Перевод Вселенная Бездны / Вы призвали не того! (книга 7): Глава 107 - Едем дальше... :: Tl.Rulate.ru

Вселенная Бездны / Вы призвали не того! (книга 7): Глава 107 - Едем дальше...

Русский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Глава 107. Едем дальше...
Из деревни выехали уже на рассвете, с первыми лучами восходящего солнца. При свете дня превратившееся в поле боя поселение выглядело намного более давяще, чем ночью, в пылу сражения.
Нервничающие от тяжелого запаха смерти и крови лошади то и дело норовили сорваться в галоп, утаскивая за собой повозки. Удерживали их от этого только натягиваемые поводья и шипение Кроконяшки, которую я поставил контролировать наше движение.
Многочисленные следы крови, полусъеденные трупы деревенских жителей, разорванная скотина, проломленные заборы и кучи рассеченных на части тел оборотней… Этот вид смогли выдержать только я, севшая рядом со мной Химэ и правящая второй повозкой Виктория. Остальные предпочли спрятаться под тентами и не видеть, во что превратилась недавно полная жизни и детского смеха деревня.
Наконец этот кошмар остался позади, и наша небольшая колонна из двух повозок и тащащихся в поводу нескольких лошадей и осликов вырвалась на равнину.
- Иди, поспи, - мягко тронула меня за плечо Химэ, перехватывая второй рукой поводья. – Потом меня сменишь.
Возразить я в себе силы не нашел. Спать действительно хотелось зверски – после столь бурных дня и ночи мозг просто отрубался. А вот девушка не выказывала ни малейших признаков усталости. Впрочем, если учесть что она биооружие, то обходиться двое-трое суток без сна для нее должно быть обычным делом.
Забравшись под тент повозки я обвел усталым взглядом открывшуюся мне картину. На удобно расстеленной куче тряпья спали Дось, Жанна и Нэса. Причем аптечка спала в обнимку с пушистым хвостом лисицы, которая, в свою очередь, в качестве подушки использовала бедра Нэсы. Сама бывшая работница фэнтезийного общепита активно пускала слюни на свернутый в комок плащ.
Не сказать, что девушка была красивой – скорее симпатичной. Черные короткие волосы, «восточный» разрез озорных карих глаз с чуть приподнятыми уголками, немного худощавая жилистая фигурка с маленькой грудью… Обычная деревенская девушка.
- Надо будет тебя высадить в первом же поселке, - вздохнул я, присаживаясь к бортику повозки. – Еще один бесполезный балласт на балансе мне точно не нужен.
Да и не выживешь ты рядом с нами…
Уже готовясь отрубиться, увидел лежащее рядом Копье Сайласса, завернутое в простую серую тряпку, некогда бывшую пыльным мешком. Не самая подходящая тара для древнего могущественного артефакта, но пока большей он не заслужил.
Протянув руку, подтянул к себе сверток и размотал ткань. Сумрак повозки тут же наполнился мягким белым свечением.
Копье было чуть больше метра в длину. Чисто-белое шершавое древко без всяких узоров и украшений, гладкий обоюдоострый наконечник сантиметров пятнадцать в длину, с идеальной заточкой. И ни единого клейма или зазубрины на всей поверхности артефакта.
- И вот ты должен сбалансировать влияние Копья Бездны, - пробормотал я, проводя пальцем по древку. Кожу слегка покалывало, как от электрических разрядов. – Вот только ты нихуя не работаешь… Слышь, божественная ковырялка, будешь и дальше грибом прикидываться, так и буду обращаться с тобой соответственно. То есть держать в темноте и периодически посыпать дерьмом.
- Не посмеешь! – раздался в голове возмущенный, слегка визгливый мужской голос. – Я Бог Карающего Света!
- Да мне насрать чего ты там бог, если пользы от тебя не больше, чем японскому Годзуки от детского подгузника, - усмехнулся я. – У меня уже есть одна ручная Богиня, вон она, чужой хвост слюнявит, нахуя мне второй божественный приживала, который даже разговаривать не желает.
- Ты не достоин моей силы и поддержки, грязный еретик и прихлебатель Бездны!
- Это я-то грязный… - губы сами собой растянулись в злобной улыбке и, готов поклясться своей издыхающей печенью, копье под моими пальцами слегка вздрогнуло. – Слушай сюда, корявая ты палка, или ты всасываешь обратно свой долбоебизм и начинаешь сотрудничать, или я сейчас бросаю все свои дела и отправляюсь в неебический квест по поиску торфяного болота! Знаешь зачем? Говорят, что на дне таких торфяников можно найти хорошо сохранившиеся останки животных, живших ебаные миллионы лет назад! Может быть, для богов это и не срок, но лично мне бы не понравилось сидеть на дне подобной трясины, среди плавающего вокруг дерьма и ошметков неудачников эволюции, в ожидании, когда какая-нибудь развившаяся раса меня откопает… А теперь, товарищ Ковырялка, выбирай: сотрудничество с «грязным еретиком» на пару десятков лет, или судьба удобрения на пару миллионов?
Копье молчало около минуты. Когда я уже и в самом деле начал задумываться, где в округе могут обнаружиться болота поглубже, в голове все-таки раздался все тот же недовольно-визгливый голос.
- Что ж, смертный, думаю, перевоспитание такого закоренелого еретика будет неплохой практикой. Но чтобы доказать, что в твоей черной душе еще остался свет и получить мою поддержку, ты должен совершить угодный Свету подвиг… скажем… э… ммм…
Блядь, он че, на ходу все это сочиняет?! Нет, при случае я его точно «случайно» в дерьмо окуну.
- Рядом есть порождение Незримого, давнего врага Света с далеких звезд нездешних миров! – «родил», наконец, Сайласс свой квест. - Уничтожь его, проткни этим великим Копьем, и получишь мое благоволение!
- И где же мне его искать? – поморщился я.
- Он есть «исток» проклятья бездушных, что таится глубоко под городом в двух днях перед нами! Сожги это чудовище во славу Света, и да снизойдет на тебя его благодать! Да воспылает в твоей грешной душе очистительный костер, чтобы его пламя выплеснулось на окружающие земли, дабы сгорела в нем вся скверна и вознеслись в лоно мое души! Все, прошедшие через пламя Света, да пребудут в воинстве моем, да снизойдут на землю…
- Так, хорош! – замотал я головой, ибо этот визгливый голосок буквально начал выворачивать мне мозги. – Давай ты не будешь макать мое бедное сознание в свою пропаганду инквизиции и расизма, а я не буду макать твой наконечник в лошадиное дерьмо, договорились? Как говорил один мой знакомый, религия, она как пенис. Нормально, если он у тебя есть, приятно, если ты им гордишься, но, блядь, не доставай и не размахивай им на людях и не пытайся подсунуть его моим детям!
Копье заткнулось.
Я правда, не совсем понял, от возмущения или оскорбления, ну да неважно.
- Оценка.
«Копье Карающего Света – уникальное оружие мифического ранга. Не уничтожимое смертными существами. Пассивный эффект «слияние с душой» доступен только для тех, кто был отмечен Светом. Позволяет спрятать копье в своей душе и призвать по необходимости. Активные эффекты недоступны до первой активации пассивного».
Вздохнув, я замотал арт обратно в тряпку и кинул на место.
Подобьем итоги.
Чтобы уравновесить влияние Бездны и не превратиться в безумную кровожадную хуйню, мне нужен какой-нибудь светлый бог. Ближайший и самый доступный – это фанатик Сайласс, который выдал квест на уничтожение «истока» проклятья оборотней. Сам исток сидит где-то под городом, расположенным прямо по курсу. Пока я не ебну это «порождение Незримого», не получу «метку Света» и не привяжу Карающее Копье к душе, ковырялку Бездны лучше не использовать. Чревато сдвигами по фазе и горами трупов с моею тушкой на вершине.
Бля, а ведь еще висят короли от Ма Оу, какие-то засланцы от Граора… и это только вопросы «глобального» масштаба! Остальное - мелочи, вроде того, куда пристроить Нэсу, трахнуть ли ее перед этим, потом еще встреча со страхолюдиной-принцессой, да и с Шенери что-то решать надо, не возить же его вечно за собой хвостиком… Или возить? Не, не, не! Нафиг надо! Вон, уже и личным гаремом начал обрастать, герой-любовник. Щас пропишу ему в мозги пару основополагающих истин, чтобы не сдох по глупости в первой же заварушке, а клинком он и так неплохо владеет.
В какой момент я уснул, уже не помню…
***
Лесное озеро. На его ровной глади играют блики теплого летнего солнца.
Деревянный, пахнущий смолой и травами причал выдается далеко вперед. Об его сваи с тихим плеском разбиваются сотней искрящихся на солнце брызг набегающие волны.
Тишина. Поют птицы. Греет солнце.
Сижу на берегу. Желтоватый мелкий песок пышет жаром. На мне только плавки. Обсыхаю после купания.
У берега плещутся двое детишек лет десяти. Черноволосый мальчишка с лисьими ушками и пушистым хвостом, и рыжая девчонка с карими глазами. Рядом со мной застыла девочка лет семи, с платиновыми волосами и не по-детски серьезным выражением пухлощекого личика.
- Ну и чего ты ждешь? – спрашиваю у нее. – Иди к ним, поплескайся.
- Мама сказала следить за вами тремя, чтобы ничего не учудили, - бесстрастным голосом отвечает девочка.
- Ну что за ребенок, - со вздохом качаю головой.
- А мне с вами можно? – раздается откуда-то приглушенный хриплый голос.
- Конечно, - беззаботно киваю в ответ.
Песок передо мной вспучивается и разлетается во все стороны. Белая с прозеленью маленькая ручка хватается за мою лодыжку.
Внутри меня все холодеет. Не могу пошевелиться. Не могу ничего сказать. Не могу даже дышать…
Ручка напрягается и с усилием вытаскивает из песка обрубок худосочного тельца. Ее мертвые, уже начавшие белеть глаза смотрят прямо на меня. Голова повернута набок. Вторая белая ручка тянется к моей груди. На бледном лице улыбка. Изо рта потоком течет красная пузырящаяся кровь с черными сгустками…
Холодные маленькие ручки обхватывают шею. Они обжигают, словно касания самой пустоты. Огрызок худосочного тельца прижимается к моей груди, заливая черной кровью бедра и ноги. Исходящий от нее холод пробирает до самого сердца, а сладковатый смрад разложения кружит голову и не дает дышать.
Она подтягивает свое лицо к моему и заглядывает белесыми мертвыми глазами прямо в мою трусливую душу.
- Почему ты не успел? – раздается в голове давно забытый голос сестренки.
Щеку обжигает резкая боль. Переворачиваюсь, вскакиваю на ноги. Ладони сжимают шершавые рукояти гладиусов. Сердце судорожно бьется, пот стекает со лба. Вся спина мокрая, холодная и противно липкая.
- Что, герой, кошмары мучают? – насмешливый тон и пронзительные сапфировые глаза.
- Есть немного, - голос хриплый, а слова кое-как проталкиваются через пересохшую глотку. – Прибыли?
- Угу, - кивнула она, откидывая полог тента. Полумрак повозки наполнил яркий дневной свет. – Полдень. Привал на обед, а то тут некоторые со вчерашнего вечера не евшие. Рядом есть ручей, если хочешь ополоснуться.
- Лишним… не будет. Сейчас, только немного в себя приду, - тяжело падаю на задницу, а клинки с тихим звоном выскальзывают из рук.
Подношу ладони к глазам. Пальцы дрожат как у старого алкоголика- паркинсонщика.
- Что, совсем хреново? – нахмурилась Химэ.
- Ничего, я к такому привык, - прохрипел в ответ, сжимая дрожащие пальцы в кулаки и делая пару глубоких вдохов. – С детства привык. Пара кружек вина, хороший перепихон и все пройдет… И все… пройдет…
- Ну, как знаешь, - пожала она плечами и выскользнула из повозки.
Снаружи лился свет. Оттуда звучали веселые голоса. Смех Доськи. Возмущенные вопли Фарры. Бормотание Жанны. Шенери что-то говорил с приказными нотками. Вика негромко напевала какую-то старую песню…
А я сидел в тени и никак не мог совладать с дрожащими руками.
В ушах все еще звучал вопрос, заданный мертвой деревенской девочкой с голосом Розы.
«Почему ты не успел?»
- Блядь, а ведь бухло на меня теперь не действует, - рот заполнился солоноватой кровью из прокушенной губы…

The_Doll_House 4.01.17 в 17:08

Минутку...