Перевод Вселенная Бездны / Вы призвали не того! (книга 7): Глава 149 - Шагая по краю безумия (часть 1). Последствия. :: Tl.Rulate.ru

Вселенная Бездны / Вы призвали не того! (книга 7): Глава 149 - Шагая по краю безумия (часть 1). Последствия.

Русский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Глава 149. Шагая по краю безумия (часть 1). Последствия.
Какой-то грязный переулок бомжатника вокруг столицы людей.
- Есть способы узнать обстановку? - обратился я к Василисе. - Ну там законсервированные агенты, явки, пароли…
- А давай без издевательств? - слегка скривилась агент принцессы. - Тут в шпионов только тайный сыск играет, но с ними на контакт пока лучше не идти, потому как в лояльности этих проныр после ареста Ее Высочества я не уверена.
- А хоть какая-то поддержка у принцессы в этом городе есть? - выгнул я бровь, краем глаза следя за входом в переулок, куда уже заглядывали побито-упитые бандитские хари.
- Нужно проверить несколько контактов… - задумалась Васька. - Тай, пробегись по торговому и знатному району. Раскидай… нужным людям оповещения о сборе.
- Исполняю, - тихо отозвалась девушка-скрытник, после чего свербящее чувство промеж моих лопаток, сигнализирующее о чьем-то недовольном взгляде, стало быстро исчезать.
- Чего она так на меня взъелась? - проворчал я, поводя плечами.
- А ты как думаешь? - усмехнулась Василиса.
- Я чаще всего вообще не думаю, - оскалился я в ответ. - Вернее думаю, но не тем местом.
- Вот потому и взъелась, - вздохнула девушка. - Напоил ее, нажрался сам, потом практически обесчестил… Любая уважающая себя женщина после такого будет тебя недолюбливать. Ну, или наоборот — тут все зависит от самого процесса…
- Ладно, не грузи мой мозг, он и так в ребуте, - отмахнулся я.
- Тогда не задавай глупых вопросов, - фыркнула Васька и, тряхнув волосами, махнула рукой своей паре молчаливых телохранителей. - Я тоже пройдусь по паре мест, постараюсь узнать новости. Но вот для тебя туда путь будет закрыт. Тем более в таком виде.
- Ну да, в приличное общество обмазанного в говне и крови, небритого головореза с кучей железяк точно не пустят, - я отколупнул с руки присохший потек крови. - Нужно где-нибудь привести себя в порядок, а уж потом изображать Штирлица на выпасе… Встречаемся тут же на рассвете. Если кто не явится, считать бесславно сдохшим в придорожной канаве.
- А вот этого хотелось бы избежать, - вздохнула Васька. - Но ничего нельзя исключать.
В сопровождении своих охранников, из-под железных шлемов которых я явственно расслышал вздох облегчения, агент принцессы быстро скрылась за поворотом, растворившись в ночном городе.
- А мы куда? - уточнила необычно тихо стоявшая рядом Лакрония.
- Я — мыться, а вот ты… - скользнув задумчивым взглядом по хрупкой фигурке, я кое-что припомнил. - Ты, вроде бы, летать умеешь?
- Так точно, сэр!
- Ну вот и хлопай ресницами в синюю высь, - ткнул я пальцем в темное ночное небо. - Полетаешь над городом, посмотришь что и где творится. Особенно меня интересует королевский замок.
- А что в награду? - хитро прищурилась вампирша.
- Хрен в задницу, - отшутился я.
- Идет! - радостно пискнула мелочь и одним взмахом появившихся за спиной перепончатых крыльев свечкой послала себя в небеса.
- Бляяяяяя… - помассировал я висок.
***
Легко взобравшись на крышу какой-то стоявшей рядом деревянной халупы, я тряхнул тяжелой головой и попытался придумать, где можно быстренько привести себя в порядок. Сделать это действительно стоило, потому как блуждания по канализации и последующая безумная резня не самым лучшим образом сказались на моем внешнем виде. И пусть костюм сам себя еще более-менее чистил-штопал, но вот мою шкурку он с подобной лаской обходил стороной.
На ум пришла только текущая через город речка, которую приметил еще в первые дни своего пребывания в этом зашкварном мире. Вопрос только в том, в какой она стороне…
- Наш девиз — четыре слова! Сам еблан, спроси другого, - сделал я уникальное по своей гениальности умозаключение и глянул вниз.
Подо мной, притаившимся на краю крыши аки симпатичная гаргулья, этажом ниже был небольшой балкончик, на котором не слишком изобретательно сношались молодая девушка и пухлый мужик лет сорока. Второй усиленно пыхтел, а первая довольно неубедительно изображала страстные стоны.
Слегка оттолкнувшись от края крыши и сделав в воздухе пижонское сальто, мягко приземлился рядом с парой, картинно вытянувшись по струнке и задрав руки вверх.
- Десять из десяти, - улыбнулся я им, сам себе выставляя оценку.
Они, впрочем, подобное не оценили. Мужик завизжал как свинка, попавшая в руки оголодавшего племени африканских голожопов и понявшая простую истину: сначала ее пустят по кругу как маленькую самку собаки, а потом подадут как закусон к бражке из бананов. И хорошо, если ко второму пункту она уже будет дохлой…
Девушка тут же выхватила откуда-то из лежащего рядом тряпья короткий меч и храбро закрыла неплохой такой грудью мужика.
А мой мозг от подобной картины слегка дал трещину. Впрочем, судя по последним событиям, его самочувствию это не принесет хоть сколько-нибудь значимых изменений. Там и так уже поломано все, что только можно.
- Ты кто еще такой?! - визгливо осведомился из-за плеча девушки мужичок. - Я охрану вызову!
- Кто я такой? Ты спрашиваешь, кто я такой?! - моей лыбе, наверное, позавидовала бы и Кроконяшка. Подхватив полы плаща, я картинно взмахнул им, старательно изображая крылья. - Я - Ужас, летящий на крыльях Ночи! Я - Камушек в твоем Сапоге! Я - Колючка под твоей задницей! Я - ресница, застрявшая под веком! Я Великий! Я Ужасный! Я - Черный Плащ! Кря!
- Ненормальный какой-то… - пробормотала девушка, ногой подтягивая к себе перевязь с метательными ножами.
- Есть немного, - кивнул я, продолжая по-идиотски скалиться так широко, что скулы начало сводить. - Да ты не парься, красавица. Просто ткни мне пальчиком в сторону библиоте… тьфу, бля, речки, и я тут же улетучусь аки обещания депутатов после случки с народными массами.
- Вон там, - осторожно показала девушка направление свободной рукой, а второй не отводя направленный на меня меч.
- Замечательно, - приметил я ориентир в виде какой-то высокой башни в той стороне. После чего глянул на ее ножки и невольно облизнулся.
- Душиии… - прошипело что-то над самым ухом. - Дай… мне… их… душииии…
- Упс, - почесал затылок, глядя на напряженных собеседников. - Кажется, у меня снова крышу рвет. Хорошо, что тут нет одной моей знакомой. А то в последний раз она активно порывалась меня по стенке размазать.
- Ты уверен, что меня тут нет, герой? - раздался за спиной настолько ласковый голос Химэ, что мурашки хором начали отпевать меня еще при жизни.
- Уже нет, - вздохнул я, оглядываясь.
Блондинка стояла, прислонившись спиной к грязной стене и поигрывая небольшим кинжалом из красноватого кристалла. Вокруг нее в воздухе висела еще пара таких же.
- Что? - уточнил я. - Я еще не сошел с ума. Пока держусь.
- Опять же, повторю свой вопрос, - ласковая улыбка и абсолютно холодные льдисто-голубые глаза. - Ты в этом уверен?
Повернувшись обратно, я чуть не заработал вывих мозга.
Передо мной было две пары человек. Одна именно та, что я запомнил, в виде толстячка, дрожащего за спиной сосредоточенной девушки. А вторая… ну, опять же они, только немного в разобранном виде. Картинки будто накладывались друг на друга, то проступая в качестве одного варианта, то второго.
- Слышь, красавица? - обратился я к обнаженной девушке. - Ты живая или мертвая?
- Мертвая, - напряженно произнесла «живая» версия. - Ты только что нас убил.
- Живая, - одновременно с ней прохрипела версия с разрубленным горлом. - Это всего лишь твоя галлюцинация.
- Что ты видишь, Буревестник? - на плечо легла изящная, но какая-то ледяная рука Химэ. - Ты можешь отличить плод своего безумия от того, что оно пытается от тебя скрыть?
- Ну же, попробуй, - раздался с другой стороны точно такой же голос, и на другое плечо легла еще одна рука Химэ. - Что тут настоящее? А что фальшивка?
- То, что я еще осознаю, что происходит, - пробормотал я, стряхивая руки обеих Химэ, - означает, что все еще нахожусь в более-менее вменяемом состоянии. Вы обе фальшивки. Вас тут вообще нет. А эти…
Я посмотрел на пустой балкон.
- А они уже давно сбежали.
- Ты уверен? - раздался справа другой голос. Шипяще-хрипящий, как старый радиоприемник. - Ты… уверен?
Медленно поднял правую руку.
Посмотрел сначала на ехидный алый глаз на тыльной стороне ладони. Потом взгляд скользнул ниже.
Пальцы крепко, почти судорожно сжимали волосы на отрезанной голове девушки, с которой я только что разговаривал.
Глянул под ноги.
Два обезглавленных тела заливали кровью небольшой балкончик.
- Это. Не. Реально, - по слогам произнес я, усилием воли разжимая пальцы.
Голова со вполне реалистичным звуком шлепнулась в лужу крови.
- Безумец, - прошептали мертвые губы, растягиваясь в страшной улыбке.
- Река… - пробормотал я, поворачиваясь в указанную ранее сторону. - Нужно просто искупаться… Собраться с мыслями.
Не обращая внимания на напряженно следящих за каждым моим движением девушку и толстяка, я перепрыгнул на стоящий рядом дом и, быстро забравшись на крышу, потрусил в сторону речки. Хорошо хоть у большинства местных халуп крыши были деревянные, и лишь изредка приходилось обходить соломенные.
- Души… Души… Много сладких душ… - шипел в правом ухе противный голос Саси.
Интересно, у меня и правда глаз на руке открылся, или это очередной выкидыш моего нездорового восприятия?
Добравшись до набережной бедняцкого района, перевел порядком сбившееся дыхание — подобный скоростной забег по хлипким крышам даже для моего усиленного организма дался с огромным трудом.
- Статус, - пробормотал я, и найдя в появившемся окне нужную строчку, добавил. - Информация.
***
«Длань Монстра – способность редкого ранга. Описание заблокировано до полного слияния с симбионтом.
Текущий уровень слияния: 21,3%.
Активные эффекты:
- Глаз Твари — Йасасайх, Ловец Душ, смотрит на них;
- Высасывание души — Йасасайх, Ловец Душ, жаждет их».
***
Вновь глянул на внимательный алый глаз на тыльной стороне ладони правой руки. Тот насмешливо смотрел в ответ, излучая мне прямо в сознание волны жуткого голода. Осторожно перевернул руку ладонью вверх. Прямо в ее центре обнаружился круглый рот, полный острых треугольных зубов.
Самое страшное, что в этой пасти не было видно «горла» — она словно уходила не в мою руку, а служила дырой во тьму астрала, в которой горели едва заметные алые точки…
- И вот хуй поймешь, глюк ты или нет, - потыкал я пальцем в глаз на ладони, отчего в правом ухе раздалось раздраженное шипение. - Слушай, а почему в правое? Прости конечно, поебень с тентаклями, но на ангела ты никак не тянешь.
Саси промолчал.
Ради эксперимента сунул руку в воду. И глаз и пасть чувствовали там себя вполне комфортно и затекания в них жидкости я не засек. Зато вот проплывавшая мимо неосторожная рыбешка тут же дала дуба и всплыла кверху брюхом, а в провале пасти я заметил затягиваемое серое марево.
- Стоп, ты это что, душу без команды жрешь?! - возмутился я.
- Вкусно… - прошипела тварь.
- Я те дам «вкусно»… - ничуть не хуже прошипел я и, достав кинжал, со всего маха вогнал его в глаз, пробив руку насквозь.
Больно, но терпимо. Но вот шипение, явно содержащее своеобразный мат, раздалось уже на оба уха, перекатываясь в мозгах шариком из раскаленных отравленных иголок.
Зато моей маленькой черствой душонке стало сразу так хорошо и приятно-о-о-о… Ровно до того момента, пока правая рука, самовольно извернувшись, не вонзила торчащее прямо из нее лезвие в мою же ногу.
- Ах ты тварь!
Следующие минут пять прошли в отчаянной борьбе с собственной взбесившейся конечностью.
- Дядя, а что ты делаешь? - раздался удивленный голосок откуда-то с берега.
Остановившись, я недоуменно посмотрел на стоящую у кромки воды девочку. Лет десять на вид, чумазая, в каком-то рванье, но с ясными беззлобными глазами и неподдельным любопытством на мордашке.
- Купаюсь, - смутился я, выдергивая из бока кинжал.
Вода вокруг была мутной и красной от крови. Впрочем, не уверен, что в ночной темноте это можно было разглядеть — даже мой кошачий глаз сильно скрадывал цвета, выдавая все в основном в сероватой гамме.
- Не похоже, - покачала лохматой головой девочка. - Дядь, с тобой все нормально? Головой ни обо что не бился?
- Бился, - честно признался я, припоминая все предметы, которые успели разбиться о мою кашежуйку за короткую, но насыщенную жизнь. - Бутылками, углами, дверями, сковородками, мечами, стенами, горшками…
- Я вижу, - фыркнула малявка. - Может вылезешь? Простынешь ведь.
- Ну, простуда мне точно не грозит, - проворчал я, отходя на более чистый, незамутненный участок воды и начиная уже нормально умываться, а то по-прежнему выглядел как мокрая свинья после скотобойни со взорвавшимся дерьмопроводом. - Живучий я слишком… для простуды…
Пока споласкивался, девочка сидела на бережку и неотрывно за мной наблюдала. Странно, но под этим взглядом безумие начинало потихоньку отступать, а в голове прояснялось. Будто вместе с кровью и грязью смывалось все то неадекватное состояние, что нарастало последние несколько часов, грозя захлестнуть меня с головой и унести куда-то в пучину Бездны.
Выбравшись, я по-собачьи отряхнулся, после чего присел рядом с девочкой и начал по очереди перебирать свои железяки, протирая их от влаги. Все же даже фэнтезийное железо подвержено ржавчине от долгого контакта с водой.
- Тебя как звать, дядя? - спросила девочка, наблюдая за моими манипуляциями.
- Андрэ. Или Андрей, кому как удобно. Вот только последнее имя может вызвать… нездоровую реакцию в некоторых кругах. А тебя, мелкая?
- А я Мют, - ответила она.
- Ну, приятно, - хмыкнул я. - Наконец-то, хоть какое-то односложное имя, а не всякая абракадабра. Кстати, а скажи-ка мне, Мют, - я обтер последний сюрик пучком травы и поднялся на ноги. - Тут у вас бордель в округе есть?
- Это где девушки спят с парнями за деньги? - уточнило «невинное дитятко».
- Он самый, - кивнул я.
- Правильно мама говорила, всем вам, парням, только одно и нужно, - вздохнула девочка.
- Да не для того, - я порылся в кармашках пояса и выудил небольшой, туго завязанный кожаный мешочек. - Мне прах… одного друга развеять надо. А я обещал сделать это в лучшем столичном борделе! К сожалению, я не уверен, что смогу добраться до «лучшего», так что развеем над тем, что есть.
- А он погиб достойно? - серьезно уточнила девочка, почему-то с подозрением обнюхивая мешочек.
- Более чем, - честно ответил я, вспоминая обстоятельства «смерти». - Можно сказать, пал в неравном бою от клыков взбесившейся твари.
- Тогда пошли, - кивнула девочка и, вскочив на ноги, быстро побежала куда-то в сторону темных ночных переулков.
- Шустрая, но недостаточно, - фыркнул я, легко ее нагоняя. - И хорошо, что дядя не педобраз.
- А почему? - от такого вопроса я споткнулся и чуть не покатился кубарем.
- В смысле?!
- Ну, почему хорошо? - уточнила пыхтящая малютка. - И что такое педобраз?
- Дядя имеющий… педагогическое образование.
- А-а-а… - понятливо кивнула она. - А это что такое?
- Хрень хреньская, которая не помогает ни в жизни, ни в работе, - честно признался я. - Это я тебе как живой педобраз говорю.
- Но ты же говорил, что не педобраз?
- Нет.
- А теперь говоришь, что да.
- Ну да.
- Дядь.
- Что?
- У тебя точно с головой не в порядке.
- Я знаю.
Минут через пятнадцать мы петляли по темным подворотням. Уж не знаю, как эта мелочь так хорошо ориентировалась в ночном городе, но вела вполне уверенно. Причем на местных фэнтезийных гопников мы нарвались только один раз, и то им хватило моей скособоченной рожи, выскочившей в свет факелов, чтобы с ужасом проглотить все ругательства и дружно рухнуть в обморок.
- Я что, такой страшный? - уточнил я, пнув напоследок одного из играющих в бессознанку бандюков, отчего тот взвизгнул, но продолжил прикидываться трупом.
- Очень, - честно призналась девочка.
- А ты тогда чего не боишься?
- Ты добрый.
- Я?!
- Угу. Всех спасаешь.
- Кого именно?
- Всех, - серьезно ответила эта мелюзга. - Побежали?
- Побежали.
Буквально через пару шагов мы выскочили на довольно широкую, относительно остальных, улочку. Такие же темные окна с закрытыми ставнями, обшарпанные деревянные стены, въедливый запах тухлятины… Но тут хотя бы был один источник света — окна необычно большого и добротного для этой части города здания, с крепким забором и распахнутыми воротами. У последних, в свете двух масляных ламп, дежурила пара дуболомного вида секьюритронов с квадратными мордами.
- Вот твой бордель, дядя.
- Спасибо, Мют, - улыбнулся я ей. - Что я тебе должен?
- Ничего, - грустно улыбнулась девочка. - Просто береги себя. И постарайся идти правильной дорогой. Даже если это «дорога крови»…
С тихим шелестом девочка растаяла облаком тумана.
Я минут пять стоял и просто смотрел на то место, где серый туман ушел в землю. А на душе становилось все более тоскливо, холодно и одиноко.
Словно у кота, который стоит под ночным дождем у порога и шкребется лапой в дверь. В доме видно горящее окно. Он знает, что там тепло и уютно. Что там мягкие коленки хозяйки и полная миска вискаса. Но знает он и то, что его сегодня не пустят. Как и вчера. Как и позавчера… Потому что в доме уже другая хозяйка. А старую давно увезли в деревянном ящике.

The_Doll_House 27.03.17 в 20:13

Минутку...