Pivot of the Sky / Стержень небосвода: Глава 24

Английский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.


ГЛАВА 24. ЧЕСТОЛЮБИВЫЙ ЗАМЫСЕЛ МЕТАТРО
Амон стал почтеннейшим гостем племени. Пещерные люди пригласили его пожить в самом большом доме. Даже Шредингер получил кучку сена с кожаной подушкой. После того как Амон ушел спать, Линк, вождь, и Метатро разговаривали с глазу на глаз в большой пещере с костром.
«Мой дорогой друк, я потчую тебя отличной пищей и хорошим вином. Я сказал своим людям, что ты друг богов. Когда тебе угрожала опасность, я собрал лучших людей, чтобы спасти тебя как можно скорее…»
«Хватит! Хватит! Ты меня не путай! Я все еще зол на тебя! Говори прямо! Ты снова просишь у меня помощи?»
Линк застенчиво прошептал: «Я пообещал тебе торговать дамасским железом в своем племени с тобой, и я отослал своих людей на поиски упомянутых тобой реликвий. Ты пообещал мне, что я тоже смогу заполучить силу богов, как только ты найдешь реликвии. Но прошли годы, и тебе следует понимать, что ты, может быть, никогда их не найдешь. Ты забрал наши лучшие слитки, но обещанное тобой…»
Метатро прервал его речь: «Ты предоставляешь мне счета? Я извлек для тебя и выгоду. Я тебе уже сказал, что оплачу свой долг через некоторое время. А свое слово я всегда держу.»
«Нет, нет! Я не то имел ввиду. Ты ищешь реликвии, поскольку хочешь получить божественную силу, не так ли? А твой друг, он обладает знаниями… Так почему бы тебе не попросить его научить тебя? Если он захочет, замолви и за меня словечко. Мы заключили сделку, не так ли?»
Метатро не хотел признаваться, что он случайно встретил Амона несколько часов назад. Он хотел выглядеть жестким. Таким образом, он схитрил: «Конечно, Амон научит меня. Наша дружба проверена жизнью и смертью! Но у него нет причин обучать тебя.»
«Да, я знаю. Поэтому и прошу тебя. Наша дружба тоже испытана жизнью и смертью! Если ты сможешь в этот раз помочь мне, наше племя сможет предложить тебе...» - здесь он остановился, но его намерения были ясны. Его племя до сих пор могло предложить нечто большее для Метатро.
Метатро загнал себя в ловушку. Он прекрасно знал, что во внешнем мире не каждый мог освоить магию, только знать с разрешением святыней. Не один маг не возьмет на себя риск обучать пещерного человека, который нарушил клятву святыне, и возьмет на себя наказание. Внезапно он подумал о том, почему Амон прибыл сюда, и ему пришла в голову мысль: «Позвольте мне вам сообщить. Амон тоже пришел сюда в поисках одной вещи. Что-то, потерянное богами. Если вы сможете найти это для него, мне удалось бы убедить его обучить вас божественной силе.
«Что же ищет дражайший посланник?» - удивленно спросил Линк.
«Я не знаю. Но я могу прислать вам весточку, сообщив ему, чего желаете вы. И вы сами сможете спросить его.»
«Конечно! Давай сделаем это сейчас!» - немедленно поднялся Линк.
«Сейчас полночь! Кроме того, вы посетите его безоружными?»
«Я знаю, что делать. У племени есть хорошее вино. Я принесу одно.»
«Ты всегда прячешь от меня все самое лучшее. Давай я пойду с тобой и посмотрю, что у тебя есть.»
Когда они покинули пещеру, Метатро как бы ненарочно спросил: «Вы действительно считаете, что Амон посланник богов?»
Линк удостоил его хитрой улыбкой: «Он маг. Так ты его назвал. Я догадываюсь, и твой предок был магом, не так ли? Я теперь понимаю, кто такой маг. Сейчас, когда мои люди считают его посланником бога, значит, он посланник бога» - Он серьезным тоном добавил после паузы, «В любом случае, он обладает божественной силой. Никто не может этого отрицать.»
«Ты даже не знаешь, какого бога он посланник!»
«Лучший, чем костер, не так ли?»
«Тебе бы лучше держать нашу беседу в секрете. Твои люди выгонят тебя, если ты все им расскажешь.»
***
Амон медитировал в своем доме. Иногда он поднимал руку. Появилась искра, которая затем переросла в пламя. Он занимался магией огня. Он изучил магию огня гораздо быстрее магии воды. Теперь он уже мог вызвать огонь без помощи жезла. Невероятный подвиг для обыкновенного адепта второго уровня.
Жезл Амона был сильным. Он мог значительно увеличить магический эффект. Выучить очень быстро магию, затем освоить ее и практиковать без каких-либо средств. Таковой стала стандартная процедура для Амона. Пламя вызывалось из ниоткуда и прыгала как эльф в воздухе под управлением Амона. Как же это было забавно. Но Амон должен был управлять и своим волнением. Он все еще боялся, что сожжет дом.
Глядя на пламя в двух шагах, мысли Амона ушли далеко. Племя находилось в очень высокой местности. Если он правильно вспомнил, он прошел три слоя облаков. Так что здесь как раз было то место, где он остался и ждал. То, что он собирался сделать – практиковать первичную магию и наблюдать за западной частью неба.
Амон беспокоился о том, как успокоиться перед встречей с пещерными людьми. Племя - превосходное место, чтобы остаться. Местные жители отнеслись к нему очень хорошо, так что ему не нужно охотиться и строить жилище самостоятельно. Именно поэтому он играл с магией огня сегодня. Совет Безумного Оля оказался действительно полезным.
Изнутри раздался голос Метатро: «Мой дорогой маг, ты спишь? Я Метатро. Если ты не возражаешь, у нас есть для тебя хорошее вино и превосходный жареный фазан для твоего кота.»
Шредингер быстро спрыгнул с сена. Амон погасил пламя и ответил: «Пожалуйста, заходите. Я не сплю.»
Метатро открыл дверь и вошел с двумя стройными пещерными женщинами, одна несла блюдо из дичи, другая – деревянную тарелку, на которой сочное мясо шипела на горячем камне. Пещерные женщины поставили еду и отступили. Метатро поставил два каменных кубка на землю. Один из них был пуст. Другой – наполнен животным жиром, и в нем располагался горящий стебель травы. Это была самая простая и самая старая свечка, лучшее орудие для освещения в племени.
Амон вздрогнул: «Ты хочешь выпить со мной в полночь?»
Метатро потряс головой: «Нет, нет. Я здесь для того, чтобы предложить наше лучшее вино посланнику богов». Он наполнил кубок вином и передал его Амону.
Понюхав, Амон мог сказать, что вино было слабым. Хотя он не пил много, у него был пьяница-отец. Вина, продаваемые в Дуке, были особенными. Амон мог оценить качество вина Метатро по запаху. Но это уже отличная вещь – иметь возможность пить вино в глубоких горах. Амон протянул руку. «Спасибо. Подойди и выпей со мной.»
Метатро замахал руками. «Мой дорогой маг. Мне придется позвать своего господина. Как я осмелюсь пить с тобой.»
Амон улыбнулся. «Мы сейчас с пещерными людьми. Ты собираешься наблюдать, как я один пью ночью?»
«Как пожелаете!» - Метатро подошел к двери и закричал, «Принесите мне еще один кубок!» Очевидно, он тоже хотел выпить, иначе он бы сказал «Как могу» вместо «как осмелюсь».
Услышав, как Амон просит его выпить, Метатро почувствовал облегчение. Его план, вероятно, заработал. Этот маг – всего лишь подросток, беспечный и добродушный. Он лишен был высокомерия, растущего с возрастом и положением жреца в святынях.
Конечно, он был в изгнании. Возможно, его семья утратила власть, или он впал в немилость высокопоставленных господ. Его миссия – оправдание наказания, скрытая маскировка. Как мог маг начального уровня в одиночку искать пристанище верховного мага в горах!
Желание Метатро изучать магию гораздо превосходило желание Линка, иначе он бы не отправился так далеко в горы искать реликвии своего предка. Во многих обстоятельствах маг не будет обучать его магии. Но сейчас в отдаленном поселении, с таким бедным магом, у него, возможно, появился шанс получить то, о чем он так долго мечтал.
Оба пили и начали небрежную беседу. Нечаянно Метатро начал рассказывать собственную историю.
***
Метатро родился в обедневшей благородной семье. Его прадед был жрецом Храма Мардука в городе Вавилоне. Он был магом шестого уровня, в одном шаге от становления верховным магом. Но в битве между Вавилоном и Хеттским Царством прадед Метатро получил травму и вынужден был уйти с поля боя, используя ценный летающий слиток. У свитка не было достаточно сил для безопасного прибытия обратно в Вавилон. Он умер в лесах недалеко от каньона реки Евфрат.
Семья Метатро почти потеряла все состояние после смерти прадеда и погрязла в огромных долгах. Но затем их семью навестил незнакомец и спас его бабушку и дедушку. Незнакомец был охотником из Ассирии. Он обнаружил тело прадеда Метатро, его личное имущество и последнее послание.
Охотник похоронил его прадеда в соответствии с последним посланием и принес его личное имущество обратно в город Вавилон, которые предоставляли настолько большу. Ценность, что только жезл с двумя выемками мог устранить долг. Вдова и ее не имеющий отца сын, таким образом, смогли сохранить свое поместье, но пришлось уплатить цену потери дедом Метатро права на должность жреца по нелепой причине, так как он не годен для обучения магии, так как он не пробудил божественную силу в обряде.
Плохое оправдание, поскольку многие занимающие должность жреца не были магами.
Жизнь была тяжелой, и жизнь семьи была полна горьких историй. Их имя вавилоняне забыли. Метатро даже не смог унаследовать благородный титул. Люди смеялись над делой из-за его слабости, которая привела к падению семьи.
Согласно последнему сообщению, переданному охотником, прадед Метатро не умер внезапно. Он умер после того как усердно молился Мардуку в течение семи дней. В сильном отчаянии он вырезал все, что знает о магии, в пещере, в надежде, что кто-нибудь найдет его тело, похоронит и принесет личное имущество в его дом. Охотник выполнил его волю.
Метатро внимательно следил за выражением лица Амона, когда рассказывал историю, в которой налицо осквернение богов, и что его прадед нарушил оракулы святыни. Метатро обнаружил, что Амон внимательно слушал. Он не разозлился, даже не пытался сделать ему замечание. Метатро неукоснительно продолжил.
Когда он был младше, Метатро слышал историю о прадеде от деда, и это был секрет семьи, который запрещалось говорить другим людям. Когда Метатро вырос, он утратил право изучать магию, так что он выбрал телесные искусства и добился четвертого уровня, когда ему было двадцать лет.
Как бы то ни было, Метатро не хотел подчиняться судьбе. Он всегда мечтал научиться магии, что не предоставлялось возможным в городе Вавилоне, так как никто не собирался учить его. Он больше не принадлежал к знати. Тот, кто обучит его магии, будет наказан в соответствии с законами. Тем не менее, Метатро думал об истории своего прадеда. Знания о мании, вырезанные прадедом в пещере, возможно, все еще там. Если бы он смог найти это место, он, может быть, все еще мог научиться магии.
Очарованный этой идеей, Метатро уходил в горы между Вавилоном и Хеттским Царством много раз с целью обнаружить останки своего предка. Так как у него не было подробной карты, но он обладал смутными знаниями, то каждый раз терпел неудачу. В то же время в горах он познакомился с племенем пещерных людей.
Метатро объяснил с трепещущим сердцем: «Мой дорогой маг, я считаю тебя своим дорогим другом и спасителем жизни, поэтому я осмеливаюсь доверить вам такой секрет. Я не пытаюсь стать колдуном. Мой предок был магом. Я должен был унаследовать его положение и титул в соответствии с законами. Но с тех пор как он был оклеветан из-за побега с поля битвы после гибели за страну, с потомками обошлись несправедливо. Моя единственная цель – вернуть семье былую славу, и я должен доказать свои умения.»
Он некоторое время подождал, но не услышал от Амона ни звука. Возмущенный тишиной, он поднял голову и вздрогнул. Спустя несколько секунд он оживился и преклонил колени: «О мой дражайший господин! Как могут существовать такие совпадения? Ты держишь в руках знак господина Ницше!»
Амон держал небольшую золотую тарелку с гербом на обеих гранях, расписанных клинописью и вручную, такими же, как у табличек в храмах. Амон был уверен в личности Метатро, когда услышал, как тот рассказывал историю своей семьи. Метатро был потомком мертвого мага, найденного Безумным Олем недалеко от каньона реки Евфрат более ста лет назад. Перед тем как Безумный Оль покинул семью, вдова дала ему эту золотую тарелку, сказав, что тот сможет в любое время обратить к ее семье за помощью. Ницше носил эту тарелку с собой в путешествии по всему континенту. Он дал ее Амону в день накануне отъезда, сообщив ему, что она может быть полезна в последующих приключениях.
Прошло сто лет. Амон не был уверен, сохранили ли обещание вдовы ее потомки. Он решил, что ничего не расскажет об этой тарелке, если Метатро не узнает ее, но теперь явно был иной случай. Он поднялся и сказал: «Итак, моя догадка верна. Ты знаешь господина Ницше. Но почему ты падаешь на колени передо мной.»
«Это как раз то, что меня просили делать, как только увижу эту тарелку. Господин Ницше спас нашу семью. Он самоотверженно принес личное имущество моего деда в город Вавилон. Я буду относиться к тому, у кого эта тарелка, как к спасителю своей семьи, оказывать ему величайшее уважение, и помогать ему как смогу. Я сохранил этот образ в своей голове, будучи ребенком. Я даже представлял, как встречу господина Ницше или его потомков.»
Эмоции Метатро были искренними, потому что он знал, что Ницше был колдуном, который освоил магию в соответствии с записями прадеда. У него осталось глубокое впечатление от этого знака, так как в его детских грезах Ницше представлялся наиболее возможным человеком для обучения магии.
«Ты мне не сказал правду.» - сказал Амон. «Господин Ницше был колдуном, но ты сказал, что он был охотником.»
«Это правда.» - объяснил Метатро, - «Как тебе известно, колдун всегда прячет индивидуальность, так что я не осмеливался сообщить тебе… Господин Амон, как вы получили реликвии господина Ницше?»
Реликвии? Метатро явно предполагал, что Ницше ушел из жизни более века назад. Амон мог быть его потомком или преемником, иначе он не мог бы обладать тарелкой и показывать ее ему, прежде чем он упомянул имя Ницше.
«Господин Ницше дал ее мне. Какое совпадение, что мы можем здесь встретиться! Но, осторожно, не думай, это не полное совпадение. Вы искали реликвии вашего предка на протяжении многих лет. Вставай Метатро, выпьем. Таким образом, ты мне, должно быть, рассказываешь это по важной причине, не так ли?» Амон отодвинул Метатро и сел за стол.
Лицо Метатро взволнованно покраснело. Он схватил кубок и наклонился. «Господин Ницше дал ее тебе? Значит, он все еще был жив? Значит, он сейчас великий колдун! Я могу его увидеть? Ты меня приведешь к нему?»
Амон махнул рукой. «Успокойся, Метатро! Боюсь, что я не смогу привести тебя к господину Ницше и не скажу, где он. Это ведь не имеет отношения к тому, что ты собираешься делать с господином Ницше, ведь так?... ты не ответил на мой вопрос. Почему ты начал рассказывать историю своей семьи сегодня ночью?»
Метатро оправился после истерики и осознал, что он больше собирался помочь обладателю тарелки, чем попросить у него помощи. Он глубоко вздохнул и сказал: «На самом деле, я интересовался, сможешь ли ты научить меня магии. Вот почему я и хотел встретиться с господином Ницше… Господин Амон, вы также и…»
Амон прервал его вопрос. «Ты хочешь знать, являюсь ли я также и колдуном? Тебе следует знать, что, хотя господину Ницше и приходилось быть колдуном, это вовсе не означает, что он всегда может им быть. Несложно великому колдуну стать магом. И прошло больше ста лет с тех пор, как он посетил твою семью» - уклончиво ответил Амон.

Kent 1.03.17 в 10:59

Минутку...