Перевод God and Devil World / Система Богов и Демонов: Глава 671 :: Tl.Rulate.ru

God and Devil World / Система Богов и Демонов: Глава 671

Китайский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Глава 671. Иньшань
После победы над армией Внешней Монголии в руки Юэ Чжуна попало огромное количество ресурсов, необходимых для ведения боевых действий, так что он решил продолжить движение за миллионным стадом мертвых.
После того как Юэ Чжун снизил постоянными атаками его численность до миллиона с лишним, стадо продолжило свое движение на север и, проходя через города, вбирало в себя находящихся там зомби. Сейчас его численность снова достигла четырех миллионов голов.
Глядя на этот океан мертвых, двигающийся на север, Юэ Чжун не испытывал по этому поводу тревоги, так как его не особо волновал выбранный ими маршрут. Он испытывал беспокойство, когда его посещала другая мысль, а что если направление движения стада изменится?
И его опасения были оправданы. Разум, управлявший зомби, рассчитывал с увеличением численности сделать то, в чем ему помешал Юэ Чжун.
Если в толпе зомби будет насчитываться около десяти миллионов мертвяков, то подобное станет настоящим кошмаром для человечества, и вот именно таких масштабов числа волновали Юэ Чжуна.
С более чем миллиардом зомби на территории Китая, если они смогут собрать стомиллионную толпу, с Юэ Чжуном будет просто покончено.
Толпа мертвых продвигалась на север, а Юэ Чжун захватывал остающиеся после нее города, зачастую спасая в них выживших, исхудавших до состояния скелета.
Уже немалое количество подобных выживших начало работать на заводах и фабриках. Кроме оружейной промышленности заработали предприятия по производству одежды, стали, началась добыча угля. Многие другие отрасли пробудились к жизни. Вместе с постоянным ростом количества населения это создавало картинку процветания, возвращаясь к привычной жизни, текшей здесь до апокалипсиса.
Горы Иньшань тянутся очень далеко, а после апокалипсиса повсеместно в них стали расти всевозможные жуткие мутировавшие растения, местные же звери преобразовались в нечто непонятное, и в горах практически не осталось места, где человек мог бы попытаться выжить.
Мужчина средних лет, одетый в самодельную одежду, сплетенную из травы, загорелый почти до черноты, внимательно всматривался в землю под ногами, точнее в растущие на ней растения в поисках пищи.
Звали мужчину – Лэй Юнь, до апокалипсиса он был известным ботаником, а, когда произошло крушение мира, он вместе с большой группой людей отправился в горы Иньшань, ища в них убежища.
Изгнанные из городов опасными мутантами и зомби, люди, укрывшиеся в горах Иньшань, постоянно находились на грани выживания.
Но не обошла Система своим вниманием и горы с укрывшимися в них людьми. Рядом с убежищами стали появляться растения, питающимися людьми, а безобидные до этого звери превратились в жаждущих человеческой плоти мутантов. Но что еще хуже, беглецы, разделившиеся на множество немногочисленных группок, вступили на древнейший путь притеснения сильным слабого.
Во многих подобных группах Энхансеры заняли привилегированное положение, низведя обычных людей практически до положения рабов, сделав человеческую жизнь, которая в горах и так была непростой, еще труднее.
Лэй Юнь был одним из таких обычных людей, он только недавно сбежал из такого несправедливо-жестокого маленького племени.
Внезапно с ярко вспыхнувшими от эмоций глазами Лэй Юнь лег на землю и голыми, покрытыми мозолями ладонями стал выкапывать из нее съедобное растение.
Выкопав его, он снова принялся за осмотр пышной зелени в поисках еды. Хоть горы Иньшань и покрыты густой растительностью, но многие из растений, мутировав, стали непригодными для еды. Лэй Юнь своими глазами видел, как некоторых людей, съевших мутировавшее растение, разрывало, и изнутри тело произрастало множеством лоз.
Бывало и такое, что от съеденного человека начинало рвать кровью, и он помирал от потери крови.
Благодаря своим обширным познаниям в ботанике Лэй Юнь нашел два-три растения съедобных для человека, среди растущих в горах. Остальные же растения, неизвестные ему, он не осмеливался есть.
Когда Лэй Юнь, склонив голову, внимательно присматривался к зелени на земле, в кустах сбоку от него зашелестели листья. Тело Лэй Юня немедленно застыло, когда он увидел пролезших через кусты пятерых людей в прочной на вид одеждах серого цвета, виднелись закинутые на спину щиты, а в руках они держали мачете. Одежда и оружие придавали им воинственный вид.
– Человек! Здорово! Похоже, нам повезло! – произнес мужчина со шрамом, похожим на тот, что оставляет лезвие. На грубоватом лице показалась недобрая улыбка.
При взгляде на пятерых вооруженных людей в глазах Лэй Юня мелькнуло отчаяние, он выпустил из руки зажатые там растения и, развернувшись, помчался от них прочь.
В горах Иньшань встреча с другим человеком иногда по последствиям хуже, чем если бы тебе не повезло наткнуться на мутировавшего зверя.
Слабого при такой встрече ожидала участь раба и работа до смерти. Буквально. Потом погибшего сжирали, беря пример с животных, рядом с которыми теперь жили люди.
В горах Иньшань было очень много растений и животных, но большинство из них были мутировавшими. Обычному человеку ими было не прокормиться. Наоборот, человек был слабейшим из всех животных в горной цепи Иньшань, низшим звеном в цепи питания.
Со вспыхнувшим в глазах гневом «лицо со шрамом» бросился за Лэй Инем, ворча:
– Ах ты гад, посмел бегать от меня! Что, жизнь не дорога?!
Лэй Инь с самого апокалипсиса ни разу не ел досыта, поэтому человеку со шрамом не составило труда поймать его и прижать к земле.
Прижатый к земле Лэй Инь тут же полным страха голосом затараторил:
– Не убивайте меня! Не убивайте меня! Пощадите меня, я знаю какие растения можно есть! Я буду искать для вас съедобные растения!
Один из мужчин, крепкого телосложения, на лице глубоко посаженные глаза, с высоко посаженной переносицей, подал голос, низкий и басовитый:
– Ху Тоу, держи себя в руках. Он умрет, и потеряешь пять очков.
– Знаю! Скелет, еще раз попытаешься удрать, и неважно, растения или там еще чего-то, башку сразу отрублю! – прорычал Ху Тоу, убирая с тела неудачливого беглеца прижимавшие того к земле колено и руку, с яростью в глазах глядя на валяющегося Лэй Юня.
Тот же мужчина спросил басовитым голосом у Лэй Юня:
– Дружок, как тебя зовут?
Го осторожно, не делая резких движений, поднялся на ноги и не сводя глаз с Тигра, ответил:
– Меня зовут Лэй Юнь, до конца мира я был ботаником. Знаю многие мутировавшие растений и различаю пять съедобных для человека дикорастущих растений.
Спросивший его о имени мужчина достал из кармана шоколадный батончик и протянул его Лэй Юню:
– Меня зовут Сюй Вэй, командир отделения третьего взвода второй роты третьего батальона штрафников главы Юэ Чжуна. Глава послал нас на прочесывание гор Иньшань в поисках выживших. Лэй Юнь, ты знаешь, где здесь в окрестностях есть еще люди?
Мужчина со шрамом на лице, услышав представление Сюй Вэя, заговорил:
– Командир отделения может не произносить полное название. Штрафник – слишком много в этом унизительного.
Трое остальных рассмеялись тихим горьким смехом.
Сюй Вэй ответил на это безучастным голосом:
– Но ведь так оно и есть, те, кто служат в штрафных частях, – штрафники, отбросы общества. Единственный способ избавиться от этого оскорбительного титула – только получение достижений по службе, другого способа нет.
Со слезами на глазах Лэй Юнь взял шоколадный батончик. До апокалипсиса он на них и внимания не обращал, но после того, как все полетело в тартарары, за такой батончик можно было купить женщину на всю ночь.
Лэй Юнь сдержал желание сорвать обертку, сожрав батончик в одну секунду, и, настороженно глядя на Сюй Вэя, сказал:
– Я знаю каждое поселение людей в радиусе сотни миль.
Он указал пальцем на небольшой холм и продолжил:
– На вершине живут бандиты, зовут свой притон «Вольной деревней». У главного, которого зовут Фэн, есть пятеро подручных, владеют тринадцатью женщинами. Фэн вооружен обоюдоострым бронзовым цзянем, подручные ходят с дубинами.
1 Цзянь – китайский прямой меч.
Для людей, скрывавшихся в горах Иньшань, даже холодное оружие представляло огромную ценность, ведь люди, когда бежали в горы, почти ничего с собой не захватили.
Услышав такие новости, солдаты штрафного батальона пришли в возбуждение:
– Здорово! Девятнадцать выживших – это целых девяносто пять очков. Если добавить уже добытые очки сможем уйти из штрафников. Класс!
Искать выживших в горах Иньшань – опасная работа, которую поручили штрафникам. За каждого найденного выжившего начислялось пять очков. Также пять очков давалось за убийство пяти зомби. При наборе сорока очков штрафник снова получал свободу и мог продолжать вести жизнь гражданского. Вот почему штрафники так обрадовались.
Юэ Чжун не боялся того, что штрафники решатся на побег, пока будут вести поиски в горах. Учитывая боевую эффективность штрафников, почти со сто процентной уверенностью можно было предсказать, что в таком случае им предстояло стать удобрениями для растений-мутантов или утолить голод мутировавших зверей.
В лагере штрафников, несмотря на постоянные жесткие тренировки и задания с предполагаемым высоким процентом смертности, при том что любое невыполнение приказа командира каралось расстрелом на месте, их кормили от пуза и иногда даже давали мясо.
Все же намного лучше, чем скитаться на самообеспечении в горах.
К тому же, когда штрафники зачищали города от зомби, если они натыкались на достаточно большие припасы, то могли немного прихватить с собой.
Если же штрафник бежал из лагеря, то при поимке его казнили на месте или отдавали как материал для экспериментов в лаборатории. Это заставляло всех штрафников страшиться и ненавидеть Юэ Чжуна.
Нахмурив брови, Сюй Вэй спросил:
– Среди тех, кто живет на холме, есть Энхансеры?
Лэй Юнь, с завистью смотревший на их мачете и щиты, ответил:
– Нет! Тянь Фэн до апокалипсиса был в какой-то мелкой банде, и все, чем он обладает, – это начальное кунг-фу, для вас он не противник!
В глазах Сюй Вэя вспыхнуло яростное предвкушение, и он низким голосом сказал:
– Хорошо! Братья, за мной! Мы идем за билетами на свободу!
«Вольная деревня» на самом деле представляла из себя просто огромную пещеру, у входа в которую маялся скукой одинокий часовой, сжимая в руках дубинку. Внимание его было к тому же обращено не наружу, а во внутрь пещеры, так как изнутри время от времени доносились женские крики и стоны.
– Начали! – подобравшись вплотную к пещере, пятеро штрафников метнулись к часовому. Увидев у них в руках мачете, тот с бледным лицом упал на колени и начал молить:
– Уважаемый, не убивай! Почитаемый, не лишай жизни! Я сдаюсь!
– Так просто? – Следовавший за Сюй Вэем шрамолицый при виде стоящего на коленях горе-охранника просто лишился дара речи.

Olegase 11.06.17 в 0:13

Минутку...