Готовый перевод Psycome / Психо-любовная комедия: Урок пятый. Люцифер в реке Кокитос (Часть 4)

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

«Я люблю, люблю, люблю, люблю тебя, Кёске! А-а-а-а!» - радостно бормотала Ренка, как... бум! - мощный удар левой руки обрушился на парня, который незамедлительно ответил левым апперкотом в нижнюю челюсть напавшей.

«Ох, серьезно?!» - без особых усилий уклонившись, усмехнулась Ренко. - «Спасибо за это!»

Без промедления Кёске продолжил свою первую атаку: он отправил свой правый кулак, который держал в стороне, в нос Ренко, только чтобы посмотреть, как она снова увернется изгибом тела назад, а затем примет полулежачую позу.

«Чт?!..» - Удивленный ее неожиданным движением, удар Кёске попал только по серебристым волосам.

«Готча!» - Воскликнула Ренко, быстро схватив протянутую руку Кёске обеими руками. Используя схваченную руку, как гимнастический шест, и следом оттолкнувшись от земли с помощью прыжка, она приземлилась на плечи Кёске, а мягкими бедрами обхватила его голову с обеих сторон.

«Подожди! Ч-что ты делаешь?»

«Должна ли я сломать тебе шею? Конечно, должна! Теперь ты трупик, Кёске! Хе-хе-хе.» - Удерживая голову обеими руками, Ренко начала двигать бедрами в противоположном направлении. На самом деле она только притворялась, что крутится, но если бы она захотела это по-настоящему, то его шея, скорее всего, тут же сломалась бы. Ренко наклонилась, чтобы прошептать на ухо дрожащему Кёске. - «Будь у меня желание сейчас убить тебя, я бы это не медляя сделала... Но это слишком скучный исход! Я ведь действительно люблю тебя. Я хочу прочувствовать это все больше и сильнее... Хочу, чтобы ты прочувствовал все это также сильно, ощутил мою любовь к тебе! Э-хе-хе!»

Смеясь, Ренко взяла голову Кёске в удушающие объятия. Обхватив его обеими руками, она сжала голову между колен. Он чувствовал ее обильные груди на своем затылке. Его череп, окутанный мягкостью и приятным запахом Ренко, издал ужасный скрипучий звук, когда она продолжала сжимать, постепенно добавляя силы к удержанию.

«Это то, что ты называешь любовью, ты... угх-аааааааахх!» - Любые развратные мысли, которые, возможно, попали ему в голову, были буквально сдуты болью, исходящей из неё. Затем парню пришла мсыль, что его череп раскололся, словно арбуз, грудью Ренко размером с дыню.

«... Ой-ой, осторожнее. Я слишком сильно тебя любила и чуть сейчас не раздавила.» - Восстановив на мгновение свои чувства, Ренко приспустила мощную хватку. Напряжение в его теле ослабло, и Кёске мгновенно обмяк. Поднявшись с его плеч и встав позади, Ренко обняла его через подмышки, и продолжала удерживать.

«Это был, однако, ужасно приятный голос...», - пробормотала она, покусывая ухо. - «Я хочу, чтобы ты позволил мне услышать больше об этом, хм?»

Она прижала теплые, тонкие пальцы к подолу рубашки Кёске и мягко провела ими по его обнаженной коже. Выдающаяся техника и сила нажатия заставляли его кожу дрожать от страха.

«Слушай, а с какой части тела ты хотел бы, что я начала тебя убивать? Сначала вырезав желудок? Или пройдясь по боку? Распоров грудь? Или, может быть... там? Хе-хе! Пищеварительные органы, органы дыхания, кровообращения, размножения... Хе-хе-хе. Если у тебя есть пожелание, то позволь мне его услышать, Кёске! Знаешь, ты особенный для меня. Так что я позволю тебе умереть так, как сам того пожелаешь!»

«... Почему?»

«Хм?»

«Почему я, Ренко?!» - крикнул Кёске, оттолкнув ее изо всех сил.

«Ваах ?!» - театрально пискнула она, падая на землю. - «Оууу... Не будь таким жестоким!»

Сытый по горло ее наигранным нытьем, с все еще ноющей от боли головой Кёске сказал: «Как будто ты знаешь что-нибудь о боли, Ренко?! Я не Убийца Двенадцати или кто-то тому подобный.»

«Я могу быть сильнее большинства людей, но кроме того, я не теряю планки нормального человека! И вовсе не особенный! Для кого-то вроде меня нет рифмы, причины или рационализации, чтобы нравиться тебе подобным. Итак, зная все это, почему ты?..»

«... Хм, интересно, почему?.. Хе-хе.» - Лежа лицом к лицу, глаза Ренко были закрыты, словно она уснула. Совершенно беззащитна, и все же Кёске, казалось, не мог собрать волю, чтобы поднять на нее руку. Пытаясь контролировать свое сбитое дыхание, он тихо посмотрел на безмятежное лицо Ренко. Нежная улыбка, такая милая, нисколько не намекающая, что её обладательница убица, медленно распространялось по бесчеловечному телу.

«Я убийца-убийца на заказ... Видишь ли, я была создана, чтобы убивать. Убийство всегда была моим смыслом жизни. С момента моего рождения, убийственная мелодия зародилась во мне. Поэтому я убиваю. Убиваю, и убиваю, и еще убиваю. Меня просили убить, и мне приходилось убивать... Я убивала одного за другим. Мужчин и женщин, старых и молодых, белых, черных и желтых... Мне было без разницы от кого избавлятся. Как ножницы не выбирают бумагу, которую режут, тот, кто делает выбор, всегда был моим хозяином. А мой хозяин - это есть убийственный импульс для меня. Это мелодия повелевает и, когда она достигает кульминации, я совершаю убийство. Смешивание и согласовывание с каждой эмоцией... музыка подталкивает каждое мое действие к «убийству». Я не могу остановиться... Не могу остановитьсяяяяя! »

Глаза Ренко внезапно распахнулись, и она вскочила на ноги.

«?!..»

Она не дала абсолютно никакого предупреждения. Кёске, не в состоянии среагировать, не мог избежать удара Ренко. Он едва успел в последнюю секунду выставить свою правую руку, чтобы заблокировать удар направленный ему в висок. В этот момент кости затрещали от удара.

«Тьфу!»

Сразу же ее правая рука набросилась на Кёске, все еще не отошедшего от первой атаки. Сохраняя импульс удара, она провела выпад ногой с разворота. Пятка ее ноги, обутая в школьный тапочек, ударила по парню с пугающей точностью.

«Гах!», - испустил Кёске страдальческий вскрик. Из-за удара пробившего защиту, он упал на твердый бетон. Мир пошатнулся и в его взгляде начали мелькать тускло-серый пол и залитое огневым заревом небо.

«Дерьмо... больно... черт. Она такая быстрая!» - Пытаясь защитить свою травмированную сторону, Кёске поднялся, стиснув зубы от боли.

Ренко сделала несколько шагов вперед, раскачивая свои бедра вперед и назад, тем самым сокращая расстояние между собой и Кёске: «Ох прости! Музыка управляется ритмом, точно так же, как мелодия моего убийственного импульса. И когда он начинает хорошо цеплять или, наконец, достигает пика, я просто не могу контролировать себя, понимаешь! Хи-хи...»

Высунув свой язык, Ренко стукнула себя по голове со звуком конк. Когда Кёске наблюдал за ее невинным поведением, он вспомнил слова, которые услышал всего лишь минуту назад. Наконец он понял.

Ты мне нравишься, поэтому я хочу держать тебя за руку.

Ты мне нравишься, поэтому я хочу крепко обнимать тебя.

Ты мне нравишься, поэтому я хочу целовать тебя.

Это нормальные мысли, нормальные чувства. А извращенное мышление Ренко выдало другое: ты мне нравишься, поэтому я хочу убить тебя. Когда ее противогаз снимают, все эмоции становятся связаны с убийством.

Это безумно, но Ренко, нынешняя она, не могла и не хотела выбирать ни одного варианта, кроме убийства. Так она была создана. Ренко принципиально отличалась от Кёске и других.

«Хе-хе. На самом деле... Почему я должна была встретиться с тобой в этой маской? Когда отсутствует убийственная мелодия, я не убиваю людей, и даже не думаю об их убийстве. Точно так же ножницы ничего не режут, пока их не используют. Но Кёске, я все еще более или менее человек. Даже без моих убийственных желаний у меня есть чувства. Вот почему я заботилась о тебе... Понимаешь обычно, у меня нет шанса почувствовать что-либо от кого-то, пока мои инстинкты убийцы не пробуждаются. Очень редко мои эмоции заходят так далеко. И более того...»

Сузив свои голубые глаза, Ренко пристально посмотрела на Кёске. В этот момент её зрачки были сильно расширены. Из глубин сверкающего безумия мелькнула слабая искра привязанности.

«... Для меня, ты особенный. Я знаю, что ты так не думаешь, Кёске, но это правда! Для такого существа, как я, жившего в тени мира со дня своего рождения... ну, понимаешь. Ты первый хороший человек, которого я узнала, скрываясь под маской и единственный человек, который никогда не убивал... Вот почему ты меня так интересуешь, Кёске! Потому что так сильно отличаешься от меня! Вот почему я хочу узнать такого человека как ты, понимаешь?»

«...»

Кёске вспомнил слова, сказанные Эйри в лазарете: «Миры, в которых мы живем, слишком разные». Единственным человеком, не разу не совершившем убийство, в академии, полной убийц живущих свободно в преступном мире - был Кёске. Даже несмотря на то, что Эйри и Майна были также выходцами, они не были полностью чужды этому месту.

Вероятно, поэтому Ренко была настолько очарована им. Она отличалась от других учеников, которых только привлекала маска Убийцы Двенадцати, которую он был вынужден носить. Только Ренко была привлечена реальным лицом Кёске и приблизилась к нему.

Она продолжила неторопливо подходить: «Когда я говорила с тобой, то была так удивлена. Ты казался таким уязвимым! Я не могла почувствовать даже крохи враждебности, злобы, кровожадности или чего-то в этом роде. Ты был настолько отличен от тех, кого я знала раньше... и эта разница хорошо чувствовалась. Эмоции, которые я никогда не знавала ранее вырвались наружу, одно за другим... И когда они стали связаны с чем-то помимо убийства, это было так мило, Кёске. Это казалось таким забавным!»

Она улыбнулась, опустившись на колени рядом с ним и медленно начала гладить по щеке парня нежным, но осторожным прикосновением. Ее голубые глаза сияли от волнения.

Кёске был в полном недоумении. Он понятия не имел, что делать. Как мне вообще относиться к Ренко? Не знаю. Вспомнив последние несколько дней и время, проведенное с ней, Кёске заговорил:

«Мне тоже то время казалаось веселым, Ренко... Быть с тобой было очень весело. Но... если мы говорим об уязвимости, то ты практически беззащитна. Когда меня окружали только психи, я утешал себя мыслью о том, что кто-то настолько невинный, как ты смог жить здесь... Так я и думал, но...»

«Правильно, но это было не мое истинное лицо, знаешь уже? Я понимаю, и тогда тоже это поняла. Почуствовав влечение к тебе, мне захотелось много чего опробовать впервые. Я хотела прикоснуться к тебе и чтобы ты коснулся меня. Мне захотелось узнать тебя и чтобы ты узнал меня. Не человека, носящего маску, нет, я хотела, чтобы ты узнал настоящую меня! Хе-хе... как трогательно! Это душераздирающе, Кёске... В тот момент, когда я сбросила маску, показав свою истинную сущность… ну как тебе это нравится?»

Взглянув вверх, Ренко скользнула пальцем по его коже, прижимаясь к его горлу. Обеими руками она сжала горло парня и подняла Кёске в воздух.

«Ах... Угх... Рен... ко?!..»

Его горло было сдавлено и паернь более не мог дышать. Большие пальцы надавили на трахею, указательный на сонную артерию, средний на яремную вену, а остальные просто удерживали на месте. Это было душье человека, опытного в подобном.

Ледяные глаза Ренко сверкали от ярости, ее жажда крови циркулировала в них, словно они могли поглотить их обоих: «Я хочу касаться тебя, а затем, чтобы ты прикасался ко мне. Хочу узнать тебя и чтобы узнал все обо мне... Эти чувства исчезли раз и навсегда! Я только хочу убить. Кёске, я хочу тебя убить! Ты тот кого я люблю больше всех на свете! Мне так сильно хочется убить тебя, как никого другого ранее! Только такого финала я действительно желаю. Потому что, ты видишь настоящую меня... Прости, Кёске, на самом деле я... знаю, что есть еще так много вещей, что мы должны были сделать совместно... но сейчас единственное, что я хочу сделать, это убить тебя! Теперь, когда ты увидел мое истинное лицо, разве ты не умрешь ради меня? Хе-хе-хе-хе...»

Ее тело медленно покачивалось взад-вперед, Ренко не переставала сжимать горло парня. Если так будет продолжаться, я действительно умру. Он отчаянно пытался оттолкнуть девушку, но ее руки не отпускали. Из легких Кёске выходили остатки воздуха, а разум стал принимать красные тона от скопившейся багровой крови.

«Га... ха-ха... дерь... дерьмо... ах...» - его взгляд становился неподвижным.

Лицо Ренко, с восторженной улыбкой, исчезло в агонической дымке. На грани смерти другой образ всплыл в сознание Кёске: фигура его любимой младшей сестры Аяки. Она улыбается или плачет? Он не мог прочитать выражение её лица. В любом случае, он должен был сказать ей.

Прежде чем я уйду.

До того, как моя жизнь оборвется.

Давным-давно я поклялся защитить тебя, несмотря ни на что.

Я поклялся, что никогда не заставлю грустить тебя.

Я поклялся, что заставлю тебя улыбнуться.

Тебе, самой важной девушке в мире.

Даже если это не дойдет до тебя, есть кое-что, что я должен сказать…

 

«Прости... Мне так жаль... Аяка...»

 

Когда Кёске пробормотал свои последние слова, он внезапно почувствовал, что хватка Ренко ослабла.

«... А?»

Он издал ошеломленный вздох, чувствуя, как будто мир тает. Затем внезапно туман, застилающий его обзор сразу исчез. Соскользнув из рук Ренко, он упал на твердый бетон, и судорожно кашляя на четвереньках, Кёске жадно хватал ртом воздух.

«... А? Чт?.. Чтоооо?» - Изумленный голос Ренко раздался несколько выше парня. Когда он посмотрел, все еще пытаясь восстановить дыхание, то увидел, как она неподвижно стоит, а ее голубые глаза широко раскрылись. Похоже, она не понимает что случилось. Страх, написанный на своем лице, заставил Ренко в панике отступать.

Из её дрожащих губ вырвались невероятные слова:

 

«Музыка... убийственная мелодия прекратилась.»

http://tl.rulate.ru/book/996/225832

Переводчики: DarknessAvery

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)
Сказали спасибо 17 пользователей

Обсуждение:

Всего комментариев: 4
#
надеюсь всё же не забросите после 1 тома.
Развернуть
#
*молится за продолжение перевода*
Развернуть
#
Что-то интересное началось, хоть и без связный бред по моему мнению.
Развернуть
#
Куча имоций
Развернуть
Чтоб оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь
Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим