Готовый перевод Вселенная Бездны / Вы призвали не того! (книга 7): Глава 119 - История одной плутовки. Эпизод III, финальный. (Дось)

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Глава 119. История одной плутовки. Эпизод III, финальный. (Дось)

- Вот значит как, зверушка? – Авраксия стояла рядом с моей кроватью, скрестив руки на груди. – Который это уже раз? Пятый?

- Четвертый, - безразлично прохрипела я.

- И ты, как я понимаю, не остановишься? – улыбнулась она.

- Нет, - я прямо посмотрела ей в глаза. – Рано или поздно, но я убью себя. Хотя бы себя.

- Ну что же, тогда у меня не остается другого выбора, - вздохнула арахна. – А ведь тебя хотели дрессировать «по-хорошему».

- И это, по-вашему, «по-хорошему»? – прошипела я.

- Скоро поймешь, - улыбнулась она, проводя пальцем по самому длинному шраму, тянущемуся через всю ее руку…

***

Сколько прошло времени? Я не помню.

В этом кошмаре время давно потеряло значение. Оно потонуло в нескончаемой реке боли, страха, отчаянья и унижения.

Чаще всего я приходила в себя от леденящего холода. Он поднимался от ног все выше по телу и пробирал до самого сердца, заставляя его замирать и пропускать несколько ударов подряд. Дыхание перехватывало, когда ледяная вода достигала живота. Потом груди. Потом подбородка. Потом мне оставалось лишь задерживать те крохи воздуха, что оставались в легких, и постараться не захлебнуться.

Вырваться я не могла. Обрубки рук и ног были крепко привязаны к перекладинам. Закричать тоже не получалось. Не было ни языка, ни зубов, а горло бугрилось от уродливого шрама. Зажмуриться или отвернуться не давали срезанные веки и прижатая ремнями голова. Мне оставалось лишь смотреть прямо на улыбающееся лицо горбуна. С его уродливых губ капала слюна, а крючковатые пальцы постоянно касались моего тела.

В этом темном подвале он был Хозяином.

Королевский Мастер Боли. Кшарас.

Когда я почти потеряла сознание, холод отступил.

Деревянная доска, к которой я была прикована, повисла над каменным полом.

Все поле зрения заняло уродливое лицо горбуна с глазами разного размера. Он оскалился, показывая кривые, но мощные желтоватые зубы. Они напоминали мне могильные плиты. Наверное, это из-за той пленницы. Ее не сломили ни пытки, ни изнасилования. Как бы он ни изгалялся над ней, она лишь молча плевалась и гордо вскидывала голову. И тогда этот горбун впервые взбесился.

Кшарас был мастером-целителем. В этом подземелье никто не мог умереть без его дозволения. Он поддерживал жизнь в искалеченных телах своих пленниц. После очередного плевка, попавшего ему в глаз, горбун повесил тело той волевой пленницы на крючья перед остальными и полностью исцелил. Даже через пелену безразличия и опустошения пробился шок, когда уродливый, покрытый шрамами обрубок тела превратился в красавицу-дроу. А потом горбун начал заживо поджаривать кусочки ее тела куском раскаленного металла. А затем срезать и с упоением их жрать.

«Трапеза» Кшараса длилась двое суток. За это время он не дал нам ни глотка воды, ни ложки той мерзкой каши. Зато сам неторопливо набивал брюхо плотью темной эльфийки, магией не давая ей ни умереть, ни хотя бы потерять сознание. Когда он ел ее ноги, дроу его проклинала. Когда он приступил к рукам, она клялась в покорности. Когда он по кусочку поджаривал и срезал ее грудь и мясо с ребер, она молила о смерти…

К концу его «трапезы», изнывая от жажды и голода, я невольно поймала себя на мысли, что тоже не откажусь от кусочка…

- Очнулась? – хрипящим, лающим голосом поинтересовался Кшарас.

Мастер-целитель, который не мог исправить собственное уродство, но мог полностью вернуть к жизни практически мертвый кусок мяса, оставшийся от разумного. Но мне не было смешно. Не было мне и жаль этого ублюдка. Мне уже было плевать.

Плевать на него, на себя, на творящийся вокруг кошмар.

Хотелось только прикрыть, наконец, глаза. Желательно навсегда.

Теплые пальцы легли на мою грудь. Изнывающее от холода тело невольно подалось вперед, в сторону этого тепла. Его мягкая волна прокатилась по груди и осела где-то в районе головы.

- Можешь говорить? – поинтересовался горбун.

Я поворочала во рту восстановленным языком и неуверенно ответила.

- Да.

- Как тебя зовут? – задал горбун следующий вопрос.

- Досгарзе ван Реликфор.

- Плохо, - вздохнул горбун и потянулся за клещами и ножом.

- Почему? – прошептала я.

- Потому что ты все еще не Мясо. Действительно стойкая, раз недели для тебя оказалось мало.

***

Снова холод. По телу стекают капли воды.

Я лежу на каком-то столе. Надо мной лишь каменный потолок. В кожу в разных местах впились небольшие крюки. За веревку они растягивают ее как полотно, а на раны потихоньку капает ледяная соленая вода. Долгоиграющие целебные чары внимательно следят за моим состоянием, не давая ни умереть, ни потерять сознание.

Холодно. И больно.

Откуда-то слышатся приглушенные крики. Они всегда тут слышатся. Или крики, или мольбы, или стоны.

Тело дернулось, когда чьи-то сильные руки с мясом вырвали крючья и подхватили меня со стола. Куда-то понесли. Через минуту я лежала на мягком соломенном топчане, а горбун целиком залез мне в рот теплыми пальцами.

- Так… вот тут, потом тут… - бормотал он себе под нос, а во рту начало знакомо чесаться.

Через минуту я снова могла моргать и говорить. Но это все. Боль в теле не прошла. Холод не отступил.

Прислонив мое тело спиной к каменной стене, горбун довольно улыбнулся.

- Ну что, поговорим?

- О чем?

- Ты у меня уже месяц, Мясо, - продолжил Кшарас. – Практически долгожитель. Помнишь, как меня зовут?

- Мастер Кшарас, - ответила я. Он повторял это каждый день.

- Хорошо, - кивнул он. – А помнишь, как зовут тебя?

В памяти что-то смутно зашевелилось.

Имя? Мое имя?

- Досгазе фон… Релик?

Кажется. Я не уверена. Я уже ни в чем не уверена.

- Неверно, - покачал шишковатой лысой головой горбун и по телу пробежала судорога боли. Запахло паленым мясом. Собственный визг больно ударил по ушам. – Ты - Мясо. Рабыня. Или просто - Вещь. Поняла? Повтори.

- Я - Мясо, - отозвалась я, выравнивая дыхание. – Вещь.

- Чья ты вещь, Мясо? – продолжил спрашивать горбун, убирая кочергу обратно в камин.

Я не знаю. Не помню. В голове всплывают какие-то имена, но чьи?

- Чье ты, Мясо? – горбун нахмурился и снова потянулся за кочергой.

- Хозяина, - вспомнила я.

- Сойдет, - кивнул он. – Но слишком медленно. Что ты должна делать?

- Не… не знаю… - я действительно не знала.

- Неверно, - вздохнул горбун. – Ты должна делать все.

- Я должна делать все.

- И что значит это «все»? – опять спросил он.

- Любой приказ, - губы ответили сами. – Все, что прикажет мне Хозяин.

- Уже лучше, - улыбнулся горбун, показав свои страшные зубы. – Вот сейчас мы тебя подлечим и проверим, как ты будешь себя вести.

Одну засветившуюся зеленым руку он вытянул в мою сторону, а второй начал снимать грязные штаны…

***

Очнулась я в темноте. Меня бросили в камеру? Или выкололи глаза?

Я осторожно ощупала свое лицо. Ничего. Все нормально. Глаза на месте. Просто веки закрыты.

Ощупала? Веки?

Значит, Кшарас действительно меня исцелил.

- И долго ты собралась лежать, зверушка? – поинтересовался чей-то мягкий голос.

Осторожно открыв глаза, я покосилась на говорившую. Это оказалась девушка с верхней частью дроу, вместо ног которой было тело большого паука.

- Знаешь, кто я? – спросила арахна.

- Нет, - покачала я головой.

- А кто ты? – выгнула бровь паучиха.

- Мясо, - на этот вопрос я ответ знала.

- И кому ты принадлежишь?

- Хозяину.

- А кто твой хозяин?

Вот тут я замялась. И правда, кто?

- Принц Эдвард, - хмыкнула паучиха и ткнула пальцем в сторону одной из дверей. – Иди, мойся. А потом я отведу тебя к нему…

В голове был сумбур. В памяти – пустота.

Я знала только то, что я Дось. И я должна служить хозяину, если не хочу вновь попасть в то место. Какое именно? Как ни старалась, так и не смогла точно вспомнить. Зато я прекрасно знаю, что не хочу туда. Там темно, больно и холодно.

«Служи Хозяину, или вновь попадешь ко мне», - кто-то сказал мне это. Кто-то очень страшный.

В комнате, куда меня направила арахна, была большая ванная, наполненная теплой водой. Я почему-то очень испугалась воды. Почему – вспомнить так и не смогла. Но помыться было надо, так что пришлось себя пересилить.

После ванны меня встретила арахна. Она помогла мне «правильно» обмотать вокруг тела два каких-то полупрозрачных куска ткани, после чего отвела в комнату с хозяином. Это оказался высокий стройный зверолюд с волчьими чертами и одним оборванным ухом. Голова у него была полуседая.

- Она готова? – уточнил он у арахны.

- Да, хозяин, - поклонилась та.

- Отлично, отлично, - кивнул он и обошел меня по кругу, разглядывая и проводя пальцами. – Ну что, Дось, я же говорил тебе тогда, в подвале, что когда-нибудь это ты будешь стоять передо мной на коленях и облизывать ноги?

Подвал? О чем он?

- Хозяин? – неуверенно спросила я. – Это был приказ?

- Ага, - ухмыльнулся он, останавливаясь передо мной. – Исполняй.

- Да, хозяин, - я поспешно упала на пол…

***

[пять лет спустя]

Я резко подскочила на кровати от звука скрипнувшей двери. Между пальцев уже были зажаты готовые к броску иглы.

- Что-то ты нервно спишь в последнее время, - усмехнулась Авраксия. – Кошмары снятся?

- Нет, - покачала я головой. – У меня вообще не бывает снов.

- Что, совсем? – выгнула бровь арахна.

- Время? – перевела я тему.

Пусть мои сны останутся только моими…

- Да, уже скоро, - тут же подобралась и посерьезнела арахна. – Готова, напарница?

- Еще с вечера, - вздохнула я. – Но абсолютно подготовиться к такому нельзя.

- Угу, - кивнула та. – Ладно, пошли, маг уже ждет.

Закутанная в темную облегающую одежду паучиха бесшумно выскользнула за дверь. Я только вздохнула. Как бы я ни старалась, но сравниться с Авраксией за эти годы так и не смогла, хотя и стала одним из лучших скрытников хозяина.

По пустым ночным коридорам дворца почти никто не ходил, кроме редких пар стражей, которых мы обошли играючи. Прямой бой с любым из этих ребят мы с арахной даже вдвоем вряд ли бы выиграли, но на то мы и скрытники – наша тактика не удар в лоб, а ядовитая игла из темноты.

Вскоре мы проникли в закрытую часть дворца, в личные покои принца Эдварда. Нашего хозяина.

Тихо проскользнув в один из потайных тоннелей, мы оказались в секретной части покоев, где в небольшой комнате уже собралась вся группа – еще двое скрытников и маг. Судя по вооружению, эти двое были из убийц: полностью закрытая черная одежда, короткие мечи, цепи с грузилами… много железа, но почти ничего метательного. Впрочем, этот их недостаток компенсировали мы с Авраксией, специализировавшиеся как раз на метании.

Стоявший перед нами маг был полностью закутан в черный балахон, а лицо скрывала маска из матового черного кристалла. Но его личность нас мало интересовала. Главное, чтобы он смог сделать необходимое. Снять рабскую печать королевского рода, установленную придворным магом три года назад всем местным рабам по приказу Его Величества Жесланро Пятого. Печать имела повышенную защиту и далеко не каждый мог ее вскрыть. Но самое главное, что она делала – это мгновенно умерщвляла раба даже при косвенной попытке как-то навредить королю. А получилось это из-за того, что очередной высокородный аристократ попытался убить короля руками рабов. Теперь высушенные голова, руки и хвост этого аристократа украшают собой Зал Предателей.

А планы хозяина были сдвинуты на несколько лет вперед…

- Начинаю, - раздался сильно искаженный чем-то голос мага.

Интересно, это у него маска так работает, или особая способность?

Маг затянул какое-то заунывное заклинание на незнакомом языке, которое длилось, наверное, минут пять. После чего поочередно коснулся каждого из нас рукой.

Секунд пять ничего не происходило, а потом я почувствовала нарастающее напряжение в районе шеи, будто что-то пыталось вырваться наружу через кожу. Раздался короткий вскрик и горло одного из убийц просто взорвалось, заляпав кровью стену напротив, а сам он упал лицом вниз. Резко запахло кровью и жженым мясом.

Я наблюдала за этим с некоторым безразличием.

Смерть в этой жизни далеко не самое страшное, а иногда еще и желанное событие.

Еще через несколько напряженных секунд у меня в голове будто лопнула какая-то струна, а с тела спали незримые оковы. После чего все неприятные ощущения в шее пропали.

Свободна.

Я подняла руки к лицу. Пальцы слегка дрожали.

- Дось? – раздался напряженный голос арахны. – Ты как, мелкая?

- В норме, - я сжала ладони в кулаки и выдохнула. – В норме.

- Я свое дело сделал, - прозвучал голос мага, после чего с едва слышным хлопком он испарился.

Интересно, где хозяин его откопал? Или мне теперь называть его «Эдвард»?

- Все, двинули, - скомандовал оставшийся убийца. - Прежде чем от оператора городского кристалла дойдет сигнал о снятии печатей, мы должны добраться до короля.

Мы с арахной кивнули и все втроем растворились в темных коридорах ночного дворца…

Покои короля Жесланро Пятого представляли собой маленькую крепость с кучей клейменной охраны. Зайти решили каждый по-своему. Если один попадется, то, по-крайней мере, сможет отвлечь на себя внимание.

Я прошла под потолком коридора, цепляясь когтями за трещины в кладке. Медленно, аккуратно, тихо. Так, как учила меня Авраксия. Так, как учила меня эльфийка из снов...

Замерев над парой охраны у дверей, надежно закрепилась одной рукой и освободила вторую. Достала иглы.

Стража занервничала, начала озираться. Они почуяли опасность. Но слишком поздно.

Едва слышный свист и оба падают на пол с иглами, торчащими из зазора между шлемом и нагрудником. Немногие яды способны так быстро убить выносливых зверолюдов. Но алхимическая дрянь Авраксии убивает мгновенно и также мгновенно распадается в крови жертвы, не оставляя после себя следов. Жертва просто забывает как думать, как кричать, как дышать...

Мягко спрыгиваю на пол. Просачиваюсь через едва приоткрывшуюся дверь. Что-то лопается и на меня сверху падает сеть. Паучья сеть.

Вспыхивает свет, вырывая из теней затаившуюся вокруг стражу из королевских скрытников и улыбающегося за их спинами полуголого толстяка. Рядом с ним застыла арахна.

- Авраксия… - прошипела я.

- Знаю, зверушка, знаю, - печально улыбнулась она. - Но тут уж ничего не поделать. Предательство у арахнов в крови.

- Кстати, да, - довольно хрюкнул король. - После всего этого бедлама надо будет тебя все-таки раздавить, паучиха. Пока ты не нашла способ меня предать.

- Как будет угодно, хозяин, - поклонилась та.

- Но печать… - заикнулась я, даже не пытаясь выбраться из липкой паутины. Прекрасно знала, насколько это бесполезно.

- О, печать у моей восьмилапой игрушки особая, - хохотнул Жесланро. - С двойным дном. Как только слетает первая, активируется вторая. К сожалению, за такой тип мастер заломил такую цену, что поставить удалось всего две. Но хватит об этом. Охрана, держите эту плутовку, а ты… - он повернулся к паучихе и мерзко хрюкнул. - Прикончи ее. Насколько я знаю, за последние пару лет она стала твоей любимой ученицей?

- Но… Да. Как прикажете… хозяин, - лицо паучихи на мгновение исказилось болью.

Любимая ученица, да? Ну что ж, пусть будет так.

Охрана приблизилась и двое стражников аккуратно меня разоружили, так и не выпутав из сети.

- Дось, - в одной руке Авраксии появилось две иглы, а во второй небольшой глиняный шарик. Одну из игл она почему-то держала тупым концом вперед. - Прости. За все.

Короткий свист. Сначала был укол в плечо, от которого по телу разлилось легкое онемение. Мгновением позже что-то ткнулось в ладонь, заставив пальцы инстинктивно сжаться.

А после этого об мою грудь разбился шарик.

- Что?! - взвыл король, но было уже поздно.

Паучья сеть по команде арахны упала на землю, потеряв всю свою липучесть. Взлетевший в воздух ядовитый порошок заставил всех стоящих рядом охранников согнуться в приступе кровавого кашля. Кроме меня. В вонзившейся в плечо игле был хорошо знакомый алхимический антидот — я прекрасно помнила симптомы, потому как паучиха не раз его на мне использовала. А вот в руке у меня была зажата прилетевшая тупым концом вперед игла с настоящим ядом.

Пока сознание не могло оторвать глаз от медленно оседающей на пол Авраксии, чьи конечности начали конвульсивно дергаться под действием рабской печати, тело само вскинуло руку, посылая в полет отравленную иглу.

Короткий свист, и уже развернувшаяся свинья с визгом оседает на пол. А следом за ним падают и остальные рабы-охранники, те, кого не коснулся ядовитый порошок.

Выдергиваю из плеча иглу и мгновенно оказываюсь возле Авраксии. Но паучиха уже мертва. Лапы поджаты. Руки скрючены. Тело изогнуто от страшных предсмертных болей.

Но на лице счастливая улыбка, а в одной из рук зажат клочок исписанной бумаги.

Забираю с ее тела эту бумажку, комплект ядов и иголок и, пнув напоследок труп короля, растворяюсь в темноте ночных коридоров, которые уже начали освещать факелами перепуганные придворные и аристократы, разбуженные криками рабов, умирающих от действия королевской рабской печати…

Уже намного позже, выбравшись из всполошенной столицы и спрятавшись в ветках какого-то дерева, я перевела дыхание и развернула ту самую бумагу. Как я и думала, это оказалась записка.

«Дось.

Надеюсь, у меня получилось обойти эту проклятую печать, а ты все-таки взяла мое маленькое письмо. Точного плана у меня нет, так как слишком много переменных. При попытке прямого покушения печать убьет меня мгновенно, так что придется изворачиваться. Скорее всего, с твоей помощью. Впрочем, как и всегда, зверушка. Как и всегда...

Если ты это читаешь, то позволь дать тебе последний совет.

Покинь Железные Горы и не думай о мести Эдварду. Ты просто не сможешь к нему подобраться, даже под видом преданной рабыни. Он приказал убить тебя, если ты выживешь после смерти той жирной свиньи.

Я знаю, что память к тебе вернулась, но прошу, забудь. С твоими талантами ни один наемник не сможет поймать тебя, а наш бывший хозяин вряд ли будет сильно стараться отыскать одну беглую девчонку.

Просто живи дальше и радуйся полученной свободе. За нас обеих.

Рада, что у тебя получилось вновь вернуть свое прошлое, каким бы оно ни было. У меня это не вышло…

Надеюсь, ты когда-нибудь меня простишь.

Неизвестная арахна, названная Авраксией».

Скомкав бумагу, я откинулась спиной на ствол дерева.

Ты права, наставница. Отомстить у меня не выйдет. Да и желания никакого нет. Пожалуй, я последую твоему совету и просто исчезну.

Но кое в чем ты все-таки ошиблась, старая паучиха.

Я ничего не вспомнила.

Мне просто снятся сны.

Сны о какой-то маленькой счастливой девочке...

http://tl.rulate.ru/book/1015/52035

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)
Сказали спасибо 140 пользователей

Обсуждение:

Отображены последние 20 комментариев из 38
#
А мне вот интересно, может ли Андрей заставить её вспомнить посредством приказа? Ведь печать на душе, и носитель не может не выполнить АБСОЛЮТНО любой приказ. Вот и всплыл такой вопрос.
Развернуть
#
Не люблю такую жесть с пытками - зла просто не хватает (
Не надо так больше
Развернуть
#
Вот это - жесть? Пфф.... Смешно.
Развернуть
#
+
Развернуть
#
Звучит так, будто мы рассуждаем о шедевре пьяного автомеханика, наблюдая под копотом неизвестную хрень ... А не о 14-ти летней девочке (вроде правильно возраст подсчитал ...)
Развернуть
#
14(15) на начале - 5 лет пыток и службы ещё и через 4 года андрей!
Развернуть
#
+
Развернуть
#
Автор дал немного мрачное прошлое Доське ...
Продолжение будет, до момента встречи с Андреем?
Развернуть
#
А я бы хотел чтобы месть дось все таки совершилось. Чтобы Андрюха всех их там порешил
Развернуть
#
спасибо за главу
Развернуть
#
The_Doll_House - Автор?
Развернуть
#
Да
Развернуть
#
Шикарно, спасибо
Развернуть
#
хнык-хнык
Развернуть
#
Спасибо
Развернуть
#
Благодарю ^^
Развернуть
#
Мдя странное чувство вроде и тяжёлая судьба и весёлая у доськи
Развернуть
#
Да кстати что это была за гордая девочка которую почти воскресить а потом чуть не съели
Развернуть
#
Левая рабыня на дрессировке. У того свина много сыновей, все в отца
Развернуть
#
Спасибо)
Развернуть
Чтоб оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь
Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим