Готовый перевод Вселенная ИКС / Вселенная ИКС: Глава 4. Шаг в неизвестность

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Всего шаг в неизвестность и мир распахнулся навстречу.

И это, черт побери, не образное выражение. Сразу за зеркалом портала нога провалилась в пустоту, в лицо дохнуло свежестью и прохладой, а в ушах засвистел ветер...

Я падал на облака с многих сотен метров. Из груди вырвался злой и отчаянный вопль такой силы, что ему позавидовал бы коренной индеец, вышедший на тропу войны – слишком уж неожиданно все случилось.

А фейри, чувствуя мою панику, вторила мне пронзительным писком.

Несмотря на вопли, после десятка судорожных телодвижений как-то все же удалось принять горизонтальное положение, расставить руки и ноги пошире, чтобы увеличить площадь сопротивления воздушному потоку и обрести хоть какую-то устойчивость вместо суматошного вращения, когда небо и земля с тошнотворной методичностью каждую секунду меняются местами.

Земля?!!

Взгляд зарыскал по плотному облачному покрову, накрывшему весь мир внизу от горизонта до горизонта. Точно! Вон что-то темнеет среди серо-белых массивов! Что-то крупное и вроде уже просматривается какая-то растительность, тянет мне навстречу ветки из туманных испарений…

Я снова зло матюгнулся. Никакие способности мне в такой ситуации не помогут, кроме «Абсолюта». Но для приземления нужна твердь! А эта суша явно пронесется мимо, причем на приличном отдалении! А что под этими облаками – понятия не имею, но вряд ли там ждет мягкая перина. Не везет что-то с экстримом в последнее время, никак не предполагал настолько скорого возвращения в Колыбель цитадели!

– Босс, есть идея! – закричала мне в ухо Кроха. – Босс? Слышишь меня?

Завороженный созерцанием летящей навстречу погибели, я не заметил как фейри выбралась из мешка. И теперь отчаянно за этот мешок цеплялась обеими ручонками, сопротивляясь бешеному потоку воздуха, который полоскал ее тельце, как собака Баскервилей тряпку. Увидев эту картинку, я инстинктивно попытался схватить Кроху и запихнуть в мешок обратно, словно это как-то могло ее спасти, но она ловко прошмыгнула между пальцев. Так, без паники! Мешок для нее – это западня, ее спасут крылья, поэтому сейчас нужно думать только о себе.

– Не цапай меня! – возмутилась Кроха. – И вообще, используй «Теневой прокол»!

– Нет цели!

– Я! Я буду целью! – закричала Кроха. – Я умею летать, забыл, что ли?! Когда будем рядом с землей, рвану в ее сторону, и ты ударишь меня «Плетью боли»! Да не спорь, это лучше, чем умереть! Я потерплю, правда, соглашайся, это единственный шанс!

Пререкаться было некогда, все и так решали секунды. План Крохи был понятен – она переместится к земле, я помечу ее «Меткой еретика», прыгну к ней, а затем использую «Абсолют». На этот раз все нужно рассчитать предельно четко и врубить защиту не рано и не поздно. Если Кроха стартует раньше времени, ее просто унесет воздухом – с такой массой тела она по сравнению со мной пушинка. А если раньше времени врублю «Абсолют», то снова разобьюсь как в цитадели. Нужно выждать до последнего…

Сумасшедший план, продиктованный отчаянными обстоятельствами, но другого нет! Черт, «Плеть боли» может убить Кроху. Ее жизнь хоть и подросла, но и умение от Алана Темного теперь бьет весьма чувствительно, не только парализуя, но и вырывая значительный кусок жизни…

– Пора! – крикнула Кроха и сорвалась с насеста.

Золотистое тельце будто выстрелило в сторону утонувшего в облаках острова, оставляя светящийся янтарный росчерк.

«Бей! – донеслось уже по чату. – Я над землей!»

Чувствуя себя последней сволочью, я прожал «Плеть боли»…

Абилка мигнула, но ничего не произошло.

«Духовная связь»: воздействие «Плети боли» нейтрализовано. Невозможно использовать наносящие урон способности по родственному объекту.

Сообщение системы выжало нервный смешок. Вот так и рушатся наспех придуманные планы.

– Кроха, спасайся! Я тебя найду! В следующей жизни!

– Босс, я тебя не брошу! Слева!!!

Наполненный ужасом пронзительный писк фейри заставил резко, до хруста шейных позвонков, повернуть голову. Суматошная болтанка в воздухе и лихорадочная попытка придумать план спасения лишили нас всякой бдительности и враг сумел подобраться очень близко на расстояние полета стрелы. Почему враг? Да любой моб, который собирается тебя сожрать – это враг.

Напоминающая тощего дракона крылатая серо-зеленая тварь без опознавательных знаков системы вынырнула из облаков снизу, мощно работая широченными кожистыми крыльями. И уже распахнула зубастую пасть, без ложной скромности собираясь проглотить меня целиком. Наверняка засекла жертву с самого момента выпадения из портала и теперь торопилась не упустить дармовой завтрак.

Новый план созрел в долю секунды. «Душелов» применять нельзя, лишенная маневренности надолго тварь просто рухнет в облака, повторив мою участь. И «Плеть боли» тоже не годится…

А потом думать стало некогда, я врубил «Теневое преимущество», и замер в ожидании нужного момента.

Совершенно жуткое ощущение – когда прямо на твоем теле как в замедленной съемке смыкаются громадные зубастые челюсти, способные легко перекусить пополам. Но это было необходимо, чтобы войти с монстром в непосредственный контакт и нервы пришлось сжать в кулак.

«Копье ветра» голубой вспышкой вонзилось в глотку виверны или как там эту зверюгу звать. Сработало! А значит уровень твари оказался не намного больше моего и не пришлось пускать в ход тяжелую артиллерию. Тварь оцепенела, так и не сомкнув челюсти до конца. С треском рвущихся доспехов я вывернулся из клыков и, цепляясь за шершавые, как напильник, костяные выступы на чешуйчатой морде, в три приема забрался гадине на башку. Виверна пронзительно заревела от ярости, приходя в себя. Покрепче обхватив ногами толстую шею и не обращая внимания на впившиеся в плоть до крови костяные шипы, которые усеивали ее шкуру (боль – мой друг), я выхватил Пламень и вонзил лезвие в шею монстру. Удар не получился бы смертельным, как бы я не старался, и даже не повредил здоровье монстру всерьез, но этого и не требовалось. Надавив на меч как на рычаг для управления, я своего добился – зверь заревел от боли, заработал крыльями и повернул башку в нужную сторону, соответственно, изменив направления полета.

Если бы ничего не получилось, то на этом мое приключение пришло бы к логическому концу. Слава Алану, везение еще не покинуло меня полностью.

Остров внизу надвигался очень быстро, и вскоре наступил момент, когда виверна стала не нужна. Более того, с такой скоростью, с какой она неслась, я мог пролететь мимо тверди, а прикончить за столько короткое время ее невозможно – тварь слишком крупная и запас жизненной силы у нее велик. К тому же если сообразит и крутанется вокруг оси, то я не удержусь на ее спине. Но оставлять дееспособного врага позади тоже небезопасно.

Я вскочил мобу на могучую шею, сбежал на шипастую спину, разогнался по ней как по взлетной площадке и ласточкой сиганул как можно дальше. Не забыв напоследок приласкать врага «Плетью боли». Воздушная стихия снова приняла в свои прохладные объятия. Несколько секунд виверна кувыркалась рядом метрах в тридцати, мельтеша всеми конечностями. Потом очухалась, широко распахнула крылья, резво развернулась и устремилась ко мне, продемонстрировав отличную аэродинамику и неослабевающий гастрономический интерес. Жадно сверкнули глубоко утопленные глаза в бугристом черепе. Я этого ждал, так что прицелился заранее. «Душелов» добивал за пятьдесят метров и призрачный кинжал с абсолютной точностью вонзился твари промеж глаз. Ревущая от обиды и окончательно дезориентированная виверна пронеслась мимо, кувыркаясь и тая в устремившихся навстречу туманных струях.

Мне было уже не до нее. Кроха давно потерялась где-то в воздушных потоках. Я ее чувствовал, и знал, что с ней все в порядке, поэтому пора приступить к завершающей фазе сумасшедшего падения.

Поток воздуха бил в лицо, заставляя щуриться до рези в глазах, но нельзя ни отвернуться, ни сомкнуть веки. Я отсчитывал секунды, глядя на приближающуюся землю. Не могу утверждать, что нервы у меня действительно крепкие, но не сплоховал и «Абсолют» запустил вовремя. Совершенно круглый прозрачный шар возник вокруг меня, мгновенно отрезав шум и напор ветра. Секунда благословенной абсолютной тишины и мы, беззвучно проломив пышную темно-зеленую крону местного дерева, врезались в твердь. Следующего эффекта я не ожидал, так как в прошлый раз «Абсолюта» не хватило и он исчез в момент столкновения с гранитным полом цитадели. Удара я не почувствовал, как и обещало описание способности – весь входящий урон просто превратился в краткую вспышку и радужные разводы, разрисовавшие поверхность щита. Затем шар отскочил как мяч, пролетел с десяток метров, ударился еще раз, взлетел… и исчез. Время «Абсолюта» вышло.

И я обнаружил, что снова лечу в пропасть за край тверди.

Даже испугаться не успел – что-то хлестнуло по ногам и груди, руки машинально вцепились в какие-то узловатые и твердые веревки. Несколько секунд я просто качался над пропастью как на качелях, переводя дух и осматриваясь. Видимо, это что-то вроде корневой системы острова – когда-то видел нечто подобное на картинках в своем далеком прошлом. Корни, где толщиной с палец, а где и с мою руку, многометровыми извивающимися хлыстами усеивали отвесный срез края острова, словно шерсть на шкуре гигантского мамонта. И взбираться до этого края было всего несколько метров.

Облегченно чертыхаясь и дико радуясь, что уцелел, полез вверх.

Вот уже и край. Протянув руку, я вцепился в свисающий с обрыва очередной корень, но неожиданно он хрустнул в пальцах и развалился надвое…

Я даже испугаться не успел, что упаду в бездну, как черная мохнатая рука метнулась сверху и с недюжинной силой перехватила мою кисть. С горловым рычанием спаситель рывком вытащил меня наверх и поставил на ноги, причем проделал это с такой легкостью, словно я весил не больше котенка.

И оказалось, что незнакомец тут не один, их трое.

Все в черно-серых кожаных доспехах, на поясах короткие клинки. И двое их них, судя по звериным головам и по специфическому строению тел, не были людьми, скорее – собаки-переростки, научившиеся ходить на задних лапах. Ни перчаток, ни обуви они не носили, демонстрируя четырехпалые, заросшие черной шерстью конечности, штанины заканчивались на мохнатых голенях. Так и просилось на язык подходящее словечко – гноллы. Смотрели они на меня как-то недружелюбно. А вот третий, стоявший позади мохнатой парочки, по телосложению определенно смахивал на человека. Но сказать точнее было сложно – его лицо полностью закрывала кожаная маска с узкими прорезями для глаз, а голову венчала черная шляпа с широкими полями и белой шелковой ленточкой вдоль тульи. Прямо Зорро собственной персоной. Мирными путешественниками, которые пришли на помощь в трудную минуту, этих троих язык не поворачивался назвать. Но приличия нужно соблюдать.

– Благодарю, парни, – осторожно начал я. – Вы спасли мне жизнь…

– Мы спасли твое имущество! – визгливым взлаивающим голосом ответил мой «спаситель» и, выхватив кривые клинки, попытался всадить их мне в грудь.

Хотя и ошеломленный «тёплым» приемом, я подсознательно ожидал чего-то подобного и успел уклониться. В следующий момент в руках вспыхнул Пламень, отражая новый выпад. Троица грабителей шустро окружила меня, прижав к обрыву, чтобы не дать возможности сбежать. На их месте я бы поостерегся так делать. Интересно, почему они так уверены, что я снова не прыгну в пропасть из облаков, чтобы лишить их добычи? У меня же на лбу не написано, что я страшно не хочу этого делать?

Звонко скрестилась сталь, звуки боя далеко разнеслись в тишине острова. Длина моего меча для них оказалась неприятным сюрпризом и заставила увеличить дистанцию, но они были чертовски подвижны, я едва успевал парировать и уклоняться. Черт, все-таки их многовато. Непрерывно рыча и наседая, они заставляли меня постоянно отражать удары мечом, не позволяя самому применить что-нибудь посущественнее. К тому же «Душелов» и «Плеть боли» пока в откате.

Улучив момент, я припал на колено, уходя от удара справа, отнял левую ладонь от рукояти меча и влепил «Копьем пламени» в кожаный нагрудник типу слева. Языки пламени заплясали, растекаясь по доспеху, повалил дым и запахло паленой шерстью. Гнолл отскочил, рыча от ярости и боли. На несколько секунд сократив число противников, я постарался не упустить момент и нарастить преимущество. Резкий выпад из низкой позиции достиг цели. Лезвие перечеркнуло ничем не защищенную мохнатую голень следующего противника, а «Обжигающая вспышка» усилила удар и рассадила врагу плоть до костей, заставив его упасть. Магия теперь реально рулила.

Заняться гноллом вплотную не позволил третий грабитель.

«Зорро» до этого момента в схватке не участвовал, он просто стоял в кольце, пресекая возможность прорыва и предоставив сражаться своим мохнатым друзьям. Но когда они спасовали, вмешался мгновенно. И сразу стало ясно, что основной игрок здесь именно он, а его приятели просто пешки, мясо для битья. Неуловимое движение рукой, быстрый и ядовитый как укус кобры бросок. Я почти уклонился...

Сила удара отбросила на спину – лезвие ножа пробило левое плечо сквозь доспех, погрузившись по рукоять и быстро распространяя онемение вокруг раны. Рывком поднялся на колени, поднимая меч правой рукой. И тут же получил следующим метательным ножом в живот, навесившим такой же парализующий дот. Внутренности сковало ледяным комком. Дыхание прервалось, в глазах от нестерпимой боли заплясали багровые чертенята. Фрейм здоровья просел на треть. Где же фейри…

Но шутки кончились, они меня здорово взбесили. Больше нельзя выжидать, когда откатится «Душелов». Выдернув из ран и отбросив оба ножа, выхватываю из подсумка крис, швыряю его под ноги. Коротко и ярко вспыхивает земля в месте попадания, клановое «Знамя защиты» мгновенно растекается в стороны, подсвечивая двадцатиметровый участок и усиливая на 30 секунд мою защиту на 15%.

Как же хорошо, что мне не удалось опробовать «Теневой прокол» на Крохе!

Грабитель-человек слишком ловок, чтобы прикончить его одним ударом, поэтому выбираю гнолла с подрезанными лапами – тот как раз пытается подняться и уже встал на четвереньки. Откатившаяся «Плеть боли» вытягивает его тело болезненной дугой, гнолл откидывает голову, крайне удобно подставив горло для удара. Прыжок – словно прохладное дуновение смерти. Почти все навыки в откате и накопленные для «Ледяного шквала» очки атаки приходятся в самый раз. Фонтан крови упругой струей вырывается на пару метров – клинок вспорол горло и перерубил позвоночник, хотя и не снес башку гноллу, как я рассчитывал. Убийство врага запускает клановую «Жажду крови», вешая исцеляющий дот на 10 секунд, и я чувствую живительную силу, растекающуюся по венам и изгоняющую оцепенение и боль из ран.

Стремительно оборачиваюсь, рассекая воздух мечом и оставляя за ним в воздухе светящийся шлейф.

И обнаруживаю, что враги исчезли. Какого черта!

Выпрямившись, быстро оглядываюсь по сторонам, и замечаю что-то вроде летающей лодки, которая рассекает воздушные течения метрах в десяти от края острова. Вертикально и горизонтально расположенные по бокам паруса наполнены ветром, толкая суденышко вперед. Сухо хлопает выстрел, но целью являюсь уже не я. Гарпун вонзается в тело мертвеца, и рывком утягивает его в сторону судна. После чего кораблик быстро растворяется в плавающей вокруг острова туманной дымке.

Оставили без трофеев, задницы. Даже метательные ножи успели подобрать. Ловко, ничего не скажешь. Ладно, хотя бы сам остался жив. Что это было вообще? Почему сбежали? Преимущество было на их стороне. У меня ведь даже до «Душелова» дело не дошло, пустил в ход обычные способности. Так чего испугались?

– А он умеет держать удар.

– Ты проспорил. И будешь должен.

– Знаю.

Ярость еще плескалась в крови кипящим адреналином, и я повернулся, чтобы ударить, а уже потом разбираться, кто там еще пожаловал по мою душу. Прервал выпад в последний момент, поняв, что эти двое мне не угрожают.

Так вот оно что, враги решили, что численное преимущество не на их стороне, потому и ретировались.

Нелюди. Опять нелюди. Представители моей расы страшно редки в этой проклятой вселенной и так досадно, что первый же встреченный мной человек оказался врагом. Хотя, человек ли тот тип – это еще надо проверить.

Они стояли в двадцати шагах с таким видом, словно смотрели представление с самого начала, предварительно заплатив за билеты. Никакого опасения. Никакой угрозы. Просто зрители. Человек-ящер и девушка… Вот, нужное слово наконец попалось на язык – дриада. Любая манекенщица с подиума удавилась бы от зависти при виде ее фигуры. Стройная и тонкая, как юное деревце. И при этом ей явно не приходилось голодать до позеленения, чтобы добиться такого эффекта – всего лишь расовая особенность и нежно-салатовый цвет кожи. Талия – как горлышко кувшина, руки – тростинки, одеяние – курточка и бриджи, словно скроены из темно-зеленой листвы, да так, скорее всего, и есть. Живописно обрамляющие голову и спадающие на плечи волосы, словно тонкие веточки ивы с вплетенными в пряди серебристыми листочками. И лук, который девушка держала в тонких, как соломинки, пальцах, тоже был такой же ажурный и изящный, как она сама. Но игрушкой совсем не казался. О чем говорил и выглядывавший из-за бедра колчан, набитый стрелами. И внимательный, оценивающий взгляд ее зеленых, как у моей Фурии, глаз тоже предупреждал, что с этой дамой шутки плохи.

«Парень» физически выглядел солиднее. Тоже стройный и худощавый, но крупнее девушки раза в три, хотя и не выше ее ростом. Физиономия, покрытая мелкими рыбьими чешуйками и обладающая характерными чертами ящера, не позволила бы ему сойти за мужского представителя дриад, хотя челюсти выдавались вперед не больше, чем у человека. Плотно облегающие тело и конечности доспехи чужака смотрелись не менее причудливо, чем лиственный прикид у дриады. Панцирь, поножи и наручи были словно склеены из искусно вырезанных кусочков от разных ракушек, образуя пеструю мозаику, причем все подогнано так тщательно, что не видно швов. Вооружен этот тип был странного вида полутораметровым копьем, выглядящим, как поделка из кости. Заметное шарообразное утолщение посередине «древка», сразу за хватом для руки, видимо, служило своеобразным эфесом, а широкий и длинный листовидный наконечник переливался перламутром, словно внутренняя поверхность морской раковины.

Не успел я их толком рассмотреть, как появилось новое действующее лицо.

– Жалкое отребье! Это просто немыслимо – позволить вот так запросто ограбить себя каким-то ничтожным пиратам! Какой смысл давать вам задания, если вы не в состоянии их выполнить?

В край острова с тугим звуком якорем вонзился полутораметровый стальной гарпун, тянущий за собой трос – к острову причалило еще одно судно, втрое крупнее пиратского. Тоже с горизонтальными и вертикальными парусами, но за собой его тащила буро-зеленая виверна вроде той, с которой я схлестнулся в самом начале, только размером меньше раза в четыре, и не такая опасная на первый взгляд. Наверное, специально одомашненный вид. Свобода крылатой твари была ограничена двадцатиметровой длиной прочного каната, который тянулся от ее шеи к металлическому кольцу на носу кораблика.

Блин, не остров, а какой-то проходной двор.

Не торопясь сходить на берег, с борта судна разорялся еще один гнолл, весьма паскудной наружности. Потрясая кулаками, разевая узкую зубастую пасть и брызгая слюной, этот тип в замызганной кожаной жилетке неопределенного цвета и таких же обшарпанных шортах изрыгал проклятия и стонал по упущенной прибыли. Пока его с невозмутимым видом не заткнула дриада:

– А с чего ты взял, что нас ограбили, Хондрик?

– Что? А? – острые кончики ушей гнолла потешно задергались, выдавая краткую растерянность. – Я видел пиратов, Тамина! И видел, как они отчалили прямо отсюда! Вы же не хотите сказать, что…

– Да. Нас никто не грабил. – Дриада с вполне земным именем Тамина плавным движением руки указала в мою сторону. – Вот этот новичок задал пиратам жару. Им пришлось уносить ноги.

– Ах, какая жа… – Бросив на меня быстрый неприязненный взгляд, гнолл запнулся и живо поправился: – Ну, это другое дело! Значит, я смогу сегодня выполнить план поставок. Так чего тогда ждете?! Мое время дорого! Пошевеливайтесь!

– Мы тебя давно знаем, Хондрик, – со спокойной иронией обронил рептилоид, многозначительно поигрывая копьем. Его отливающие синевой глаза с вертикальным зрачком взирали на торговца с безмятежностью океана. – Пока не сойдешь на берег, ничего не получишь.

– Откуда такое недоверие, Зик! – Гнолл укоризненно покачал собачьей башкой, нервным быстрым движением облизнул длинным языком острые зубы, а затем, сдавшись обстоятельствам, проскочил по мачте горизонтального паруса на берег. Здесь он подхватил небольшие дорожные мешки, которые ему вручил Зик, закинул на борт лодки и совершил какую-то таинственную манипуляцию сперва с рукой рептилоида, а потом с тонкой лапкой дриады. После чего его внимание переключилось на меня.

– Что-то я не видел тебя здесь раньше, чужак.

Я уже сообразил, что этот гнолл по всей видимости является торговцем, а с торговцами лучше сразу налаживать хорошие отношения.

– Вполне объяснимо, уважаемый Хондрик. Я здесь недавно и…

– И сумки у тебя плохонькие, чужак, – бесцеремонно перебил гнолл, с жадным любопытством осматривая мое снаряжение, и даже обнюхивая – впрочем, опасливо держась на дистанции. Трусоватый и хамоватый тип и рыло у него явно в пушку, какие-то темные делишки у него с пиратами. И откуда я появился, его явно не интересовало. – Одно название, а не сумки. Что хорошего можно в таких носить? Непорядок. Впрочем, ценность вещи не всегда определяется ее размером. Может, у тебя как раз имеется что-нибудь ценное для меня?

– Что-то хочешь купить? – дипломатично уточнил я.

– Я о тебе, бесхвостый, беспокоюсь, – Хондрик презрительно искривил пасть, наморщив черный пятачок носа, выглядывавший из свалявшейся шерсти. – Без первого взноса работы не получишь, без работы не будет стимулов и защиты, а без того и другого ты долго на островах не протянешь, быстро сдуешься. Два-три дня, ну пять от силы, и нет тебя. Не пираты, так острова доконают, или заберет Белая мгла, души высосет и обратно ни капли жизни не отдаст. Какой у тебя уровень, бесхвостый? Класс, специализация? Что умеешь руками делать? Пока не пропишешься в системе, и не понять, что ты собой представляешь. Может, ты совсем бесполезный и я зря на тебя трачу время?

– Не ведись, – донесся сзади едва слышный шепот дриады. – Этот проныра просто выколачивает мзду, но тебе это никак не поможет, даже если отдашь все, что есть. Хондрик – мелкая сошка и в поселке отвечает только за перевозки.

– Благодарю за информацию. Я всегда рад новым знакомствам, Хондрик. А меня зовут Зуб. Думаю, мы теперь часто будем видеться, судя по тому, что я успел увидеть и понять...

– Бесполезен, как кошачья моча, – буркнул Хондрик, вдруг теряя ко мне интерес и отворачиваясь. Выдернув из земли гарпун и закинув его на борт, гнолл в два ловких прыжка вернулся на лодку, заставив ее заметно качнуться под его весом, и дернул за упряжь. Полусонно парящая в воздушных потоках в режиме ожидания виверна встрепенулась и заработала крыльями шустрее. Плавно ускоряясь, лодка устремилась в туманную даль, по длинной дуге огибая остров.

Глядя, как она удаляется, я невольно усмехнулся.

Чем хороши игровые миры – приучают к мысли о видовом многообразии. Если бы я в реале встретил такое существо при походе в супермаркет, челюсть бы отвалилась, да и испугался бы, скорее всего, до предынфарктного состояния, а здесь… Здесь это норма – встретить существо, абсолютно не похожее на все, что видел в прошлой жизни. И отреагировать лишь живым любопытством. Так как с этим существом теперь жить бок о бок и не помешало бы узнать о его привычках и предпочтениях побольше, чтобы ненароком не нажить врага вместо союзника.

Руки все еще немного подрагивали после пережитого и я достал из подсумка трубку, повернувшись к новым знакомым боком уже без опаски. Эти не нападут. Не буду больше экономить на табаке. Пусть заканчивается. Это лучше, чем умереть, не использовав все возможности. К тому же табак наверняка можно найти на острове. Вернее – островах, как обмолвился торговец. Мир ведь недаром называется Небесный Архипелаг. Жутко любопытно, каким образом эти острова держатся в воздухе. И что находится внизу, в этом непроглядном облачном покрове. Не его ли торговец окрестил Белой мглой? Как-то неприятно из его пасти прозвучало о том, что «Белая мгла высосет души». Может, поэтому пираты и не боялись, что я туда сигану? А то очень похоже на окончательную смерть без шанса возрождения. Надо будет хорошенько запомнить, что мне туда ни в коем случае не надо. Да уж, хочется задать целую кучу вопросов, чтобы прояснить новые знания. Какой именно работой они тут занимаются, что было в тех мешках и что такое стимулы? Торговец обмолвился об этом не просто так, выделив слово интонацией. Это не фигура речи, а что-то вполне конкретное. И где, черт побери, находится пункт прописки?

– Мы видели, как ты кувыркался в высоте, – обронил Зик, перехватив мой взгляд, когда я набивал трубку табаком. – Неплохо справился.

– Неплохо справился?

Я начал закипать. Пусть они мне ничего не должны, но я в подобной ситуации наверняка пришел бы на помощь. Ведь получается, что они видели все с самого начала, и все равно остались не причастными зрителями.

– Если бы я не убил этого двуногого пса, то тип в маске…

– Не факт, что ты его убил, – вставила дриада. Губки у нее, хоть и зеленые, обладали изящной формой, но сдается мне, их редко посещала улыбка. Вот и сейчас уголки губ едва заметно дрогнули, лишь обозначая улыбку. – Сам подумай. Сообщение о смерти было?

Манера речи этих двоих, скупая и почти безэмоциональная, все время сбивала с толку, внося в мысли разлад и усиливая ощущение чужеродности этих созданий.

– Нет, – с усилием кивнул я, решив, что злиться на них бессмысленно. Более того – себе дороже. Чужая ментальность, ничего не попишешь. Нельзя относиться к ним, как к людям. Тогда и ожидания не будут срываться. И пока они здесь единственные, кто не настроен ко мне враждебно. И еще: а ведь они все-таки пришли на помощь. Просто драться им не пришлось, пираты ретировались сами. Так что напрасно на них злюсь.

Погоди-ка… А почему тогда сработала «Жажда крови»? Она ведь активируется только в случае смерти врага. Или не только? Очередная загадка. Мне еще многое предстоит выяснить в игровой механике этого мира. Наконец я затянулся, присосавшись к мундштуку трубки:

Наложен эффект «Умиротворение»: носитель ауры воспринимается нейтрально для враждебно настроенных разумных существ в течение 4 часов.

Наложен эффект «Прикосновение божественной силы»: физический и магический урон увеличивается на 5% в течение 4 часов.

Ароматный дымок поплыл в прохладном воздухе заоблачного острова, вытесняя терпкий запах незнакомой зелени и влажной почвы. Совсем другое дело: напряжение ослабло, сознание прояснилось... И стало легче смотреть на фляги на поясах новых знакомцев. Пить хотелось почти нестерпимо, но решил оставаться стойким оловянным солдатиком и не клянчить, чтобы не портить о себе первое впечатление, надеюсь, положительное. Надо было закурить еще в цитадели перед выходом. Экономист хренов. Может, и с торговцем разговор прошел бы иначе.

Судя по безразличным взглядам дриады и рептилоида, трубка не заинтересовала их ни в малейшей степени, поэтому предлагать не стал.

– Все верно, я здесь новичок, – продолжил я разговор. – И как правильно заметил Хондрик, пока не пропишусь на ближайшей точке возрождения, система не заработает, как надо. Я не вижу ни логов, ни ваших имен, ни названия расы, ни… Да ни черта не вижу. Я и так рад тому, что понимаю ваш язык, в прошлый раз было хуже.

Я немного лукавил – некоторые сообщения были, хотя бы взять ауры, но не стал углубляться.

– В прошлый раз? – полюбопытствовала дриада. – А откуда ты, человек?

– Не сейчас, Ина. – Зик останавливающим жестом вскинул ладонь. – Скоро начнет темнеть. А до Рваного Уха еще долго добираться.

– Рваное Ухо? – живо переспросил я. Мне сейчас сгодятся координаты любого населенного пункта, даже если у него такое неприглядное название.

– Поселок, где можно безопасно заночевать, – пояснил Зик. – Хочешь, чтобы мы тебе помогли?

– Не помешало бы. Думаю, что эти пираты поджидали здесь вас, а меня угораздило случайно попасть им на глаза. Так что элементарная благодарность с вашей стороны…

– Смелое заявление, – бесстрастно оборвал меня Зик, – полагаешь, мы не справились бы самостоятельно?

– Понятия не имею, – честно признался я. – Но задачку с пиратами я вам точно упростил.

– Отчасти он прав, – улыбка дриады стала чуть выразительнее. – Отведем его?

– Да, у него есть потенциал, – скупо кивнул Зик. – Давай, следуй за нами. И постарайся делать это молча, скоро стемнеет, а звуки с наступлением вечера далеко разносятся вокруг и привлекают ненужное внимание. Нам же сейчас не до схваток.

После столь многозначительного заявления эта немногословная парочка без дальнейших разговоров растворилась среди деревьев. Была мысль послать их к чертям, остаться и закрепить на местности астральный маяк. У меня все-таки в запасе всего 12 часов, чтобы вернуться, а чертов портал остался где-то в небесах и без «маяка» мне теперь в цитадель не попасть. Но, подумав, решил не спешить. Астральный маяк лишь позволит вернуться в цитадель, а мне важнее настоящая прописка на местной точке возрождения, причем срочно. Это откроет больше возможностей в Небесном Архипелаге. Кроме того, не хотелось делать привязку при посторонних. Цитадель – это мое тайное убежище, а они – чужаки. И не слишком приветливые. Я ничего о них не знаю, так что рановато светить личной инфой, отвечающей за мою безопасность. Но и терять их из виду тоже преждевременно. Других источников информации рядом все равно пока нет, вот и привередничать не буду.

Морщась от саднящей при каждом шаге боли в животе, я двинулся в том же направлении, что и проводники, время от времени с большим трудом выхватывая взглядом их фигуры, мелькающие среди листвы. Нехилая у них маскировка. Причем по максимуму они ее не использовали, иначе я бы их потерял. Дриада, скорее всего, по классу следопыт или охотник, а рептилоид… да фиг его знает. Тикающая клановая хилка неплохо поправила здоровье, но до конца его не восстановила. Раны зарубцевались, но заживать им полностью еще пару часов. Придется потерпеть эти мелкие неудобства. Да где же Кроха? Я же ее отлично чувствую, она явно где-то неподалеку, жива и здорова, судя по фрейму на ее иконке. Но не отзывается ни мысленно, ни в чат. Не ко времени эта загадка.

Не знаю, как местные определяли время суток: облачный слой располагался под нами и на ясном небесном своде уже сейчас вовсю сияли светлячки далеких звезд. И, скорее всего, сияли они так круглые сутки, иначе я ничего не понимаю в астрономии.

К счастью, дорога оказалась не слишком трудной, так что дискомфорт от ран был вполне терпимым. Деревья здесь росли высоченные, с мощными светло-серыми стволами и широкими горизонтальными кронами, укрывающие землю, как темно-зеленые зонтики. Поэтому подлесок был редкий и не путался под ногами. Землю устилал мягкий слой перегноя из веток и опавших листьев, пружинивший при каждом шаге. А кое-где, куда достигал пробивающийся сквозь кроны свет, виднелись подозрительно круглые островки серовато-зеленой травы от двух до трех метров в диаметре, похожие на ведьмины полянки. Там среди травинок сновали светлячки и клубилась темная дымка, намекая на некие загадочные процессы. Думаю, что путь, который прокладывали проводники, не просто так всегда пролегал на значительном отдалении от таких полянок, поэтому решил не проявлять излишнего любопытства. Еще успею выяснить, что это такое. Но сам вид леса мне нравился. Люблю такие места – таинственные и полностью свободные от признаков цивилизации. Здесь и атмосфера всегда особенная, а каждый глоток воздуха, как бальзам, помогает забыть о боли. Даже чувство голода и жажды притупилось. Да и гравитация тут вроде чуток поменьше, чем в Лунной Радуге, потому и шагалось так легко…

И, похоже, именно из-за этой чертовой гравитации или еще из-за каких неизвестных факторов я едва не отправился в пропасть, когда врезался на «Абсолюте» в землю: отскок вышел чересчур сильным.

Примерно через пару часов, когда я уже начал терять терпение и пресытился по горло загадкой с молчанием Крохи – все сильнее хотелось отправиться на ее поиски, – мы вдруг вышли к краю острова с другой стороны. Поджидая меня, проводники замерли возле обрыва. Я приблизился и остановился рядом, окидывая взглядом открывшуюся панораму. Здесь вид оказался поинтереснее, чем там, куда я попал вначале.

От острова, где я находился, уходила густая цепь мохнатых от зарослей островов поменьше, отстоящих друг от друга где на полсотни, а где и метров на двести. Словно зеленые ступени гигантской лестницы, подвешенной над бело-голубой бездной. А вдалеке, вздымаясь над ними всеми, как айсберг над мелкими льдинками, плавала громада совсем уж гигантского острова, куда больше, чем остров моего приземления. С такого ракурса он выглядел как бутерброд – с массивным темным низом, пронизанным тысячами колышущихся в воздушных течениях корней и тонкой из-за большого расстояния прослойкой зелени сверху. Между некоторыми островами я заметил натянутые канаты и цепи, а кое-где даже были перекинуты подвесные мосты. А вот от моего острова к соседнему ничего не вело, лишь зияла клубящаяся туманными испарениями пустота: океан молочной смеси, разлитой нерадивым молочником.

То ли я кино пересмотрел в прошлой жизни, то ли в игры переиграл с подобным антуражем, но чувство дежавю давило на психику с неимоверной силой. Лучше надо чистить память. Лучше, основательнее и тщательнее надо подходить к делу, если уж за это взялись, а то окружающий пейзаж очень сильно напоминает кадры из фильма «Аватар». Впрочем, понимаю проблему. Память – это основа личности и стереть ее сильнее, чем это было сделано, не разрушив личность, невозможно. Вот поэтому хоть что-то, но помню, хотя эти воспоминания так и остались на грани зыбкого сна. Вроде было, а вроде бы и не было. Вроде со мной, а может, и нет. А поэтому черт с ними, воспоминаниями, хватает и более животрепещущих проблем. Например, что делать дальше.

– Дальше мы тебя отвести не сможем, – заявил Зик, глядя на меня довольно равнодушно. – Вон тот большой остров видишь?

– Его трудно не заметить. Там и находится Рваное Ухо?

– Нет. Тот здоровяк носит название Бдительного. Контрольный форт локации. Обратив внимание на него, я лишь хотел указать направление. Рваное Ухо находится на полпути к форту, примерно в десятке островов отсюда.

– И как туда попасть?

– Прояви смекалку, человек. Ты здесь не первый и не последний новичок. Найдешь способ добраться до поселка без наших подсказок, значит, не безнадежен и с тобой есть смысл вести дела.

– Колыбель находится в поселке?

Тамина и Зик синхронно кивнули.

– Посмотрим, как ты продержишься до утра, – добавил рептилоид. – Дальше будет легче, днем на островах всегда затишье.

– И что же будет ночью?

– Запомни одно – самые неприятные нападения ожидают тех, кто неосмотрительно беспечен, – посоветовала Тамина, глядя на меня блестящими изумрудными глазами и едва заметно улыбаясь. Похоже, хотя бы ей моя судьба не безразлична. По какой-то причине я сумел заинтересовать дриаду больше, чем ее спутника.

– И все? – я не без иронии вздернул левую бровь. – Это вся информация, которой вы готовы со мной поделиться? Бросив новичка на произвол судьбы в незнакомом мире?

– Этого достаточно для того, кто умеет обращаться с оружием, – Зик пожал худощавыми плечами вполне человеческим жестом. – Тебе еще повезло, что этот остров далеко не самый опасный. Если не делать глупостей, то можно избежать многих проблем.

– А что будете делать вы?

– Уйдем, – рептилоид ловко крутанул в руке копье, явно начиная терять терпение. – Ночевать мы будет уже в поселке.

– То ли я чего-то не понимаю, то ли у вас тут припрятан корабль, как у того торговца. И у вас почему-то нет желания брать меня с собой. Интересно, почему?

– Все гораздо проще, – дриада поправила свой фигурный лук, отодвинула за спину колчан, явно к чему-то готовясь. – У нас, как у каждого прописанного в системе бродяги, есть свисток.

– Хватит разговоров, Тамина. Он – никто, пока не доберется до Колыбели.

– Да, но я поставила на него. И сдается, ты проиграешь опять.

– Может и так.

Больше не говоря ни слова, Зик закинул свое копье за спину, так же, как я это делаю с мечом, разбежался и… прыгнул. Это было невероятно. Немыслимо. Его тело метеором взмыло между островами по крутой дуге, издавая свистящее шипение. Несколько секунд полета и я увидел, как он благополучно приземлился на соседнем острове, преодолев пропасть в сотню метров шириной.

– Не обижайся на него, – Тамина тонко улыбнулась, глядя на мое изумление. – Он по-другому не умеет. И удачи тебе.

Разбег. Прыжок. Свист, затихающий вдали. Стройная фигурка дриады зеленой стрелкой по точно такой же крутой дуге унеслась прочь. Воссоединившись, они бегом пересекли островок шириной не более пары десятков шагов и снова сиганули в облака. Вскоре я перестал различать их силуэты, скачущие с острова на остров, как кузнечики. Надо срочно выяснить, что это за «свистки», и заполучить такой же. Наверняка какой-то местный дорожный артефакт, приспособленный для перемещения исключительно между островами. Каков мир, таковы и способы коммуникации.

– Какие же вы вежливые, однако, – проворчал я, разворачиваясь и направляясь обратно вглубь острова. – Прямо душки, а не люди. То бишь, существа. Разумные. Но весьма скрытные.

Настало время выяснить, куда подевалась Кроха. Раз ночью здесь неспокойно, значит, резонно на этот период вернуться в цитадель. И надеюсь, я успею это сделать до того, как познакомлюсь с ночными обитателями небесных островов.

http://tl.rulate.ru/book/17119/357700

Переводчики: zuboskal

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)
Сказали спасибо 29 пользователей

Обсуждение:

Еще никто не написал комментариев...
Чтоб оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь
Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим