Готовый перевод Martial God Asura / Воинственный Бог Асура: Главы 1101-1130 :: Tl.Rulate.ru

Готовый перевод Martial God Asura / Воинственный Бог Асура: Главы 1101-1130

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Глава 1101 – Загадочный Взгляд

После того, как он отложил останки предыдущего Мастера Секты Вознесения, Чу Фэн прибыл на девятый этаж.

Когда он прибыл на девятый этаж, давление Пагоды Южного Леса Бирюзового Дерева стало очень сильным. Это было даже сравнимо с дном Бессмертного Пруда Древней Эпохи.

Однако подобное давление всё ещё не было проблемой для Чу Фэна. В конце концов, он мог выдержать давление на дне Бессмертного Пруда Древней Эпохи, так как могло давление в этом месте повлиять на него?

Однако, когда он продолжил продвигаться по лестнице, ведущей на десятый этаж, в момент, когда он предстал перед стыком на десятом этаже, другие врата духовной формации появились перед ним.

С опытом, которым обладал Чу Фэн, он ощущал, что эти ворота духовной формации были необычайными. Хотя они казались обычными; было больше количество вероятности, что будет массив формации на другой стороне ворот духовной формации. Более того, он был бы не простым. Вероятно, это было бы последним контрольным пунктом Пагоды Южного Леса Бирюзового Дерева, испытание, которое было бы труднее всего пройти.

– Казалось бы, что пытаться пройти через Пагоду Южного Леса Бирюзового Дерева намного сложнее, чем я ожидал. Не удивительно, что никто не сумел достичь вершины после всех этих тысяч лет.

Достигнув этой точки, Чу Фэн не имел никакого иного выбора. Если он хотел достичь вершины, он должен был войти в это место.

Таким образом, Чу Фэн не колебался и прямо вошёл во врата духовной формации.

*бум*

В момент, когда он прошёл через врата духовной формации, Чу Фэн внезапно ощутил, что его видение оказалось в темноте. В этот момент это ощущалось, как взрывы, проходящие через его мозг. Пока его зрение было нечетким, а в ушах звенело.

– Какой тошнотворный массив формации.

Чу Фэн ощутил, что ситуация была не хорошей. Этот массив формации был уж слишком противным. Он не испытывал выносливость; вместо этого, он прямо влиял на чувства.

В этот момент все пять чувств Чу Фэна пострадали. Это вызывало у него крайне тошнотворные ощущения. Не было ничего, что Чу Фэн мог бы сделать, чтобы изменить это. Всё, что он мог – продолжать двигаться вперед, полностью полагаясь на свою силу воли.

Это была такая пытка, что этого было достаточно, чтобы заставить сдаться. Даже Чу Фэн слегка шатался.

Это было потому, что он обнаружил, что если он прекратит движение, эффект на его чувства будет еще терпимым. Однако, после того, как он начинал двигаться, эффект возрастал. Тем не менее, если он начинал отступить, тогда эффект исчезал полностью.

Но Чу Фэн не мог отступить. В конце концов, это дело касалось не только чести Южного Леса Бирюзового Дерева, но и его собственной чести.

Потому, Чу Фэн мог только продолжать. Даже если его сила воли пошатнется, даже если он столкнется с угрожающей жизни опасностью, Чу Фэн всё равно не сдастся. Кроме того, в этот момент у Чу Фэна была некоторая уверенность в себе.

Наконец, с твердой силой воли Чу Фэна, тошнотворное ощущение и чувство, что его сознание в беспорядке, исчезло. То, что предстало перед Чу Фэном, было вратами духовной формации.

Обернувшись посмотреть, Чу Фэн смог увидеть врата духовной формации, которые вели к десятому этажу. Оказалось, что то, через что он прошёл ранее, было просто длинным коридором.

На всех четырёх стенах этого длинного коридора светились яркие, сверкающие руны и символы. Самое важное, Чу Фэн на самом деле чувствовал след знакомой ауры в этом месте. Это была аура Бай Жочэнь.

– Эта девчонка действительно солгала. Что она имела ввиду, говоря, что она достигла лишь шестого этажа? Она явно достигла девятого и даже прошла этот длинный коридор.

– Однако, почему она солгала? – задумался Чу Фэн на мгновение. Он не понимал, почему Бай Жочэнь лгала. Однако, он знал, что она не прошла испытание длинного коридора. Она преодолела только треть пути перед тем, как сдаться. Что касалось Чу Фэна, он прошёл весь коридор.

Подумав об этом, Чу Фэн выразил самодовольную улыбку на своём лице. Это было потому, что финальный тест был действительно чрезвычайно тяжёлым. Однако, ему удалось преуспеть.

В этот момент Чу Фэн сделал шаг вперёд. Он прошёл через врата духовной формации. Когда его видение вернулось, он вошёл на десятый этаж Пагоды Южного Леса Бирюзового Дерева.

В сравнении с девятым этажом, десятый этаж был даже более узким и маленьким.

Однако, это было не важно. Что было важно – то, что в этом маленьком и узком пространстве находилась очень важная вещь.

Это была каменная скульптура старика. Этот старик обладал большим и крепким телом, а также красивой внешностью. С необычайно аурой, отображённой скульптурой, можно было с первого же взгляда сказать, что старик был необычайным экспертом.

Самое важное, этот старик держал в руках меч.

Этот меч был метр длиной. Он не был частью скульптуры, это был настоящий меч. Однако, если бы кто-нибудь внимательно его проверил, он бы обнаружил, что это был не меч. Вместо этого, это был ключ, необычный ключ.

– Ключ духовной формации, – с первого же взгляда Чу Фэн смог понять, что это было.

После этого Чу Фэн начал внимательно проверять окружение. Он обнаружил, что кроме скульптуры и ключа духовной формации, который держала скульптура, не было больше ничего на десятом этаже.

В этот момент Чу Фэн был абсолютно уверен, что скульптура изображала основателя Южного Леса Бирюзового Дерева, Байли Сюанькуна.

Что касалось ключа в руках Байли Сюанькуна, это должно быть и было его наследие.

– Младший Чу Фэн выражает своё почтение предку, – подумав об этом, Чу Фэн выразил уважение скульптуре.

В конце концов, он был учеником Южного Леса Бирюзового Дерева, и Байли Сюанькун был предком Южного Леса Бирюзового Дерева. Таким образом, несмотря на то, что это была лишь скульптура, Чу Фэн всё же не мог не выразить уважения Байли Сюанькуну, и должен был показать свое почтение.

Выразив свое почтение, Чу Фэн прошёл вперёд. Он хотел забрать ключ у скульптуры.

*бузз*

Однако, кто бы мог подумать, что прямо после того, как рука Чу Фэна коснётся этого ключа духовной формации, особая энергия устремится в его руку. Немедленно после этого, энергия вернулась в ключ духовной формации.

Самое страшное было то, что после того, как энергия вернулась в ключ духовной формации, она на самом деле принесла с собой ауру Чу Фэна. В этот момент ключ духовной формации стал связан с Чу Фэном.

– Автоматическое признание своего хозяина? – Чу Фэн был удивлён. Несмотря на то, что он ожидал, что этот ключ духовной формации был необычным, он не ожидал, что он настолько силён и на самом деле способен признать его своим мастером.

Однако, Чу Фэн не мог понять. Как подарок на память, этот ключ духовной формации должен был оставаться на попечение Секты Вознесения. Если он действительно сразу признал его своим мастером, какие именно значение крылось за этим?

Однако, раз уж Байли Сюанькун так организовал это дело, на это явно была определённая причина. Таким образом, Чу Фэн не стал слишком много об этом думать, взял ключ духовной формации, и направился к выходу.

– Это ощущение? – однако, в тот момент, когда Чу Фэн достиг ворот духовной формации, его взгляд внезапно сверкнул. Немедленно после он поспешно обернулся и бросил взгляд на скульптуру Байли Сюанькун.

Это было потому, что ранее Чу Фэн ощутил, что кто-то смотрит на него позади. Что касалось источника этого взгляда, это было точно из глаз скульптуры Байли Сюанькуна.

Однако, эта скульптура совершенно не казалась необычной. Как и прежде, она была крайне спокойной и тихой. С сомнением в сердце, Чу Фэн активировал Глаза Небес, чтобы проверить скульптуру. Однако, он всё равно ничего не обнаружил.

– Может ли быть, что мне просто показалось? – Чу Фэн был весьма уверен в своей чувствительности. Таким образом, он не думал, что те ощущения, которые возникли у него ранее, были ошибочными. Но, поскольку он не мог обнаружить ничего ненормального в скульптуре, у Чу Фэна не оставалось выбора, кроме как признать этого.

– Владыка Предок, этот ученик уходит, – однако, перед тем, как Чу Фэн ушёл, он ещё раз выразил почтение скульптуре Байли Сюанькуна. Только тогда он развернулся, чтобы уйти.

В это время Чу Фэн уже не испытывал ощущения, что за ним наблюдали. Однако, его сердце оставалось беспокойным. В конце концов, поскольку подобное произошло, он ощущал, что это было очень странно.

Это было потому, что ощущение взгляда, которое он испытал ранее, казалось, было от человека.

Глава 1102 – Случай прибыл

Чу Фэн вышел из Пагоды Южного Леса Бирюзового Дерева. Когда он вышел из ворот, он обнаружил, что мастер Секты Вознесения, Сыкун Чжайсин, Бай Жочэнь и мать Бай Жочэнь всё ещё были снаружи.

Когда Сыкун Чжайсин и остальные увидели, что Чу Фэн спокойно выходит из Пагоды Южного Леса Бирюзового Дерева, они все выпустили вздох облегчения. В конце концов, эта Пагода Южного Леса Бирюзового Дерева была не малым делом. Хотя войти было легко, покинуть ее было куда труднее.

– Это?

Когда все увидели ключ духовной формации, который Чу Фэн держал в руке, они все были потрясены. Особенно мастер Секты Вознесения, Бай Жочэнь и мать Бай Жочэнь; безграничное количество удивления отразилось на их лицах. Было похоже, что они узнали ключ духовной формации.

– Владыка Директор, Старший Мастер Секты, это то, что я обнаружил на десятом этаже. Я считаю, что это должно быть наследием, которое оставил предок, – сказал Чу Фэн, держа ключ духовной формации, когда подошел ближе.

– Чу Фэн, ты достиг вершины? – в этот момент лицо Сыкун Чжайсина было наполнено радостью и экстазом. Хотя он и подозревал, что такое может случиться, но когда Чу Фэн сказал эти слова, это было эквивалентно тому, что Чу Фэн объявил о том, что он достиг вершины.

– Верно, это так, – что касалось мастера Секты Вознесения, он непосредственно получил ключ духовной формации от Чу Фэна. Мастер Секты Вознесения не пытался скрыть своего настроения, таким образом, радость на его лице была ничуть не меньше, чем у Сыкун Чжайсина.

После того, как он сказал эти слова, Сыкун Чжайсин стал даже более взволнован. Поскольку мастер Секты Вознесения признал это, это значило, даже больше, чем то, что Чу Фэн получил наследие и действительно преуспел.

Прошло уже несколько тысяч лет с тех пор, как основатель Южного Леса Бирюзового Дерева, Байли Сюанькун, установил Пагоду Южного Леса Бирюзового Дерева. За эти несколько тысяч лет бесчисленное количество людей из их Южного Леса Бирюзового Дерева пытались взобраться на пагоду. Однако, ни один из них не преуспел.

И всё же сегодня Чу Фэн действительно смог это сделать. Он успешно получил наследие из Пагоды Южного Леса Бирюзового Дерева. Как мог Сыкун Чжайсин не быть взволнованным?

Мечты бесчисленных поколений из Южного Леса Бирюзового Дерева на самом деле были достигнуты в его поколении. Самое важное, в этот момент Сыкун Чжайсин еще больше уверился, что Чу Фэн был именно тем человеком, которого Байли Сюанькун ждал, надеждой их Южного Леса Бирюзового Дерева.

– Это… – однако, в тот момент, когда Сыкун Чжайсин был погружён в радость, мастер Секты Вознесения начал хмуриться.

– Мастер Чжоу, что-то не так? – видя это, Сыкун Чжайсин поспешно спросил. Он на самом деле боялся, что что-то будет не так.

Прямо сейчас он был уверен, что Чу Фэн был надеждой их Южного Леса Бирюзового Дерева. Однако, он не мог гарантировать, что ничего не случится с Чу Фэном на Горе Бирюзового Дерева.

Таким образом, он надеялся от всего сердца, что Секта Вознесения пожелает помочь им и защитить Чу Фэна. Если бы это было так, он чувствовал бы себя намного более расслабленным.

– Директор Сыкун, маленький друг Чу Фэн, идите за мной, – внезапно мастер Секты Вознесения поднялся в небо. Бай Жочэнь и её мать последовали за ним.

Они не сразу улетели. Вместо этого они задержались в воздухе и посмотрели на Чу Фэна и Сыкун Чжайсина; они ждали их.

Видя это, Чу Фэн и Сыкун Чжайсин посмотрели друг на друга и затем поднялись в небо и последовали за остальными.

Так просто, с мастером Секты Вознесения, ведущим их, Чу Фэн и Сыкун Чжайсин были приведены в исключительно величественный и славный древней дворец.

Этот древний дворец был действительно необыкновенным. Он не только обладал роскошным архитектурным обликом, были также несколько слоев духовной формации на нём, и он даже обладал старейшинами управления в качестве охраны. Одного взгляда хватило, чтобы они могли сказать, что это было запретной территорией Секты Вознесения.

Мастер Секты Вознесения привёл Чу Фэна и остальных в древний дворец.

После вхождения в древний дворец Чу Фэн обнаружил, что интерьер дворца был также чрезвычайно внушительным. Однако то, что больше всего привлекло внимание Чу Фэна, это огромная скульптура внутри дворца.

Скульптура была близко к сотне метров высотой, и казалась крайне величественной. Однако, что потрясло Чу Фэна больше всего – что внешность скульптуры была точно такой же, как и у статуи на вершине Пагоды Южного Леса Бирюзового Дерева.

– Это… – видя эту скульптуру, сомнения возникли в глазах Чу Фэна.

Этот древний дворец был не только великолепным, но и, казалось, был построен очень давно. Можно было сказать, что то было священным местом Секты Вознесения. Однако, почему она расположили скульптуру предка их Южного Леса Бирюзового Дерева в центре такого рода священного места?

– Младший Чжоу Чжисянь выражает уважение предку, – прямо в этот момент, когда он сомневался, мастер Секты Вознесения внезапно преклонил колени к земле и поклонился скульптуре.

– Младший Сыкун Чжайсин выражает уважение старшему Оуян, – в то же время Сыкун Чжайсин на самом деле также приклонил колени к земле и выразил великое почтение скульптуре.

– Старший Сыкун, это? – видя это, Чу Фэн, казалось, осознал что-то. Таким образом, он спросил Сыкун Чжайсина ментальным сообщением.

– Это основатель Секты Вознесения, близкий друг предка нашего Южного Леса Бирюзового Дерева. Соответственно, мы должны также встать на колени, чтобы выразить свое почтение, ответил Сыкун Чжайсин.

– Младший Чу Фэн выражает уважение старшему Оуян, услышав эти слова, Чу Фэн уважительно обхватил кулак перед этой скульптурой. Однако, он не стал преклонять колени.

Причина для этого была очень проста. Даже если этот человек был близким другом Байли Сюанькуна, основатель Секты Вознесения, в конце концов, не был предком Чу Фэна. Таким образом, Чу Фэн мог сам решать, как выразить свое уважение. Что касалось Чу Фэн, он решил не вставать на колени, просто потому, что он не был его предком.

– Хо, это действительно странно. Таким образом, скульптура на вершине Пагоды Южного Леса Бирюзового Дерева на самом деле изображала предка Секты Вознесения? – в этот момент Яичко не могла сдержаться и высказалась. Ранее, как и Чу Фэн, она подумала, что скульптура изображала Байли Сюанькуна.

На самом деле, Чу Фэн тоже был удивлен в этот момент. Таким образом, он отправил ментальное сообщение Сыкун Чжайсину и спросил:

– Старший Сыкун, Секты Вознесения владеет скульптурой своего основателя. Почему я никогда не видел скульптуры нашего предка, Байли Сюанькуна, в Южном Лесу Бирюзового Дерева?

– По этому поводу было сказано, что предок нашего Южного Леса Бирюзового Дерева не позволял другим создавать его портреты или скульптуры. Это стало причиной того, что в нашем Южном Лесу Бирюзового Дерева нет скульптур Предка Байли, – сказал Сыкун Чжайсин.

– Так вот в чем причина, – Чу Фэн кивнул. Он не стал слишком много думать об этом. В конце концов, у некоторых людей были свои странности, и среди них были и те, кто не любил, когда их пытались изобразить другие люди.

Именно в этот момент мастер Секты Вознесения, который показал свое глубокое уважение через преклонение колен и низкий поклон, встал обратно и спросил Чу Фэна:

– Маленький друг Чу Фэн, ты был признан как мастер этого ключа духовной формации, верно? – более того, взгляд, которым он смотрел на Чу Фэна, был очень серьёзным. Будучи под таким взглядом, Чу Фэн ощутил себя немного некомфортно.

Однако, Чу Фэн не солгал. Вместо этого он кивнул и сказал:

– Младший в самом деле стал мастером этого ключа духовной формации. Может быть что с этим что-то не так?

– Удивительно, слишком удивительно. Ты на самом деле был способен получить признание ключа духовной формации и стать его мастером, – услышав эти слова, мастер Секты Вознесения посмотрел на него так, будто огромный груз упал с его сердца. Осматривая Чу Фэна, он кивнул и похвалил. Его состояние казалось немного эмоциональным.

Пока все это происходило, взгляд, с которым Бай Жочэнь смотрела на Чу Фэн, также стал потрясённым. Что касалось матери Бай Жочэнь, её взгляд был даже более сложным.

Таким образом, спустя долгое время, мастер Секты Вознесения перевел свой взгляд на Сыкун Чжайсина и сказал:

– Директор Сыкун, так много лет прошло, так много старших умерли; я считаю, что это время, когда я позволю, чтобы мир знал об этом.

– Мастер Секты Чжоу, ты имеешь ввиду? – Сыкун Чжайсин был смущён.

– Пора позволить миру узнать, что наша Секта Вознесения и твой Южный Лес Бирюзового Дерева на самом деле союзные силы, – сказал мастер Секты Вознесения.

Глава 1103 – Дракон и Феникс, танцующие в небесах

– Мастер Секты Чжоу, вы хотите сказать?.. – в этот момент Сыкун Чжайсин бел безмерно счастлив.

– Словам моего предка нельзя не подчиниться. Тогда наш предок сказал, что как только кто-то из вашего Южного Леса Бирюзового Дерева сможет получить наследие в Пагоде Южного Леса Бирюзового Дерева, наша Секта Вознесения станет союзником Южного Леса Бирюзового Дерева, будет жить и умрет вместе с ними, разделяя всё.

– Как и сказал наш предок, маленький друг Чу Фэн получил наследие Пагоды Южного Леса Бирюзового Дерева и таким образом, с этого дня наша Секта Вознесения должна стать частью вашего Южного Леса Бирюзового Дерева и ваш Южный Лес Бирюзового Дерева также будет частью нашей Секты Вознесения. Покуда Секта Вознесения существует, Южный Лес Бирюзового Дерева также будет существовать.

– Очень хорошо. С этого дня, наш Южный Лес Бирюзового Дерева будет существовать и погибнет вместе с Сектой Вознесения, разделяя всё, – услышав эти слова, Сыкун Чжайсин неоднократно кивнул головой.

Он мог ощутить искренность мастера Секты Вознесения; они на самом деле хотели вступить в союз с Южным Лесом Бирюзового Дерева. Что касалось этого, это было именно то, к чему он вел и на что надеялся. Это и было целью его прибытия. И сейчас, когда все сложилось именно так, как он того и хотел, естественно, он был вне себя от радости.

– Директор Сыкун, на самом деле есть и другая причина, почему я привёл вас двоих сюда. Я бы хотел, чтобы маленький друг Чу Фэн помог мне с одним делом, – сказал мастер Секты Вознесения.

– О? Мастер секты Чжоу, что может быть тем, в чём тебе нужна помощь? – спросил Сыкун Чжайсин.

–Старший мастер секты, если есть что-то, что тебе нужно, не стесняйся спросить, – также сказал Чу Фэн.

– Что касается этого, я должен был объяснить это с самого начала, – когда мастер Секты Вознесения сказал эти слова, он положил его руку на Пространственный Мешок. Когда его Пространственный Мешок мелькнул светом, ключ духовной формации появился в его руке.

Этот ключ духовной формации внешне был очень похож на тот, который получил Чу Фэн. Кроме незначительной разницы, он был просто идентичным.

Самое важное, эти два ключа духовной формации выпускали одинаковую ауру. Это означало, что они оба должно быть созданы одним человеком и оба были необычными вещами.

– На самом деле, в те времена не только предок твоего Южного Леса Бирюзового Дерева, Старший Байли, был тем, кто дал твоему Южному Лесу Бирюзового Дерева сложную задачу. Наш предок Секты Вознесения также немного усложнил жизнь Секте Вознесения.

– Хотя наша Секта Вознесения сейчас не испытывает недостатка в Боевых Навыках Смертного Табу, они все были Боевыми Навыками, которые старшие нашей Секты Вознесения получили сами; ни один из них не имел никакого отношения к нашему предку.

– Таким образом, в те времена, предок нашей Секты Вознесения не оставил своих техник нашей Секте Вознесения. Он не оставил после себя никаких особых Боевых Навыков. Вместо этого он оставил их в особом месте.

–Что касалось места, которое хранит Боевые Навыки нашего предка, это именно здесь, –сказал мастер Секты Вознесения.

– Здесь? – Сыкун Чжайсин был удивлён. Он не был удивлён тому, что это было место, где были оставлены Боевые Навыки предка Секты Вознесения. Вместо этого он был удивлён тому, что предок Секты Вознесения она самом деле не оставил своих техник Секте Вознесения.

Тем не менее, даже при том, что это было так, Секта Вознесения всё равно смогла стать сильной и развивалась. По крайней мере, она была во много раз сильнее, чем его собственный Южной Лес Бирюзового Дерева. Это потрясло его, поскольку это означало, что не предок Южного Леса Бирюзового Дерева был виноват в их упадке, просто все последующие поколения были слишком слабыми.

Оказалось, что истинная причина того, почему Южный Лес Бирюзового Дерева так сильно пал за эти годы, была в них самих.

– Верно. Это то самое место. В этом месте скрыты Навыки Смертного Табу, оставленные предком. Но все не ограничивается одними лишь Навыками Смертного Табу, здесь также находиться Боевой Навык Земного Табу, – сказал мастер Секты Вознесения.

– Боевой Навык Земного Табу?

Услышав эти слова, Сыкун Чжайсин снова был удивлён. В Святой Земле Воинственности Боевые Навыки Смертного Табу были относительно многочисленны. Однако, Боевые Навыки Земного Табу были намного более редкими. По крайней мере, подобные им силы могли тренировать Боевые Навыки Смертельного Табу, но сейчас у них не было ни единого Боевого Навыка Земного Табу, чтобы тренироваться.

Даже если кому-то удавалось получить Боевой Навык Земного Табу, они, как правило, получали их из некоторого рода остатков древней эпохи. Подобные Боевые Навыки, как правило, были ограничены для использования только тем человеком, который его получил, и не могли быть переданы другим.

Таким образом, было очень мало мест во Владении Южного Бирюзового Дерева, которые обладали Боевыми Навыками Земного Табу, которые могли быть выданы для тренировки.

Если Секта Вознесения смогла бы получить Боевой Навык Земного Табу, который они могли бы предоставить своим ученикам для тренировок, их репутация стала бы куда более громкой.

– Директор Сыкун, ты когда-либо слышал о том, что предок нашей секты и старший Байли знали Боевой Навык Слияния?

– Этот Боевой Навык чрезвычайно доблестный и обладает силой, способной принести разрушение на небеса и землю. Даже обычные Боевые Навыки Земного Табу не были ему четой.

– Хотя это Боевой Навык, который не может быть использован в одиночку, но как только двое объединяться, они смогут активировать его. Кроме того, до тех пор, пока он может быть активирован, практически никто не сможет встать у него на пути. С помощью этого Боевого Навыка имя нашего предка распространилось по всему Домену Южного Дерева, – сказал мастер Секты Вознесения.

– Это что-то, о чём я тоже слышал. Говорили, что этот Боевой Навык – особая техника, принадлежавшая им двоим. Это также было причиной того, почем они казались миру лучшими друзьями, – кивнул Сыкун Чжайсин.

– В словах, оставленных моим предком, было сказано, что особый Боевой Навык Слияния, которое он и старший Байли получили, скрыт в этом месте. Что касается этого, это Боевой Навык Земного Табу, о котором я упомянул, – сказал мастер Секты Вознесения.

– Это? Этот Боевой Навык Слияния на самом деле ещё существует? – после того, как услышал эти слова, шок отразился на лице Сыкун Чжайсина. Несмотря на то, что он только слышал о Боевом Навыке Слияния, он знал, что Боевой Навык Слияния был превосходным навыком Байли Сюанькуна и предка Секты Вознесения. Кроме них двоих не было никого другого, кто бы знал об этом Боевом Навыке.

Именно потому что Боевой Навык Слияния был чрезвычайно сильным и было использован с помощью слиянием боевой силы двух человек, это привело к тому, что у этого Боевого Навыка практически не было достойных конкурентов среди Боевых Навыков Земного Табу. Именно это было причиной того, что многие люди чувствовали жалось, потому что он не мог быть передан.

И всё же сейчас, Боевой Навык, которым владели их предки, на самом деле всё ещё существовал. Это означало, что исключительный Боевой Навык, о котором все думали, как о потерянном, на самом деле всё ещё существовал. Как мог Сыкун Чжайсин не быть взволнованным этим?

Однако, после того, как он подумал об этом, он ощутил некоторое опустошение. Хотя слава слияния боевого навыка была широко распространена, это было чем-то разделённым предком его Южного Леса Бирюзового Дерева и предком Секты Вознесения. И всё же сейчас он принадлежал Секте Вознесения. Это неизбежно заставило его чувствовать немного ревности к удаче Секты Вознесения.

Если бы было сказано, что единственный Боевой Навык Земного Табу мог бы стать причиной того, что репутация Секты Вознесения поднялась бы до невиданных высот, тогда этот Боевой Навык Слияния определённо мог бы сделать так, что о Секте Вознесения заговорили бы по всему Владению Южного Дерева, и бесчисленное количество молодых практиков пожелали бы присоединиться к Секте Вознесения. С этим сила Секты Вознесения резко возрастет.

– Согласно словам, оставленным моим предком, Боевой Навык Слияния действительно ещё существует, и он находиться в этом месте. Кроме того, этот Боевой Навык обладает именем, которое известно некоторым людям – Дракон и Феникс, Танцующие в Небесах, – сказал мастер Секты Вознесения с огромной уверенностью.

– Дракон и Феникс Танцующие в Небесах, – это на самом деле великое имя, – похвалил Сыкун Чжайсин с восхищением.

– Дракон и Феникс, Танцующие в Небесах - Боевой Навык, который не каждый может тренировать. Только благословленные небесами гении, как наши предки, способны успешно им овладеть. Кроме того, необходимо два человека, чтобы выучить этот Боевой Навык Слияния.

– Во всей нашей Секте Вознесения и твоём Южном Лесу Бирюзового Дерева, я считаю, что только моя дочь Бай Жочэнь и маленький друг Чу Фэн обладают потенциалом, необходимым для изучения этого Боевого Навыка. Кроме того, я хочу, чтобы они вдвоем изучили этот Боевой Навык, Дракон и Феникс, Танцующие в Небесах, – сказал мастер Секты Вознесения.

– Правда? – услышав эти слова, Сыкун Чжайсин был вне себя от радости. Это было потому, что этот навык, «Дракон и Феникс, Танцующие в Небесах» был не малым делом. Если Чу Фэн сможет овладеть им, это определённо будет чрезвычайно радостным событием. Это было потому, что «Дракон и Феникс, Танцующие в Небесах» обладали необыкновенной силой, это также означало своего рода наследство, наследство предка Южного Леса Бирюзового Дерева.

– Конечно, – мастер Секты Вознесения нежно погладил свою бороду и кивнул. Однако, после этого он засмеялся и сказал: – Тем не менее, перед этим нам всё ещё нужно получить останки моего предка. Это то, с чем я хочу, чтобы мой маленький друг Чу Фэн помог мне.

Глава 1104 – Сверхмощное

*свист свист свист*

После того, как он закончил говорить, мастер Секты Вознесения начал двигать своими руками и создавать все виды особых ручных печатей.

В то же время многочисленные потоки золотой духовной энергии вырвались из его тела как маленькие змеи. Они плавали в воздухе, и, наконец, ассимилировались в скульптуре предка Секты Вознесения.

*Буз*

Когда золотая духовная энергия слилась со скульптурой, скульптура начала испускать слабое мерцание. После этого она начала медленно двигаться. Более того, её скорость начала расти. Когда скульптура полностью сдвинулась в сторону, врата духовной формации появились в месте, где скульптура находилась прежде.

Эти врата духовной формации были квадратной формы. Тем не менее, это были не обычные врата духовной формации. Было ясно, что врата духовной формации были созданы с помощью техник духовной формации. Однако, они выглядели как «настоящие» врата. Самое важное, эти врата духовной формации были неприступны. Если кто-то должен был найти слабость в этих вратах духовной формации, тогда было бы только одно место – две замочных скважины. Покуда кто-то обладал ключами к этим скважинам, он мог открыть врата духовной формации.

*свист*

*свист*

Именно в тот момент мастер Секты Вознесения вставил два ключа духовной формации в скважины на воротах духовной формации. Однако, несмотря на то, что ключи были вставлены, всё ещё не было изменений во вратах духовной формации.

– Жочэнь, Чу Фэн, вам двоим нужно подойти, – мастер Секты Вознесения, казалось, предвидел это. Он бросил взгляд на Чу Фэна и Бай Жочэнь.

Видя это, Бай Жочэнь подошла прямо к вратам духовной формации. Используя её белоснежную руку, она схватила ключ духовной формации, заставляя его немедленно излучать свет.

Когда ключ духовной формации засветился, врата духовной формации также начали ослеплять светом. Кроме того, руны и символы на любой части врат духовной формации, которых коснулся свет, начинали двигаться вправо и влево, как будто они были живыми.

Однако, свет охватывает лишь половину ворот духовной формации. Что касалось другой половины, она оставалась такой же, как прежде, без изменений.

В этот момент Чу Фэн, наконец, понял, что происходит. После того, как ключи духовной формации узнавали своих мастером, только мастер соответствующего ключа мог активировать его. Он был признан мастером ключа духовной формации с вершины Пагоды Южного Леса Бирюзового Дерева. Что касалось другого ключа, было очевидно, что он признал Бай Жочэнь как своего мастера.

Таким образом, Чу Фэн больше не колебался и пошёл прямо вперёд. Используя свою руку, он схватил ключ, который признал его как своего мастера. После того, как схватил его, ключ в его руке начал испускать свет как и ключ духовной формации Бай Жочэнь.

Свет ассимилировался с вратами духовной формации, освещая вторую половину. В этот момент руны и символы на вершине врат духовной формации начали циркулировать через неё. В то же время грохочущий звук раздался изнутри врат духовной формации.

– Чу Фэн, Жочэнь, отойдите, – видя это, мастер Секты Вознесения громко закричал.

Что касалось Чу Фэна и Бай Жочэнь, они оба отскочили назад и в сторону от врат духовной формации.

*Бузз*

После того, как они оба отпрыгнули, врата духовной формации на самом деле начали рассеиваться. В этот момент глубокий и бездонный тоннель, который неизвестно куда вёл, появился в локации, где врата духовной формации стояли прежде.

– Это то место, где мой предок оставил «Дракона и Феникса, Танцующих в Небесах», – в этот момент мастер Секты Вознесения был вне себя от радости. Его одежда затрепетала, он вдруг помчался вперед. Собрав огромную силу, он попытался войти в туннель.

*бум*

Однако, в тот момент, когда его ноги вошли в туннель, он был отброшен мощной силой. Сила толчка была настолько сильна, что она почти впечатала его в стену.

– Здесь на самом деле защитный барьер? – в этот момент мастер Секты Вознесения стоял в воздушном пространстве над дворцовым залом после того, как восстановился. Он глубоко нахмурился; радость на его лице полностью исчезла и сменилась потрясением.

– Позволь мне попробовать, – видя это, мать Бай Жочэнь решила попытаться. С движением её тела, ее платье затрепетало, и она появилась перед входом в тоннель.

*бум*

Однако, как и мастер Секты Вознесения, мать Бай Жочэнь была также отправлена в обратном направлении силой барьера в тот момент, когда она соприкоснулась с ним.

*свист свист*

Однако, она не сдалась так просто. В момент, когда она была отброшена, она махнула рукой и две летающие иглы, сформированные боевой энергией и силой духа выстрелили из неё в сторону туннеля.

*Бах!*

Однако, кто бы мог подумать, что в момент, когда две иглы войдут в тоннель, они не будут отброшены. Вместо этого они были взорваны бесформенной силой. Мощь силы стала причиной взрыва такой силы, что даже привело к подавляющему потрясению мастера Секты Вознесения и матери Бай Жочэнь.

– Это не хорошо, здесь в самом деле защитный барьер. Если мы попытаемся силой прорваться, я боюсь, что это может стоить нам жизней, потому что защитный экран действительно слишком сильный, – мать Бай Жочэнь потрясла своей головой и пришла к выводу, что не в состоянии ничего сделать.

– Почему это так? Мы явно уже открыли врата духовной формации. Почему так, что мы не можем войти? Владыка предок, почему ты должен так усложнять нам жизнь?… – лицо мастера Секты Вознесения было наполнено смущением и выражением, которое было трудно описать словами.

Это было беспокойство. Крайнее отчаяние. Он долгие годы надеялся, что этот день настанет. И сейчас врата духовной формации, наконец, были открыты. И всё же, он не мог войти в них. Это давало ему ощущение, что всего его надежды были в мгновение ока раздавлены; это было чрезвычайно болезненное чувство.

– Чу Фэн, что ты делаешь? Не ходи туда? – именно в этот момент Сыкун Чжайсин внезапно закричал.

После того, как все услышали этот крик, Мастер Секты Вознесения и мать Бай Жочэнь заметили, что Чу Фэн на самом деле уже стоял перед барьером. Более того, сейчас он уже сделал шаг в тоннель.

– Чу Фэн, что ты делаешь? Вокруг этого тоннеля чрезвычайно сильный защитный барьер. Твоё развитие недостаточное, не пытайся рисковать, – в этот момент также сказал мастер Секты Вознесения.

Однако, кто бы мог подумать, что Чу Фэн на самом деле проигнорирует их предупреждения и просто войдёт в тоннель. Но, к их огромному удивлению, Чу Фэн вошёл в тоннель в целости и сохранности; не было никакого отторжения от защитного барьера.

– Это… что происходит? – в этот момент мастер Секты Вознесения был полностью ошеломлён.

Вскоре Чу Фэн вылетел из тоннеля и приземлился перед ним.

– Теперь я понимаю. Не то, чтобы там не было защитного экрана; вместо этого он только мешает нам войти. Что касается Чу Фэна и Жочэнь, они открыли это место. Таким образом, этот защитный экран не мешает им. Чу Фэн, ты на самом деле очень умный, – мать Бай Жочэнь внезапно пришла к осознанию и начала повторять похвалы Чу Фэну.

В этот момент мастер Секты Вознесения и Сыкун Чжайсин также поняли, почему Чу Фэн не внял их предупреждениям ранее. Оказалось, что он уже догадался, что так и будет. И всё же они, лидеры сил, которые прожили огромное количество лет, не смогли предвидеть этого.

Это стало причиной того, что у них появился совершенно новый уровень уважения к Чу Фэну. В то же время, они начали смотреть на Чу Фэн в новом свете, они также были пристыжены.

– Старший Мастер Секты, я подозреваю, что только мисс Бай, и я в состоянии войти в этот туннель. Почему бы вам не позволить мисс Бай и мне войти в это место и забрать останки вашего предка? – предложил Чу Фэн.

– Эх. Раз такое дело, у нас нет другого варианта. Просто Чу Фэн, Жочэнь. Я считаю, что предок далеко не просто так установил этот барьер. Я боюсь, что в тоннеле будут ждать великие трудности и опасности.

– Старший, пожалуйста, будьте уверены, – Чу Фэн обхватил свой кулак с уважением. Затем он посмотрел на Бай Жочэнь и сказал с улыбкой: – Мисс Бай, пошли, – после того, как он сказал эти слова, Чу Фэн вошёл в тоннель.

– …

Видя это, Бай Жочэнь поджала губы. Она пробормотала что-то, чего никто не смог услышать, а затем двинула своё хрупкое тело и также вошла в тоннель. Конечно же, для неё тоже не было никаких препятствий.

Когда он увидел, что они вдвоем исчезают в тоннеле, мастер Секты Вознесения стоял с крайне сложным выражением лица. Вскоре после этого он обернулся к Сыкун Чжайсину и сказал:

– Директор Сыкун, твой ученик немного чрезмерно сильный.

Глава 1105 – Она что-то замышляет

– Мастер Секты Чжоу, что ты имеешь ввиду под этими словами? – Сыкун Чжайсин слегка нахмурился. Он чувствовал, что есть скрытый смысл за словами, сказанными мастером Секты Вознесения.

– Мало того, что маленький друг Чу Фэн обладает выдающимся талантом, он также крайне сообразительный и мужественный. Более того, с его юным возрастом он уже получил Боевой Навык Земного Табу. Это означает, что его семейное происхождение должно быть также необыкновенным.

– Директор Сыкун, могу я узнать, откуда именно маленький друг Чу Фэн пришёл, что он такой необыкновенный? – спросил мастер Секты Вознесения.

– Это… – Сыкун Чжайсин немного колебался, чтобы ответить на вопрос мастера Секты Вознесения. Однако, в конце концов, он решил ответить честно. – Чу Фэн не человек со Святой Земли Воинственности. Он из Региона Южного Моря.

– Что? Он на самом деле из Региона Южного Моря? – услышав эти слова, мать Бай Жочэнь воскликнула в шоке. Удивление в её очаровательных глазах было просто неописуемым.

На самом деле даже мастер Секты Вознесения был крайне сильно удивлен. Просто в этот момент кроме потрясения был также след зависти и восхищения на его лице.

Он сказал:

– Южный Лес Бирюзового Дерева охраняет выход с Небесного Пути Региона Южного Моря и сталкивался с насмешкой со стороны окружающих все эти годы. Наконец, горькие времена для твоего Южного Леса Бирюзового Леса прошли и началось сладкое время. Старший Байли на самом деле обладал огромным предвидением.

– Однако, хотя талант этого ребёнка, Чу Фэна, необыкновенный, он кажется немного хвастуном. Вдобавок к техникам и навыкам, которыми он обладает, после того, как он войдёт в Гору Южного Дерева, даже если он не возьмёт на себя инициативу провоцировать других, у него все равно появиться много врагов.

– Эх, – когда упомянули это дело, Сыкун Чжайсин выпустил долгий выдох. Он также чрезвычайно беспокоился о Чу Фэне. Как говорится, «намерений других следует опасаться». На Горе Бирюзового Дерева это было даже более правдиво.

Хотя ученики Горы Бирюзового Дерева обозначались как соученики, они все хранили свои собственные корыстные мотивы. В юности Сыкун Чжайсина он также тренировался на Горе Бирюзового Дерева, и был одним из самых превосходных основных учеников. Таким образом, он прекрасно знал, как интенсивны были открытые бои и сражения на Горе Бирюзового Дерева. Самое важное, Гора Бирюзового Дерева на поверхности будет запрещать бои между учениками, но в действительности не будет ничего с этим делать.

Не было ничего, что они могли сделать. Ученики Горы Бирюзового Дерева, особенно основные ученики, поголовно были важными кандидатами для достижения успеха в великом деле Горы Бирюзового Дерева. Даже Директор и старейшины управления, которые обладали великими силами, должны быть отобраны из числа основных учеников.

Тем не менее, это послужило причиной того, что ученики, особенно сильные ученики, они редко сопереживали другим ученикам. На поверхности они казались дружелюбными друг с другом. Однако, на самом деле, они относились друг к другу как к врагам.

Это было настолько сильно, что если появлялся кто-нибудь, кто обладал определёнными сокровищами, они привлекли бы внимание других учеников, которые запросто пошли бы на убийство, когда их цель покидала Гору Бирюзового Дерева ради миссии. Воровство чужого имущества было чем-то, что случалось каждый год.

Даже те, кто были пойманы и понесли серьезное наказание, исчислялись несколькими сотнями ежегодно. А что на счёт тех, кто не был пойман? Они были просто неисчислимы, и их было невообразимо много.

Что касалось этого, это было именно то, о чём беспокоился Сыкун Чжайсин. Талант Чу Фэн был выдающимся; он не только обладал необыкновенными техниками и навыками, он также обладал Королевским Оружие высшего качества. И всё же, он не имел сильной поддержки и вместо этого был кем-то из Региона Южного Моря. Кроме того, он обладал темпераментом человека, который отказывается терпеть убытки.

Таким образом, после того, как он присоединиться к Горе Бирюзового Дерева, враги Чу Фэна, вероятно, не будут ограничены одним лишь Монастырём Ориона. Не упоминая учеников, было возможно, что даже старейшины сосредоточат свой взгляд на имуществе Чу Фэна.

Это, естественно, стало причинной того, что Сыкун Чжайсин беспокоился. Прежде он знал лишь то, что Чу Фэн обладает необычным талантом, и он не знал, что Чу Фэн владел столь многими техниками, неоценимым королём Королевского Оружия и даже Боевым Навыком Земного Табу, которым обычные силы на обладали. Если это станет известно после того, как он присоединиться к Горе Бирюзового Дерева, это, вероятно, привлечет внимание многих сил.

Как будто он видел насквозь опасения, которые затуманили Сыкун Чжайсина, мастер Секты Вознесения сказал:

– Брат Сыкун, ты не должен слишком сильно об этом переживать. Наши силы уже вошли в союз. Мало того, что Чу Фэн ученик твоего Южного Леса Бирюзового Дерева, он также эквивалентен тому, чтобы быть учеником нашей Секты Вознесения. Наша Секта Вознесения не пожалеет сил, чтобы защитить его.

– Верно, конечно… – услышав эти слова, Сыкун Чжайсин кивнул. Беспокойство в его сердце сильно уменьшилось. Он был опытным человеком и знал, что мастер Секты Вознесения показывал свою искренность, искренность в становлении союзником с его Южным Лесом Бирюзового Дерева.

– Эх, по моему мнению, эти два ребёнка очень хорошо подходят друг другу. Не думаешь, Директор Сыкун? – внезапно, с улыбкой сказала мать Бай Жочэнь.

– Э, это… – в этот момент выражение Сыкун Чжайсина напряглось. Он был пойман врасплох словами, которые внезапно произнесла мать Бай Жочэнь, и не знал, как ответить.

На самом деле, это не ограничивалось Сыкун Чжайсином, когда даже мастер Секты Вознесения в шоке широко открыл свой рот.

– Хе-хе, я просто шучу. Вы только посмотрите, как вы оба были потрясены.

– Я выступаю за свободную любовь молодых людей, и определённо устроила бы свадьбу для них, – видя их реакцию, мать Бай Жочэнь прикрыла рот и засмеялась. Только тогда Сыкун Чжайсин и мастер Секты Вознесения вздохнули с облегчением.

Честно говоря, Сыкун Чжайсин тоже чувствовал, что они идеально подходят друг другу. Развитие Чу Фэна и Бай Жочэнь были на самом деле хорошо подобраны. Однако, если два человека должны стать парой, они должны находиться в гармонии. Что касалось Чу Фэна и Бай Жочэнь, они, казалось, были совершенно не заинтересованы друг в друге. Если они вдвоем должны будут образовать пару, это не обязательно прошло бы гладко.

Однако, после того, как мать Бай Жочэнь сказала эти слова, Сыкун Чжайсин зажегся идеей тайно сыграть сваху и свести их. В конце концов, Секта Вознесения и Южный Лес Бирюзового Дерева сейчас стали альянсом. Если они вдвоем смогут объединиться с помощью брака, так будет даже лучше.

Однако, когда он посмотрел на мать Бай Жочэнь, он почувствовал немного волнения. Он не смел делать поспешных выводов, шутила ли эта женщина, когда сказала эти слова, или она правда имела намерение, потому что было слишком трудно увидеть ее насквозь.

Несмотря на то, что возраст матери Бай Жочэнь был моложе, чем у мастера Секты Вознесения, и она на самом деле была представителем молодого поколения, по сравнению с ним, она вызывала у Сыкун Чжайсина крайне неопределенные ощущения. Это было так сильно, что он чувствовал тень опасности от неё, заставляющий его бояться её от всей души.

Что касалось Чу Фэна и Бай Жочэнь, ни один из них не знал о планах, которые были у Сыкун Чжайсина. В этот момент они вдвоем достигли самой глубокой части тоннеля.

Тоннель больше не шёл прямо вниз. Вместо этого он полностью сменил направление. Кроме того, квадратной формы туннель был очень просторным и тщательно оформлен. Даже освещающие камни на обеих стенах были особенно яркого и белого цвета, в отличие от обычного зеленого цвета, и освещали тоннель, как будто при солнечным светом.

Чу Фэн и Бай Жочэнь шли в ярко освещенном тоннеле. Они не пытались бежать до конца, потому что там были картины, вырезанные по бокам туннеля. Они были изображениями людей, зверей и битв. Казалось, как будто они были здесь, чтобы рассказать историю человека, и жизнь этого человека.

Чу Фэн и Бай Жочэнь были невольно привлечены теми картинами. Это было редким моментом спокойствия для них. Это было потому, что оба они знали, что если они продолжили бы, вероятно, они не встретили бы такого спокойного места, и опасности и трудности определённо ждали их впереди.

Внезапно Чу Фэн спросил:

– Мисс Бай, почему ты солгала?

– О чём ты говоришь? – Бай Жочэнь бросила взгляд на Чу Фэна. Она выразила недоумение.

– Ты явно достигла девятого этажа Пагоды Южного Леса бирюзового Дерева. Почему ты сказала, что ты достигла лишь шестого этажа? – спросил Чу Фэн с улыбкой.

– Какое тебе до этого дело? – Бай Жочэнь ещё раз бросила на Чу Фэна косой взгляд. После этого она прибавила скорость.

Чу Фэн оставался спокойным после двух косых взглядов Бай Жочэнь. Он уже привык к этому. Хотя возраст этой девушки был моложе, чем его собственный, она была абсолютно ледяной красоткой. Среди женщин, знакомых Чу Фэну, вероятно, только Таньтай Сюэ была столь же холодной, как Бай Жочэнь.

Однако, в этот момент Чу Фэн смеялся в душе. Хотя Бай Жочэнь не сказала ему причины, она косвенно признала, что она достигла девятого этажа Пагоды Южного Леса Бирюзового Дерева.

Внезапно Бай Жочэнь обернулась и сказала:

– Как насчёт такого, ты пообещаешь мне одну вещь, а я расскажу тебе причину, – более того, редкая лучезарная улыбка появилась на её ледяном лице.

Когда эта девчонка улыбалась подобным образом, она была по-настоящему красива. Это было похоже на цветущий цветок лотоса в заледеневшем поле. Это было завораживающе красиво.

Однако, в этот момент Чу Фэн выругался в своем сердце. Это было потому, что три слова были четко написаны на ее лице – она что-то замышляла.

Глава 1106 – Пространство Формации

Даже если слова «хитрый план» были ясно написаны на красивом лице Бай Жочэнь, как Чу Фэн, будучи мужчиной, мог бояться слабую девочку вроде неё?

Таким образом, Чу Фэн выпятил грудь и поднял голову. С улыбкой на лице и величием принятия риска, несмотря на опасности, он спокойно сказал:

– Мисс Бай, чего ты хочешь?

– Эта дверь впереди, ты пойдешь и откроешь её. После того, как ты откроешь её, ты должен проложить путь. Можешь сделать это? – Бай Жочэнь указала рукой в переднюю часть тоннеля.

Повернув голову, чтобы посмотреть, Чу Фэн обнаружил, что большая дверь на самом деле появилась впереди. Эта дверь не была дверью духовной формации, это была обычная деревянная дверь. Однако, деревянная дверь была установлена с духовной формацией, которая стала причиной того, что нельзя было заглянуть за неё с помощью силы духа. Таким образом, они не знали, что ожидало их за дверью; могло ли это быть хорошо или плохо.

В этот момент Чу Фэн выругался в сердце. Эта девчонка не была кем-то, с кем просто иметь дело. Она боялась, что за дверью скрывались опасности, и хотела, чтобы Чу Фэн стал её щитом. Однако, оставалось, что Чу Фэн был мужчиной. Будучи мужчиной, защита женщины это дело естественное. Таким образом, даже если бы Бай Жочэнь не попросила его идти впереди, он бы всё равно именно так и поступил.

– Давай, давай, давай, шаг в сторону, позволь мужчине сделать такую опасную вещь, – Чу Фэн похлопал себя по груди и сделал шаг вперёд. Его тело внезапно двинулось и исчезло. Когда он вновь появился, он уже был перед деревянной дверью. Самое важное, когда Чу Фэн появился, был слышен звук «бах»; деревянная дверь была открыта.

В момент, когда деревянная дверь была открыта, ослепительный свет вырвался из двери. По мере того как ослепительный свет медленно рассеялся, Чу Фэн и Бай Жочэнь обнаружили, что позади двери была огромная белизна.

Это было чрезвычайно широкое пространство, когда нельзя было увидеть границу, вершину, пол и ничего опасного. Однако, на определенном расстоянии в этом широком пространстве плавал ящик.

Это был деревянный ящик. Древний и потёртый деревянный сундук, который, казалось, прошёл через бесчисленные годы. Даже дерево почти полностью разложилось. Однако, несмотря на то, что он был чрезвычайно потрепанным, деревянный сундук на самом деле не разлагался. Он просто плавал на расстоянии, вызывая безграничное количество соблазна.

– Если моя догадка верна, тогда останки Старшего Оуяня должны быть в деревянном сундуке.

– Мисс Бай, я боюсь, что останки будет не так просто достать. Подожди меня здесь, я пойду и возьму это для тебя, – когда Чу Фэн сказал эти слова, он пошёл прямо в пространство.

*свист*

Тем не менее, кто бы мог подумать, что сразу же после того, как Чу Фэн вошел в это пространство, фигура вылетит и приземлится перед Чу Фэном. Это была Бай Жочэнь.

– Мисс Бай, ты… – обнаружив, что Бай Жочэнь на самом деле последовала за ним и даже встала перед ним, Чу Фэн был несколько удивлён.

– Не двигайся, эта леди просто боится, что ты захватишь останки, оставленные предком нашей Секты Вознесения, – Бай Жочэнь бросила свой взгляд на Чу Фэна.

– Истинно упорная девушка, – Чу Фэн скривил губы на действия Бай Жочэнь. Он мог сказать, что в то время, как Бай Жочэнь боялась, что здесь могут быть опасности, она также не доверяла ему.

Однако, Чу Фэн всё же спросил:

– Ты та, кто хотела, чтобы я открыл дверь и пошёл вперёд. Но сейчас, когда ты идёшь вперёди, как нам быть с договоренностью? Мисс Бай, ты забираешь свои слова назад и не держишь своих обещаний?

– Я действительно достигла девятого этажа. Что касается причины, почему я сказала, что достигла только шестого этажа, это потому, что я не хотела возиться с теми человеческими останками, – ответила Бай Жочэнь.

– Это правда? – спросил Чу Фэн.

– Верить мне или нет, зависит от тебя, – Бай Жочэнь отказалась объяснять. С движением её тела, она полетела прямо к деревянному сундуку. Её скорость была чрезвычайно быстрой; она планировала использовать свою быструю скорость, чтобы быстро подойти к деревянной коробке и получить её.

*свист свист свист свист свист свист*

Однако, сразу после того, как Бай Жочэнь двинулась, пространство перед деревянным сундуком начало дрожать. Немедленно после этого несколько десятков фигур появилось перед деревянным сундуком.

Те фигуры были человекоподобными фигурами из света. Однако, они источали чрезвычайно сильные ауры. В общей сложности пятьдесят шесть человекоподобных фигур; они все были Боевыми Королями пятого ранга. Кроме того, оружие, которое они держали в их руках, длинные копья, сделанные из света, также излучали ауру, схожую с Королевским Оружием.

Самое важное, после того, как эти пятьдесят шесть человекоподобных фигур появились, они все выпускали яростную жажду убийства и начали прямо атаковать Бай Жочэнь.

Кроме того, их атаки также были необычными. Они не слепо атаковали, но вместо этого хорошо координировали свои атаки. Их атаки окружили Бай Жочэнь как огромная формация. Более того, из-за того, что две стороны были близко друг к другу, и атаки оппонентов были слишком быстрыми, Бай Жочэнь и фигуры света мгновенно вступили в битву.

В то время, как человекоподобные фигуры не были живыми существами, и больше были похожи на машины для убийства, боевая сила, которой они обладали, была не тем, на что можно было смотреть свысока. Они определённо не были такими простыми, как обычные Боевые Короли пятого ранга. Если бы их было всего два-три, тогда ничего страшного. Однако, будучи окружённой и атакованной в общей сложности пятьюдесятью шестью человекоподобными фигурами, даже Бай Жочэнь показала на лице тревогу и поспешно схватила свой Кнут Платинового Дракона, чтобы контратаковать.

– Мисс Бай, тебе нужна моя помощь? – видя это зрелище, Чу Фэн улыбнулся. Он не спешил присоединиться к битве.

– Кого заботит, поможешь ты или нет, – кто бы мог подумать, что Бай Жочэнь была чрезвычайно упряма. Она не только не попросила помощи Чу Фэна, она даже свирепо на него посмотрела. Однако, по её словам, можно было сказать, что она на самом деле надеялась, что Чу Фэн поможет ей.

Хотя было правдой, что с силой Бай Жочэнь она могла справиться с этой кучей человекоподобных фигур, если бы она должна была пойти на всё, было очевидно, что она не хотела использовать слишком много своей силы, чтобы разобраться с этими фигурами.

– Девушка, вы на самом деле не знаете, как разговаривать. Однако, принимая во внимание твоего отца, я помогу тебе, – Чу Фэн лукаво засмеялся. Он достал Запечатывающий Демонов Меч и присоединился к битве.

С самого начала у Чу Фэна не было планов просто наблюдать, не помогая. Ранее, причина того, почему он задал этот вопрос, была в том, что таким образом он мог подразнить подобную богине, и всё же необщительную маленькую красотку.

В конце концов, её возраст был идеальным возрастом, чтобы быть счастливой и яркой. И всё же, ничего подобного не было заметно в Бай Жочэнь. Это стало причиной того, что Чу Фэн ощутил сожаление относительно этого и хотел подразнить ее.

Тем не менее, все было не так просто. Особенно когда речь заходила о чем-то вроде темперамента, что не может быть изменено силой. Это было причиной того, почему Чу Фэн решил перестать дразнить её и присоединиться к битве. После того, как Чу Фэн присоединился к битве, он был как Бог Войны, который устроил резню.

В этот момент давление на Бай Жочэнь немедленно уменьшилось. Несмотря на то, что они вдвоем убивали, не общаясь и не беспокоя друг друга, и можно было сказать, что между ними не было координации, им удалось быстро уничтожить все фигуры света.

После устранения этих человекоподобных фигур, Бай Жочэнь спросила:

– Что ты сказал ранее? Мой отец? Кто мой отец?

– Мастер Секты Вознесения, Старший Чжоу. Разве он не твой отец? – ответил Чу Фэн.

– Слушай внимательно, он мне не отец. Если ты посмеешь говорить об отношениях все, что в голову взбредет, не вини меня за то, что я преподам тебе урок, – взгляд Бай Жочэнь сверкнул. Она крайне серьезно сказала об этом. Кроме того, когда она сказала это, очень сильная жажда крови появилась в её глазах.

В этот момент Чу Фэн был поражен. Несмотря на то, что он знал наверняка, что Бай Жочэнь не была биологической дочерью мастера Секты Вознесения, все же оставался тот факт, что мать Бай Жочэнь вышла замуж за мастера Секты Вознесения. Логично, что Бай Жочэнь должна была звать мастера Секты Вознесения «отец».

Однако, она не только не звала его отцом, вместо этого она наотрез отрицала отношения отца и дочери. Кроме того, её отношение к этому было крайне ужасным. Это неизбежно вызвало у Чу Фэна сомнения в его сердце.

«Реакция этой Бай Жочэнь невменяемая».

Глава 1107 – Только один выживет

После того, как яростно впилась в Чу Фэна глазами, наполненными жаждой убийства, Бай Жочэнь снова медленно направилась к деревянному сундуку.

Однако, именно в этот момент выражение Чу Фэн сильно и внезапно изменилось; он громко закричал:

– Мисс Бай, отойди.

– Что? – Бай Жочэнь была смущена внезапной переменой Чу Фэна. Она обернулась и безучастно на него уставилась.

Видя, что Бай Жочэнь не отходит, Чу Фэн решил взять инициативу в собственные руки. Он шагнул к ней, схватил её запястье и начал бежать к выходу, откуда они пришли.

– Что ты делаешь? Отпусти меня, – внезапные действия Чу Фэна вызвали тревогу Бай Жочэнь, заставляя её яростно бороться.

– Не сопротивляйся. Следуй за мной, мы должны покинуть это место, здесь опасно, – видя её реакцию, Чу Фэн стал беспокоиться; он громко закричал Бай Жочэнь, потому он на самом деле ощущал, что ужасающая сила сейчас собиралась в пространстве вокруг них.

От подобного крика Чу Фэна хрупкое тело Бай Жочэнь вздрогнуло. Он перестала сопротивляться и также не стала спорить; послушно она позволила Чу Фэну увести её к выходу, не произнеся ни единого слова.

*Бузз*

Однако, когда они почти достигли входа в тоннель, свет накрыл их сзади и полностью опечатал вход.

– Что происходит? – видя это, Бай Жочэнь была даже более потрясена. В этот момент она, наконец, осознала, что что-то не так.

– Проклятье, мы всё же опоздали, – в этот момент Чу Фэн сильно нахмурился. Он обернулся и бросил своё взгляд глубоко в пространство, из которого они бежали.

– То есть? – видя действия Чу Фэна, Бай Жочэнь также поспешно обернулась. Когда она бросила взгляд в глубины пространства, из которого они сбежали, её выражение изменилось в худшую сторону.

Это было потому, что в этот самый момент, пространственный вихрь фактически появился перед деревянным сундуком. Этот пространственный вихрь внезапно появился и бушевал, разрастаясь все больше и больше. В конце он превратился в колоссальную фигуру.

Это была гигантская человекоподобная фигура света. Она не только обладала чертами лица, она даже носила доспехи из света и держала огромный клинок из света. Её тело было настолько огромным, что её высота насчитывала несколько сотен метров. Стоя перед Чу Фэном и Бай Жочэнь, она казалась непоколебимой горой. И наоборот, Чу Фэн и Бай Жочэнь были настолько маленькими, словно два маленьких муравья.

Самое главное, когда эта огромная фигура света появилась, чрезвычайно пугающая гнетущая сила также заполнила всё пространство. Перед это гнетущей силой, не упоминая сопротивления, Чу Фэн и Бай Жочэнь не могли даже сдвинуться хоть на шаг. Они как будто окаменели, они стояли в воздухе, словно камни. Кроме того, что были способны говорить, но ничего больше поделать не могли.

Эта огромная человекоподобная фигура света на самом деле обладала развитием, которое могло полностью подавить и Чу Фэна и Бай Жочэнь – Наполовину Боевой Император.

*Рёв*

Эта огромная человеческой формы фигура света сначала выпустила низкий рёв. После того она подняла огромный клинок в своей руке, мгновенно создавая сильный ураган. В этот момент пространство, которое раньше мерцало светом, стало пугающе тёмным, как будто они были в аду. Скорее всего, если бы этот огромный клинок приземлился, тогда Чу Фэн и Бай Жочэнь были бы превращены в пыль.

Однако, к великому удивлению Чу Фэна и Бай Жочэнь, эта огромная фигура света на самом деле заговорила глубоким и громоподобным голосом:

– Из вас двоих только один может жить. Тому, что скажет «убей его» первым, будет позволено жить, и тот получит Боевой Навык.

– Я буду считать до трёх. Если никто не скажет первым, тогда вы оба должны будете умереть.

Услышав эти слова, выражения и Чу Фэна, и Бай Жочэнь изменились. Какого рода ситуацией это было?

Фигура света, которую оба они были просто не в состоянии победить, хотела, чтобы Чу Фэн и Бай Жочэнь сказали подобное. Это было не так просто, как заставить Чу Фэна и Бай Жочэнь убить друг друга, это также было типом унижения, потому что он хотел, чтобы они, ради защиты своей собственной жизни, пожертвовали жизнью другого.

– Один.

Однако, эта огромная фигура света не дала Чу Фэну и Бай Жочэнь времени на раздумья. Она немедленно начала отчет. Кроме того, голос, которым она считала, был чрезвычайно громким и ясным.

– Стоп! За кого ты нас принимаешь? Мы потомки Старшего Оуяна и Старшего Байли. Мы пришли сюда с целью получения останков наших предков. Ты не можешь убить любого из нас, – объяснил Чу Фэн. Он хотел проверить, какого рода реакция будет у этой огромной фигуры света.

– Два, – однако, кто бы мог подумать, что огромная фигура света на самом деле никак не отреагирует. Полностью игнорируя слова Чу Фэна, огромная фигура света посчитала до двух без малейшего колебания.

– Мисс Бай, это плохо. Этот парень просто не может понять наших слов. Казалось бы, что нам двоим суждено здесь умереть, – Чу Фэн посмотрел на Бай Жочэнь.

– Кто сказал, что я умру здесь с тобой? – однако, кто бы мог подумать, что даже когда Чу Фэна будет так сентиментально себя вести, Бай Жочэнь на самом деле яростно уставиться на Чу Фэна. Её взгляд был бессердечным и холодным; это было как будто Чу Фэн никогда не смог бы приблизиться к ней.

– Ты не можешь желать мне смерти, верно? Я боюсь, что уже слишком поздно, он собирается посчитать до трёх прямо сейчас, – Чу Фэн лукаво засмеялся. Это было, как будто ему вовсе не была страшна смерть. По крайней мере, он не боялся смерти в этот момент.

Однако, к удивлению Чу Фэна, огромная фигура света, которая должна была сказать «три» громким и ясным голосом не сказала «три». Это было, как будто он намеренно пытался дать Бай Жочэнь время заявить, что она хотела, чтобы Чу Фэн умер.

В этот момент Чу Фэн заподозрил, что что-то не так с этой огромной фигурой света. В конце концов, это было что-то, сформированное массивом формации. Не должно быть возможным, чтоб он на самом деле обладал интеллектом. Что касалось того, что она сказала раньше, это должно быть чем-то, что было установлено в этом месте их предками.

Однако, когда Чу Фэн бросил взгляд на огромную фигуру света, его лицо помрачнело. Кроме того, он чувствовал себя полным обид. Это было потому, что эта огромная фигура света на самом деле была не так проста, раз оставалась тихой. Она на самом деле смотрела на Бай Жочэнь. Кроме того, казалось, что она хотела, чтобы Бай Жочэнь заявила, что она желает, чтобы Чу Фэн умер.

– ***, ублюдок, ты действительно слишком мерзкий. Ты действительно бесстыдный до крайности. Как сильно ты хочешь, чтобы я умер? Ты на самом деле намеренно дал Бай Жочэнь время сказать эти слова, – не в состоянии сдержать себя, Чу Фэн выругался громким голосом.

На самом деле, это касалось не только Чу Фэна. Даже Бай Жочэнь потеряла дар речи. Однако, в конце концов, она не объявила о том, что хочет, чтоб Чу Фэн умер и продолжала молчать.

– Три, – видя это, огромная фигура света немедленно наполнилась жаждой убийства. В то же время, она начала опускать огромный клинок в своей руке.

Как только огромный клинок полоснул вниз, ослепительный свет и яростная жажда убийства также обрушилась на тела Чу Фэна и Бай Жочэнь.

В этот момент Чу Фэн почувствовал, как его мозг стал пустым. После этого что-то устремилось в его голову. На самом деле это была карта, карта Горы Бирюзового Дерева.

На карте было чётко указано скрытое место, где что-то хранилось. Тем не менее, там не упоминалось, что за объект это был. Однако, Чу Фэн подсознательно знал, что это наиболее определённо удивительная вещь. По крайней мере, это должно быть сокровище.

Чу Фэн внимательно осмотрел карту в своём уме. Чем больше он осматривал её, тем больше радости он ощущал. Это было потому, что эта карта означала, что если он присоединиться к Горе Бирюзового Дерева, он сможет найти сокровище, отмеченное на карте. Это было неожиданным урожаем. Или, другими словами, вещь, которая была указана на карте, должна быть тем, что их предки действительно оставили для них.

Глава 1108 – Ждали вас двоих

Когда Чу Фэн открыл глаза и переключил своё внимание на реальность, он обнаружил, что Бай Жочэнь очнулась перед ним. Более того, она уже получила деревянный сундук. Самое главное, на её лице было чрезвычайно спокойное выражение, как будто она ожидала этого.

– Хе, кажется, что эта девочка думала о том же, что и я, – в этот момент Чу Фэн не мог сдержать улыбку. Он получил совершенно новый уровень уважения к Бай Жочэнь. Причина, почему Чу Фэн не молил о прощении и не просил о том, чтоб Бай Жочэнь умерла, была в том, что он был практически полностью уверен, что это было испытание.

В конце концов, это место было формацией, установленной предком Секты Вознесения. Будучи в состоянии добраться до этого места означало, что они были достойными потомками. Таким образом, как мог предок Секты Вознесения пожелать создать такую сильную формацию с целью убийства своих выдающихся потомков?

Таким образом, Чу Фэн был уверен, что это было испытание; испытание, проверяющее моральные качества потомков его Секты Вознесения. Если никто не пожелает смерти другого, тогда всё было бы хорошо. Однако, если бы кто-нибудь сделал это, тогда лёгким наказание могло быть то, что они не смогли бы получить загадочную карту, в то время как тяжёлым наказанием могло быть рассечении огромным клинком света. Просто человек, который умер бы, был бы человеком, который сказал эти слова.

То, что Бай Жочэнь была такой спокойной, означало, что она разделяла те же мысли, что и Чу Фэн. Конечно же, эта девушка была необычайной. Она не только обладала исключительным талантом, она также обладала очень сильным пониманием, и это было очевидно потому, что она смогла придти к такому же выводу, что и Чу Фэн, за такой короткий промежуток времени.

Внезапно Чу Фэн спросил:

– Ты тоже получила карту, верно?

– Ты тоже получил её? – услышав эти слова, Бай Жочэнь была немного удивлена. Она явно не ожидала, что Чу Фэн, человек не из Секты Вознесения, также получит карту.

– Естественно, да. Если моя догадка верна, содержания карты должно быть одинаковым, – сказал Чу Фэн с улыбкой.

Видя это, Бай Жочэнь спросила:

– Что иллюстрирует карта, которую ты получил?

После этого Чу Фэн начал сравнивать карту, которую он получил с Бай Жочэнь, и обнаружил, что карты, которые они получили, действительно были идентичными.

– Ты действительно везунчик. Ты должен знать, что вещь, указанная в карте – это что-то, что наш предок Секты Вознесения оставил своим потомкам. Для тебя получить карту – ты действительно везунчик, – после сравнения, Бай Жочэнь была немного несчастна. Можно было сказать, что она не желала делить сокровища с Чу Фэном.

– Если ты не хочешь этого, я готов отказаться от его поисков. Ты можешь пойти и найти его сама, – видя это, Чу Фэн поступил праведно и сказал эти слова. Это было потому, что он знал, что то, что сказала Бай Жочэнь было правдой – эта карта не должна была принадлежать ему. В конце концов, это было что-то, что предок Секты Вознесения оставил после себя.

– Забудь об этом. Когда придёт время, иметь кого-нибудь в качестве щита будет очень приятно. Если ты хотел пойти со мной, когда мы получим вещи, мы можем просто разделить их пополам. Если же там лишь одно сокровище, тогда я хотела бы сохранить это сокровище. Однако, я компенсирую его чем-то равноценным, – сказала Бай Жочэнь.

– Хех, это было бы здорово, – услышав эти слова, Чу Фэн злорадно рассмеялся. Если бы один из них сказал, что не желал получить вещь на карте, тогда это было бы абсолютной ложью. В конце концов, на Чу Фэна была возложена огромная ответственность. Сильнее, чем кто-либо он желал стать сильнее.

– О, верно, что в нем? – спросил Чу Фэн, указывая на деревянный сундук в руках Бай Жочэнь.

– Это то, что действительно не связано с тобой, – Бай Жочэнь бросила взгляд на Чу Фэна.

– Девочка, разве ты не слишком узко мыслишь? Эй, подожди меня, – Чу Фэн изначально хотел пожаловаться на это. Однако, к его удивлению, Бай Жочэнь быстро направилась к выходу.

Триумфальное возвращение Чу Фэна и Бай Жочэнь привели к бесконечной радости мастера Секты Вознесения, Сыкун Чжайсина и матери Бай Жочэнь, которые ждали в зале дворца.

Особенно после того, как Чу Фэн вытащил останки мастера мастера Секты Вознесения и передал их ему, мастер Секты Вознесения стал бесконечно благодарными по отношению к Чу Фэну. Если бы не Чу Фэн, его Секта Вознесения не смогла бы получить останки своего покойного мастера.

Таким образом, в качестве жеста благодарности мастер Секты Вознесения открыл деревянный сундук у всех на глазах. В этот момент Чу Фэн, наконец, узнал, что хранилось в деревянном сундуке. На самом деле он был заполнен Запретными Боевыми Навыками.

К удивлению Чу Фэна, мастер Секты Вознесения был чрезвычайно щедрым; он на самом деле позволил Чу Фэну быть первым в выборе любого Запретного Боевого Навыка из оставленных их предком, чтобы тренироваться.

Поскольку Чу Фэн никогда прежде не изучал Боевые Навыки Смертного Табу, и не смел использовать свои превосходные Тайные Навыки, он, естественно, не отказывался от этой возможности. В конце концов, это были Запретные Боевые Навыки.

Таким образом, без колебания, Чу Фэн тщательно проверил Запретные Боевые Навыки из деревянного сундука. В конце концов, он выбрал шесть Запретных Боевых Навыков.

Эти шесть Запретных Боевых Навыков были, соответственно:

«Смертное Табу: Огненный Метеор».

«Смертное Табу: Скорбное Рассечение Грома».

«Смертное Табу: Неистовая Буря».

«Смертное Табу: Завывающий Океанический Дождь».

«Смертное Табу: Древесный Вихрь».

«Смертное Табу: Техника Иллюзорного Света».

Первые пять Смертных Табу составляли пять различных мощных элементов: ветер, дождь, гром, огонь и дерево. Если бы Чу Фэн мог полностью ими овладеть, он на самом деле мог бы вызвать ветер и дождь.

Что касалось последнего, это был боевой навык движения. На коротком расстоянии он мог поднять скорость человека до скорости света. Если бы кто-нибудь овладел им, это было бы чрезвычайно полезным во время внезапных атак и для побега с поля битвы.

Если он будет в состоянии освоить эти шесть Запретных Боевых Навыков, он сможет полностью компенсировать четыре превосходных Тайных Навыка.

– Маленький друг Чу Фэн, у тебя действительно острый глаз. Эти шесть Боевых Навыков все Боевые Табу высокого качества. Однако, сильнейший Запретный Боевой Навык в деревянном сундуке – этот, – внезапно, мастер Секты Вознесения взял деревянную табличку из деревянного сундука.

Деревянная табличка была размером всего лишь с две ладони. Однако, плотно сгруппированные записи, которые появились как руны и символы, были вырезаны на ней. Деревянный сундук был наполнен подобными деревянными дощечками. Каждая из этих деревянных дощечек содержала боевой навык.

В общем, было несколько десятков деревянных табличек в деревянном сундуке. Практически все они были Боевыми Навыками Смертного Табу.

– Дракон и Феникс, Танцующие в небесах? – увидев имя Запретного Боевого Навыка, глаза Чу Фэна засияли. Как правило, Запретные Боевые Навыки указывали о виде Запретного Боевого Навыка в своём имени. Например, если имя начиналось с «Смертное Табу», тогда это было бы Боевым Навыком Смертного Табу. Если он начинался с «Земного Табу», тогда это было бы Боевым Навыком Земного Табу. Что касалось этого Боевого Навыка Табу, он был особенным.

На самом деле это касалось не только Чу Фэна; Бай Жочэнь была также переполнена удивлением. Их не было, когда мастер Секты Вознесения говорил о «Драконе и Фениксе, Танцующих в Небесах». Таким образом, они не знали, насколько сильным он был.

– Вы удивлены? Это Боевой Навык Земного Табу. Однако, это не обычный Запретный Боевой Навык, – сказал мастер Секты Вознесения.

Внезапно, Бай Жочэнь сказала:

– Это Боевой Навык Слияния.

– Жочэнь, ты на самом деле можешь понять содержание, написанное на нём?

Услышав эти слова, оба, и мастер Секты Вознесения, и Сыкун Чжайсин были удивлены. Причина, почему «Дракон и Феникс, Танцующие в Небесах» рассматривались, как что-то, что обычные люди не могли изучить, была в том, что его содержание было чем-то, что обычные люди не могли понять. Это было настолько сильно, что они не могли даже понять содержание, написанные на нем.

Что касалось Бай Жочэнь, она просто взглянула на него и уже поняла его содержание. Что это означало? Это означало, что талант Бай Жочэнь был на самом деле исключительным, и хорошо подходил для изучения «Дракона и Феникса, Танцующих в Небесах».

– Дракон и Феникс, Танцующие в Небесах – это Боевой Навык Слияния. Он требует двух людей для его изучения. Они вдвоем соответственно изучают аспекты Дракона и Феникса. Когда и Дракон, и Феникс будут показаны, этот Боевой Навык будет активирован. Если этот Боевой навык успешно активирован, он будет царствовать в огромном небе. Среди Боевых Навыков Земного Табу сложно найти другой, который сможет сравниться с ним, – именно в этот момент Чу Фэна уставился на деревянную табличку и рассказал её содержание.

В этот момент мастер Секты Вознесения, мать Бай Жочэнь и Сыкун Чжайсин все отобразили удивлённые выражения. Они все сглотнули полный рот холодного воздуха. После этого они посмотрели на Чу Фэна и Бай Жочэнь и счастливо сказали:

– Я, кажется, понял, почему наш предок оставил такой сложный тест. Я подозреваю, что он ждал именно вас двоих.

Глава 1109 – Овладение Высшим Навыком

Запретные Боевые Навыки в деревянном сундуке не были чем-то, что могло быть продублировано. Если кто-то хотел изучить их, единственным возможным путём было прочитать и понять деревянные таблички.

Кроме того, даже если кто-то мог изучить Запретные Боевые Навыки, и даже овладеть ими, всё ещё было невозможно передать их другому человеку, и он не был способен записать Запретные Боевые Навыки на другой носитель.

Это был особый метод ограничения, который использовали те, кто создавал эти Запретные Боевые Навыки. Его цель была в том, чтобы предотвратить то, что другие практики, кто изучит эти Запретные Боевые Навыки, будут бессмысленно распространять результаты его труда. Если кто-то желал изучить Запретные Боевые Навыки, был лишь один метод – личное чтение деревянных табличек и постижение содержания, записанного на них.

Это привело к тому, что ценность этих Запретных Боевых Навыков была чрезвычайно высока. Особенного «Дракон и Феникс, Танцующие в Небесах», которые были признаны мастером Секты Вознесения бесценным сокровищем. Ради безопасности этих Запретных Боевых Навыков он решил поместить их непосредственно в этом зале, запретной зоне их Секты Вознесения, которая охранялась старейшинами управления, и позволить только их выдающимся ученикам тренироваться в них.

Однако, перед тем, как этот зал, который содержал Запретные Боевые Навыки, был официально открыт для учеников, кроме старейшин управления и мастера секты только двум ученикам было позволено войти; Бай Жочэнь и Чу Фэну.

Ради позволения этим ученикам быстро освоить эти Запретные Боевые Навыки, Сыкун Чжайсин не спешил уходить с Чу Фэном. Вместо этого они решили остаться в Секте Вознесения.

Что касалось Чу Фэна и Бай Жочэнь, они оба были очень трудолюбивы. Кроме времени, которое нужно было для еды и сна, они вдвоем почти всё своё время посвятили изучению этих Запретных Боевых Навыков.

Время шло. В одно мгновение прошло два месяца.

В этот момент мастер Секты Вознесения, Сыкун Чжайсин, мать Бай Жочэнь и восемь старейшин управления из Секты Вознесения вновь прибыли в дворцовый зал.

Это было не то, что они хотели видеть результаты тренировки Чу Фэна и Бай Жочэнь; вместо этого, это было потому, что время Приёмной Ассамблеи Горы Бирюзового Дерева почти подошло. Другими словами, пришла пора, когда дочерним силам Горы Бирюзового Дерева необходимо было отправить своих превосходных учеников, которых они взращивали на протяжении многих лет, на Гору Бирюзового Дерева.

– Владыка Директор, Старший Мастер Секты, мы уходим сегодня? – спросил Чу Фэн.

– Чтобы дать вам двоим время потренироваться в Запретных Боевых Навыках, мы уже и так задержали отправление на довольно долгое время. Если мы не отправимся сейчас, я боюсь, что мы пропустим Приёмную Ассамблею Горы Бирюзового Дерева.

– Хотя мы всё равно сможем отправить вас двоих на Гору Бирюзового Дерева, даже если мы пропустим Приёмную Ассамблею Горы Бирюзового Дерева, я боюсь, что это приведет к жалобам со стороны других людей. Они могут заявить, что наш Южный Лес Бирюзового Дерева и Секта Вознесения действуют высокомерно, и ни во что не ставят Гору Бирюзового Дерева. Это может быть нормально для Секты Вознесения, поскольку они первоклассная дочерняя сила. Однако, позиция нашего Южного Леса Бирюзового Дерева сейчас не так высоко. Я боюсь, что если это произойдет, кто-нибудь может воспользоваться этим и поднять из-за этого скандал, – объяснил Сыкун Чжайсин.

Услышав объяснение Сыкун Чжайсина, Чу Фэн кивнул и сказал:

– Так вот в чем дело. В таком случае, старшие, давайте немедленно отправимся.

– Маленький друг Чу Фэн, нет необходимости беспокоиться. Основные ученики Горы Бирюзового Дерева обладают почти полной свободой. После Приёмной Ассамблеи, ты и Жочэнь сможете вернуться сюда, чтобы снова потренироваться в Запретных Боевых Навыках. Ничего страшного, если вы вдвоем вернетесь на Гору Бирюзового Дерева после полного освоения Запретных Боевых Навыков, – сказал мастер Секты Вознесения.

– Верно. Мы и сами хотели бы испытать силу этого «Дракона и Феникса, Танцующих в Небесах», – добавила мать Бай Жочэнь. Сыкун Чжайсин и мастер Секты Вознесения и восемь старейшин управления согласно кивнули.

– Если вы желаете увидеть «Дракона и Феникса, Танцующих в Небесах», тогда нет необходимости ждать. Мы вдвоем уже можем продемонстрировать его вам всем. Разве не так, Мисс Бай? – когда Чу Фэн сказал эти слова, он посмотрел на Бай Жочэнь.

– Маленький друг Чу Фэн, ты говоришь, что ты и Жочэнь уже овладели «Драконом и Фениксом, Танцующими в Небесах»? – услышав эти слова, восемь старейшин управления Секты Вознесения отразили на лицах потрясение.

– Жочэнь, это правда? Почему ты не упомянула об этом? – мастер Секты Вознесения также посмотрел на Бай Жочэнь с приятным удивлением.

Бай Жочэнь не ответила им. Внезапно, её хрупкое тело двинулось; она взлетела. Ко времени, когда все это заметили, она уже стояла в воздухе в зале дворца. Кроме того, её руки без остановки создавали все виды различных ручных печатей. Наконец, когда её ручные печати остановились, бесформенная сила начала выходить из её тела.

*свист*

Видя это, Чу Фэн также взлетел. Однако, он немного отличался от Бай Жочэнь. Вместо формирования ручных печатей после прибытия в воздух, он начал формировать ручные печати со скоростью молнии, пока летел вверх. Ко времени, когда он прибыл в воздух и встал рядом с Бай Жочэнь, он уже закончил формирование всех его ручных печатей и бесформенная сила, такая же, как у Бай Жочэнь, начала выходить из его тела.

*грохот*

Когда аура Чу Фэна и аура Бай Жочэнь переплелись друг с другом, они мгновенно вспыхнули как взрыв водорода. Просто взрыв не привёл к обычным волнам. Вместо этого он создал огненные языки пламени и пробирающий до костей лёд.

Пламя и лёд были внутренне несовместимы друг с другом. Тем не менее, в данный момент, они были объединены друг с другом. Твёрдый и мягкий, горячий и холодный, это было чрезвычайно странно, и всё же, без сомнения, сильно.

Неистовый огонь и волны холода быстро распространялись в мгновение ока, из небольшой площади огня и льда, сейчас это обернулось океаном огня и льда. Несмотря на то, что этот дворцовый зал был очень большим, воздушное пространство наверху него было скоро полностью покрыто огнём и льдом.

Однако, именно в то время, когда волны огня и льда вскоре добрались до стен дворцового зала, они внезапно исчезли. После того, как яростный огонь и волны холода исчезли, толпа внизу осталась в ошеломлённом состоянии. Все их взгляды были сосредоточены на сцене, которая развернулась в воздухе.

В этот самый момент два огромных монстра появились в месте, где стояли Чу Фэн и Бай Жочэнь: феникс, наполненный бушующим пламенем, и дракон, покрытый холодным льдом.

Чу Фэн был ледяным драконом, а Бай Жочэнь была огненным фениксом. Несмотря на то, что тела их обоих всё же можно было увидеть в области головы ледяного дракона и огненного феникса, два огромных монстра казались яркими и реалистичными, как будто они были реальными.

Мало того, что внешность ледяного дракона и огненного феникса была будто живой, даже их ауры были необычайными. Это было, как будто они действительно были легендарными божественными зверями.

*Аооооуууу*

Именно в этот момент дракон и феникс внезапно зарычали. Когда раздался их рык, этот бесподобно твёрдый и стабильный дворцовый зал неистово задрожал. Дрожь не была ограничена самим дворцом; даже пространство внутри начало дрожать, как будто они были напуганы безграничной силой дракона и феникса.

После рычания дракон и феникс начали двигаться вместе, как будто они танцевали. Оба они переплелись в одном месте, как будто сражались. Однако, они не боролись. Это было и властно и красиво. Когда двое из них передвигались, они приносили чёрные облака, которые мерцали молнией. Их сила была на самом деле ужасающей.

Однако, что было самым пугающим в этот момент, слой за слоем огня и льда переплелись друг с другом, давая рождение пульсациям энергии. С драконом и фениксом в центре, пульсации начали распространяться. Кроме того, каждая новая пульсация была сильнее и яростней, чем предыдущие. Если бы Чу Фэн и Бай Жочэнь намеренно не сдерживали силу пульсаций, тогда этот дворец, вероятно, не смог бы сдержать силу пульсаций.

– Удивительно! Всего за два месяца эти два ребёнка на самом деле смогли овладеть легендарным Боевым Навыком Земного Табу. Они на самом деле расширили мой кругозор, – когда они смотрели на ледяного дракона и огненного феникса, которые танцевали в воздухе над ними, шок наполнил лица мастера Секты Вознесения и остальных. Все они были ошеломлены способностями и талантом этих двух молодых людей.

Это было потому, что в этот момент, они не только видели перед собой высший навык, которым обладали их предки, они также видели будущие надежды их Секты Вознесения и Южного Леса Бирюзового Дерева. В этот момент они на самом деле были наполнены ожиданием, что эти два молодых человека перед ними, демонстрирующие свою силу, станут известными на Горе Бирюзового Дерева, месте, наполненном гениями.

Глава 1110 – Колоссально

После демонстрации «Дракона и Феникса, Танцующих в Небесах», Бай Жочэнь и Чу Фэн одновременно рассеяли Боевой Навык Слияния. Когда ледяной дракон и огненный феникс исчезли, дворцовый зал вернулся в своё нормальное состояние. Просто странное ощущение ледяного холода и огненного жара всё ещё кружили вокруг дворца.

– Не плохо, наша координация становится всё лучше, – Чу Фэн посмотрел на Бай Жочэнь рядом с ним и озорно засмеялся.

Услышав эти слова, Бай Жочэнь также стрельнула на Чу Фэна глазами. Просто в этот раз её взгляд был не пронзительным. Вместо этого он был очень мягким. Кроме того, уголки её рта поднялись, раскрыв лёгкую и красивую улыбку.

Вне зависимости от того, насколько тщеславной и гордой была Бай Жочэнь, она всё ещё была женщиной, которая хотела получить силу. Этот «Дракон и Феникс, Танцующие в Небесах», был очень удивительным Боевым Навыком. Естественно, она хотела овладеть им. Она смогла полностью овладеть им уже сейчас – это всё было благодаря Чу Фэну. Особенно после того, как ей удалось идеально активировать его, это привело к её неизбежной радости.

*Хлоп, хлоп, хлоп…*

Именно в этот момент громоподобные аплодисменты прозвучали снизу. Внизу мастер Секты Вознесения, старейшины управления и Сыкун Чжайсин все хлопали в ладоши, аплодируя. Одна эмоция была видна во всех их глазах: благодарность.

В этот момент единственной персоной, которая оставалась спокойна, была мать Бай Жочэнь. Хотя она не знала заранее, что Бай Жочэнь и Чу Фэн овладели «Драконом и Фениксом, Танцующими в Небесах», она не стала слишком взволнованной после того, как узнала об этом, как будто это было абсолютно нормальным событием.

Однако, несмотря на это, у неё всё же была радостная улыбка на лице. Хотя она была очень лёгкой, всё же можно было сказать, что она была чрезвычайно счастлива. В большей или меньшей степени, она также была удивлена исполнением Чу Фэна и Бай Жочэнь.

– «Дракон и Феникс, Танцующие в Небесах» в самом деле необычайный. То, что этому старику посчастливилось увидеть лучшую технику своего предка, сейчас не осталось никаких сожалений в моей жизни, – по сравнению со спокойствием матери Бай Жочэнь, Сыкун Чжайсин не мог сдержаться и начал хвалить.

– Верно. Чу Фэн, Жочэнь, вы вдвоем действительно смогли удивить. Я на самом деле с нетерпением жду вашего присоединения к Горе Бирюзового Дерева, – добавил мастер Секты Вознесения.

– Ну, тогда пора вам всем отправляться, – внезапно призвала мать Бай Жочэнь. Однако, после того, как она сказала эти слова, она посмотрела на мастера Секты Вознесения и добавила: – Чжисянь, тщательно подготовься. Ты определённо не должен позволить Жочэнь быть обиженной. Если кто-нибудь посмеет запугивать её, независимо от того, кто это будет, я определённо не дам ему уйти.

– Будь уверена, – мастер Секты Вознесения кивнул. Однако, его кивок казался слегка сложным. В конце концов, Гора Бирюзового Дерева была местом с огромным количеством сильных существ. Несмотря на то, что сила их Секты Вознесения не была слабой, не было гарантии, что они не будут обижены на Горе Бирюзового Дерева.

– Мама, ты не едешь? – видя это, Бай Жочэнь поспешно спустилась и предстала перед матерью. В её глазах было слегка недовольное выражение.

– Я не пойду. Кто-то должен остаться и охранять Секту Вознесения. К тому же, ты уже не маленькая. Я не могу сопровождать тебя всё время, верно? – мать Бай Жочэнь нежно погладила ее шелковистые чёрные волосы. Улыбка на её лице была всё ещё очаровательной, как и раньше. Однако, сейчас она содержала доброту матери.

В этот момент, Чу Фэн заметил лёгкий след разочарования на нежном лице Бай Жочэнь. Однако, её выражение недовольства постепенно уходило. В конце концов, она кивнула и приняла решение её матери.

После этого они немедленно отправились в путешествие. Когда Чу Фэн прибыл в место, где собрались ученики Секты Вознесения, он был поражён их составом.

В прошлый раз кроме Бай Жочэнь Чу Фэн видел девяносто девять основных учеников Секты Вознесения перед Пагодой Южного Леса Бирюзового Дерева. Однако, число учеников, которых Секта Вознесения планировала отправить на Гору Бирюзового Дерева, не было ограничено сотней. Четыре тысячи пятьсот шестьдесят семь, столько было учеников, которых Секта Вознесения отправляла на Гору Бирюзового Дерева в этом году.

Среди них сильнейшей была Бай Жочэнь. С ее силой Боевого Короля третьего ранга не нужно было сомневаться.

Однако, кроме Бай Жочэнь было больше четырёх тысяч других учеников. Даже самый слабый среди них был на пике Боевого Владыки. Это состав был ещё более пугающим, чем состав Монастыря Ориона в Бессмертном Пруду Древней Эпохи.

Однако, что удивило Чу Фэна больше всего было то, что в то время как Монастырь Ориона использовал только один военный корабль, чтобы увезти свои три тысячи основных учеников, Секта Вознесения на самом деле использовала несколько сотен военных кораблей. Кроме того, каждый отдельный используемый корабль был не хуже того, который использовал Монастырь Ориона. Это было по-настоящему властно.

Когда несколько сотен кораблей колоссального размера взлетели в небо, не было бы чрезмерным описать это как охватывающее весь горизонт.

Видя эти колоссальные военные корабли, украшенные знаменем Секты Вознесения, нужно было признать, что это грандиозное шоу было действительно экстравагантным.

– Что за экстравагантное шоу? – воскликнул Чу Фэн в восхищении. Тогда, в регионе Восточного Моря, Архипелаг Кары Бессмертных объединился с тремя основными кланами чудовищных зверей, чтобы атаковать Туманный Пик. И всё же, экстравагантность их построения была ничуть не больше того, что было перед ним сейчас.

Нужно признать, что силы Святой Земли Воинственности были на самом деле чем-то, с чем Регион Восточного Моря не мог сравниться. Даже Южный Лес Бирюзового Дерева, который сильно упал в могуществе после стольких лет упадка, был бы главной силой, которая может передвигаться беспрепятственно, если бы они расположилась в Регионе Восточного Моря. При таком раскладе Чу Фэн еще больше хотел узнать каким был истинный повелитель Святой Земли Воинственности, Гора Бирюзового Дерева.

– Не только ученики отправляются на Гору Бирюзового Дерева. Есть также слуги учеников. Самое важное, что поскольку они первоклассная дочерняя сила Горы Бирюзового дерева, такого рода построение – это что-то, что они должны демонстрировать. Когда ты увидишь построения Восточного, Западного и Северного Лесов Бирюзового Дерева, ты узнаешь, что Секта Вознесения на самом деле скромная, – объяснил Сыкун Чжайсин рядом с Чу Фэном.

– Другие три Леса Бирюзового Дерева, да? Я также хочу испытать, какого рода представление они устроят, – вспышка ожидания вновь появились в глазах Чу Фэна.

Когда все собрались они начали отправляться. Гора Бирюзового Дерева была расположена далеко от Секты Вознесения. Несмотря на то, что скорость военных кораблей была очень быстрой, без использования древних формаций Телепортации всё же требовалось немало времени, чтобы добраться до Горы Бирюзового Дерева.

После длительного путешествия Чу Фэн и остальные, наконец, прибыли на территорию Горы Бирюзового Дерева. Только тогда Чу Фэн смог увидеть как выглядит одна их Девяти Сил Святой Земли Воинственности, Гора Бирюзового Дерева.

Гора Бирюзового Дерева, хоть и было слово гора в её имени, её территория абсолютно точно не была ограничена лишь одним горным хребтом. В этом месте даже морей насчитывалось несколько. Что касалось горных хребтов, равнин, прудов, озёр и рек, они были бесчисленны. Размер Горы Бирюзового Дерева был настолько огромным и невообразимо большим, будто это было огромная, безграничная нация.

Однако, нельзя было обвинять Гору Бирюзового Дерева за то, что заняла такую обширную территорию земли. Это было потому, что количество людей на Горе Бирюзового Дерева было слишком огромным.

Внешних учеников насчитывалось два миллиарда восемьсот миллионов. Внутренних учеников было двести миллионов. Они были вместилищем выдающихся учеников Горы Бирюзового дерева.

Что касалось основных учеников, их насчитывалось почти миллион. Самый слабый среди них был на пике Боевого Владыки. Среди основных учеников десятая часть из них достигла уровня Боевого Короля. Другими словами, примерно сто тысяч основных учеников Горы Бирюзового Дерева были Боевыми Королями.

Нужно знать, что в Регионе Восточного Моря Боевые Короли были созданиями крайне почитаемыми. Однако, в этом месте они были ничем иным, кроме как учениками.

Кроме того, это еще не считали старейшин. По факту, число старейшин на Горе Бирюзового Дерева ничуть не уступало количеству учеников. Если бы не правила Горы Бирюзового Дерева, что если кто-то не хотел стать старейшиной, им было позволено покинуть Гору Бирюзового Дерева, то число старейшин, вероятно, было бы даже более многочисленным, чем число учеников.

– Это настоящий колосс? – видя красивые пейзажи настолько далеко, насколько глаз мог видеть, изысканные дворцовые залы, расположенные между горами, реками и равнинами, и даже несколько плавающих в воздухе, и бесконечных боевых практиков, занявших все виды разных гор, Чу Фэн не мог не втянуть полный рот холодного воздуха.

Чу Фэн считал себя достаточно опытным и повидавшим многие крупные силы. Однако, эти силы, по сравнению с Горой Бирюзового Дерева, были ничем, кроме незначительной гальки.

Глава 1111 – Известный Юань Цин

Владение Горы Бирюзового Дерева было чрезвычайно обширным. Однако, это было наиболее определённо не то место, куда любой мог беспрепятственно войти и выйти.

Говорили, что был огромный защитный барьер духовной формации, который окружал Гору Бирюзового Дерева. Этот защитный экран духовной формации покрывал и небо и подземную часть, приводя к тому, что даже эксперты уровня Наполовину Боевого Императора не могли пройти через него, и полностью изолировал Гору Бирюзового Дерева от внешнего мира. Даже ученики и старейшины Горы Бирюзового Дерева могли приходить и уходить, показывая их значки-удостоверения в определенных точках входа.

Тем не менее, сейчас было время ежегодной Приемной Ассамблеи учеников Горы Бирюзового Дерева. Таким образом, Гора Бирюзового Дерева сняла огромной и могущественный защитный барьер духовной формации. Их двери сейчас были полностью открыты, и люди могли войти в Гору Бирюзового Дерева со всех направлений.

Более того, Гора Бирюзового Дерева не заботилась о личности, внешности или даже расе, когда принимала своих учеников, все, о чем они заботились, так это о таланте учеников. Таким образом, не считая людей, которые сопровождали перспективных учеников, лишь число людей, которые хотели стать учениками Горы Бирюзового Дерева, насчитывалось больше нескольких миллиардов.

Большинство из этих людей были детьми, которые только-только достигли возраста боевого развития. В конце концов, Гора Бирюзового Дерева была самой мощной силой во Владении Бирюзового Дерева; все хотели, чтобы их дети стали учениками Горы Бирюзового Дерева, и таким образом получили бы лучшее образование.

Однако, одно дело, если это были семьи с властью и влиянием, но для людей со слабой поддержкой, это было очень сложной задачей. Без денег на оплату, чтобы воспользоваться Формациями Телепортации Древней Эпохи, у них не было иного выбора, кроме как пройти весь путь к Горе Бирюзового Дерева своими собственными силами. Без сильных и быстрых средств передвижения, их скорость путешествия была очень медленно. Некоторые люди начинали путешествие на Гору Бирюзового Дерева с дней, когда их ребёнок был рождён, и когда они, наконец, прибывали на Гору Бирюзового Дерева, их ребёнок уже входил в свой подростковый период.

Таким образом, в это время огромное количество людей собралось на Горе Бирюзового Дерева, это были люди, которые собрались со всего Владения Бирюзового Дерева. Для некоторых само путешествие заняло больше десятка лет. Таким образом, количество людей, которые планировали стать учениками, и количество людей, которые сопровождали этих перспективных учеников, исчислялось в общей сложности несколькими миллиардами. Однако, это число было относительно малым. В конце концов, население Домена Бирюзового Дерева, обширной территории, богатой ресурсами, просто невозможно было представить.

Однако, в то время, как Гора Бирюзового Дерева не обращала особого внимания на личность и статус кандидатов в ученики, она уделяла много внимания их таланту. Таким образом, этим нескольким миллиардам человек, которые планировали стать учениками Горы Бирюзового Дерева, приходилось проходить через множество тестов. В конце концов, было бы довольно хорошо, если бы осталось несколько десятков миллионов.

Однако, люди вроде Чу Фэна, ученики дочерних сил, которые были отправлены этими дочерними силами, не должны были проходить какие-либо экзамены и тесты. Они могли напрямую стать наиболее уважаемыми основными учениками Горы Бирюзового Дерева.

Когда люди, которые прибыли сюда после длительного путешествия, видели величественное представление, которое устраивали вспомогательные силы, пролетая над ними в небесах, когда те двигались в самый глубокий регион Горы Бирюзового Дерева, их глаза светились восхищением и завистью.

В этот момент на Горе Бирюзового Дерева собралась огромная толпа на вершине огромной площади. Это место было на самом деле океаном людей.

Гора Бирюзового Дерева владела в общей сложности пятью первоклассными дочерними силами, несколькими сотнями второклассных дочерних сил, и тысячами третьесортных дочерних сил. Каждой из этих дочерних сил требовалось ежегодно отправлять на Гору Бирюзового Дерева их самых лучших учеников.

В этот момент большинство дочерних сил уже прибыло. Среди них три силы привлекли больше всего внимания: Восточный Лес Бирюзового Дерева, Западный Лес Бирюзового Дерева и Северный Лес Бирюзового Дерева.

Эти три силы были не только первоклассными дочерними силами Горы Бирюзового Дерева, они также были самыми подлинными дочерними силами, ответвлениями самой Горы Бирюзового Дерева. Среди вспомогательных сил они были известны как владыки.

Сейчас эти три силы привели больше пяти тысяч учеников каждая. В общей сложности они привели больше пятнадцати тысяч учеников. Это было не малым делом, потому что это означало, что они собирались отправить более пятнадцати тысяч основных учеников на Гору Бирюзового Дерева.

В сравнении с учениками, которые исчислялись десятками, или теми, кого другие силы привели с собой, это было поистине пугающим числом. Что касалось этого, это также демонстрировало, как сильны были эти три дочерних силы.

– Как и следовало ожидать от Трёх Лесов Бирюзового Дерева. Они на самом деле могут поставлять такое число учеников, которые поставляют каждый год. Кроме того, не только число огромно, качество их учеников также довольно удивительное.

– Верно. Ван Янь от Восточного Леса Бирюзового Дерева, Цзян Хао от Западного Леса Бирюзового Дерева и Хуань Цзюан от Северного Леса Бирюзового Дерева, все были знаменитыми гениями еще до прибытия в это место. Увидев их сегодня в первый раз, они и в самом деле необыкновенные.

– В их возрасте они уже Боевые Короли третьего ранга. Действительно удивительно, действительно удивительно.

Ученики Трёх Лесов Бирюзового Дерева были в центре внимания толпы. Среди пятнадцати тысяч учеников была троица, которая выделялась среди остальных, как сверкающие жемчужины в пустыне.

Они были двумя мужчинами и женщиной. Мужчина с обычной внешностью, ни худой, ни толстый, ни высокий, ни низкий, звался Ван Янь. Он практиковался в Запретной Таинственной Технике и овладел многочисленными грозными навыками. В Восточном Лесу Бирюзового Дерева он сейчас был самым сильным учеником.

По слухам, он обладал превосходной боевой силой, и мог сравниться с Боевыми Королями пятого ранга лишь с его развитием Боевого Короля третьего ранга. Что касалось обычных Боевых Королей третьего ранга, они просто не были четой ему. В сущности, он был по-настоящему достойным гением.

Что касалось другого мужчины, его имя было Цзян Хао. Он был сильнейшим среди учеников Западного Леса Бирюзового Дерева. Как и Ван Янь, внешность Цзян Хао была ничем не выделяющейся. Однако, ауры, которыми они обладали, сильно превосходили их относительно средний внешний вид. Они не только были в центре внимания толпы, они также были обаятельными принцами, возлюбленными из мечты в глазах многих женщин.

Не было ничего, что можно было сделать с этим. Женщины могли быть запросто очарованны ими. Что касалось мужчин, только через силу они могли очаровать других.

Для некоторых слабых мужчин, они могли принять тот факт, что они были слабыми и одевали бы себя чрезвычайно хорошо. Но, даже с этим, они не смогли бы найти жену. И всё же, для мужчин с великой силой, даже когда они действовали чрезвычайно высокомерно и смотрели свысока на красоток, были бы бесчисленные женщины, кто хотел бы быть их жёнами. Что касалось Ван Янь и Цзян Хао, они были такого рода мужчинами.

Ученица, её имя было Хуань Цзюань. Она была учеником Северного Леса Бирюзового Дерева. Её внешность была чрезвычайно очаровательной; кроме того, она носила много макияжа и очень открытую одежду, что приводило к тому, что её внешность была как у проститутки. Описать её словом «лисица» было бы наиболее подходящим.

Однако, Хуань Цзюань была не так проста, как простая женщина с очаровательной сексуальной привлекательностью. Её сила была не хуже чем у Ван Янь и Цзян Хао. Красивая женщина могла очаровать других. В таком случае, что насчёт сильной красивой женщины? Они были по существу богинями, стоя над головами бесчисленных мужчин.

Если было сказано, что Ван Янь и Цзян Хао стали причиной того, что сердца бесчисленных учениц бились сильнее, тогда Хуань Цзюань могла возбудить бесчисленное количество учеников-мужчин, и даже заставить их добровольно носить ее на руках.

Вдруг кто-то сказал:

– Хотя эта троица сильна, я слышал, что среди учеников этого года самый сильный ученик не из Трёх Лесов Бирюзового Дерева, а ученик Монастыря Ориона.

– Дорогой друг, ты говоришь о юнце по имени Юань Цин? – спросил кто-то.

– Да, это точно Юань Цин. Он единственный человек в истории, которому удалось запустить Бессмертную Иглу Древней Эпохи. Талант этого ребёнка просто превосходит всех остальных. Вероятно, его будущие достижения будут безграничны, – ответил человек, который сказал первым.

– Верно, верно. Как вышло, что люди из Монастыря Ориона ещё не здесь? Я правда хочу увидеть грациозную осанку Юань Цина, – в этот момент толпа кивнула. Выражения ожидания заполнили их лица.

За эти пару месяцев Монастырь Ориона сконцентрировался, чтобы распространить новости о том, что Юань Цин запустил Бессмертную Иглу Древней Эпохи по всему широкому Домену Южного Леса. Хотя Домен Бирюзового Дерева был пугающе огромным, после того, как новости были распространены Монастырём Ориона, число людей, которые еще не знали о достижениях Юань Цинна, было ничтожно малым. По крайней мере, все члены основных сил знали об этом.

Это привело к тому, что Юань Цин стал мощной фигурой, к которой никто не решался подойти, гением, на которого все смотрели снизу вверх. Были даже люди, которые считали, что статус сильнейших демонов на Горе Бирюзового Дерева также будет затронут Юань Цином. И вновь, ещё один персонаж уровня демона присоединился к их рядам.

– Быстро, смотрите, это люди из Монастыря Ориона. Они, наконец, прибыли.

Внезапно кто-то закричал и указал на юг. В этот момент практически все люди на этой огромной площади сместили свои взгляды на север.

Глава 1112 – Опоздание

Около тысячи огромных военных кораблей медленно летели с юга площади. По бокам группы кораблей находилось множество различных огромных зверей. На абсолютно всех этих огромных зверях стоял доблестный и грозный человек.

Судя по многочисленным колеблющимся баннерам, толпа могла сказать, что это был Монастырь Ориона. В сравнении с предыдущими годами демонстрация экстравагантности Монастыря Ориона было особенно подавляющей. По крайней мере, это было во много раз зрелищнее, чем во все предыдущие годы, и ничуть не хуже, чем появление Трёх Лесов Бирюзового Дерева.

– Монастырь Ориона, а у вас действительно есть мужество. Разве у вас не один только Юань Цин чего-то стоит, а вы всё равно осмелились действовать так высокомерно, – видя показуху, устроенную Монастырём Ориона, некоторые ученики из Трёх Лесов Бирюзового Дерева кривили губы и издевались.

Как ученики Трёх Лесов Бирюзового Дерева, они искренне считали себя королями среди тысяч дочерних сил. Хотя и Монастырь Ориона, и Секта Вознесения были первоклассными дочерними силами, они не думали, что те могут хоть как-то с ними сравниться.

Однако теперь, когда Монастырь Ориона вырастил Юань Цина, это стало причиной того, что многие люди подумали, что их Ван Янь, Цзян Хао и Хуань Цзюань из Трёх Лесов Бирюзового Дерева, их гении, были несопоставимы с Юань Цином. Это, естественно, вызывало у них большое количество недовольства.

И сейчас Монастырь Ориона на самом деле решил устроить подобное шоу, что не уступало их собственному; это было эквивалентно тому, что Монастырь Ориона объявлял толпе, что они были не хуже Трёх Лесов Бирюзового Дерева, и вместо этого были настоящим королем среди дочерних сил. Это вызывало крайнее недовольство у учеников Трёх Лесов Бирюзового Дерева.

– Шшш, тише, слава Юань Цина достигла Горы Бирюзового Дерева. По словам одного надежного источника информации, Гора Бирюзового Дерева планирует сосредоточиться на развитии Юань Цина. Кроме того, все три Директора отдали приказ, чтобы все ученики и старейшины наших Трёх Лесов Бирюзового Дерева не смели конфликтовать с людьми Монастыря Ориона, и мы должны приложить все усилия, чтобы сохранить наши отношения с Монастырём Ориона, – сказал другой ученик тихим голосом.

– Я знаю об этом. Тем не менее, смотреть на это все равно крайне неприятно. Их жалкий Монастырь Ориона всего лишь дал рождение одному хорошему ученику, который сумел активировать Бессмертную Иглу Бирюзового Дерева, и всё же привело к тому, что они вести себя так, будто они выше нас. Разве это не слишком высокомерно? – у этого ученика все равно на лице отражалось недовольство.

– Мы все были в Бессмертном Пруду Древней Эпохи. Я считаю, что ты должен знать о давлении в самом глубоком регионе Бессмертного Пруда Древней Эпохи. С древних времён бесчисленные гении пытались активировать её, но никто не смог этого сделать. И всё же, этот Юань Цин сумел совершить этот подвиг. Это означает, что он на самом деле исключительный талант.

– Кроме того, ходят слухи, что лишь одному человеку удавалось активировать Бессмертную Иглу Древней Эпохи перед Юань Цином. Что касается личности этого человека, он был Сильнейшим Боевым Императором десять тысяч лет назад, Цин Сюаньтянь. Юань Цину удалось совершить то, что лишь Цин Сюаньтянь мог сделать. Это означает, что он может обладать потенциалом, чтобы стать вторым Цин Сюаньтянем.

– Если ему не удастся стать величественной фигурой, то пусть так и будет. Тем не менее, если он все же сможет это сделать, тогда, не упоминая нашего Восточного Леса Бирюзового Дерева, я боюсь, что даже вся Гора Бирюзового Дерева должна будет склониться перед ним и относиться к нему как к сокровищу. Таким образом, не удивительно, что три Владыки Директора изменили свое отношение к Монастырю Ориона на сто восемьдесят градусов, – продолжил ученик.

– Эх… – несмотря на то, что ученики из Трёх Лесов Южного Дерева чрезвычайно этого не хотели, они все же понимали серьезность этого дела. Таким образом, не важно, что они этого не желали, они могли лишь подчиниться приказам, данными их директорами.

В конце концов, намерение трёх директоров было предельно ясным: Юань Цин обладал возможностью стать вторым Цин Сюаньтянем. И всё же, также была возможность, что он не сможет стать вторым Цин Сюаньтянем. Если он сумеет стать видной фигурой, тогда поддержание дружественных отношений с Монастырём Ориона было бы, естественно, обоснованным.

Однако, если Юань Цин не возвысится, тогда, зная характер трёх директоров, они, вероятно, прекратят пытаться сохранить дружественные отношения с Монастырём Ориона. Вместо этого, они вновь выступят против Монастыря Ориона, и даже вполне возможно, что они полностью его раздавят.

Таким образом, все ученики Трёх Лесов Бирюзового Дерева хранили надежду в своих сердцах – что Юань Цин провалится и не сможет возвыситься. Что касалось того, что им нужно было делать прямо сейчас – просто смиренно терпеть. Как только Юань Цин провалится в восхождении в последующие несколько лет, они смогут добиться яростного возмездия.

В этот момент, под взглядами десятков тысяч людей, формация Монастыря Ориона начала медленно спускаться. Директор Монастыря Ориона, а также многочисленные старейшины и основные ученики начали появляться.

Однако, человек, на котором все сосредоточились, был не директор Монастыря Ориона. Вместо этого их внимание было сосредоточенно на юноше рядом с директором Монастыря Ориона. Это было потому, что этот юноша был Юань Цином.

Сейчас развитие Юань Цина уже достигло Боевого Короля третьего ранга. Естественно, что он смог повысить своё развитие на один ранг за такой короткий период времени, только потому, что Монастырь Ориона уделил ему огромное количество внимания и потратил на него колоссальное количество ресурсов.

Хотя Юань Цин был сильным, Монастырь Ориона был способен ежегодно посылать одного или двух учеников его уровня на Гору Бирюзового Дерева. Однако, когда Юань Цин активировал Бессмертную Иглу Бирюзового Дерева, всё изменилось.

Таким образом, Монастырь Ориона решил потратить все свои ресурсы на развитие Юань Цина, чтобы он стал самым сильным учеником, и возложить на него все свои надежды.

– Это Юань Цин? Он на самом деле талантливый человек.

– Легенда гласит, что самый сильный представитель человеческой расы за всю историю, Цин Сюаньтянь, также некогда активировал Бессмертную Игру Древней Эпохи. Однако, после него не было никого, кто сумел бы активировать Бессмертную Иглу Древней Эпохи. Кроме того, это не было ограничено одной лишь человеческой расой; никто из расы чудовищных зверей также не сумел активировать её прежде.

– И всё же, Юань Цин на самом деле сумел совершить такой подвиг. Этого было достаточно, чтобы показать, как талантлив этот ребёнок. Он абсолютно точно необыкновенный персонаж, и даже может стать вторым Цин Сюаньтянем. Кажеться, что Монастырь Ориона возвыситься из-за этого ребёнка.

После того, как Юань Цин появился, толпа начала кипеть. Все возможные силы начали обсуждать его. Кроме людей из Трёх Лесов Бирюзового Дерева, которые были немного скептичны и недовольны, большинство других людей верили, что это был Юань Цин, человек, который активировал Бессмертную Иглу Древней Эпохи.

Кроме того, взгляды, с которыми они смотрели на Юань Цина, также были весьма своеобразными; в их взглядах были благоговение и обожание. Однако, нельзя было винить их, потому что запуск Бессмертной Иглы Древней Эпохи принес славу человеческой расе. Таким образом, многие люди полагали, что это Юань Цин принёс им славу, и чувствовали гордость за Юань Цина.

На самом деле, в этот момент директора Трёх Лесов Бирюзового Дерева, их высшие эшелоны старейшин управления, а также Ван Янь, Цзян Хао и Хуань Цзюань взяли на себя инициативу отправиться на флагманский корабль Монастыря Ориона, чтобы подружиться с ними.

Видя трёх гордых и загадочных директоров Трёх Лесов Бирюзового Дерева и их учеников, прибывших на военный корабль Монастыря Ориона с улыбками на лицах, как они заговорили с директором Монастыря Ориона и учениками, толпа поняла, что возвышение Монастыря Ориона неизбежно. Что касалось этого, это всё было из-за гениального ученика, появившегося в Монастыре Ориона, Юань Цина.

*Грохот, грохот*

*Аоуууу*

Сразу же после того, как Монастырь Ориона спустился, и толпа загомонила, взрывной грохот, и пронзительные крики птиц раздались с далёкого горизонта.

Повернув головы по направлению к источнику звука, все увидели другую группу колоссальных военных кораблей, появившихся на горизонте. Это была другая группа, прибывшая в идеальной формации. Каждый из этих кораблей был настолько большим, что они закрывали небо и покрыли землю. Было в общей сложности несколько сотен таких кораблей. Хотя это было не настолько экстравагантно, как демонстрация Монастыря Ориона, это было не намного хуже.

Эту корабельную формацию окружали бесчисленные большие птицы. Эти птицы были чрезвычайно красивыми. С первого же взгляда можно было легко узнать, что это были уникальные птицы Секты Вознесения, Птицы Вознесения.

– В этот раз Секта Вознесения появилась довольно поздно, – видя приближающуюся формацию Секты Вознесения, директора трёх Лесов Бирюзового Дерева выразили лёгкую улыбку на своих лицах.

Однако, по сравнению с ними, улыбка на лице Монастыря Ориона была сложной. В прошлом, Три Леса Бирюзового Дерева были сильнейшими среди пяти первоклассных дочерних сил; это было чем-то несомненным. Что касалось Монастыря Ориона и Секты Вознесения, в прошлом они были равны по силе. Таким образом, среди первоклассных дочерних сил, был только один оппонент для Монастыря Ориона; и это была Секта Вознесения.

Однако, в последние пару лет, сила Секты Вознесения становилась все сильнее и сильнее. Вне зависимости от того, была ли это сила их учеников или их численность тех, кто был отправлен на Гору Бирюзового Дерева, они во всем превосходили Монастырь Ориона, наступая на их гордость, и выдворив Монастырь Ориона на нижнюю позицию среди пяти первоклассных дочерних сил.

Однако, сейчас ситуация была иной. Ученик уровня злодея, Юань Цин, появился в их Монастыре Ориона. Даже высокомерные и неприкосновенные Три Леса Бирюзового Дерева, которые верили, что они были королями, взяли на себя инициативу, чтобы подружиться с их Монастырём Ориона. По этой причине Секта Вознесения, естественно, не смогла бы сравниться с Монастырём Ориона.

Таким образом, директор Монастыря Ориона был полон ожиданий. Он действительно с нетерпением ожидал появления Директора Секты Вознесения, этого старого соперника, который будет кланяться и вставать на колени перед ним.

Однако, он никогда бы не подумал, что Секта Вознесения, которую он сейчас ни во что не ставил в своём уме, на самом деле также обладала выдающимся козырем. Кроме того, этот козырь был кем-то с настоящими способностями.

Глава 1113 – Ревность и соперничество

Вне зависимости от того, какого рода глазами Три Леса Бирюзового Дерева и Монастырь Ориона смотрели на Секту Вознесения, в глазах остальных Секта Вознесения всё ещё была одной из пяти первоклассных сил. Даже после величественного прибытия четырёх других первоклассных дочерних сил, прибытие Секты Вознесения привлекло большое количество внимания.

Под внимательными взглядами толпы военные корабли Секты Вознесения опустились на площадь, и их ученики и старейшины вышли на сцену. Секта Вознесения не скрывала своих сил, и любой присутствующий с достаточной силой и обладающий силой духа мог бы запросто определить их развитие.

В этот момент больше всего внимания толпы, естественно, было сосредоточено на четырех с лишним тысячах учеников Секты Вознесения. В конце концов, сила этих учеников была настоящей демонстрацией силы Секты Вознесения.

– В этом году выступление Секты Вознесения вполне неплохо. По сравнению с прошлыми годами не такая уж и большая разница между числом учеников или качеством тех учеников, кого они привели с собой. Это должно быть обычно хорошо, но так как они также первоклассная дочерняя сила, по сравнению с другими четырьмя, они кажутся относительно непритязательными.

– Верно. Коли так, разве это не означает, что Секта Вознесения стала самой слабой среди пяти первоклассных дочерних сил?

После проверки силы учеников Секты Вознесения, толпа не могла сдержаться от сравнения их с учениками Трёх Лесов Бирюзового Дерева и Монастырём Ориона.

Хотя общее качество учеников было более или менее то же самое, оставалось, что Три Леса Бирюзового Дерева и Монастырь Ориона обладали Ван Янем, Цзян Хао, Хуань Цзюань и Юань Цином, четырьмя гениями с развитием Боевого Короля третьего ранга, и славой, которая распространилась по всему Домену Бирюзового Дерева. Таким образом, по сравнению с ними, Секта Вознесения казалась несколько хуже.

*Аоуу*

Однако, именно в этот момент, крик птиц раздался на горизонте. Птица Вознесения опустилась с неба. В этот момент фигура появилась перед глазами толпы.

Это была женщина. Ей белое платье трепетало на ветру, а её внешность была абсолютной красоты; она выглядела, как богиня. Кроме того, она обладала развитием Боевого Короля третьего ранга.

Её прибытие сразу привлекло внимание толпы. Это было потому, что она была на самом деле очень красивой. Она была не только красивой, она также казалась очень юной. Судя по её светлой и нежной коже, было ясно, что она была моложе двадцати лет.

С таким развитием в таком юном возрасте, что это означало? Это означало, что эта девочка обладала исключительным талантом. В противном случае, как она могла получить такое развитие в таком юном возрасте?

– Кто эта цыпа? Как вышло, что я никогда раньше не слышал о ней? Секта Вознесения очень хорошо ее прятала, – в этот момент даже глаза Ван Яня засияли, а взгляд стал несколько сложным.

Кто-то калибра Ван Яня не был человеком, которому не хватало внимания красоток. Что касалось женщин, которые что-то значили в его глазах, они были очень немногочисленными и редкими. Однако, Бай Жочэнь отличалась от обычных женщин. Её внешность могла называться абсолютной красотой, без изъянов. Кроме того, она обладала леденящей аурой, которая отталкивала остальных на тысячу миль.

Когда такая абсолютная красота была слита с такого рода отталкивающей ледяной аурой, это заставляло Бай Жочэнь казаться потустороннеё богиней, которая становилась причиной того, что смертные были невольно привлечены ею.

Короче говоря, появление Бай Жочэнь стало причиной того, что все забыли о Хуань Цзюань. По сравнению с Хуань Цзюань, которая была покрыта макияжем и одета как проститутка, естественная красота Бай Жочэнь казалась даже более драгоценной. Она была по-настоящему прекрасной красоткой.

Таким образом, не только Ван Янь, практически все присутствующие мужчины были очарованы ею. Даже глаза некоторых старейшин, которые жили несколько сотен лет, начали светиться, когда их сердцебиение ускорились, как будто они смотрели на свою первую любовь.

Однако, это было нормально. В конце концов, каждый обладал сердцем, чтобы любить красоту. Это не было ограничено одними только похотливыми причинами, некоторые просто наслаждались красотой.

– Ван Янь, ты на самом деле плохо информирован. На самом деле я уже знал, что Секта Вознесения прятала такую маленькую красавицу, – в этот момент сказал Цзян Хао.

– Старший брат Цзян, могу я узнать, кто эта женщина? – услышав эти слова, Юань Цин не смог сдержаться и спросил.

– Хе, младший брат Юань Цин, может ли быть, что ты заинтересован в этой женщине? – услышав вопрос, Цзян Хао подразнил с лукавой улыбкой.

– Каждый обладает сердцем, чтобы любить красоту. Женщины вроде неё, редкость в этом мире. Может ли быть, что оба старших брата не прельстились ею? – Юань Цин слегка улыбнулся. Он не только не отрицал этого, а вместо этого объявил, что он был очарован Бай Жочэнь.

– Хахаха… В конце концов, мы же мужчины, которые понимают других мужчин, – оба, и Цзян Хао, и Ван Янь начали смеяться. Они также косвенно подтвердили предположение Юань Цина.

Старейшины и директора четырёх сил также слышали их разговор. Однако, никто ничего не сказал об этом. Это было потому, что эти трое собирались стать учениками Горы Бирюзового Дерева. Кроме того, их будущие достижения должны быть безграничными. Кто знал, когда они смогут превзойти себя. Таким образом, в этот момент ни один из директоров не сделал им замечание, пользуясь своим положением директора.

– Ван Янь, Цзян Хао, разве вы вдвоем не заявляли, что не соблазнитесь десятком тысяч цветов? Как вышло, что вы оба были очарованы маленькой девочкой из Секты Вознесения?

В этот момент Хуань Цзюань больше не могла молча смотреть на происходящее. Она тоже была женщиной, и всё же, она не смогла создать такой переполох, который создала Бай Жочэнь. Таким образом, было неизбежно, что она немного завидовала Бай Жочэнь.

– Эх, Хуань Цзюань, это то, чего тебе не понять. Ты знаешь, как зовут эту девочку из Секты Вознесения? Ты знаешь её личность?

– Позволь мне объявить тебе, её имя – Бай Жочэнь. В этом году ей исполнилось всего восемнадцать лет, она на десять лет младше, чем ты. И всё же, эта Бай Жочэнь самая старшая сестра учеников Секты Вознесения.

– Ты знаешь, почему она самая старшая сестра? Кроме обладания тираническим развитием, говорят, что её боевая сила также необычайная. Более того, у неё удивительная мать, загадочная мадам, на которой мастер Секты Вознесения женился два года назад, – сказал Цзян Хао.

– О? Так эта девочка на самом деле дочь той мадам? Не удивительно… – услышав объяснение Цзян Хао, Ван Янь и Юань Цин стали даже более заинтересованы в Бай Жочэнь.

Все они слышали слухи о матери Бай Жочэнь. Они знали, что ее мать была очень сильной и загадочной женщиной. И по сей день никто не знал имя её матери, или откуда она пришла.

Однако, оставалось, что она была крайне сильной. Это послужило причиной того, что Секта Вознесения начала становиться все сильнее после прибытия матери Бай Жочэнь. По существу, мать Бай Жочэнь была окутана тайнами, и многие люди с энтузиазмом ее обсуждали. В то же время, она также вызывала сдерживающий страх.

– Хватит вашего мусора. Почему я никогда не слышала о том, что у Мадам Мастера Секты Вознесения есть дочь? – Хуань Цзюань поджала губы. Она не верила Цзян Хао.

– Это что-то, что я слышал от моего друга в Секте Вознесения. Информация абсолютно правдивая. Если ты не веришь мне, мы можем заключить пари. Посмеешь? – сказал Цзян Хао с ослепительной улыбкой.

– Никто не станет заморачиваться с вашими бреднями, – Хуань Цзюань бросила косой взгляд на Цзян Хао. Она перестала обращать на него внимание. Однако, взгляд, которым она смотрела на Бай Жочэнь, стал несколько враждебным, как будто она смотрела на врага.

– Хе, как бы там ни было, я действительно люблю эту Бай Жочэнь. Я определённо заберу эту девочку себе, – в этот момент Юань Цин уверенно сказал эти слова.

– Хо, младший брат Юань Цин, ты так в этом уверен? – видя это, Ван Янь равнодушно улыбнулся. Казалось, за его словами что-то скрывалось. В то же время, похожая улыбка появилась на лице Цзян Хао.

Глава 1114 – Декларация альянса

– Старшие братья, если вы вдвоем действительно любите Бай Жочэнь, у нас может быть справедливая конкуренция. Однако, я уверен, что эта Бай Жочэнь будет моей, – Юань Цин был наполнен уверенностью. Когда он сказал эти слова, он развернул веер. Обмахиваясь веером, он заставил свои волосы развиваться на ветру. Это не только сделало его внешность очень элегантной и изящной, но и казалось, будто он что-то замыслил, чтобы получить Бай Жочэнь.

После того, как он случайно был провозглашен героем, который активировал Бессмертную Иглу Древней Эпохи, его уверенность достигла пугающего уровня. Хотя его гордость еще не достигла такого состояния, когда он смотрел свысока на всех живых существ, он достиг чрезвычайно тщеславного состояния.

По отношению к словам, сказанным Юань Цином, и его нынешнему поведению, Ван Янь и Цзян Хао просто улыбнулись, ничего не сказав. Только они вдвоем знали о значении их улыбок.

– А? Кто тот парень? Почему он так близко к Бай Жочэнь? – однако, именно в этот момент выражения Ван Яня и Цзян Хао сильно изменились. Их прошлые улыбки сменились гневом.

Повернув голову, чтобы посмотреть, Юань Цин также изменился в лице. Это было потому, что молодой парень появился рядом с Бай Жочэнь.

Этот молодой человек разговаривал и смеялся с Бай Жочэнь. Казалось, что они были очень близки. Самое главное, этот человек имел развитие всего лишь Боевого Короля первого ранга. Кроме того, он не был одет в форму ученика Секты Вознесения; было очевидно, что он был кем-то из другой силы.

– Это он? – когда Юань Цин узнал внешность этого парня, злость на его лице стала даже более заметной. Он даже начал слегка выпускать жажду убийства. Это было потому, что ему удалось с первого взгляда узнать этого человека, это был тот самый человек, который поставил его в неловкое положение, человек, которого он сильно ненавидел, Чу Фэн.

Со времен прошлых событий, ненависть Юань Цина к Чу Фэну, можно было сказать, достигла глубины костей. Таким образом, когда он увидел Чу Фэна рядом с Бай Жочэнь, заставляющего ледяную Бай Жочэнь улыбаться, ненависть в его сердце немедленно возросла. В то же время зависть поселилась в его сердце и в этот момент он действительно хотел разорвать Чу Фэна на куски.

Это было потому, что он стал слишком тщеславным, с того момента, как он положил глаз на Бай Жочэнь, он решил в своём тщеславном сердце, что Бай Жочэнь станет его будущей женой. И всё же, в этот момент, был иной мужчина, который был близок с его женой. Естественно, что он взбесился.

– Младший брат Юань Цин, ты знаешь этого щенка? – услышав восклицание Юань Цина, Ван Янь и Цзян Хао спросили вместе. На самом деле, не только они были заинтересованы в личности Чу Фэна; другие ученики также навострили уши, чтобы услышать ответ Юань Цина. Даже Хуань Цзюань с любопытством смотрела на Юань Цина.

– Хмм. Его имя Чу Фэн. Он не что иное, как мусорный ученик Южного Леса Бирюзового Дерева, – Юань Цин холодно улыбнулся. Он не стал особо распространяться о Чу Фэне.

Однако, и Ван Янь, и Цзян Хао могли ощутить, что была какая-то обида между Юань Цином и Чу Фэном. В противном случае, Юань Цин не стал бы так враждебно себя вести по отношению к нему. Таким образом, они спросили:

– Младший брат Юань Цин, может ли быть, что у тебя есть какого-то рода обида с этим Чу Фэном? Не переживай, после того, как ты присоединишься к Горе Бирюзового Дерева, твои старшие братья помогут тебе взять реванш.

– Он? Как мог такой мусор быть достоин моей обиды? В прошлом он вошёл в Бессмертный Пруд Древней Эпохи южного региона вместе со мной. Переоценив себя, он настоял на том, чтобы войти в самый глубокий регион Бессмертного Пруда Древней Эпохи вместе со мной. Я сумел активировать Бессмертную Иглу Древней Эпохи. А он? Он закончил тем, что заблудился и чуть не умер в Бессмертном Пруду Древней Эпохи. Он просто не стоит упоминания, – сказал Юань Цин в холодной манере.

– Он на самом деле заблудился в Бессмертном Пруду Древней Эпохи? В таком случае, он на самом деле мусор. Хахаха… – после того, как услышали эти слова, Ван Янь и Цзян Хао разразились громким смехом. Однако, вскоре они спросили со смущёнными лицами: – В таком случае, почему подобный мусор летит рядом с Бай Жочэнь? Разве он не ученик Южного Леса Бирюзового Дерева? Как вышло, что он с Сектой Вознесения?

Именно в этот момент директор Восточного Леса Бирюзового Дерева фыркнул:

- Кажется, что Секта Вознесения и Южный Лес Бирюзового Дерева сильно сблизились в последнее время.

Когда он сказа эти слова, его взгляд сменил направление. Когда толпа посмотрела в направлении его взгляда, они увидели, что два престарелых силуэта появились из военного корабля Секты Вознесения. Что касалось этих дух престарелых силуэтов, все узнали их; один был мастером Секты Вознесения, Чжоу Чжисянем, а другой директором Южного Леса Бирюзового Дерева, Сыкун Чжайсином.

– Когда эти двое сблизились? – видя это зрелище, не упоминая учеников вроде Юань Цина и остальных, даже директора Западного Леса Бирюзового Дерева, Северного Леса Бирюзового Дерева и Монастыря Ориона нахмурились в смятении.

По факту, это были не только они. В этот момент выражения всей толпы изменились. Они были полностью сконфужены тем, что происходило.

Столкнувшись с реакцией толпы, мастер Секты Вознесения, казалось, уже был готов к этому. Таким образом, он не только не был удивлён, он на самом деле ощущал, что толпа была достаточно шокирована. Таким образом, он кинул свой взгляд в толпу, почтительно обхватил свой кулак и громким голосом сказал:

– Поскольку здесь присутствуют все директора, это удобное время для меня, чтобы объявить об одном деле.

– Наша Секта Вознесения вошла в альянс с Южным Лесом Бирюзового Дерева. С этого дня, мы будем жить и умрём вместе. Я надеюсь, что директора позаботятся о нас в будущем.

Слова, сказанные мастером Секты Вознесения, были сказаны очень скучным и обыденным тоном. Однако, в момент, когда это достигло ушей толпы, они были крайне сильно шокированы этими словами. Секта Вознесения вступила в альянс с Южным Лесом Бирюзового Дерева? Это было просто непостижимо.

Нужно знать, что раньше Секта Вознесения и Южный Лес Бирюзового Дерева были двумя силами, которые были бесконечно далеки друг от друга. Никто и никогда не слышал, что между ними были какого-то рода отношения. И всё же, они внезапно вступили в альянс. Кроме того, мастер Секты Вознесения публично заявил, что они будут жить и умрут вместе, как будто они не позволят уйти тому, кто осмелится что-нибудь сделать Южному Лесу Бирюзового Дерева. Это было по-настоящему шокирующими мир новостями.

– Секта Вознесения действительно вступила в альянс с Южным Лесом Бирюзового Дерева? Как Южный Лес Бирюзового Дерева смог этого добиться? Какие же методы они использовали? Может ли быть, что это превратности судьбы? – по сравнению с остальными, теми, у кого были самые сложные чувства, сейчас были не Тремя Лесами Бирюзового Дерева или Монастырем Ориона, а вместо этого это был Павильон Грозового Облака.

Павильон Грозового Облака когда-то был силой, союзной с Южным Лесом Бирюзового Дерева. В прошлом они отправлялись в путь к Бессмертному Пруду Древней Эпохи вместе с Южным Лесом Бирюзового Дерева. Однако, из-за того, что они поняли, что Монастырь Ориона невзлюбил Южный Лес Бирюзового Дерева в Бессмертном Пруду Древней Эпохи, они разорвали союз с Южным Лесом Бирюзового Дерева.

С того дня они не только запретили своим ученикам входить в Бессмертный Пруд Древней Эпохи рядом с учениками Южного Леса Бирюзового Дерева, чтобы тренироваться рядом с ними; они даже внезапно объявили, что они больше не будут иметь никаких дел с Южным Лесом Бирюзового Дерева. Можно было сказать, что они разорвали все свои отношения с Южным Лесом Бирюзового Дерева. Что касалось причины, почему директор Павильона Грозового Облака сделал такую вещь, это было всё потому, что он хотел получить благосклонность Монастыря Ориона.

Однако, они не получили ничего, кроме пренебрежения и будучи обруганными некоторыми другими силами, его действия не принесли какой-либо благосклонности Монастыря Ориона. Это стало причиной того, что их Павильон Грозового Облака сильно пожалел о том, как решительно они разорвали все отношения с Южным Лесом Бирюзового Дерева. И сейчас этот Южный Лес Бирюзового Дерева на самом деле сумел вступить в альянс с Сектой Вознесения, первоклассной дочерней силой, это заставило их поникнуть еще сильнее.

В конце концов, независимо от того, была или не была Секта Вознесения слабейшей среди пяти первоклассных дочерних сил, она всё же была первоклассной дочерней силой. Для второсортной дочерней силы, вроде них самих, если бы им удалось наладить отношения с первоклассной дочерней силой, это означало бы, что они получили бы могущественного покровителя. По крайней мере, среди второклассных дочерних сил, едва ли был хоть кто-то достаточно смелый, чтобы запугивать их.

– Спустя многие годы, Секта Вознесения и Южный Лес Бирюзового Дерева вновь вступили в альянс. Это дело, достойное празднования. Мастер секты, директор, мои поздравления.

Именно в этот момент внезапно прозвучал престарелый голос. Обернувшись к источнику голоса, вся толпа испытала глубокое почтение. Старейшины Горы Бирюзового Дерева появились на сцене.

Глава 1115 – Белая Обезьяна Наполовину Боевой Император

Сместив свои взгляды в сторону источника голоса, все присутствующие увидели двадцать шесть старейшин, находившихся в воздухе, и двигающихся к толпе.

В то время, как те старейшины состояли как из мужчин, так и из женщин, они все были старыми и седовласыми. Все они обладали аурой бессмертных, а их длинные мантии развивались на ветру, когда они двигались. Это было на самом деле необыкновенное зрелище. Кроме того, все они обладали развитием Наполовину Боевого Императора.

Величие их совместного прибытия, когда они пришли к толпе с неба, было на самом деле бесподобным. Хотя на площади прямо сейчас были десятки тысяч людей, с точки зрения общей силы они были хуже этих двадцати пяти старейшин Горы Бирюзового Дерева.

Особенно белобородый старик, который возглавлял эту процессию. Его сила была слишком глубокой тайной. Скорее всего, он мог бы самостоятельно одолеть всех присутствующих директоров.

Старик не обладал высоким ростом. Что касалось его телосложения, оно также было очень худым и сморщенным; а его внешность была чрезвычайно гадкой. Кроме того, он показывал горб, когда шёл с согнутой талией. На первый взгляд он выглядел как старая, умирающая, седая обезьяна. Однако, ни один человек не смел быть неуважительным по отношению к нему. Даже директора Трёх Лесов Бирюзового Дерева не смели не уважить его.

Это было потому, что он был одним из старейшин управления Горы Бирюзового Дерева. Кроме того, из-за того, что его внешность была как у примата или обезьяны, люди прозвали его Белая Обезьяна Наполовину Боевой Император. Репутация Белой Обезьяны Наполовину Боевого Императора не была ограничена одним лишь Доменом Бирюзового Дерева. Он был известен во всей Святой Земле Воинственности. Что касалось его силы, она была чрезвычайно пугающей. Кроме того, человек, который говорил раньше, был именно этим человеком.

– Мы выражаем почтение Старейшине Белой Обезьяне. Мы выражаем почтение остальным старейшинам.

В этот момент директора, старейшины и ученики всех сил обхватили кулаки и почтительно выразили уважение двадцати шести старейшинам. Их голоса были наполнены благоговением, и раздавалась как гром, до самого горизонта, вторя за тысячи миль.

– Достаточно, достаточно, мы все уже старые знакомые. Не нужно вам всем быть такими скромными. Кроме того, все эти люди за мной раньше были вашими старыми подчинёнными. Причина, по которой я привёл их сюда, именно в том, чтобы мы могли поговорить о былых временах. Так что нет никакой необходимости показывать свое уважение, поскольку это вызовет лишь путаницу в старшинстве, – Белая Обезьяна Наполовину Боевой Император открыл свой большой рот и показал довольно уродливую и несколько вульгарно выглядящую улыбку. Однако, нужно было признать, что его смех был на самом деле весёлым и беззаботным.

Видя это, все присутствующие директора также начали смяться. В самом деле, кроме Белой Обезьяны Наполовину Боевого Императора, все остальные старейшины позади него были людьми, которых они узнали. Кроме того, все они были родом из пяти первоклассных дочерних сил.

Все они были учениками пяти первоклассных дочерних сил. Кроме того, они были самыми выдающимися учениками. После присоединения к Горе Бирюзового Дерева их слава и репутация только продолжали расти. После того, как закончился срок, когда они считались учениками, в момент, когда они получили выбор: покинуть Гору Бирюзового Дерева или остаться и стать старейшинами, они выбрали остаться и стать старейшинами.

Хотя они решили остаться на Горе Бирюзового Дерева, они всё же считали себя частью своих соответственных сил, в которых они состояли до того, как они присоединились к Горе Бирюзового Дерева. Когда они остались на Горе Бирюзового Дерева, их цель состояла в том, чтобы они могли помогать своим силам, и предоставлять определенные выгоды их ученикам на Горе Бирюзового Дерева. По факту, даже если они носили звания старейшин Горы Бирюзового Дерева, они всё ещё принадлежали пяти первоклассным дочерним силам. Единственной разницей было то, что они находились на Горе Бирюзового Дерева.

– Довольно глупых улыбок. Вам не так просто повидать друг друга, а потому идите и поговорите о былых временах со своими директорами, – Белая Обезьяна Наполовину Боевой Император махнул своей рукой. Видя это, двадцать пять старейшин позади него уважительно поклонились, а затем полетели к своим родным силам. Хотя это было лишь простое действие, каждый мог сказать, каким высоким статусом обладал Белая Обезьяна Наполовину Боевой Император. Он был настолько величественным, что никто не смел говорить о нём плохо.

Однако, двадцать пять Наполовину Боевых Императоров были отделены от пяти первоклассных дочерних сил. Что касалось других дочерних сил, ни одна их них не обладала никакими отношениями с теми двадцатью пятью Наполовину Боевыми Императорами.

Кроме того, из двадцати пяти, восемнадцать из них были людьми из Трёх Лесов Бирюзового Дерева. Что касалось остальных семи, три были из Монастыря Ориона и четверо были из Секты Вознесения. Хотя эти двадцать пять старейшин были определенно не всей силой пяти первоклассных дочерних сил, выращенные на Горе Бирюзового Дерева, можно было всё же косвенно сказать о разнице в силе между пятью дочерними силами на Горе Бирюзового Дерева.

– Сейчас более или менее пора. Правила остаются теми же, те, кто желает принять участие, могут следовать за мной. Те, кто не желает, могут остаться здесь. Сюда придут старейшины, которые позже вами займутся, – внезапно, Белая Обезьяна Наполовину Боевой Император взмыл в небо. С руками за спиной и согнутой талией, он медленно направился к самому глубокому региону Горы Бирюзового Дерева.

Видя это, старейшины и ученики из пяти первоклассных дочерних сил двинулись вперёд и последовали за ним. Было также множество людей из других дочерних сил, которые направились следом.

Что касалось того, что они собирались делать, это было принятие участие в так называемом «Состязание Командиров».

Как ученики, приведённые дочерними силами, все они обладали квалификацией стать основными учениками. Таким образом, они могли стать основными учениками, не проходя никаких тестов.

Однако, это «Состязание Командиров» было использовано как инструмент для вознаграждения лучших учеников. Любой желающий мог принять участие в этом. В то же время они могли решить не принимать участия.

Что касалось того, чем именно было это «изящное театральное представление», это было на самом деле всего лишь поиском определенных флагов в очень обширной формации.

Эти флаги были соответственно Флагом Командующего, Флагом Генерала, и Флагом Солдата.

Был только один Флаг Командующего, три Флага Генерала и девяносто Флагов Солдат. Основываясь на типе флага, который был найден, появлялись разного рода знаки. Кроме того, они могли обменять флаг, который они получили на различные награды на Горе Бирюзового Дерева.

Что касалось наград, они все были предопределены. Поскольку Флаг Командира было сложнее всего найти, он был признан самым драгоценным. Кем бы он ни был, тот кто получит Флаг Командира, получит территорию в центральном регионе Горы Бирюзового Дерева. На этой территории будут построены несколько роскошных дворцов и будут предоставлены слуги отличного качества. Он также получит для тренировок Боевые Навыки Земного Табу без каких-либо ограничений. Кроме того, им будет дано одно Королевское Оружие высокого качества, десять тысяч Боевых Жемчужин, а также тысяча очков достижений.

Для тех, кому удалось бы получить Флаг Генерала, их вознаграждение было бы намного хуже. В то время, как они тоже получат слуг, чтобы те служили им, слуги будут не самого лучшего качества. Им будет позволено изучить Боевой Навык Земного Табу, но они будут ограничены изучением только одного. Что касалось Боевых Жемчужин, им будет выдано только пятьсот. Относительно очков достижений, они получат только сто.

Что касается тех, кому удастся получить Флаг Солдата, они получат всего лишь десять очков достижения, без каких-либо дополнительных выгод.

Что касается очков достижений, они могли считаться валютой на Горе Бирюзового Дерева. В то время, как они могут быть использованы только на Горе Бирюзового Дерева, независимо от того, была ли это попытка изучения Боевого Навыка, получение ресурсов развития или даже возможности тренироваться в специальных местах, для всего этого требовалась плата в виде очков достижений.

Что касается того, как получить эти очки достижений, кроме как получить в качестве вознаграждения от Горы Бирюзового Дерева, их также можно было получить, выполняя различные миссии. По завершении миссий различной сложности, можно было бы получить разное количество очков достижений. По существу, очки достижений были чрезвычайно важными для учеников Горы Бирюзового Дерева, и можно было сказать, что были абсолютно необходимыми, и чем больше их у тебя было, тем лучше.

Для учеников, которые только присоединились к Горе Бирюзового Дерева, десять очков достижений были достаточно хорошей наградой. Что касалось награды в тысячу очков достижения для того, кто получит Флаг Командира, можно было сказать, что это было целым состоянием.

Однако, самый важный момент был в том, что тот, кто сможет получить Флаг Командира, получит огромную славу. Кроме того, с древнейших времён, человек, который сумел получить Флаг Командира, всегда становился сильным индивидом в главном регионе, наполненном гениями, и становился великим персонажем.

Таким образом, ученики всех сил, особенно те прославленные гении, все ставили своей целью получить Флаг Командира. Это было потому, что если они получат Флаг Командира, это не только будет честью для них, но и они будут оценены старейшинами Горы Бирюзового Дерева. Короче говоря, это было бы эквивалентно закладу очень хорошего задела на будущее.

В конце концов, независимо от того, что они совершили в прошлом, или как знамениты они были сейчас, это всё не было связано с Горой Бирюзового Дерева. Только получив славу на Горе Бирюзового Дерева, они на самом деле могли быть признаны теми, кто был на Горе Бирюзового Дерева.

Глава 1116 – Состязание Командиров, старт

В этот момент большинство директоров и учеников последовали за Белой Обезьяной Наполовину Боевым Императором.

Однако, было также много тех, кто решил остаться. Это было потому, что они знали, что у них нет надежды на получение какого-либо флага. Таким образом, вместо того, чтобы позориться, они решили спокойно присоединиться к Горе Бирюзового Дерева и послушно стать основными учениками. Может быть, таким образом, они могли бы обеспечить возможность стать сильнее в будущем.

В конце концов, всего несколько человек сможет получить флаги в таком состязании. С силой их оппонентов, для них было бы нормально не суметь получить флаг.

Однако, всегда будет множество людей, которые захотят получить выгоды в хаосе и испытать свою удачу. Таким образом, это привело к тому, что хотя в целом там было меньше ста флагов, всегда будет не меньше десяти тысяч участников в Состязаниях Командиров.

Под руководством Белой Обезьяны Наполовину Боевого Императора, Чу Фэн и остальные прибыли на территорию проведения состязания. Это был горный хребет в небе. Чтобы быть более точным, это был лес из камней в небе.

В этот момент перед глазами Чу Фэна и остальных были камни, которые простирались настолько далеко, насколько их глаза могли видеть. Эти камни были очень странными. Их размер и формы были различными. Самые маленькие были размера всего с арбуз, в то время как более крупные из них достигали километра в высоту, словно огромные горы, воздвигнутые в небе.

Что касалось этих камней, они все были изолированы друг от друга. Кроме того, особые руны и символы были начертаны на всех этих камнях. Когда они мерцали и плавали в небе, они казались очень красивыми и прекрасными.

– Я думаю, что вы все уже знаете правила Состязания Командиров. Таким образом, я не буду утруждать себя лишними словами. У меня есть лишь одна фраза, которую я хочу сказать всем вам: желаю вам удачи.

После прибытия в это место, Белая Обезьяна Наполовину Боевой Император махнул своей рукой, указывая толпе, что можно отправляться в лес камней. Что касалось учеников, никто не мешкал после старта. Один за другим, они полетели в широкий лес камней, который заполнил их поле зрения, стремясь к возможности получить флаг.

Фактически, правила Состязаний Командиров и в самом деле были очень простыми. Было в общей сложности девяносто четыре флага. Что касалось этих флагов, они все были спрятаны в этих камнях.

Тем не менее, нужно было самостоятельно выяснить, где были спрятаны эти флаги. Кроме того, из-за особых духовных формаций, которые были размещены в этих камнях, никто не мог с помощью грубой силы разломать их на части. Потому нужно было использовать техники духовной формации, чтобы развеять духовные формации на камнях и определить, был ли спрятан внутри флаг.

Что касалось вскрытия духовных формацией, это был длительный процесс. Если чьё-то зрение было плохим, и он выбирал не тот камень, они бы поняли это только тогда, когда уже разбили формацию, и потратили бы большое количество времени. Время, которое было потрачено впустую, было бы эквивалентно тому, что они потеряют и лучшие шансы, чтобы найти флаги. Таким образом, все ученики были осторожны в своих действиях, и сразу устремились в глубины леса камней. Это было потому, что во все предыдущие годы флаги были в основном скрыты в глубинах леса камней.

В этот момент Чу Фэн и Бай Жочэнь летели рядом друг с другом. За ними следовали ученики Секты Вознесения и Южного Леса Бирюзового Дерева. Эти ученики не сразу пошли своими путями, чтобы искать флаги. Вместо этого они были полностью сосредоточены на следовании за Чу Фэном и Бай Жочэнь, как охрана, защищающая своих командиров, и в то же время, они держались на определённом расстоянии от них. Чу Фэн и Бай Жочэнь были ни быстрыми, ни медленными. Они вдвоем использовали свои особые методы, чтобы внимательно проверить окружающие камни.

– Младшая сестра Бай, как ты думаешь, среди нас двоих… – сказал Чу Фэн с улыбкой на лице после осмотра камней.

– Кто ты такой, чтобы называть меня младшей сестрой? – Бай Жочэнь бросила косой взгляд на Чу Фэна. Недовольным тоном она сказала: – Зови меня старшей сестрой.

В этот момент ученики Секты Вознесения, которые следовали за ними, также нахмурились. Чу Фэн на самом деле был первым человеком, который посмел говорить с Бай Жочэнь в такой манере. Однако, после того, как они увидели, что Бай Жочэнь только бросила косой взгляд на Чу Фэна и на самом деле даже не разозлилась, они ощутили, что это было ещё более непостижимое событие. Это было потому, что реакция Бай Жочэнь в этот момент, судя по её темпераменту, на самом деле могла быть описана как очень обходительная.

– Не важно, как ученики твоей Секты Вознесения обращаются к тебе, я не ученик твоей Секты Вознесения. Как бы там ни было, я расставляю старшинство согласно возрасту. Если ты скажешь, что твой возраст старше моего, тогда я с радостью буду обращаться к тебе как к старшей сестре, – сказал Чу Фэн с сияющей улыбкой.

– Ты… забудь об этом, делай что хочешь, – Бай Жочэнь потеряла дар речи из-за Чу Фэна. Она явно была младше, чем Чу Фэн; таким образом, у неё не было причин говорить, что она была старше, чем он, потому что это было бы эквивалентно тому, что сказать, что она была более старой, чем Чу Фэн. С тем, как молода и нежна она была, как могло быть возможно, что она пошла бы на такое, чтобы называть себя старой?

Что касалось Чу Фэна, после того, как он пообщался с Бай Жочэнь в течение последних месяцев, он уже понял ее темперамент, и уже мог догадаться о том, как Бай Жочэнь будет реагировать. Однако, он не спешил показать свою победу. Вместо этого он махнул рукой ученикам Секты Вознесения и Южного Леса Бирюзового Дерева, которые следовали за ними и сказал:

– Что вы все делаете, следуя за нами? Быстрее, идите и ищите флаги.

– Э… – после того, как все услышали, что сказал Чу Фэн, ученики Южного Леса Бирюзового Дерева переглянулись, перед тем, как уйти.

Однако, ученики Секты Вознесения были поражены действиями Чу Фэна и широко открыли рты в потрясении. Действия Чу Фэна были слишком очевидными. Он открыто прогонял их.

Однако, кем был Чу Фэн? Какого рода статусом и силой он обладал? Он был всего лишь учеником Южного Леса Бирюзового Дерева. В то время, как прогонять учеников Южного Леса Бирюзового Дерева еще было нормально, что давало ему право прогонять их? Хотя они знали, что их Секта Вознесения вошла в альянс с Южным Лесом Бирюзового Дерева, они всё же в своих глазах ни во что не ставили учеников Южного Леса Бирюзового Дерева.

Однако, именно в этот момент, все самые сильные и могущественные ученики Секты Вознесения на самом деле, не говоря ни слова, начали поспешно уходить.

Эти ученики, которые ушли первыми, были теми, кто тренировались в Пагоде Южного Леса Бирюзового Дерева в тот день. Они на своей шкуре испытали могущественную силу Чу Фэна, и видели своими собственными глазами, как Бай Жочэнь была побеждена Чу Фэном. Таким образом, они очень хорошо понимали, насколько силён был Чу Фэн, и, естественно, не смели не подчиниться ему.

Однако, из-за того, что эти ученики не распространялись о событиях, которые случились в тот день, даже среди учеников Секты Вознесения, только несколько из них знали силу Чу Фэна. Таким образом, когда невежественные ученики увидели своих старших братьев и сестёр, которые почтительно подчинились команде Чу Фэна и спокойно ушли, их умы были полностью затуманены вопросами.

Однако, после того, как они видели, что Чу Фэн смел говорить в подобной манере с Бай Жочэнь, и Бай Жочэнь на самом деле ничего с этим не делала, они сумели, более или менее, осознать, что этот ученик Южного Леса Бирюзового Дерева был, вероятно, необыкновенным. По крайней мере, он был очень хорошо знаком с Бай Жочэнь, потому что ни один ученик Секты Вознесения не смел говорить с Бай Жочэнь в подобной манере. На самом деле, это было потому, что у них не было возможности подойти к Бай Жочэнь. После сильных колебаний, ученики Секты Вознесения начали уходить один за другим.

– Хе. Скажи, как ты думаешь, кто из нас двоих получит Флаг Командира? – Чу Фэн посмотрел на Бай Жочэнь с ослепительной улыбкой. Его глаза говорили о том, что он что-то задумал.

– Ты сможешь получить Флаг Командира, – ответила Бай Жочэнь уверенным голосом. Она ответила, даже не задумываясь.

– Что? Как возможно, что ты так не уверена в себе? Это на тебя не похоже, – после того, как он услышал ответ Бай Жочэнь, Чу Фэн выразил удивление. Неизбежно, он был несколько разочарован, поскольку его коварный план был разрушен.

Первоначально, Чу Фэн хотел воспользоваться гордостью Бай Жочэнь и сыграть с ней в азартную игру, чтобы он мог получить от неё некоторые выгоды. Однако, он никак не ожидал, что она на самом деле даст подобный ответ, полностью разрушив его коварный план.

Глава 1117 – Притеснение Бай Жочэнь

Бай Жочэнь не ответила Чу Фэну прямо. Вместо этого она сначала взглянула на их окружение, и, обнаружив, что никого нет рядом с ними, сказала:

– Твои глаза крайне особенные. Они даже сильнее, чем мои методы исследования. Как только ты решишь начать поиски в полную силу, и тебя не будет преследовать слишком много неприятностей, тогда этот Флаг Командира, наиболее определённо, станет твоим.

– Э… – в этот момент Чу Фэн лишился дара речи. Хотя его Глаза Небес были очень острыми, он натренировал их до такого состояния, где остальным было очень сложно обнаружить их. И всё же, Бай Жочэнь удалось их обнаружить. Это удивило Чу Фэна.

– Пошли. Я не стану бороться за Флаг Командира. Однако, если возможно, я хочу, чтобы после того, как ты найдёшь Флаг Командира, ты помог мне найти Флаг Генерала, – внезапно спросила Бай Жочэнь просящим тоном.

– Хо, ты на самом деле хочешь моей помощи? Это по-настоящему редкий случай, – в этот момент удивлённое выражение на лице Чу Фэна стало даже более отчетливым.

– Сейчас я стою на той же стартовой линии, что и ты. Я тоже хочу получить возможность взять хороший старт. Хотя сто очков достижений это не так уж и много, но чем отдавать их другим, лучше мне забрать их себе. Поэтому я намерена получить Флаг Генерала. Поскольку дочерние силы, откуда мы, находятся в альянсе, ты, естественно, должен помогать мне, – Бай Жочэнь посмотрела на Чу Фэна с очень серьёзным выражением, используя свою красивую пару глаз.

– Альянс? Ты на самом деле используешь это в качестве оправдания? – Чу Фэн выразил беспомощность на лице. Он чувствовал, что он потерпел поражение от Бай Жочэнь. С тем, как серьёзны были её выражение лица и слова, он на самом деле не имел никаких оснований отказать ей.

Однако, мысль появилась в его сознании. Чу Фэн лукаво засмеялся и сказал:

– У меня есть два условия. Как только ты согласишься с один из них, я помогу тебе.

– Какие условия? – спросила Бай Жочэнь.

Чу Фэн не ответил ей. Вместо этого он проявил бесстыдную улыбку, и сказал очень вульгарным тоном:

– Позволь мне поцеловать твои маленькие губы.

– Ты… бессовестный! – услышав эти слова, щёки Бай Жочэнь немедленно покраснели. В то же время злость наполнила её глаза. Не говоря больше слов, она махнула своим рукавом и продолжила уходить.

Если бы кто-то, кроме Чу Фэна, сказал ей эти слова, она бы уже дала этому человеку две мощных пощёчины. Даже если бы она не убила этого человека, она сделала бы этого человека калекой. Женщины вроде Бай Жочэнь, больше всего терпеть не могли подобные домогательства.

– Хаха… – увидев это, Чу Фэн начал смеяться.

На самом деле, Фэн Чу заранее знал, что Бай Жочэнь откажет ему. После взаимодействия с ней в течение нескольких месяцев, Чу Фэн узнал, что не только темперамент Бай Жочэнь был очень ледяным, она была также девушкой, которая решила держать себя чистой. Запрос, вроде того, что он сделал, наиболее определённо был бы отвергнут Бай Жочэнь. Кроме того, это также разозлило бы её.

Однако, хотя он уже предвидел результат, он всё-таки нашёл, что было бы очень приятно посмотреть на бурную реакцию Бай Жочэнь. В конце концов, это был только запрос от него, а на деле он ничего не стал делать. И всё же, Бай Жочэнь так сильно разозлилась. Это означало, что Бай Жочэнь на самом деле была очень чистой девушкой.

Тем не менее, почему Чу Фэн всё-таки решил сделать это, даже не смотря на то, что он знал, что так произойдёт,? На самом деле это было ловушкой, заложенной Чу Фэном для того, чтобы Бай Жочэнь согласилась на второй его запрос.

Поэтому Чу Фэн поспешно догнал Бай Жочэнь и сказал:

– Хорошо, что ты отказалась от этого запроса; у меня всё ещё есть мой второй запрос.

– Катись, я не желаю говорить с тобой, – Бай Жочэнь на самом деле злилась. В этот момент краснота на её лице начала отступать. Однако, злое выражение всё ещё не отступало ни в малейшей степени.

– В таком случае, ты не хочешь получить Флаг Генерала и получить хороший старт с самого начала? – спросил Чу Фэн с сияющей улыбкой.

– Нет нужды. Даже без тебя я всё ещё могу получить Флаг Генерала. Кто знает, возможно, что я даже смогу получить Флаг Командира, – сказала Бай Жочэнь, в то время как скрипела зубами от гнева.

– Хо, как вышло, что ты внезапно стала такой самоуверенной? Ты на самом деле думаешь, что ты сможешь найти их? Оттуда, где я стою, кажется, что теми тремя учениками Трёх Лесов Бирюзового Дерева, и этим Юань Цином из Монастыря Ориона не так просто иметь дело, – сказал Чу Фэн.

Когда Ван Янь и остальные были осмотрены Чу Фэном, это было естественно для Чу Фэна и тех, кто с ним осмотрел Ван Яня и остальных. Они знали о личности и силе Ван Яня. На самом деле, причина, почему Бай Жочэнь попросила Чу Фэна помочь, была именно в них.

В конце концов, этот лес камней был так огромен, сила будет играть второстепенную роль во время поиска флагов. Что касалось главного, это была удача. Если кто-то не обладает абсолютной силой и божественной удачей, они могли и упустить хорошую возможность, а флаги будут получены другими.

Однако, Бай Жочэнь продолжала игнорировать Чу Фэна и продолжала двигаться. Можно было сказать, что она на самом деле разозлилась на Чу Фэна. Однако, для Чу Фэна вид злой Бай Жочэнь была скорее редким и интересным. В конце концов, не важно, как кто-то смотрел на красотку, она все равно красоткой.

Таким образом, Чу Фэн не сдался, и воспользовался своим бесстыдный духом, который он использовал только для красавиц. Он снова догнал Бай Жочэнь и сказал:

– Мой второй запрос намного более простой. Тебе просто нужно сказать имя твоей матери.

– Что? – услышав эти слова, Бай Жочэнь была удивлена. Она прекратила двигаться вперед и посмотрела на Чу Фэна с растерянным лицом. – Почему ты хочешь это знать?

– Никто не знает имя твоей матери, покрытое завесой тайны. Поскольку это так, мне тоже стало любопытно.

– Однако, если ты на самом деле не можешь сказать мне этого, тогда ты можешь сделать вид, что я не упоминал этих двух запросов. С нашими отношениями я могу помочь тебе просто так. Насчет того, что я сказал тебе ранее, можешь считать это просто шуткой, – сказал Чу Фэн, улыбаясь.

– Имя моей матери Бай Суянь. Не говори другим об этом. Также не говори никому, что это я сказала тебе её имя. Даже если моя мать спросит тебя об этом, тебе нельзя этого говорить, – Бай Жочэнь сказала эти слова ментальным сообщением. После того, как она закончила говорить, она продолжила двигаться вперёд.

– Её фамилия также Бай? Может ли быть, что Бай Жочэнь взяла фамилию своей матери? – в этот момент Чу Фэн начал размышлять. Причина, почему он спросил Бай Жочэнь об имени её матери, была в том, что он чувствовал, что Бай Жочэнь и её мать были необыкновенными людьми, а потому хотел узнать немного больше о матери и дочери.

Однако, он задумался всего на мгновение перед тем, как догнать Бай Жочэнь. С очень серьёзным выражением он сказал Бай Жочэнь:

– Есть кое-что, о чем я должен сказать тебе.

– Что это? – видя это, Бай Жочэнь поспешно спросила.

– Имя твоей матери звучит лучше твоего, – Чу Фэн лукаво засмеялся.

– У тебя точно что-то не так с головой, – Бай Жочэнь уставилась на Чу Фэна. Выражение недовольства, которое только исчезло с её лица, снова появилось на нём. Она знала, что Чу Фэн просто валял дурака.

– В таком случае, позволь мне сказать кое-что еще, – сказал Чу Фэн.

– Не собираюсь слушать, – Бай Жочэнь увеличила свою скорость.

Что касалось Чу Фэна, он погнался за ней и сказал:

– Однако, ты красивее, чем твоя мама.

Бай Жочэнь посмотрела на Чу Фэна; она не ответила ему и продолжила движение. Однако, выражение ее лица стало немного лучше.

Видя это, Чу Фэн продолжал преследовать её. С сияющей улыбкой, он сказал:

– Правда, даже в то время, как красота твоей матери самая великая, она определённо уступает нынешней тебе.

– Бессмысленно, – Бай Жочэнь косо посмотрела на Чу Фэна. Однако, раздражённое и недовольное выражение на её лице полностью сошло на нет. Это было настолько сильно, что её взгляд, казалось, стал во много раз нежнее.

Женщины были такими существами. Независимо от того, были ли они хорошенькими или гадкими, они хотели, чтобы другие хвалили их. Конечно, необходимо также учитывать, кем был человек, говорящий эти слова. Похвалы некоторых людей могли заставить женщину только поморщиться. Однако, похвала определенных людей заставила бы женщину лучиться счастьем. Что касалось Чу Фэна, он явно был последним.

*Бузз*

Именно в этот момент окружающее пространство внезапно начало неистово дрожать. Сильная пульсация поспешно хлынула к ним сзади.

В этот момент, и Чу Фэн, и Бай Жочэнь прекратили движение и обернулись назад, чтобы посмотреть. Они обнаружили четыре силуэта, летящих и окруженных могущественной силой. В мгновение ока четыре человека остановились перед ними.

Эти четыре индивида были самыми горячими кандидатами на получение Флага Командира в Состязании Командиров: Ван Янь, Цзян Хао, Хуань Цзюань и Юань Цин.

Глава 1118 – Отбросы

В этот момент глаза Ван Яня, Цзянь Хао, Юань Цина и даже Хуань Цзюань светились. Это было потому, что на таком близком расстоянии красота Бай Жочэнь казалась даже более безупречной и совершенной, сводя с ума мужчин и пристыжая женщин.

– Я Ван Янь, могу я узнать ваше имя, мисс? – в этот момент глаза Ван Яня были блестящими, как у волка, глядящего на овцу. Неспособный контролировать себя, он даже тайно сглотнул полный рот слюны. Можно было увидеть, как очарован он был Бай Жочэнь.

Однако, в то время, как он мог быть очарован, он не выражал это слишком чрезмерно. Вместо этого он сложил руки и уважительно поприветствовал Бай Жочэнь, показывая себя элегантным, честным джентльменом.

– На что ты претендуешь? Разве ты уже не знаешь, что имя Мисс Бай – Бай Жочэнь? Спрашивать, когда ты уже знаешь ответ, ты не слишком ли бесстыдный? – никогда Ван Янь не ожидал, что после того, как задаст вопрос, Цзян Хао выступит и поругает его, чтобы получить благоприятное впечатление Бай Жочэнь, а также атакуя своего соперника в любви.

В этот момент Ван Янь был ошеломлён. Не важно что, он и Цзян Хао знали друг друга многие годы. На поверхности они вдвоем были братьями, с очень хорошими отношениями.

Он никогда не мог представить, что Цзян Хао был таким сумасшедшим человеком, ставя женщину выше своего брата. Он не только не помог ему, он на самом деле выставил его дураком и напал на него перед Бай Жочэнь.

Это на самом деле застало Ван Яня врасплох, наполняя его желудок негодованием. Если бы не тот факт, что Ван Янь обладал довольно основательным развитием, тогда он, вероятно, уже вырвал бы полный рот крови и был бы смертельно взбешен поведением Цзян Хао.

Что касалось Цзян Хао, у него не было ни капли сочувствия к Ван Яню, который попал в неловкое положение и был ошеломлен. Он полностью наплевал на братские отношения и поспешно схватился за возможность уважительно сложить свои кулаки, чтобы поприветствовать Бай Жочэнь.

Он сказал:

– Мне очень приятно встретиться с вами, мисс Бай. Меня зовут Цзян Хао. Это такое огромное место, но мы все же смогли встретиться друг с другом в этом месте, это должно быть судьба.

– Судьба, моя задница. Ты явно следовал за ними всё это время, а затем спросил направление у учеников Секты Вознесения, чтобы догнать Мисс Бай, – в этот момент месть, наконец, прибыла к Ван Яню. Он осознанно нанес ответный удар тому, кто наплевал на братство и разоблачил Цзян Хао.

– Ван Янь, ты… Что даёт тебе право так обо мне говорить? Разве ты не такой же? В противном случае, как в таком случае ты догнал Мисс Бай? – в гневе сказал Цзян Хао.

– В самом деле, я следовал за ней. Однако, я делал это честно, открыто и достойно, в отличие от тебя. Ты явно следовал за Мисс Бай украдкой, и всё же бесстыдно объявил, что это судьба. Что за куча дерьма, тебе не стыдно? – Ван Янь открыл свой большой рот и выплюнул полный рот слюны. Раньше Цзян Хао смутил его. Сейчас он с удовольствием отомстил.

– Будь ты проклят, Ван Янь… – когда слюна вылетела изо рта Ван Яня, если бы Цзян Хао не имел быстрой реакции, и не уклонился бы вовремя, то слюна приземлилась бы прямо на его лицо. Это заставило Цзян Хао прийти в ярость. Он протянул свою ладонь и схватил Ван Яня; он хотел подраться с ним.

Что касалось Ван Яня, он не был против. Эти двое, кто многие годы были братьями, собирались сражаться друг с другом за женщину.

– Хах. Младшая сестра Бай, я искренне извиняюсь за них. Темперамент этих двоих старших братьев довольно весёлый. Я правда надеюсь, что ты не в обиде. На самом деле, причина, по которой мы пришли сюда, лишь в том, чтобы попытаться познакомиться с младшей сестрой Бай, поскольку все мы собираемся стать учениками Горы Бирюзового Дерева, – пока Цзян Хао и Ван Янь ссорились друг с другом, Юань Цин воспользовался возможностью и вежливо заговорил с Бай Жочэнь.

Взгляд Бай Жочэнь был изначально привлечён Ван Янем и Цзян Хао, которые сражались друг с другом. Однако, после того, как она услышала, что сказал Юань Цин, её взгляд переместился к нему.

Видя, что Бай Жочэнь смотрит на него, Юань Цин немедленно почувствовал, что его разум становится намного яснее. Он поспешно поприветствовал её с изысканным и учтивым видом.

– Я Юань Цин, это удовольствие встретить младшую сестру Бай.

Хуань Цзюань позади Юань Цина была удивлена его действиями. Что касалось Ван Яня и Цзян Хао, которые ссорились, они оба были ошеломлены Юань Цином. Они все поняли, что недооценили его.

Судя по поведению Юань Цина, они все могли сказать, что у него были некоторые навыки общения с девушками. Кроме того, его навыки во много раз превосходили Ван Яня и Цзян Хао.

На самом деле ни Ван Янь, и Цзян Хао совсем не обладали этими навыками. Они полагались на тот факт, что они были гениями. С бесчисленными девушками, желающими быть с ними, им достаточно было одного слова, чтобы девушка с радостью переспала с ними. Им просто не нужны были никакие навыки для обольщения девушек. Таким образом, они просто не знали, что было необходимо для того, чтобы завоевать симпатию девушки.

Однако, после того, как они увидели действия Юань Цина, они сразу поняли, что Юань Цин определённо был экспертом в общение с девушками, и поистине аморальным и презренным человеком.

Однако, именно в этот момент, когда все ощутили, что Юань Цин получит благоприятное впечатление Бай Жочэнь, произошло шокирующая сцена. Ледяной холод внезапно появился в глазах Бай Жочэнь. С выражением презрения и пресыщения, она посмотрела на Юань Цина и развернулась, чтобы уйти, не говоря ни единого слова.

«Пошли на хер!», это она имела ввиду? Именно так, она говорила им «Идите на хер!»

Были женщины, которые притворялись гордыми и строили из себя неприкосновенных богинь перед обычными мужчинами, даже глядя на них свысока и с презрением. Однако, перед мужчинами с силой, их первоначальная личность была бы полностью раскрыта.

Но что касалось Бай Жочэнь, она была совершенно иной. К обычным людям она была очень холодной, давая ощущение просто недостижимой дистанции между ними. Однако, когда сталкивалась с мужчинами с силой, Бай Жочэнь не только не меняла своего отношения, но и вместо этого становилась ещё холоднее. Именно так произошло с Юань Цином, Ван Янем и Цзян Хао.

Когда он посмотрел на спину Бай Жочэнь, когда та ушла, Чу Фэн почувствовал гордость. В этот момент он на самом деле осознал, насколько можно было гордиться тем, что он мог так близко с ней общаться.

Хотя нельзя было сказать, что он и Бай Жочэнь были слишком близки друг с другом, он мог, по крайней мере, разговаривать и шутить с Бай Жочэнь, особо не заморачиваясь. Однако, Юань Цин и остальные не имели квалификации даже для того, чтобы поговорить с Бай Жочэнь. Сравнивая себя с ними, Чу Фэн немедленно ощутил, что он был благословлён.

В то время, как Чу Фэн чувствовал себя благословенным, Юань Цин, Ван Янь и Цзян Хао были ошеломлены. Они чувствовали глубокое чувство поражения, как будто они были скинуты в бесконечную пропасть.

Какого рода ситуацией это было? Их имена были известны по всей территории Домена Бирюзового Дерева, заставляя бесчисленное количество женщин грезить об этих гениях. Для получения хорошего впечатления от Бай Жочэнь, они даже начали борьбу между братьям. И всё же, как Бай Жочэнь отреагировала на них? Она на самом деле не потрудилась обратить на них никакого внимания и ушла. Это было на самом деле слишком большим потрясением для них.

Непримиримо, на самом деле непримиримо. Особенно это касалось Юань Цина, он подумал о ста возможных вариантах реакции Бай Жочэнь, но он никогда бы не подумал об этом.

– Младшая сестра Бай, этот Юань Цин сделал что-то не так, что обидело младшую сестру Бай? – не желая отступать, спросил Юань Цин.

После того, как Юань Цин сказал эти слова, Бай Жочэнь остановилась. Она обернулась и безразлично сказала:

– Поскольку ты спросил, я дам тебе ответ.

– Запомните, вы все, не пытайтесь заговорить со мной в будущем, потому что у меня нет времени, чтобы тратить его на таких отбросов, как вы.

Глава 1119 – Переоценивание своих способностей

После того, как Бай Жочэнь сказала эти слова, она немедленно развернулась и продолжила идти своим путём.

Однако Ван Янь, Юань Цин и Цзян Хао ощутили, как будто десять тысяч злобных кувалд появились с неба и шмякнулись прямо на их головы. В этот момент их головы были абсолютно пустыми, с единственным словом, эхом раздающимся в них.

Отбросы, отбросы, отбросы, отбросы…

Отбросы? Они считали себя элегантными и изящными гениями, предметом восхищения многих женщин, объектами, перед которыми многие мужчины преклонялись. И всё же, они на самом деле были кем-то названы отбросами.

Если бы было сказано, что прошлые действия Бай Жочэнь шокировали их, тогда слова, сказанные её только что, были чем-то, чего они не могли принять.

– Хахаха, отбросы, так у вас троих на самом деле есть и такое прозвище, – в этот момент Хуань Цзюань радостно смеялась. Однако, её смех был действительно мерзким, и даже, казалось, подливал масла в огонь.

На самом деле, в этот самый момент, крайне тщеславные Ван Янь, Цзян Хао и Юань Цин все стали злыми. Если бы другая женщина назвала их отбросами, тогда они втроем не только немедленно прокляли бы её в ответ, они бы могли даже прямо атаковать её и изнасиловать.

Однако, женщина, стоящая перед ними, была Бай Жочэнь. Хотя её слова были чрезвычайно отталкивающими, просто глядя на её красивую спину перед ними, они втроем не могли заставить себя сделать что-то чрезмерное.

– Чу Фэн, отойди от младшей сестры Бай Жочэнь, – именно в этот момент Юань Цин внезапно злобно закричал. Поскольку он не смел что-либо сделать Бай Жочэнь, он перенёс всю свою ярость на Чу Фэна.

– Хо? Юань Цин, так ты ещё жив? – к великому удивлению Юань Цина, Чу Фэн внезапно сказал эти слова после того, как обернулся.

– Что? – эти слова, сказанные Чу Фэном, не только запутали Юань Цина, это также запутало Ван Яня, Цзян Хао, Хуань Цзюань и даже Бай Жочэнь.

– Ты на самом деле всё ещё жив? – Чу Фэн подразумевал, что Юань Цин должен быть мёртв?

В этот момент только Чу Фэн знал о смысле этих слов, поскольку человек, который активировал Бессмертную Иглу Древней Эпохи был он, а не Юань Цин.

По какой причине Чу Фэн позволил Юань Цину открыто присвоить его достижения и объявить о том, что это он активировал Бессмертную Иглу Древней Эпохи?

Это было потому, что у него были определенные подозрения, и он боялся, что Эльфы Древней Эпохи что-нибудь сделают тому человеку, который активировал Бессмертную Иглу Древней Эпохи. Таким образом, он решил позволить Юань Цину присвоить его достижения, и временно побыть тем, кто активировал Бессмертную Иглу Древней Эпохи. Короче говоря, Чу Фэн хотел, чтобы Юань Цин стал его щитом.

Однако, несколько месяцев прошло с момента запуска Бессмертной Иглы Древней Эпохи. И всё же, Юань Цин всё ещё был жив и здоров. Это означало, что Эльфы Древней Эпохи ничего не сделают Юань Цину. В противном случае, с методами Эльфов Древней Эпохи, Юань Цин должен был уже умереть.

Таким образом, когда Чу Фэн увидел Юань Цина, он на самом деле тайно был в восторге. Он считал, что если бы Эльфы Древней Эпохи хотели убить Юань Цина, они бы уже сделали это. Поскольку Юань Цин был ещё жив, это означало, что Эльфы Древней Эпохи были готовы позволить ему жить.

Поскольку Юань Цин был в порядке, это означало, что больше не было нужды ему ходить с почётным титулом человека, который активировал Бессмертную Иглу Древней Эпохи; пора было Чу Фэну вернуть то, что изначально принадлежало ему. Таким образом, Чу Фэн сказал:

– На твоём месте я бы наслаждался своей нынешней жизнью на полную катушку, вместо того, чтобы пытаться повсюду мутить воду и путаться с другими.

– Что ты имеешь ввиду? – видя, что Чу Фэн не только не ответил на его вопрос, он вместо этого сказал такие непостижимые слова, Юань Цин стал даже более злым.

– Скоро ты поймёшь, что я имею ввиду, – Чу Фэн слегка улыбнулся, а затем развернулся. Он похлопал Бай Жочэнь по плечу, а затем, с голосом, который был не громким, но был чрезвычайно ясным для ушей всех присутствующих, сказал: – Сестрёнка Жочэнь, пошли.

Когда Чу Фэн сделал это и сказал эти слова, Юань Цин, Ван Янь, Цзян Хао и даже Хуань Цзюань изменились в лицах. Неописуемое выражение появилось на них.

На самом деле в этот момент даже Бай Жочэнь нахмурилась. Однако, она ничего не сказала. Вместо этого она ускорилась и использовала боевой навык движения, чтобы быстро исчезнуть из поля зрения каждого.

После того, как Бай Жочэнь ушла, Чу Фэн обернулся и показал провокационную и презрительную улыбку Юань Цину:

– Сокровище то, что перед твоими глазами. Твои счастливые дни не будут долгими, – после того, как он сказал эти слова, тело Чу Фэна двинулось, и он поспешно погнался за Бай Жочэнь.

В этот момент лёгкие Юань Цина, Ван Яня и Цзян Хао почти взорвались, а их кишечник был на грани разрыва из-за ярости.

Богиня их сердца, Бай Жочэнь, назвала их отбросами, и не желала даже говорить с ними.

И всё же, этот мусор, ученик Южного Леса Бирюзового Дерева не только назвало Бай Жочэнь «Сестрёнка», он даже посмеет тронуть священное тело Бай Жочэнь своей грязной рукой.

Самое важное, что Бай Жочэнь фактически не показала никакого недовольства или какого-то нежелания относительно действий Чу Фэна. Это было, как будто она принимала их. Могло ли быть, что эта Бай Жочэнь была вместе с этим мусором, Чу Фэном?

Когда они подумали об этом, трое из них не смели думать дальше. Один за другим, они сжимали свои кулаки. Стремление разрубить Чу Фэна на восемь кусочков, освежевать его и вытащить его сухожилия, появилось в их сердцах.

– Этот парень по имени Чу Фэн на самом деле заслуживает смерти, – в чрезвычайной ярости Юань Цин, Ван Янь и Цзян Хао сказали эти слова одновременно.

– Что, может ли быть, что вы втроем чувствуете ревность? – видя это, Хуань Цзюань засмеялась и подлила масла в огонь.

– Ревность? Как может он стоить нашей ревности? – услышав эти слова, злые выражения на лицах Юань Цина, Ван Яня и Цзян Хао стали даже более заметными.

– Хохохо, почему вы так злобно ко мне относитесь? Это не я назвала вас троих отбросами. Если у вас есть навыки, тогда идите и найдите эту Бай Жочэнь, – Хуань Цзюань бросила косой взгляд на них троих. После этого она улетела.

Однако, перед тем, как она ушла, она сказала:

– Однако, я чувствую, что этот Чу Фэн довольно необыкновенный. Рассматривая тот факт, насколько он бесстрашен, и его отношение, когда он ни во что не ставит вас в своих глазах, я понимаю, что этот парень владеет некоторыми навыками.

– Я советую вам троим не ходить и не провоцировать его, потому что самое страшное, что вы можете сделать, это провоцировать кого-то, кого вы не знаете, – после того, как сказала эти слова, Хуань Цзюань ушла.

Однако, совет Хуань Цзюань не был принят сердцами Юань Цина, Ван Янь или Цзян Хао. Это было потому, что они втроем не верили, что Чу Фэн обладал хоть какой-то силой. Вместо этого они полагали, что он был бесполезным мусором.

– Брат Юань Цин, у нас есть бесчисленные возможности позаботиться о Чу Фэне после того, как мы присоединимся к Горе Бирюзового Дерева. Сейчас нам лучше заняться поисками флагов. Поскольку мы не знаем, где спрятаны флаги, лучше нам разделиться, чтобы искать их. Я уйду первым, – Ван Янь уважительно сложил кулаки, а затем ушёл.

– Брат Юань Цин, будь осмотрителен, – немедленно после того, как Ван Янь ушёл, также ушёл Цзян Хао.

В этот момент остался только Юань Цин. Злое выражение в его глазах не ослабло ни в малейшей степени. Его глаза были устремлены в направлении, в котором ушли Чу Фэн и Бай Жочэнь. Внезапно, его тело двинулось; он начал следовать за Чу Фэном и Бай Жочэнь.

Чу Фэн и Бай Жочэнь летели рядом друг с другом. Из-за того, что они вдвоем проверяли почти каждый камень на своем пути, скорость их полёта была не очень большой.

– Кажется, что неблагодарный следует за нами, – внезапно, красивые брови Бай Жочэнь слегка нахмурились. Недовольное выражение появилось на её хорошеньком лице.

– Иди впереди. Продвигайся в глубины и возьми это с тобой, я найду тебя позже, – Чу Фэн передал Бай Жочэнь талисман с символами, отпечатанными на нем. Это был Отслеживающий Талисман. Передав его, Чу Фэн мог сказать, где была Бай Жочэнь и легко последовать за ней.

– Не заходи слишком далеко. Просто немного его проучи. В конце концов, мы на территории Горы Бирюзового Дерева, – Бай Жочэнь, казалось, поняла, что за намерение было у Чу Фэна. Она забрала Отслеживающий Талисман и продолжила движение. Вскоре она исчезла в лесе камней.

В этот момент Чу Фэн обернулся. Когда он ощутил ауру, которая приближалась к нему, странная улыбка появилась на его лице:

– Переоценивание своих возможностей и заигрывание со смертью.

Глава 1120 – Неистовое избиение Юань Цина

– Этот Чу Фэн на самом деле неимоверно смелый. Он на самом деле посмел остаться один. Он на самом деле думает, что я не посмею ничего ему сделать?

В этот момент Юань Цин, ощущал ауры Чу Фэна и Бай Жочэнь и обнаружил, что Чу Фэн остановился, в то время, как Бай Жочэнь продолжила движение. Злоба на его лице стала сильнее.

Причина, по которой он погнался за ними была ничем большим, чем найти возможность преподать Чу Фэну урок. Когда Чу Фэн публично смутил его много раз, он на самом деле не мог сдержать свой гнев, и чувствовал, что он должен преподать Чу Фэну урок.

Хотя он испытал силу Чу Фэна в Бессмертном Пруду Древней Эпохи и знал, что Чу Фэн не был кем-то, кого можно было недооценивать, из-за того, что Монастырь Ориона потратил большое количество ресурсов на поднятие его развития, он сейчас был Боевым Королём третьего ранга с силой намного большей, чем тогда.

В добавок к подъёму его самоуверенности, он чувствовал, что он мог бы сильно подавить Чу Фэна. Он ощущал, что даже Ван Янь, Цзян Хао и остальные не были четой ему.

– Что-то не так. Этот парень не должен был обнаружить меня или узнать, что я следую за ним. Он, наиболее определённо, только отделился от Бай Жочэнь. Ха, настоящий мусор. Однако, так даже лучше.

Именно в момент, когда Юань Цин почти достиг Чу Фэна, он обнаружил, что аура Чу Фэна начала двигаться. Кроме того, его скорость была чрезвычайно быстрой. Это заставило его думать, что он не был обнаружен, и этот Чу Фэн просто решил отделиться от Бай Жочэнь.

Поскольку Юань Цин ненавидел Чу Фэн до глубины костей, он, естественно, не заботился о том, обнаружил его Чу Фэн или нет. Таким образом, не думая ни о чём, он немедленно начал следовать за Чу Фэном.

В то время, как он был полностью сосредоточен на погоне за Чу Фэном, и думал о том, как позаботиться о нём, он не заметил, что Чу Фэн двигался не в глубины леса камней, а вместо этого двигался к месту, где практически никого не было.

– Странно, куда он идёт?

Наконец, Юань Цину удалось догнать Чу Фэна. Однако, когда он прибыл в место, в котором Чу Фэн должен был находиться, его выражение изменилось. Это было потому, что прямо перед тем, как он прибыл, он явно ощущал ауру Чу Фэна. И всё же, когда он прибыл, Чу Фэна нигде не было видно. Он не мог даже обнаружить ауру Чу Фэна.

– Блять, может ли быть, что меня развели как лоха? – в этот момент Юань Цин вошёл в неистовую ярость. Забыв о последствиях, он начал распространять свою силу духа, и судорожно искать Чу Фэна.

*Бузз*

Внезапно, окружающий цвет неба начал меняться. Обернув голову, чтобы посмотреть, Юань Цин обнаружил, что огромная духовная формация приближалась к нему со всех сторон. В конце концов, он оказался полностью пойман в ловушку.

– Хм, незначительный талант, – видя эту сцену, Юань Цин холодно фыркнул. Он сжал руку в кулак и неистово ударил рукой. Громкий «бах» отразился эхом, когда неистовая боевая сила уровня короля выстрелила из его руки и в эту духовную формацию.

Однако, даже после того, как эта боевая сила уровня короля обернулась неистовой волной, которая распространилась по всей золотой духовной формации, на самом деле не было ни малейшего повреждения на золотой духовной формации.

– Как это возможно? Эта духовная формация на самом деле такая крепкая? – в этот момент выражение Юань Цина изменилось; он начал хмуриться.

Он сам был мировым спиритистом, и обладал сильной духовной энергией. Перед тем, как он использовал свою боевую силу, чтобы атаковать, он сначала ощутил твердость духовной формации и решил, что его атаки было достаточно, чтобы разрушить её.

Однако, к его великому удивлению, он ошибся. То, что он ощутил, было на самом деле неверным, и эта духовная формация была намного крепче, чем он ожидал. Не упоминая атаки, которую он использовал раньше, вероятно, что для него было бы очень сложно сломать духовную формацию, даже если бы он использовал свою сильнейшую атаку.

*Ззззззз*

Именно в этот момент, звук молнии вдруг послышался позади Юань Цина. Обернувшись посмотреть, Юань Цин сильно изменился в лице. Он увидел, что было много толстых болтов молнии, переплетённых друг с другом, раскачивающихся вправо и влево, как божественный дракон, когда приближались к нему.

Кроме того, на другой стороне дракона была фигура. Это был человек, одетый в чёрную мантию и маску. Его тело было покрыто бронёй молнии, и на его спине была пара крыльев молний.

Маскировка этого человека была сделана слишком хорошо. Было просто невозможно определить его внешность. Издалека он выглядел, как воплощение молнии. Однако, то, чего нельзя было отрицать, так это того, что аура этого человека была чрезвычайно сильна. Хотя они оба, и Юань Цин, и он были Боевыми Королями третьего ранга, одной его ауры было достаточно, чтобы полностью подавить Юань Цина.

*Вуууваа*

В этот момент Юань Цин хотел уклониться от приближающегося дракона молнии. Однако, у него не было и шанса сделать это. Дракон молнии обернулся в многочисленных змей молний, и, как верёвки, полностью охватили его со всех направлений.

В то же время волны гнетущей мощи вошли в его тело из змей молний, которые связали его. Сила молнии заставила его тело онеметь и парализовала его. Несмотря на то, что он был практиком с развитием Боевого Короля третьего ранга, он совсем не мог этим воспользоваться, словно калека.

Однако, именно в этот момент сцена, которой для Юань Цина было невозможно представить, случилась. Змеи молнии обернулись щупальцами, и сорвали одежду с его тела. За несколько мгновений они раздели его догола, превращая в обнажённого человека, связанного змеями молнии.

*Бузз*

Однако, что вызвало больше всего беспокойства у Юань Цина, было тем воплощением молнии, которое стояло на расстоянии и на самом деле держало кнут в его руке.

Взволнованный, Юань Цин выступил:

– Кто ты? Почему ты делаешь это со мной?

*Паа*

К его удивлению человек не только игнорировал его, он даже махнул своей рукой и ударил кнутом молнии по его лицу.

*Еееехххааа*

Когда кнут молнии прошёлся по его лицу, половина щеки Юань Цина осталась порванной. Кровь брызнула из раны, когда половина его лицевых костей была разбита на куски. Такого рода боль стала причиной того, что Юань Цин немедленно начал безостановочно кричать.

– Сука, ты на самом деле посмел ударить меня? Ты знаешь, кто я есть? Я основной ученик Горы Бирюзового Дерева! Раз ты ударил меня, Гора Бирюзового Дерева не позволит тебе уйти! – после того, как вскрикнул от боли, Юань Цин начал сыпать проклятиями на воплощение молний.

Однако, к его великому удивлению, проклятья и угрозы совершенно не пугали его противника. Вместо этого его пытки только начинались. После первого удара, последовал второй, третий удар. Бесконечные удары приземлялись на его тело, покрывая его синяками и порезами.

– Прекрати избивать меня, прекрати избивать меня. Я умоляю тебя, пожалуйста, прекрати избивать меня, – с покрытым кровью телом, и костями, разбитыми ударами, Юань Цин, наконец, не мог больше этого терпеть и начал молить о прощении.

Кнут был слишком чудовищным. Он не только вызывал у Юань Цина чудовищную физическую боль, он на самом деле мог проникнуть глубоко в его кости и даже разум. Такого рода ощущение было на самом деле нестерпимым.

К несчастью для него, не важно, как сильно он молил, удары не останавливались. Вместо этого, они становилось все яростней. Лишь когда Юань Цин потерял сознание, удары остановилось.

Когда Юань Цин упал в обморок, змеи молнии, которые связали его, также начали рассеиваться. В этот момент это воплощение молнии, наконец, показало свою внешность. Удивительно, но этот человек, который неистово хлестал Юань Цина, был на самом деле Чу Фэном.

Чу Фэн снял маску, которая покрывала его лицо, а также чёрную мантию, которую он носил, чтобы скрыть себя. Он посмотрел на Юань Цина, который уже давно стал неузнаваем, и выразил холодную улыбку. Он сказал:

– Это маленький урок для тебя. Что касается настоящего наказания, оно будет позже.

После того, как сказал эти слова, Чу Фэн накормил Юань Цина лекарственной пилюлей и помог ему залечить раны, а также вернул его одежду.

Сейчас Юань Цин казался точно таким же, как и перед тем, как войти в духовную формацию. Нельзя было заметить, что на нём были раны; он вовсе не казался тем, кто только что был подвергнут пытке.

После того, как он закончил с этим, Чу Фэн внезапно вынул мешок, поместил Юань Цина в этот мешок и закинул мешок на плечо. Только тогда Чу Фэн махнул своим рукавом и убрал духовную формацию.

После того, как он убрал духовную формацию, Чу Фэн проверил окружение. Когда он обнаружил, что не было никого в его окружении, он начал двигаться. Неся большой мешок, в котором находился Юань Цин, он продвигался в глубины леса камней. Никто не знал, что он планировал делать.

Глава 1121 – Обнаружение Флагов

В этот момент Чу Фэн нёс мешок с Юань Цином внутри, и быстро летел к самому глубокому региону леса камней, чтобы найти Бай Жочэнь.

Поскольку Чу Фэн обещал девушке, что он поможет ей получить Флаг Генерала, он был полон решимости сдержать обещание. Однако, глаза Чу Фэна внезапно засияли, и он резко остановился.

В этот момент взгляд Чу Фэн был зафиксирован на пятидесятиметровом, подобном горе, камне. Используя свои Глаза Небес, чтобы внимательно проверить его, Чу Фэн становился более и более эмоциональным. В конце концов, его глаза начали сиять светом, и неописуемое счастье появилось на его лице.

– Хотя я думал, что я мог бы получить Флаг Командира, я никогда не думал, что я смогу столкнуться с ним здесь, – в этот момент Чу Фэн был на самом деле вне себя от радости, и чрезвычайно эмоционален.

Чу Фэн неожиданно обнаружил, что духовная формация на этом огромном камне была очень особенной, и очень необычная энергия вытекала из него. Такого рода ощущение было чем-то, чего он не ощущал ни от какого другого камня.

Перед тем, как они пришли в этот лес камней, мастер Секты Вознесения, с целью помочь им получить Флаг Командира или Флаги Генерала, сказал Чу Фэну и остальным, чем отличались камни, которые содержали флаги.

Хотя то, что мастер Секты Вознесения сказал им, было чрезвычайно неопределённым, и все зависело от человека, как много разницы они могли ощутить, Чу Фэн был уверен, что камень перед ним не только содержал флаг, но и это также был самый драгоценный Флаг Командира.

Определив, что это был Флаг Командира, Чу Фэн не спешил создавать духовную формацию, чтобы снять духовную формацию на камне, а вместо этого создал маскировочную духовную формацию вокруг него, заставив камень казаться таким же, как и другие камни. После этого Чу Фэн покинул это место.

Что касалось того, почему он ушёл, естественно, это было для того, чтобы найти Бай Жочэнь.

После того, как Чу Фэн обнаружил Флаг Командира, у него больше не было никакого интереса к любым другим камням. Таким образом, по пути к Бай Жочэнь, Чу Фэн не потрудился проверять никакие другие камни. Это привело к повышению скорости Чу Фэна.

В подобных обстоятельствах Чу Фэн прибыл в глубины леса камней в кратчайшие сроки. В глубине леса камней было много людей. Хотя это не могло рассматриваться как большая толпа, можно было увидеть людей, использующих техники духовной формации, чтобы разбить печати на камнях.

Однако, из-за того, что Бай Жочэнь носила с собой отслеживающий талисман Чу Фэна, Чу Фэн мог определить её позицию даже среди всей этой толпы. Однако, после того, как Чу Фэн прибыл к Бай Жочэнь, он обнаружил знакомые лица рядом с ней.

Это были Ван Янь, Цзян Хао и Хуань Цзюань. Однако, они втроем не разговаривали друг с другом. Вместо этого они тщательно осматривали двадцать камней.

В то же время, когда они втроем осматривали эти двадцать камней, вокруг них было много людей, которые смотрели на эти двадцать камней со слюнявыми лицами.

Однако, они как будто боялись существования Ван Яня, Цзян Хао и Хуань Цзюань. Эти люди осмелились только издали наблюдать за ними, и не рисковали приближаться к ним.

– Жочэнь, – внезапно закричал Чу Фэн, нарушая спокойствие этого места, и став причиной того, что практически все обратили взгляды к нему.

Когда они увидели Чу Фэна, все выразили потрясённые выражения. Когда они услышали, как интимно Чу Фэн поприветствовал Бай Жочэнь, толпа была в шоке.

В этот момент Ван Янь и Цзян Хао неосознанно выразили недовольство на лицах. Однако, они оба не стали заморачиваться с Чу Фэном, а вместо этого продолжили проверять двадцать гигантских камней. Это было, как будто двадцать камней были даже более привлекательными, чем Бай Жочэнь.

– Не мог бы ты быть более единообразным в способах обращения ко мне? – когда она увидела Чу Фэна, Бай Жочэнь нахмурилась. В течение времени, когда Чу Фэн узнавал Бай Жочэнь, его обращение к ней уже сменилось с Мисс Бай на младшую сестру Бай, а сейчас уже на Жочэнь. Оно изменилось уже три раза, и становилось всё более и более интимным, и все более сомнительным. Однако, в то время, как Бай Жочэнь чувствовала дискомфорт из-за этого, она не сильно возмущалась.

– Хе, я просто почувствовал, что наши отношения становятся все ближе, и таким образом неосознанно назвал тебя по имени. Это всего лишь способ обращения к тебе. Не нужно тебе сильно возражать против этого, не так ли? – сказал Чу Фэн с ослепительной улыбкой.

– Делай что хочешь. О, верно, что это такое ты несешь на спине? – Бай Жочэнь бросила свой взгляд на большой мешок на спине Чу Фэна.

Этот мешок, естественно, был тем самым, в котором находился Юань Цин. Однако, этот мешок также прошёл особую обработку, которая стала причиной того, что не показывала форму предмета внутри, и также блокировала силу духа, чтобы никто не смог узнать, что находилось внутри.

На первый взгляд можно было только сказать, что Чу Фэн нёс большой мешок. Однако, они не могли узнать, что находилось в мешке. Поскольку люди с их развитием поголовно владели пространственными мешками, в которых хранили все свои вещи, Чу Фэн, таскающий с собой мешок, стал причиной того, что другие были сбиты с толку.

– Всего лишь мусор, – Чу Фэн лукаво засмеялся. Затем, он небрежно перевёл взгляд на двадцать камней и спросил: – Что не так, вы понятия не имеете, что делать с ними?

– Ты можешь сказать? – услышав эти слова, выражение Бай Жочэнь слегка изменилось; она выразила лёгкое удивление, в то время также показывая выражение «как и ожидалось».

– Конечно. Особые Духовные формации размещены на тех двадцати камнях. Кроме того, духовные формации на них могут сбить с толку.

– Говоря простыми словами, эти двадцать камней дадут ощущение флагов, спрятанных внутри. Однако, духовные формации на них чрезвычайно сильные. Если кто-то хочет открыть их, он должен потратить немало времени, чтобы сделать это.

– Если выбор верный, тогда урожай будет огромным. Однако, если выбор неверный, можно упустить великую возможность и потерять время, чтобы найти другой флаг. Таким образом, вы все здесь колеблетесь, какой камень выбрать, чтобы открыть, – Чу Фэн отправил ментальное сообщение Бай Жочэнь. Те слова, естественно, были не тем,что он мог сказать открыто. В конце концов, если это услышат посторонние, не выйдет ничего хорошего.

– Все что ты сказал, действительно верно. На самом деле, не только ты и я видим особенность этих двадцати камней, многие другие также видят её. Однако, раньше Ван Янь и Цзян Хао пригрозили другим. Таким образом, это окончилось тем, что выбор двадцати камней был дан нам четверым.

– Конечно, если ты захочешь открыть камни, у них не будет иного выбора, кроме как уйти в сторону. Если же они откажутся, я считаю, что они в любом случае не смогут остановить тебя.

– Однако, то, что меня беспокоит, это не права на эти двадцать камней, а то, могут ли они все оказаться подделкой. Даже если среди них есть флаги, я беспокоюсь о том, что делать, если я выберу неверный камень.

– В конце концов, духовные формации на камнях на самом деле очень сильные. Если я захочу открыть один, это потребует как минимум пару дней. Если же я обнаружу, что в этом камне ничего не окажется, тогда это будет бесполезной растратой усилий. В конце концов, многие вещи могли случиться за несколько дней, стоящие времени, – в этот момент Бай Жочэнь, казалось, на самом деле не знала, что делать.

– Будьте уверены, из этих двадцати камней, три содержат флаги, сказал Чу Фэн.

– Правда? – услышав эти слова, Бай Жочэнь немедленно возрадовалась. Она поспешно спросила: – В таком случае, ты знаешь, какими тремя камнями они могут быть?

– Конечно, один из… – когда Чу Фэн сказал эти слова, он начал поднимать свою руку. Однако, именно в этот момент взгляд Чу Фэна сверкнул, и он остановил своё движение.

Глава 1122 – Указания для Бай Жочэнь

Изначально Чу Фэн хотел указать на содержащий флаг камень для Бай Жочэнь. Однако, именно в этот момент он был удивлён, обнаружив, что Хуань Цзюань пристально уставилась на камень, который он планировал указать Бай Жочэнь.

Кроме того, Хуань Цзюань не только уставилась на него, она также использовала особый метод, чтобы проверить этот камень. Было очевидно, что она приняла этот камень к сведению.

*Свист*

Внезапно Хуань Цзюань выпустила безграничную технику духовной формации. Как змеи, её духовная формация завращалась вокруг камня и запечатала его. В то же время она села, скрестив ноги, и начала устанавливать духовную формацию, чтобы разбить печать на камне. Видя действия Хуань Цзюань, Ван Янь сказал:

– Хуань Цзюань, ты действуешь так поспешно, будь осторожна, ты могла просчитаться.

– Верно. Только четверо из нас имеют право голоса при выборе двадцати камней здесь, никто не собирается украсть твою часть, – добавил Цзян Хао. В то время, как он сказал те слова, он бросил взгляд на Чу Фэна.

Скрытое значение за его словами было очевидным. Эти двадцать камней были чем-то, что только они четверо могли тронуть. Хотя Чу Фэн также пришёл сюда, ему не было позволено трогать камни.

– Несмотря на то, что нас всего четверо, это всё же гонка на время. Никто не знает, как много Флагов Генерала могут быть здесь, или есть ли тут Флаг Командира, – Хуань Цзюань бросила красивый взгляд на Ван Яня и Цзян Хао. В конце концов, она больше не заморачивалась с ними. С лёгкой улыбкой она всем сердцем сосредоточилась на снятии печати.

– Эта Хуань Цзюань, кажется, обладает кое-какими способностями, – в этот момент Чу Фэн отправил ментальное сообщение Бай Жочэнь.

– Может быть, что камень, который она выбрала, обладает флагом? – спросила Бай Жочэнь.

– Мм, это Флаг Генерала. Однако, печать на том, который она выбрала, относительно тяжело снять. Ты должна пойти и снять печать на самом маленьком камне. Её должно быть немного легче снять, – в этот раз Чу Фэн не использовал свою руку, чтобы указать на камень, и вместо этого только бросил на него взгляд.

Следуя взгляду Чу Фэна, Бай Жочэнь увидела камень, о котором он говорил. Это был в самом деле самый маленький камень среди двадцати камней. Кроме того, из-за его внешнего вида, этот камень был наименее вероятным кандидатом на обладание флагом, скрытым в нём, среди двадцати камней.

Однако, Бай Жочэнь также не была обычным персонажем. Она не только сама обладала необычайной интуицией, она также верила в проницательность Чу Фэна. Таким образом, она кивнула и сказала Чу Фэну:

– Тогда, какой собираешься выбрать ты?

– Тот, который хочу я, находиться не здесь, – Чу Фэн слегка улыбнулся и сказал: – Протяни свою руку, я научу тебя духовной формации, которая позволит тебе быстрее снять печать с камня.

– О? – услышав эти слова, Бай Жочэнь была поражена. Она знала, что целью Чу Фэна был, наиболее определённо, Флаг Командира; и поскольку Чу Фэн сказал эти слова, это означало, что здесь находились три Флага Генерала, а не Флаг Командира. В то же время Бай Жочэнь протянула свою светлую и нежную руку к Чу Фэну.

С её рукой перед ним, Чу Фэн не колебался. Он схватил руку Бай Жочэнь и вытянув палец другой руки; он начал рисовать узоры на ладони Бай Жочэнь. Хотя узор не оставался на её ладони, он прошёл через её ладонь и отпечатался в её разуме.

В этот момент даже Бай Жочэнь начала хмуриться. Это было потому, что она ощущала некоторое смущение; духовная формация, данная ей Чу Фэном, казалась несколько необычной, и отличалась от техник духовной формации, которые она знала. Можно было сказать, что техника духовной формации Чу Фэна подрывала традиционную структуру духовных формаций.

– Этот парень на самом деле заслуживает смерти, – в этот самый момент Ван Янь и Цзян Хао также заметили действия между Чу Фэном и Бай Жочэнь.

С их точки зрения действия Чу Фэна были на самом деле заслуживающими убийства. Он не только крепко схватил белоснежную руку Бай Жочэнь, он даже рисовал на этой изысканной руке своими грязными пальцами. Это было на самом деле тяжело стерпеть.

Однако, когда дело касалось их славы, это было куда важнее, чем любовь между мужчиной и женщиной. Их нынешней миссией было как можно быстрее получить флаг, а потому, они решили смолчать. После того, как они яростно взглянули на Чу Фэна, они вернулись к обозреванию камней. В то же время, ненависть в их сердцах лишь укрепилась.

– Ну тогда иди, – наконец, Чу Фэн убрал свои руки с изысканной руки Бай Жочэнь.

В этот момент потрясённое выражение наполнило красивое лицо Бай Жочэнь. Когда она посмотрела на Чу Фэна, её взгляд содержал совершенно новый уровень уважения к нему.

Сначала она немного сомневалась, потому что духовная формация, которой Чу Фэн учил её, была на самом деле странной. Однако, сейчас она больше не была скептичной, поскольку уже разглядела удивительность духовной формации Чу Фэна. Печать, вскрывающая духовную формацию, данная ей Чу Фэном, могла быть названой идеально совпадающей с запечатывающей духовной формацией на камне, будучи в состоянии идеально снять печать.

– Желаю тебе удачи, – после того, как она сказала эти слова в очень благодарной манере, тело Бай Жочэнь двинулось, и она появилась перед камнем, на который указал ей Чу Фэн, а затем начала устанавливать духовную формацию, которой научил ее Чу Фэн.

– Младшая сестра Бай, ты на самом деле выбрала этот камень? – видя сцену перед ним, Ван Янь выразил на лице удивление.

– Младшая сестра Бай, это не значит, что я критикую тебя, но в этом камне меньше всего шансов найти флаг. Лучше, чтобы ты выбрала другой камень.

– В противном случае, это будет равносильно трате твоего времени, – в то же время Цзян Хао напрямую предстал перед Бай Жочэнь и начал давать советы в выборе камня.

Они вдвоем были искренни в своих советах, потому что они оба действительно чувствовали, что найти в этом камне флаг было маловероятно. Поскольку они не хотели, чтобы Бай Жочэнь тратила своё время, они специально подошли к ней, чтобы посоветовать ей, не делать этого.

К их удивлению, Бай Жочэнь полностью проигнорировала их и полностью сосредоточилась на установке своей духовной формации. В подобной ситуации Ван Янь и Цзян Хао, естественно, не добивались никакой реакции. Таким образом, они поочередно покинули ее.

На самом деле, когда Хуань Цзюань узнала, что Бай Жочэнь выбрала самый маленький камень, даже она бросила свой взгляд на неё. Когда она увидела, что Бай Жочэнь на самом деле устанавливает духовную формацию, чтобы убрать печать на самом маленьком камне, Хуань Цзюань также выразила сомневающееся и удивлённое выражение.

Однако, поскольку это не касалось её, она, которой не нравилась Бай Жочэнь, естественно, не пошла давать ей советы. Вместо этого холодная улыбка появилась на её лице, когда она решила отсидеться и подождать унижения Бай Жочэнь. В то же время она начала увеличивать скорость установки своей духовной формации; она хотела четко дать всем понять различие между ней и Бай Жочэнь и продемонстрировать своё превосходство.

*Бузз*

Именно в этот момент духовная формация Бай Жочэнь была завершена. Свет засиял повсюду, и волна прокатились во всех направлениях. Даже этот регион пространства начал дрожать.

– Как это может быть? Она на самом деле так быстро закончила установку печати, убирающую духовную формацию? Даже если этот камень самый простой среди двадцати, это не должно быть настолько быстро. Какую духовную формацию эта девчонка установила, чтобы она была настолько сильной?

В этот момент выражение на лице Хуань Цзюань, которая изначально планировала подождать унижения Бай Жочэнь, сильно изменилось. Это касалось не только нее, оба, и Ван Янь, и Цзян Хао также показали потрясение на лицах.

Это было потому, что то, что Бай Жочэнь сделала, было не так просто, как быстрая установка её духовной формации. Вместо этого, в этот момент её духовная формация начала ломать на части печать на камне с очень быстрой скоростью.

Глава 1123 – Получение Флага Командира

*бум*

В этот момент все были ошеломлены законченной духовной формацией Бай Жочэнь. Внезапно, у них на глазах произошло самое шокирующее зрелище. Камень, который был покрыт духовной формацией Бай Жочэнь, на самом деле выпустил взрывную ударную волну, а затем разрушился.

*Бузз*

В то же время, ослепительные лучи света хлынули в небо и облака. Следуя этим лучам света, появились многочисленная рябь.

Рябь была чрезвычайно дивной. Она не содержала большого количества энергии, и, казалось, даже не могла создать ветер, который мог всколыхнуть траву. Однако, пульсации могли передать сообщение. Что касалось сообщения, это было два слова: Флаг Генерала.

– Ты шутишь? Может ли быть, что ей удалось? – видя ослепительный свет и ощущая сообщение, которое мелькнуло в их умах, все ощутили чувство недоверия. В конце концов, скорость, с которой бай Жочэнь разбила печать, была на самом деле слишком быстрой.

Во время, когда люди сомневались, луч света начал медленно ослабевать. Когда свет полностью исчез, огромный баннер появился в центре разрушенной скалы.

– Небеса! Это на самом деле Флаг Генерала!

Увидев банер, все были ошеломлены. Это было потому, что баннер перед ними был не обычным баннером. На развевающимся баннере было сияющее золотое слово: Генерал!

Верно, это был Флаг Генерала. Что показалось перед взглядами толпы в этот момент, было Флагом Генерала.

Хотя они уже догадались, что в этих двадцати камнях был спрятан Флаг Генерала или даже не один, они всё же были чрезвычайно удивлены и эмоциональны, когда они увидели Флаг Генерала, появившийся у них перед глазами. Мало того, что Флаг Генерала приносил большое количество наград, это также была честь получить его.

Кроме того, Бай Жочэнь показала исключительную предусмотрительность и так точно выбрала камень. Затем, используя впечатляющую скорость, она разбила печать духовной формации на камне, чтобы получить Флаг Генерала внутри. Подобное выступление неизбежно стало причиной того, что присутствующие задохнулись от восхищения.

В этот момент Бай Жочэнь также была вне себя от радости. Она проигнорировала взгляды, которыми толпа сейчас смотрела на неё, и открыла свои белоснежные руки, чтобы схватить Флаг Генерала. Когда Флаг Генерала замерцал светом, она положила его в свой Пространственный Мешок.

После того, как она закончила это, очаровательная улыбка появилась на лице Бай Жочэнь, когда она обернула свой взгляд туда, где был Чу Фэн.

Однако, когда ее взгляд обратился туда, где Чу Фэн должен был находиться, она была удивлена, обнаружив, что Чу Фэн уже исчез. Кроме того, она была не в состоянии ощутить ауру Чу Фэна поблизости. Было очевидно, что Чу Фэн уже ушел.

На самом деле, Чу Фэн ушел сразу после того, как он научил Бай Жочэнь печати, ломающей духовную формацию. Это было потому, что если Бай Жочэнь будет следовать его указаниям, он мог гарантировать, что она получит Флаг Генерала.

Таким образом, в это время, Чу Фэн уже летел по направлению к Флагу Командира. В конце концов, когда он закончил помогать Бай Жочэнь, сейчас пора было Чу Фэну позаботиться о самом себе.

– Победа или поражение, всё это решиться здесь. Я надеюсь, что я не ошибся.

Наконец, Чу Фэн предстал перед огромным камнем. Ради того, чтобы не быть побеспокоенным другими, Чу Фэн намеренно создал скрывающую духовную формацию вокруг себя и огромного камня.

После этого он начал устанавливать свою духовную формацию. Чу Фэн мог сказать, что хотя камень казался обычным на поверхности, печать духовной формации на нём была чрезвычайно особенной. Даже Чу Фэну понадобится некоторое время, чтобы сломать печать духовной формации. По крайней мере, это займет у него два дня.

Однако, духовная формация, которой Чу Фэн научил Бай Жочэнь, смогла сломать печать духовной формации за короткий период времени. Из этого можно было сказать, как тяжело было бы сломать печать духовной формации на огромном камне.

Таким образом, хотя Чу Фэн был уверен, что Флаг Командира был спрятан в этом камне, он всё ещё немного беспокоился; как говорится, лучше перестраховаться, чем сожалеть.

Однако, поскольку он уже решился, он бы не стал сожалеть. Чу Фэн начал создавать духовную формацию, которая покрыла огромный камень и его гигантскую духовную формацию.

Время прошло. За короткие два дня многое произошло.

Появились три подряд Флага Генерала. Каждый из Флагов Генерала создал луч света, который взмыл в небо, а так же волны с сообщением, чтобы проинформировать всех, что они были обнаружены, а также как и где они были обнаружены.

Что касалось людей, которые получили три Флага Генерала, они были, соответственно, Бай Жочэнь, Хуань Цзюань, и человеком по имени Не Фань.

Бай Жочэнь была первой, получившей Флаг Генерала, а также самой быстрой, кто получил его. Таким образом, её прославленное имя уже распространилось по всему лесу камней два дня назад. Даже люди за пределами леса камней знали о её достижениях. Таким образом, без сомнения, она была с самой огромной славой на данный момент, гением, который обсуждался больше всего. Была даже люди, которые чувствовали, что сила Бай Жочэнь была выше Ван Яня, Цзян Хао и Хуань Цзюань.

Кроме Бай Жочэнь, имя того человека, названного Не Фань, также распространилось по региону. Этот человек из второсортной дочерней силы, с развитием Боевого Короля второго ранга, явно был тёмной лошадкой в Соревновании Командира этого года.

По сравнению с Бай Жочэнь, его происхождение было даже более банальным. Кроме того, перед тем, как он получил Флаг Генерала, никто не знал, что он был Боевым Королём второго ранга. Он скрывал свою силу очень глубоко, и обладал техникой духовной формации, которая была не слабее, чем у любого другого. Это стало причиной того, что у других не оставалось выбора, кроме как признать его в своих глазах.

Кроме Бай Жочэнь и Не Фаня, известный гений Хуань Цзюань была замечена другими. Поскольку её имя уже было хорошо распространено, даже если она получила Флаг Генерала, это было ожидаемо. С другой стороны, если бы она провалилась в получении Флага Генерала, это было бы напротив, рассмотрено как неожиданность.

Таким образом, это привело к тому, что столь же знаменитые Ван Янь, Цзян Хао и Юань Цин стали фокусом толпы.

Согласно правилам, тем, кто получал Флаг Генерала, не было позволено ломать печати на других камнях. Другими словами, они больше не имели квалификацию получить Флаг Командира. Таким образом, самыми горячими претендентами на Флаг Командира были Ван Янь, Цзян Хао и Юань Цин.

Среди них троих, Юань Цин, ожидалось, имел самые большие надежды на получение Флага Командира.

Именно в этот момент, когда толпа гадала, кто будет тем, кто получит Флаг Командира, Чу Фэн успешно разбил печать на огромном камне перед ним.

*Бум*

Следую громкому взрыву, золотой свет хлынул в небо.

Тем не менее, этот луч света был более чем в десять раз больше луча света от Флага Генерала Бай Жочэнь два дня назад. В то же время, сообщение, содержащееся в ряби, быстро распространилось по всему региону.

Луч света держался в течение некоторого времени, без каких-либо признаков исчезновения. Однако, Чу Фэн не желал ждать больше. Таким образом, несмотря на опасность, он сразу вошёл в луч света. Наконец, на вершине огромного камня, Чу Фэн обнаружил знамя. Что касалось этого знамени, это был Флаг Командира.

– Хе, усилия двух последних дней не пропали зря.

Держа Флаг Командира в своей руке, Чу Фэн был несравненно взволнован. В конце концов, Флаг Командира обладал необычайным значением. Стоит знать, что целью этого так называемого «Соревнования Командира» было ради этого Флага «Командира».

Однако, Чу Фэн не потерял себя от радости после получения Флага Командира. Вместо этого он немедленно отложил Флаг Командира, и открыл большой мешок на своем плече. Затем он бросил всё ещё бессознательного Юань Цина на огромный камень, где раньше находился Флаг Командира.

Юань Цин всё ещё находился без сознания даже по прошествии двух дней по той причине, что Чу Фэн дал ему особую медицинскую пилюлю. Таким образом, первой вещью, которую Чу Фэн сделал, было накормить Юань Цина лекарственной пилюлей, которая могла пробудить его обратно.

После того, как он накормил Юань Цина этой медицинской пилюлей, коварная улыбка появилась на лице Чу Фэна. После этого тело Чу Фэна двинулось вперед, и он покинул ослепительный луч света.

Глава 1124 – Ненормальная реакция

– Я позволю тебе побыть самодовольным ещё пару дней, – видя луч света, который взмыл в небо, улыбка на лице Чу Фэна становилась все шире и шире. Намерение Чу Фэна было на самом деле очень простым; он планировал временно отдать честь получения Флага Командира Юань Цину.

Когда все подумают, что Юань Цин был тем, кто забрал Флаг Командира, они, наиболее определённо, погонятся за ним и польстят ему. В это время гордость Юань Цина взлетит до небес. И, с отвратительной натурой Юань Цина, он, наиболее определённо, схватиться за эту возможность, чтобы «позаботиться» о Чу Фэне, и может быть даже оскорбит других, делая это.

Однако, как только представится случай, Чу Фэн лишит Юань Цина всей его славы. В этот момент как будет выглядеть Юань Цин? Если все пройдет согласно плану, тогда это можно будет описать одним словом: несчастный.

Как говорится, чем выше взлетишь, тем больнее падать. Что касалось Чу Фэна, он хотел, чтобы Юань Цин упал настолько глубоко и настолько болезненно, чтобы это было трагедией.

Такой мусор, как Юань Цин, не только посмел претендовать на славу того, кто запустил Бессмертную Иглу Древней Эпохи, он даже посмел действовать таким безрассудным и непокорным образом. Кроме того, он даже рискнул угрожать, пока говорил с Чу Фэном, человеком, который на самом деле запустил Бессмертную Иглу Древней Эпохи. Если бы Чу Фэн не заставил его пасть как можно ниже и болезненней, это было бы не характерно для Чу Фэна.

*Свист*

Однако, внезапно зрачки Чу Фэна сократились. В то же время, его лицо сильно изменилось. Он поспешно обернулся и закричал:

– Кто здесь?

Однако, когда Чу Фэн обернулся в тревоге, чтобы проверить область позади него, он обнаружил, что кроме нескольких огромных камней в его окружение больше никого не было. Когда это случилось, он начал хмуриться.

Просто Чу Фэн только что явно ощутил, что кто-то смотрел на него позади. И всё же сейчас, он не мог увидеть ни единого человека, и не мог ощутить ничьей ауры.

– Что происходит? Может ли быть, что показалось? – в этот момент Чу Фэн не стал долго раздумывать. Он обладал определённым уровнем уверенности в своем восприятии, и редко ошибался.

Таким образом, в подобных обстоятельствах было только два возможным варианта. Либо, Чу Фэн на самом деле ошибся, либо кто-то с чрезвычайно пугающим развитием наблюдал за Чу Фэном из тени.

– Могу я узнать, кто этот Старший, и может ли Старший быть готов показать себя? – подумав о второй возможности, Чу Фэн поспешно сложил уважительно кулак и спросил очень почтительным тоном.

В конце концов, это место было Горой Бирюзового Дерева, местом где властвовал Боевой Император. Не было ничего странного в том, что здесь были люди, которые могли избежать восприятия Чу Фэна. Однако, если такой человек на самом деле присутствовал, тогда этот человек, наиболее определённо, будет экспертом Старшего эшелона Горы Бирюзового Дерева, и, следовательно, кем-то, к кому Чу Фэн должен относиться с уважением.

Однако, после уважительного жеста Чу Фэна единственный ответ, который он получил, был свистящим звуком ветра, а также ослепительный свет от Флага Командира.

Подобная ситуация стала причиной того, что Чу Фэн ощутил себя на самом деле беспомощным. Обдумав все, у него не оставалось выбора, кроме как быстро покинуть это место.

После того, как Чу Фэн ушёл, многие люди были привлечены к месту, откуда вырывался луч света. В конце концов, они прибыли к огромному камню, который испускал ослепительный свет, бивший в небо, и начали окружать его.

Из-за того факта, что этот луч света был символом того, что кто-то получил Флага Командира, луч света держался в течение долгого времени. Даже после того, как огромная толпа была привлечена сюда, ослепительный свет продолжил сиять.

– Небеса, кому-то на самом деле удалось найти Флаг Командира? Я никогда бы не подумал, что он будет находиться в таком уединённом месте. Это отличается от предыдущих лет.

– Верно. Разве обычно Флаг Командира прятали не в глубинах леса камней? Почему в этом году его поместили в таком отдалённом регионе?

– Да черт с ним, куда интересней, кто именно получил Флаг Командира.

Все больше и больше людей собиралось в этом месте. Изначальные несколько человек, сейчас превратились в несколько сотен людей. Даже Ван Янь, Цзян Хао, Хуань Цзюань и Бай Жочэнь были привлечены сюда.

После того, как три Флага Генерала были обнаружены, единственной вещью, которую искали гении вроде них, был Флаг Командира. И сейчас, когда этот Флаг Командира появился, они все хотели узнать, кто именно получил Флаг Командира.

В этот момент, пока толпа терялась в догадках, Юань Цин очнулся в луче света. Хотя он проснулся, он не мог двигаться, и даже не мог говорить.

Таким образом, это привело к тому, что он мог ясно слышать обсуждение толпы снаружи. Он уже знал, что он бессознательно получил Флаг Командира.

Однако, он не был достаточно смелым, чтобы поверить в происходящее, и не был уверен, является ли это реальностью, или нет. В конце концов, ранее он пошёл охотиться за Чу Фэном и был избит загадочным человеком.

Так каким образом могло быть возможно, что, он уснул в этом месте без малейших ран на своем теле? Кроме того, он даже получил Флаг Командира. В таком случае, где Флаг Командира? Позади него не было ни следа флага.

Было ли прошлое избиение сном или то, что происходило сейчас, было сном? Все это сильно смущало Юань Цина.

*Бузз*

Именно в этот момент ослепительный луч света, наконец, начал исчезать. Когда свет исчез, Юань Цин также смог, наконец, вернуть способность двигаться.

Он поспешно встал и отряхнул одежду. Несмотря на то, что он не был уверен, могло ли это быть сном или же нет, он очень хорошо знал, что даже если это было сном, он был полон решимости насладиться славным сном.

Таким образом, когда луч света начал исчезать под взглядами окружающий толпы, постепенно стала видна фигура человека. Всем сразу удалось узнать, что это был хорошо известный гений, человек, который запустил Бессмертную Иглу Древней Эпохи, Юань Цин.

– Юань Цин, это в самом деле он. Человек, который получил Флаг Командира, в самом деле он.

– Небеса, это действительно Юань Цин! Он смог найти Флаг Командира в таком отдаленном месте, разве это не слишком удивительно? – в этот момент толпа немедленно зашумела, задыхаясь от удивления и неожиданности. Это было, как будто то, что Юань Цин получил Флаг Командира, было чем-то, чего они все ожидали, чем-то, что было неизбежно.

Однако, по сравнению с реакцией толпы, следы разочарования и недовольства появились на лицах Ван Яня и Цзян Хао.

В конце концов, они вдвоем не относились к Юань Цинну, как к настоящему другу. В глубине своих сердце они надеялись, что они смогли бы получить Флаг Командира. И всё же, они своими собственными глазами видели, что это Юань Цин получил Флаг Командира. Это привело к тому, что их сердца ощущали крайнее недовольство.

– Как это возможно? – в этот момент Бай Жочэнь нахмурилась. Она отличалась от Ван Яня и Цзян Хао; не важно, как несчастны Ван Янь и Цзян Хао были из-за получения Юань Цином Флага Командира, они оба уже не сомневались в результате.

Однако, Бай Жочэнь была иной. Своим сердцем она чувствовала, что лишь один человек мог бы получить Флаг командира. Что касается этого человека, это был Чу Фэн. И всё же, как мог этот Юань Цин быть тем, кто получил его? Может ли быть, что Юань Цин на самом деле обладал силой даже большей, чем у Чу Фэна?

– Брат Юань Цин, поздравляем с получением Флага Командира, – в этот момент Ван Янь, Цзян Хао, Хуань Цзюань и все остальные подошли, чтобы поздравить Юань Цина.

Столкнувшись с их поздравлениями, Юань Цин был поражён. Он подумал в душе: «Это ощущается настолько реально, возможно ли, что это не сон? Но тогда, как я уснул, и как я пришёл в это место? А также, где Флаг Командира?

Можно сказать, что бесчисленные мысли мелькали в голове Юань Цина в этот момент. Даже если он не понимал, как возникла подобная ситуация, он всё же выразил радостное выражение и обхватил свой кулак и улыбнулся в ответ на вежливые поздравления толпы. Он признал, что он действительно был тем, кто получил Флаг Командира.

Для него, хотя сам Флаг Командира был важен, это было наиболее определённо хуже славы от его получения. Не важно, как возникла эта слава, поскольку она была дана ему, он бы все равно принял её.

– Брат Юань Цин, где Флаг Командира? Как насчет того, чтобы вытащить его, чтобы мы могли расширить свои горизонты?

– Верно. Мы лишь слышали о Флаге Командира, и никогда не видели его прежде, – сказали Ван Янь, Цзян Хао и Хуань Цзюань с выражениями ожидания, когда они уставились на отверстие под ногами Юань Цина, в котором, в котором раньше находился Флаг Командира.

– Я уже убрал Флаг Командира. На самом деле ничего необычайного, – Юань Цин улыбнулся, махнув своей рукой; он тактично отказал Ван Яню и остальным.

Столкнувшись с разумной и естественной реакцией Юань Цина, Ван Янь, Цзян Хао, Хуань Цзюань и остальная присутствующая толпа была несколько разочарована. Однако, ни один из них так и не заметил, что что-то не так.

Однако, в этот момент, яркие, как звёзды, глаза Бай Жочэнь засветились. Она подумала про себя: «Что-то не так, он странно отреагировал на этот вопрос».

Глава 1125 – Сватовство Бай Жочэнь?

Наблюдательность Бай Жочэнь была очень сильной. Из-за того, что она была полна сомнений с самого начала, она наблюдала за изменениями выражения лица Юань Цина всё это время.

Под её строгим взором, несмотря на то, что Юань Цин очень хорошо держался, ошибка всё же была обнаружена Бай Жочэнь – реакция Юань Цина была ненормальной, как будто он пытался скрыть правду.

– Сестричка Жочэнь, поздравляю с получением Флага Генерала, – однако, именно в этот момент в ушах Бай Жочэнь внезапно прозвучал голос. Услышав этот голос, Бай Жочэнь выразила приятное удивление на лице. Это было потому, что это был голос Чу Фэна.

Обернувшись по направлению голоса, Бай Жочэнь обнаружила Чу Фэна за пределами широкой толпы.

С движением её нежного тела, Бай Жочэнь взлетела, как фея, и предстала перед Чу Фэном. Её красивые глаза обратились к нему, и в недоумённым выражением лица и вопросительным тоном она спросила:

– Что здесь происходит? Это все твои махинации, не так ли?

– Хех, конечно же, я не могу ничего от тебя скрыть. Следуй за мной, я покажу тебе кое-что.

Чу Фэн беспомощно улыбнулся. После этого он показал боевой навык движения и полетел вокруг огромной скалы к отдалённому месту. Видя это, Бай Жочэнь также поспешила за Чу Фэном.

Из-за того, что взгляды толпы были сосредоточены на Юань Цине, никто не обратил внимания на действия этих двоих.

Чу Фэн и Бай Жочэнь улетели далеко от толпы и прибыли в уединённое место. Сначала, Чу Фэн создал скрывающую духовную формацию, а затем протянул свою руку к Пространственному Мешку.

*Буз*

Когда свет замерцал на Пространственном Мешке, огромное знамя, которая сияло золотым светом, и на котором было слово написано «Командир», появилось в руке Чу Фэна.

Это знамя казалось чрезвычайно властным. Оно было в несколько раз выше, чем сам Чу Фэн. Однако, в руках Чу Фэна, он просто идеально соответствовал; как будто это знамя было создано исключительно для Чу Фэна.

– Это… Флаг Командира?! – несмотря на то, что она уже догадалась, что это дело могло иметь отношение к Чу Фэну, Бай Жочэнь всё же не смогла сдержать своего изумления после того, как увидела Флаг Командира в руке Чу Фэна. Её красивые глаза засияли как звёздное небо.

Флаг Командира был конечной целью участия в Состязании Командиров. Несмотря на то, что она уже ожидала, что Чу Фэн сможет получить Флаг Командира, она, тем не менее, была потрясена, когда Чу Фэн на самом деле получил его.

– Что происходит? Ты намеренно отдал честь получения Флага Командира Юань Цину?

После того, как была потрясена, Бай Жочэнь спросила с резкостью:

– Если моя догадка верна, ты не просто преподал Юань Цину урок. В мешке, который ты носил прежде, был Юань Цин, верно?

– Ты действительно умна. Все твои догадки верны, – Чу Фэн пожал плечами и кивнул.

– В таком случае, почему ты сделал это? Какие у тебя намерения? Так много людей стремятся к этой славе, естественно, это означает, что есть значительное количество пользы в этом. Как мог ты так просто отдать эту честь кому-то ещё? Кроме того, ты дал её кому-то, кто тебе не нравится, – замешательство было написано на всём лице Бай Жочэнь. Она даже немного жаловалась. Поскольку у неё было очень плохое впечатление о Юань Цине, она не желала, чтобы Юань Цин получил славу.

– Я тот, у кого в руках Флаг Командира. Все преимущества, которые он дает в пределах моей досягаемости. Как могла ты сказать, что я отдал это кому-то ещё?

– Однако, раз уж ты спросила, я могу сказать тебе почему, поскольку я доверяю тебе, – Чу Фэн посмотрел на Бай Жочэнь и сказал с сияющей улыбкой: – На самом деле, уже давно есть обиды между мной и Юань Цином. Независимо от того, я это или он, мы оба хотим разобраться со всем на Горе Бирюзового Дерева.

– Мои сегодняшние махинации направлены на то, чтобы было интереснее, когда я решу вернуть все, что он мне задолжал.

– Интереснее? – глаза Бай Жочэнь мерцали, очевидно, она была всё ещё сконфужена и не понимала целей Чу Фэна.

– Я хочу убить его. На самом деле, это очень просто, но я не хочу, чтобы он умер безболезненным способом. Проще говоря, я планирую полностью уничтожить его репутацию и заставить его испытывать презрение всего мира, сделав так, что даже те, кто к нему ближе всего, обернуться против него. Все это для того, чтобы заставить его испытать настоящую боль, – Чу Фэн обыденно сказал эти слова. Однако, вспышка ярости мелькнула в его глазах.

Услышав это, Бай Жочэнь, наконец, поняла намерения Чу Фэна. Однако, сложное выражение появилось на её ледяном лице. Она спросила:

– Насколько большая обида между вами двумя, раз уж ты используешь подобный хитрости, чтобы столкнуть его в бездонную пропасть?

– Сестричка Жочэнь, ты слишком много об этом думаешь. Просто потому, что я использую подобный план, не означает, что между нами огромная обида. Просто я никогда не позволю тем, кто называет себя моим врагом, спокойно жить. Просто именно так я веду свои дела; это не относится к тому, насколько глубока ненависть и обида, которая у меня есть к какому-то человеку.

– Пойдем. Мы уже получили то, за чем пришли. Нам нет нужды больше здесь задерживаться. Давай вернёмся и попрощаемся с нашими старшими, – когда Чу Фэн сказал эти сова, он убрал Флаг Командира и снял скрывающую духовную формацию. Затем, он начал лететь па направлению, откуда они пришли; он планировал покинуть лес камней.

Видя спину Чу Фэна, который постепенно удалялся, Бай Жочэнь начала хмуриться. У неё было серьёзное выражение на лице, а её прекрасные глаза неустойчиво мерцали. Только спустя некоторое время она тихо вздохнула и сказала:

– К счастью, я решила подружиться с ним. В противном случае…

После того, как она сказала эти слова, сложное выражение, которое было у неё на лице, было легко объяснить. Оказалось, что на самом деле это был сдерживаемый страх из-за Чу Фэна, страх, который шёл из глубин её сердца.

Однако, страх не долго терзал ее, потому что она чувствовала, что Чу Фэн был человеком, который чётко разделял своих друзей и врагов. Если нужно было сказать, что она радовалась, что она не была врагом Чу Фэна, тогда она радовалась даже больше тому, что она была другом Чу Фэна.

Короче говоря, несмотря на это, сейчас у неё был совершенно новый уровень уважения к Чу Фэну. Этот молодой человек, который был лишь на несколько лет старше, чем она, заставлял её, очень тщеславную особу, чувствовать себя хуже.

Можно было сказать, что Чу Фэн был самой выдающейся личностью среди всех людей в её поколении, которых она встречала до сих пор.

После этого Бай Жочэнь догнала Чу Фэна и они вдвоем покинули лес камней.

В момент, когда они оба покинули лес камней, они были сразу же встречены аплодисментами и возгласами. Аплодисменты исходили не только от Секты Вознесения, они также исходили из других сект. Даже старейшины Горы Бирюзового Дерева аплодировали своими руками.

Это было своего рода признание. Как первый человек, который получил Флаг Генерала, Бай Жочэнь, гений, который раньше был не известен другим, сейчас получил признание толпы.

Было много людей, которые считали, что Бай Жочэнь могла потягаться с Ван Янем, Цзян Хао, Хуань Цзюань и даже Юань Цином. С таким гением, как она, Секта Вознесения не была слабейшей среди пяти первоклассных дочерних сил.

В этот момент Бай Жочэнь была окружена старейшинами и учениками Секты Вознесения, как будто она была почитаемым лидером.

Что касалось Чу Фэна, его полностью игнорировала толпа. Мало того, что он казался изолированным, он также казался немного жалким на вид. Только Сыкун Чжайсин подошёл поприветствовать его возвращение.

– Чу Фэн, ты скоро присоединишься к Горе Бирюзового Дерева. Я уже уведомил старейшин нашего Южного Леса Бирюзового Дерева, которые находятся на Горе Бирюзового Дерева; они сделают всё, чтобы защитить тебя.

– Однако, я должен сказать всё же эти слова. Порой, если ты можешь сдержаться, лучше сделать это. Не пытайся зайти слишком далеко. В конце концов, люди, на которых ты на самом деле можешь полагаться в Горе Бирюзового Дерева не старейшины нашего Южного Леса Бирюзового Дерева, а вместо этого старейшины из Секты Вознесения. Однако, даже с силой Секты Вознесения, еще не ясно, смогут ли они полностью защитить тебя. Кроме того, я не могу гарантировать, что они бросят все свои силы, чтобы защитить тебя.

– Таким образом, ты явно должен держаться рядом с Бай Жочэнь. Эта девушка прекрасна. Мало того, что она любимая дочь мастера Секты Вознесения, она также надежда Секты Вознесения.

– Если ты будешь поддерживать с ней гармоничные отношения, Секта Вознесения определённо сделает всё, чтобы защитить тебя. Это также укрепит союз Южного Леса Бирюзового Дерева и Секты Вознесения, – Сыкун Чжайсин бросил взгляд на Бай Жочэнь, которая была окружена толпой, а затем сказал те слова Чу Фэн, используя ментальное сообщение.

– Хе, Старший Сыкун, может ли быть, что ты хочешь, чтобы я сватался к Бай Жочэнь? – неприличная улыбка появилась на лице Чу Фэна.

Глава 1126 – Дивизион Вознесения

– Мальчик, если у тебя на самом деле есть такая возможность, я, естественно, хотел бы, чтобы ты женился на ней. В конце концов, такая выдающаяся девушка, как Бай Жочэнь – большая редкость; она также довольно хорошо подходит тебе.

Когда Сыкун Чжайсин сказал эти слова, ожидание промелькнуло в его глазах, поскольку он невольно вспомнил шутку, которую сказала мать Бай Жочэнь в тот день. Если возможно, он действительно хотел бы, чтобы слова, сказанные матерью Бай Жочэнь не были лишь шуткой, но вместо этого стали реальностью.

– Бай Жочэнь в самом деле хорошая девушка. Хотя её личность немного холодная, я полагаю, что у неё хорошая натура; она холодная внешне и тёплая внутри.

– Однако, любовь это не то, что может быть навязано кем-то. Я могу сказать, что она не имеет никакого намерения относительно меня. Что касается меня самого, сейчас я думаю о ней только как о младшей сестре. Если мы говорим о нынешних отношениях, тогда это в лучшем случае будет дружба.

– Поддержание гармоничных отношений с ней, определённо не проблема. Однако, если ты хочешь, чтобы я женился на ней, я могу сказать лишь то, что все зависит от того, как сложиться судьба, – Чу Фэн покачал головой. Когда он сказал эти слова, он подумал не о том, какой выдающейся была Бай Жочэнь, а о том, что три его девушки ожидали его в Регионе Восточного Моря.

Цзы Лин, Су Роу и Су Мэй; эти три девушки были людьми, которые тронули сердце Чу Фэна; людьми, в которых он был по-настоящему влюблён.

Такого рода чувства, такого рода беспокойство друг за друга, связь души и мысли друг о друге, всё это было что-то, чего Чу Фэн за всю свою жизнь не чувствовал ни к кому другому, кроме них троих.

Однако, Чу Фэн обладал свободным и беспечным характером. Он не был тем, кто сознательно скрывал свои эмоции. Если кто-то на самом деле был способен поколебать его сердце, он определённо не сидел бы сложа руки. Если бы он на самом деле полюбил кого-то, он бы душу отдал ради этого человека. Если же у него не было никаких чувств, тогда он не мог форсировать их.

Что касалось Бай Жочэнь, она действительно никогда не вызывала у Чу Фэна никаких романтических чувств. Несмотря на то, что красота Бай Жочэнь была как цветок лотоса в поле льда, феей на земле, это, всё же, не было в состоянии соблазнить Чу Фэна.

В конце концов, с точки зрения красоты, никто из трёх девушек из региона Восточного Моря не был хуже Бай Жочэнь. Особенно Цзы Лин, её красота была даже более несравненной; она была на самом деле убийственно красивой. До этого дня Чу Фэн еще никогда не встречал того, чья красота могла сравниться с Цзы Лин.

Конечно, королева внутри Чу Фэна была единственным исключением. С точки зрения красоты Яичко была просто вершиной красоты. Однако, чтобы быть точным, Яичко не была человеком, поэтому она не могла сравниться с Цзы Лин.

Однако, если бы их нужно было сравнить, тогда даже Цзы Лин была бы хуже её величества королевы. Цзы Лин могла считаться чистой и очаровательной феей. Однако, её величество королева была нежной, мягкой, очаровательной, а также сексуальной; она действительно была богиней.

– Флаг Командира был получен. Человек, который получил его, это Юань Цин! Юань Цин получил Флаг Командира!!!

Именно в этот момент несколько людей внезапно вылетели из леса камней. Когда эти люди вылетели, они громко прокричали эти фразы.

– Это действительно Юань Цин?

После того, как все услышали эти слова, толпа снова взорвалась шумом. Сложные выражения появились на лицах всех присутствующих.

Люди из Монастыря Ориона не могли сдержать своего счастья. Люди из Трёх Лесов Бирюзового Дерева показали на лицах разочарование. Что касалось некоторых других, они были просто потрясены новостями.

– Это на самом деле Юань Цин из Монастыря Ориона? – по сравнению с другими, после того, как услышал эти новости, Сыкун Чжайсин выразил разочарование и подозрение.

Хотя он чувствовал, что это было нереально, он всё же надеялся, что Чу Фэн получит Флаг Командира. И всё же, сейчас Флаг Командира был получен Юань Цином. Это, естественно, стало причиной того, что Сыкун Чжайсин был разочарован.

– Старший Сыкун, посмотри сюда, – видя изменение в эмоциях Сыкун Чжайсина, Чу Фэн поместил руку Сыкун Чжайсина в Пространственный Мешок, и намеренно снял печать на своем Пространственном Мешке, так, чтобы Сыкун Чжайсин мог ощутить, что было в его Пространственном Мешке.

– Это?

– Небеса, это… Это…

Изначально Сыкун Чжайсин был сконфужен действиями Чу Фэна. Однако, когда он ощутил знамя в Пространственном Мешке Чу Фэна, он стал не в состоянии сдержать своё состояние разума.

– Это великолепно, на самом деле великолепно. Хаха, это правда великолепно. Хахаха…

В этот момент этот старик, который жил несколько сотен лет, танцевал и жестикулировал от радости; он полностью потерял манеру поведения эксперта. Если бы толпа не была привлечена возвращением Бай Жочэнь и новостями, что Юань Цин получил Флаг Командира, они, наиболее определённо, подумали бы, что Сыкун Чжайсин сошёл с ума.

– Чу Фэн, может ли быть, что ты вновь так поступил ? – Сыкун Чжайсин был, в конце концов, директором школы. Мало того, что у него было много опыта, его мышление было также очень быстрым.

Когда он вспомнил о том, что Юань Цин, якобы активировавший Бессмертную Иглу Древней Эпохи, временно забрал славу Чу Фэна, а затем подумав о том, что произошло сегодня, он почувствовал, что Юань Цин, должно быть, вновь попал в ловушку Чу Фэна.

– Старший Сыкун, вскоре я сделаю так, чтобы Юань Цин потерял всё, что у него есть. В этот раз Монастырь Ориона понесет огромным потери. Южный Регион Горы Бирюзового Дерева, рано или поздно, будет под контролем Южного Леса Бирюзового Дерева, – Чу Фэн сказал эти слова с большой уверенностью.

Услышав эти слова, даже кто-то, вроде Сыкун Чжайсина, был ошеломлён. Это было потому, что в момент, когда Чу Фэн сказал эти слова, Сыкун Чжайсин ощутил от Чу Фэна черту, которой он сам не обладал – отношение правителя.

Несмотря на то, что он знал, что Южный Лес Бирюзового Дерева, побеждающий Монастырь Ориона был крайне немыслимой вещью, по какой-то причине, когда Чу Фэн сказал эти слова, Сыкун Чжайсин ощутил, что это, рано или поздно, станет правдой.

– Старший Сыкун.

– Чу Фэн, – внезапно прозвучал приятный голос. Обернувшись к источнику голоса, оказалось, что Бай Жочэнь шла к ним. Идущими рядом с Бай Жочэнь были мастер Секты Вознесения, старейшины и ученики.

– Этот Юань Цин Монастыря Ориона на самом деле примечательный. Казалось бы, что Монастырь Ориона воспользуется этой возможностью, чтоб покрасоваться и вновь начнет действовать, наплевав на все, – в то время, как они приближались, старейшины Секты Вознесения обсуждали новости об Юань Цине, получившим Флаг Командира.

В конце концов, они враждовали с Монастырём Ориона, и не желали, чтобы Монастырь Ориона стал слишком сильным. Для них, Юань Цин, получивший Флаг Командира, был плохой новостью.

– С тем, как ведет себя Монастырь Ориона, они, определённо, потеряют себя от радости. Однако, чем больше они так себя ведут, тем ближе они будут к своему концу, – сказал Сыкун Чжайсин с улыбкой.

– Э… – после того, как Сыкун Чжайсин сказал те слова, все из Секты Вознесения были поражены; они не понимали, что Сыкун Чжайсин хотел сказать этими словами. Только Бай Жочэнь, которая знала правду, кивнула, услышав эти слова.

– Чу Фэн, после того, как ты присоединишься к Горе Бирюзового Дерева, вступай в Дивизион Вознесения вместе со мной, – сказала Бай Жочэнь, подойдя к Чу Фэну.

–Дивизион Вознесения? Что это? – услышав это, спросил Чу Фэн.

– Чу Фэн, основным ученикам позволено создавать свои собственные силовые организации. Однако, не важно, какого рода организацию они создадут, они всё же будут частью Горы Бирюзового Дерева, как ответвление. Что касается Дивизиона Вознесения, это силовая организация Секты Вознесения в основном регионе Горы Бирюзового Дерева, – объяснил Сыкун Чжайсин.

– Дивизион Вознесения, это имя действительно вызывает у меня ностальгию. Когда я тренировался на Горе Бирюзового Дерева, я также был членом Дивизиона Вознесения.

– Это правда. Однако, я слышал, что сейчас многое изменилось. Под предводительством того мальчика, Лун Чэньи, Дивизион Вознесения стал одной из десяти высших сил в основном региона Горы Бирюзового Дерева.

Когда Дивизион Вознесения был упомянут, старейшины Секты Вознесения начали с придыханием отдаваться воспоминаниям. Все они были основными учениками Горы Бирюзового Дерева. В те времена, когда они тренировались на Горе Бирюзового Дерева, они все были членами Дивизиона Вознесения. Хотя сейчас они уже больше ста лет были старейшинами, упоминание Дивизиона Вознесения стало причиной того, что они вспомнили свои юношеские годы.

Когда они задыхались от воспоминаний, они все показали гордость на лицах. Можно было увидеть, что хотя Дивизион Вознесения был местом под контролем учеников Секты Вознесения, все эти старейшины ощущали гордость за Дивизион Вознесения.

Глава 1127 – Зелёная шляпа

– Ответвление, да? Это немного напоминает альянсы Школы Лазурного Дракона, – дослушав до этого момента, Чу Фэн вспомнил дни, когда он только стал внутренним учеником Школы Лазурного Дракона.

Однако, Школа Лазурного Дракона была несравнима с Горой Бирюзового Дерева.

Хотя Чу Фэн присоединился к Горе Бирюзового Дерева как ученик, он очень хорошо знал в своём сердце, как далеко он зашел на пути развития.

– Чу Фэн иди и вступи в Дивизион Вознесения. Хотя будут старейшины, защищающие тебя после того, как ты присоединишься к Горе Бирюзового Дерева, остается правдой, что они не смогут всё время присматривать за тобой.

– Если ты оставишь Гору Бирюзового Дерева, чтобы провести миссию, ты неизбежно привлечешь внимание своих врагов. Однако, если ты присоединишься к Дивизиону Вознесения, ты сможешь выполнять миссии вместе с другими членами Дивизиона Вознесения. В таком случае ты смог бы избежать многих опасностей.

– Это потому, что Дивизион Вознесения, который ученики Секты Вознесения создали на горе Бирюзового Дерева, на самом деле очень сильный. Кроме того, они примут только людей из Секты Вознесения. Даже если кто-то из другой силы захочет присоединиться, они откажут.

– Прямо сейчас Дивизион Вознесения согласился принять тебя только потому, что мастер Секты Вознесения лично отправился к ним, чтобы поговорить. Ты не должен упустить эту прекрасную возможность, – видя, что Чу Фэн колебался перед тем, как ответить, Сыкун Чжайсин подумал, что Чу Фэн не хотел присоединяться к Дивизиону Вознесения и поспешно заговорил с ним с помощью ментальных сообщений, чтобы попытаться дать ему совет.

– Мм, я готов вступить в Дивизион Вознесения, – кивнул Чу Фэн.

На самом деле, Фэн Чу не был против присоединения к Дивизиону Вознесения. В конце концов, причина, по которой он присоединился к Южному Лесу Бирюзового Дерева, была в том, чтобы он мог найти поддержку, которая позволит ему сократить количество проблем на Горе Бирюзового Дерева.

И сейчас не только Южный Лес Бирюзового Дерева защищал его, за ним также стояла колоссальная Секта Вознесения. Таким образом, Чу Фэн, естественно, был достаточно удовлетворён.

– Отлично, маленький друг Чу Фэн, присоединяющийся к Дивизиону Вознесения это также благословение для нашей Секты Вознесения, – видя, что Чу Фэн кивнул и согласился с этим, мастер Секты Вознесения и многочисленные старейшины управления все счастливо кивнули. Улыбки появились на их лицах.

В конце концов, они все знали, что Чу Фэн был весьма необычайным персонажем. То, что Чу Фэн присоединился к Дивизиону Вознесения, действительно пойдет на пользу Дивизиону Вознесения.

– Ну, в таком случае, после того, как мы попадем на Гору Бирюзового Дерева, я приду и найду тебя, – видя, что Чу Фэн согласился с этим, редкая и мимолетная улыбка появилась на ледяном лице Бай Жочэнь.

После этого мастер Секты Вознесения лично связался со своими доверенными помощниками на Горе Бирюзового Дерева, чтобы отправить Чу Фэна и других в центральный регион.

Центральный регион Горы Бирюзового Дерева был очень большим. Практически каждый основной ученик обладал своей собственной территорией. Однако, большинство этих территорий были расположены рядом с другими территориями. Только основные ученики с особым статусом были способны получить целый горный хребет или широкую территорию для себя, отделяясь от остальных.

Под руководством старейшины, Чу Фэн, наконец, прибыл на свою собственную территорию. Это была не очень роскошная или большая территория. Однако, это определённо было очень презентабельно.

Было около десятка дворцов на этой территории. Просто их размеры были не очень большими. Однако, они были очень практичными и утончёнными.

Кроме дворцов здесь также был сад, сад камней, фонтан, и маленькая площадь. Можно было с уверенностью сказать, что в то время, как всё было здесь не таким уж и большим, но здесь было всё необходимое.

Не только Чу Фэн двигался к этой территорию. С ним были слуги, приготовленные для него Южным Лесом Бирюзового Дерева и Сектой Вознесения.

Фактически каждому основному ученику было позволено привести с собой ряд слуг, которые будут служить им. В конце концов, независимо от того, могла ли это быть их идентичность или статус, и то и другое было необыкновенным.

Однако, отношение, которое получал Чу Фэн, отличалось от отношения к Бай Жочэнь. Не говоря уже о служанках, которых Сыкун Чжайсин скрупулёзно подготовил для Чу Фэна, даже служанки, которых мастер Секты Вознесения приготовил для Чу Фэна, были выдающегося качества.

По крайней мере, эти служанки были во много раз более выдающимися, чем служанки, приготовленные для обычных учеников Секты Вознесения. Из этого можно было сказать, что мастер Секты Вознесения на самом деле полюбил Чу Фэна.

После прибытия на свою территорию, первой вещью, которую Чу Фэн сделал, была смена униформы на униформу основного ученика Горы Бирюзового Дерева. Облачение основного ученика Горы Бирюзового Дерева было глубокого зелёного цвета. Оно казалось не только стильным и красивым, оно также казалось весьма необычным. Одежды были созданы из особых материалов и также обладали функцией защиты.

Чу Фэн переоделся в форму ученика и повесил табличку со статусом основного ученика на свой пояс. Он взглянул на себя в зеркало и ощутил, что он действительно казался весьма красивым. По крайней мере, сейчас он выглядел как необыкновенный и элегантный боевой практик.

Однако, после того, как он тщательно проверил себя в зеркале, а затем вспомнил виденных ранее основных учеников, Чу Фэн ощутил, что чего-то не хватает.

– О, точно! Мне не хватает шляпы, – Чу Фэн внезапно улыбнулся. Он перевёл взгляд назад. Оказалось, что эта униформа основного ученика была полным набором. Кроме соответствующей пары сапог, также была очень красивая шляпа.

Чу Фэн открыл свою руку; сила притяжения притянула шляпу ему в руку.

– Хей, ты же не планируешь действительно носить эту шляпу, а? – видя, что Чу Фэн на самом деле планировал надеть эту шляпу, Яичко не смогла сдержаться и закричала. Кроме того, на ее лице было весьма странное выражение.

– Что не так, моя королева? Может ли быть, что что-то не так с этой шляпой? – спросил Чу Фэн с улыбкой на его лице, в то время как возился со шляпой в руке.

– С самой шляпой ничего такого. Просто если ты на самом деле наденешь эту шляпу, я боюсь, что я не смогу сдержать свой смех. Хаха, хахахаха…

Видя, что Чу Фэн кажется сконфуженным, Яичко разразилась громким смехом. Хотя она обладала крайне великолепной внешностью и её смех был чрезвычайно воодушевлённым, оставалось, что её смех сейчас звучал довольно мерзко.

– Почему ты смеёшься надо мной? – видя реакцию Яичко, Чу Фэн был даже более сконфужен. Однако, он бессознательно ощутил, что что-то было не так.

– Может ли быть, что ты никогда не слышал об истории зелёной шляпы? – спросила Яичко, улыбаясь; она пыталась изо всех сил сопротивляться смеху.

– История зелёной шляпы? Нет, я никогда прежде не слышал об этом, – Чу Фэн потряс своей головой. Он был на самом деле сконфужен.

– Эх, ты действительно невежественный и неопытный. Эта история, которая распространена в нашем Духовном Мире Асуры и родом из твоего мира, – сказала Яичко.

– Я никогда не слышал об этой истории. Что это за история, и какое она имеет отношение к этой шляпе? – спросил Чу Фэн.

– Ладно, ладно, поскольку ты мастер этой королевы, эта королева не позволит тебе страдать от такого позора и быть осмеянным другими. Я расскажу тебе об этом.

– Когда-то давно, в вашем мире, был купец по имени Чжан Сань. Этот Чжан Сань был очень умным. Ведя бизнес, он зарабатывал немало денег. Однако, он женился на неверной женщине.

– Из-за того, что Чжан Сань всегда был вдали, когда уезжал по торговым делам, его жена, будучи неспособной сопротивляться своим сексуальным желаниям, звала своего соседа Ли Сы и прелюбодействовала.

– Однако, Ли Сы не знал, когда Чжан Сань уезжал по своим делам, и таким образом он не знал, когда подходило подходящее время, чтобы найти жену Чжан Саня, чтобы совершить прелюбодеяние. Постоянно опасаясь, что их прелюбодеяние будет обнаружено Чжан Санем, Ли Сы стал чрезвычайно озадачен.

– В конце концов, жена Чжан Саня придумала решение. Используя очень хороший материал для одежды, она лично сделала зелёную шляпу для Чжан Саня. Кроме того, она попросила, чтобы Чжан Сань носил упомянутую зелёную шляпу каждый раз, когда он уезжал по торговым делам. Что касалось того, когда он выходил не по работе, она не позволяла ему надевать эту шляпу.

Глава 1128 – Запрос

– В начале Чжан Сань был смущён странной просьбой жены. Однако, из-за того, что его жена была очень прилежной, когда делала зелёную шляпу, и потому, что он по-настоящему полюбил эту зелёную шляпу, Чжан Сань решил послушать свою жену; надевать зелёную шляпу каждый раз, когда он покидал дом, чтобы заниматься торговыми делами.

– Однако, Чжан Сань не знал, что эта зелёная шляпа стала сигналом к прелюбодеянию между его женой и Ли Сы.

– После этого, всякий раз, когда Чжан Сань выходил бы из дома в зелёной шляпе, Ли Сы знал, что он уехал по торговым делам. Таким образом, когда наступала ночь, Ли Сы перелазил стену, входил в дом Чжан Саня, и вытворял все, что взбредет в его похотливую голову с женой Чжан Саня.

– Такова история зелёной шляпы. С тех пор, когда жена изменяет своему супругу, этот человек будет известен как «носящий зелёную шляпу».

– Из-за этого любой человек, который слышал эту историю, никогда не наденет зелёную шляпу. Даже если жена не предаёт их доверие, они всё же будут считать, что зловеще носить зелёную шляпу, – Яичко с улыбкой рассказала историю. Её повествование истории было очень реалистичное и яркое; она прекрасно воссоздавала события своими словами.

Услышав историю Яичка, лицо Чу Фэна стало казаться нездоровым. Чем больше он смотрел на зелёную шляпу в своей руке, тем более неловко он себя чувствовал. Хотя он был уверен, что его невесты, скорее всего, не предадут его, он начал невольно отдалять себя от зелёной шляпы.

Таким образом, Чу Фэн закончил тем, что махнул своим большим рукавом.

*Па*

Зелёная шляпа в его руке была брошена на землю.

После этого Чу Фэн выругался в недовольной манере:

– Блять, кто, чёрт возьми, разработал эту шляпу? Этот дебил не слышал историю зелёной шляпы?

– Или возможно, что он является тем самым рогоносцем, Чжан Санем, и намеренно сделал такую вещь, чтобы проклясть других?

Действия Чу Фэна, можно было сказать, были наполнены обидой. Это было потому, что чем больше Чу Фэн думал об истории зелёной шляпы, тем больше ненависти он испытывал к ней.

Однако, чем сильнее злился Чу Фэн, тем более радостным становился смех Яичко. Просто думая о том, что Чу Фэн чуть не надел зелёную шляпу, Яичко смеялась так сильно, что чуть не потеряла сознание.

– Мастер, к вам прибыл гость, – именно в этот момент снаружи внезапно прозвучал крик. Это был голос одной из служанок Чу Фэна.

– Кто это? – Чу Фэн открыл дверь в свою комнату и увидел двух очаровательных девушек снаружи. Две девушки опустили головы и согнули спины, когда стояли в одинаковой позе перед дверью Чу Фэна.

Они вдвоем также были практиками, однако, их уровни развития были не высокими. По крайней мере, по сравнению с основными учениками, вроде Чу Фэна, их развитие было на самом деле слабым; они только ступили в Сферу Основ.

Однако, они были выбраны, чтобы служить Чу Фэну, и тому была причина. В то время, как их развитие могло быть слабым, их квалификация, как служанок, была высочайшего качества. Кроме того, они обладали очаровательной внешностью. Таким образом, они, скорее всего, могли считаться слугами высшего качества.

– Господин, это ваши соученики из Южного Леса Бирюзового Дерева. Эта слуга уже привела их в комнату для гостей, чтобы они подождали вас там, – ответила служанка. Её нежный тон был наполнен благоговением и даже небольшим следом страха.

– Мм, спасибо за ваши старания, – после того, как Чу Фэн закончил говорить, он немедленно отправился к гостевой комнате. Однако, внезапно, Чу Фэн обернулся и сказал двум служанкам: – О, верно. В будущем, вам не нужно быть такими осторожными. Также не нужно так официально себя вести, когда ведете меня. Путешествие сюда было трудным для нас всех. Будет лучше, если вы будете думать об этом месте, как о своём доме.

– Запомните, все мы здесь одна семья. Нужно ли сдерживать себя перед семьёй? Однако, если кто-то посмеет запугивать любую из вас, вы должны немедленно оповестить меня. Я не позволю кому-либо запугивать членов моей семьи, – после того, как Чу Фэн сказал эти слова, он продолжил путь к гостевой комнате.

Что касалось двух слуг, они продолжили стоять на коленях и не смели поднять свои головы. Только когда они поняли, что Чу Фэн ушёл, они медленно подняли свои головы. Сначала они посмотрели на место, где исчез Чу Фэн, а затем они посмотрели друг на друга с приятными улыбками на их очаровательных лицах.

– Кажется, что наш мастер отличается от остальных; он на самом деле добросердечный.

– Верно. У него совершенно нет никакого высокомерия, и он на самом деле сказал, что мы члены семьи. Для нас получить возможность служить такому мастеру и в самом деле удача.

Чу Фэн прибыл в гостевую комнату и обнаружил, что к нему прибыли Ван Вэй, Кун Ляньфэн, и человек, который прежде провоцировал его, но сейчас был и уважительным и боящимся его, Чжао Гэньшо из Южного Леса Бирюзового Дерева.

– Старшая сестра и старшие братья, вы сменили ваши одежды довольно быстро, – Чу Фэн не был удивлён приходом этих троих.

Чтобы позаботиться друг о друге, они намеренно попросили старейшин расселить их двадцать с небольшим соучеников Южного Леса Бирюзового Дерева в одном районе. Хотя они все обладали своими собственными территориями, они соседствовали друг с другом. Было разумно, что они так быстро прибыли сюда.

Однако, когда Чу Фэн увидел тёмно-зелёную униформу учеников, которую носили они втроем, уголки рта Чу Фэна задрожали, когда желание рассмеяться ринулось вперёд. Особенно после того, как он увидел зелёные шляпы на головах Кун Ляньфэна и Чжао Гэньшо, Чу Фэн ощутил крайнее затруднение в сопротивлении своему желанию рассмеяться. Не важно, как он смотрел на это, они казались очень забавными.

Столкнувшись с шутливым приветствием Чу Фэна, Кун Ляньфэн и Чжао Гэньшо просто усмехнулись, извиняясь. Они выглядели, как будто хотели что-то сказать, но не смели, и начали кидать свои взгляды на Ван Вэй. В конце концов, с точки зрения их отношений, Ван Вэй была намного ближе к Чу Фэну, чем они.

Видя ситуацию, Чу Фэн взял на себя инициативу, чтобы спросить:

– Старшая сестра Ван Вэй, есть что-то, что привело вас всех сюда?

– Младший брат Чу Фэн, на самом деле, мы действительно пришли с определенной целью. Боюсь, что нам вновь придется потревожить тебя. Однако, если это дело будет чем-то трудным для тебя, будет хорошо, если ты притворишься, что я не говорила об этом, – сказав об этом, Ван Вэй показала неловкость на лице, как будто ей было очень сложно говорить об этом деле.

– Старшая сестра Ван Фэй, мы изначально ученики одной школы. Таким образом, мы должны приглядывать друг за другом. Поскольку есть вопрос, который привел вас сюда, нет никакого вреда, если вы расскажете об этом деле. Покуда это будет в моих силах, я не стану вам отказывать, – сказал Чу Фэн.

Услышав слова Чу Фэна, Ван Вэй выпустила вздох облегчения. Она больше не колебалась и сказала:

– Я слышала, что младший брат Чу Фэн собирается присоединиться к Дивизиону Вознесения учеников Секты Вознесения. Мы хотим попросить младшего брата Чу Фэна спросить Бай Жочэнь, могут ли нам позволить вступить в Дивизион Вознесения вместе с тобой.

– Младший брат Чу Фэн, мы просим тебя. Сейчас нашим ученикам из Южного Леса Бирюзового Дерева не сладко на Горе Бирюзового Дерева. Если у нас не будет защиты сильной организации, а только защита наших старейшин, неизбежно, что над нами будут издеваться другие.

– Младший брат Чу Фэн, мы знаем, что этот вопрос очень сложный для тебя. Однако, мы хотели бы, чтобы ты попытался. Мы умоляем тебя, пожалуйста, помоги нам, – добавили Кун Ляньфэн и Чжао Гэньшо.

– О? Возможно ли, что ученикам нашего Южного Леса Бирюзового Дерева тяжело живется в центральном регионе? – спросил Чу Фэн.

– Тяжело и очень несчастно, – все трое кивнули вместе.

– Вы серьёзно? Наш Южный Лес Бирюзового Дерева, в конце концов, настоящая дочерняя сила Горы Бирюзового Дерева. Кроме того, у нас здесь много старейшин. Как могут над учениками нашего Южного Леса Бирюзового Дерева так сильно издеваться в центральном регионе Горы Бирюзового Дерева? – Чу Фэн был несколько скептичным.

Глава 1129 – Визит Бай Жочэнь

– Младший брат Чу Фэн, это то, о чём ты не знаешь. В прошлом дела шли относительно хорошо. Тем не менее, в последние годы сила Дивизиона Трёх Лесов Бирюзового Дерева, созданная учениками Восточного, Западного и Южного Лесов Бирюзового Дерева увеличивалась с каждым днём, и сейчас они стали одной из десяти самых сильных отраслевых организаций в основном регионе Горы Бирюзового Дерева.

– Они, кто призирает наш Южный Лес Бирюзового Дерева, начали постоянно подавлять учеников нашего Южного Леса Бирюзового Дерева. Хотя пока жто еще не зашло настолько далеко, чтобы мы совсем не могли здесь выжить, но ученики нашего Южного Леса Бирюзового Дерева в самом деле крайне несчастны, по сравнению с другими учениками.

– Верно. Дивизион Трёх Лесов Бирюзового Дерева сейчас обладает крайне могучей силой в основном регионе. Чтобы подружиться с ними, другие отраслевые организации также начали подавлять учеников нашего Южного Леса Бирюзового Дерева. Сейчас ученики нашего Южного Леса Бирюзового Дерева, можно сказать, стали объектом насмешек; мы на самом деле на самом дне и в раскалённом огне.

– Однако, Дивизион Вознесения также одна из десяти крупнейших отраслевых организаций в основном регионе. Хотя они занимают лишь десятое место, но у них не такая уж и большая разница в силе по сравнению с Дивизионом Трёх Лесов Бирюзового Дерева, который занимает девятую позицию. Особенно учитывая Лун Чэньи, который возглавляет их. Он стал причиной того, что Дивизион Трёх Лесов Бирюзового Дерева с опаской смотрит на Дивизион Вознесения.

– Таким образом, как только мы присоединимся к Дивизиону Вознесения, мы считаем, что люди из Дивизиона Трёх Лесов Бирюзового Дерева не посмеют заходить слишком далеко, – сказала Ван Вэй с остальными.

– Хууу… Столько усилий, чтобы присоединиться к Южному Лесу Бирюзового Дерева… Я на самом деле чуть не прыгнул в огненную пропасть, – услышав рассказ Ван Вэй и остальных, Чу Фэн глубоко вздохнул.

Зачем он присоединился к Южному Лесу Бирюзового Дерева? Это было для того, чтобы он мог на кого-нибудь положиться после присоединения к Гору Бирюзового Дерева.

После всех своих усилий он обнаружил, что ученики Южного Леса Бирюзового Дерева были одними из тех, к кому было самое плохое отношение на Горе Бирюзового Дерева. Это было потому, что Три Леса Бирюзового Дерева на самом деле объединились, чтобы подавить учеников Южного Леса Бирюзового Дерева.

Если бы Южный Лес Бирюзового Дерева не вступил в альянс с Сектой Вознесения, разве это не означало бы, что он не смог бы получить никакой выгоды, будучи учеником Южного Леса Бирюзового Дерева, а вместо этого попал бы в опалу, потому что он был их учеником?

Однако, в настоящее время дела обстояли несколько иначе. Благодаря усилиям Чу Фэна, сейчас Южный Лес Бирюзового Дерева больше не был таким, как прежде. По крайней мере, сейчас они обладали союзником в лице Секты Вознесения.

Вдобавок к тому, что Чу Фэн был человеком, который относился к посторонним плохо и хорошо к своим, не важно, какого рода разногласия он имел с Чжао Гэньшоу и другими в прошлом, они были, в конце концов, в одной лодке. Таким образом, Чу Фэн кивнул и сказал:

– Я могу поговорить об этом с младшей сестрой Бай. Однако, я не могу гарантировать, что это сработает.

– Это на самом деле великолепно. Младший брат Чу Фэн, множество благодарностей. Мы навсегда запомним твою великую милость и доброту по отношению к нам.

– Младший брат Чу Фэн, нам действительно повезло, что у нас есть ты. Ты на самом деле наша поддержка, наша надежда, – видя, что Чу Фэн согласился помочь им, Ван Вэй и остальные возрадовались.

Если бы они не смогли стать членами Дивизиона Вознесения, это не обязательно означало бы, что они не смогли бы выжить на Горе Бирюзового Дерева. Однако, если они смогут войти в Дивизион Вознесения, это будет означать, что они будут под огромной защитой, и их дни в этом месте будут проходить намного легче по сравнению с другими.

В прошлом, у них просто не было шансов на подобное. Однако, из-за Чу Фэна, сейчас у них был шанс войти в Дивизион Вознесения. Это, естественно, стало причиной того, что они были чрезвычайно радостными и эмоциональными.

Внезапно, Чу Фэн с любопытством спросил:

– О, точно. Вы упомянули, что Дивизион Трёх Лесов Бирюзового Дерева, созданный учениками Трёх Лесов Бирюзового Дерева, и Дивизион Вознесения созданный учениками Секты Вознесения, стоят только на девятом и десятом местах среди отраслевых организаций в центральном регионе. В таком случае, что за остальные восемь отраслевых организаций выше них, и кто те, кто создал эти восемь отраслевых организация, раз они на самом деле стали даже более сильными, чем отраслевые организации учеников Трёх Лесов Бирюзового Дерева и учеников Секты Вознесения?

В конце концов, остальные три Леса Бирюзового Дерева и Секта Вознесения были первоклассными дочерними силами. Они все были очень сильны, и отправляли своих лучших гениев на Гору Бирюзового Дерева каждый год. Логически, они должны быть самыми сильными существами в основном регионе.

Однако, казалось бы, что это не так. По крайней мере, кроме них, было еще восемь других мощных отраслевых организаций. Кроме того, ранги этих восьми отраслевых организаций были даже выше.

– Младший брат Чу Фэн, похоже, что ты не в курсе. Это правда, что Три Леса Бирюзового Дерева и Секта Вознесения очень сильны. Однако, они не обязательно являются истинными повелителями этого места. Когда всё сказано и сделано, они всё же не более, чем дочерние силы.

– Что касается такой колоссальной силы, как Гора Бирюзового Дерева, всегда будет несколько десятков миллионов людей, каждый год стремящихся стать их учениками. Кроме тех, кто стремиться стать учениками самостоятельно, старейшины Горы Бирюзового Дерева также путешествуют по Святой Земле Воинственности в поисках выдающихся талантов, чтобы привести их на Гору Бирюзового Дерева.

– Такие люди получают самое оптимальное воспитание на Горе Бирюзового Дерева еще со времён своей юности; они на самом деле дети, благословлённые небесами.

– Таким образом, в основном регионе Горы Бирюзового Дерева, хотя ученики Трёх Лесов Бирюзового Дерева, секта Вознесения и Монастырь Ориона признаны другими, они не самые сильные существа.

– Самые сильные существа в основном регионе – ученики, выращенные самой Горой Бирюзового Дерева. Эти люди чрезвычайно сильны. Можно сказать, что все последующие поколения директоров и старейшин управления пришли из числа таких учеников.

– Кроме того, отраслевые организации, созданные этими учениками , естественно, также чрезвычайно сильны. Если бы Три Леса Бирюзового Дерева не объединились бы, и не гений, которые появлялся в Секте Вознесения в прошлые годы, Лун Чэньи, Три Леса Бирюзового Дерева и Секта Вознесения, вероятно, даже не смогли бы получить два нижних ранга среди десяти сильнейших отраслевых организаций.

– Верно. На самом деле, многие ученики Секты Вознесения, Монастыря Ориона и Трёх Лесов Бирюзового Дерева не присоединились к отраслевым организациям, которые создали их предшественники, а вместо этого присоединились к даже более сильным отраслевым организациям, – объяснили Ван Вэй и остальные.

– Так вот оно как. Казалось бы, что я переоценил первоклассные дочерние силы, – услышав это, Чу Фэн понял всё. В этот момент он полностью понял фразу «затаившийся дракон, крадущийся тигр».

Этот основной регион Горы Бирюзового Дерева определенно был местом, наполненным затаившимися драконами и крадущимися тиграми.

Внезапно вбежала служанка и объявила:

– Мастер, Самая Старшая Сестра Секты Вознесения, Бай Жочэнь, прибыла, чтобы навесить тебя.

– О? Сестричка Жочэнь пришла? Быстрее, приведи её, – когда Чу Фэн сказал эти слова, он встал со своего места; он планировал лично поприветствовать Бай Жочэнь. Видя это, Ван Вэй и остальные поспешно последовали за ним.

Сразу после того, как они вышли из гостевой комнаты, они немедленно увидели приближающуюся Бай Жочэнь. Она была одета в тёмно-зелёное платье, такое же, как носила Ван Вэй. Хотя у обеих были новые и незапятнанные униформы учеников, они вызывали совершенно отличные ощущения.

Хотя Ван Вэй была красивой, она была просто красивой. Что касалось Бай Жочэнь, она была совершенно иной; она была как фея лотоса, которая спустилась с пика ледяной горы. Она была так красива, что её красота заставляла мужские сердца ускоряться, а женщин чувствовать себя хуже.

Однако, лицо Бай Жочэнь было безэмоционально; как будто слой льда покрыл её бесподобно красивое лицо. С головы до пят она излучала ощущение дистанции. Только когда она увидела Чу Фэна, очень сложно заметный мягкий блеск засиял в её красивых глазах.

– Я Ван Вэй…

– Я Чжао Гэньшоу…

– Я Кун Ляньфэн…

– Мы выражаем наше уважение старшей сестре Жочэнь.

Увидев Бай Жочэнь, Ван Вэй и другие были не в состоянии сохранить спокойствие. В конце концов, такой великий гений как Бай Жочэнь, была очень ужасающим существом для людей вроде них.

Таким образом, трое из них не смели пренебрегать Бай Жочэнь, и поспешно шагнули вперёд, чтобы поприветствовать её как подчинённые, встретившие своего мастера. Несмотря на то, что они все были старше, чем Бай Жочэнь, вспоминая, как ученики Секты Вознесения все обращались к Бай Жочэнь как к Самой Старшей Сестре, трои из них не смели обращаться к Бай Жочэнь как к младшей сестре, и вместо этого обратились к ней как к старшей сестре.

Столкнувшись с очень уважительным обращением этих троих, Бай Жочэнь никак не изменилась в лице, и не говорила с нами. Вместо этого она просто кивнула перед тем, как обернуться и пойти прямо к Чу Фэну. Она полностью проигнорировала Ван Вэй и остальных.

Глава 1130 – Дух верности

Чу Фэн уже ожидал подобной реакции Бай Жочэнь, поскольку он уже хорошо знал её характер. Это было только потому, что Ван Вэй и остальные были его старшими братьями и сестрой, в ином же случае, учитывая характер Бай Жочэнь, она бы не только даже не кивнула бы им, она, вероятно, даже не удосужилась бы взглянуть на них.

– Сестричка Жочэнь, а ты быстро сюда приехала, – сказал Чу Фэн с улыбкой. Если Ван Вэй и другие были чрезвычайно скованы перед Бай Жочэнь, тогда Чу Фэн, можно было сказать, был полностью свободен.

– Мои старшие братья и сёстры из Дивизиона Вознесения хотят увидеть тебя. Следуй за мной в Дивизион Вознесения, – сказала Бай Жочэнь.

– Без проблем. Однако, Сестричка Жочэнь, есть дело, о котором я хотел бы поговорить с тобой, – сказал Чу Фэн.

– Что такое? – спросила Бай Жочэнь.

– Возможно ли моим соученикам из Южного Леса Бирюзового Дерева также присоединиться к Дивизиону Вознесения? – спросил Чу Фэн, ничего не скрывая.

Услышав этот вопрос, Бай Жочэнь нахмурилась. Она ничего не сказала, а вместо этого, бросила взгляд на Ван Вэй и остальных. Затем она обернулась к Чу Фэну и спросила:

– Эти трое, верно?

– Их куда больше, чем трое. В общей сложности в этом году к Горе Бирюзового Дерева присоединилось двадцать два ученика Южного Леса Бирюзового Дерева, – сказал Чу Фэн.

– Чу Фэн, что за шутки? За какого рода место ты принимаешь наш Дивизион Вознесения? – услышав, что сказал Чу Фэн, выражение на лице Бай Жочэнь изменилось. Её голос также стал более эмоциональным.

– Что не так? Есть какие-то проблемы? – спросил Чу Фэн.

– Конечно! Ты должен знать, что наш Дивизион Вознесения принимает лишь учеников Секты Вознесения и никогда посторонних. Дивизион Вознесения уже и так пошел на уступки, когда согласился принять тебя. И всё же, ты на самом деле хочешь, чтобы Дивизион Вознесения принял всех учеников Южного Леса Бирюзового Дерева. Это просто выдавать желаемое за действительное, – сказала Бай Жочэнь в раздражённой манере. Можно было сказать, что она очень не хотела приводить учеников Южного Леса Бирюзового Дерева, за исключением Чу Фэна, в Дивизион Вознесения.

– Ну раз так, мне нет нужды ходить в Дивизион Вознесения. Ты можешь идти, – в этот момент у Чу Фэна была очень спокойная реакция, когда он махнул своей рукой Бай Жочэнь. После этого он обернулся и проследовал в комнату для гостей.

– Стой! – видя это, Бай Жочэнь поспешно подошла к Чу Фэну. Она схватила его и спросила: – Чу Фэн, что ты имеешь ввиду?

– Мои намерения очень простые. Если я должен присоединиться к Дивизиону Вознесения, тогда все двадцать два моих соученика из Южного Леса Бирюзового Дерева должны присоединиться вместе со мной. В противном случае, я, Чу Фэн, не собираюсь вступать в Дивизион Вознесения, – сказал Чу Фэн.

– Чу Фэн, повтори еще раз, – в этот момент лицо Бай Жочэнь стало мертвенно-бледным. Можно было сказать, что она пришла в ярость от слов Чу Фэна.

– Младший брат Чу Фэн, не будь таким. Ты не должен делать этого ради нас… – видя это, Ван Вэй и остальные также забеспокоились, и быстро заговорили, отговаривая Чу Фэну. Они не желали вредить отношениям между Чу Фэном и Бай Жочэнь, и они не желали тянуть назад Чу Фэна.

– Не пытайтесь переубедить меня, – к их удивлению, Чу Фэн внезапно закричал на них. Затем, с очень серьёзным выражением Чу Фэн посмотрел на Бай Жочэнь и сказал эти слова одно за другим: – Слушай внимательно. Я не собираюсь в твой Дивизион Вознесения.

– Чу Фэн, ты серьёзен? – Бай Жочэнь сильно нахмурилась. Она спросила это с сильным гневом в голосе.

Выражение Чу Фэна было неизменным. Он твердо ответил:

– Абсолютно серьёзен.

На самом деле Чу Фэн и сам хотел присоединиться к Дивизиону Вознесения. Однако, после того, как Ван Вэй и другие обратились к нему с подобной просьбой, и он согласился им помочь, он не мог вступить в Дивизион Вознесения в одиночку.

Это было потому, что сейчас ситуация кардинальным образом поменялась. Перед тем, как он присоединился к Южному Лесу Бирюзового Дерева, у него не было никаких чувств к Южному Лесу Бирюзового Дерева, и он искренне хотел воспользоваться им, чтобы облегчить себе жизнь на Горе Бирюзового Дерева.

Однако, сейчас все было абсолютно иначе. Сыкун Чжайсин хорошо относился к Чу Фэну, и даже заявил, что он надежда их Южного Леса Бирюзового Дерева. Это стало причиной того, что Чу Фэн не мог предать надежды Южного Леса Бирюзового Дерева и даже чувствовал, что он должен помочь его ученикам.

Таков был характер Чу Фэна и он не мог его изменить. Таким образом, несмотря на то, что он знал, что вступление в Дивизион Вознесения решит многие проблемы, он не мог согласиться этот вариант.

– Ты… – столкнувшись с таким ответом, Бай Жочэнь действительно пришла в ярость. Однако, вскоре она закрыла свои глаза, поправила своё умонастроение и сказала: – Забудь об этом. Всегда можно найти компромисс. Следуй за мной, но они пусть пока останутся здесь, – после того, как она сказала эти слова, Бай Жочэнь развернулась и начала уходить.

– А? Сестричка Жочэнь, это значит, что ты согласилась с этим? – услышав те слова, выражение Чу Фэна немедленно изменилось. Озорная улыбка появилась на его прежде серьёзном лице, когда он поспешно последовал за Бай Жочэнь.

Хотя он знал Бай Жочэнь не так уж и долго, Чу Фэн, в большей или меньшей степени, понимал характер Бай Жочэнь. Раз Бай Жочэнь так поступила, это означает, что она сдалась ему. Независимо от того, будет ли их присоединение к Дивизиону Вознесения успешным или нет, Чу Фэн уже был чрезвычайно тронут Бай Жочэнь, согласившейся пойти у него на поводу.

– Это не тот случай, когда я могу все единолично решить. Хотя Дивизион Вознесения создан учениками нашей Секты Вознесения, они, если быть точным, сейчас ученики Горы Бирюзового Дерева. Отношения, которые они поддерживают с Сектой Вознесения, остаются только как у бывших учеников.

– Таким образом, у Секты Вознесения нет возможности отдавать Дивизиону Вознесения приказы. Когда Дивизион Вознесения согласился принять тебя, они уже сделали исключение. Они проявили уважение к мастеру Секты Вознесения. Однако, они все же могли запросто отказать.

– Однако, Чу Фэн, я могу с уверенностью тебе сказать, что тебе будет выгодно присоединиться к Дивизиону Вознесения. Однако, если ты хочешь, чтобы все ученики твоего Южного Леса Бирюзового Дерева присоединились к Дивизиону Вознесения, это будет крайне маловероятно.

– Ты действительно планируешь отказаться от присоединения к Дивизиону Вознесения ради учеников Южного Леса Бирюзового Дерева, с которыми у тебя не такие уж и близкие отношения? – спросила Бай Жочэнь очень серьёзно.

– Сестричка Жочэнь, ты всё ещё не понимаешь меня. Я, Чу Фэн, кто-то, кто никогда не шутит с подобными вопросами, – ответил Чу Фэн.

– Хорошо, я тебя поняла, – Бай Жочэнь замолчала и полетела быстрее.

Под руководством Бай Жочэнь они вдвоем вскоре прибыли в Дивизион Вознесения. На самом деле это была территория учеников. Просто эта территория была чрезвычайно широкой и крайне роскошной. Что касалось названия территории, она называлась «Дивизион Вознесения».

Перед входом в Дивизион Вознесения была огромная круглая площадь. Многие ученики задержались на этой площади. Прямо перед входом в Дивизион Вознесения стояли несколько учеников по обеим сторонам, как охрана.

Кроме того, эти ученики все носили специальную повязку на левом плече. На повязке было слово «Вознесение». Очевидно, они все были членами Дивизиона Вознесения.

– Жди меня здесь, – по прибытию в это место, Бай Жочэнь сначала прошла через врата. Охранники Дивизиона Вознесения не остановили её. Однако, после того, как Бай Жочэнь вошла в Дивизион Вознесения, взгляды, которыми эти члены Дивизиона Вознесения смотрели на Чу Фэна стали слегка недобрыми, и даже содержали глубокое чувство презрения и дискриминации.

Однако, такого рода взгляд был чем-то, с чем Чу Фэн более, чем знаком, что-то, к чему он привык. Он полностью проигнорировал их взгляды, сел на каменное кресло на площади, и начал ждать возвращения Бай Жочэнь.

К счастью, скорость Бай Жочэнь была чрезвычайно быстрой. Быстрее, чем за время сгорания палочки ладана, Бай Жочэнь вышла. Однако, после того, как она вышла, ледяное выражение на её лице не только не уменьшилось, а даже усилилось. Она не только не сказала Чу Фэну войти, вместо этого она махнула своей рукой и сказала:

– Уходим.

– Сестричка Жочэнь, что случилось? – видя это, Чу Фэн был полностью растерян.

– Что ты несешь? Я говорю тебе уходить. Если ты не собираешься уходить, тогда я ухожу одна, – Бай Жочэнь бросила холодный взгляд на Чу Фэна, а затем взмыла в безграничное небо.

Видя это, Чу Фэн не стал больше ничего спрашивать, и также взмыл в небо, чтобы последовать за ней.

– Младшая сестра Бай, подожди секундочку. Мы всегда можем обсудить это; ты на самом деле планируешь отказаться присоединиться к нашему Дивизиону Вознесения из-за этих учеников Южного Леса Бирюзового Дерева? Это того стоит? – именно в этот момент шумные голоса послышались позади них.

Обернувшись, чтобы посмотреть, Чу Фэн был сильно потрясён. Было несколько десятков людей позади них. Кроме того, они все были экспертами уровня Боевого Короля. Всей группой они гнались за ними, жестикулируя и крича.

В этот момент Чу Фэн, наконец, понял, что случилось. Было очевидно, что Бай Жочэнь попросила за Чу Фэна и других учеников Южного Леса Бирюзового Дерева, чтобы они могли присоединиться к Дивизиону Вознесения, но было отказано. После этого Бай Жочэнь и сама решила отказаться от присоединения к Дивизиону Вознесения.

С тем, как обстояло дело, Чу Фэн потерял дар речи. Вместо этого он тайно показал свой большой палец Бай Жочэнь, которая летела с развивающимся на ветру платьем, и даже не оглянулась. Он сказал:

– Сестричка Жочэнь, какой великий дух верности.

http://tl.rulate.ru/book/190/84772

Переводчики: Kent

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)
Сказали спасибо 29 пользователей

Обсуждение:

Всего комментариев: 16
#
Ключик от тех дверей императора из подземелья, что находится на территории его малой родины?
Развернуть
#
Нет, это не он, то был другой чел и его признали самым сильным во всей святой земле. А те дверей можно считать императорским оружием и его тайные техники говорили что только когда он подчинил их себе только тогда они признают в нём своего хозяина!!!)
Развернуть
#
Я больше склоняюсь что это ключик к ништякам сокровищницы секты Бирюзового Древа к которой карта была, там о формациях говорилось
Развернуть
#
Спасибо
Развернуть
#
Спасибо!
Развернуть
#
мне кажется, что я понял секрет их брака (Главы секты Вознесения и той 40-летней красавицы) Они видимо знают о ключе и поэтому карга поженилась, чтобы её дочь могла спиздануть ключик :D
Ибо смысл мелкой Байли скрывать об этом, ведь там есть останки её "любимого" деда
Развернуть
#
Эх жалко, все комменты потерялись, кроме первых. Там же были такие шедевры...
Развернуть
#
слуги будут не самого лучшего качества...Хамоватые и плюющие в тарелку :)
Развернуть
#
По десять дворцов на ученика ... Вот эта фантазия.. Их там пару милиардов .
Развернуть
#
триллионом больше или меньше
какой китаец знает цифры и нафига они нужны
Развернуть
#
Но это корейское
Развернуть
#
Спасибо за труд.
Развернуть
#
Спасибо
Развернуть
#
Меня очень смущает Сыкун)))
Развернуть
#
Теперь я понимаю. Не то, чтобы там не было защитного экрана; вместо этого он только мешает нам войти. Что касается Чу Фэна и Жочэнь, они открыли это место. Таким образом, этот защитный экран не мешает им. Чу Фэн, ты на самом деле очень умный, – мать Бай Жочэнь внезапно пришла к осознанию и начала повторять похвалы Чу Фэну.
В этот момент мастер Секты Вознесения и Сыкун Чжайсин также поняли, почему Чу Фэн не внял их предупреждениям ранее. Оказалось, что он уже догадался, что так и будет. И всё же они, лидеры сил, которые прожили огромное количество лет, не смогли предвидеть этого.
Это стало причиной того, что у них появился совершенно новый уровень уважения к Чу Фэну. В то же время, они начали смотреть на Чу Фэн в новом свете, они также были пристыжены.
Прям вообще неожиданный поворот событий прям сосем не очевидно что войти только те кто открвли могут(если вы аутист которому овех дофига лет)
Развернуть
#
я тоже порой удивляюсь какой же Чу Фэн "гениальный"!
Развернуть
Чтоб оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь
Возможность комментировать данный ресурс ограничена.
Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим