Готовый перевод Вселенная ИКС / Вселенная ИКС: Глава 23. Остров Пятка

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

– Не желаю царапать днище, так что причаливать не буду, – уже в который раз сварливо предупредил лохматый низкорослый гхэлл по имени Олукс Пытливый, пока нанятое нами суденышко приближалось к нависающей над краем острова деревянной пристани. – Только недавно ремонт делал, сами должны понимать.

Жуликоватыми повадками этот тип весьма напоминал Хондрика – хитрый взгляд, постоянные ухмылки, но двойное имя свидетельствовало, что хозяин «крыла» – личность относительно порядочная. Или, по крайней мере, пока не пойман на криминале за волосатую лапу.

– Уверены, что мои услуги больше не понадобятся?

– Не понадобятся, – подтвердил я. – Обратно своим ходом доберемся.

По всем расчетам астральный ключ на ремесленном алтаре созреет намного раньше, чем завершится путешествие к гнездовьям варн. Как только это произойдет, Кроха вставит расходник в адаптер-подсвечник и с этого момента в цитадель можно будет вернуться через любой астральный маяк. А так как остров является популярным местом для выдачи продвинутых квестов, то маяк на будущее здесь точно не помешает. В следующий раз сэкономим время на путешествие, ведь добираться до Черепа Властелина на кораблике пришлось больше трех часов. Естественно, Олукс в наши планы посвящен не был, а возвращаться обратно порожняком ему крайне не хотелось.

– Горач Зубастый вас в форт не повезет, – снова настойчиво напомнил гхэлл, – у него на перевозки ограниченная лицензия, его дело переправлять путешественников с Пятки на Череп Властелина и обратно.

– Сделай проще, довези нас до Черепа Властелина сам, – предпринял я еще одну попытку уломать перевозчика.

– Зарабатывать нужно всем, а здесь зона ответственности Горача. Говорил ведь уже, сколько можно повторять! – Гхэлл прижал к черепу уши и слегка оскалил зубы, проявляя признаки крайнего недовольства.

Ранилак прояснил ситуацию по чату, чтобы не ранить чувства лохматого и не портить с ним отношения. На самом деле Олукс боялся, что его обвинят в трусости, так как нежелание довозить до острова было лишь отговоркой. Олукс опасался потерять корабль и расстаться с сейвом, ведь воздушное пространство вокруг Черепа Властелина из-за близкого обиталища варн считалось крайне неприятной зоной. Нападали здесь дикие варны не так уж и часто, но если уж нападали, то в первую очередь погибала ездовая варна. А без нее до тверди было добраться сложнее, без мускульной тяги при слабом ветре «крыло» начинало медленно, но верно оседать в Белую Мглу.

– Олукс, да не напрягайся ты так, – поднимаясь со скамейки, Ранилак улыбнулся и протянул гхэллу руку для рукопожатия, чтобы расплатиться с печати накопителя. – У нас к тебе нет претензий. Ладно, держи уши торчком.

Дремавшая на палубе Фурия тоже вскочила, заставив владельца судна шарахнуться на самый край. Потянулась всем телом для разминки и мощным броском прямо с места отправила себя в планирующий полет – широко распахнувшиеся крылья завибрировали в набегающих потоках воздуха. На дальние расстояния силенок у Фурии пока не хватало, но несколько сотен метров вполне могла преодолеть, как я уже успел убедиться в ходе попутных экспериментов.

Выбрав момент, когда боковой парус проплывал над краем обшарпанного деревянного причала, сложенного из половинок расколотых вдоль бревен, я коротко разбежался и перемахнул на остров. Ранилак поступил проще – трехметровый отрезок между островом и бортом преодолел с помощью «толкателя». Потратил заряд криса, зато никакой опасности – у опытного прыгуна практически нет шансов свалиться в бездну. Я же с «толкателем» прыгать лишний раз не рискнул – без страховочной сетки, натянутой между учебными островами на тренировочной площадке возле Рваного Уха, боязно. Для уверенных прыжков практики пока маловато. Мне этот опыт еще предстояло приобрести, пока я лишь получил от Тарма Мудрого, Хранителя на Рваном Ухе, способность «Поющего шага» и мог ее прокачивать. Дальность перемещения на каждый ранг заряженного в «толкатель» расходника сейчас составляла десять метров, так что с расходником пятого ранга и встроенной в «знак искателя» способностью «Попутный ветер» я мог махнуть на пятьдесят пять метров. И это было только начало.

Для сравнения: с прокаченным до третьего ранга «шагом» Ранилак преодолевал больше ста метров. Эффект на прыгунах теперь был виден для меня невооруженным глазом – фигура мага в момент прыжка окуталась едва заметным синеватым свечением, свидетельство работы магического толкателя.

Щелкнув бичом, Олукс заставил варну начать разворот и его кораблик поплыл прочь, приминая днищем курящиеся верхушки облаков. А Ранилак, опередив меня на несколько шагов, двинулся по едва заметной тропинке, теряющейся в густой темно-зеленой траве. Получив мысленное разрешение, Фурия тут же исчезла в зарослях. Моя дикоша не упускала случая самостоятельно исследовать новые территории. Как и планировал, взял ее с собой в последний момент. Как только дикоша прошла сквозь портал и объявилась в форте, сразу на максимальной скорости отправил ее сперва к питомнику, чтобы привязать ее душу в точке возрождения животных, затем к заранее арендованному кораблику, чтобы никто не прицепился с желанием устроить схватку между питомцами. Так как вес и комплекция у дикоши немаленькие, а суденышки перевозчиков имеют ограниченную грузоподъемность, то решили разделиться. Там Ина, Зик и Алия прибыли на Пятку минут за тридцать до нас и уже успели не только договориться с местным перевозчиком о переправке нашей группы на Череп Властелина, но и сами отправились туда первым рейсом. Нам с Ранилаком и Фурией оставалось лишь дождаться своей очереди.

После суматошной суеты форта хутор на Пятке выглядел образцом тишины и спокойствия. Сам островок был небольшим, всего метров шестьсот в поперечнике, и хозяйствовали здесь местные жители весьма бережно по отношению к природе. Утопающий в зелени остров выглядел нетронутым. Несколько глинников, живописно окруженные деревьями и поросшие зеленоватым мхом, казалось, сами являлись частью окружающего леса.

– Меняй уровень, Зуб, – посоветовал маг, коротко обернувшись на ходу. – Пора. Твой двадцать восьмой вызывает слишком много вопросов у тех, кто встречает тебя впервые, а нам это надо? Подними хотя бы до тридцати. Это ведь минимальный уровень для новичков Архипелага.

– А резкий скачок для тех, кто меня уже видел, не вызовет этих самых вопросов?

– Понимаю твою иронию, но нет, не вызовет. Мало ли какие задания ты успел выполнить за это время. Тем более, что до тридцатого опыт набирается гораздо быстрее.

– Хорошо. – Я поправил настройки «Лживой шкуры» и установил тридцатку. – Вот что забыл спросить – как вы уживаетесь с местными на Рваном Ухе, Ранилак? Часто случаются ссоры? Гхэллы – народ ершистый…

– Все предусмотрено. Гостевой поселок находится в полукилометре от основного поселения, где обитают только коренные гхэллы. Днем на острове затишье, почти все игроки находятся на выполнении заданий, а местные заняты своими делами. Кстати, здесь, на Пятке, живет неплохой кузнец Морлох Железноголовый. Расценки у него ниже, чем у мастеров в форте или на Рваном Ухе. Допустим, твой уник в ремонте не нуждается… зараза, отличный повод для зависти. Молодец, что вытянул такую штуку из песочницы. Конечно, со временем будет доступно оружие и покруче, я имею в виду миры постарше, но здесь, в Архипелаге, легендарок практически не бывает, поэтому лучшее – это уники. Я вот свой жезл каждые десять дней восстанавливаю. А тебе достаточно дожить до обновления уровня и оружие снова в полном порядке, и никаких лишних затрат. Зато для ремонта доспехов Морлох пригодится, когда обзаведешься чем-то получше, чем этот хлам на тебе.

Похоже, волнение о предстоящем задании делало Ранилака более словоохотливым чем обычно. На любой вопрос следовал исчерпывающий ответ. Мне и самому было интересно, насколько быстро успеет сработаться наша пестрая компания с учетом моих возможностей. Да и на возможности спутников в реальных боевых ситуациях неплохо бы взглянуть.

– Ясно. – Комментарий про «хлам» я без малейшего недовольства пропустил мимо ушей. Как не гордись доспехами собственного изготовления, сейчас они уже не отвечали возросшим требованиям. – Сам-то какие профессии практикуешь?

– Качаю только собирательные навыки. Настоящие профессии – это занудно, затратно и просто скучно. Как-то не хочется мне в кабалу к мастеру на сотни дней. Гхэллы конечно народ разный, как и люди, но мастера тут все заносчивые. За редким исключением. Вот Морлох, кстати, отличный мужик. На острове обитает две семьи – Горача Зубастого и Морлоха Железноголового. У каждого по несколько самок и куча детишек, то есть щенков. Все без исключения работают не покладая лап: обрабатывают шкуры, сушат травы, вырезают древки для стрел… Да много чего делают, жить ведь на что-то надо. Ну, а нам, искателям, некогда заниматься профессиями. На островах полно всяких интересных и весьма прибыльных занятий; бери что получше и тащи в форт. Сырье можно и вот на таких хуторах сбагривать, прибыли будет меньше, зато тащить ближе, а значит, больше ходок за день и прибыль в итоге все равно выше. Даром я что ли ради лицензии два года старался, как проклятый, искатель себя быстро окупает.

– Так долго?!

– А мне некуда торопиться. Я понимаю, что после песочницы и этой… закрытой локи, откуда тебя принесло, ты все еще психологически живешь в ускоренном ритме, но рано или поздно новые реалии в сознании утрясутся и начнешь время отмерять иначе, спокойнее.

Ага, как бы не так, усмехнулся я про себя, меряя тропинку широкими шагами и с любопытством поглядывая на проплывающие слева глинники. В зарослях то и дело мелькали мелкие птицы с ярким разноцветным оперением – что-то вроде земных колибри. Эти крохи опыляли не менее яркие цветы, чем и жили. Аромат цветов в воздухе стоял просто одуряющий, духи с таким ароматом, наверное, пользовались бы большим спросом у многих модниц в цивилизованных местах. Волшебное местечко. Поражаюсь разнообразию природы на островах – каждый обладал собственным микроклиматом и уникальной экологией. Словно отдельный террариум, заботливо взращиваемый коллекционером.

На самом деле события на Архипелаге для меня неслись еще быстрее, чем в Лунной Радуге. С первого шага по первому острову чувствую себя, как загнанный зверь, а постоянная необходимость решать сложные вопросы ради дальнейшего выживания уже мозг вымораживает. Отсидеться в цитадели пока нет возможности. Много обязательств, много ответственности перед собой и другими.

– Ведь на самом деле жизнь здесь неплохая, – продолжал Ранилак, двигаясь вдоль селения по обходной тропинке. – Честно говоря, я не понимаю тех, кто рвется изо всех сил в старшие миры, словно там повидлом намазано. Не, оно конечно мне тоже интересно, гипотетически, но не настолько, чтобы ломать привычный жизненный уклад в погоне за новыми плюшками. Ведь к любым обновкам прилагаются и новые проблемы. А я проблем очень не люблю.

– Да ну? – я рассмеялся. – А зачем тогда согласился вступить в «Охотников»? Без проблем со мной точно не обойдется, это я гарантирую. У меня куча обязательств перед сам знаешь кем, да еще трения с «Серым ветром» наметились…

После связующей клятвы имя Хорки Умного всуе больше не поминали, мало ли кто подслушает со стороны. Самое интересное, разговор теперь нивелировался сам собой, словно подключалась автоматическая подстановка слов. Тут и захочешь – лишнее не скажешь. Удобно.

– Ну да, ну да, – Ранилак тоже хмыкнул. – Это конечно, грустно – столько лишнего внимания. С другой стороны, все эти тайны когда-нибудь закончатся. При поддержке сам знаешь кого клан поднимется и тогда ты уже будешь решать вопросы с приемом куда жестче, чем сейчас. А нам, одиночкам, крыши иной раз все-таки не хватает, да еще на таких супер-льготных условиях. Спасаемся условными альянсами.

– Условными альянсами?

– Ну да. Неофициальные союзы. Системно ничего не дают, просто договор о помощи и сотрудничестве. Все дриады и дреланы, например, состоят в альянсе «Стрелы Равновесия». Там и людей немало, я вот тоже к ним присоединился еще год назад. Никогда не пройду мимо дриады, которой нужна помощь, да и меня никто из альянсовцев не бросит в беде. Но клан со своей базой – это гораздо серьезнее. И весьма выгодно стоять у истоков, когда перспективный клан поднимается, набирает вес и авторитет. А еще подкупает возможность, наконец, по-человечески хранить личное имущество. В глинниках вещи, конечно, охраняются, но стопроцентных гарантий от ворья нет. Поэтому все самое ценное приходится носить с собой, а если нет возможности, то сдаем шмот в хранилище Рваного Уха, под присмотр Хранителя. Там вещи уже не пропадают. Но есть досадный нюанс – за хранение приходится платить. Кроме того, Хранитель не чурается приторговывать информацией о сданных на хранение вещах. Не утаить. Бывает, возникают очень настойчивые покупатели, с которыми лучше не портить отношения и с вещью приходится расставаться против желания. А с твоим… местом хранения эта проблема отпадет. Уже за одно это стоит к тебе присоединиться… Кстати, мы пришли. Дьявол!

Еще несколько шагов и деревья расступились, открыв край острова и еще одну пристань, скроенную по тому же лекалу, что и внешняя, из половинок колотых бревен. Я давно уже подметил определенную закономерность – чем больше остров по массе и площади, тем шире полоса отчуждения между ним и соседними островами. А судя по тому, что вокруг Черепа Властелина тянулся километровой ширины воздушный провал, а сам остров выглядел окутанной туманом и изрезанной горами далекой темной громадиной, он был очень большим. Потому-то здесь и требовалась отдельная переправа. Но Ранилака неприятно поразил не вид острова вдали, а существо, находившееся возле пристани. Маг резко схватил меня за плечо и заставил остановиться.

Застывший высоко в небе оранжевый солнечный диск светил прямо в лицо и я прищурился, рассматривая с расстояния метров в сорок стоявшее к нам вполоборота существо:

Рист (47): раса – линар, класс – «берсеркер».

Признаться, такие особи мне на островах еще не встречались.

По телосложению этот тип отчасти напоминал ракшаса – прямоходящий, четыре верхних конечности и две нижних… На этом сходство заканчивалось. Тело Риста блестело, словно покрытое ртутью – то ли сливающиеся с кожей доспехи, то ли кожа, выглядевшая как доспехи. В облике, в том, как он стоит, низко пригнув голову и сильно сгорбившись, как подрагивают конечности, мгновенно меняя положение без всяких переходов, проглядывало что-то от насекомого. И глаза – черные выпуклые линзы, по две с каждой стороны вытянутой и хищной как у богомола морды. Кисти верхних рук выглядели намного крупнее нижних. Правой верхней, плотно обхватив шестью длинными пальцами поблескивающее сталью древко, существо сжимало что-то вроде полутораметрового копья-трезубца, с толстым цилиндрическим шипом в центре и плоскими, более короткими лезвиями по краям. Нижние сочленения ног линарца были вывернуты назад, как у гхэллов и ракшасов, но излом выражен гораздо сильнее. Блестящий хлыст двухметрового хвоста, гибкий и подвижный, каждые две-три секунды мгновенно менял положение, замирая с неестественной точностью.

Трудно было сказать, куда устремлен взгляд четырех глаз этого существа. Подозреваю, что обзор у него если и не на триста шестьдесят градусов, то уж на двести семьдесят точно будет. Но, надеюсь, он смотрел в сторону Черепа Властелина, пока мы рассматривали его самого.

– Откуда он тут взялся, гаденыш… – с крайне огорченным видом пробормотал в усы Ранилак.

– Если мне не изменяет память, то Рист тоже искатель, так? Значит, получил еще какой-нибудь квест от Хранителя. В чем, собственно, проблема?

– Дело не в том, получил он квест или нет. Ты для начала рассмотри его как следует, может, проникнешься.

– Уже проникся. Выглядит… неприятно. Судя по твоей реакции, характер не сахар? Но какое это имеет значение для нас? Он что, дерется с каждым встречным? Если так, то долго на островах не протянул бы.

– Линарец здесь такой единственный. Опасный тип. Понятие страха ему неведомо. Ссор с ним лучше избегать. Что у него творится в черепушке, иногда не понять, очень уж чуждое для всех нас мышление. Иногда может помочь без всяких причин, а иной раз нападает без предупреждения. И тем не менее, в форте он в целом на хорошем счету. Именно благодаря своей расовой особенности. Он могуч, почти как Хорка, и самостоятельно выполняет рассчитанные на группы задания. Каким ветром его занесло в мир, не предназначенный для этой расы, загадка.

– Не предназначенный для этой расы? И что это означает?

– Повторяю для непонятливых – он здесь такой один-единственный на тысячи островов внутри барьера. Какой-то сбой при переносе или выверт игровой механики. Синтетическая раса. Продукт биотехнологий.

– А разве мы сами не такие же? Продукты, епт, биотехнологий?

– Наши аватары созданы по образу и подобию естественно эволюционировавших существ. А о расе линар известно лишь то, что она изначально создана искусственно. Обрати внимание на его оружие. Энергетическое копье. Видишь центральный шип? В активном состоянии с одинаковой легкостью режет и плоть, и кожаные доспехи, да и сталь не всякая устоит. Крайние лезвия не менее опасны… Щитки на руках разглядел?

– А, так это щитки. Я думал, просто верхние руки крупнее…

– Нет, это что-то вроде латных перчаток, соединенных в одно целое с наручами по локоть. Левый верхний наруч может разворачиваться в стальной щит полуметрового диаметра, в левый и правый нижние встроено по пневмотрубке, одна заряжена шариками с ядовитой начинкой, во второй находятся дозы мощнейшего допинга, под воздействием которого Рист мгновенно превращается в сеющего смерть и разрушения берсеркера. И то и другое линарец пускает в ход без колебаний. Сам по себе яд не смертелен, но вызывает мгновенный паралич примерно на минуту. Согласись, за этот промежуток времени можно прикончить кого угодно. Заряды восстанавливаются не мгновенно, но довольно быстро…

– А что это вы тут делаете?

Обернувшись на тонкий голос, мы с Ранилаком натолкнулись на три пары любопытных глаз, рассматривающих нас без всякого стеснения. На тренировочной площадке Рваного Уха я находился недолго, мы все-таки спешили и щенков гхэллов увидеть так и не довелось. Как-то не сложилось. А сейчас перед нами оказалось сразу трое. По пояс взрослому гхэллу, короткая светло-серая шерстка по всему телу с белыми пятнами на животе, из одежды – лишь кожаные набедренные повязки, да еще и хвостатые, эти отпрыски псоглавых вызывали странное ощущение. Подростки. Конечно, я видел «детей» и в Лунной Радуге – у ракшасов и дионисситов, но все равно сам факт применительно к реалиям игрового мира чем-то обескураживает. Что примечательно – система не обозначила ни их имен, ни класса, ни уровня. А значит, каждому из этих созданий в соответствии с местными правилами меньше трех лет и они еще не инициированы.

– Ждем переправы, – пояснил щенкам Ранилак, с напряженной улыбкой покосившись в сторону Риста.

– А вы смешные! И как вы собираетесь переправляться, стоя здесь? – с комичной серьезностью поинтересовался щенок, у которого белые пятна красовались не только на животе, но и на груди, и на плечах, и который, видимо, являлся в троице заводилой. По разному окрасу можно было предположить, что эти щенки из разных семей. – Поторопитесь, Горач Зубастый уже возвращается. Работы много и ждать замешкавшихся наша стая не будет.

Остальные согласно закивали, явно копируя манеру поведения своих родителей и стараясь выглядеть солидно не по возрасту. Но тут их спугнула Фурия. Громадная по сравнению с щенками голова дикоши плавно и бесшумно высунулась из кустов рядом и фыркнула крайнему в ухо. С испуганным визгом вся троица тут же сорвалась с места и унеслась к пристани.

– Ты поаккуратнее, – посоветовал Ранилак, продолжая улыбаться, как ни в чем не бывало, но это было лишь маской, я видел, как он напрягся. – Тут к детенышам крайне деликатный подход. Лучший способ испортить отношение с гхэллами – обидеть их отпрысков. Однако, мешкать действительно не стоит. Раз щенята уже здесь, значит, их папаша недалеко. Это обычная практика. Игроки на острове сдают сырье сборщику, чтобы освободить руки и продолжить добычу, а щенки ради экономии времени помогают родителям перенести груз с «крыла» к глинникам.

– Ты прав, вижу парус, – кивнул я, бросив взгляд вдаль, где на сероватом облачном слое между островами проступило крошечное, с булавочную головку, беловатое пятнышко, словно капля сильно разбавленного водой молока.

– А хорошее у тебя зрение, Зуб, я вот пока ничегошеньки не вижу, – с легкой завистью вздохнул Ранилак.

Или цветовосприятие другое, подумал я про себя. Даром что ли мы из разных людских ветвей… А может, на зрение как-то влияет сочетание полученных навыков, например, «Теневой взор» проявляется не только в темноте.

Мы двинулись к пристани, на которой трое щенков крутились вокруг линарца, бесцеремонно разглядывая его со всех сторон. И заодно опасливо посматривая в сторону Фурии, которую я предусмотрительно заставил двигаться за своей спиной. Их любопытство разрывалось между двумя новыми объектами. Впрочем, Риста они наверняка уже видели раньше. Получается, они на всякий случай искали у него защиты от моей дикоши, зверя совершенно незнакомого? Забавно.

Линарец на бурную суету щенков вокруг себя не обратил внимания. Коротким резким движением развернул корпус и голову в нашу сторону и снова замер механическим истуканом.

– Привет, Рист, – с деланным дружелюбием начал Ранилак, когда мы, наконец, вступили на настил пристани. – Извини, что путаем тебе планы, но сейчас…

– Очередь принадлежит Ристу, – перебил линарец вибрирующим механическим голосом, в котором не было ничего живого. Словно заговорил робот.

– Ты ошибаешься, – с вежливой улыбкой продолжил маг, дав мне знак не вмешиваться. – Горач уже переправляет нашу группу прямо сейчас. Этот рейс для нас двоих и питомца. Но, если не возражаешь против компании, то и для тебя найдется место.

– Очередь принадлежит Ристу! Рист не любит попутчиков! – Хвост линарца гибкой пружинящей змеей взметнулся над плечом и поблескивающим металлом острием, словно пальцем, ткнул сперва в мага, затем в меня. – Вы Ристу не нужны.

– Ты, кажется, не понял…

– Кого из вас Рист должен убить, чтобы прекратить этот разговор?

Однако… Серьезное заявление. Но я промолчал, предоставив разруливать ситуацию Ранилаку. Он лучше знает, как и этого типа, так и местные «культурные» особенности.

– Здесь щенки, приятель, – Ранилак демонстративно перехватил жезл поудобнее. Маг оказался не робкого десятка, хотя сам только что расписывал возможности линарца и его характер. – Предлагаю обойтись без боевых действий.

– Тем более, что остров большой и заданий на всех хватит, – пришлось встать рядом с Ранилаком и дать понять, что в стороне не останусь. А Фурия под прикрытием зарослей по широкой дуге бесшумно двинулась в обход, чтобы зайти к линарцу в тыл. На всякий случай. Но по чату я постарался остудить мага:

«Ранилак, зачем лезть на рожон? Пусть летит. Подождем следующего рейса. На кону серьезное дело и час времени ничего не решит. Сам только что говорил, что ссориться с ним не стоит, а драка нам может навредить».

«Ты прав. Извини. Но этот синтет уже у всех в печенках сидит и будет лучше, если он останется позади… Я еще не все о нем рассказал».

– Не хватит, – прогудел линарец, поблескивая черными фасетками глаз. – Заданий на всех не хватит. Череп Властелина – не для слабаков. Как только кто-то из вас умрет, остальным понадобится помощь Риста. И Рист должен быть рядом.

– Ты повторяешься, Рист, – вздохнул маг. – В прошлый раз ты тоже надеялся, что мы не справимся, но твои услуги так и не понадобились. Только нервы нам попортил…

– Рист терпеливый. Рист всегда терпеливый, когда кто-то перехватывает его задания.

– Задания не твои, Рист, – с безнадежным видом пожал плечами маг, видимо, такие споры уже случались здесь неоднократно. – Они общие. Кто успел, тот и съел.

Разговор хоть и выходил несколько напряженным, но ничего не предвещало беды и, признаюсь, я на какую-то секунду утратил бдительность. Как-то не верилось, что нападение может произойти в мирной зоне без серьезных на то оснований. Но линарец вдруг развернулся туго сжатой пружиной. И если в спокойной стойке его рост не превышал моего, то распрямившись в боевой, он стал просто громадным, не меньше двух с половиной метров. Тут же последовали два быстрых как укус змеи движения левой нижней руки… Первый выстрел достался Ранилаку и он едва успел отбить ядовитый заряд жезлом, проявив чудеса ловкости. Второй шарик с ядом, размером с ноготь большого пальца, полетел в меня. Мгновенно активированное «Теневое преимущество» позволило уклониться и шарик пролетел мимо…

И на этом драка неожиданно закончилась. Словно Рист, проверив наши способности, вдруг потерял к нам интерес. Заметив, что линарец отступил на шаг и сменил боевую стойку на нейтральную, опустив руки и сгорбившись до прежнего размера, я едва успел остановить атаку Фурии, собравшуюся прыгнуть ему на спину.

– Очередь принадлежит Ристу, – прогудел линарец, отворачиваясь с равнодушным видом.

– Он убил Пятнышко! – вдруг завизжал один из щенков за моей спиной. – Совсем убил!

Мы с Ранилаком моментально обернулись. И встревоженно переглянулись, обнаружив распростертого на траве пятнистого щенка. Скорчившись, тот словно уменьшился в размерах, став совсем маленьким, беззащитным, жалким. Один из его то ли братьев, то ли приятелей суетился рядом, дергая то за руку, то за ногу, но толку от этого не было никакого. Щенок не реагировал, его глаза застыли неподвижно. Третий щенок куда-то подевался: наверное, убежал на хутор за помощью взрослых.

– Ты ошибся, малый, это действует недолго, он скоро очнется, – сочувствующим тоном попытался успокоить его Ранилак, но видно было, что маг растерян.

– Пятнышко не дышит! – пронзительно завопил щенок, сжав кулаки и яростно уставившись на мага. – Он мертв! Вы его убили!

И щенок стремглав понесся в сторону хутора вслед за своим приятелем, оставив нас с мохнатым телом несчастного, которой напоролся на предназначавшийся мне заряд линарца. Ловкая подстава, ничего не скажешь. Ювелирный расчет.

Я присел возле Пятнышка и попытался нащупать пульс на горле. Сделать это сквозь шерсть оказалось непросто, и не факт, что искал в нужном месте, все-таки физиология у гхэллов другая. Пришлось наклониться и приложить ухо к груди в надежде услышать сердцебиение. После чего я выпрямился, чувствуя, как на лбу выступает испарина, и открыл чат, так как ответ не предназначался для чужих ушей:

«Он прав, Ранилак. Похоже, нам не стоило затевать свару. Из-за нас пострадал детеныш. Какого черта… Ты же говорил, что яд линарца лишь парализует?!»

«Я сам ничего не понимаю, с таким еще не сталкивался. Наверное, раз он еще не инициирован, то и сопротивления никакого нет… Не представляю, что теперь будет. Вот же попали… Детоубийцам на островах не выжить, а мы в этом принимали участие, а значит, косвенно виноваты… Я прикончу этого линарца!»

«Не горячись, есть идея».

Торопливо раскрыв подсумок, я отыскал «фиал реанимации души», который болтался там все эти дни без всякой пользы. Изготовленный на алтаре еще до того, как я оказался на Архипелаге, с его третьим рангом, он был слишком мал для этой локации, и не срабатывал при попытке реанимации рейдовых бойцов. Но щенок вообще никаких уровней не имел, возможно, что-то и получится. По крайней мере стоило хотя бы попытаться исправить положение, пока местные без лишних разговоров не скинули нас в Бездну раньше, чем мы сумеем объяснить случившееся. Тем самым запоров все наши далеко идущие планы из-за несчастного случая.

«Ранилак, присмотри за линарцем, чтобы еще чего-нибудь-то не выкинул».

«Он уже свалил. Исчез сразу после вопля о смерти, хитрая тварь…».

«К черту линарца. Теперь тихо, не мешай!»

Кристалл фиала лег на грудь щенка и я постарался выбросить все лишние мысли из головы, очистить сознание, как при медитации. Вышло на удивление легко, все-таки прежний опыт имеет значение. Окружающие звуки притихли, а мир словно отдалился, позволив сосредоточиться целиком на предстоящей задаче.

Активировать «фиал реанимации души»?

Получилось! Так, спокойно, осечки нам ни к чему…

Сквозь граненые дымчатые поверхности кристалла пробилось неяркое свечение. Процесс напоминал жертвенное воскрешение, но все же был гораздо проще, быстрее. Как только я убрал от кристалла пальцы, он засиял ярче и сам приподнялся над «пациентом», утвердившись в воздухе вертикально. Свет потек от кристалла на тело щенка, казалось, впитываясь сквозь шерсть и кожу в плоть, а сам кристалл начал таять, отдавая жизненную силу. Когда он исчез полностью и последняя светящаяся струйка погасла на шерсти, щенок судорожно вздохнул, не открывая глаз.

Изменение характеристики «смекалка»: +1 (13). Бонус: Опыт + 20% от текущего уровня, разум + 4.

Предупреждая об опасности, знак Алана обжег плечо и я поднял голову.

А затем медленно, стараясь не делать резких движений и держа ладони открытыми, поднялся на ноги. Пока длилось спасение Пятнышка, состав зрителей существенно изменился. В двух шагах справа стоял Морлох Железноголовый – крупный гхэлл, облаченный в стальные доспехи с ног до головы. Сквозь прорези глухого шлема меня гневно буравили желтые глаза, правая лапа кузнеца сжимала рукоять упертого острием в землю двуручного меча, а левая латной перчаткой стискивала плечо Ранилака. И судя по исказившей лицо мага гримасе боли и его бледности, хватка была безжалостной. Но маг сносил боль терпеливо, понимая, насколько шатко наше положение. Еще один гхэлл, Горач Зубастый, затянутый в кожаное снаряжение, с двумя длинными кинжалами в лапах, сверлил меня не менее неприязненным взглядом с другой стороны, а за его спиной виднелось пришвартованное к пристани «крыло». Зубы у этого гхэлла и в самом деле были выдающимися, вполне под стать имени – такой пастью можно запросто перекусить тонкую человеческую шею…

– Отойди от моего щенка, человек! – глухо прорычал в забрало шлема Железноголовый.

Я и сам на всякий случай собирался увеличить дистанцию между собой и кузнецом, так что послушно отшагнул назад, прикидывая возможности гхэлла, если он все-таки под влиянием ослепляющей ярости ринется в драку без дальнейших рассуждений. Не собираюсь позволять себя убивать на основании ложно сложившихся впечатлений. А именно так это и произошло. Ухудшение отношений можно пережить и реабилитироваться впоследствии, особенно если действовать через Хорку, с его силой убеждения и с его беспристрастностью, как судьи, а вот вернуть сейв куда сложнее. Не говоря уже о фатальной потере времени и срыве важнейших квестов. Этого не будет.

– Нашей вины в случившемся нет, Морлох, – по возможности ровным тоном заговорил я, хотя и самого распирала злость на так некстати случившееся разборки. – Отпусти мага, к несчастному случаю он не имеет ни малейшего отношения.

– Вы, чужаки, приходите, когда вас не ждут, – зарычал кузнец, продолжая стискивать плечо Ранилака с такой силой, что из-под когтей уже начала проступать кровь. – Приходите и устраиваете свару там, где не следует, вмешиваетесь в нашу жизнь. А страдаем мы!

– Твой щенок жив, – с нажимом повторил я, заостряя внимание гхэлла на немаловажном обстоятельстве. – Предлагаю обсудить дело мирно. Пятнышко пострадал не от наших рук. Напротив, я его спас.

– Он инициирован раньше времени, не так, как положено!

– Но он жив. Разве не это главное?

– Нет, человек, главное отнюдь не это! С такой инициацией я еще не сталкивался, мне придется везти Пятнышко к Хранителю, чтобы определить его судьбу! И если ни Йеноху, ни Горэл не примут его, мой щенок станет изгоем на островах!

Бывают ситуации, когда попытка проявить вежливость воспринимается как слабость и эта ситуация оказалась как раз из таких. А потому больше я не стал сдерживать собственного раздражения, вызванного несправедливым обвинением.

– Да приди в себя, гхэлл! – рявкнул я, на всякий случай приготовившись врезать «Плетью боли». – Если бы кто-то сумел оживить моего друга или родственника, то именно это стало бы для меня главным! Жизнь, а не правила приличия и ваши обычаи! Жизнь, Алан тебя дери! Пока ты жив, можно исправить все и лишь утрата последнего сейва ставит окончательную точку в свершившемся. И то не всегда! Так что не сваливай вину на меня, свару начал Рист, это ему, а не мне было наплевать, где он ее затевает! Мы с Ранилаком на неприятности не напрашивались и мирно ждали своей очереди для переправы! Так может с Риста и спросишь за это безобразие?

Повисло тяжелое молчание. Прокаченная харизма наверняка способна смягчить любую ложь, но правда под ее влиянием убийственно убедительна, а я сейчас говорил чистую правду.

– Он прав, – нехотя признал Горач Зубастый, с каким-то смущенным видом пряча кинжалы в ножны. – Щенок жив, а значит, кто бы не начал свару, проблема исчерпана. И инициация – это наша забота, а не людей. Разберемся сами, Морлох. Забери Пятнышко, а я отвезу этих двоих на остров. Обязательства есть обязательства.

Подкрепленные ворчанием союзника аргументы все-таки достигли сознания Морлоха сквозь пелену гнева. Кузнец отчетливо скрипнул зубами под забралом шлема и наконец отпустил мага. Затем тяжело шагнул ближе к Пятнышку, все еще распростертому на траве без сознания, наклонился и подхватил его свободной рукой за одежку на спине. Тот обвис, словно тряпка. Больше не говоря ни слова, сердитый гхэлл развернулся к нам спиной и потопал в сторону селения.

– Стой, Морлох! – осуждающе скаля зубы, окликнул его в спину Горач. – Щенок твой, а чужак потратил ценный расходник на его воскрешение. Ради справедливости…

Кузнец тяжеловесно обернулся и хмуро обронил:

– Следуй за мной, чужак. Не понимаю, что ты с таким уровнем собираешься делать на Черепе Властелина, но где выбирать смерть – это твое личное дело. Я лишь могу в качестве жеста доброй воли немного повысить тебе шансы к выживанию.

http://tl.rulate.ru/book/17119/360257

Переводчики: zuboskal

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)
Сказали спасибо 26 пользователей

Обсуждение:

Еще никто не написал комментариев...
Чтоб оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь
Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим