DragonHeart. / Сердце Дракона. нейросеть в мире боевых искусств: Глава 190

Русский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Глава 190
 
На площадке, покрытой той же кровавой коркой что и стобы, стояла высокая девушка. Развевался по ветру её лазурный плащ. Из-под такой же широкополой шляпы, как и у Хаджара выглядывали ярко-золотые, густые волосы. Роста она была такого, что любой мужчина нашел бы его идеальным.
Глупый наряд, смесь костюма военных офицеров и гражданских чиновников, не могли скрыть женственных и манящих изгибов. Кожаные штаны же и вовсе подчеркивали все то, что они и должны подчеркивать у женщин.
Разобрать лица не получалось, но одна лишь фигура незнакомки могла свести с ума любого. Разве что - кроме Хаджара. За время, проведенное с Нээн, он охладел к красоте как к таковой. Она все еще пробуждала в нем какие-то животные инстинкты, но их было легко перебороть.
- Что ты себе позвол…
Стражник не успел договорить, как в шлем врезался небольшой кулачок девушки. И, несмотря на недостаток массы, он вполне успешно смял железные пластины, прикрывающие рот. В небо выстрелил фонтан крови, послышался неприятный хруст, посыпались осколки желтых зубов, и стражник отлетел на добрых четыре метра.
Сломанной куклой он рухнул у метровой, тонкой стены, отделявшей один квартал от другого. Двое стражников, все еще державших бившуюся в истерике девчушку, замерли в оцепенении. Они смотрели на то, как на площадке из их сослуживцев делают наглядный пример злоупотребления служебными полномочиями.
В это время спасительница несчастного уже отправляла в такой же полет следующего противника. Она резко развернулась на каблуке высоких ботфорт и, словно тем же кнутом, хлестнула по нагрудному доспеху правой ногой. Удар вышел таким мощным, что от возникшей волны воздуха треснул столп, а хлопок был сравним разве что с ударом гонга.
Стражника сложило пополам. Сквозь прорези шлема хлынула темная кровь, а сам он упал без дыхания, пробив собой ту самую стену. И девушка замерла. Она повернулась к мертвому телу и долгое время не могла прийти в себя.
Хаджара начали терзать сомнения в реальности того, что он видел. Уровень силы и техники, продемонстрированный девушкой, никак не мог принадлежать практикующему ниже грани становления истинным адептом. Но все её поведение буквально кричало о том, что она… никогда не была в реальной схватке.
Этого времени хватило оставшемуся на площадке стражнику чтобы прийти в себя. Он выхватил из ножен клинок и широко полоснул им по воздуху.
Сиреневая полоса энергии меча понеслась в сторону незнакомки. У неё явно не хватало времени, чтобы освободить собственный клинок. Собственно, ей это и не было нужно.
Она очнулась от секундного замешательства и, подхватив полу плаща, закрутилась на месте. Это выглядело так, будто удар стражника запутался в одеждах девушки и исчез в них, а мгновением позже появился с совершенно неожиданной стороны и подрубил ноги стражнику.
Тот упал, захлебываясь криком, слюной и кровью. Меч покатился по земле, а стражник пытался обхватить кровоточащие культи, оставшиеся вместо ног. Те двое, что все еще держали обессилевшую от слез девушку, переглянулись, бросили ношу на землю и бросились наутек.
Незнакомка, весьма не по-женски плюнув им в след, подошла к столбам и сдавила в кулаке цепи, сковавшие мужчину. Те треснули и рассыпались железной стружкой.
- Спасибо, спасибо! - кланялся освобожденный, а затем, свалившись вниз, спотыкаясь и падая в грязь, кое-как добрался до девушки.
Что-то нежно приговаривая, он заботливо поднял её на руки и понес в дом. Через десяток секунд, не хвативших даже на то, чтобы раненный стражник истек кровью, со стороны соседней улицы послышались крики и топот железных каблуков.
- Пойдем! - Хаджара схватили за запястье и потащили куда-то в сторону.
Вместе они побежали в сторону темных переулков и вереницы дворов. Все дальше от места происшествия и от торгового округа. Будто бы опытные воры они пересекали освещенные улицы таясь в тишине и закутываясь в покрывало ночи. Они помогли друг-другу подняться на крыши и продолжили свой путь по “второму” ярусу города.
Порой под их пятками трескалась черепица. Тогда они прыгали, буквально перелетая улицы и оказываясь на другой части проспекта. Так продолжалось почти полчаса, пока Хаджар не понял, что оказался в совершенно незнакомой ему части города.
Судя по тому, как озиралась девушка, она тоже заблудилась.
Не сговариваясь, они оба спустились обратно вниз и свернули за угол, оказавшись в небольшом парке. Спокойно журчал веселый весенний ручей, под круглой каменной аркой кемарила бродячая собака. Редкие кусты цветов прятались от лунного света, а высокий зеленый бамбук слегка скрипел на легком ветру.
Наверное, нормальный мужчина обязательно бы постарался завести диалог с незнакомкой. Хаджар же, галантно поклонившись и слегка приподняв шляпу, молча направился в противоположную от девушки сторону.
Он собирался вернуться в гостиницу. Больше в этом городе он не хотел ничего видеть. Уже и так все стало ясно.
Среди лунного света, ласкающего темный парк, бесшумно сверкнуло лезвие тонкого меча. На траву упали маленькие алые вишенки, а сам Хаджар замер на месте. Около его шеи, со стороны правого плеча, замер холодный клинок.
- Миледи? - спросил Хаджар.
В ближайших королевствах было всего несколько практикующих, способных ранить таким образом Хаджара. И единственной женщиной среди них была глава школы Белого Паруса в королевстве Онеск. И, насколько Хаджар помнил занятия географии, до королевства этого было примерно пять лет пути, а сама глава никогда не покидала своей знаменитой пагоды.
- Почему ты не помог им? - прозвучал явно нарочно измененный голос. Слишком грубый и неестественно низкий.
Хаджар в последние полчаса и сам искал ответ на этот вопрос. И то, что он нашел в глубине своего сердца, нисколько его не радовало. В подобном поступке не было ничего двусмысленного. Он просто:
- Не хотел…
Давление на меч усилилось и лезвие лизнуло кожу чуть жаднее. Капли слились в тонкую струйку. Хаджар действительно не хотел помогать тому мужчина и его женщине. И не важно, дочь это была, сестра или жена.
За все те годы, проведенные в участи уродца и раба, ему мало кто помогал самому. И, как казалось Хаджару, он успел сполна отплатить за это добро. Он проливал кровь за Лидус. Проливал её годами. Он не раз вставал в пару в танце со смертью ради, как ему казалось, своего народа.  Но что делал все это время этот народ?
Мирился с гнетом империи и короля Примуса.
Ведь что мешало тому мужчине, помимо обустройства своей лавки, приторговывавшей подпольно, посвящать немного времени пути развития. Денег и влияния у него вполне хватало для этого, но вряд ли мужчина продвинулся дальше начальных ступеней Телесных Узлов.
Так что - Хаджар просто не хотел помогать чужому человеку.
Он слишком устал для этого.
Он устал от бессмысленной войны, в результате не принесшей его королевству ни радости, ни покоя. Она оставила ему лишь кольцо Патриарха и сотни шрамов на теле.
Не обнажая меча, Хаджар качнулся в право и ударл по клинку раскрытой ладонью.

Toodi 20.09.17 в 12:27

Минутку...