl.rulate.ru/book/190/103425

Переводчики: Kent

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)
Сказали спасибо 27 пользователей

Обсуждение:

Всего комментариев: 6
#
Ну и правильно. Гнать её палками, эту тварь.
Развернуть
#
Я сделала своё дело, можно сваливать.
Развернуть
#
Спасибо
Развернуть
#
Спасибо за труд
Развернуть
#
Блять, какая же она тварь, убить, расчленить мразоту!!!
Развернуть
#
зачем дарагой
в борделях кризис жанра
а ты сразу убить
Развернуть
Чтоб оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь
Возможность комментировать данный ресурс ограничена.
Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим