Готовый перевод The Monk That Wanted To Renounce Asceticism / Монах который хотел отказаться от аскетизма.: Глава 1 — Нищий Монах.

Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Глава 1 — Нищий Монах.

Эта история берет свое начало в параллельном миру.

С прекрасно освежающей осенней погодкой на таком далеком и крайнем севере, белые облака грациозно парили высоко в небесах, и перелетные птички оттуда отправлялись в свой ежегодный миграционный полет, паря на попутном ветру. Нежный ветерок проносился сквозь опавшие осенние листья, создавая мягкое и нежное шелестение.

Какой же это был прекраснейший осенний день!

Это была общепринятая мысль для большинства обычных людей, но один такой человек, был единственным исключением из правил.

В самом Юго-западном углу города Гулинь находилась гора, которая гордо носила название Гора Тунтянь. Это была одна из возвышенностей горного хребта Чанбай и в одном из самых дальних уголков этого только что названного горного хребта, возвышался одинокий пик, носивший название, гора Одного Пальца. Эта гора не была невероятно высокой, с пиком, который бы прорывал собой небеса, но из-за него тот захватывающий вид на окраины Небесного Озера Тяньшань был полностью заблокирован. На самой вершине этого горного хребта стоял одинокий Буддийский Храм, который так и назывался Храм Одного Пальца! Храм Одного Пальца имел у себя два святых молельных зала. Внешний молельный зал, который встречал у себя всех пришлых гостей, был обычной святыней, когда другой, к которому нужно было подходить сзади, был монастырем для медитаций. Так же он служил и общинным жилищем для всех монахов этого места. Ну а если быть совсем точным, то это было такое место, где проживал монах-ученик Фанчжэн. Этот одинокий монах был единственным жителем этого Храма Одного Пальца.

Всего несколько дней назад, настоятель храма Одного пальца, по имени Один Палец внезапно скончался, а этот оставленный всеми прихожанами храм, которому не хватало абсолютно всех типов милостивых пожертвований, что обычно приносили сюда люди, сейчас медленно, но уверенно уничтожался под гнетом неумолимого времени.

Во дворе этого храма было всего одно единственное дерево бодхи, которое привез сюда с далекого юга, один в прошлом вдохновленный и очень богатый человек. Этот человек трагически погиб, как только это дерево бодхи было посажено. Ну а результат? А результатом было то, что подразумевалось полной реновацией и перестройкой этого храма, закончилось лишь маленькими крохами в виде этого одинокого дерева. Все планы по восстановлению былого величия и великолепия этого храма, которые он когда-то однажды имел... были полностью разрушены.

А что было еще более печально, так это то, что это священное дерево бодхи просто заледенело и погибло, когда не прошел еще даже и один год с того момента, когда его пересадили в это место и это произошло из-за морозной северной погоды. Теперь же на площади оставались лишь завядшие и высушенные остатки, когда-то такого величественного и прекрасного дерева. Уже более одного раза Фанчжен развлекал себя мыслями о том, что он в один день просто срубит это дерево под корень, чтобы в последствии добыть из него дров, но все же в конце концов, он просто не смог заставить себя совершить подобное над когда-то священным деревом.

Ну и вот в этот конкретный момент, Фанчжен стоял под этим увядшим деревом бодхи с официальным документом в руках. Его взгляд был наполнен страданиями, когда он смотрел туда высоко в небеса и он выразил сейчас ему все свое недовольство: “Амитабха, какого блять хуя?! Все что я хотел сделать, это просто отказаться от своей аскетичной жизни! Так какого же блин рожда, ты выдал мне этот чертов документ!? Я должен стать настоятелем этого проклятого храма просто из-за этого ебученго блять документа?! Ну, во-первых, этот треклятый храм у себя не имеет даже и копейки наличности, ну и, во-вторых, тут кроме меня больше никто не живет! Мы даже не можем в этом месте получить хоть какую-нибудь милостыню, которую бы нам давали в виде пожертвования за благовония, и кроме пронзительного ветра да вьюжной погоды, которые эти долбанные горы постоянно генерируют, здесь больше нет ничего ценного!”

Он вздохнул и опустил свой взгляд к земле: “...Все что я хотел, это быть самым обычным человеком. Просто жениться на ком-нибудь, да завести ребенка перед тем, как меня нежными объятиями заберет к себе смерть. Что, я просил слишком многого?  Да, для этого старого монаха было явно не просто меня тут воспитать, да и вырастить меня было так же чертовски трудно, ну и он был действительно таким человеком, который заслуживал уважения, поэтому я и терпел подобную жизнь, но теперь, когда этот старых монах уже почил и отправился в обитель Самсары, почему меня просят провести остаток моих дней в этом разрушенном, захолустном и старом храме? Нет! Да ни в жизнь!”

И с этими словами Фанчжен порвал на куски данный документ и бросил его в дупло этого высушенного дерева бодхи.

Затем он вернулся в свою комнату, схватил весь свой собранный багаж и уже начал готовиться к отбытию из этого чертова места!

И когда он наконец-то дошел до входа в Храм Одного Пальца, он внезапно остановился. Он развернулся и уставился на обветшалую мемориальную дощечку, обозначающую этот Храм Одного Пальца, и он просто не мог сейчас не вспомнить о этом старом монахе, Мастера Дзэна с Буддийским именем Один Палец, который воспитывал его с самого раннего детства. Вы спросите в чем причина, почему у этого старого монаха было Буддийское имя один палец? Так это было потому, что у него действительно на руках был всего один единственный палец. Вы спросите, что он вообще мог делать с одним единственным пальцем? Ну большинство людей этого мира с одним пальцем вероятнее всего считались бы бесполезными калеками, которые даже не могли бы поддерживать обычный жизненный уклад нормальных людей и им бы из-за этого постоянно бы требовалась посторонняя помощь. Однако же Мастер Дзэна Один Палец, вопреки всем ожиданиям обычных людей, смог самостоятельно возделывать большой участок земли, и через пожертвования и все его буддийские процедуры, которые он проводил в своем храме, он смог позволить себе оплачивать обучение Фанчжэна в школе, на протяжении его младших, средних и старших классов.

И именно через этот вход в данный храм, Мастер Дзэна Один Палец проходил вместе с ним и спускался далеко вниз с горы каждый день, чтобы отправить его по этой дороге в школу.

И так же именно этот вход в храм, был тем самым местом, где Фанчжэн обнаруживал Мастера Дзэна Одного Пальца, ждавшего у дверей с нежной улыбкой на лице, в любой день, когда он возвращался назад.

И когда такие дни превращались в года, Фанчжэн становился все выше и выше, а Мастер Дзэна Один Палец сгибался под тяжестью подобной рутины и очень тяжелой работы. Его горб на спине прогрессировал и становился только хуже и хуже. а артрит не отпуская стал постоянно преследовать этого пожилого монаха. Он не единожды видел, как этот Мастер Дзэна Один Палец страдал от просто невыносимой боли, но его извечная и нежная улыбка даже тогда оставалась на своем привычном месте, а именно на лице этого старого монаха. В такие моменты он похлопывал себе по спине и улыбался все еще молодому Фанчжэну: “Я всегда наблюдал за тем, как ты рос и становился сильным и здоровым молодым человеком. Это действительно большое облегчение иметь такого надежного наследника для моего уже старого храма.”

И каждый раз, когда Фанчжэн слышал это высказывание, он начинал задыхаться и всеми силами старался сдержать уже наливающиеся слезы. Он в тот момент думал про себя: “Старик никогда не ведет себя как настоящий, всеми уважаемый монах! Разве такой уважаемый монах как он, не должен говорить в заставляющих задуматься гатхах*?” — И вместо стихотворных Гатх, которые любой ожидал услышать от подобного монаха, то, что он говорил Фанчжэну в эти моменты, было лишь нежными пощёчинами наступающей реальности.

*Гатха(гаты) - стихотворные песнопения, в виде произведений о путешествиях Будды.*

К несчастью старшие классы в школе оказались слишком дорогими, и Мастер Дзэна Одинокий Палец больше не смог обеспечивать Фанчжэна достаточным количеством денег, чтобы он смог продолжать свое обучение в школе и это произошло из-за его резко ухудшавшегося здоровья. Фанчжэн связанный одновременно, как и своим чувством долга перед этим старым человеком, так и своей эмоциональной привязанностью, вернулся назад на гору, чтобы выхаживать и следить за человеком, который его воспитал. Мастер Дзэна Один Палец, несмотря на довольно-таки молодой возраст Фанчжэна, строго настрого запретил ему работать на его сельскохозяйственных угодьях, чтобы сеять там и пожинать, и вместо этого, он попросил его изучить все Буддийские учения и все Буддийские сутры, которые были в библиотеке данного храма, а что до такой работы по дому как готовка или же принос воды в дом из колодца, Мастер Дзэна Один Палец взвалил все эти обязанности на себя.

Прошло три года до того момента, когда старый монах больше не смог выдерживать тяжести его болезней и почил в своем собственном храме.

И уже прошло три года с того момента, когда Фанчжэн прекратил посещать свою среднюю школу. Другие люди его возраста, сейчас вероятнее всего уже учатся на вторых или третьих курсах института, а он сам находился всё там же где и был, застрявший в бесконечной рутине и скованный своим долгом перед этой горой, на которой расположен этот увядающий храм. Это было такое дело, которое наполняло всё сердце Фанчжэна некоторым неразрешимым недовольством. Он более одного раза пытался сказать Мастеру Дзэна Одному Пальцу, что он хотел бы найти настоящую работу во внешнем мире и что он хотел бы просто жить нормальной и абсолютно обычной жизнью. Он просто не хотел разрывать свои узы с теми удовольствиями, которые ему может предоставить весь внешний мир, и он не хотел жить свою жизнь, как аскет на пустынной горе.

И все же, всякий раз, когда Фанчжэн видел это болезненное выражение на лице старого монаха, когда он упоминал о ‘поиске работы и ведении самого обычного образа жизни’, его слова просто обрывались на полуслове и он держал свой язык за зубами.

Фанчжэн в подобные моменты всегда ощущал себя как Король Обезьян, Сунь Укун, когда Мастер Дзэна Один Палец был для него тем самым Золотым Обручем, который и сжимал его голову. Это был просто головной обруч из легенды, который сжимался и доставлял своему носителю просто невыносимую головную боль, и этот старик сдавливал его на тот же манер, как и этот губительный обруч, давая ему взамен слишком мало свободы и когда этот старый монах уже отправился в объятия смерти, только теперь он наконец-то понял, насколько же он был не прав! Мастер Дзэна Один Палец не был его Золотым Обручем, который сдавливал его со всех сторон и не давал ему свободы, а вместо этого он был тем самым единственным человеком, который в его жизни что-то для него да значил и это была именно та мирская связь, которую он и утверждал ему, что искал.

Он был для него как отец, как мать, как все на этом свете!

И данное внезапное осознание просто раздавило Фанчжэна своей немыслимой тяжестью и эмоции сейчас наворачивались на его глаза, до того момента, пока он просто больше не смог сдерживать их плотный поток. Он поклонился перед могилой Мастера Дзэна по имени Один Палец и заплакал. Когда он однажды наконец-то вернулся на эту гору, его воспоминания прошлого, просто врезались в его еще не окрепшую душу, тогда он почувствовал, как та же самая дамба, вновь прорывается в том же самом месте и слезы сразу же начали наворачиваться на его глаза. Он нашел неприметный угол и там и остался. Один день сменялся другим увеличивая их количество до двух, два превратилось в четыре и в конечном итоге он оставался в этом углу на протяжении целой недели.

Шесть дней он провел в этом неприметном углу из-за его неприкрытых эмоций, которые были связанны с потерей единственного ценного для него человека и тот маленький факт, что они не были связанны кровью, не имел для него никакого значения. Ну и последний день он провел в этом неприметном углу совершенно не двигаясь, по большей степени из-за того, что ему все больше и больше хотелось есть.

К счастью, государственные служащие посетили этот храм именно в этот седьмой день его сидения в углу. Они принесли с собой риса, чтобы ему его передать и так же они оставили после себя один документ. В нем говорилось о официальном повышении Фанчжэна с персонального ученика-аколита* до Аббата-настоятеля храма, и несмотря на то, что данный храм и не был под прямым подчинением государству, и никакие подобные повышения в храмах, никогда этим государством и не указывались, но все равно данный документ, все же был подлинным и имел силу во всем этом мире. Ну по крайней мере Фанчжэн теперь стал официальным владельцем этого храма.

*Было множество разновидностей Аколитов(侍者)(монах-прислужник) которые служили настоятелю храма, а именно Аббату(住持職)(Духовный лидер всех монахов данного храма). Такие как повара, мастера чайной церемонии, уборщики(湯藥侍者), те кто подавали палочки с благовониями(燒香侍者), прислужники-счетоводы(状侍者), аколиты ответственные за прием высокопоставленных гостей.(請客侍者), аколит носящий чашу для пожертвований(衣鉢侍者), ну и главный ученик духовного лидера коим и являлся наш протагонист. В общем у Аббата было пять разных аколитов, каждый из которых выполнял свою функцию. Я иногда буду писать аколитов как аколитов, иногда как помощников, учеников монахов итд. Ну и Аббата как по названию так и по его официальному титулу, в маленьком храме, настоятель храма, в большом, глава общины. Ну и Аббат главного храма направления, духовный лидер. Так что приготовьтесь к этому.*

Фанчжэн не планировал и дальше оставаться монахом. Он хотел отказаться от своего аскетизма на этой горе и хотел уже наконец-то вернуться к обычной мирской жизни. Он хотел жениться и завести детей. Он хотел жить мирной жизнью! Он просто не хотел продолжать свою бесполезную борьбу с бедностью и нищетой!

И когда он об этом подумал, Фанчжэн повернул свою голову и посмотрел на статую покровительницы женского плодородия, а именно Бодхисатвы Гуань Инь, и сейчас смотря на неё он бешено проревел: “Почему? Почему мы должны поклоняться тебе только для того, чтобы быть неизменно нищими людьми? Я больше никогда не буду тебе поклоняться! С меня хватит! Я ухожу!”

“Дзинь!” — Внезапно в голове Фанчжэна раздался звеняще-хрустящий звук. Он аж подпрыгнул на месте от неожиданности и начал крутиться вокруг себя в попытках осмотреть все свое окружение, на предмет произошедшего: “Кто это? Кто ты такой? Покажись!”

“Мои поздравления хозяин. Вы удовлетворили требования для активации Системы Будды, когда смогли успешно завладеть этим храмом. Начиная с этого самого момента, вы будете наслаждаться защитой небес и будете вовлечены в небесный водоворот целой мириады миров.”

“Что это еще за чертовщина?” — Первая мысль Фанчжэна что сейчас промелькнула в его голове гласила, что это была ну буквально шутка, которая просто над ним издевалась, но после того как он в очередной раз проверил все свое окружение, он обнаружил что вокруг него было пусто.

Он начал быстро похлопывать по всей своей одежде в попытках что-то найти и единственное что он там обнаружил, это только его старый мобильный телефон. Эта была та самая старая модель Нокии. Из её полезных функций, она могла звонить и принимать звонки, ну и её можно было использовать для того, чтобы колоть орехи! В ней были всего две миди мелодии и даже если у неё и была функция по выходу в интернет, в текущее время её едва можно было даже и использовать. Это был по-настоящему самый тормозной из самых тормозных телефонов... Правительство в какой-то момент провело выделенную телефонную линию для интернета в эти горы, но уже прошел целый год с того момента, когда она была повреждена из-за погоды, а без интернета, было просто невозможно чтобы его такая кирпичная штуковина, показывала хоть какую-нибудь свою скудную полезность.

А что касалось всего остального что находилось в этой комнате, то оно никак не касалось современного мира, и тут был еще более маленький шанс того, что любой из этих старинных предметов, мог издать подобные звуки в виде человеческой речи.

“Дзинь, дзинь, дзинь! Хозяин, я Система Будды, а ты был выбран одним из множества Будд.”

“Система? Система Будды?” — Фанчжэн внезапно что-то осознал и воскликнул: “Чиитеееррнааяя система?!”

“Ну да, ты можешь интерпретировать её подобным способом.”

“Тогда, что же ты мне читерная система можешь предложить?” — Фанчжэн задал данный вопрос, перед тем как продолжить говорить, но уже с немного искривленной улыбкой: “На самом деле, даже не парься об этом. Я ведь такой человек, который вот-вот уже собирается вернуться к мирской жизни. Я не собираюсь становится каким-то одним из множества Будд..”

“Женщины и богатства!”

“Ну я думаю, что могу немного поразмышлять над твоим предложением! В конце концов я же такая умная личность! Ну по крайней мере мой старик Один Палец, говорил мне об этом ранее.” — Фанчжэн быстренько изменил свое предыдущее заявление.

“Не будут предоставлены!” — Добавила система явно счастливым тоном.

“Ах ты ж сын ш..! Ты что издеваешься надо мной? Все с меня достаточно, я сваливаю!” — Фанчжэн схватил свою сумку с багажом и направился на выход.

И в этот момент голос системы прозвучал в очередной, уже шестой раз: “Однако, я могу помочь тебе стать настоящим Аббатом, а именно таким духовным настоятелем, которого будут уважать тысячи людей. Лично ты сможешь сделать Храм Одного Пальца самым большим храмом в этом мире!”

http://tl.rulate.ru/book/17996/368023

Сказали спасибо 42 пользователя
Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Обсуждение главы:

Всего комментариев: 3
#
Спасибо :з
1
Развернуть
#
Бабы бабосики плачут в сторонке , лишь великий храм одного пальца стоит на горке
Развернуть
#
Я теперь понял что будет считаться за один палец на этом пике
Развернуть
Чтобы оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь

Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим