Готовый перевод Вселенная ИКС / Вселенная ИКС: Глава 15. Дела насущные (1)

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

– Не дорога, а одно название! – пробурчал Папаша, двигаясь за моей спиной замыкающим. – Филин, долго там ещё? Филин, не спи, замёрзнешь!

Усеянная камнями тропа, по которой мы взбирались около получаса, прихотливо извивалась вдоль крутого горного склона. Слева тянулась отвесная стена из выщербленного серого гранита, а справа зияла затянутая далеко внизу туманом пропасть, неосторожный взгляд в которую вызывал невольную дрожь. Классический «интерьер» для подобных приключений. Ширина тропы – не больше метра, вдвоём не разойтись.

Маг шёл впереди отряда, приняв на себя роль проводника, и докричаться до него было не всегда просто: навстречу дул холодный северный ветер, он заставлял звучать голоса глухо и неразборчиво.

– Да уже скоро! – наконец едва слышно донёсся отклик Филина.

Нам пришлось спешиться ещё у подножия горы и дальше двигаться гуськом, ведя космачей за поводья. Такая дорога требовала предельного внимания, а лишний раз кричать в горах не стоило – чревато обвалом, поэтому все разговоры пришлось отложить на потом. Но раз в несколько минут Папаша находил повод поворчать, видимо, чтобы разрядить напряжение. Подозреваю, что нервирует его не столько тропа и отвесная круча, сколько тот факт, что я двигался следом за космачем Лисички. Когда тропа поворачивала и ладная фигурка хозяйки коника показывалась на глаза полностью, я не упускал случая ею полюбоваться. И симпатичной попкой, соответственно. Все лучше, чем глазеть в пропасть, а потом бороться с тошнотворным головокружением. Отвлекающий фактор в данных обстоятельствах – весьма полезная вещь.

За пару часов, проведенных вместе, сложно не заметить, насколько наш Дед ревнивый тип. Вторая молодость, это, конечно, шикарный подарок игрового мира. Но вместе с молодостью, похоже, в полной мере вернулась гормональная буря, присущая молодым. И всё же он держал себя в руках, позволяя себе лишь ворчание и жгучие взгляды, которыми он сверлил мне затылок.

Мы вроде как все неплохо поладили за эти часы, поэтому я не сомневался, что он воздержится от опрометчивых выходок. Например, не приласкает меня тем же средством, что и Алису на полянке перед логовом костееда – парализующим и вызывающим страдание заклинанием «Плеть Боли». Но на обратном пути лучше выбрать местечко во главе или хвосте отряда, чтобы лишний раз не провоцировать соклановца.

Кстати, любопытный момент.

Будучи клириком, Папаша познакомился со своим божеством раньше нас всех. И хотя имя покровителя разглашать отказался, мотивируя это запретом, в ходе общего разговора удалось выяснить кое-что интересное. Как оказалось, игроки не выбирают себе богов в местном пантеоне. Совсем наоборот – божества сами выбирают среди игроков приверженцев, наиболее соответствующих по своим личностным качествам их божественной сути. Игрок, конечно, волен отказаться, если бог ему не приглянулся, но не стоит забывать, что боги мстительны…

Мда, со свободой выбора здесь, мягко говоря, хреновато. Именно поэтому в Храм я так и не зашёл, когда была возможность. Воздержался. Зато Лисичка и Филин Храм посетили… и ничего. Ни одно из бесчисленных божеств ВИКС ими не заинтересовалось. То ли не доросли до нужного уровня, то ли день был не приёмный, то ли ещё какая причина, но посвящение не состоялось.

Жрецы тоже молчали, как воды в рот набрали – неразговорчивые типы.

За время, проведенное на острове, ни от кого из них так и не довелось услышать ни слова. Безмолвные узкоглазые и смуглолицые люди в солнечно-жёлтых рясах, похожие друг на друга, как родные братья. Ни уровня, ни имени, ни специализации, просто – «Жрец Храма Возрождения». Деловито сновали по островку, пололи и поливали грядки на аккуратных огородиках, засаженных морковкой, капустой, свеклой и прочими радостями сельского хозяйства. Врачевали путников, нуждающихся в помощи, молились в Храме. И всё делали молча. То ли у них обет молчания, то ли просто немые от рождения, то ли запрещено разговаривать с непосвященными.

Ну, не суть. Так вот, «Плеть Боли» Папаша получил от своего божества в качестве бонуса к специализации инквизитора. И это заклинание здорово пригодилось при драке с матерым костеедом. Жаркая была схватка…

Впереди испуганно дернулся космач, прервав размышления.

Отлетевший от копыт камень звонко запрыгал вниз по стенке, пока не исчез в бездне. Я погладил животное по тёплой мохнатой морде, успокаивая. Воспользовавшись заминкой, отхлебнул из фляги водички – простой водички, теперь у меня имелась запасная фляга, и двинулся дальше, не дожидаясь недовольного окрика Деда...

Когда костеед выбрался из норы, я уж было решил, что нам всем хана, несмотря на присутствие девятиуровневого клира. Зверь оказался в полтора раза крупнее молодого! Как вспомню – так мороз по коже. Могучим прыжком вымахнув из темноты лаза, тварь сразу рванула на Гонора. Монстру не потребовалось ни малейшей задержки для оценки противника, обоняние и слух позволили это сделать ещё в глубине норы. Тяжелое, увитое могучими мышцами тело взвилось в воздух, выставив загребущие лапы с чудовищными когтями, громадная пасть распахнулась, обнажая частокол острых клыков. Под массивными надбровными дугами вспыхнули узкие глаза, злобно впившись в клира…

Я поежился и встряхнул головой, прогоняя наваждение. Тропа вильнула снова, немного расширяясь, а пропасть заметно сузилась и помельчала. Туман отступил, обнажая внизу нагромождения каменных зубьев, соседний горный склон придвинулся ближе. Но ветер, потеряв простор, лишь усилился, коварно забираясь холодными лапами под куртку и заставляя кожу на лице дубеть.

Я уже пожалел, что выбросил лохмотья, оставшиеся после моей первой смерти – сейчас бы напялил сверху и стало бы потеплее. Или одолжил бы Лисичке: на неё, в рубашке и жилетке, даже смотреть было холодно, так и хотелось во что-нибудь укутать. Но девушка не жаловалась, и даже никак не показывала, что ветер вызывает неудобство, шагала уверенно, свободно. Надо будет как-нибудь спросить, нет ли у класса разбойников защиты от непогоды. Впрочем, я чувствовал, как тело постепенно приспосабливается, дискомфорт отступает, а кровь греет активнее, чем раньше…

«Закалка, 1 ранг (1/100): сопротивляемость холоду повышена на 5% от базовой».

Вот и ответ получил на вопрос – что именно греет Рыжую и остальных…

Драка с костеедом уже через несколько секунд превратилась в кровавую свалку. На ногах остался только Гонор, взявший на себя роль танка – с порванной щекой и глубокими отметинами когтей на груди, едва не пробивших плотное плетение металлических колец кольчуги. Он же в итоге тварь и прикончил, размозжив костееду череп боевым молотом. А потом, уже после того, как мы обмазались настойкой, дополнительно подлечил нас единственным хилящим заклинанием в своей специализации клирика-стража, усилив эффект регенерации всех полученных ран и царапин...

К черту. Лучше не забивать голову воспоминаниями, а думать о более насущных вещах. К примеру, о доставшейся тысяче опыта и о трофее. Когда труп костееда развеяли, на земле остался элитный кристалл души и «Простое кольцо могущества» – повышение силы на 5%, усиление физических атак на 5%. Кристалл забрал Гонор, великодушно простив остаток долга в преддверии общего объединения, а кольцо досталось мне, как соответствующее классу. Ни Филин, ни Папаша возражать не стали, хотя и не скрывали разочарования, но для них это колечко было почти бесполезно.

А затем, распрощавшись с Гонором и Папашей, мы с Филином отправились на поиски Дара.

И мы его нашли.

Получасовой путь по лесу, а затем по берегу реки вывел к уже знакомой пристани. Хоть тут Алиса не соврала. Возле кострища я спрыгнул с космача, походил вокруг, осматриваясь. Никаких следов нашего с Даром вчерашнего пребывания. И вещи тоже исчезли. Я, конечно, не рассчитывал, что всё это время Дар будет торчать здесь, это было бы слишком легко, но наихудший вариант тоже в планы не входил. Донельзя раздосадованный, пнул почерневшие головешки. Криды, конечно, жаль, сколько часов с Даром убили на их добывание, но это дело наживное. А вот Дубликатор и Семя питомца… Скверно. Серьёзная потеря, подрывающая мою боеспособность в будущем. Мне очень глянулся генетически привязанный друг вроде Обжоры, а теперь я такой возможности лишился.

– Филин, этой ночью новички в Репликаторе ведь тоже появлялись?

– Появлялись, – отозвался Филин, тоже слезая с маунта и с болезненной гримасой потирая рукой костлявый зад. – Двоих Гонор прибрал, одного – Алиса.

– А новоиспеченных клиров среди них не было? Я же помню, как ты Деда в первую же ночь сюда водил.

– Не было. Да новички ни при чём, – успокоил маг, смекнув, к чему я веду. – Вещи твои мог Дар прибрать.

– Надеюсь, что он, – я кивнул. – Иначе ещё и воришку придётся искать. Просто на всякий случай любые варианты рассматриваю.

Я уже досконально выяснил, что Дубликатор и Семя питомца тоже являются привязанными, но ограниченно. То есть, вместе с игроком они в Репликаторе не воссоздаются, но тот, кто их найдёт, воспользоваться не сможет. Разве что пожелает вернуть за законное вознаграждение. Будь иначе, тут бы уже чёрт знает что творилось. Например, нечистые на руку старшие отбирали бы уникальные вещички у младших. Для этого даже убивать не нужно, тупая сила и преимущество уровней. Семя, допустим, использовать вне квеста проблематично, ничего хорошего не выйдет, а вот дополнительный дубликатор – великий соблазн привязать к себе любые вещички вообще. Поэтому такая возможность урезана механикой игры. И всё же специально навредить можно. Например, зашвырнуть уникальные предметы в реку или пропасть – и попробуй их там найди.

Но замечание Филина заставило течь мысли в другом направлении.

Перед тем как отправиться с Папашей в Ромашку, Гонор заверил, что Дар в посёлке не появлялся, его не видели на заставах, да вообще никто не видел со вчерашнего вечера. А если предположить, что Дар жив, и вещи забрал именно он, то где он может находиться? Правильно. Я уставился через реку в сторону острова, где белели стены Храма. Дар ведь успел позвонить в колокол, и жрецы могли приплыть уже после того, как прислужники Губителя загнали меня в воду. А значит…

– А может, и Алиса успела забрать, – брякнул Филин. – Она такая, она может.

– Типун тебе на язык. Нет, Филин, будь она здесь, уже бы объявилась. Для её же блага надеюсь, что она сейчас в посёлке сидит и обиду пивом лечит. Второй раз со мной такой номер не пройдёт, рассчитывать на реванш ей нечего.

– А может, сейчас сокланов собирает, чтобы найти тебя и по башке настучать, – с мрачным выражением предположил маг.

– Не «меня», а «нас» – привыкай заранее. Локация большая, быстро не получится, – я хмыкнул. – Да и не каждый согласится выполнять её прихоти.

– Корнет бы согласился, – Филин присел около воды, сполоснул лицо, фыркнул.

Любит же он каркать. Парень, видимо, из тех, у кого, как говорится, стакан всегда наполовину пуст. Выражение вечного недовольства почти не сходило с его худощавого лица, и он с лёгкостью находил любой предлог посчитать себя обиженным. Но выбирать союзников сейчас не приходилось – это раз. И он встал если и не на мою сторону в споре с Алисой, то хотя бы отказался действовать с ней заодно – это два. Что-то хорошее у него в душе всё-таки есть, а пока мне этого достаточно.

А то, что Филин постоянно ворчит – мелочи. Защитная реакция. Вероятно, в той, прошлой жизни, его часто шпыняли за непрезентабельную внешность и нерешительный характер, вот и ожесточился. Он может этого и не помнить, но в подкорке обязательно что-то должно остаться, ведь все мы здесь остались сами собой. Неплохо бы расположить его к себе, дать понять, что я ему точно не враг. Доверия много никогда не бывает. И верное средство для начала – просто разговорить, а то за всю дорогу лишь парой фраз перекинулись.

– Корнет в данже, беспокоиться пока не о чем, – я пожал плечами и твёрдо добавил: – А появится – найдём и на него управу. Скорее всего, без него Алиса пока ничего предпринимать не станет, не так уж много у нее оголтелых сторонников. Сделаем так: ты пока собирай хворост, разжигай костер. Будем вызывать жрецов. Дара стоит поискать на острове.

– Собирай, разжигай… раскомандовался тут, – проворчал маг-погодник, впрочем, без особого недовольства, больше по привычке ворчать по любому поводу. – А ты что будешь делать?

– Мне нужно по берегу прошвырнуться, тут мой трупик недалеко.

Филин при этом сообщении слегка переменился в лице. Парадокс – в боевой обстановке он вёл себя молодцом, дрался так, словно каждый бой был для него последним… Сколько же нужно мужества, чтобы каждый раз преодолевать такой отчаянный страх перед смертью?

– Или ты со мной сгоняешь?

– Не, не, мне и здесь неплохо будет, – погодник торопливо замотал вихрастой головой на тощей шее. – Езжай, куда хотел.

Тут меня кое-что осенило:

– Кстати, а кто твоим ментором был?

– Да он и был, – Филин вытер рукавом балахона лицо и как-то вымученно улыбнулся. – Корнет. Я прямо дождаться не мог, когда у меня пятый уровень стукнет, чтобы от его менторства избавиться. Совершенно реактивный… тип. В каждую драку бросался очертя голову, я из-за него едва не погиб. Дважды. Как минимум.

Я сочувственно покачал головой. Теперь понятно, от кого он такие манеры перенял, причём не свойственные характеру.

– Слушай, будь другом, задержи жрецов, если приплывут раньше моего возвращения, лады?

Филин кивнул и полез в котомку. Я уже собирался вскочить на космача и отравиться за своим шмотом, но тут с удивлением уставился на то, что он достал из котомки и бережно опустил в траву:

Питомец «Блоха»: принадлежит игроку Филин. Вид – клыкан (щенок), уровень 1, жизнь 50…

Оказавшись в траве, клыканчик недовольно засопел – крохотное, в два кулака, существо песочного окраса с чёрными подпалинами на боках. Приоткрыл чёрные глазки-пуговки, попытался цапнуть хозяина за палец, но не преуспел в этом благородном деле. И снова свернулся в клубок, силясь вернуть ощущение теплого уюта, которое испытывал в котомке.

– Это ещё что за чудо, Филин? А почему…

– А если спросишь, почему такой мелкий, я тебе морду набью, Зуб, – Филин глянул на меня исподлобья, похоже, заранее собираясь обидеться, если я продолжу развивать тему. Но как раз эта тема мне была крайне интересна, и я постарался проявить тактичность:

– Спокойно, я ведь об этом знаю меньше тебя, Филин. Будь другом, посвяти в подробности. Вот так и выглядит неудачное приручение?

Я, конечно, помнил рассказ Дара о том, что сбой условий квеста ведет к сбросу параметров и уменьшению массы приручаемого существа, но хотелось и Филина послушать. Лишней информации не бывает, вдруг что-то полезное скажет.

– Угу, – после моих слов маг заметно оттаял. Он аккуратно, подушечками пальцев, погладил существо по шелковистой шерстке на спинке, в его взгляде прямо-таки засветилась нежность. – У Корнета такая же история. Только у меня вместо клыкана вышел щенок, а у него вместо матёрого кабана мелкий свинёнок получился. Такие питомцы, вроде вашего Обжоры, здесь жуткая редкость.

– Вернее, жуткая редкость – полноценное приручение, ты хотел сказать.

– Ну да, – маг дернул подбородком в сторону клыкана. – Корнет говорил, что пета в зависимости от вида растить приходиться от двух до шести недель. Только когда войдет в силу, то начнет набирать взрослые уровни. И способности тогда же проявятся. А до тех пор никакого толку от его короны не будет. От любого чиха помрёт, любой моб одним ударом прибьёт.

Корона, кстати, напротив имени щенка стояла неслабая – с тремя зубцами, как у Обжоры.

– Поэтому в котомке и таскаешь?

– Угу. Не только я. Разве не обратил внимания, что в локации почти ни у кого живность рядом не бегает? Потому что малышню в основном в котомках таскают. Выпускают только на кормежку и прогулку. Можно, конечно, в Стойлах за определённую плату на день пристраивать, но когда носишь с собой, питомец растет быстрее. Близость важна. Жаль, в данж всё равно взять не смогу, не успеет он вырасти. Там он от любого моба ласты склеит, ничего сделать не успеет. Щенок есть щенок, – Филин тяжело вздохнул и с виноватым видом погладил клыканчика по головке, словно прося у него прощения. – Никак к нему не привыкну, забываю, что он за спиной. Я ведь про него вспомнил уже во время драки с костеедом и всё время боялся, что упаду и придавлю. А он даже не проснулся. Мелкие всегда спят большую часть времени. Хорошо, что прокормить их – не проблема, вполне годится мясо с мобов.

– А он пока в котомке, не сожрёт все твои припасы?

– Неа, – парнишка как-то неуверенно улыбнулся, словно забыл, как это вообще делается, и теперь тренировался заново. – У питомцев в котомке режим сна сам собой включается, свойство такое. Да и карман для мяса отдельный, мне ведь и самому надо грызть.

Ну, вижу, действительно оттаял, раз так разговорился. Начало положено.

http://tl.rulate.ru/book/17119/349200

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)
Сказали спасибо 46 пользователей

Обсуждение:

Еще никто не написал комментариев...
Чтоб оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь
Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим