Готовый перевод Вселенная ИКС / Вселенная ИКС: Глава 19. Свет во тьме (2)

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Время загрузки: 01.42

– Охренеть! – вырвался у Филина возглас, как только закончился казавшийся бесконечным очередной туннель и перед нашим взором распахнулась гигантская каверна внутри горы.

Дед отвесил Филину подзатыльник, и маг виновато скуксился, поймав на себе осуждающие взгляды. Гонор же специально предупреждал, что возле первого моста нельзя издавать ни звука. Если действовать тихо, то есть шанс проскочить этот участок, не потревожив охрану. Драться здесь он настоятельно не советовал.

Но это было действительно что-то невероятное, так что реакция Филина понятна. Перед данжем Гонор, конечно, долго нас просвещал о том, что всё подземелье, это, по сути – череда природных пустот внутри гор, пронизанных сложной системой переходов. Но пока не увидишь воочию, не получишь полного представления.

Вот мы и остановились, впечатлённые открывшимся зрелищем.

Здесь царил сумрак, и наше оружие работало в полный накал, усиленно расходуя криды, но всё равно с трудом раздвигая необъятную тьму. Взгляд больше не натыкался на стены. Мы видели лишь гигантские колонны толщиной с дом, вздымающиеся из каменистого плато и пронзающие тьму через каждые сорок-пятьдесят метров. Где-то там, на недосягаемой высоте, они упирались в невидимый свод. За вторым рядом этих колонн путь преграждала широкая поперечная расселина, тоже казавшаяся бездонной, а через неё был перекинут подвесной мост. Опорные каменные столбы, воздвигнутые по краям пропасти, связывали четыре каната, каждый толщиной с руку. По двум нижним пролегал деревянный настил, два верхних служили поручнями.

Я жестом призывал всех к вниманию и осторожно двинулся вперёд. Кроха ярким светлячком обогнала меня на несколько метров. Я мысленно старался держать её поблизости, и она послушно держала дистанцию. До моста – метров двадцать, и столько же тянется сам мост. Затем короткая пробежка после него и мы снова исчезнем в туннелях.

Казалось бы, проще некуда.

«Ледяная воронка» Филина творила чудеса – мы расстреливали стражей словно в тире, пока они пытались до нас добраться, увязнув в замораживающих до костей вихрях. Мне и Обжоре почти не нашлось работы. Удачно вырезав по пути ещё три отряда стражей, наша группа не получила ни царапины.

Впрочем, трофеев мы тоже не получили. С пленниками нам просто катастрофически не везло. Первый страж, которого попытались захватить, чтобы обзавестись доспехом, оказался слишком изранен, и «Плеть Боли», вместо того, чтобы обездвижить, его прикончила. Второму Дед и Филин, наученные горьким опытом, успели скрутить руки. Не помогло. Он вспорол себе горло о мой меч, приставленный к его шее для устрашения. Лечебное заклинание Дара, попытавшегося его спасти, произвело обратный эффект – страж умер мучительно и быстро. После чего сложно было не прийти к выводу, что не одни мы такие умники, и система не позволит выкинуть подобный фокус с насильственным раздеванием.

Так что с третьей группой уже не церемонились, просто уничтожили…

Я коротко обернулся, проверяя, как там остальные.

«Охотники» двигались цепочкой, не нарушая установленный порядок. Мы заранее договорились переходить мост по одному, так получалось меньше шума. Рыжая шла сразу за мной, за ней двигался Дар – лекаря мы старались держать посередине, чтобы максимально обезопасить от нападения как спереди, так и сзади. Филин и Дед замыкали шествие. Но главным прикрытием тыла сейчас служил Обжора. Как он ни старался, а топотал громче всех, в первую очередь привлекая к себе чужое внимание. Да и вес немаленький, вдруг мост не выдержит. Кстати, мы уже успели убедиться, что шальные стрелы Обжоре не страшны. Во второй группе стражей попался лучник, который на свою беду начал именно с черепута, поддавшись влиянию агро. Лисичка быстро доказала врагу, что такая ошибка фатальна, и забрала с его трупа посмертный подарок – запасной колчан стрел. С паршивой овцы хоть шерсти клок.

Антураж вокруг, мягко говоря, не радовал и ясно давал понять, что может тут ждать неосторожных. Вокруг валялось множество раздробленных и обглоданных дочиста костей, а проломленные черепа весьма смахивали на человеческие. Так что смотреть приходилось в оба: чтобы не наступить на останки и не потревожить покой мёртвых треском ломающихся костей.

Но вот и мост.

Первой вперёд снова устремилась Кроха, следом, удерживая меч и щит наготове и внимательно глядя под ноги, на настил ступил я. Свет Крохи выхватывал из тьмы по мере продвижения выщербленные от времени, истёртые множеством подошв, но всё ещё крепкие на вид доски, прикрученные к нижним опорным канатам через каждые пятнадцать сантиметров. Хорошо бы не угодить сапогом в щель…

Доски скрипели от каждого шага, негромко, но в абсолютной тишине звук разносился предательски далеко. Тьма колыхалась внизу, словно живая, заставляя взгляд прикипеть к настилу. Пропитанный серными испарениями воздух вяз в горле, из пропасти несло, словно из преисподней.

Я уже почти достиг середины моста, когда какое-то неясное чувство заставило меня оглянуться. И тут же нахлынуло ощущение быстро надвигающейся опасности. Я заметил, как возле колонны по ту сторону пропасти справа что-то мелькнуло. Мелькнуло и тут же растворилось в густой тени. А затем увидел такое же движение слева. Ещё одна тень. И ещё. Смутные силуэты возникали и исчезали возле колонн, подкрадываясь под их прикрытием всё ближе к мосту. Я не видел, но прямо кожей чувствовал, как множество глаз смотрят из темноты, чувствовал злобную заинтересованность этих созданий и исступленный голод. А ребята всё ещё стояли возле начала моста, ожидая, пока я благополучно переправлюсь на ту сторону.

Что ж, по-тихому не судьба.

– Ходу! – гаркнул я во весь голос. – Быстрее!

«Охотники» всё поняли правильно, не замешкались и ввязываться в бой тоже не стали. Они просто понеслись по судорожно заплясавшему настилу. Их бегство послужило сигналом. Тени тоже сорвались со своих мест и помчались к ним со всех сторон, уже не скрываясь. Пронзительный визг ярости и азарта погони повис в воздухе. Сгорбленные силуэты в половину человеческого роста, как-то по-особенному скачущие на четырёх лапах. Кого-то они мне напомнили. И их было чертовски много. Десятки, а может и сотни. Тёмная, орущая и дробно топочущая лавина.

Я ухватился за канаты, разворачиваясь, чтобы рвануть дальше, но от увиденного бритый затылок стянуло гусиной кожей. С той стороны к нам тоже неслись местные «ребята». Они уже скакали по мосту. Вот же попали – между двух огней…

Ну, для огня самое время!

Я ударил «Копьем пламени» вдоль настила и несколько силуэтов вспыхнули, словно хворост, с визгом срываясь в пропасть живыми факелами. Правый канат загорелся на протяжении нескольких метров, неплохо освещая сцену. И я наконец узнал тварей. Гидлинги! Измененные Губителем гидлинги! Большие горящие глаза, оскаленные клыки и длиннющие когти. В Его владениях и им нашлось место. Но удивляться было некогда. Впереди их было всё-таки меньше, а значит, имелся шанс пробиться.

– Дар, Обжору ко мне! Филин, отрежь их сзади «Воронкой»!

– Сделаю! – отозвался погодник и, остановившись, начал каст. Остальные расступились, пропуская ко мне черепута.

– Что ты задумал?! – Лисичке, притёртой к канатам питомцем Дара, пришлось кричать, чтобы пробиться сквозь гвалт, но мне некогда было объяснять, каждая секунда на счету.

– Дар! Давай «Тараном» вдоль моста! Все за ним, быстро!

Повинуясь команде лекаря, черепут торпедой бросился вперёд.

Вокруг его тела радужным сиянием вспыхнул «Абсолютный щит», и гидлинги посыпались с моста в обе стороны, не в силах противостоять его могучему напору. Опыт потёк ощутимым ручейком. Выскочив с пляшущего моста на каменистое плато, Обжора развернулся, собираясь по приказу Дара отправиться обратно, но я остановил его окриком. Так быстро ни его «Таран», ни «Абсолютный щит» не перезарядятся, а поэтому второй бросок не будет иметь нужной силы. Вместо этого, как только Филин последним покинул мост, я взмахнул уником, врубаясь в несущий канат.

По моему примеру Лисичка вгрызлась в канат «Костяным убийцей», перепиливая жесткие, как проволока, волокна. Дар тоже выхватил кинжал. А Филин и Дед, прикрывая нас, на полную мощность выдали весь свой убийственный магический арсенал по приближающейся сзади толпе, не без серьёзных потерь преодолевшую крутящуюся воронку ледяного вихря. Рев и визг стоял просто оглушительный.

А канат, который я рубил, поддался только наполовину.

Мы не успевали – визжащая волна мохнатых тел приближалась слишком быстро.

Выход нашёл Дед.

Его молот с невероятной силой обрушился на правый опорный столб. Я закрылся рукой от хлестнувших каменных осколков. Ещё два удара гулко разнеслись во тьме и столб рухнул. Не успела тяжесть каната утащить его в пропасть, а клирик уже крушил второй столб. Перезарядившееся «Копье пламени», вырвавшись из ладони, внесло лепту в сражение, подпалив передние ряды атакующих. Стрелы Рыжей, прекратившей пилить, тоже полетели во врагов, сбивая тех, кто бежал прямо по верхнему левому канату.

Второй столб наконец рухнул, и мост с треском и грохотом обрушился вниз, заставив гидлингов посыпаться в вонючую бездну горохом.

Опыт полился рекой.

Время загрузки: 03.16

– Брат Зуб, твоя очередь, – окликнул Дар, закончив наполнять флягу в роднике. – После тебя в воду Обжору загоню, а это уже надолго, так что не мешкай.

Оазис – первая из трёх точек отдыха, расположенных на нашем пути.

Небольшой, хорошо освещенный овальный зал, мастерски выточенный в каменной толще, способный вместить два десятка жаждущих отдыха путников. Узкий вход позволял при необходимости защитить его в одиночку, пока мои спутники совершали водные процедуры. Пол выложен замшелыми гранитными плитами. Возле стен разбиты клумбы. Побеги вьющихся растений взбираются по закреплённым деревянным решёткам, из-за чего весь зал почти до самого потолка покрыт тёмной лиственной зеленью. Свет падал из огромной обсидиановой линзы на потолке – его было вполне достаточно, чтобы местная растительность не угасала.

В центре зала на высоком постаменте из белого мрамора возвышалась метровой высоты статуя, изображающая Драука – существо, полученное в результате экспериментов тёмной магии дроу. Выше талии у существа человеческий торс и почти человеческое лицо, вытянутые уши и острые черты выдавали в нем тёмного эльфа. Но вздёрнутые в угрожающем жесте руки выше локтей заканчивались когтистыми клешнями, а ниже талии тело существа превращалось в паучье и покоилось на восьми суставчатых лапах.

Всего лишь статуя, но впечатление она произвела жутковатое.

Встреча с Драуком ещё впереди, а пока у нас появилась возможность отдохнуть. Родник находился в дальней части зала, противоположной входу. Там в стену была встроена ещё одна статуя – человеческий пленник, прикованный к стене. Его лицо искажено вечной мукой, а мраморный живот рассекает глубокая рана, и из неё бежит кристально прозрачная вода, наполняя утопленный в пол небольшой, около двух метров диаметром бассейн. Он всегда полон, но не переполняется – где-то в нём предусмотрен сток. По обе стороны от родника тянутся длинные каменные скамьи, но соклановцы расселись прямо на цветниках, впитывают энергию живой природы. Ведь в пещерах, где кругом камень, восстанавливать силы затруднительно, поэтому участки с растительностью крайне востребованы.

Немного опередив меня, резвится Кроха – помахивая крылышками, делает вид, что бежит по воде. Мелкой почему-то весело. Но мне сейчас не до развлечений. Отложив щит, утомлённо опускаюсь на колени, пью воду из сложенных ковшиком ладоней. Вода настолько холодна, что от неё ломит зубы. Но удивительно вкусна. Помашешь вот так несколько часов мечом, и не только вода, даже воздух покажется слаще нектара. Ведь я всё ещё жив.

Наполнив флягу, присаживаюсь на свободное место рядом с девушкой.

Последняя схватка повысила до седьмого уровня и Рыжую, и Деда. Дара – до восьмого. Их лица сосредоточены, а взгляды погружены в себя. Не до разговоров, когда разбираешься с распределением свободных очков умений и параметров. Мой взгляд снова падает на статую. Только сейчас замечаю, что возле её подножия расположен небольшой жертвенник. Металлическая чаша на трёх прямых ножках. А под ней стопкой сложены чурбаки из тёмно-коричневого дерева, нарубленные словно по лекалу – с ладонь в длину и толщиной с моё запястье. По заверениям Гонора Оазис считается безопасной зоной, если не задерживаться здесь дольше двадцати минут. Иначе придут недобрые дяди с тёмными лицами и наполнят этот жертвенник твоей кровью. Очень романтично.

Мне тоже есть с чем разобраться.

По моему знаку Кроха живо подлетает и опускается на подставленную ладонь. Фейри выглядит довольной, хотя её тельце светится уже не так ярко, как час назад. Десяток схваток со стражами, оставшихся позади, на всех оставил свои отметины, а у неё единственной ни одной царапины. Не только потому, что по такой малявке сложно попасть. Фейри совсем не участвовала в схватках, а потому не набирала агро и враги ею просто не интересовались. За время пути она потратила три кристалла душ, и больше не просила. Пока не израсходована энергия предыдущего, она не в состоянии усвоить следующий и, соответственно, получить дополнительный опыт. На третьем уровне у Крохи открылся второй талант, так что самое время воспользоваться минутами затишья и спокойно разобраться с презентованными системой тремя очками умений.

Развитие у питомцев примерно такое же, как и у игроков.

Ранги талантов нарабатываются как в зависимости от частоты их применения, так и от вложенных очков. За ростом позволяет следить специальная шкала, а каждое распределённое очко талантов увеличивает их силу и уменьшает затраты энергии на применение на 1%, открывая возможности «веток», там, где они предусмотрены. Об этом меня попутно просветил Дар, и справка отразилась в глоссарии. Увы, ни у «Светлячка», ни у «Наблюдательности» веток развития не имелось. Но хотя бы справка стала более развернутой:

Наблюдательность (активно), ранг 1 (0/100): дар видеть скрытое. Ваш питомец способен обнаружить слабо замаскированные тайники и ловушки.

Не закрепляя, вкладываю все три очка в «Светлячка». Никакого эффекта. Чего-то я явно не понимаю. Возможно, эффект в некоторых умениях становится виден лишь после закрепления очков умений. Жаль. Перебрасываю очки в «наблюдательность»…

Результат следует немедленно. Фейри с обеспокоенным выражением на мордашке срывается с ладони, описывает над моей головой быстрый круг. Она словно что-то почуяла и пытается понять, что именно. Определившись, пикирует к жертвеннику, хватается ручонками за деревянный брусок и пытается его выдернуть из стопки. Гудение крыльев заметно усиливается, но ноша оказывается непосильной, фейри даже не удается сдвинуть брусок с места. Я удивлённо всматриваюсь в описание:

Древесина ископаемого дуба (используется для задания «Ценная порода»)

О как! Я тут же поднимаюсь, забывая об усталости, и подхожу к жертвеннику. Чурбаков оказывается пять штук – ровно половина из нужного количества, прячу их в котомку. Впереди по плану предстоит посетить ещё два Оазиса, и я удовлетворённо хмыкаю. А ведь пока Кроха не ткнулась в эти деревяшки, они выглядели для меня совершенно обычными. Не колеблясь, закрепляю очки талантов Крохи в «Наблюдательности» и получаю сразу третий ранг (1/300). Полезная вещь.

Обернувшись, вижу, что оба свежеиспеченных седьмых уже разобрались со своими параметрами и теперь наблюдают за мной. Впрочем, глазеть тут больше некуда. Поэтому Дед от них тоже не отстает, делает вид, что дремлет, а сам смотрит в прищур. Только Дар реально погружен в себя – его взгляд затуманен, а пальцы, ощупывающие панцирь черепута, слегка светятся зелёным. Проверяет, насколько хорошо заживают поврежденные места, и при необходимости вливает энергию. Нужное дело, Обжора – наша спасительная палочка-выручалочка. Черепут прекрасно показал себя в схватках, нам пока не попалось противника, который смог бы устоять перед его мощью. И кстати, он получил шестой уровень. Способности его не изменились, но жизнь, броня и вес заметно подросли: 600/300/550 соответственно перечисленному.

– Зачем дрова прячешь, Зуб? – недоумённо спросил Филин, не выдержав первым.

– По квесту, – не стал скрывать я.

– А почему мы не знаем? – тут же весьма заинтересованно спросила Лисичка.

– Ну-ка, ну-ка, что за квест? – клирик тоже моментально «просыпается». – Почему не поделился?

Зачитать квест – не проблема, что я и делаю.

Но когда пытаюсь разделить задание для группы, выясняется, что это невозможно. Квест индивидуальный, брать можно только лично у Ушастого. А выяснив, что награда за него неизвестна, все сразу теряют интерес. Дед сварливо советует не забивать хламом котомку – вдруг что-то действительно интересное найду, а место будет занято. Ерунда. Котомку освободить никогда не поздно, а вернуться за деревяшками будет уже невозможно. Здесь путь только в один конец.

Я присаживаюсь рядом с Даром, чтобы понаблюдать за его священнодействием с черепутом. Питомцы требуют забот, но они того стоят. Дар прерывает своё занятие, отпускает Обжору к роднику, чтобы тот напился как следует, внимательно смотрит на меня, и не сразу решается спросить:

– Ты как… Больше на меня не злишься?

– Нет, – я пожимаю плечами, неловко усмехаясь. Он правильно понял, почему я подсел именно к нему. – Все личные проблемы я оставил за пределами подземелья.

А все мои пробелы по тактике с Губителем уже заполнены по пути, и теперь моё незнание не подведёт в ответственный момент ни меня самого, ни группу. Поэтому претензий к магу больше нет. Особенно после того, как мы с десяток раз прикрывали друг другу спины в бою. Но что-то внутри всё ещё требует дополнительных извинений. Может быть, совесть?

Вообще удивительно. На острове Храма, когда Гонор объяснял тактику по Губителю, он несколько раз подчеркнул, что и в какой последовательности нужно делать. Но ни разу не упомянул, что произойдет с питомцем после завершающего удара Губителя. Зачем, если все и так давно это знают? Мне ведь казалось вполне логичным, что подставляется именно питомец – сейв игрока дороже, но я не понимал, насколько все серьёзно, пока не услышал настоящую причину уже возле входа.

– И всё же, – Дар качает головой. – Я должен был сказать про Алису.

– Я понимаю, почему ты не смог. Так что забей. Кроме того, нет худа без добра. Не будь логова – не было бы и клана. Так что все к лучшему. И извини за тот удар…

– Какой удар? – маг ухмыляется, делая вид, что не понимает, о чём о речь. И я невольно улыбаюсь в ответ, чувствуя, как светлеет на душе. Не знаю, что за хандра у него была после Храма, но сейчас это уже прежний Дар, с которым я познакомился в Ромашке. – Погоди-ка, Зуб. А что это с твоей Крохой?

А Кроха и впрямь сама не своя.

Вьётся вокруг статуи Драука, как пчёлка, учуявшая запах цветочного нектара. Опять что-то нашла? Или почуяла опасность? Я поднимаюсь и подхожу ближе, настороженно поглядывая в направлении входа.

Но там пока тихо.

Кроха подлетает к одной из угрожающе вскинутых клешней статуи, тянет её на себя и вниз. Естественно, безрезультатно, но её намерения понятны. Я с силой дёргаю за каменную руку и она поддается, с шорохом опускаясь вниз. Из соединения сыпется мелкая пыль. Фейри подлетает ко второй лапе и требовательно указывает на неё пальчиком. Проделываю с ней то же самое. В постаменте раздается скрежет, и каменная заслонка уходит в пол, открывая потайной карман.

Я тут же присаживаюсь и заглядываю.

На изумлённый возглас сбегаются все, толпятся рядом, возбужденно ощупывают находку. Ни у кого не возникает возражений, кому она достанется. Моя кожаная куртка довольно тонкая, поэтому лишь скидываю со спины уник и натягиваю обновку прямо поверх неё. Лисичка отгоняет всех, чтобы не мешали друг другу, и помогает мне затянуть застежки на боках.

«Кираса Стража»: защитное снаряжение для торса. Прочность 65/85, защита 195. Ограничение по использованию: класс «воин».

Закончив с креплениями, девушка отступает на пару шагов и вместе с остальными любуется моим преображенным видом. Я повожу плечами, поднимаю с пола уник, провожу несколько быстрых выпадов, с шелестом режущих воздух. Сегментированный доспех совсем не стесняет движений. Он из такого же материала, что и щит – чёрный, жесткий на ощупь, почти невесомый. И довольно сложный по конструкции. Рельефный нагрудник и верхняя часть спины цельные, а ниже вплоть до бёдер с нахлестом идут пластины, соединенные друг с другом изнутри ремнями, заклёпками и застежками. В этом доспехе чувствую себя совершенно другим человеком. Филин завистливо хмыкает, Дар одобрительно кивает, непроницаемое выражение лица Папаши не понять. Ну а Рыжая – та просто рада за меня, и мне это нравится.

– Помнится, кто-то спрашивал, какой от фейри толк, а? – смеётся девушка. – А вот теперь кусайте локти, что у вас такого пета нет.

– Для хозяина старается, это понятно, – задумчиво роняет Дед. – А для нас что-нибудь может найти?

Польщённая вниманием Кроха деловито кивает, манит Деда за собой пальчиком и летит к роднику, возле которого дрыхнет напившийся Обжора, закрепляя свои новые параметры. Зависнув над бассейном, фейри тычет в воду пальцем. Клирик не заставляет себя ждать и, засучив рукава, принимается обстоятельно обшаривать дно. А затем с изумлённым возгласом достаёт поблескивающее серебром «Простое кольцо мудрости», идеально подходящее по параметрам его классу: Мана + 50, мудрость + 10.

– Какая прелесть, – Дед с ухмылкой надевает кольцо на палец и тут же садится на цветник для закрепления характеристик. Растения уже успели пожухнуть, наша группа вытянула из цветника почти всю энергию, но для него ещё хватит.

А соклановцы уже наперебой теребят мою Кроху, требуют плюшек. Дорвались до сладкого. Меня новая находка заставила задуматься. Получается, Кроха знала о тайнике в бассейне, но предпочла показать только то, что подходило мне? Или не сразу сообразила? Но за каждую находку ей прибавлялось опыта не меньше, чем за поглощенный крид! Отдаю распоряжение искать вещи для всех. Увы, праздник окончился – Кроха сконфуженно разводит ладошками. Она и так нашла в зале всё, что оказалось в её силах.

– Ладно, ребята, все это здорово, но время идёт, – спохватывается Дар. – Рыжая, Дед, озвучьте для народа свои новые способности, и выдвигаемся.

– С себя бы и начал, – напоминает Дед.

– С восьмого по десятый ничего нового уже не будет, – с сожалением поясняет Дар. – Очки идут лишь на усиление того, что уже имеется. Так что не обо мне речь.

– Ну, тогда ладно, – сдаётся клирик. – У меня прибавилась «Чистка». Могу теперь снять парочку усилений с врага, восстановление весьма быстрое – десять секунд.

– Полезная штука, – кивает Дар. – А ты, Рыжая?

– А у меня «Веерный огонь». Это усиление вешается перед «Призрачным выстрелом», энергетическая стрела множится и поражает до пяти врагов в направлении цели. Урон слабее, чем от одиночного, зато, можно сказать, удар по площади. Я покажу, у меня очки атаки с последнего боя ещё висят…

Никто её даже остановить не успел, разбойница натянула лук и выстрелила мгновенно. Пучок светящихся трасс брызнул перед ней широко расходящимся лучом. Но центральная стрела поразила голову статуи Драука, взорвав её каменным крошевом.

– Черт… Рыжая, зачем, – с досадой вырвалось у Дара. – Хороши же из нас гости…

– Нашёл о чём переживать, – пренебрежительно отмахнулся Дед. – К следующей загрузке здесь уже всё будет как новенькое…

Он не договорил.

Царившую в коридоре тишину вдруг нарушил подозрительный шелест, быстро перерастающий в угрожающее шипение.

Нам понадобилось несколько секунд, чтобы выскочить из зала и сломя голову дунуть прочь, стараясь убраться от Оазиса как можно дальше, чтобы не столкнуться с «проверяющими». А сзади, замораживая кровь в жилах, догонял дробный перестук сотен паучьих лап.

http://tl.rulate.ru/book/17119/350821

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)
Сказали спасибо 45 пользователей

Обсуждение:

Еще никто не написал комментариев...
Чтоб оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь
Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим