Готовый перевод Вселенная ИКС / Вселенная ИКС: Глава 21. Душелов (1)

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Время загрузки: 10.29

Останавливаемся перед выходом из туннеля.

Прежде чем вступить в последнюю битву, нужно хорошенько осмотреться. Просторный подземный зал, являющийся обителью Губителя, наконец предстает перед нашими глазами. Никакой искусственной отделки, как в Оазисах. Все поверхности представляют собой бугрящийся базальт – серые оттенки с жёлтыми вкраплениями неизвестных минералов. Высокий свод усеян гроздьями толстенных многометровых сталактитов, которые гигантскими сосульками тянутся к растущим навстречу образованиям не меньшего размера. При должном воображении весь зал можно представить, как смыкающиеся челюсти чудовища невероятной величины.

В центре свода сияет перевернутый Источник – бездонный колодец, из которого бьёт световой столб, упираясь в пол и расплескивая сияние по всему залу. Свет пронизывает каменные зубья, отбрасывает на стены ощеренные тени. С шумом вырываясь из стены справа от туннеля, бежит быстрый поток прозрачной воды. Он пересекает весь зал и закручивается уходящей в бездну воронкой у противоположной стены. Ширина потока составляет метра четыре, глубина едва ли по щиколотку. Свет пронизывает его насквозь, и отшлифованное дно видно отлично. По пути поток набегает на едва выступающий из воды девятиугольный пьедестал из прозрачного кварца, расположенный в центре зала и озаренный сверху голубым сиянием. Когда Губитель будет побежден, здесь откроется портал, который перебросит нас к точке входа. А пока…

В ослепительном сиянии, скрывающем очертания трёхметровой фигуры, нас ждёт ОН. Руки у Губителя скрещены на груди, кисти скрыты рукавами просторного балахона, сотканного словно из дыма – неведомая ткань постоянно перетекает, идёт волнами, рябит. Глубокий капюшон надвинут на голову, скрывая лицо. Вместо него виден лишь колышущийся мрак, его не в силах преодолеть даже чистое сияние Источника.

Работа у него такая, у Губителя, поджидать жаждущих приключений.

– Вот же здоровенный, сучонок, – тихо роняет Дед, стаскивая с плеча молот и опасливо глядя на босса.

– Сосульки… – Лисичка обеспокоенно осматривает пространство обители. – Гонор забыл рассказать о сосульках. Бегать сложнее…

– Так даже лучше, – я тоже внимательно изучаю все особенности предстоящего места сражения. – Если что, в критический момент сталагмиты можно будет использовать для кратковременного укрытия. Дар, для твоих заклинаний здесь найдётся пища?

– Надеюсь, что да, – кивает целитель, окидывая взглядом весь зал.

Кое-где между известковыми наростами сталагмитов и впрямь можно заметить покрывающие каменную поверхность неряшливые пятна. То ли каким-то чудом занесенная сюда почва, то ли останки от прошлых жертв, как в паучьей пещере.

– Ладно, не будем тянуть время, расходимся. Проверьте ауры.

– Давно уже всё проверено, – так же тихо ворчит Дед и первым делает шаг в зал. Трёхметровая полоса возле стен по всей окружности зала являются нейтральной зоной до начала боя, и мы её используем, чтобы рассредоточиться по заранее оговоренной тактике.

Клирик уходит вправо, Лисичка влево, я просто делаю два шага в направлении босса, а Дар с Обжорой останавливаются позади.

– Удачи, – шепчет маг за спиной. – Всем нам удачи.

Я коротко киваю, не спуская взгляда с окутанной сиянием фигуры Губителя.

«Губитель»: жизнь – 10000.

Иконка босса сплошь усеяна зубцами и лучиками. Цифры уровня нет, но это ожидаемо после первых двух боссов. Впору выругаться. Вот где пригодился бы «Последний аргумент», но кусать локти сейчас уже бесполезно, и я стараюсь держать эмоции в узде. Спокойствие и расчёт сейчас мне помогут больше. Шкалу усталости в последнем Оазисе удалось сбить только на треть, но чувствую себя сносно. Адреналин в крови заставляет жаждать схватки.

Пора всю эту бодягу заканчивать.

Мне придётся агрить первым, чтобы наш черепут продержался как можно дольше. Все сражение состоит из трёх фаз. В первой фазе придётся побегать как следует, Губитель не позволит нам скучать. Будет разбрасывать прямо под игроками уже знакомые по Драуку «Пламенные поцелуи» и вгонять в оцепенение «Послушанием» любого, кто позволит себе роскошь задержаться на одном месте больше двух секунд. Станы можно сбивать контр-заклинаниями, «Поцелуи» будем прерывать во время секундного каста. Если повезет. Не у всех из нас есть для этого необходимые средства, с выбыванием Филина арсенал обеднел. «Животворящий капкан» Дара по-прежнему бесполезен, здесь почти везде безжизненный камень. У Рыжей ничего прерывающего или станящего пока нет, она чистый дамагер, у меня – «Копье ветра», откат 30 сек, у Деда – «Плеть Боли», с таким же откатом. То есть, если грамотно чередоваться, можно будет работать через каждые 15 сек. С дебаффами тоже негусто: «Чистка» у клирика, снимающая два любых усиления с врага, и «Природное очищение» Дара, избавляющая союзника от одного эффекта болезни, отравления или проклятия. Вот он «Послушанием» и займется.

В общем, в любом бою главное – внимательность и своевременность, не говоря уже о сработанности группы.

Еще раз бросаю напряжённый взгляд на каждого из соклановцев, ловлю ответные кивки. Все взволнованы, но готовы к действию. Глубоко вздыхаю и стягиваю со спины «Пламень». Губами почти беззвучно шепчу Крохе, вьющейся над плечом:

– Будь здесь. Не суйся в драку.

Фейри торопливо кивает. В её глазенках стоит испуг, какого я не замечал раньше, ни во время схватки с Драуком, ни при пробежке мимо Кращера. Но что можно изменить? Ничего. Поздновато уже бояться.

– Внимание. Я пошёл.

В следующую секунду уже бегу, выбрасывая вперёд левую ладонь. «Копье пламени» пронизывает голубоватое сияние и жидкий огонь расплескивается об трёхметровую фигуру Губителя, не причиняя заметного вреда.

И начинается смертельный танец.

Губитель приходит в движение и словно «стекает» с постамента, края его одеяния плывут над поверхностью ручья, как дым от костра. Такое впечатление, будто нижних конечностей у него нет вовсе. Перемещается он с кажущейся неспешностью, плавно и неумолимо. Я не останавливаюсь, но немного замедляю шаг, позволяя ему приблизиться. Перемещаюсь по мысленно начерченному кругу, выбрав постамент в центре как точку ориентира. Босс как привязанный следует за мной, корректируя смещение…

Какого чёрта?!

Стрела Лисички с тугим звуком врезается боссу в спину и тут же озаряется бледной вспышкой, распадаясь тленом. Внешне на Губителе это никак не отражается, струящийся балахон из призрачной материи тут же затягивает след повреждения. На мгновенье он приостанавливается, раздумывая, не заняться ли лучницей. Затем неуловимо быстро взмахивает левой рукой, и под девушкой вспыхивает трёхметровый круг жгучего пламени. Рыжая с криком боли выскакивает из зоны поражения, её сапоги горят, она с плеском запрыгивает в ручей, а Дар немедленно швыряет в её сторону исцеляющее «Касание природы».

– Не стрелять! – зло кричу я, заметив, что и Дед готов повторить её «подвиг». – Рано!

Такие ошибки могут стать фатальными для всей группы, и очень досадно, что её совершила Рыжая. Сперва танк должен хорошенько заагрить эту тварь, а уж потом подключается группа. После боя отчитаю как следует. Ведь предупреждал, и отрабатывали по мере прохождения данжа, а всё равно нервы кое у кого шалят…

Быстрый шаг навстречу боссу и острое лезвие уника впивается в его одеяние «Обжигающей вспышкой». Ощущение такое, словно сталь входит в упругое желе. Выдёргиваю и отскакиваю прочь. Первый же выпад клинком приносит удачу – срабатывает «Горение», и Тварь подземелья в точке удара окутывается уже настоящим дымом. Но и Губитель не остаётся в долгу. Просторные рукава его одеяния плавно взлетают вверх, обнажая кисти из просвечивающей насквозь призрачной плоти. Длинные когтистые пальцы сжимаются, хватая воздух… и в них почти мгновенно возникает чудовищной величины молот, сотканный из мертвенно-бледного света. Едва успеваю отпрыгнуть, как молот со всего размаху опускается в то место, где я только что стоял. Крошево из камней хлещет, словно град, гулко стучит по кирасе. И что-то с сумасшедшей силой сбивает меня с ног – отдача от заклинания распространяется на несколько метров.

Врезаюсь спиной в сталагмит, через силу вскакиваю.

В ушах стоит звон.

Ошеломлённо оглядываюсь, вскидывая уник…

Губитель нависает надо мной. На этот раз в его пальцах вместо молота возникает боевая коса, с длинным древком и кривым двухметровым лезвием. Он размахивается…

Бросаюсь на землю и откатываюсь в сторону. Коса со взрывным треском срезает несколько сталагмитов. Снова хлещут каменные осколки. И я понимаю, что любой удар босса может стать для меня последним, отразить его невозможно. Всё, что я могу – кайтить тварь, пока по ней будут наносить урон остальные. Под прямой удар попадать нельзя.

Подгадав момент, Дар бросает в атаку Обжору. Разогнавшись, тот «Тараном» врубается в ноги босса сзади, или что там находится у него под балахоном. Губитель мгновенно оборачивается, взмахивает двуручным мечом… Но черепут уже вприпрыжку несется прочь. Для него такой удар тоже может стать последним, и Дар это отлично понимает.

Постепенно складывается рисунок боя.

Я постоянно нахожусь в движении, волоку босса за собой, скупо, но регулярно одаряя его ударами уника и на пределе возможностей отскакивая от взмахов призрачного оружия. Молот, коса и двуручный меч попеременно возникают в лапах Губителя, чтобы нанести единственный выпад и исчезнуть. Его оружие – это материализованные заклинания. Но босс не забывает и про остальных, заставляя их постоянно перебегать с места на место. Пол уже пылает в десятке мест и, судя по устойчивому горению, процесс не прервется до конца сражения. А это значит, что если не сбивать хотя бы часть чертовых «Поцелуев», то вскоре вспыхнет весь зал, не оставив места для маневра.

Мне иногда удается прерывать касты «Копьем воздуха», а Дед отслеживает и сбивает «Чисткой» усиление, которое вешает на себя Губитель во время физических атак – «Ярость Тлена», повышающее его физическую мощь на 10%. «Кару еретиков» и «Пытку» клирик тоже не забывает обновлять, чтобы гаду жизнь мёдом не казалась. Стрелы Лисички садят в призрачную фигуру с завидной регулярностью, на каждые пять обычных приходится светящийся выстрел, прошивающий тварь насквозь.

Дар, внимательно контролируя здоровье каждого бойца и подлечивая при необходимости, старается по откату угощать вражину «Хищным плющом» и «Разъедающими спорами». Он не может не бить, так как именно боевые заклинания с помощью ауры «Животворящий покров» создают несильный, но устойчивый подхил: часть урона, выгрызая жизнь босса и отражаясь от него, светящимися искрами здоровья разносится по залу, падая на бойцов. Обжора вертится позади Губителя, и как только тот наседает на меня чересчур сильно, тут же таранит его сзади. Его липкие плевки никак не действую на тварь, но «Таран» и «Абсолютный щит» работают на отлично…

Теряю счёт времени.

Кручусь, прыгаю, бью. Лёгкие вскоре начинают гореть, распаренное лицо заливает пот. Сапоги, как ни стараюсь, дышат уже на ладан – простора для маневра всё меньше, огонь повсюду. Не всегда вовремя успеваю забежать в ручей, чтобы сбить пламя, да и сам ручей скоро пересохнет, так как несколько «Поцелуев» падают по краям русла, превращая мгновенно вскипающую воду в пар. Воздух нагревается как в аду. И сквозь всю эту свистопляску, затянутую едким дымом и горячим паром, продолжают садить оружием и заклинаниями соклановцы. Трёхметровый силуэт Губителя окутан вспышками разрывов, искрами и змеящимися всполохами попаданий. Здоровье босса убывает удручающе медленно, но всё-таки убывает.

Вот уже 60%.

55%...

– Готовьтесь! – кричу я, отпрыгивая от очередного «Молота» и всаживая в монстра «Копье воздуха», прерывающее каст «Поцелуя». – Вторая фаза!

Халява закончилась, теперь самое сложное.

Как только жизнь босса снижается ровно до половины, он прерывает атаку и плывет к кварцевому пьедесталу под аурой неуязвимости.

– Не стрелять без команды! – ору я, заметив, как в босса летит запоздавшая «Пытка» клирика.

Во второй фазе за главгада будут сражаться его аватары. И у нас есть лишь пара секунд передышки…

Которая заканчивается сразу же, как только Губитель достигает пьедестала.

Гулкий звуковой удар сотрясает зал.

Фигура босса распадается на туманные сгустки, исчезает, и по окружности зала на равном расстоянии друг от друга возникают его девять уменьшенных до человеческого роста копий. Эти копии более бесплотные на вид, чем хозяин. «Теневые Души». Теперь моя задача – заагрить всех раньше, чем они накинутся на дамагеров и лекаря.

– Дар, всё лечение на меня!

– Понял!

Один из призраков возникает рядом со мной, я мгновенно разряжаю в него накопленные очки атаки «Ледяным шквалом». Не глядя на результат, бросаюсь дальше. Первым делом выхватываю взглядом тех, кто находится рядом с лучницей и лекарем. Бью сразу с обоих рук, в одного «Копьем пламени», в другого «Копьем воздуха», сейчас главное, привлечь внимание к себе и отвести угрозу от остальных. Перепрыгиваю через пылающий «Поцелуй» и врубаюсь мечом в «Теневую душу», которая уже тянет полупрозрачные клешни к Деду…

Сумасшедший бег с препятствиями. Верчусь между торчащими из пола обломками сталагмитов, перескакиваю горящий камень, щедро раздавая удары и посылая по откату «Копья»… Вечность спустя они все тащатся за мной – все девять Душ. Разворачиваюсь к толпе аватаров лицом. Мне бы пару секунд передышки.

– По моей цели! – крик вырывается из груди хриплым карканьем, в зале чертовски жарко и в горло пересохло. – Пли!

Меч впивается в призрака, который плывет впереди всех, и его плоть, уже и так изрядно покалеченная, взрывается прахом. Восемь остальных тут же подрастают в размерах. С гибелью каждой «Души» босс теряет 5% здоровья, но их развоплощение делает сильнее всех оставшихся. Как только восемь из них будут уничтожены, и босс вернется в прежнее обличье, наступит третья фаза – самая короткая, она продлится всего несколько секунд. И она же будет самой смертоносной. Ради неё мы и тащили сюда черепута.

Третья фаза состоит из трёх последовательных заклинаний.

Босс скастует «Призыв Тьмы», и всех, кто окажется от него на расстоянии, мгновенно подтянет к нему и размажет о непробиваемый щит. Поэтому следует добежать к нему вплотную раньше, чем он это сделает. Следующее заклинание материализует «Душелов» и Губитель выберет жертву. Одну. Того, кто окажется ближе всех, чтобы навсегда отправить его в вечность. А через пару секунд Губитель самоликвидируется во вспышке «Кровной мести», чтобы гарантированно добить оставшихся. И за эти пару секунд придётся как можно дальше отбежать прочь. Если в эти моменты оплошать, не отработать все чётко, то победит он, а не мы.

Смещаюсь на шаг влево, уклоняюсь от выпада костлявых лап следующей твари, косо взмахиваю клинком. В «Душу» тут же впивается стрела, «Пытка» и «Разъедающие споры». Не медля, заканчиваю групповую атаку завершающим ударом «Ледяного шквала». Способность прокает, и призрак превращается в кусок льда, который тут же взрывается сверкающими осколками от энергетической стрелы Рыжей.

Взрыв на секунду меня дезориентирует, но вижу, как оставшиеся семь врагов снова увеличиваются в размерах. И тут неожиданно чувствую, что не могу управлять телом. «Послушание» наваливается душной подушкой, сковывая мышцы, прерывая дыхание. Мертвенно-бледная кисть выскакивает из рукава балахона ближайшей твари, с кажущейся медлительностью бьёт в нагрудник кирасы и накладывает «Обезоруживание». Удар сбивает с ног. Уник вылетает из пальцев. Перед глазами всё затягивает багровая пелена – бар жизни проседает на треть. Чувствую, как лечу спиной назад, а затем в брызгах воды качусь по дну ручья. И вдруг оказываюсь в пламени. Вода на одежде мгновенно нагревается, вскипает паром...

Праздник тварей длится недолго.

«Природное очищение» вливается в тело освежающей струей, следом ловлю «Цветение жизни» и подвижность мгновенно возвращается. Откатываюсь обратно, с плеском падаю в ручей, и, наконец вскочив, вижу несущуюся в лицо призрачную лапу… Снова бросок в перекат. Воспользовавшись секундной передышкой, лихорадочно шарю взглядом по дну ручья. Где же чертов меч…

Светись!

Но вокруг слишком много огня, пара и дыма, уника не видать.

Слышу дробный топот. В толпу «Душ» с разгона врезается Обжора, раскидывая самых настырных «Тараном» и сразу значительно убавляя им жизнь краями острого панциря. Твари не остаются в долгу, лупят его со всех сторон призрачными кистями, от панциря летит костяное крошево. Видимо, «Абсолютный щит» не успел перезарядиться. Серьёзно покалеченному питомцу приходится спешно удирать, но своё дело он сделал, отвлек внимание. До финальной стадии его больше подпускать к врагам нельзя, иначе останемся без груши для битья.

Но эти твари снова рядом, и приходится отступать. Я отлично помню, что без оружия к ним прикасаться нельзя – Гонор это подчеркивал особо. Сразу лишусь конечности…

И тут вижу незабываемую картину: прямо в эту жуткую толпу «Теневых душ», терзаемую вспышками боевых заклинаний мага и клирика, влетает моя Кроха. Маленькая беззащитная фигурка среди царящего вокруг ада. Обнаженное тельце фейри светится, как миниатюрное солнце, её мордашка горит воодушевлением, золотистые волосы развеваются, словно свадебная фата. И с этих волос срывается непрерывный поток мерцающих искорок, широкой волной распространяясь вокруг. Искры разлетаются, падают. Пронизывают силуэты заворожено уставившихся на фейри «Душ», которые уже не замечают вражеских атак…

Так вот он какой, волшебный разряд «Чаровницы»!

Такой момент упускать нельзя. Я всё ещё не вижу меча, но оружие у меня есть.

– По моей цели!

Бью «Копьем пламени». Твою ж, мана кончилась! Выхватываю кинжал и вонзаю в спину ближайшей твари. «Пытка» охватывает аватар Губителя красноватым свечением, одна из сияющих стрел, размноженных «Веерным огнём», вонзается в пустоту под капюшоном. Тварь осыпается прахом. Я уже режу следующую – плоть, как пересохшее желе, острое лезвие погружается с трудом. Друзья подхватывают атаку. Ещё одна расстается с воплощением. Пять оставшихся уже выше двух метров ростом. И они всё ещё неподвижны, уставились на Кроху, зависшую над ними.

Обозначаю цель, наваливаемся сообща… Колючие побеги «Хищного плюща» прорастают сквозь плоть врага, «Кара еретиков» вгрызается тикающими вспышками очищающего света, две стрелы подряд прошивают грудь и шею. В воздухе оседает прах.

Четыре…

Чувствую, что начинаю выдыхаться. Кидаюсь на следующую… Кинжал вонзается «Душе» в бок, и в этот момент она очухивается, сбрасывая зачарование. Рывком с коротким поворотом смещается в сторону. Вырванное из ладони оружие остаётся торчать в призрачной плоти. Тварь взмахивает костлявой лапой, страшный удар гасит фейри, словно задутую свечку. От неё остаётся лишь зависшее в воздухе облачко светящейся пыли.

Не слышу своего крика, но чувствую бешенную ярость, вскипающую внутри.

Все четыре «Души» резво разворачиваются ко мне и атакуют, выбрасывая вперёд костлявые конечности. Отпрыгиваю и натыкаюсь ногой на что-то под водой. Меч! Подхватываю его и едва успеваю уклониться от очередного выпада. Влажная рукоять уника скользит в ладони. Короткий перекат, прыжок в сторону, удар…

Тварь небрежно отбивает его костлявой лапой и неумолимо надвигается.

Светящийся выстрел добивает ещё одну «Душу» – оставшиеся подрастают до двух с половиной метров.

Проклятье…

Но чем сильнее они становятся, тем медлительнее, и это нужно использовать.

Приходится бежать, чтобы снова растянуть их цепочкой и уничтожать по одной. А заодно хоть немного наберусь сил.

– Я пустая! – кричит Рыжая, откидывая на спину лук и выхватывая кинжал. – Стрелы кончились! Я могу…

– Не лезь в драку! – осаживает её Дар. – Сами справимся!

– Я поищу!

И больше не слушая, девушка бежит между языков огня «Поцелуев», внимательно осматривая пол. Может, и в самом деле что-нибудь найдёт среди дыма и огня, всё равно оставшиеся призраки заняты мной.

Заклинания Дара не исцеляют мгновенно, они останавливают кровотечение, стягивают и рубцуют края ран, что позволяет оставаться в строю. Но общий уровень повреждений всё-таки постепенно нарастает, приближаясь к критической отметке. Как я ни стараюсь, мои движения замедляются. Меч кажется всё тяжелее, а шаги становятся всё короче. И три могучих противника, преследующие по пятам, твёрдо намерены при малейшей возможности растереть меня в пыль.

Постараюсь не предоставлять им такую возможность.

Нам осталось уничтожить лишь две из трёх. Как только они сдохнут, моя роль танка в этой драке закончится.

Дар снова бросает в бой Обжору, и риск мне кажется неоправданным, но помощь сейчас не лишняя. Радужная вспышка «Абсолютного щита», разгонный удар полутонного тела. Аватаров разбрасывает, словно кегли в боулинге… Боулинг? Откуда эти воспоминания? Потом… С хриплым криком вонзаю клинок где-то в районе солнечного сплетения твари. Не знаю уж, куда именно попал, но срабатывает «Уловка ассасина». Смертельный удар. Редко, да метко. Воздух взрывается неосязаемым прахом. Осталось две. И одна уже почти убита – её бар жизни просел до дна. Но обе «Души» одинаково жаждут моей крови, и неотвратимо наступают, теснят.

– Я пуст! – рычит Дед и, перехватывая молот, бежит ко мне на помощь. Что ж, клирик могуч и в рукопашной. Но он далековато, и ему по пути приходится огибать россыпь «Поцелуев», чтобы не угодить в огонь. Я отлично помню, что сейчас произойдет.

– Дар, Обжору в центр! – отпрыгиваю от выпада, хлещу по вытянутым лапам лезвием уника. Несколько отсечённых пальцев отлетают в веере призрачных брызг. – Внимание всем! – Уклонение. Острые как бритва когти рвут воздух прямо возле лица. – Отбивайтесь, чем сможете! Сейчас…

И тут я сам допускаю ошибку.

Не заметив препятствия, налетаю спиной на оказавшийся позади сталагмит. Обе «Души» тут же блокируют с двух сторон, хлещут четырьмя лапами. Не уклониться, но я всё же пытаюсь отразить хотя бы часть ударов. Руки пронзает боль, кисти выворачивает в запястьях, вновь выбитый меч сверкающей полосой стали высоко взмывает к своду и по крутой дуге уносится прочь: сработало ненавистное «Обезоруживание». Пальцы полудохлой «Души» впиваются в мой нагрудник, с треском пронзая кирасу, дикий натиск впечатывает спиной в известняк так, что трещат кости. Боль ошеломляет. Мир перед глазами быстро заливает чернотой, стирая призраков, кипящий огонь по всей поверхности зала, сияние Источника...

Словно сквозь вату слышу крик ярости Деда, его молот врезается в бок «Души», отбрасывая её на шаг в сторону. Вторая тварь тут же сбивает неосмотрительно подставившегося клирика с ног. Выронив молот, тот с воплем катится по горящему полу. В затылок подранка впивается стрела, где-то Лисичка всё-таки её отыскала. «Душа» всё ещё жива, хотя её бар жизни горит синим пламенем. От смерти меня отделяют доли секунды. Ни оружия, ни маны. Ни сил. Разве что врезать кулаком, но касаться её руками нельзя…

Дар поспевает вовремя – «Касание природы» пробегает по телу бодрящей дрожью.

В отчаянии выдёргиваю из-за пояса единственное, что у меня есть – «Кошку-девятихвостку». В прыжке хлещу наотмашь по голове врага. Девять «хвостов» с острыми металлическими наконечниками вгрызаются в одеяние и срывают капюшон…

Тварь ошеломлённо замирает. Изумлённо замираю и я. Под капюшоном ничего нет. Ничего, кроме мертвенно светящихся глаз, горящих в пустоте. И в эту пустоту входит ещё одна стрела Рыжей, тут же рассыпаясь пылью, но всё-таки добивая тварь.

Невесомый прах ещё струится в воздухе, падает к ногам, а последняя «Душа» разворачивается и убирается прочь, моментально потеряв к нам интерес. Вернее, не «Душа», а Губитель. Он вырос до прежнего размера и плывет к пьедесталу с 5% оставшейся жизни.

Сейчас он снова неуязвим.

Последняя фаза.

– Все к центру!

Бегу и сам. Пересохшее горло дерёт раскалённый воздух, ноги заплетаются. С трудом перепрыгиваю через края соприкоснувшихся огненных кругов, оказавшихся на пути. Справа, прихрамывая, спешит клирик. Дар уже стоит рядом с пьедесталом. Обжора там же. Губитель на них не обращает ни малейшего внимания. Босс уже на возвышении, завершает каст, который нельзя прервать – «Призыв тьмы».

Мелькает гибкая фигурка девушки, её сапоги расплескивают ручей.

Похоже, опаздываю только я.

Тяжёлый гул пронизывает пространство зала. Сияние Источника в центре свода начинает меркнуть. Мне остаётся преодолеть всего метра три, когда невидимая ладонь мощно подхватывает меня, словно пушинку и швыряет в сторону Губителя. Как-то умудряюсь извернуться в полете, выставить вперёд руки и ладони впечатываются в магический щит, призрачно полыхнувший вокруг фигуры босса. Падаю вниз. Боль снова ошеломляет, но на оценку состояния нет времени, нужно бежать прочь – как бегут уже остальные.

Сейчас будет взрыв «Кровной мести», и я, спотыкаясь, бегу прочь…

А затем следует УДАР.

Внимание! Задание «Сила против силы» выполнено. Все участники похода получают награду: 10000 опыта. Следуйте к порталу, чтобы вернуться к точке входа.

Получено достижение: «Ускорение боем». Впервые все боссы подземелья Губителя уничтожены менее чем за 12 часов. Награда: 6 000 опыта. Достижение запечатлено в «Великой Книге Бытия» и станет известно на всех мирах Вселенной ИКС.

Прихожу в себя лежа на боку.

Тело ломит так, словно вот-вот развалюсь на составляющие. Сплевываю кровь, заполняющую рот. Что-то назойливо шумит рядом. Приподнимаюсь, чтобы оглядеться. Это трудновато, перед глазами плавает кровавая муть. Так вот откуда идёт этот гул! Я лежу прямо на краю стоковой воронки, куда уходит водяной поток. Ещё немного, и улетел бы в нее!

А что с остальными?

Стиснув зубы от боли, поворачиваю голову и нахожу взглядом девушку. Лисичка без движения распростёрлась возле разбитого вдребезги сталагмита. Как же ей не повезло, налетела на препятствие при взрыве. Её куртка в крови, но девушка ещё жива, бар жизни тлеет в красной зоне. Если ей помочь, то может, все и обойдется…

Дрожащей рукой нашариваю на поясе флягу с последним глотком зелья. Придётся постараться и как-нибудь доковылять. Взгляд засекает боковое движение. Ага, клирик тоже жив. Хорошая новость. Пошатываясь, Дед, тем не менее, довольно уверенно бредёт в мою сторону, со скрежетом металла по камню волоча за длинную рукоять свой драгоценный молот. Наверное, ещё не сообразил, что сражение закончилось. Контузия – штука опасная, и полная дезориентация после неё вполне понятна. Лучше бы он отправился к Рыжей, ей требуется немедленная помощь. Впрочем, у него же зелье кончилось ещё в Оазисе.

Какого хрена?!

Замечаю вдруг, что клирик уже десятого уровня, и не верю своим глазам. После победы над Губителем все получили равное количество опыта, он не мог получить больше других. Не мог стать десятым, так как только-только стал девятым после Кращера. Какой-то баг?

Так, с этим потом разберусь, когда лучше начну соображать.

А где же Дар? И странное дело, черепута тоже не видать. И куда могло подеваться такое массивное тело? Так, надо бы подняться и нормально осмотреться.

Снова начинаю шевелиться и тут же замираю, когда правая рука натыкается на чье-то тело. Поворачиваю голову и секунду непонимающе смотрю на Дара, лежащего рядом на спине. Чувствую, как обрывается сердце. В груди добродушного бородача страшным приговором торчит рукоять кинжала. Его лицо неестественно спокойно. Он мёртв. По-настоящему мёртв, потому что в его груди не простой кинжал.

Да какого чёрта происходит!

Безотчетно хватаю кинжал за гладкую рукоять, просто чтобы выдернуть эту мерзость из тела товарища...

– Клешню убери, – хрипло и зло доносится голос клирика. – Это не твой трофей. Не ради тебя я задницу рвал!

Резко оборачиваюсь. Боль простреливает шею, ошеломляя так же, как и запоздалая догадка.

– Зачем?!

Папаша не тратит слов на объяснения.

Но его глаза говорят за него. Глаза убийцы. Он с силой размахивается, и его молот летит мне в лицо. В отчаянной попытке увернуться отталкиваюсь ногами, бросаю тело назад. Кинжал, рукоять которого я так и не отпустил, выскальзывает из тела Дара, разбрызгивая стынущую кровь. Но сзади нет опоры, и я падаю прямо в гудящую воронку стока.

Ледяная вода принимает меня в свои объятия и утягивает во мрак...

http://tl.rulate.ru/book/17119/351575

Переводчики: zuboskal

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)
Сказали спасибо 40 пользователей

Обсуждение:

Всего комментариев: 5
#
Ааааааа!!! Дар умер что ли? Как же жалко...
Развернуть
#
Еще не все потеряно)
Развернуть
#
ух!..
Развернуть
#
😉
Развернуть
#
Итить колотить поворотик
Развернуть
Чтоб оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь
Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим