Готовый перевод Вселенная ИКС / Вселенная ИКС: Глава 20. Финишная прямая (2)

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Время загрузки: 08.23

– Стрелы здесь бесполезны…– устало вздохнула Лисичка.

– Да тихо ты! – испуганно шикнул на девушку Филин, выглядывая из-за её плеча.

– Они ни черта не слышат, – успокоил я. – Это же големы. Сплошной камень.

– И полное отсутствие мозгов, – язвительно добавил Дед. – Самая работа для моего молота.

– На гидлингах ты здорово спас положение, – кивнул Дар, – но здесь твой молот не поможет.

– Зрения у них тоже нет? – буркнул Филин. – А как же тогда…

– Почуют, – я усмехнулся. – Как только приблизимся. Магия.

Мы стояли тесной группой и не торопились покидать каменный туннель.

Разглядывали место предстоящего броска и препятствия, которые нас поджидали. Ещё одна необъятная каверна, ещё одна пропасть и ещё один мост. Третий по счету. Наше оружие ярко горело, стараясь разогнать колышущуюся вокруг тьму, которая здесь казалась гораздо плотнее, чем раньше. Света едва хватало, чтобы выхватить две шеренги двухметровых воинов, которые почётным караулом выстроились от нас до самой пропасти. Грубые каменные лица обеих шеренг обращены друг на друга, каменные руки сжимают щиты, мечи и копья. Расстояние между ними – метра полтора. И нам предстояло пройти по этому коридору, прежде чем мы окажемся на мосту.

Предыдущий, тоже подвесной, как и первый, заставил попотеть. С обеих сторон нас встретили своры восьмых уровней – примерно такие же, как те, что атаковали источник Заставы. Вот только теперь аура Источника нас не защищала, а сворами командовали лучники-элитки, и стрелять они умели. Мы справились, но Дару пришлось выложиться по полной, он сжег всю ману, постоянно поддерживая на нас заклинания лечения…

Невольно морщась от воспоминания, я ощупал неприятно ноющий левый бицепс, покрутил в локте рукой, сгибая и разгибая. Глянул на правое предплечье. Сейчас руки уже в порядке, о ранениях напоминали лишь сквозные прорехи в кожаных рукавах и зарубцевавшиеся шрамы на плоти. Это чертовски больно, когда приходится сражаться с посторонними предметами в теле, а затем на бегу выдёргивать стрелы, чувствуя, как древко скребет по кости. Досталось не только мне. Филин заметно прихрамывал на правую ногу, на левом плече Рыжей запеклись струйки крови, на лбу Дара красовалась длинная багровая отметина, оставшаяся от скользящего попадания, едва не снявшего ему скальп. Панцирь черепута после боя напоминал ежа – у элиток и стрелы особенные, прошивают почти любую броню. Мой щит тоже превратился в решето, весь в дырах, посечён и измят. Ловил клинки и стрелы, сколько смог. Большая часть трофейных стрел пошла в запасы нашей лучницы. А вот Дед оказался удачливее всех – ни одной царапины. Впрочем, Кроха тоже не пострадала, но она по прежнему врагов не интересовала. А ведь уже четвёртый уровень. Удобный питомец.

Этот мост отличался от двух предыдущих. Он был сооружен из толстенных деревянных бревен – балки, настил. И, тем не менее, развалить его было можно, не без ценной подсказки благословенного Гонора. С той стороны, сейчас скрытая во тьме, должна стоять полуразрушенная колонна, которую можно свалить массированным ударом магии. Падая, она разобьёт мост вдребезги. Проверено на практике. Отработанный игроками элемент прохождения данного участка.

Но сперва нужно перебежать на ту сторону, не вступая в сражение с безмолвствующей сейчас охраной. Проблема именно в ней. Девятый уровень истуканов и статус элиток говорил о том, что мы уже близко к Губителю. Быстро их не победить. Этот зачарованный и бездушный камень почти ничего не берет. Правило данжа – чем дольше находишься на одном месте, тем больше прибудет противников. Если вступим здесь в сражение, то увязнем в нём и уже не сможем уйти. Нам остаётся только бегство. Но големы неутомимы и никогда не прекращают преследования. Поэтому если не разрушить мост, то големы будут преследовать до самого Губителя, не позволяя отдохнуть перед финальной схваткой, да ещё и вмешаются в нее.

– Может, разрядить сферу? – по-прежнему шёпотом предложил Филин. – Проверим, как на них подействует «Последний аргумент»?

– Нет, – я решительно отмёл его предложение. – У твоего «аргумента» откат в сутки. Лучше прибережем его для Губителя. Да и сочетание названия с силой урона крайне настораживает. Мы понятия не имеем, как это работает. Как бы мы не полегли от такого «аргумента» сами.

– У меня тоже есть такое опасение, – кивнул Дар. – По-моему, это средство для боевой ничьей. Когда уже просто ничего не остаётся.

– Как у тебя с ногой? – бросаю на Филина внимательный взгляд. – Быстро бежать сможешь?

– Постараюсь, – маг вздохнул, огорчённый тем, что опять нас не уговорил на эксперимент с «Рукой Судьбы». Но когда и так всё идёт вполне неплохо, незачем рисковать напрасно.

– Хорошо, – я деловито киваю. – Проверьте ауры. Все готовы к пробежке?

Нестройный хор утвердительных ответов. Ещё стоим, но сердце уже начинает биться быстрее. Отдаю последние команды:

– Дар, Обжору давай вперёд. Если хоть один истукан заступит дорогу – снесёшь его к чёртовой матери. Народ, силы зря не расходуйте, никаких заклинаний. Всем всё понятно? Тогда на счёт три…

Время загрузки: 09. 38

Тяжело дыша, забрасываю меч за спину, откидываю с лица паучье забрало шлема и оглядываюсь на пройденный путь.

Вернее, на путь, прорубленный с боем.

Весь туннель, насколько хватает излучаемого оружием света, завален тающими трупами стражей в чёрной броне. Элитные стражи, предпоследняя линия обороны. Не обязательно смотреть на забитую на две трети шкалу усталости, чтобы понять, насколько тяжело дался этой бой, насколько все замаялись. Это видно по измождённым лицам, по замедленным движениям. Моего щита давно нет. Посечённый во множестве схваток, он при очередном ударе просто развалился на куски. Отслужил сполна.

Как только закончилась схватка, Обжора со стуком опустился на пол, подобрав лапы и втянув головы – измотался даже он. Дар присел на его панцирь, с отвращением выдернул торчащий из бедра метательный нож и отшвырнул. Экономно плеснул на рану из фляги, стараясь не тратить энергию и ману. Остальные тоже занялись осмотром, пользуясь кратковременным отдыхом. Верная себе Лисичка прошлась среди трупов и подобрала две стрелы, ещё годные к стрельбе. Ей приходилось этим заниматься после каждой схватки, иначе давно бы уже осталась без боеприпасов. Кроха старалась во время свалки держаться от нас на безопасном расстоянии, а сейчас моментально оказалась рядом, плюхнулась попкой на моё правое плечо и свесила ножки. Заняла уже привычное для себя местечко. Заметив, что её свечение сильно потускнело, я подобрал с пола серый кристалл души, оставшийся от последнего врага, молча сунул фейри. Та благодарно пискнула, живо обвила кристалл ручонками, прижала к тельцу, словно любовника в страстном объятии, и засияла, впитывая энергию чужой души.

С Крохой проще всего, остальным так быстро силы не восстановить.

– Вот суки, – чуть не плача выругался Филин, оглядывая своё уже не такое новенькое чёрное одеяние из плотной чёрной ткани, продырявленное в нескольких местах. – Дался я им, так и норовят шкуру попортить!

– Тряпки – дело наживное, – Лисичка остановилась рядом с Филином, материнским жестом погладила его по плечу, успокаивая словно маленького. – Сам-то в порядке?

– Угу, – шмыгнул носом Филин, засмущавшись от внимания девушки.

– Вот и хорошо, радуйся, что сам цел, – проворчал Дед, встряхнул флягой с монастырским зельем, с досадой повесил обратно на пояс. – Кто поделится глотком? Кончилась халява.

– Извини, у меня и так только глоток, – покачала головой девушка. – Остался на самый крайний случай. Дар, а у тебя как самочувствие?

– Через минуту дойду до кондиции. Но ты бы о себе сейчас позаботилась, Рыжая. Присядь.

– Да я в норме, – устало вздохнула девушка, тем не менее, послушно присаживаясь на черепута рядом с магом.

В моей фляге тоже осталось на дне, но я протянул Деду. Дару сейчас следовало экономить силы для следующего боя, так что никто от него помощи во время затишья не ждал. Как мы с Обжорой ни старались перехватывать атакующих, нашим магам всё же доставалось. Чёртовы стражи рвались к ним, словно осы на сладкое, почти не обращая на остальных внимания. Филин со сферой теперь выдавал наибольший урон, а Дар был лекарем, так что ничего удивительного, что враги старались вывести из строя тех, от кого в наибольшей степени зависела жизнеспособность группы. Чудо ещё, что обошлось лишь порванной одеждой и несильными ранениями.

Получив флягу обратно, я занялся осмотром дверей, наглухо перекрывающих коридор снизу доверху: две монолитные створки из камня были настолько тесно подогнаны друг к другу, что в щель между ними не вставить и лезвие ножа. Справа и слева в стеновых нишах торчали стальные рычаги из тёмного, траченного ржавчиной металла.

Я шагнул ближе, изучая, и предупреждающий возглас Дара догнал в спину:

– Пока не трогай, Зуб!

– Я помню, не переживай. Лично я готов. Как только будут готовы все, начнём.

Из-за особенностей этого проклятого данжа затишье не могло продлиться долго. Пока мы сносили два пака элитных стражей, прибегал следующий, потому и пробивались к обители Кращера так долго, и с таким трудом.

– Ладно, тогда напомню...

– Повторенье – мать ученья, – усмехнулся Папаша, перебив Дара. – А по сути – такая же беготня, как на тех големах. Что меня очень даже устраивает. Навоевался досыта. Скорее бы уже Губитель…

– Не трать наше время, Дед, – я недовольно глянул в его сторону. – Дар, продолжай.

– Тактика простая, – маг положил посох на колени, поёрзал на панцире, устраиваясь поудобнее. – Повторю рассказ Гонора. За этими дверьми находится круглый зал около ста метров в диаметре. Почти всю площадь занимает бассейн из кислоты, разъедающей плоть в считанные секунды. Защиты от неё нет. В этой кислоте Кращер и обитает. Бежать придётся вокруг бассейна по узким дорожкам впритирку к стенам. И бежать придётся изо всех сил. Главное – не споткнуться, потеря темпа и отставание от общей группы могут оказаться фатальными. С той стороны зала находится такая же дверь, как вот эта, что перед нами. Такие же два рычага. Необходимо одновременно нажать на них и удерживать, пока дверь не откроется достаточно, чтобы проскочить. Напоминаю для особо ретивых – Кращера не трогать! Ни стрел, ни магии, ничего! Любая попытка по нему долбануть сократит время его пробуждения, заставит начать атаку. Кращера уже неоднократно пытались уничтожить, и это всегда заканчивалось полным провалом данжа. Его нельзя уничтожить. Считается, что эта тварь не соответствует данжу этой локации и намного сильнее самого Губителя. Так что можно только проскочить мимо, и то нет никаких гарантий, что успеют все. Так, теперь решаем, кто займется рычагами. Кто готов рискнуть? Могу и я…

– Нет, – твёрдо сказал я. – Тебе нельзя, лекарь у нас один. Займусь правым рычагом, – я оценивающе покосился на коренастую, крепкую фигуру клирика. – Дед, как насчёт левого?

– Можно, – клирик нехотя кивнул. – Но по-моему, это лучше получится у Рыжей – она ловчее, если что, догонит… Так, понятно. Не надо на меня смотреть с таким негодованием, беру предложение обратно.

– Ну, почему же, я могу это сделать, – спокойно улыбнулась девушка. – У нас здесь равные возможности. А ловкости у меня и правда побольше, чем у тебя.

– Говорю же, сделаю! – клирик нахмурился. – Вопрос закрыт.

– Решено, – кивнул Дар. – Тогда так: Зуб, Рыжая и Филин, после открытия дверей двигаетесь по правой стороне. Дед, я и Обжора – по левой. Так нас будет равное количество, не будем друг другу под ногами мешаться. Да и Кращер, говорят, дольше соображает, когда целей по обе стороны одинаковое количество. Друг на друга не оглядываться, смотреть только под ноги и вперёд. Если кто-то отстанет – не останавливаемся! Даже если это буду я. Без хила одолеть Губителя можно, просто придётся постараться. Любой, кто попытается спасти отставшего, будет для группы тоже потерян. Железно проверено на практике, так что никаких колебаний, лучше одна жертва, чем гибель всей группы. Всем всё ясно?

Всё-таки ближе к окончанию данжа Дар начал входить во вкус лидерства. В бою, бесспорно, тактику строил я, но в спокойной обстановке решающий голос переходил к Дару. Я не против. Ораторствовать ему явно удавалось лучше, а я как раз этого не любил.

– Угу, очень доходчиво, – Филин зябко передёрнул плечами. – Умеешь же ты объяснять… Мне бы так научиться. Пробирает до дрожи.

– Держитесь, ребята, – ободряюще улыбнулась девушка, оглядывая всех по очереди. – Ещё немного осталось. Сразу за этим залом нас ждёт последний Оазис, там и отдохнём.

Она устала не меньше нас, но у неё всегда хватало сил позаботиться о каждом, такая черта характера не могла не завоевать всеобщей симпатии.

– Всё будет в порядке, Рыжая, – ласково улыбнулся в ответ лекарь.

– Прорвёмся, – торопливо закивал Филин. – Куда ж мы денемся…

– Одно из двух, или прорвёмся, или сдохнем, – пожал плечами Дед, прокомментировав в своей обычной грубоватой манере. – Выбираю первое… Да задрали уже!

Мы все оглянулись и затравленно уставились во тьму коридора, отреагировав на звук лязгающих шагов. Очередной пак. Врагов было ещё не видно, звук в тоннеле разносился на приличное расстояние, но медлить было нельзя. Или сражаться, или бежать.

– Дед, давай к левому рычагу! – заорал я, хватаясь за правый.

Как только клирик оказался напротив, синхронно нажали. Рычаг поддался нехотя, и я навалился всем весом. А клирик ещё Лисичку хотел припахать! Да тут едва сил хватает, чтобы самому прожать! Что-то лязгнуло в толще стен, двери дрогнули, заскрипели. Вертикальная щель прорезала камень сверху донизу и начала расширяться. Страшно медленно, учитывая ситуацию. Сантиметр за сантиметром. Потянуло тухлятиной и горячим паром.

– Не успеем! – всполошился Филин, уже пристроившись за моей спиной, чтобы бежать следом. – Вот же засада!

– Успеем, – выдохнул я, продолжая жать на рычаг. Мышцы вздулись канатами, лицо прошибло потом. Какого чёрта, почему так сложно?.. Твою же… Сложность данжа ведь повышена, нужно было давить сразу по двое! Вот всегда, строишь планы, строишь, а действительность берёт тебя и хрясь мордой об стену…

– Филин, помоги мне! Дар, а ты помоги Деду!

Маг прыгнул ко мне без лишних рассуждений, налёг. Хоть и выглядел как ходячий скелет, а дело пошло быстрее. Кроха давно взлетела и обеспокоенно жужжала над ухом, стараясь освещать рычаг.

Створки раздвинулись на тридцать сантиметров. Уже можно протиснуться боком. Еще пара секунд и у нас есть целых полметра! Но как только отпустим рычаги, двери начнут закрываться, а значит, нам нужно больше, чтобы проскочить успели все.

– А не лучше ли сперва зачистить, – запыхтел от усилий Филин, – а потом…

– Поздно, так что заткнись! – оборвал Дар. – Зуб, Дед, приготовились…

Почти метр.

– Дар? – выдавил я сквозь зубы, продолжая налегать на неподатливую хреновину. – Не пора ли?

– Да! Если Гонор не ошибся! Приготовьтесь…

– Про Обжору не забывай! – тяжело выдохнул я. – Давай его вперёд!

Рычаг не позволял обернуться, но краем глаза я заметил головы возникшего возле дверей черепута. Обжора тут же просунул их в щель, с любопытством разглядывая, что там находится.

– Рыжая, близко эти уроды?

– Я их уже вижу! – взволнованно крикнула Лисичка, она единственная осталась за спиной, занятая лишь присмотром за тылом. – Бежим уже!

– На счёт три…

Мысленно ведомый хозяином, Обжора ломанулся сквозь не до конца открывшиеся створки. Бронированный панцирь со скрежетом вырвал куски камня. Проскочив, черепут сразу ушёл влево.

– Три!!! – заорал Дед и, отпустив рычаг, рванул следом, а Дар за ним.

Дверь тут же поползла обратно, и гораздо быстрее, чем открывалась.

Ну и отлично, перекроет путь стражам…

Додумывал эту мысль я уже на бегу, работая ногами изо всех сил. Филин с Лисичкой чесали сразу за мной. Узкая тропинка, огибающая круглую чашу «озера», позволяла двигаться лишь затылок в затылок, и я старался не оглядываться, как и договаривались. Сейчас моей основной задачей было побыстрее добраться до следующего рычага. Я уже его присмотрел и бежал, заранее впившись в него взглядом. Такая же ржавая хреновина, как и предыдущая. Но боковое зрение никто не отменял, так что просторный бассейн, заполненный зеленовато-бурой жижей, я видел тоже. И пока он оставался спокойным, без плеска и движения, нам ничего не грозило.

Полпути позади. Впереди прямо на дороге довольно крупные камни, предупреждаю криком бегущих за мной, перескакиваю, несусь дальше. И нервно обостренным слухом слышу наконец плеск…

Некогда оглядываться, рычаг уже в нескольких шагах.

Быстрый взгляд влево. Группа Дара тоже в порядке, не отстают. Обжора чешет последним, грузно топоча всеми четырьмя лапами. Как-то умудрились обогнать черепута, не иначе, как прямо по нему проскочили. В следующую секунду падаю на свой рычаг коршуном, Филин выскакивает сбоку, тоже хватается обеими руками. Наваливаемся вместе. Лисичка сразу подскакивает к начавшей со скрежетом расширяться щели. Умница, проскочит первой, чтобы не отнимать время у остальных…

– Навались! – орёт Дар. – Кращер проснулся!

Шум сзади усиливается. Волнами накатывает чудовищная вонь. Уже слышны журчание и плеск, словно жидкость срывается с высоты… с высоты большого тела, вынырнувшего посреди бассейна.

Буквально висим на рычаге с Филином. Если эта хрень сломается, то нам наступит конец. Надо же – уже целый метр! Эти двери раздвигаются не так медленно, как входные. Возможно, и захлопнутся они тоже быстрее, так что придётся проявить чудеса ловкости…

Лисичка уже ждёт с той стороны, вскинув лук. Лицо напряжённое, глаза расширены от ужаса. Чёрт, даже не хочу знать, что она там видит. Чуть меньше метра, уже почти хватает, чтобы проскочить Обжоре. Но Дар уже понимает, что не успеваем, бросает черепута с включенными способностями. «Таран» и «Абсолютный щит» с оглушительным грохотом раскалывают край дверей, отламывая здоровенные куски, чёрный панцирь питомца проносится мимо в облаке каменных брызг.

– Давай! – ору Филину.

Дар и Филин срываются одновременно и проскакивают следом за Обжорой.

Рычаг, почувствовав слабину, вырывается из рук, как живой. Но я уже вылетаю из богами проклятого зала. И только оказавшись в нескольких метрах от дверей, где уже столпились остальные, позволяю себе оглянуться.

Сквозь быстро сдвигающиеся створки во всей красе виден монстр.

Он тоже, как и Драук, без уровня, видно лишь имя. А вокруг иконки горит «солнечная корона», усеянная «лучами» гораздо гуще, чем у предыдущего босса. Кращер. Помесь кракена с ящером? Не знаю даже, как описать эту тварь. Серо-бурое тело величиной с двухэтажный дом наполовину высунулось из центра бассейна, в шумных потоках стекающей по морщинистой коже вонючей кислоты. По всему телу, словно мерзкая бахрома из гнилой лапши, змеями извиваются щупальца с присосками. Десятки, а может и сотни. Башка Кращера под стать Владыке подземелья – в половину этого гиганта. Массивные челюсти, сильно выступающие вперёд, заканчиваются роговым клювом размером с пристань возле Храма, два мутно-белых глаза, каждый с автомобильную покрышку, смотрят в нашу сторону равнодушно…

И очень пристально. Прямо чувствую, как взгляд гиганта ледяным буром ввинчивается мне в переносицу, проникает сквозь череп в мозг.

– Уходим, уходим, чёрт побери! – Дар дёргает нас за локти и плечи, но мы продолжаем смотреть словно завороженные. Только сейчас замечаю мигающее сообщение о наведенном дебаффе: мы под влиянием «Тёмного взгляда», вызывающего замедление всех жизненных процессов. У Кращера нет определенных способностей, при каждом походе они разные. Нам просто не повезло. Влиянию монстра почему-то не подвластны лишь маги.

Тут Филин делает быстрый шаг в сторону сужающихся ворот, вскидывает свободную от посоха руку, сплетая костлявые пальцы в характерном жесте и…

И показывает Кращеру фигу.

– Что, съел, кальмар-переросток?! Чего буркала вылупил, сколько ни смотри, а уже опоздал!

Наваждение, едва не овладевшее нами, спадает, как по волшебству.

Но и Кращер это понимает.

Монстр словно взрывается. Его щупальца гигантскими змеями пронизывают всё пространство над кислотным бассейном, за доли секунды преодолевают расстояние до дверей. Сразу несколько копий из плоти в пыль разбивают края створок, устремляясь к Филину…

Происходит это настолько быстро, что мы ничего не успеваем сделать.

Мы даже понять ничего не успеваем.

Только что погодник стоял впереди, а в следующий миг его с нами уже нет. Извивающийся клубок щупалец несётся обратно к владельцу, а Кращер плотоядно распахивает полную слизи расщелину клюва, обнажая сходящиеся розеткой к центру глотки клыки, каждый размером со взрослого человека.

– Бегите! – полный страдания голос Филина едва долетает сквозь шевелящееся месиво плоти. – Последний…

Голос обрывается, но я сразу понимаю, что именно он не успел договорить.

«Последний аргумент».

И понял не только я. Мы одновременно рванули прочь, стараясь убраться по коридору как можно дальше, прежде чем…

Подгоняя в спину, вибрирующей волной накатывает гул: тяжёлый, пронизывающий, грозный.

– За колонны! – кричит Дар, и первым ныряет за ближайшее укрытие.

Не заставляю себя ждать, прыгаю за соседнюю колонну, выступающую из стены. Хватаю Кроху, вцепившуюся обеими ручонками в плечо, толкаю её в угол и заслоняю собой. Пока на мне кираса, за пазуху малышку спрятать невозможно. Гул за долю секунды перерастает в оглушительный рёв, от которого закладывает уши. Вжимаюсь спиной в камень, желая слиться с ним полностью, и вижу такие же ошеломлённые взгляды соклановцев, прижавшихся к противоположной стене. На секунду гул словно замирает – видимо, всё-таки захлопнулись ворота. Но тут же с ещё большей силой грохот буквально затапливает туннель, словно вода из прорвавшейся плотины.

А затем где-то совсем рядом отворяются Врата Ада.

Туннель трясет, словно в эпилептическом припадке. Крошатся колонны. Куски камня проносятся мимо лица в потоке горячего воздуха, будто выпущенные из пращи. Вспыхивают разряды молний…

Длится всё это несколько секунд, а кажется, что буйство стихии не кончается целую вечность.

Когда всё затихает, я заставляю себя оторваться от стены и встать.

Одного взгляда в сторону убежища Кращера хватает, чтобы понять – там всё кончено. Туннель завален и оплавленные обломки камня всё ещё дымятся, полностью перекрыв проход. Поверх групповой иконки Филина горит красная эмблема черепа на перечеркнутых костях.

Нет больше нашего Филина.

Потрясенный до глубины души неожиданной гибелью соклановца, с трудом обращаю внимание на назойливо мигающее сообщение системы:

Получено достижение: «Битва за гранью». Вашей группой уничтожен Кращер, до сих пор считавшийся в этой локации бессмертным существом. Награда: 15 000 опыта. Достижение запечатлено в «Великой Книге Бытия» и станет известно на всех мирах Вселенной ИКС.

Время загрузки: 10.15

Рядом завозилась Кроха, коротко прожужжала крылышками и приземлилась на плечо. Чувствую почти невесомые шажки, крошечные тёплые ладошки коснулись виска. Откликаясь на моё настроение, фейри пытается меня успокоить в меру своих скромных сил.

Приоткрываю глаза, в прищур изучаю обстановку. Третий Оазис точно такой же, как и первые два. Сплошь заросшие вьющимися побегами стены, мягко льющийся с потолка рассеянный свет, мраморный пол из замшелых плит, родник под статуей пленника и статуя в центре…

Знакомьтесь, девочки и мальчики: Губитель собственной персоной.

На вид довольно странное существо в развевающемся словно на ветру балахоне до пят. Голова глубоко укрыта капюшоном, вместо лица виднеется лишь зловещая пустота…

Не особо впечатляет, если честно. Потому что это всего лишь образ. Причём значительно уменьшенный.

Поймав мой взгляд, Кроха со сконфуженным видом разводит руками. Отчитывается, что опять ничего не нашла. Или Оазис пуст, или навыков моей помощницы пока просто не хватает, чтобы отыскать спрятанные здесь сокровища. Что ж, зато у Крохи уже пятый уровень и активирован следующий навык. Параметры, изначально выглядевшие смешными, и сейчас не особо подросли, но всё же. По крайней мере, жизнь у малышки утроилась, теперь аж 90 единиц, а мана и энергия по 125. Вот только талант открылся не тот. Я-то полагал, они будут активироваться по списку, но вместо «Духовной связи» фейри получила следующее умение:

Чаровница, ранг 1 (0/100): волшебный разряд фейри способен на короткое время заворожить врагов.

Поиграл с тремя заработанными очками Крохи, не спеша их закреплять, но яснее ситуация пока не стала. Что значить «заворожить»? Увеличение вероятности вражеского промаха, отвод взгляда, стан? И каких врагов, если на то пошло? С пятым уровнем Крохи на Губителе ей завораживать будет просто некого – не по силам. Мда. Пора бы уж мне привыкнуть, что в этом мире справка никогда не бывает полной, до многого придётся докапываться самостоятельно. Подумав, два очка вложил в «Наблюдательность», а одно всё же в «Чаровницу». Кто знает, вдруг это действительно что-то полезное. Что интересно, после вложенных очков фейри сразу потребовала крид, слопала его, но внешне с ней никаких изменений не произошло.

С собственными параметрами разобрался просто.

Восьмой уровень принес пятерку, а с предыдущих всё ещё болталась нераспределённая десятка. Сколько ни тяни, а решать всё-таки придётся. Вот я и решил: десять вложил в выносливость, что сразу подняло жизнь на сотню. Бар жизни вырос до 460, собственная защита без учёта доспехов стала выше сотни, с прибавкой параметров изрядно побитых доспехов – чуть меньше четырёх сотен. Остальное ушло в ловкость, придётся вертеться шустрее, чем рассчитывал. Обжора сильно пострадал на Кращере. Бедняга пет не сумел втиснуть свою тушу за колонну и серьёзно обгорел с левого бока, хорошо хоть лапы и головы сообразил втянуть, целы остались. В его панцирь Дар уже влил всё, что смог, ещё и остатками монастырского зелья обрызгал. Теперь Обжора дремал возле родника под статуей пленника, восстанавливал силы. Напился вдоволь напоследок. Да и мы заполнили опустевшие фляги, здесь хотя бы со свежей водой проблем нет.

После невиданной щедрости системы, высыпавшей на нас кучу опыта, в уровнях подросли все. И все, кроме меня, стали девятыми. А я снова отстал совсем немного – 14480/17085. Опыт ушел к Крохе с Фурией, хотя дикоша пока даже не участвовала в баталиях… Немного досадно. Не из-за того, что приходится делиться, нет. Просто добрать уровень уже будет негде, и в битву придётся вступить восьмым.

Я украдкой вздохнул. Как ни пытаешься отвлечься от непрошеных мыслей, а к Филину всё равно возвращаются. Думаю, не только у меня. Хотя из двадцати минут, положенных на отдых, пятнадцать мы провели молча, делая вид, что заняты распределением параметров, тем не менее, всем немного не по себе. Папаша мрачен, как туча, Дар меланхолично-спокоен, а состояние Рыжей выдает предательская влага в уголках зажмуренных век.

О Филине не говорили, но каждый думал о нём. Да, он потерял только сейв. Но его смерть не назовешь приятной. Чёрт, да и не в этом дело. Все эти сухие рассуждения о сейвах коробят даже мысленно. Парень погиб. Возрождение в Репликаторе – да, это благо. Но как же ему будет обидно, что он не дошёл с нами до конца. И вдвойне, втройне будет обидно, если мы не справимся с Губителем, ведь сила группы значительно ослабла с его потерей, а сложность данжа осталась прежней. Единственное утешение для Филина состоит в том, что из Репликатора он выйдет с «Рукой Судьбы». Не зря привязывал, как чувствовал…

По сути, парнишка нас спас.

Желание обернуться и рассмотреть Кращера стало роковой ошибкой, которая едва не стоила нам жизни. У магов, как задним числом объяснил Дар, повышенное сопротивление к внушению, поэтому небольшая клоунада Филина, наверное, сильно удивила и разозлила древнюю тварь, раз она бросилась в атаку именно на погодника, забыв об остальных. Конечно же, Филин не предполагал, что произойдёт. Конечно же, выходка была не слишком умной…

Но какую же стойкость духа нужно иметь, чтобы умирая в объятиях такой твари, умирая мучительно, успеть предупредить остальных о том, что он собирается сделать! И сделал. Успел. Погиб, но его гибель повысила жизнеспособность группы поднятыми уровнями, хоть как-то скомпенсировав потерю одного бойца. Да уж, внешность часто бывает обманчивой, по Филину и не скажешь, что он способен на такое…

Так как для погодника эта смерть первая, то возродится он через двенадцать часов. Думаю, к этому времени мы уже успеем закончить данж. Нужно обязательно заплатить Ушастому за инъекцию «витаминчика», чтобы возвращение парня в этот непростой мир обошлось без осложнений. Это самое малое, что мы можем для него сделать. Вообще, если рассудить, нас прямо преследовало удивительное, щедрое на везение стечение обстоятельств. Приручение фейри позволило найти «Руку Судьбы», личное решение Филина привязало оружие к его душе и активировало могучее заклинание. Такое впечатление, что назвав клан «Охотники за удачей», мы и в самом деле привлекли внимание некоего отвечающего за эту удачу божества. А может, нашим талисманом стала фейри, и я пока просто не знаю её скрытых возможностей?

И всё же у любого везения есть последствия.

Взять хотя бы Обжору. Бедняга. Ему от судьбы не уйти, как ни крути. В финальной схватке черепуту уготована роль жертвы, и это уже никак не переиграть. Понимает ли он это своим звериным умом? Мне было бы не слишком приятно, если бы на его месте оказался мой питомец. Дар как-то справляется, хотя всё равно видно, что ему сейчас непросто. Эмоциональная связь с питомцем очень сильна и лишь крепнет со временем. Наверное, это всё равно что пожертвовать частью себя, или своим близким родственником. Неудивительно, что Дар после данжа твёрдо намерен возродить питомца за свой сейв.

И всё равно не могу отделаться от ощущения, что мы Обжору предаем.

Вот же уродское условие уродского данжа…

– Ладно, хватит уныния, – нарушив гнетущую тишину, я поднимаюсь на ноги и обвожу всех требовательным взглядом. – Обсудим ещё разок тактику по Губителю.

http://tl.rulate.ru/book/17119/351439

Переводчики: zuboskal

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)
Сказали спасибо 37 пользователей

Обсуждение:

Еще никто не написал комментариев...
Чтоб оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь
Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим