重生之都市修仙/Rebirth – City Cultivation / / Возрождение - город культивирования: Глава 133

Китайский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.


Глава 133
«Что ты сказал?»
Чэн Сюй, весь переменился в лице. Не ожидал, что Чэн Фэн так неожиданно ответит. Атмосфера в доме мгновенно накалилась. Жена старшего дяди Чэн Фэна и остальные растерялись и не знали, что делать. Обычно, это они строго упрекали и осуждали сына Чэн Кэ Сина. С каких пор, младшее поколение осмеливается пререкаться со взрослыми?
«Чэн Фэн, как ты разговариваешь со взрослыми? Старший дядя Чэн Чжэ Хан строго спросил. Его лицо потемнело от ярости.
«Дядя, я уважаю старшее поколение.» Чэн Фэн, проигнорировав всех присутствующих, сложил руки за спиной. Члены семьи пришли в смятение. Он холодно продолжил: «Из-за какого-то Вэй Цзы Фана, я должен приносить извинения?»
«Я - ваш родной племянник. Мой отец - ваш родной младший брат. Вы неизменно повторяете, что мы - родственники. Но родственники разве так поступают? Вот так? Вэй Цзы Фан велел тебе со мной разорвать связи? Ты сразу так поступишь со своим родным племянником?»
Слова Чэн Фэна были резкими и пронзительными. Хитрый и расчетливый Чэн Чжэ Хан не вынес такого напора, и побледнел как смерть. Его жена торопливо произнесла:
«Наша семья не это имело ввиду.»
«Не имела ввиду что??? Чэн Фэн фыркнул: «В ваших глазах Вэй Цзы Фан - фортуна, счастливчик, за которого нужно цепляться, не так ли? Но это ваше дело, меня это не касается. Потому что я ему, вообще не придаю особого значения. И я должен извиниться перед ним?»
«В чем смысл? Объясните мне!» Что за справедливость такая?»
Чэн Ан и Чэн Нин как услышали, что он сказал, так обалдели.
Они не ожидали, что слабый, хрупкий и жалкий Чэн Фэн, в конце концов, умеет так гордо себя вести. Так внезапно смотреть свысока на всех членов семьи.
Чэн Нин и раздражалась, и злилась его. Гнев и обида Чэн Фэна, нисколько не оправдывала репутацию родственников. На месте рассердиться, рассориться - ему не следовало так говорить. Своих же родителей поставил в неловкое положение.
«Ладно, ладно.» Старший дядя - Чэн Чжэ Хан, не глядя на Чэн Фэна, дрожащей рукой махнул. Однако, не сводил глаз с отца Чэн Фэна: «Лао Син, я не думал, что ты воспитаешь такого сына.»
Остальные члены семьи тоже закивали головой в подтверждение слов Чэн Чжэ Хана.
Члены семьи не придавали значения маленькому ребенку, а только согласились с главой семьи.
Чэн Фэн оставался неподвижным. С бесстрастным видом продолжал стоять. В душе он не сомневался в отце. Он был уверен в нем, потому что отец тоже ненавидел цепляться за кого-то для собственного величия. Чэн Кэ Син - человек гордый, самоуверенный, добродетельный, образованный. Иначе бы, уже давно подчинился семье Ван из Пекина.
Действительно, несмотря на то, что было тяжело на него смотреть, но Чэн Кэ Син глубоким сильным голосом ответил: «Старший брат, Сяо Фэн хоть и бесцеремонный, грубый и невежливый, однако в его словах есть здравый смысл и доля истины. Сяо Ан, в конце концов, должен сам опираться на себя. Постепенно, самостоятельно встанет на твердую почву. Заводить знакомство и связи с влиятельными людьми - это короткий путь.»
«Ты!» Чэн Чжэ Хан буквально выплюнул это слово.
«Что за характер у твоего сына?! Дурной нрав и только! Его надо проучить за его отношение к взрослым людям!»
«Довольно! Прекратите!» Дедушка Чэн Хуай Ань резко ударил рукой по столу, громко заговорил: «Все это произошло, благодаря младшим братьям и сестрам, моим сыновьям и племянникам. Добились своего? Если бы чужие посторонние люди увидели или услышали - они бы посмеялись надо мной!»
Увидев, как дедушка вышел из себя, члены семьи мгновенно притихли.
Младшее поколение не осмеливалось что-либо произнести. И только Чэн Фэн, оставался спокойным и бесстрастным, и продолжал стоять с непринужденным видом.
Старик глубоким взглядом смотрел на него, затем спокойно и медленно обратился к Чэн Фэну: «Кэ Син все верно сказал. Завязывать связи - безусловно важно и значительно, но тем не менее, чтобы ковать железо - кузнец должен быть сильным. Если человек способный и толковый, то связи сами возникнут и появятся.»
«Вполне очевидно, Сяо Фэн позволил себе многое. Чэн Фэн тоже неправ. Старшее поколение - есть старшее поколение. Как позволяешь себе так разговаривать с ними?»
«Слушаюсь, дедушка.» Чэн Фэн поклонился.
В душе Чэн Фэн всегда уважительно относился к старику. От начала и до конца своей жизни, он придерживался глубокого почтения перед ним.
Старший дядя Чэн Фэна, вместе с остальными, увидев эту картину, только фыркнули про себя. И все же смотрели на Чэн Фэна отнюдь не дружелюбно.
Собрание в спешке разошлось. Семья Чэн Фэна остановилась в загородном доме. Это только вызвало зависть и ревность в сердцах старшего дяди Чэн Чжэ Хана и остальных. Они полагали, что старик чересчур несправедлив и эксцентричен. Когда это старик разрешал другим членам семьи, задерживаться на ночлег в загородном доме?
«Кхм! Черт возьми!» Средний дядя - Чэн Цянь Хань не выдержал и выругался.
«Забудь! Ты должен проглотить обиду, ведь Новый год на носу. Когда придет время, мы сделаем невыносимой их жизнь!» Жена старшего дяди убеждала.
Услышав ее слова, у всех появилась понимающая улыбка. Когда ежегодное празднование Нового года в семье будет в разгаре. К тому времени, они будут смеяться над семьей Чэн Фэна.
Старший дядя Чэн Чжэ Хан ничего не сказал, однако в его глазах появился нехороший блеск. Ему стало приятно на душе.
*Лао Син, Лао Син, ты говоришь, что иметь связи — это неважно и несерьезно. Я посмотрю в этот Новогодний вечер, как ты подготовился?*

На следующий день, Чэн Фэн встал утром рано, чтобы заранее прийти в парк Дуншан.
После того, как он вернулся домой, его культивирование резко сократилось. Надо было поскорее и быстрее найти время - для развития и улучшения культивирования. Отточить физическое тело.
В парке, уже пожилые люди спокойно и плавно разминали свои кости, а некоторые занимались тацзицюань. (тайцзицюань – это китайское боевое искусство, оздоровительная гимнастика и один из видов ушу).
Чэн Фэн нашел свободное пространство. Встал в стойку смирно. Подобно обезьяне, которая обхватила дерево, Чэн Фэн руками обнял себя, будто запечатал и закрыл себя от всего. Он высился столбом как дракон, его движения считались старинными, классическими. Его плавные, спокойные движения, как плывущие облака и движущая вода. Безбрежный поток - бескрайний и безграничный.
«Сяо Фэн, что за техника кулачного боя? Я раньше не встречал такого метода.»
Пожилой старик, заинтересованно спросил и подошел, в его глазах блеснуло восхищение.
«Дедушка.» Чэн Фэн, увидев, кто к нему подошел, закончил упражнение. «Я называю этот метод *36 обликов Владыки*, мой учитель-наставник передал мне. Если желаете научиться, то я обучу вас.»
«Не стоит, не надо, я уже 80 летний старик, заниматься тайцзицюань достаточно мне.» Чэн Хуай Ань отмахнулся. «Ты лучше, составь мне компанию, вместе прогуляемся.»
И вот, дедушка с внуком шли по берегу озера.
Чэн Хуай Ань, проникновенным голосом начал разговор: «Сяо Фэн, вчера вечером, хоть ты и правильно сказал, но все же ты - младшее поколение. И вел себя несоответствующее, неподобающим образом со взрослыми.»
«Твой отец, всю жизнь был непреклонным, однако он знает и понимает, что в жизни на первом месте надо быть скромным.
«В романе «Сон в красном тереме» есть одна надпись *Понимание мирских дел – это подлинное знание, понимание мирской мудрости - есть скрытый смысл и порядок действий*. Порой, необходимо придерживаться этой истины, но чаще всего, мы должны принимать эти социальные нормы, общественный порядок, закон, правила. Вливаться в нее, применять и использовать.» (роман «Сон в красном тереме» – популярный из четырех классических романов).
Пожилой человек говорил внуку жизненную мудрость. В его жизни были и взлеты, и падения. В конце концов, он обычный, простой человек. Прибыл в город Нанкин и начал работать с поста заместителя секретаря, таким образом, началась основная профессия семьи Чэн. Если бы не родной сын повлиял на него, кто знает, может быть продвинулся бы еще выше.
Пусть даже так, но старик никогда не роптал и не жаловался на свою судьбу.
«У твоего старшего дяди Чэн Чжэ Хана - желание большое, да способности малые; твой второй дядя Чэн Цянь Хан – заурядный, и не имеет никаких достижений в жизни, а твой отец Чэн Кэ Син - хоть умный и мудрый, но тоже упорно защищает свои позиции, упрямый и непреклонный ни в чем. Среди младшего поколения, только Чэн Ан - способный, но и он придает большое значение деньгам и положению, и излишне относится к пользе и выгоде. Наряду с этим, он не интересуется родственными отношениями, целиком поглощен собой, думает только о себе.» Чэн Хуай Ань, печально вздохнул. От всего этого, только грусть и тоска навалилась на старика.
«В будущем, после моей смерти, наш клан будет в их руках, боюсь, не пройдет много времени, как семья распадется.»
«Дедушка, вы еще проживете долгое время. Не печальтесь, не падайте духом.» Чэн Фэн не выдержал проповеди старика Чэн Хуай Ань.
«Ха-ха-ха. Я, что не знаю состояния своего здоровья?»
Чэн Хуай Ань, в знак отрицания, качал головой, затем вдруг прямо посмотрел на Чэн Фэна и, не отводя глаз, произнес:
«Сяо Фэн, по правде говоря, среди всех внуков, я высоко ценю только тебя, и возлагаю надежды только на тебя.»
«Ты - корень и фундамент многообещающего таланта. Сейчас хоть ты и молодой, незрелый, неопытный и вспыльчивый, тем не менее, ты с детства следовал по направлению ветра и плыл по течению. В грядущем будущем, ты, если столкнешься с неудачами, то ты сможешь преодолеть все. И удача будет на твоей стороне. Станешь великим человеком.»
Чэн Фэн, в душе трепеща, с ужасом смотрел на старика Он не ожидал, что дедушка так отчаялся.
*В прошлой жизни, дедушка тоже так смотрел на меня. К сожалению, в то время после 30 лет жизни, пережив тепло и холод людских отношений, события сдвинулись и изменились. Я внезапно очнулся, проснулся ото сна. С тех пор, я стремился стать небожителем, вступил на путь дао. Я бесстрашно двигался вперед и если начал, то уже не остановлюсь ни перед чем.*
Поразмыслив в душе, Чэн Фэн решительно и непреклонно ответил:
«Дедушка, вы не волнуйтесь, не переживайте. Семью Чэн, я смогу защитить.»
«Хорошо, хорошо.» Чэн Хуай Ань вполне удовлетворился его ответом. Спокойно и радостно кивнул головой.
Хоть старик знал, что скоро уйдет на покой, но он не испытывал сожаления и раскаяния по этому поводу. А потому лишь кротко улыбнулся.

В этот раз, Китайский новый год проходил в тяжелой и напряженной атмосфере. Несмотря на то, что все члены семьи держались доброжелательно и миролюбиво. Однако, разлад, между семьей Чэн Фэна и между семьями старшего дяди Чэн Чжэ Хана и второго дяди Чэн Цянь Хана, оставался и даже еще более обострялся За исключением маленькой очаровательной девочки Чэн Го Го, никто из младшего поколения не осмеливался развлекаться с Чэн Фэном. Почти никто, не решался общаться с ним. Даже родителям маленькой Чэн Го Го, было неловко и дискомфортно.
Чэн Фэн не придавал всему этому значение. Каждое утро, он проводил время вместе с дедушкой, они гуляли и подолгу разговаривали.
Так наступил канун Нового года. Вся семья, перед отъездом, отправилась в пригород родных мест.
Здесь проходит ежегодное собрание членов семьи Чэн из Нанкина. В скором времени оно и начнется.

ChengGong 11.12.17 в 15:48

Минутку...