Перевод Martial God Asura / Воинственный Бог Асура: Глава 1241 :: Tl.Rulate.ru

Martial God Asura / Воинственный Бог Асура: Глава 1241

Английский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Глава 1241 – Затишье перед бурей
В момент, когда ученики на Площади Миссии были поражены тем, насколько могущественен был Чу Фэн, присутствующие старейшины также были поражены. Даже старейшины управления не были исключением.
На самом деле, присутствовали два старейшины управления в небе над Площадью Миссии. Просто из-за того, что они оба были в небе, никто не заметил их. Что касалось этих двух, они были старейшинами управления из Отдела Улучшения Оружия.
Один из них был старым другом Старейшины Вэй, тем человеком, который ранее пытался пригласить Чу Фэна в Отдел Улучшения Оружия, Сяхоу Цзяньтин.
Что касалось другого, он был стариком с высокой фигурой, тёмной кожей, белыми волосам и двумя длинными белыми бровями.
Глаза этого старика были исключительно живыми. Кроме того, он испускал уникальную атмосферу, и его аура практика была намного сильнее, чем у Сяхоу Цзяньтина. Можно было сказать, что он был наравне со Старейшиной Хун Мо. Что касалось того, кем он был, он был главой Отдела Улучшения Оружия.
– Что ты думаешь? Владыка Главный Старейшина, я сказал правильно, не так ли? Разве Чу Фэн не гений?
– Он удивительный не только в боевом развитии, но и его техники духа также исключительные. Он действительно легендарный идеальный персонаж уровня демона.
– Из того, как я виду это, за всю историю Горы Бирюзового Дерева еще никогда не появлялся настолько удивительный человек.
– Эх, к несчастью, я встретил его слишком поздно, и Старик Вэй сумел получить его раньше меня. В противном случае, если бы мне удалось пригласить его в наш Отдел Улучшения Оружия, наш Отдел Улучшения Оружия, несомненно, поднялся бы, – Сяхоу Цзяньтин хвалил Чу Фэн с лицом, полным сожаления.
– Мало того, что талант этого ребенка исключителен, его мужество и проницательность также выдающиеся. Эта рыжеволосая девушка, скорее всего, гость Отдела Изготовления Лекарств. Однако, на самом деле старейшины Отдела Изготовления Лекарств присутствуют там. Кроме того, они прибыли раньше Чу Фэна. Судя по их нервным лицам, они точно хотели помочь той рыжеволосой девушке.
– Однако, когда они увидели Тао Сянъюй, они начали колебаться. Из-за того, что их старейшина управления Хун Мо на закрытой тренировке, у них не хватает уверенности, чтобы провоцировать ученика вроде Тао Сянъюй, которая обладает и силой и поддержкой.
– Однако, Чу Фэн осмелился сделать нечто, чего даже старейшины не смеют делать. Он не только осмелился сделать это, но и сделал это без капли страха.
– Такого рода смелость и проницательность, такой дух и сила, – это редчайшая вещь. Этот ребёнок определённо редко встречающийся хороший саженец, – главный старейшина Отдела Улучшения Оружия чрезвычайно высоко оценил Чу Фэна. Однако, его взгляд внезапно вспыхнул и он вздохнул: – Однако, жаль…
– Жаль? – услышав эти слова, поспешно спросил Сяхоу Цзяньтин.
– Гений, подобный Чу Фэну, неизбежно вызовет ревность других. Для него, появиться на нашей Горе Бирюзового Дерева, я не знаю, удача ли это для него, или несчастье, – когда он сказал эти слова, он посмотрел в далёкое пространство. Однако, после одного взгляда он поспешно отвел взгляд назад.
– Но… Владыка Глава Старейшина, Чу Фэн, в конце концов, легендарный идеальный персонаж уровня демона. Если он вырастет, его сила будет невообразимой.
– И даже возможно, что наша Гора Бирюзового Дерева превзошла бы другие Восемь Сил и смогла бы посоперничать с Четырьмя Императорскими Кланами. Ты говоришь, что гений вроде Чу Фэна не тот, кого наша Гора Бирюзового Дерева должна защищать изо всех сил, и что кто-то вместо этого будет преследовать его? – Сяхоу Цзяньтин мог услышать скрытый смысл за словами главного старейшины Отдела Улучшения Оружия. Однако, он был совершенно озадачен этим.
– Цзяньтин, как говорится, люди обладают ужасными намерениями. Не все беспристрастны и бескорыстны. Иногда, ради своих собственных эгоистических желаний, они многим готовы пожертвовать. И среди этих вещей есть и выдающиеся представители молодого поколения.
– Есть вещи, о которых ... мы не можем позаботиться. Если бы Чу Фэн был членом нашего Отдела Улучшения Оружия, я бы точно защитил его всеми возможными способами. Даже если бы я должен был пожертвовать своей жизнью, я бы не колебался сделать это, потому что это было бы моей обязанностью.
– Однако, раз уж он не относиться к нашему Отделу Улучшения Оружия, тогда нам лучше не вмешиваться в дела других людей. Ты умный человек. Ты должен понимать, что я имею ввиду, – после того, как он закончил говорить, главный старейшина Отдела Улучшения Оружия развернулся и ушёл.
В этот момент выражение Сяхоу Цзяньтина стало чрезвычайно некрасивым. Было очевидно, что он не мог смириться с мыслями главного старейшины. Потому, он направил свой взгляд в направлении, в котором прежде смотрел главный старейшина Отдела Улучшения Оружия.
Он знал, что там точно что-то было.
– Это…
Внезапно, он резко отвел взгляд. Чувство страха мгновенно отразилось на его озадаченном лице. Просто за мгновение холодный пот покрыл его престарелое лицо, и он сделал несколько шагов назад.
*Свист*
Внезапно, Сяхоу Цзяньтин развернулся и полетел в направлении, в котором ушел главный старейшина Отдела Улучшения Оружия. Чтобы быть точным, он не ушёл, а сбежал.
Что произошло на Площади Миссий, было неизвестно Чу Фэну. В этот момент он и Бай Жочэнь привели Сыму Ин обратно в Отдел Изготовления Лекарств.
Когда старейшины Отдела Изготовления Лекарств увидели Сыму Ин, они все были напуганы. Они поспешили залечить её раны, и начали спрашивать о том, что произошло, пока делали это.
Однако, Чу Фэну их реакция казалась несколько искусственной.
С тем, какого размаха было это дело, когда даже ученики знали об этом, как могли они, старейшины Отдела Изготовления Лекарств, не знать об этом?
Однако, Чу Фэн не стал ничего об этом говорить. В конце концов, он также был членом Отдела Изготовления Лекарств. Кроме того, у старейшин тоже были свои собственные сложности.
– Мы спасли ее, но она даже не поблагодарила нас. Действительно чрезмерно грубая.
После того, как Сыму Ин привели обратно в Отдел Изготовления Лекарств и передали в руки старейшин, Бай Жочэнь вспомнила, что та не сказала ни слова благодарности и всю дорогу молчала, из-за чего была крайне раздражена. В конце концов, ради спасения Сымы Ин, она поранила свое лицо.
– Забудь об этом, ее тоже можно понять. Более того, мы спасли её не потому, что хотели, чтобы она поблагодарила нас, – равнодушно сказал Чу Фэн.
Когда она услышала слова Чу Фэна, Бай Жочэнь вспомнила жалкое выражение Сымы Ин. Таким образом, она перестала жаловаться.
Вместо этого она повернулась к Чу Фэну и сказала:
– Чу Фэн, эта Тао Сянъюй действительно приметная. Я говорю не о её силе, а о том, кто стоит за ней.
– Это Отдел Наказаний. Эта отраслевая силовая организация обладает не только сильнейшими старейшинами Горы Бирюзового Дерева, но и сильнейшими учениками Горы Бирюзового Дерева.
– Тао Сянъюй только одна из них. Есть ещё несколько человек, которые даже сильнее, чем она. Когда Тао Сянъюй сказала, что это еще не конец, это уж точно не было шуткой. Я боюсь, что они действительно не закроют глаза на это дело. Но даже если она забудет об этом, другие ученики Отдела Наказаний нет. Все потому, что поражение Тао Сянъюй, это унижение не только для неё, а для всего Отдела Наказаний, – сказала Бай Жочэнь.
– Сыма Ин наш гость. Как бы там ни было, она гость из Альянса Мировых Спиритистов. Даже если она первой была не права, Тао Сянъюй не следовало избивать её. Учитывая, что Тао Сянъюй была не права, старейшина Отдела Наказаний не смогут использовать свои законы и указы, чтобы наказать меня.
– Что касается учеников из Отдела Наказания, их я не боюсь. Однако, я должен признать, что нынешний я, вероятно, далёк от того, чтобы быть ровней им. Однако, даже если они смогут побить меня прямо сейчас, это не означает, что они смогут бить меня всю оставшуюся жизнь.
– Кто бы ни осмелился ударить меня десять раз, я верну ему сотню ударов. Если они побьют меня однажды, я буду избивать их до конца их жизней, – сказал Чу Фэн. Решимость мелькнула в его глазах.
Когда она увидела такого Чу Фэна, Бай Жочэнь больше ничего не сказала. Она знала, что хотя Чу Фэн обладал импульсивным темпераментом, он не был невежественным человеком.
Всякий раз, когда он что-то делал, он уже думал о последствиях своих действий. Хотя последствия могут быть серьезными, они были в пределах того, что он мог стерпеть. Он уже подготовился. Мало того, что он был подготовлен к тому, что его могут избить, он также был готов в будущем нанести ответный удар.
По завершении этого дела Чу Фэн и Бай Жочэнь вернулись в свои дома и приказали всем членам Дивизиона Асуры собраться в штабе, и что они не могут уйти, если у них нет чего-то важного, что им нужно сделать.
Они готовились, готовились к тому, что Тао Сянъюй придет мстить Чу Фэну и остальным.
Однако, после того как прошло целых десять дней, всё оставалось нормальным, и никто не атаковал Дивизион Асуры.
Подобная ситуация заставляла тех людей, кто ждал шоу и хотел на это посмотреть, горячо обсуждать это дело. Они посчитали, что Тао Сянъюй могла быть напугана силой Чу Фэна.
Это не ограничивалось одним или двумя людьми, которые так думали. Многие люди чувствовали это. Через некоторое время эта мысль пронеслась по толпе, как гул.
Было даже много людей, которые заявляли, что Чу Фэн станет самым сильным учеником на Горе Бирюзового Дерева, и что Дивизион Асуры станет непреодолимым.
Однако, Чу Фэн знал, что даже если Тао Сянъюй ничего не делала в течение этих десяти дней, это не означает, что она не планировала усложнять им жизнь.
Канун битвы обычно был спокойным. Кроме того, чем более спокойным он был, тем более неистовой обычно была надвигающаяся буря.

Kent 16.05.17 в 9:07

Минутку...