Перевод 鬼咒 / Заклинатель духов: Глава 101 :: Tl.Rulate.ru

鬼咒 / Заклинатель духов: Глава 101

Китайский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Глава 101. Разрушенная душа
Срубленное персиковое дерево с грохотом упало на землю, воздух заволновался, распространяя аромат травы и крови.
«Эрмяо, что, в конце концов, происходит?» - Линь Сижо серьезно обратилась к Дин Эрмяо. – «Согласно протоколу, я должна известить городской участок. Поскольку, судя по месту происшествия, это не естественная смерть».
«О чем тут еще говорить? Определенно, это гнусные делишки монаха Фэйюня - Чжун Хаожаня!» - Ли Вэйнянь схватил саперную лопатку, сжал ее мускулистыми руками и рассержено сказал. – «Жаль, что мы чуть опоздали и позволили ему сбежать!»
Дин Эрмяо немного успокоился и ответил Линь Сижо: «Сообщи в городской участок, но у меня есть условие. Когда твои люди осмотрят место преступления, я сожгу дотла эти останки, иначе… Дурные последствия невозможно предугадать».
Линь Сижо кивнула, что можно было считать обещанием Дин Эрмяо. Затем она взяла телефон, отошла в сторонку и серьезным тоном сделала доклад руководству, о сложившейся здесь ситуации.
Пока Линь Сижо говорила по телефону, Дин Эрмяо, используя ветку персикового дерева, придвинул к себе лежащую рядом с черепом черную сережку.
«Из какого материала она сделана, что так почернела?» - недоуменно спросила Линь Сижо.
Вань Шугао и Ли Вэйнянь тоже недоумевали, они подобрались поближе и уставились на украшение. Ли Хао и Чжоу Пэн, в конце концов, больше не смогли смотреть на этот ужасный труп, они похватали свои лопаты и, попрощавшись, сбежали.
Дин Эрмяо передал серьгу Линь Сижо и сказал: «Это золотая сережка, можешь взвесить и сама поймешь. Судя по положению относительно тела, должно быть, это было украшение покойной».
Линь Сижо приняла ее, взвесила на ладони, действительно, та оказалась тяжелой.
«Однако… Почему золото так почернело? Насколько мне известно, этот химический элемент очень стабильный и очень стоек к окислению, проще говоря, не может сменить окраску?» - спросила Линь Сижо.
Будучи первоклассным следователем, Линь Сижо немного разбиралась во всех науках, это была мягкая сила, способная помочь ей в работе.
Дин Эрмяо кивнул: «Да, золото есть золото, другими словами, оно должно быть золотого цвета. Но некоторые старые полицейские, возможно, видели такое почерневшее золото. Это произошло потому, что его намочили… Ртутью. Во многих древних курганах, чтобы забальзамировать труп, в него вливали ртуть. А на золотых украшениях хозяина гробницы, на которые попала ртуть, появлялись черные пятна, либо же они полностью чернели, как и эта золотая серьга».
«Ртуть?» - одновременно спросили Линь Сижо, Вань Шугао и Ли Вэйнянь. – «Так серьга почернела из-за ртути?»
Дин Эрмяо молча кивнул.
Ли Вэйнянь все еще не понимал и спросил: «Старший брат Эрмяо, это не древний курган, откуда тут ртуть? К тому же, труп сгнил, очевидно, никакого бальзамического эффекта не было…»
«Ртуть использовалась не только для бальзамирования, иногда… И как инструмент».
Дин Эрмяо поднял глаза к небу, будто принимая важное решение: «Этот труп… Эта покойная, была умерщвлена сдиранием кожи при помощи ртутью».
«Что, Сдир… Сдиранием кожи…?»
Линь Сижо задрожала, снова поглядела на скелет в яме и быстро спряталась за спиной Дин Эрмяо. Ли Вэйнянь и Вань Шугао тоже задрожали и подошли поближе к другу.
Что касается пытки сдиранием кожи, Линь Сижо, Вань Шугао и Ли Вэйнянь были немного об этом осведомлены, либо из телевизора, либо из новелл.
В неофициальной истории Китая есть множество записей о пытке сдиранием кожи, практически идентичные.
Палач закапывает живого человека в яму в земле так, чтобы торчала только голова. На коже головы вырезается отверстие и в него начинает вливаться ртуть. Поскольку удельный вес ртути очень велик, она начинает стекать вниз под кожей, медленно и мучительно отделяя ее от тела.Эта боль и зуд заставляют закопанного человека непрерывно бороться, и в итоге, когда человек, трепыхаясь, выбирается, его кожа полностью остается в яме.
«Почему монах Фэйюнь совершает такие злодейские, немыслимые поступки?!» - Ли Вэйнянь так сжал кулаки, что захрустели суставы.
Дин Эрмяо поглядел на кости в яме и сказал: «Злодейство не только в этом. Он насильно разделил тройственное духовное начало и семь нечистых духов покойной, теперь душа покойной не может собраться вместе, к тому же не может переродиться и окончательно сходит с ума, становясь покорной ему».
Линь Сижо и остальные в ужасе слушали объяснения Дин Эрмяо.
«После того, как с покойной содрали кожу, палач наполнил эту кожу рисовой мякиной, и подвесил, ориентировав на север, спиной к солнцу. При помощи большого даосского талисмана и киновари запечатал семь отверстий, замуровав тройственное духовное начало в этом кожаном мешке. Останки снова закопал на северном склоне горы, при помощи пяти персиковых деревьев и бронзовых мечей взяв под контроль семь нечистых духов… Эта магия очень гнусная, когда мой учитель путешествовал, он ни разу с такой не сталкивался».
Сделав паузу, Дин Эрмяо продолжил: «Но у этой магии, так же, есть смертельный недостаток. Поскольку покойный не может переродиться, его ненависть все растет, потому сила атаки особенно сильна. Если дух и душа вырвутся, то принесут с собой ужасные бедствия. Палач тоже не сможет вечно сдерживать его, и это кончится его смертью».
«Тогда что сейчас делать? Эта женщина-призрак внезапно исчезла, может она ушла убивать людей?» - с беспокойством спросила Линь Сижо. – «Кстати, этот скелет может быть матерью Се Цайвэй? На мой взгляд, тот призрак был на нее очень похож».
«Днем ничего не случится, но сегодня до полуночи я хочу поймать этого призрака, иначе, последствия невозможно себе представить. Об остальном поговорим потом». - Дин Эрмяо прервал Линь Сижо и сказал Ли Вэйняню и Вань Шугао. – «Отломите мне с персиковых деревьев пятьдесят маленьких веточек, чуть толще и длиннее зубочисток».
С этими словами Дин Эрмяо снова вынул красную нитку, протянул от конечностей до персиковых деревьев, затем измерил расстояние сантиметром, отметил длину на красной нитке и велел Линь Сижо запомнить значения.
Ли Вэйнянь и Вань Шугао тут же взялись за дело и быстро наломали пятьдесят веток. Дин Эрмяо взял их, сел на землю, скрестив ноги, и снова достал медяки. Разбросав монеты по земле, в отверстия он вставил ветки и принялся бормотать какие-то вычисления.
Долгое время спустя, парень испустил длинный вздох и сказал: «Прямо с востока на юг три секунды, три минуты, 35 километров!»
Линь Сижо и остальные опешили и одновременно спросили: «Что это значит?»
Дин Эрмяо вынул из вещевого мешка большой компас, положил его на землю, тщательно выверяя направление, затем подозвал остальных посмотреть и сказал: «Старшая сестра полицейский, гляди. Если сориентировать компас по красным нитям, то впереди, в 35 километрах, будет место, где Чжун Хаожань положил кожаный мешок покойной. Если мы хотим схватить эту женщину-призрака, то сначала мне нужно найти кожу, и заставить дух и душу женщины призрака соединиться. Если сегодня до полуночи я не найду ее, тогда… Не знаю, сколько людей погибнет».
«Плохо дело!» - Ли Вэйнянь очень перепугался и сказал. – «Этот монах Фэйюнь сбежал раньше, кто знает, если он первым получил кожу, а мы сейчас отправимся на поиски, не будет ли слишком поздно?»
«Нам не стоит так спешить?» - Дин Эрмяо задумался, поднял палец и начал читать заклинание.
Поднялся вихрь, Кан Чэн и Ло Ин спрятались среди ветвей персикового дерева и спросили: «Мастер, какие будут приказания?»

Arugula 3.08.17 в 18:17

Минутку...