Готовый перевод The Monk That Wanted To Renounce Asceticism / Монах который хотел отказаться от аскетизма.: Глава 61 — Послание Дракона и Будды!

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Глава 61 — Послание Дракона и Будды!

Цзян Тин, не отвлекайся от темы. Скажи мне, этот монах может лечить болезни или же нет?” — Директор Чжао, тут же вернул их разговор на изначальную и волнующую его тему. Очевидно, что он прекрасно знал о событиях, произошедших на горе Одного Пальца и что он просто не желал о них сейчас говорить.

Лу Сяошуан кивнула Директору, в качестве некой, вербальной формы благодарности за его поступок.

Цзян Тин ему и сказала: “Ну этого я не знаю. Во всяком случае, если тут и вправду случилось чудо, то я верю, что оно могло произойти только на этой горе.”

Затем главная медсестра позвала к себе Цзян Тин, и та отправилась загружать себя еще большей работой.

Директор Чжао ещё немного помолчал и сказал: “Мадам Лу.”

Лу Сяошуан кивнула и сказала: “Когда я отправилась на гору Одного Пальца, у Сяоми произошёл прямой контакт с этим монахом на горе. После этого, вроде как, больше ничего и не происходило.”

“Это... это же просто ненаучно.” — Ошарашенно произнёс доктор.

Директор Чжао хотел было что-то сказать, но после двух случаев, которые вступили в прямое противостояние со всей логикой и со всеми знаниями его медицинской профессии, он не мог не почувствовать дикое подозрение к произошедшему. Ну и в тоже время, его реально заинтересовал этот Храм Одного Пальца. Что это вообще был за маленький храм то такой? Он должен был туда сходить и на всё посмотреть, если, конечно, ему предоставится такая возможность! Он хотел увидеть, какой ублюдок решил спереть их бизнес, клиентов, и деньги.

Лу Сяошуан ушла из больницы и направилась прямиком к Хань Сяогуо на внеплановое посещение (тюремное).

Ну и на текущий момент, Хань Сяогуо проводил свои дни в одиночной камере, которые он ощущал так, как будто эти были года. Его темперамент становился всё воинственнее и воинственнее. Он недавно был посажен под стражу, в одиночную камеру типа карцера, но, если бы не это, то другие его бывшие сокамерники возможно бы сейчас всё продолжали испытывать из-за него реально отвратительные условия проживания и очень плохие деньки.

Хань Сяогуо начал сожалеть о своём недавнем решении: “Я не должен был ему верить. Он мошенник! Он точно ебучий мошенник! Я должен был бежать с деньгами! С деньгами я мог бы позволить себе перевести Сяоми в более хорошую больницу, и она бы получила более хорошее лечение! Я реально заслуживаю смерти! Я заслуживаю смерти, этот монах заслуживает смерти, все заслуживают смерти!”

“Хань Сяогуо к тебе пришли на посещение, готовься.” — Ну и в этот момент надзиратель подошёл к его камере, чтобы его проинформировать.

Хань Сяогуо когда услышал о посетителе, тут же почувствовал, как его настроение наконец-то начало улучшаться. Его жена и его ребенок, были его последними духовными опорами на которые он мог положиться в этом мире, так что он естественно не будет и дальше продолжать погружаться в своё безумное состояние, сидя напротив них.

Ну и напротив пуленепробиваемого окна, Хань Сяогуо повстречался с Лу Сяошуан. Ну и когда он услышал, как Лу Сяошуан упоминает о том, что Сяоми смогла полностью восстановиться от её смертельной и неизлечимой болезни, Хань Сяогуо был ошарашенно поставлен в тупик.

“Сяошуан, то, что ты говоришь, это правда? Прошу скажи, что это правда! Сяоми и действительно выздоровела?” — Глаза Хань Сяогуо практически выпрыгнули из орбит.

“Да с ней теперь всё в порядке. Вот посмотри, этот отсчёт выдал мне доктор. На нём чётко написано, что у неё теперь великолепное здоровье. Нет ни единого шанса, что она теперь станет ещё здоровее, чем сейчас... Это... это действительно чудо.” — Глаза Лу Сяошуан налились слезами, когда она заканчивала последние слова в её предложении. Её муж был единственным человеком, с которым она могла разделить все несчастья и всё горе, которое она сама и испытывала.

Данное дуо из мужа и жены постоянно рыдало, но между их слезами, у них на лицах помелькали счастливые улыбки.

“Сяогуо скажи мне честно. Её болезнь была вылечена этим монахом с горы Одного Пальца?” — Успокоившись Лу Сяошуан наконец-то решила спросить.

Хань Сяогуо хотел было ей кивнуть в подтверждении, но после того, как он вспомнил те три правила, которые он согласился непреклонно соблюдать для Фанчжэна, он мог лишь беспомощно сказать: “Не спрашивай об этом, но, если у тебя действительно будет шанс, сделай мне одолжение и сходи на гору Одного Пальца, чтобы поднести храму подношения и чтобы поставить там свечку на аббата. Мы очень многому обязаны Мастеру. И, к несчастью, я смогу ему оплатить за великую милость, только лишь в следующей жизни. Так же, после того как я умру, пожертвуй моё тело на органы. Если же я каким-то образом смогу сохранить мою жизнь, то мне нужно будет заботиться о двух семьях, поэтому я надеюсь, что ты меня поймешь и простишь.” —Хань Сяогуо посмотрел на Лу Сяошуан с непреклонно серьёзным взглядом. Ну и в тоже время, он реально сожалел о том, что он беспрерывно материл Фанчжэна, на протяжении двух последних дней.

Несмотря на то, что он и не признал участие Мастера во всём этом событии, смысл, сокрытый за его словами, был им ясно передан жене.

Лу Сяошуан так же поняла, что именно Хань Сяогуо имел ввиду под двумя семьями. Другая семья, была семьей охранника инкассатора.

Лу Сяошуан кивнула и своим видом показала, что она точно поставит за него свечку и поддержит решение Хань Сяогуо. Затем она начала его успокаивать. Ведь возможно, ему и не вынесут смертный приговор.

Ну и когда Лу Сяошуан ушла, Хань Сяогуо вернувшись в карцер, проревел оглушительным смехом. Он поклонился, прижав голову к земле и поднявшись, повернулся к возможному направлению Горы Одного Пальца, затем он начал кланяться до земли, попутно крича: “Спасибо вам! Спасибо вам! Я обязательно вас послушаюсь и буду хорошим человекам! И в будущем и в следующей жизни, я обязательно буду хорошим человеком! Я больше никогда не будут драться, никогда не буду ругать других людей, никогда не буду ни пить и никогда не буду курить. Я... я никогда не буду убивать, никогда!”

Разгорячённое до состояния плавления* состояние Хань Сяогуо поставило всех надзирателей в тупик. Ну а что до тех несчастливых сокамерников, которые чуть ранее были избыты Хань Сяогуо, то они начали водить по решёткам кружками и вопить: “Офицеры, этот парень просто обезумил. Быстро заберите его прочь и заприте его в лазарете. Ведь если вы его оставите в нашем блоке, он нас будет до усрачки пугать!”

*он воспылал, позволяя своим эмоциям гореть как факел итд... fervent state в общем, используется как описание рассказывающих что-то фанатиков, которые привлекали такими словами людей к своей вере.*

“Верно! Он же пиздец какой страшный. Он в один момент рыдает и уже в следующий момент, он смеется. Что за хуйня вообще, почему этот безумец сидит с нами в одном блоке!”

Ну и в тоже самое время, на горе Одного Пальца.

Дзинь! Поздравляю, Хань Сяогуо от всего сердца пожелал стать хорошим человеком. Поэтому вы только что выиграли очередной шанс на лотерею со случайными наградами!”

“Ох... Ох? Ох-хо-хох! Сработало?!” — Фанчжэн что сейчас вынимал рис из котелка, был сперва ошарашен, (когда он услышал подобные новости) ну а затем, он аж подпрыгнул, из-за переполняющего его восторга, и он начал кричать от такой сладкой радости и от ощущения успеха: “Сработало?! Реально?”

“Да.” — Ответила ему Система.

Фанчжэн начал смеяться во весь рот и чуть успокоившись, сказал: “Великолепно! Это просто великолепно! Ха-ха-ха! Эх! Нет, это же неправильно. Я же кроме него, так же спас и Сяоми. Разве я не должен получить два шанса на лотерею?”

“Спасение Сяоми было необходимой ступенью в путешествии, по стимулированию Хань Сяогуо к покаянию. Ну и поэтому, заслуга за данную миссию, входила в награду за спасение Хань Сяогуо от бездны тьмы и от вселенского зла. Это всё считалось этапами одной миссии. Ну и поэтому, ты получил всего лишь один шанс на лотерею со случайными наградами.”

“Я протестую!” — Фачнжэн просто не мог вынести такого наглого использования его времени, его сил и его самого. Ему пришлось заплатить за эту миссии цену в Малую Оживляющую Пилюлю! Ну и если всё было изначально продуманно, то какой смысл вообще следовать её указаниям? Как же свобода слова, мысли, вероисповедания? Ему что, теперь неприкрыто говорят, что он раб?

“Отклонено!” — Отказала ему Система.

Фанчжэн беспомощно проговорил: “А есть возможность для обсуждений и перерассмотрения дела? Ведь это всё реально ощущается обманом, сначала награда в пилюлю, затем использование пилюли, для выполнения миссии без дополнительной награды.”

“Нет.”

“Ладно, ладно, ты хозяин... Тогда давай уже сыграем в лотерею.” — Фанчжэн с горечью во рту, покачал головой. Он не мог ни хрена сделать, но нищие и рабы не могли привередничать с выбором.

Дзинь! Поздравляем с получением магической силы: «Послание Дракона и Будды!»”

“Ух? А что это такое?” — Фанчжэн был просто поражен. Он знал о драконах, он так же знал и о Будде. Он так же слышал о таком термине как “послание”, но он никогда не слышал о комбинированной фразе, в которой все эти три слова будут использованы вместе!

“Послание Дракона и Будды — это техника каллиграфии, которая была создана Буддой, когда тот увидел дракона, величественно парящего в небе. Шрифт в этой каллиграфической технике открытый и выходящий за рамки строки, прямо как божественный дракон, летящий сквозь небеса. Он величественный и великолепный. Текст, написанный этой техникой, может аккумулировать, содержать и хранить в себе высочайшую Буддийскую силу! Если каллиграф сам по себе был достаточно могуч, то одно написанное им слово могло весить миллионы килограммов, и им написанная фраза, может подавлять и изгонять всё зло в округе. Естественно, ты не сможешь достигнуть подобного эффекта. Тем не менее, особый способ написания символов посредством этой техники каллиграфии, может выточить весь твой темперамент в огранённый бриллиант настоящего мастера. Она явит тебе твои личностные склонности и твоё текущее психическое состояние, и это произойдет, когда ты будешь отдавать всего себя без остатка, занимаясь каллиграфией. Ну и со временем, ты сможешь улучшить свою усидчивость из-за такой тяжёлой работы, посредством росписи символов техникой Послания Дракона и Будды. Использование техники ускорит твоё постижение Буддийской Дхармы и автоматически наделит твоё тело определённой силой Дхармы, которая сделает тебя способным отгонять от себя зло и рассеивать тёмную энергию. Ну и если говорить об этом вкратце, то даже если ты полнейший идиот, то ты потихоньку будешь становиться мудрее и в конечном итоге станешь чрезвычайно проницательным человеком, и это произойдет именно за счет практики этого Послания Дракона и Будды.”

“Великолепно! Подумать только, что ты опишешь способ обычной росписи текста на подобный манер. Великолепно!” — Фанчжэн и действительно был впечатлён. Несмотря на то, что он и не сможет подавить волю небес, одним словом, он точно сможет получить для себя много пользы, если он выучит данную технику и станет мастером в этом каллиграфичном стиле написания символов. Ну и, если проигнорировать всё остальное, то простой каллиграфичной росписи текста для него уже будет достаточно, чтобы получить положение в обществе. Ну а что было еще более важно, что он сможет использовать эту технику для увеличения своего интеллекта, тем самым делая себя умнее! Это было реально, трындец какое великолепное дело.

“Это система особой силы. Ты принимаешь её?”

“Да!”

Фанчжэн почувствовал какое-то таинственное ощущение, которое в тот же момент появилась у него в разуме, затем его глаза просто отключились, и в тот момент он просто рухнул на землю, так и ничего и не поняв, о том, что сейчас и происходило.

Одинокий Волк что всё это время был подле него, сначала с интересом смотрел на Фанчжэна который по какой-то причине бормотал сам с собой и затем Фанчжэн внезапно взял и просто рухнул на землю. Так что Одинокий Волк подошёл к валяющемуся Фанжену, перевернул его лицом вверх и начал с озадаченным взглядом, размышлять над тем, что сейчас и произошло. Затем он протащил Фанчжэна за рукав к кровати, закинул его в неё и лег рядом с ним, наблюдая за Фанчжэном с явным беспокойством.

Если бы не спокойное дыхание Фанчжэна, данный товарищ, возможно бы уже рванул вниз с горы, чтобы искать помощи у людей в деревне. Тем не менее, он сейчас просто оставался рядом с Фанчжэновой кроватью, как его защитник и как его единственный друг.

В своих внезапных мечтаниях, Фанчжэн похоже, что увидел божественного дракона, летающего сквозь необъятное небо. Этот дракон имел невероятно сильное и энергичное поведение, и он выглядел поистине величественно. Он источал такую ауру, как если бы бог спустился бы на эти земли смертных, и начал размалывать и раздавливать на своем пути всё, своим одним коротким дыханием.

Ну и после уничтожения окружения дыханием, данный божественный дракон трансформировался в каллиграфическую кисть.  Ну и используя небо как хост, данная кисть начала трястись с неистовой силой, создавая огромный текст, который выглядел как божественные драконы, которые спирально взмывали в небо: “Послание Дракона и Будды!”

Ну и следуя за этими взмывающими драконами, тут произошёл раскат грома, который и вывел Фанчжэна из его непродолжительных мечтаний. Он поднялся и сел на кровати в жутком шоке.

http://tl.rulate.ru/book/17996/468706

Сказали спасибо 14 пользователей
(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Обсуждение главы:

Всего комментариев: 2
#
Спасибо :з
1
Развернуть
#
😁
Развернуть
Чтобы оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь

Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим