Готовый перевод Endless Path : Infinite Cosmos / Бесконечный путь : Калека в мире магии : Том III [41-60]

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Глава 41 - Ван Мастер

(*Нет, Ван. Если ты не в состоянии менять структуру тела других людей, и они соответственно не могут использовать элементы системы. Единственная причина, по которой ты можешь это сделать,  — это то, что "Путь" интегрировался в твою душу и принимает участие в строительстве твоего текущего тела. Энергия, содержащаяся в твоем теле, является "источником" энергии, в то время как жители этого мира используют "Ману". Таким образом, существует фундаментальное различие между структурой твоего тела и телом тех, кто родился в "записях".*)

("Подожди, значит ли это, что «Бобы Сензу» не действуют на людей в этом мире? А как насчет оборудования? ") После того, как Ван узнал об отличительных чертах своего тела, он спросил Сис и о других насущных вопросах. Если бы он дал «Боб Сензу» Лили, она бы испытала то же самое, что и он!? Эта мысль породила холодок в его голове.

(*Это верно, но это не так плохо, как тебе кажется. Поскольку сущность, содержащаяся в бобе, принципиально отличается от "маны" этих миров, их тело просто отфильтровывает ее и рассеивает в атмосферу. Те же самые "законы", которые удерживают Ману в определенном теле, вытесняют любую чужеродную энергию. Что касается экипировки, то любая одежда или доспехи, которые ты покупаешь, автоматически подбираются под твое тело. Если ты хочешь, дать их другому человеку, то тебе необходимо разблокировать функцию "подарок" после запуска соответствующего квеста.*)

Ван расслабился, слушая первую часть слов Сис, а слушая вторую, уже испытывал глубокий интерес. Он был рад, что его потенциальная ошибка не поставила бы под угрозу жизнь Лили, и ему было любопытно, как открыть функцию «подарка», о которой упоминала Сис.

Сис в ответ сообщила ему, что не может раскрывать информацию о запуске функций системы. Он должен будет полагаться на свои собственные усилия, чтобы обнаружить их требования.

...

После трехчасового принудительного покоя, Ван, наконец, «проснулся». Лили, которая сейчас улыбалась, играла с «Маской Чумы», заметила его взгляд и начала сильно краснеть.

Ван попытался поднять голову с ее коленей, но она запаниковала и опустила голову назад, и сказала взволнованным тоном. «Т-т-ты не должен двигаться так-так-резко. Ты ведь только что очнулся»! Она была вовлечена в игру с его «бессознательным» телом и еще не подготовилась к нормальному взаимодействию с ним.

«Я в порядке. Я просто был без сознания, это побочный эффект предмета, который исцелил мои раны. Мое тело в полном здравии». Хотя он находил ее действия забавными, ему было очень неудобно, когда его удерживали за голову и шею. Он мог бы легко освободиться, если бы пожелал, но он не хотел напугать девочку до того, как они нормально поговорят.

Лили неохотно выпустила голову, и закрыла свое лицо руками, но всё же бросала на Вана любопытные взгляды во время того, как он осматривал своё тело.

Он посмотрел на лужи и сгустки крови, которые их окружали, а затем на застенчивую девушку, которая, казалось, совершенно не обращала внимания на трупы и вонь вокруг них. Самого Вана этот ужасный запах одолел и его начало тошнить.

В этот момент, Лили недоверчиво посмотрела на мальчика, ("Такое впечатление, что он раньше никогда не видел мертвых людей. Как он смог убить их так безжалостно, если даже не может спокойно смотреть на трупы? Может быть...")

«Прошу прощения, Ван-Сама...Может быть, ты никогда никого не убивал»?

Ван вытер слюни изо рта и неловко улыбнулся, прежде чем покачать головой.

Видя его ответ, Лили была переполнена сильными эмоциями. ("Он в первый раз кого-то убил…и он сделал это, чтобы спасти меня!?")

Она начала паниковать, думая, что ее слабость заставила красивого и невинного мальчика превратиться в убийцу. Она даже начала жалеть, что он спас ее в первую очередь, увидев, сколько боли и неприятностей ему пришлось пережить...

Вдруг ее осенило. Хотя она знала его имя, она даже не сказала ему своего. Она все еще находилась под влиянием своего страха и ненависти к искателям, и хотя мальчик спас ей жизнь, она не сказала ему своего имени, даже когда он "умирал". Вторая волна вины накрыла ее при осознании, и Лили заплакала, не в силах взглянуть в лицо мальчику, перед которым была в неоплатном долгу.

Она сидела и рыдала до тех пор, пока не почувствовала, что Ван положил на её голову свою теплую руку. Она утерла слезы, и взглянула вверх на мальчика, который смотрел на нее с нежной улыбкой. Чувствуя его доброту, вина в ее сердце стала ещё более ощутимой, намериваясь сожрать Лили изнутри. Она хотела объясниться и попросить прощения, но не знала как…

Ван ещё раз мягко улыбнулся, похлопывая маленькую девочку по голове. Она действительно намного младше, чем была в манге. Её полный рост составлял не более 105-110cм. Сидя Лили выглядела совсем маленькой девочкой, плачущей от потери и вины…Да, она винит себя в том, что произошло.

Когда Ван пытается успокоить ее, он начинал вспоминать все эмоции, пережитые на свидании с Хлоей. Каждое слово и действие, казалось, пытались помочь ему разрушить стены, которые он построил вокруг своего сердца. Она не пыталась нести его бремя или воспользоваться его слабостью. Вместо этого она позволила ему разоблачить себя перед ней, не осуждая его за трусость. Наконец, она помогла ему встать на путь, который позволит ему преодолеть свое прошлое, и даже дала ему цель...

Вспоминая все это, он посмотрел на плачущую Лили и увидел себя, слабого и испуганного. Но за такой короткий период времени, он уже сумел стать намного сильнее...и Ван решил дать Лили такую же возможность. Он не мог постоянно защитить ее, но мог указать ей путь, который позволил бы ей освободиться от ее страхов и запретов.

«Ты хочешь стать сильнее?» Он мягко прошептал эти слова, заставляя тело Лили вздрогнуть.

Она посмотрела на него с заплаканным лицом...и кивнула. Она не хотела быть слабой. Она не хотела, чтобы другие страдали, как старая пара, которая помогла ей. Она хотела стать достаточно сильной, чтобы стоять на своих ногах, не заставляя людей жертвовать собой ради её спасения. Она хотела быть такой же, как и мальчик, стоящий перед ней...

Ван встал на колени и протянул руку к плачущей Лили. (A / N: Лили довольно маленькая, поэтому Вану пришлось встать на колени, чтобы погладить её)

«Я Ван Мейсон. Если ты доверишься мне, я смогу помочь тебе найти свой путь».

Глядя на лицо мальчика, ей даже показалось, что сияние пещеры увеличилось в несколько раз. После недолгих колебаний...она схватила протянутую руку.

«Я Лилирука Арде. Пожалуйста, помоги мене отыскать путь...Мастер Ван».

...

[Тип Привязанности: Лилирука Арде] [Любовь: 88[Доверие], Интрига:61[Любопытно]

(A / N: она использует «Мастер»вместо «Сама» потому что это более личное обращение. Она видит, что Ван тот, кто может её многому научить и сделать сильнее, а не просто мальчик, который спас её.)

Глава 42 - А-А Да, Ван Сама

Ван побежал к выходу из подземелья так быстро, как он мог. Позади него, еле телепалась малышка Лили, т. к. от темпа у нее перехватило дыхание...

За несколько часов до...

Согласившись обучить Лили, Ван решил, что они должны получше узнать друг друга. Она рассказала ему о своем прошлом, о том, как ее родители плохо обращались с ней и заставили её работать сразу же, как только она была способна выполнять ручной труд. Она подробно описала страдания, которые испытала после того, как оба её родителя умерли в темнице.

Несмотря на то, что она сама пыталась стать искателем, Лили не могла добиться никакого прогресса в подземелье, т. к. была всего лишь ребенком. Всякий раз, когда она объединялась с какой-либо семьей, они заставляли ее выполнять всю черную работу, такую как грабеж магических кристаллов и ношение багажа. В конце концов, это переросло в полную эксплуатацию, поскольку они начали забирать ее доходы для собственных нужд. Опасаясь за свою жизнь, она сбежала из семьи и стала беспризорной сиротой.

В конце концов, добрая пожилая пара подобрала ее, и какое-то время она была счастлива. Они купили ей красивую одежду и относились к ней хорошо в первый раз в ее жизни, и она сделала все возможное, чтобы помогать им в их магазине, чтобы заработать похвалу.

К сожалению, группа, которая забирала ее деньги, в конечном итоге выследила ее. В качестве наказания за ее побег они разгромили магазин пожилой пары, прежде чем оставить Лили один на один с опустошением. Пожилая пара, которая была так добра к ней раньше, теперь смотрела на нее с презрением.

В ту ночь она плакала в переулке, прячась от дождя. Несколько дней спустя те же мужчины, что загнали ее в угол, предложили ей работу. Она должна была спускаться с ними в подземелье, а в обмен они давали ей 1% от заработка. Если Лили отказалась бы, то они её опять выследили бы, чтобы любого, кто проявит к ней доброту, настигла та же участь, что и пожилую пару.

Проглотив слезы, она приняла их предложение...и тогда начался ее настоящий ад. Мужчины часто забирали то немногое, что она зарабатывала, используя разные причины, часто ссылаясь на ее некомпетентность в качестве оправдания. Лидер группы даже вычитывал с Лили заработок за то, что он обеспечивал её безопасность в подземелье. Поэтому она несколько дней могла вообще не есть, а потом без сил упасть на землю.

После этого все стало еще хуже. Всякий раз, когда мужчины скучали, они начинали унижать Лили, заставляя её ползать на четвереньках и лаять, как собака ради еды. По мере того, как она продолжала взрослеть, некоторые из них даже пытались принуждать её к действиям сексуального характера. А если она сопротивлялась, то они жестоко избивали её до тех пор, пока она не могла уже даже шевелиться. Затем эти отморозки залечивали зельями её раны, и вышвыривали Лили на ночь на улицу.

После этого события она перестала говорить, и даже когда они пытались заставить ее вести себя как животное, она просто стояла на месте, пока их терпение не заканчивалось. Потом они снова до полусмерти избивали девочку, она даже научилась не сопротивляться, т. к. её барахтания и рев только приносили им больше радости и продлевали продолжительность избиения. Все, о чем она могла думать, это лишь о том, как сохранить свое достоинство и накопить достаточно денег, чтобы купить себе свободу и навсегда сбежать от семьи...

Помимо работы на своих мучителей, она начала работать в качестве «помощи по найму» для начинающих искателей. Она искала тех, кто еще не привык к подземелью, и заманивала их в ситуацию ложной безопасности, прежде чем украсть их ценности. Хотя она делала все возможное, чтобы убедиться, что они смогут убежать, все не всегда шло по плану.

Один из молодых искателей, которого она обманула, в конце концов, подумал, что она не бросила его и продолжила сражаться, а не сбежала. Лили с ужасом наблюдала, как он неизбежно подвергся нападению, и впервые она увидела, как кто-то умирает. После этого она не могла спать больше недели, т. к. воспоминания о том, как монстр разрывал мальчика на части, бесконечно воспроизводились в ее сознании.

Люди, которые эксплуатировали ее, даже зная, в каком она находилась состоянии, всё равно увеличивали её муки. Если она не хотела работать, они даже высыпали мусор из баков на Лили, заставляя ее оставаться в мусорной куче со своей "настоящей семьей"...

...

Ван молча слушал рассказ Лили. Он был многим ужаснее, чем та история, что описана в манге. Мальчик искренне задавался вопросом, как она смогла выжить так долго. По крайней мере, у него была мать, которая любила его, Хотя он так и не смог встретиться с ней до самой смерти...но Лили…, ее родители относились к ней, как к инструменту, облегчающему их жизнь. В то время как он получил благословение и доброту Клиши, которая подарила ему «Путь». Лили пришлось продолжать жить в мире, окруженном людьми, которые мучили и использовали ее. Когда он услышал ту часть, где ее почти изнасиловали, он чуть не раздробил кости в руке, ударив ею о стену подземелья.

Он испытал трагическую судьбу далеко за пределами понимания других, но независимо от того, насколько бесчеловечными были эксперименты, исследователи всегда заботились о его теле и о его основных потребностях. Ван никогда по-настоящему не испытывал тьмы и разврата, которые существуют в «цивилизованном» обществе.

После того, как она закончила рассказывать свою историю, Лили посмотрела на Вана, чтобы оценить его выражение лица. Это был первый раз в ее жизни, когда она так много говорила о себе, и ей казалось, что она увидит отвращение или недоверие..она упала туда, откуда никогда не сможет выбраться.

Лили не искала жалости или понимания, она просто хотела рассказать все мальчику, который так далеко зашел, чтобы помочь ей. И то, что она увидела, заставило её впервые улыбнуться по-настоящему с тех пор, как она работала в цветочном магазине. Девочка не видела ни жалости в его глазах, ни презрения, ни отвращения. Вместо этого внутри Вана горел праведный огонь. Она могла видеть, что он ясно представляет все, что было в ее прошлом, и то, что если он сможет, то обязательно всё изменит и спасет ее от этой судьбы.

Тьма, которая жила в глубине ее разума, начала рассеиваться, поэтому она сделала единственное, что могла придумать, чтобы передать свои чувства. Она улыбнулась.

Ван, заметив изменения, протянул руку...вытирая слезы, которые начали омрачать ее улыбающееся лицо.

---

После этого они продолжали говорить, на этот раз о будущем. Ван рассказал ей о своем намерении стать сильнейшим искателем, что заставило её вновь улыбнуться.

Лили стала задавать ему разные вопросы о его жизни, о том, что ему нравится и не нравится. Она хотела знать, откуда он родом, какую еду он предпочитает, что он ненавидит...и даже спросила о его предпочтениях в женщинах.

Ван ответил на каждый вопрос в меру своих возможностей, пытаясь обойти области, которые выявили бы существование системы. Он сказал ей, что жил в западных лесах со своим дедушкой, прежде чем приехать в Орарио после его смерти. Что касается еды, он сказал, что ему понравилось почти все, что он ел после прибытия в город. Что касается антипатий...он ненавидел людей, которые эксплуатировали других ради собственной выгоды.

Когда она услышала, что он упомянул об этом, Лили прижалась к Вану. Почувствовав ее прикосновение, Ван нежно погладил ее по голове.

Когда он добрался до вопроса о своих предпочтениях в женщинах, Лили начала внимательно слушать с яростным блеском в глазах. «Я не слишком в этом уверен. Я не встречал никого, кто бы мне по-настоящему нравился...»

Услышав его, она не могла не ответить: «Ээээ? Это не настоящий ответ Ван-Сама»! Лили начала дуться, думая, что он просто ходит вокруг да около.

Ван действительно не знал, что сказать, чтобы заставить ее понять. Он чувствовал, что будет неловко, если сказать, что ему нравятся такие девушки, как Хлоя, потому что на самом деле его привлекала не ее внешность. После того, как он преодолел страх испортить о себе впечатление, Ван просто начал наслаждаться ее компанией...

Лили сменила тему, увидев серьезное выражение лица мальчика: «Кстати, Ван-Сама. В какой семье ты живешь»? Учитывая его силу, она предположила, что он, вероятно, основной член семьи ранга B.

«Ах, я еще не вступил в семью. Я только что прибыл в город шесть..дней....назад». Ван к концу фразы говорил всё тише и покрылся испариной. Лили заметила это и захотела раскрыть эту тему в подробностях, но Ван схватил ее за руку и начал бежать вверх по лестнице в быстром темпе.

«Ван-Саааамааааааа, что происходит»?? Не в состоянии идти с той же скоростью, она буквально телепалась в воздухе, пока Ван её тащил ко входу.

Мальчик заметил, что она брыкается и отпустил ее руку, замедляя немного свой темп. «Я только что вспомнил, что срок действия моего временного удостоверения истекает сегодня! Мне также нужно переснять свой номер в отеле, в котором я останавливаюсь на ночь»! Ван проверил время в системе, когда бежал. Уже было 6: 29 вечера, а ворота закрываются ровно в 9. Хотя у него не было бы неприятностей с этим, если бы его не поймали, но он не хотел передвигаться по городу незаконно, ему не нужны лишние проблемы.

«Подожди, Ван-Сама! Я не могу оставить свою добычу»! Хотя у Вана не было много времени, он всё же вернулся вниз, чтобы забрать рюкзак Лили. Без мальчика она бы точно потерялась.

Когда они нашли её скромное имущество, Лили захотела взять рюкзак в свои руки, но Ван не дал ей этого сделать, он всё положил в инвентарь. Заметив, что рюкзак бесследно растворился в воздухе, Лили была просто ошарашена до тех пор, пока он ей не рассказал о существовании своей магии хранения. Не объясняя ничего, он побежал наверх, оставив позади шокированную Лили.

«Тогда как же я смогу…...». Наличие у Вана такой «удобной» магии делало совсем не нужными услуги, которые могла предоставить девочка. Она начала думать о том, каким способом может остаться с ним, но в этот момент услышала крик с другого конца коридора:

«Лили, ты идешь!?"Ван был смущен, поскольку Лили не успевала за ним. Он остановился и крикнул, чтобы привлечь ее внимание.

Она вздрогнула и закричала в ответ: "А-А, да, Ван-Сама! Я иду, не оставляй меня».

(A / N: не спрашивайте меня, почему я должен был добавить "не оставляйте меня" в конце этого предложения.)

---

Возвращение в настоящее...

Они продолжили бежать, а затем остановились в коридоре на первом этаже. Ван достал рюкзак из своего инвентаря, чтобы вернуть его Лили. Видя, что она едва ли дышит, он позволил ей перевести дыхание и передал свой «Графин восполнения».

Лили некоторое время просто смотрела на него, тяжело дыша, а затем всё же сделала пару глотков воды. После чего она попыталась испить всю воду до дна, и удивилась, обнаружив, что количество её совсем не уменьшается. Оставив свои попытки, она вернула графин Вану.

Ван также выпил и заметил малиновый румянец на лице Лили. Он с любопытством посмотрел на нее, спрятал графин и спросил: «Что случилось Лили»?

Она просто отвернулась, подняла рюкзак, и направилась к выходу. Ван следовал за ней, пока они, наконец, не добрались до холла на первом этаже «Вавилонской» башни. Возле входной двери Лили дала Вану обещание, что придет завтра утром, поскольку у неё есть ещё пара дел.

Ван уставился на удаляющуюся фигуру маленькой девочки с рюкзаком, который ей был далеко не по размеру. Он надеялся, что в будущем сможет позволить ей свободно идти по своему пути...

(*Ван, ты не о чем не забыл?* ) Сис раздраженным тоном прервала его минутную задумчивость.

Ван посмотрел на часы и увидел, что было почти 7 вечера. Он пулей рванул в направлении Гильдии.

Глава 43 - Добегался

Ван продолжал бежать в направлении Гильдии, проверяя время в системе. При его нынешнем темпе, ему все еще понадобится около 20 минут, чтобы добраться до офиса, что оставит ему менее полутора часа, чтобы добежать до городских ворот и обратно в гостиницу.

Он начал потеть, поняв, что, скорее всего, не сможет закончить все вовремя. Очередь в Гильдии тоже займет несколько минут и даже если его примут сразу же, потребуется время на осуществление обмена. Когда его опасения начали усугубляться, Ван почувствовал, что энергия начинает медленно высвобождаться из его живота, а его скорость постепенно увеличивается.

("Я могу использовать «Волю Императора», чтобы увеличить скорость!?") Поскольку Ван активировал этот навык только в экстремальных условиях, он даже не догадывался о существовании такой функции. Ван знал, что навык увеличивает его скорость, но думал, что это было просто результатом повышенного восприятия и мобильности в пределах действия домена.

В то время как навык полностью активировался, Ван решил провести больше экспериментов в течение следующих нескольких дней, когда будет тренировать Лили. Также он заметил, что его скорость вдвое увеличилась, и стал надеяться, что у него будет достаточно времени, чтобы успеть всё.

В своем ликующем состоянии он не обращал внимания на взгляды окружающих пешеходов. Из-за воздействия «Воли Императора» они почувствовали, что на них действует какая-то гнетущая сила. Люди в ужасе смотрели, как мальчик с ужасающей скоростью бежал по улицам города с демонической усмешкой на лице. У более слабых мирных жителей даже были галлюцинации, якобы мальчик был самим мрачным жнецом, который пришел забрать их души, в результате чего некоторые из них теряли сознание на том же месте.

Ван продолжал двигаться вперед, даже не подозревая, какие слухи будут ходить о нем в течении следующих нескольких дней. Его единственной целью было как можно быстрее добраться до Гильдии, поэтому Ван начал нырять в некоторые из переулков, которые он ранее наметил, чтобы обойти людные дороги. С его миникартой и маневренностью, которую он отточил в лесу и в подземелье, мальчик мог легко менять направление, не теряя при этом скорости.

Когда он был уже близок к месту назначения, Ван начал еще больше ускоряться, ввиду своего волнения. К сожалению, даже с повышенным восприятием, вызванным навыком, он не смог предотвратить столкновение с телом человека, который как раз проходил мимо переулка. В последний момент Ван попытался уклониться, чтобы избежать прямого столкновения, и в конечном итоге потерял равновесие, чуть ли не сбив с ног ничего не подозревающего прохожего, а сам ударился об асфальт. Сильно.

Он сидел на земле в оцепенении, не в силах оправиться. Он услышал голос женщины, обращающейся к нему. Судя по всему, она стояла сзади Вана.

«Эй, парень, ты в порядке»?

Немного покачав головой, Ван посмотрел в сторону источника голоса. Он впал в состояние шока, увидев, кто с ним разговаривал. Перед мальчиком стояла героиня манги, и заинтриговано смотрела на Вана.

Вероятно, благодаря своей божественности, она выглядела точь в точь как в манге. Рост Богини был примерно 165 сантиметров. У неё были ярко рыжие волосы и почти такого же огненного цвета глаза. На ней была повседневная одежда:свободная льняная блузка и черные брюки, которые, казалось, обнимали ее фигуру. На её ногах и руках были коричневые сапоги до колен и черные перчатки, которые заходили за локоть. Ее самыми поразительными чертами была большая грудь, которая виднелась из-за открытого воротника блузки, и большая черная повязка на глазу, закрывающая правую половину ее лица.

Встряхнув головой, Ван навел резкость и увидел Гефестус, покравительницу кузнечества и Богиню 3-го ранга из семьи Гефеста. Ван знал, что в будущем она будет носить имя «Гестия», и создаст «живой кинжал» для Белла, который будет способствовать его чудовищно быстрому росту.

Гефестус также оценивала мальчика, который врезался в неё. Он казался довольно молодым, и имел красивое лицо с немного наивным и отстраненным взглядом.

Помимо всего, у Богини была своя причина, по которой, она остановилась возле упавшего мальчика, а не просто прошла мимо. Её заинтересовала аура мальчика и его меча.

Она была удивительно похожа на ауру Бога, высвобождающего свою божественность, хотя и в гораздо меньшем масштабе. Казалось, что у нее была гнетущая сила, которая даже заставила слегка задрожать душу Богини. Она подозревала, что он, вероятно, потомок Бога, но не могла определить, какого именно. Меч Вана так же приковал внимание женщины.

Как Богиня кузнечества, она видела и практиковала почти все техники, созданные как на небе, так и на земле. Это был первый раз, когда она увидела клинок такой уникальной ковки. Удивительными были и материалы, использованные для создания меча. Учитывая способности ее глаза, она обычно могла легко идентифицировать класс и составляющие различных металлов и веществ, но не в этот раз. В этом случае, была использована магическая смесь железа и каких-то ещё тяжелых элементов, но каких именно, Богиня различить не смогла, поскольку ей помешал черный окрас лезвия.

«Эй, парень, если ты не торопишься, я бы хотела взглянуть на меч за твоей спиной. Можешь считать, что так я принимаю твои извинения за то, что ты чуть ли не сбил меня. Что ты на это скажешь»? Она действительно хотела получше рассмотреть меч, поэтому попыталась найти легкий компромисс, который не навредил бы ни одной из сторон.

Услышав ее голос еще раз, Ван быстро встал на ноги и поклонился. «Мне очень жаль, что я почти столкнулся с Вами, но я сильно тороплюсь сейчас, поэтому я не могу дать Вам свой меч». Он начал разворачиваться в сторону Гильдии, которая была всего в нескольких кварталах от его текущего местоположения. Но внезапно, сзади рука ухватила капюшон Вана и помешала ему двинуться вперед. Вана удивило количество приложенной силы.

«Давай, малыш, я уверена, что твое дело можно отложить на несколько минут. К чему такая спешка»? Гефестус не знала, когда у неё ещё будет возможность осмотреть клинок в будущем, и тот факт, что мальчик пытается уйти, не представившись и не объяснив ситуацию, сильно подпортил ей настроение.

Ван заметил суровый взгляд, и понял, что ему немедленно стоит объясниться. Он надеялся, что она поймет и позволит ему уйти, но ее реакция удивила его.

«Хахахаха, это все? Тогда это вообще не проблема. Позволь мне представиться, парень. Меня зовут Гефестус, и я Богиня семейства Гефеста. Ты должен был слышать обо мне, верно»? Она высокомерно улыбалась, что немного раздражало Вана, хотя он не был уверен, почему.

«Меня зовут Ван Мейсон, и да, я слышал о Вас и Вашей семье». Он мог видеть, как ее лицо начало немного сиять от его слов, и она кивала, как будто говоря: «конечно, конечно».

«Тогда как насчет обмена, Ван? У моей семьи есть что-то под названием «Гостевой пропуск», который предназначен для торговцев, которые перевозят материалы для нас в город. Покуда у тебя будет этот пропуск, с тобой будут обращаться как с гостем семьи Гефеста, и никто из городских стражей не посмеет обижать тебя. В обмен, я бы хотела, чтобы ты сопроводил меня в мою мастерскую неподалеку, чтобы я могла осмотреть твой меч. Договорились»?

Ван обдумал её предложение несколько секунд и утвердительно кивнул. Ему понравилась перспектива не бегать туда-сюда между Гильдией, воротами и гостиницей. Это также дало бы ему возможность наладить некоторые отношения с Гефестус, что облегчило бы ему в будущем общение с Гестией.

Гефестус кивнула, ожидая согласия, прежде чем направиться к зданию неподалеку. Ван был удивлен, когда понял, что мастерская находится в том же коммерческом районе, что и «Объятия очага». Он начал понимать, почему так много предприятий в этом районе, казалось, были названы в честь каминов и кузниц...оказывается, главная мастерская Гефестус была в том же районе.

Она продолжала вести его по нижним этажам магазина, где демонстрировались различные уникальные образцы оружия и снаряжения. Ван заметил, что ни один из дисплеев, на которых отображались все характеристики изделия, не показывал цены, а охрана магазина была невероятно усиленной. Даже с использованием «Воли Императора» он чувствовал опасность, исходящую от охранников, когда те холодно на него смотрели в ответ на любопытствующий взгляд мальчика.

«Эй, парень, когда ты перестанешь излучать свой домен? Не говори мне, что ты не можешь это контролировать»! Гефестус была немного раздражена тем, как много внимания Ван уделял охранникам. Она начала подозревать, что этому мальчику есть, что скрывать…

«Ах, простите, я совсем об этом забыл…» Неловко рассмеялся Ван, в то время как Гефестус просто выдохнула и приложила свою руку ко лбу.

«Вот мы и пришли. Не трогай здесь ничего без разрешения, пожалуйста». Она привела его в комнату, которая была самым безопасным местом во всей мастерской. Когда Ван вошел, он увидел оружие и доспехи, которые, казалось, обладали жизнью. Хотя в настоящее время они не использовались, но Ван чувствовал ауру опасности, исходящую от клинков, в то время как броня, казалось, обладала неприступностью гор. Он мог видеть большую разницу между его собственным оборудованием и шедеврами перед ним.

Ван в страхе и в восхищении смотрел на предметы. Гефестус, заметив это кивнула, словно благодаря его за высокую оценку. Она сидела за большим столом, где можно было увидеть несколько чертежей и дизайнов, разложенных по всей его ширине. После того как она навела порядок на столе, Богиня постучала по нему, чтобы привлечь внимание мальчика.

«Давай, положи меч сюда. И если ты не возражаешь, ответь на мои вопросы, мне это будет весьма полезно». Ван кивнул, но прежде чем положить меч на стол, спросил про гостевой пропуск. Хотя Гефестус казалась немного раздраженной, она взяла металлическую эмблему, на которой изображены два молота, пересекающих вулкан со своего стола и бросила её Вану, а мальчик в свою очередь, посмотрев на эмблему несколько секунд, положил меч на стол.

Гефестус внимательно осмотрела марку металла, и даже использовала различные инструменты, чтобы проверить оружие . Богиня слегка постукивала, слушая что-то, что Ван слышать не мог, и время от времени кивая головой, словно предыдущий стук ей что-то объяснил. Вану стало очень любопытно, что же она пытается выявить таким образом, и разнервничался.

Казалось бы, довольная результатами своего исследования и преисполненная любопытством Гефестус повернулась к Вану. «Где ты достал этот меч»? Это был самый важный вопрос, т.к. она искренне интересовалась его происхождением.

Поскольку он согласился отвечать на ее вопросы, Ван выдал ей отговорку, сочиненную мальчиком в тот момент, когда Богиня осматривала оружие. «Это была фамильная ценность моего умершего дедушки. Я не знаю, где он его взял». Снова используя своего "дедушку" в качестве прикрытия, Ванн стал чувствовать себя в долгу перед человеком, которого он никогда не встречал.

«Хм, а когда он умер? Какова была его профессия? Гефестус почувствовала нелогичность в его словах, поэтому решила подковырнуть глубже. Сложно было что-либо утаить от Богини, особенно если она отчаянно хотела узнать правду.

Ван занервничал, увидев её суровый взгляд, и начал жалеть, что согласился прийти сюда...

Глава 44 - Тайна должна остаться тайной

Ван начал сожалеть о своем решении. Его мысли мчались со скоростью одной мили в минуту сквозь его разум, когда он пытался придумать правдоподобную историю.

«Он умер несколько месяцев назад. Он был охотником в западных лесах, где и вырастил меня. Когда я был младше, он рассказывал мне истории о своей юности искателя и о путешествиях . Я приехал в город после его смерти, чтобы пойти по тому же пути».

Прежде чем он смог продолжить, Гефестус снова начала расспрашивать его. «О? И где же происходили его приключения? Как давно это произошло? И ты используешь меч, который тебе оставил дед»? Она продолжала давить на него, чтобы найти дыры в его истории.

Ван заметно заволновался, и его «Воля Императора» активировалась подсознательно. Гефестус заметила это и начала улыбаться, будто одержала победу. «Не волнуйся, Ван. Тебе должно быть достаточно легко отвечать на мои вопросы, если ты, конечно, не собрался мне лгать, и не пытаешься сейчас сгенерировать правдоподобную легенду».

Услышав ее слова, Ван посмотрел ей прямо в глаза. «Мисс Гефестус, у всех есть секреты, которые они хотят защитить. Я думал, Вы просто спросите о мече, а не о моей семье и прошлом. Я не думал, что это часть нашего первоначального соглашения. «Он решил занять твердую позицию, чтобы не разглашать слишком много информации. «Воля Императора», казалось, подтвердила его позицию, поскольку она начала испускать слабое давление на тело и разум Гефестус.

Богиня прищурилась и серьезно посмотрела на мальчика перед собой. Возможно, она была не совсем права, задавая так много неудобных вопросов. Гефестус не могла винить его за злость, вызванную вторжением в личное пространство. Вздохнув, она немного смягчила выражение лица, прежде чем продолжить. «Прости. Я не буду спрашивать о твоем прошлом, но мне все еще любопытно, использовал ли ты меч с момента его получения. На этот вопрос достаточно легко ответить».

Ван успокоился и начал подавлять «Волю Императора». Он немного подумал прежде чем решить, что этот вопрос не выходит за рамки их уговора. «Да. Я использую меч в подземелье уже несколько дней».

Услышав его слова, Гефестус почувствовала, что ее любопытство растет в геометрической прогрессии. Она определила, что лезвие было выковано из сложного соединения железа, и перековывалось более ста раз с использованием различных уникальных техник. Хотя клинок был создан с помощью мощных чар, она могла сделать вывод, что это только увеличило остроту клинка, а не его долговечность. Учитывая низкое качество материалов, нет никакого способа уберечь лезвие от изнашивания. Однако клинок перед ней находился в первозданном состоянии...как будто его выковали и отполировали несколько часов назад.

«И как далеко ты отважился продвинуться в подземелье? Какой у тебя уровень подготовки? Поскольку у тебя временный пропуск, я полагаю, что ты данжинер, верно»?

Ван заметил, что она снова начала отклоняться от темы, но т. к. вопросы не пытались раскрыть его прошлое, он решил все рассказать. Ван не хотел обидеть ее, избегая вопросов, на которые большинство людей были бы готовы ответить. «Я спустился на 7-й этаж в одиночку, и у меня все еще Уровень 1 потому, что у меня никогда не было семьи».

Гефестус приподняла бровь, услышав эту информацию. Он все еще был первого уровня, но дошел до 7-го этажа подземелья в одиночку? Это подтвердило ее подозрение, что мальчик совсем не прост и хранит какой-то секрет, и Богиня начала задаваться вопросом, как заставить его раскрыться. У неё в голове начал созревать план.

Ван, я определила состав этого меча и знаю, что он сделан не из очень прочного материала. Как ты можешь содержать клинок в таком первозданном виде, если то, что ты сказал — правда? Лезвие должно изнашиваться после уничтожения стольких монстров, и жидкости их тел должны были притупить лезвие, особенно при продолжительном использовании. Предположим, что существуют чары способные заострить лезвие но это все равно не объясняет его текущее состояние». Вместо того, чтобы смотреть прямо на Вана, Гефестус начала внимательно осматривать руны на клинке, делая вид, что ее лишь слегка интересует ответ.

Ван не думал, что вопрос был с подвохом, поэтому он сказал ей, что поддерживал лезвие, используя точильные камни.

Гефестус размышляла про себя: "Он сам ухаживает за клинком, используя точильные камни"?. Как мастер-кузнец, она использовала сотни тысяч точильных камней, но ни один из них не способен привести лезвие в такое состояние, в каком находиться меч перед ней. «Могу ли я увидеть один из точильных камней, которые ты используешь? Мне довольно любопытно, какой материал может обеспечить такой невероятный результат».

Недолго думая, Ван решил вытащить один из брусков. Насколько он знал, его точильные камни были совершенно обыкновенными. Он передал плоский кусок скалы Гефестус. Её глаза загорелись, когда камень сам выскочил из ее руки.

Они оба уставились на брусок, который упал на пол создав при этом глухой звук. Гефестус недоверчиво посмотрела на Вана, желая, чтобы он всё немедленно обьяснил. Но в мысли мальчика внезапно вторглась Сис. (*Ван, ты не можешь давать людям предметы, которые были получены через систему, не активировав функцию "подарок". Это особенно касается предметов, полученных из других "записей".*)

Ван вспомнил, что это было действительно так, и наклонился, чтобы подобрать камень. Он ответил неловкой улыбкой на заинтересованный взгляд Гефестус, которая продолжала следить за каждым его движением. «Извините Мисс Гефестус, но похоже, что этот камень могу использовать только я».

Гефестус очень заинтересовали последние слова Вана, и Богиня попросила, чтобы мальчик подержал камень в своей руке, пока она будет его осматривать. Кивнув, Ван двинулся вперед и протянул руку, держа камень. Гефестус его долго сверлила взглядом, но не нашла в нем ничего уникального, того, чтобы сильно отличало его от других. Он, казалось, был сделан из Новакулита и других плотных минералов, и Гефестус была неспособна ощутить какие-либо чары или заклятия, что оберегали бы этот камень от чужих рук.

В качестве теста она попыталась использовать свои инструменты для взаимодействия с камнем без физического контакта, но, казалось, что небольшая отталкивающая сила всё равно присутствовала. Богиню это вогнало в ступор. Её сильно заинтересовало и происхождение камня. «Ван, где ты получил этот брусок? Он похож на обычный камень, но имеет таинственную силу, которую даже мой "Божий глаз" не может выявить».

Ван начал понимать, что сделал ошибку. То, что он считал простым точильным камнем, в конечном итоге, вызвало излишнее любопытство Богини, и он уже не знал, какую отмазку можно было придумать, чтобы отделаться от неё. Пока он размышлял, Гефестус потянулась к одному из орудий, которые были выставлены возле ее стола. Она использовала странную ткань, чтобы повредить поверхность лезвия и уменьшить блеск.

Повернувшись к Вану, Богиня протянула ему клинок. «Я хочу увидеть твои способности. Покажи мне, как ты используешь этот точильный камень. Поскольку я не могу справиться сама, я хочу чтобы ты продемонстрировал мне этот процесс».

Т.к. Ван не знал, как выбраться из своего нынешнего затруднительного положения, он решил, что уже поздно сдавать заднюю. Если бы Ван отступит сейчас, он будет чувствовать себя жалко. Кроме этого он не хотел создавать трения между собой и третьей по силе Богиней в городе. Он схватил клинок и начал использовать точильный камень так, как он делал это миллион раз до этого.

Гефестус пристально посмотрела на него, и первое, что она заметила, было то, что Ван понятия не имел, как правильно обращаться с точильным камнем. Она начала подозревать, что он лгал ей все это время, но когда камень соприкоснулся с лезвием, ее опасения исчезли. Он начал светиться тонким белым светом, который мог увидеть только Бог. Каждый последующий удар точильного камня увеличивал яркость лезвия, а затем оно вспыхнуло ярким светом, и, в конце концов, восстановилось до своего первозданного вида. Даже зазубрина на клинке, которую она оставила, полностью исчезла.

Глава 45 - Семья?

Гефестус почти выхватила меч из рук Вана, когда тот пытался ей его передать. Клинок был в идеальном состоянии! Он даже был отполирован лучше, чем раньше. Теперь лезвие имело холодный блеск, и, казалось, могло рассечь любого, кто смотрел на него слишком пристально. В качестве эксперимента, Богиня схватила второй меч в другую руку и скрестила его с клинком Вана. Первый меч легко врезался в лезвие второго, несмотря на то, что их материалы и конструкция были схожи...

Она с интригой посмотрела на камень в руке Вана, но заметила, что он превратился в пыль. «Что случилось с точильным камнем»? Она не могла понять, почему камень самоуничтожился, если он был совсем новый.

Ван пожал плечами, и сказал то, что, по его мнению, было и так очевидным: «Они всегда рассыпаются после единоразового употребления».

Богиня подумала, что мальчик говорил правду. Даже если точильный камень не может использоваться больше чем один раз, он всё равно является мощным активом для любой семьи, отправляющейся в подземелье. Камень полностью восстанавливает повреждения, а значит, станет незаменимым инструментом в длительных экспедициях. «Может, расскажешь мне, где ты нашел этот камень, Ван? Это может спасти много жизней в подземелье, ведь людям не придется беспокоиться о том, что их оружие быстро придет в негодность от чрезмерного использования».

Ван покачал головой и решил сказать правду. «Я не могу сказать Вам, где я их взял, т. к. это секрет, который я никому не могу открывать…»

// Дополнительный Квест активирован//

[Задание: убедить Гефестус открыть глаз]

Ранг: (G)

Награды: развитие способности: [кузнец], 1x благосклонность Гефестус

Условия отказа: смерть в течении 30 секунд[0: 19S]

Штраф: 100 Кармы

Ван был удивлен уведомлением, которое появилось в системе. Больше всего его ошеломило условие отказа. У него осталось меньше 20 секунд!? Поскольку он не смог найти оправдания, он решил повторить свое последнее предложение. «Я не могу сказать Вам, где я их взял, т. к. это секрет, но я могу использовать их, чтобы помочь семье Гефеста...»

Богиня была немного разочарована ответом мальчика, но её забавляло то, с какой осторожностью он подбирает слова. «И что ты хочешь взамен, Ван»?

«Я буду использовать точильные камни, чтобы помочь Вашей семье, если Вы позволите мне увидеть, что скрывается под Вашей повязкой. Поскольку Вы многое узнали обо мне, будет справедливо, если Вы тоже откроете один из своих секретов».

Когда Богиня услышала эти слова, её любопытство внезапно испарилось. Теперь её лицо выражало грусть и меланхолию. Ван почти рефлекторно выпалил извинение. Он продолжал думать о том, как убедить ее открыть глаз и начал паниковать, когда таймер отсчитывал последние секунды.

Гефестус вздохнула, и заметила, что Ван заволновался, увидев перемены в её настроении. Она думала, что он попросил просто из любопытства, и вовсе не хотел обидеть её. Он был прав; Богиня так настойчиво пыталась выпытать все его тайны, не давая ничего ему взамен, даже после того, как оскорбила его. Если он хочет увидеть её глаз в обмен на эти магические камни, то это справедливый бартер, особенно учитывая преимущества, которые она могла бы получить для своей семьи.

«Хорошо, Ван.., но знай, что то, что скрывает повязка, не является чем-то интересным или таинственным. На самом деле, это может даже вызвать у тебя отвращение...ты все еще хочешь увидеть, что там»? Она посмотрела ему в глаза, когда он уже начал успокаиваться. Гефестус видела, что его глаза были ясны. Тогда и Ван посмотрел прямо на Богиню и улыбнулся ей.

«Пожалуйста. Я действительно хочу посмотреть». Ван знал, что боги на небесах с легким высокомерием относятся к ней, и именно по этой причине она подружилась с Гестией. Гестия была единственной богиней, которая видела ее глаз, не показывая страха или отвращения. Хотя он даже не думал об этом спрашивать, до того как пришло уведомление про квест, ему было действительно любопытно, что заставило так много богов изгнать одну из них, особенно если она была божественным гением кузнечного мастерства.

Гефестус поняла, что мальчик непоколебим и сняла повязку. После недолгих колебаний она медленно посмотрела на Вана, чтобы оценить его реакцию. Несмотря на то, что она пыталась притвориться, что не беспокоится, ее глаз был настолько тяжелой травмой для нее, что она подсознательно теряла уверенность, когда кто-то смотрел на неё. Богиня ожидала увидеть знакомое уже отвращение или презрение, которое проявляли все, кроме ее лучшей подруги Гестии...но этого не произошло. У него все еще была нежная улыбка на лице, когда он смотрел прямо в ее изуродованный глаз. Не было никакого притворного спокойствия, только неприкрытая интрига, облегчение и даже...беспокойство?

В тот момент, когда в голове Гефестус роилось это огромное количество мыслей, Ван продолжал смотреть на увечье. Вместо белой склеры, Богиня имела черную. Она окружала ярко-малиновую радужку её глаза. Он выглядел почти демоническим, особенно в сочетании с деформированной кожей вокруг него. Казалось, что эта кожа превратилась в морщинистую красную кашу, похожую на пятно крови.

Ван на самом деле почувствовал облегчение, поскольку всё выглядело не так жутко, как он ожидал, вспоминая описания из манги. Во всяком случае, Ван даже подумал, что это выглядит круто...но он видел по выражению лица Гефестус, что это принесло ей много боли. Он начал думать о том, как излечить это, и спросил совета у Сис.

Гефестус продолжала смотреть на мальчика и заметила, что выражение его лица совершенно не изменилось, даже спустя такое длительное время. Ее интерес к Вану начал расти, поскольку он оказался вторым существом в её многомиллионной жизни, кто смог принять её такой, какой он была без повязки. Богиня даже почти расплакалась, наслаждаясь добротой мальчика.

«Ты не боишься моего глаза, малыш? Разве это не отвратительно? Не чудовищно»? Она увидела, как его выражение лица изменилось впервые с тех пор, как она сняла повязку. Богине показалось, что Вана смутил этот вопрос.

«Это глупый вопрос. Хотя Ваш глаз и отличается от среднестатистического, но этот факт не меняет Вашей сущности, Вы продолжаете оставаться той, кем Вы есть. Почему я должен бояться Вас после личного знакомства и нашей беседы»? Ван в действительности очень уважал Гефестус из-за её поступков, описанных в манге. Она всегда была добра к людям, о которых заботилась, и даже выковала Беллу Кинжал стоимостью 200,000,000 Валис только ради своей подруги Гестии. Она не заслуживала, чтобы окружающие смотрели на нее, как на монстра, поскольку на самом деле, она — добрая и нежная девушка.

Гефестус была шокирована. Она не увидела никакой лжи в его словах, и могла сказать, что он на самом деле был смущен не ее глазом, а тем, что она думала, что он будет бояться её облика. Богиня решила, что ей нужно переоценить этого ребенка и начала немного изучать его особенности и заметила, что он на самом деле довольно красивый, хотя пока ещё совсем молодой...Через несколько лет, он, вероятно, станет способным искателем, хоть в настоящее время без семьи. Гефестус так же оценила его уникальную ауру, которая давала ясно понять, что его «дедушка» не был простым искателем.

Вдруг, ей в голову пришла гениальная идея, она посмотрела на Вана с блеском в Глазах и спросила: «Ван, ты хотел бы присоединиться к моей семье»?

Глава 46 - Гефестус, или божественный станок

Осознав, что Гефестус просит его присоединиться к семье, Ван начал серьезно рассматривать это предложение. Мальчик знал, что если он хочет стать сильнее, не привлекая слишком много внимания, ему понадобится сильный покровитель, и Гефестус была одной из лучших. Существовал шанс, что он сможет убедить саму Гефестус выковать для него оружие, т. к. многие из её произведений в магазине были намного более высокого качества, чем его нынешний меч. Если бы Ван мог получить оружие, потенциал которого рос бы вместе с его собственной силой, ему было бы намного легче в будущем, когда он углубится дальше в подземелье.

Он ранее рассматривал другие варианты, такой как семья Локи, например. Он был действительно заинтересован в присоединении к этой семье, поскольку в ней было много запоминающихся персонажей: Финн, Риверия, Близнецы-Амазонки Тионе и Тиона, а также печально известная дурра Айс, в которую Белл влюбился по сюжету манги. Основной причиной его колебаний служило то, что позже Ван хотел присоединиться к семье Гестии, а она враждовала с семьей Локи.

Увидев его глубокие раздумья, Гефестус начала нервничать, сама не понимая почему. Она хотела, чтобы он присоединился к ее семье, но не желала давить на него слишком сильно, т. к. это может его оттолкнуть. Думая, что Ван колеблется из-за её живого интереса к точильным камням, Богиня решила объясниться таким образом, чтобы лишить мальчика каких-либо сомнений.

«Если ты беспокоишься, что я просто хочу использовать тебя для доступа к точильным камням, то не стоит. Мои мотивы совершенно другие… Я просто ... интересуюсь твоим потенциалом. Я не буду заставлять тебя раскрывать свои секреты без твоего согласия, я просто хочу посмотреть, как далеко ты сможешь зайти с моей поддержкой». Ближе ко второй половине ее слов Богиня почувствовала, что на её щеках появился румянец. Это совсем не было похоже на неё.

После произнесенной Гефестус оправдательной речи, Ван не смог сдержать улыбку. Может быть, он слишком долго размышляет, ведь не было ничего, чтобы могло заставить мальчика усомниться в добрых намерениях Богини. Её семья обладала хорошей репутацией. Он также знал, что Гефестус не из тех, кто разглашает секреты тех, кто ей дорог. Это также позволит Вану приблизиться к людям семьи Локи, поскольку эти две семьи часто объединялись, отправляясь в экспедиции в подземелье.

«Спасибо, Гефестус-Сама. Я бы очень хотел присоединиться к Вашей семье». Он поклонился в самой вежливой манере, в которой только смог, и ждал ее ответа.

Глядя на мальчика, кланяющегося перед ней, Гефестус почувствовала дискомфорт в своей груди. Хотя она раньше не возражала против обращения «Мисс», но теперь, когда Ван согласился чтать частью её семьи, Богине было не по себе от того, что мальчик обратился к ней с приставкой «Сама». Это фактически строило между ними стену, которую Гефестус сразу же захотела разрушить, чтобы избежать сложностей в будущем.

«Зови меня Гефестус» — заявила она твердо. Это ввело Вана в замешательство. Увидев это, Богиня повернула голову, и снова покраснела. «Я говорю, что ты можешь звать меня просто Гефестус. Нет необходимости прибавлять "Сама". или что-нибудь подобное...»

Ван кивнул в знак согласия, но нашел её поведение весьма странным. Такое впечатление, что она смущалась. Мальчик знал, что глаз ей не придает уверенности, но он не представлял, что этот дефект настолько влияет на её взаимоотношения с другими. На деле, Ван даже чувствовал себя немного виноватым, но постарался выбросить эту мысль из головы, поскольку в её особенности не было ничего отвратительного. На самом деле, он хотел помочь ей вылечить глаз, но единственным решением, по мнению Сис, была алхимия, которую мальчик естественно не знал.

Заметив, что Богиня ждет его реакции, Ван улыбнулся и нежно произнес: «Гефестус».

Это обращение прозвучало даже несколько интимно, и по спине женщины побежали мурашки. Она почувствовала, как её сердцебиение учащается, и попыталась скрыть свое смущение кашлем. «Так, хорошо… кхммм. Давай продолжим церемонию посвящения. Я хочу увидеть, насколько ты силен и есть ли у тебя талант к кузнечеству. Не волнуйся, даже если ты не сможешь стать кузнецом, я все равно позволю тебе быть моим ассистентом...или ты сможешь отправиться в подземелье и собирать необходимые материалы. Несмотря на то, что большинство членов моей семьи — ремесленники, мы всё равно добываем сырье самостоятельно, иначе бы давно стали зависеть от других семей».

Пока Богиня говорила это, она вытянула стул и поставила его в центре комнаты. Гефестус пыталась сохранять спокойствие, но все же заметила, что сердцебиение еще не нормализовалось. Она подала знак Вану, чтобы он сел, поскольку слова застряли у неё в горле.

Спустя некоторое время, поняв, что ничего не происходит, а Богиня просто стоит в оцепенении Ван вежливым тоном окликнул её: «Гефестус»? Женщина вздрогнула и продолжила странно смотреть на мальчика.

«Всё…всё хорошо, Ван. Тебе…необходимо, кхмм..снять рубашку». Она не знала, почему ей было неописуемо трудно говорить такие простые слова. Богиню, конечно, поразило его отношение к ней, но не может же она в самом деле влюбиться в Вана, он ведь совсем ещё мальчишка!

Когда Ван повиновался её приказу, и начал снимать рубашку, Гефестус не могла не смотреть на его тело. Он имел красивую спортивную фигуру, но при этом не был слишком мускулистым. Его телосложение, вероятно, было результатом интенсивных тренировок. Она смотрела, как его мышцы играли в полумраке её мастерской, и понимала, что никак не может оторвать взгляда.

Сняв одежу, Ван сидел с оголенным торсом, прислонившись к спинке стула. По истечении пары минут он начал вертеться и ерзать, но резко остановился, услышав голос Богини.

«Смотри прямо, я уже начинаю. Постарайся расслабиться, т. к. церемония может вызывать некоторый дискомфорт». Гефестус понимала, что выглядит не наилучшим образом, поэтому хотела, чтобы взгляд Вана как можно реже попадал на неё.

Глядя на хорошо развитые мышцы спины Вана, она медленно приложила к ней палец после того, как уколола его иглой. Богиня начала бормотать заклинание, рисуя герб своей семьи на лопатках мальчика. Хотя тяга к Вану и отвлекала её, Гефестус успешно завершила обряд. Богиня так же заметила, что он всё это время сидел с идеальной осанкой и ни разу не вздрогнул. «У него должна быть хорошая терпимость к боли», — подумала она, когда начала проверять его обновленный статус.

То, что она увидела, отправило ее душу обратно на небеса.

==========================================================

Имя: [Ван Мейсон]

-Уровень:1

-Мощность: SS1001

-Выносливость: SS1108

-Ловкость: A887

-Ловкость: S940

- Магия: SSS1611

Навыки: [Мастерство лучника:С], [стелс:D], [Разрыватель цепей:C], [Благосклонность Иггдрасиль :С], [Вуаль Путешественника: С]

Магия: Пусто

Навыки Развития: [Перенесение ранений: B], [Дух Исцеления: B], [Кузнец: F]

Его самый низкий параметр был «A», а три значения статистики даже находились за пределом. И откуда у него столько навыков, связанных со скрытностью и сокрытием!? Она вспомнила, что Ван утверждал, что пришел из западных лесов, вероятно, этот багаж помог ему выжить, хотя умения и были узконаправленные. У него даже было три навыка, которые она никогда раньше не видела, и каждый из них имел невероятные свойства, которым бы позавидовали сами боги.

Но Гефестус не могла увидеть секретных навыков мальчика, они бы точно ввергли её в истинный шок.

Хотя она и порывалась спросить об этом, но решила, что сейчас не самое подходящее время. Он уже присоединился к ее семье, и у неё ещё будет не одна возможность расспросить Вана, когда он сам будет расположен к открытой беседе.

Ван твоя статистика фантастическая для Уровня 1. Твои показатели одни из самых высоких, которые я когда-либо видела, а значение твоей магии, вероятно, является своего рода рекордом...Когда я волью в тебя свою Фальну, чтобы завершить церемонию, она поглотит все последствия борьбы с монстрами, и повысит твой уровень. Ты как к этому относишься»?

Ван задумался на мгновение, а потом утвердительно кивнул. С тех пор, как он спас Лили, в его теле не прекращала присутствовать боль, несмотря на то, что Ван исцелился с помощью «Образа Героя». Ван проконсультировался с Сис, и она сказала ему, что причиной этому служит перенапряжение его тела в результате безудержного роста. Без повышения уровня было бы все труднее увеличить значения параметров, и даже если бы он находил в себе силы для этого, его тело могло просто не выдержать и взорваться.

Гефестус капнула еще одну каплю крови, и обновила статус Вана. Она искала какие-либо изменения, которые, возможно, появились в результате перехода на новый уровень и была удивлена, увидев, что он получил дополнительные два навыка, в результате чего в общей сложности у мальчика теперь было семь полных и три развивающихся умения.

Ван физически чувствовал изменения. Давление у него в животе нарастало, пока, словно не прорвалось через какой-то барьер, который предотвращал преждевременный выброс энергии. Это было очень бодрящее ощущение. Ван заметил два новых навыка, полученных через систему.

---

[Фехтовальщик: D]

Увеличивает понимание техники владения мечом. Обеспечивает небольшое увеличение кинетического зрения и пространственной осведомленности пользователя.

[Легкость пера: E]

Увеличивает понимание способностей и работы ног. Обеспечивает умеренное увеличение способности скрытности.---

Пока Ван изучал свой статус, Гефестус взяла пергамент, что бы что-то записать. Завершив, Богиня с усталым видом передала его Вану.

«Я знала, что в тебе есть что-то особенное, но ты действительно не такой как все. Я даже не знаю, что сказать. И когда только тебе удалось приобрести так много навыков, находясь при этом на первом уровне. Даже своим глазом я не вижу предела твоего потенциала. К счастью, у тебя есть способность к развитию навыка «кузнеца», поэтому я могу по крайней мере направлять тебя в этом. Я также познакомлю тебя с инструктором по фехтованию позже, если хочешь».

Пока Гефестус произносила эту восторженную речь, Ван оделся, посмотрел на бумагу, которую она ему дала, и увидел, что все его параметры сброшены на I10, что также отразилось и в системе. К счастью, он сохранил показатели своих скрытых навыков, что делало общую картину не таким уж жалким зрелищем.

Ван повернулся к Гефестус, и, слегка поклонившись, сказал: «Спасибо, Гефестус. Я с нетерпением жду Ваших дальнейших указаний». Ван заметил, что она постоянно отводит свой взгляд, это заставило мальчика улыбнуться.

Гефестус немного была раздражена тем, что этому мальчишке так легко удалось получить от неё столько привилегий, но решила не обращать на это внимание. Она схватила молоток со стены рядом со своим столом. Он оказался рычагом, открывающим секретную мастерскую. Гефестус жестом приказала Вану следовать за ней. Они пришли к кузнице, которая горела вечным огнем.

У тебя просто чудовищный уровень боевого таланта, но давай посмотрим, насколько велик твой потенциал кузнеца. «Она повернулась к Вану с лицом, выражающим крайнюю степень уверенности. Ван считал, что эта эмоция ему подходит как нельзя лучше.

Мальчик кивнул, присев рядом с кузницей, чтобы наблюдать за действиями Гефестус. Не каждый день у человека есть возможность наблюдать, как настоящая «богиня кузнечного дела» демонстрирует свои навыки. Он сосредотачивал свое внимание на каждом ее слове и движении, пока она учила его ковать.

Глава 47 - Первая ковка

Гефестус начала процесс, взяв грубый кусок металла, который замачивался в растворе, для удаления примеси, что содержится в руде. Затем она вставила его в термостойкий контейнер, который мог выдержать тепло «Вечного огня» в кузнице. Она будет периодически удалять перегретый металл прежде чем убрать накопление шлаков.

Ван наблюдал за процессом и удивлялся тому, как методично она выполняла каждый шаг. Она, казалось, была чрезвычайно расслаблена, но в ее глазах был интенсивный фокус, который создавал иллюзию, будто бы она может смотреть сквозь предметы. Каждое маленькое изменение в металле было сразу же замечено ее взглядом, и она использовала магический молоток, чтобы выбить несовершенства из руды. По истечению, казалось нескольких часов, а на самом деле всего нескольких минут, она, наконец, взяла очищенный металл и начала формировать его в брусок.

«Это процесс переработки слитка. Металл, что я взяла на самом деле является магической сталью, которую мы используем для изготовления определенных изделий. Мы применяем ману, чтобы вытеснить любые примеси из сырой железной руды, а затем усиливаем структуру полученного материала с помощью давления. На этом этапе ты можешь использовать молот, чтобы укрепить структуру металла и придать ему магически заряженную природу. Она позволяет генерировать манну для усиления навыков, а при достаточной практике ты даже сможешь включить в металл особые свойства и качества».

Увидев озадаченный взгляд Вана, Богиня засмеялась, а потом установила металл на соседней платформе, чтобы дать ему остыть. «Тебе не нужно слишком беспокоиться об этом, Ван. То, что ты только что увидел, было результатом многовековой практики и бесчисленных экспериментов. А пока, ты попытайся понять основные принципы, у тебя со временем всё получится. Попробуй! Я буду помогать тебе на каждом этапе».

Она протянула Вану молоток, который использовала, чтобы усовершенствовать магическую сталь, и Ван взял его в руки. Молот оказался намного тяжелее, чем ожидал мальчик. Если бы не увеличение его силы на прошлой неделе, он может быть даже не был бы в состоянии поднять его. Вана очень соблазняла возможность поместить молот в свой инвентарь для анализа, но он решил сосредоточиться на поставленной задаче.

Вынув из раствора кусок необработанного железа, он начал пытаться повторить процесс создания слитка. Он заметил, что было очень трудно расположить руду в пламени, и даже небольшие просчеты привели бы к тому, что огонь поглотил бы всё железо. Ван теперь понял, почему Гефестус так часто вынимала руду из пламени, теперь и он старался не проморгать нужный момент.

Гефестус наблюдала и одобрительно кивнула, видя что у мальчика есть прогресс. Хотя было очевидно, что он — новичок, но его внимание к деталям при совершении ошибок показало, что Ван очень терпелив и наблюдателен. Это положительные качества для кузнеца. Она продолжала следить за тем, как он перерабатывает руду, и при необходимости давала ему советы.

Концентрация Вана возросла до максимального уровня, когда он пытался справиться с сырым железом. Всякий раз, когда он удалял его из пламени, чтобы выбить примеси, Ван понимал всю кропотливость и тяжесть этого труда. Вес молота помогал увеличить силу, но никак не придать форму слитка железу.

«Помни Ван, тебе нужно сосредоточиться, и направить свою ману через удары молота. Это облегчит формирование метала». Гефестус поняла, почему у него были трудности. Из-за его чудовищной статистики она решила не давить на него, позволив ему использовать молоток из своей личной коллекции. Без надлежащего контроля он не смог бы сформировать металл, но она полагала, что его волшебный стат SSS позволит ему адаптироваться со временем.

Услышав ее совет, Ван глубоко вздохнул и попытался расслабиться. Если это был вопрос контроля и внимания, он просто должен был использовать свой козырь. Он активировал «Волю Императора» и его домен распространился по всей кузнице.

Гефестус немного нахмурилась почувствовав что-то неладное, но как только она увидела, что Ван продолжает работать над металлом, она одобрительно кивнула. В тот момент, когда он активировал свое псевдо-божественное состояние, Богиня заметила, что его контроль над маной увеличивался в геометрической прогрессии, и он был в состоянии легко транслировать энергию в молоток. Гефестус была удивлена, т. к. внутренние каналы маны молотка, как правило, невозможно использовать без понимания их структуры. Она полагала, что его аура позволяет ему воспринимать поток маны в поле, которое он создал, и она была не так уж далека от истины.

Ван использовал свое улучшенное восприятие, чтобы закончить удаление примесей. Это заняло почти в пять раз больше времени, чем потребовалось Гефестус, но мальчику все же удалось сохранить более 70% от первоначальной массы. Он сразу же начал формировать необработанный металл в слиток, но у него вышел корявенький брусок.

Увидев конечный результат, Гефестус рассмеялась про себя. Несмотря на то, что он, казалось, обладал невероятным талантом к очистке металла, потребуется еще много времени и усилий , прежде чем он сможет нормально работать с формой. Богиня знала, почему не удался слиток. Мальчик просто долго всматривался в железо, позволив ему остыть. Если бы он начал формировать металл сразу после извлечения его из кузницы, он бы получил желаемый результат.

Заметив, что мальчик с большой долей самокритики отнесся к своему творению, Гефестус решила его подбодрить: «Не волнуйся, Ван, для первого раза у тебя вышло очень хорошо. Этот материал сложно поддается обработке, мы изготавливаем из него только дорогостоящие и уникальные изделия. И если бы у тебя сразу идеально получалось бы с ним работать, это было бы просто ненормально»!

Она схватила деформированный слиток, а затем разогрела его с помощью «Вечного огня». «Смотри внимательно, я продемонстрирую еще раз. Ты должен начать формировать металл в тот момент, когда он достигнет критично-высокой температуры. Благодаря своей проводимости этот материал быстро охлаждается путем поглощения элементов воздуха. У тебя есть только небольшой отрезок времени чтобы придать форму металлу перед повторным нагревом».

На этот раз, вместо того, чтобы сразу создать форму слитка, Гефестус показала ему весь процесс сначала. Она повторила этапы формирования и разогрева магистеля в общей сложности семь раз, прежде чем он принял ту же форму, что и ее предыдущий слиток, хотя и меньшего размера.

Когда Богиня закончила, она положила слиток на полку, а потом повернулась к наблюдательному Вану и сказала: «На сегодня всё. Я могу сказать, что у тебя есть много скрытых способностей, необходимых для ковки. Я попрошу кого-нибудь научить тебя основам в будущем, а когда у меня будет свободное время, я дам тебе ещё несколько уроков сама. Старайся запоминать всё и быстро, моё время дорогого стоит».

Она игриво улыбнулась, произнося эти слова, но, увидев реакцию Вана, немного изменилась в лице потому, что мальчик хотя и делал видимость того, что внимательно слушал, однако больше был сосредоточен на металле и слитках, нежели на её словах.

("Он хочет попробовать еще раз"?). — Подумала она, но знала, что опасно перенапрягаться, особенно когда только начинаешь. Нарастание физического и морального истощения только усложнит процесс. Но как только она собралась убедить в этом Вана, Богиня застыла, увидев его состояние.

Ван взял молоток и схватил кусок сырого железа. Аура, которая распространилась по всей кузнице, сузилась до радиуса в три метра. Возможно, это было связано с тем, что он был смущен предыдущей ошибкой, или, может быть, с появлением духа конкуренции, но Ван решил приобрести руководства по кузнечному делу в системе, чтобы иметь дополнительный источник знаний.

Он потратил в общей сложности 17 000 OП, чтобы купить все книги, которые он мог использовать на текущем уровне души. Когда его мозг обрабатывал этот океан информации, Ван почти потерял сознание, но сумел удержаться, активировав «Волю Императора» на максимум.

Глава 48 - Божественное пламя

Гефест же могла видеть фактически жидкообразную энергию, которая образовалась вокруг Вана. Несмотря на то, что Богиня с самого начала, благодаря своему глазу, знала об уникальности ауры мальчика, сейчас она в первый раз узрела физическое проявление манны Вана. Не будет преувеличением сказать, что для достижения такого состояния требуется богоподобный уровень контроля. Она беспокоилась, что все, что она сейчас скажет или сделает, нарушит таинственное состояние, в которое вошел Ван, поэтому она молчала и продолжала наблюдать.

После того, как его мозг закончил сортировать всю информацию, Ван вдруг почувствовал, как будто он был кузнецом уже десятки лет. Он знал, что у него ещё не достаточно практики, и его навыки ещё не достаточно развиты, но мальчик думал, что быстро это исправит в будущем. Поскольку информацию он получил и из других «записей», а не только из Данмачи, Ван был практически уверен в том, что его теоретический уровень превышает знания самой Гефестус. Возможно, он не сможет сравниться с ней в мастерстве или опыте, но он сможет внедрять инновации и овладевать «потусторонними» техниками, если у него будет достаточно свободного времени.

Ван вошел в состояние абсолютного фокуса и начал переработку металла. С небольшими потерями ему удалось сохранить около 83% от всего сырья. После того, как он завершил работу у «Вечного огня», мальчик начал быстро создавать форму, на этот раз, используя свою ману, чтобы магическая сталь превратилась в аккуратный слиток.

Он повторял этот процесс до тех пор, пока в его голове не появилась идея. ("Если я могу использовать свою ману, чтобы держать форму слитка, не могу ли я сделать то же самое, нагревая метал»? Он сразу же попытался проверить свою догадку, но быстро понял сложность своей затеи. Когда он просто очищал металл, пламя не было таким агрессивным, но когда он начал использовать свою энергию, «Вечный огонь», будто начал физически жечь его изнутри.

Гефестус внимательно наблюдала за работой Вана над металлом и сразу заметила изменения. Она видела, что он использует свою ману, чтобы «держать» слиток в кузнице. Поскольку «Вечный огонь» был мистическим огнем, который мог сжечь все, что угодно, было очень опасно концентрировать Ману прямо в нем. Если он не будет достаточно осторожен, то может серьезно навредить себе.

Хотя Богиня хотела остановить его, она боялась, что её вмешательство приведет к развертыванию наихудшего сценария. Гефестус почувствовала себя беспомощной, наблюдая за его борьбой. Если бы она знала, что в нем так мало сдержанности, она бы просто не позволила ему работать после окончания пробного урока.

Напряженная атмосфера начала распространяться по всей комнате. С одной стороны в ней находился мальчик, который сосредоточил всю свою энергию на работе, пытаясь выйти за пределы своих возможностей, в другой стороне стояла Богиня, которая чувствовала себя виноватой, из-за того, что всё вышло из-под контроля. Она затаила дыхание и почувствовала, что у неё перехватило дух от происходящего.

Поскольку давление продолжало увеличиваться, Ван начал чувствовать, как будто он вот-вот потеряет сознание. Он давно заметил, что что-то пошло не так, но отказался сдаться, поскольку был в шаге от достижения своей цели.

Прошло еще несколько секунд, которые, казалось, тянулись целую вечность, прежде чем слиток был готов. Его поверхность имела безупречный металлический блеск, и каждый край был хорошо обработан. К сожалению, Ван не успел как следует порадоваться, т.к. заметил, что он не может удалить свою энергию из пламени. Казалось, что огонь хочет поглотить всего мальчика. Это на самом деле было так.

Так называемый «Вечный огонь» был уникальным владением Гефестус с тех пор, как она обрела свою божественность. Она даже перенесла его в мир «смертных», чтобы продолжать создавать свои шедевры. Но со временем ему наскучила земная жизнь. Он ждал момента, когда снова сможет обрабатывать божественные металлы и создавать артефакты, пригодные для использования только самими богами.

Когда Гефестус позволила этому мальчишке работать с металлом, используя его пламя, «Вечный огонь» начал сосредотачивать весь свой неиспользуемый потенциал, на Ване. Он сделал почти незаметные корректировки баланса своего пламени, что привело к большей потере материалов. Он даже издевался над мальчиком за его неспособность адаптироваться к изменениям, не ощущая никакой вины.

После того, как мальчик закончил работать в первый раз, «Вечный огонь» даже злорадствовал, что у Вана так и не получилось сформировать слиток. В тот момент, если бы он мог засмеяться, то обязательно сделал бы это очень громко. А когда Гефестус подогрела слиток снова, «Вечный огонь» позволил ей продемонстрировать, что такое настоящее мастерство, чтобы убить все амбиции Вана. Но что делала Гефестус? Она медленно обрабатывала металл и показывала процесс ковки, используемый новичками. Он должен был разогревать один и тот же кусок мягкого металла снова и снова, пока слиток, наконец, не принял форму.

«Вечный огонь» невзлюбил за это человеческое дитя ещё больше, ведь его хозяйка опустилась ради него до жалкого уровня. А когда он увидел, что мальчик взял другой кусок металла, «Вечный огонь» попытался отомстить, но не смог этого сделать, т.к. Ван применил свою энергию, чтобы контролировать языки его пламени. «Вечный огонь» начал гореть неистовой яростью, от того, что мальчику удалось сохранить так много металла несмотря на все его усилия.

Когда Ван начал формировать слиток, его ярость начала возрастать до тех пор, пока мальчик не совершил глупую ошибку! У этого идиота хватило смелости попытаться влить свою ману прямо во внутреннюю энергетическую структуру пламени. В тот момент «Вечный огонь» попытался создать духовный замок вокруг вторгшейся энергии, но был удивлен результатом. Энергия, которой обладал этот человек, казалось, подавляла его чистую стихийную природу, вызывая инстинктивный страх у пламени.

Страх, который он чувствовал, заставил его гнев достичь абсолютной вершины. Он начал пытаться потреблять энергию мальчика и преобразовывать ее в свою собственную, и был удивлен абсолютной чистотой этой энергии. Казалось, что он способен питать ею свое «ядро» и сделать пламя еще сильнее. Вся ненависть, накопленная к мальчику пропала в этот момент.

Ван чувствовал, что воздействие пламени становиться всё сильнее и сильнее. Мальчик стиснул зубы с такой силой, что его десна начали кровоточить. Он попытался насильно удалить свою энергию, в результате чего его «душа» закричала в знак протеста. Каждая неудачная попытка приближала его все ближе и ближе к смерти, но он непреклонно отказывался уступить пламени. Его желание избежать заточения росло…

В глазах Вана появился образ воина. Если бы несчастные кобольды, сейчас оказались в комнате, то они бы подтвердили насколько отличалось по силе действие домена тогда, и сейчас. Образ поднял внушающий благоговение меч к небесам, прежде чем разрубить с неудержимой силой связь между «Вечным огнем» и Ваном.

Мальчик мог слышать резонирующий звук разрушающихся цепей и ощущать ослабление воздействия пламени.

Он держал безупречный слиток и пылко смотрел на него, прежде чем представить его озадаченной Богине, которая наблюдала за всем этим. «У меня получилось...» Когда эти слова слетели с его уст, он вошел в состояние «Нулевого сознания», но всё еще продолжал протягивать свою работу Гефестус.

Богиня смотрела на бессознательного мальчика, который гордо стоял, показывая свои достижения. Она медленно забрала из его рук слиток, а затем отнесла его тело на диван в офисной мастерской. Уложив Вана, она продолжала смотреть на слиток обоими глазами в течение нескольких минут.

« Что за дитя я приняла в свою семью... Как он смог побороть волю «Вечного огня» и при этом остаться живым и уйти победителем»? Она смотрела на его лицо и понимала, что это только начало…

«Он очень мило спит после такой титанической работы».

Обычно сдержанная Богиня расхохоталась как ребенок. К сожалению, пройдет ещё много времени, прежде чем Ван откроет для себя эту сторону Гефестус.

Глава 49 - Доброе утро, Гефестус

Ван плавал в пустоте. Он не мог определить, в каком направлении он движется, когда его тело медленно вращалось в пространстве. Тепло проникало в его тело, напомнив ему о чувстве, которое он давно потерял. Со временем холод начал сменять тепло; оно начало исчезать, и паника распространялась по всему его сознанию. Он пытался вновь отыскать чувство теплоты, но сколько бы он ни боролся; сколько бы времени не прошло, он так и не смог этого сделать.

---

В конце концов, он оставил попытки и начал искать утешения в тишине, вызванной холодом, который пронизывал каждую клеточку его существа. Но, несмотря на то, Ван не надеялся найти тепло, он хотел защитить память о нём глубоко внутри. Он скрутил свое тело в самую маленькую форму, с которой мог справиться, и представил, что оно все еще существует, отдаленное эхо памяти, которое он никогда не должен был позволить себе потерять.

---

Понятие времени давно потеряно, а его тело бесцельно дрейфовало сквозь бесконечную пустоту. Неподвижность была частью его так долго, что он даже потерял понятия, которые определяли его в первую очередь. Его изогнутое тело приобрело неоднозначную форму и сферический характер. Мысли, эмоции, даже мечты давно угасли...остатки давно забытого времени. Только воспоминание о тепле удерживало его тело от рассеивания в бесконечной, вечной тьме пустоты.

---

Однажды бездумная сфера наткнулась на маленький свет в темноте, что-то шевелилось внутри остатка духа, содержащегося внутри. От крошечного, почти несущественного света, он мог чувствовать теперь древнее тепло, которое он так отчаянно искал в прошлом. Он быстро нашел утешения в комфорте света, но в спешке почти полностью погасил его. В нем стал разворачивается конфликт от желания поглотить свет и нежелания снова его потерять.

Он начал нежно окружать свет, позволяя ему медленно греть свою холодную и одинокую сферу. Время от времени он разделял небольшую часть себя, питая свет, надеясь, что однажды он вырастет и поможет ему вернуть то, что он потерял. Когда он разбивал эти фрагменты, свет излучал фрагментарные изображения времен и мест, которые существо никогда не испытывало. Внутри изображений он мог видеть фигуру, источник тепла огней. Он ведет меньшие, но мощные огни, чтобы противостоять тьме и создать путь через пропасть. Надеясь, что однажды свет и его спутники смогут-

---

Ван проснулся в холодном поту. Его голова пульсировала от сильной мигрени, подобной той, которая возникала когда он злоупотреблял «Волей Императора». Мальчик отчаянно пытался вспомнить, что ему снилось, но чем больше он сосредотачивался на мыслях, тем быстрее они исчезали. Единственное, что оставалось к тому времени, когда он успокоился, было глубокое, всеохватывающее одиночество...

«Ты проснулся. Я боялась, что ты проспишь весь день. Нежный голос сломал пустые чувства, которые начали укореняться в его сердце. Ван повернулся, чтобы увидеть их источник и увидел, что Гефестус обеспокоенно смотрит на него.

«Я огорчен...Мне приснился сон, нет, кошмар....» Ван покачал головой, чтобы развеять оставшиеся негативные чувства, прежде чем встать с дивана. Гефестус, которая в настоящее время сидела за столом, работая над диаграммами, нежно улыбнулась, отложив ручку в сторону. «Какие у тебя планы на сегодня? С тех пор, как ты официально присоединился к моей семье, ты можешь иметь свою собственную мастерскую, но я думаю, что было бы лучше для тебя стать учеником какого-то опытного мастера. Если ты не занят, я познакомлю тебя с ветераном кузнечного дела. Он очень способный и я ему могу доверить научить тебя всему, что тебе необходимо знать на будущее».

Ван покачал головой с извиняющимся взглядом. «Я уже планировал встретиться с кое-кем сегодня утром, и мне все еще нужно сообщить о своем уровне Гильдии и возобновить бронирование в гостинице. Надеюсь, они еще не позволили кому-то занять мою комнату».

Гефест понимающе кивнула головой, вспоминая его вчерашнюю спешку. Несмотря на то, что она уже приняла его в семью, было неуместно заставлять его менять свои текущие планы и условия жизни, пока он не решит все свои вопросы, относящиеся к прошлому. «Хорошо. Я дам тебе неделю, чтобы все уладить, но тебе придется доложить мне, если что-то изменится в твоих планах. Хотя у нас не очень строгие правила, но ты всё же уже являешься представителем нашей семьи и нашей продукции. Теперь тебе нужно будет поступать более обдуманно и осторожно. Я не хочу, чтобы ты стал причиной моих хлопот».

Проинформировав его обо всем, что ему нужно было знать, Гефестус встала, чтобы проводить его из мастерской. За то время пока Ван спал, она снова одела свою повязку и начала выглядеть вполне обыденно. Как только они подошли ко входу Ван вежливо поклонился и помахал Богине на прощание. Увидев это, Гефестус остановила его, и с небольшим румянцем на щеках сказала: «Обязательно дай мне знать, если возникнут проблемы. Ты теперь дитя моей семьи, а я никому не позволю запугивать моих детей».

Услышав ее слова, Ван улыбнулся своей фирменной улыбкой и ответил: «Спасибо Гефестус. Я Вам верю...» И уже отворачиваясь, Ван добавил: «И однажды, я надеюсь, Вы сможете поверить в меня». Затем он побежал в сторону Гильдии, оставив улыбающуюся Гефестус, которая осталась стоять со скрещенными руками, прислонившись к двери.

Она наблюдала за его отдаляющейся фигурой до тех пор, пока она не исчезла, а затем вздохнула и вернулась в свою мастерскую. Войдя в кабинет, Богиня посмотрела в сторону теперь пустого дивана. Надежно заперев дверь, она упала лицом в подушки. По какой-то причине комната, которая была полна несравненного оборудования, теперь ощущалась пустой. От дивана исходил приятный аромат, которого раньше не было. Осознав его происхождение, Гефестус снова покраснела.

Вспоминая уходящего вдаль Вана, она поняла, что он тоже одинок. Но имеет твердое желание стать сильнее, а так же опаску к окружающему миру. Его последние слова затронули сердце Гефестус, и она больше не могла сдерживать своих эмоций оставшись с собой один на один в мастерской. Богиня чувствовала, что устала, и решила вздремнуть на этом самом диване.

Через некоторое время, Гефестус уснула. Пока Ван спал здесь, она всё время наблюдала за ним, за тем как меняется выражение его лица. Когда ему приснился кошмар, она начала нежно тереть его голову, чтобы успокоить мальчика. Это продолжалось до самого утра, пока он не начал проявлять признаки пробуждения, которые побудили её вернуться к столу и притвориться работающей. Как только он проснулся, она хотела спросить, что ему снилось, но увидев болезненное выражение на его лице, Гефестус подавила свой интерес и постаралась вести себя как можно более непринужденно. Всё это и стало причиной накопления нечеловеческой усталости Богини, и она сама попала в страну грез.

Глава 50 - Да я похоже Казанова

Ван, наконец, добрался до Гильдии. Ему было грустно видеть, что ни до какого из его знакомых не было реально пробраться. Он увидел Фауну, работающую с клиентами у стойки миссии, в то время как у Эйны, вероятно, из-за ее очаровательной внешности, была длинная очередь клиентов перед ее столом. В конце концов, его увидел джентльменски выглядящий эльф с зелеными волосами, который презирал его, до тех пор, пока не увидел количество кристаллов, которые принес Ван. Узнав, что мальчик входил в башню менее недели и обладает теперь уровнем 2, эльфу показалось, что перед ним сидит не человеческий ребенок, а монстр в обличии мальчика. Однако, как только он понял, что Ван принадлежит семье Гефеста и официально зарегистрирован как искатель, эльф учтиво поклонился и начал осуществлять обмен.

На обратном пути, он всё же встретился с Эйной взглядами, и они помахали друг другу. Ему польстило то, что девушка-эльф покраснела, увидев его. Ван ощутил, как что-то защекотало его сердце, он решил попробовать прочувствовать это в большей степени в будущем. Ван сам не знал, почему заулыбался. Его, наверное, впечатлило сочетание ее милой внешности и твердого характера.

Далее он отправился в «Объятия очага», и забронировал номер ещё на неделю. Хозяйка, Милан, пыталась задержать его на несколько минут. Она хотела знать, чем он занимался на прошлой неделе, и сказала, что он может обращаться к ней в случае возникновения проблем. «Возможно, я не выгляжу так, но раньше у меня был 3 уровень. И если какие-то хулиганы задираются к тебе, то я с ними быстренько разберусь».

Ван улыбнулся и поблагодарил ее за доброту, заверив ее, что ничего серьезного не произошло, и пообещал рассказать ей о деталях позже. После этого, она, наконец, отпустила его и дала с собой коробочку с завтраком. «Моя дочь сделала это специально для тебя. Если ты это не сьешь, то разобьешь ей сердце».

Ван оглянулся и заметил, что маленькая девочка исчезла из виду, и Милан рассмеялась, увидев его озадаченное лицо. «Она не спала допоздна, потому что ты не пришел, чтобы переснять комнату. Ты знаешь, что она потеряла отца в подземелье? Так что она очень волновалась. Постарайся загладить свою вину перед ней позже, хорошо»?

Принимая коробку с завтраком, Ван пообещал, что купит Тине подарок сегодня вечером. Милан похлопала его по спине, подталкивая к выходу. Она настаивала на том, чтобы он лучше заботился о себе. «Помни, мужчина всегда держит свои обещания-мяу»!

Выйдя из гостиницы, Ван побежал к «Вавилонской» башне. Уже было почти 9 утра, и он беспокоился, что Лили заждалась его. Искатели, как правило, входили в подземелье еще раньше, и т. к. они согласились встретиться утром, она, вероятно, была в этом районе в течение нескольких часов.

Он продолжал бежать почти полчаса, прежде чем, наконец, добрался до места назначения. Оглядываясь вокруг, он нигде не мог увидеть Лили, и Ван начал беспокоиться, что она ушла после того, как он не появился вовремя. Найдя поблизости скамейку, он присел и стал ждать. Даже если она не появится, он продолжит ждать до конца дня, чтобы искупить свои грехи.

Прошло три часа. Ван продолжал бесцельно смотреть на небо, как, вдруг почувствовал, что кто-то присел на скамейку рядом с ним. Он повернулся и увидел, что Лили смотрит на него с раздраженным и недовольным выражением лица. Она приняла облик эльфийского ребенка с белыми волосами и глазами светло-орехового цвета.

«Ты опаздываешь» — сказала она, надувшись.

«Извини, Лили, я был занят, и решал некоторые вопросы». Все, что Ван мог сделать, это неловко извиниться.

Она уставилась на него, прежде чем подвинуться ближе и понюхать его одежду. «Это была женщина, не так ли»?

Ван был потрясен, « Э? Да?». Он не понимал, почему она разозлилась еще больше после обнюхивания его тела.

«Гррр, я хочу встретиться с ней позже. Обещай мне». В этот момент, в её глазах появился како-то невыразимый блеск.

Ван чувствовал как холодок побежал вниз по его спине. «Да, конечно. Я познакомлю тебя с ними позже».

«Они!? Она не одна у тебя?» Девочка вела себя так, как будто она переживала интенсивную борьбу и начала разыгрывать трагическую игру на скамейке запасных. Через несколько секунд она свирепо посмотрела на Вана, прежде чем кивнуть, придя к некоторому пониманию и спокойствию.

«Я хочу встретиться со всеми». Она придвинулась очень близко к его телу, и посмотрела на него глазами полными решимости.

Ван просто продолжал кивать, а потом поддался желанию погладить её по голове. Он понимал, что она немного ревнует, но не понимал почему. Вероятно, она просто хотела держать его при себе, т. к. он недавно спас ей жизнь. Он думал, что его прикосновения, наверняка должны были отбросить её сомнения и успокоить хоть немного.

Когда Ван начал поглаживать её по голове, Лили напряглась на мгновение, а потом доверила свое тело Вану. Все ее разочарования, казалось, исчезают перед лицом возникшего приятного ощущения, растекающегося с головы по всему телу. Она захотела прижаться и оставить свою метку, что бы другим женщинам не повадно было подходить слишком близко к Вану.

«Хорошо, давай приступим к тренировкам». Ван перестал гладить девочку, которая уже начала теряться в своих грезах. Он встал со скамейки и ждал, пока она сделает тоже самое. «Подожди, Ван-Сама! Не оставляй меня»! Увидев его уход, Лили побежала за ним. Она больше не позволяла себя оставлять...

Затем эти двое отправились в подземелье.

Глава 51 - Лили и Путь

Спустя совсем не долгое время Ван и Лили уже были на «Дороге Новичка», что на первом этаже подземелья. Мальчик огляделся и нашел вход в тунель, который он выбрал, когда он впервые вошел в подземелье. Он продолжал идти, а Лили следовала за ним. Они шли и разговаривали.

«Лили, зачем ты спускаешься сюда, какова твоя цель»? Ван решил не церемониться и спросить напрямую зачем ей так нужно было стать сильнее.

Лили посмотрела ему в глаза и увидела там серьезность. Она немного подумала и ответила: «Я хочу стать достаточно сильной, чтобы выжить...и защищать то, что мне дорого». Ближе ко второй половине предложения девочка посмотрела на Вана, чтобы убедиться, что он слышит её, и увидеть, как он одобрительно кивает.

«Пока этого достаточно, но я хочу, чтобы у тебя была большая мечта. Каждый хочет что-то защитить, будь то собственная жизнь или жизнь близких ему людей. Я понял, что важно также имея цель усердно работать, поскольку ты никогда не станешь сильной просто желая силы».

Лили кивнула, опустив голову. Она не была с ним несогласна, но не могла думать ни о какой цели. Ей просто нужно было заработать свою свободу. Даже сейчас она просто убегала, вместо того, чтобы столкнуться лицом к лицу со своими проблемами. Вдруг что-то щелкнуло в ее голове и она с любопытством посмотрела в сторону мальчика.

«Ван-Сама, почему ты не удивлен моим внешним видом? Это вылетело у меня из головы, но ещё в самом начале хотела спросить, как ты смог мгновенно узнать меня, несмотря на то, что моя магия изменила мою внешность».

Ван засмеялся, что заставило ее слегка нахмуриться. «Это очень просто. Я ждал в том районе, где мы договорились встретиться, и это ты первая заговорила со мной сказав, что я опоздал. Кроме того, даже если ты немного изменишь свою внешность, я легко смогу отличить тебя от других».

«Эх, как это»?Не многие люди были способны узнать её в «маске», поэтому она очень хотела знать как её спасителю это удалось сделать.

Ван задумался, но не мог сказать ей, что узнал её потому, что видел все её «ипостасии » в манге. Он решил рассказать полуправду, которая заставит ее не поднимать больше этой темы. Посмотрев на ее макушку, он увидел ее розовато-голубую ауру и решил, что этого будет достаточно. «Это потому что у тебя очень нежная и уникальная аура. Независимо от того, какую форму ты примешь, я смогу легко тебя узнать».Он решил сделать ей комплимент, т. к. девушки, казалось, были счастливы, когда он был вежлив с ними.

Услышав его отговорку, Лили начала яростно краснеть и обняла Вана сзади. «Уууууууу, нечестно говорить такие вещи, Ван-сама...» Она обняла его с недевичьей силой и потерлась макушкой о его спину.

Ван был удивлен эффективностью его простого комплимента. Он начал думать, что должен чаще хвалить окружающих, если это делает их такими счастливыми. Видя, как люди реагировали на его слова, он также чувствовал различные эмоции, и это было очень интересно, поскольку раньше он так тесно не взаимодействовал ни с кем. Этого ему не позволяла делать лаборатория.

В конце концов, Лили отлипла от его спины, и приняла свой прежний вид. Девочка считала, что она находиться в безопасности, пока они в подземелье и рядом никого нет кроме монстров. Кроме того, она хотела, чтобы Ван привык к её реальной внешности. Чтобы скрыть свое смущение, она попыталась продолжать разговор.

«Ван-Сама, почему ты хочешь стать сильнее» Она интересовалась этим, поскольку для неё было удивительно, что Ван не раздумывая, бросился спасать незнакомую ему девочку. Лили полагала, что у него характер героя, но она все еще могла видеть некоторую боль в его глазах, несмотря на то, что мальчик старательно скрывал её.

Ван остановился и посмотрел прямо в ее каштановые глаза. «Я хочу стать достаточно сильным, чтобы изменить судьбы тех, кто связан и находится в заточении или в рабстве. Я не хочу видеть, как люди страдают только потому, что это делает чью-то жизнь удобной. И...» Он посмотрел на потолок, как будто он был прозрачный и сквозь него можно было увидеть небо. «Есть кто-то, ради кого я должен стать сильнее...»

Хотя она ощущала тепло, когда он высказывал свои убеждения, Лили также чувствовала, как ее сердце затрепетало, когда он говорил о том, что хочет стать сильнее, ради какого-то конкретного человека. (' Этот кто-то — это его любовница?'). Она была опечалена мыслью, что уже проиграла гонку, даже не успев посоревноваться. Из-за своего уныния она решила спросить, хотя ответ скорее всего разочаровал бы её.

«Для кого ты должен стать таким сильным...ради своей девушки»? Она не могла смотреть ему в глаза, боясь, что он увидит ложность её спокойствия.

«Ах, нет, у меня в этом смысле никого нет. Все дело в моей матери. Я хочу стать достаточно сильным, чтобы воссоединиться с ней, но я не знаю, насколько сильным мне придется стать, прежде чем я смогу это сделать».Хотя он не мог понять, почему она себя так странно ведет, Ван решил быть честным с ней.

Услышав, что этим человеком была его мать, Лили тяжело вздохнула. Она также подумала, что он специально сказал, что у него нет девушки, поэтому, если она постарается, у нее все равно будет шанс. Теперь ей просто нужно было встретиться с женщинами, о которых он упоминал ранее, чтобы лучше понять ситуацию. Дух ожесточенной конкуренции начал гореть в ее глазах, и она сжала свои крошечные кулачки перед грудью.

Лили казалась намного более наивной и вспыльчивой, чем в манге, но Ван хотел думать, что это нормально для неё сейчас. Наверное, все именно так, потому, что она встретила Белла чуть в более зрелом возрасте, а сейчас она еще просто не доросла до героини, описанной в канонической сюжетной линии?

«Ну, Лили, сейчас я хочу, чтобы ты начала думать о своей цели. Пока мы закладываем твой фундамент. Думай о том, почему ты хочешь стать сильнее, в то время пока я буду делать тебя таковой». Это было лучшее решение, которое мальчик мог придумать на данный момент. Пока он в состоянии уделять ей время, она должна найти причину сама, без его помощи.

Лили кивнула и несколько мгновений спустя покачала головой. «Я не уверена, что смогу стать сильнее Ван-Сама. Я уже знаю что у меня нет способностей и таланта, чтобы стать искателем. Поскольку я Паллум, мое тело слабое, и мой маленький рост затрудняет непосредственное взаимодействие с более сильными монстрами. Вероятно, лучше, чтобы я просто сосредоточилась на том, чтобы быть хорошим помощником, пока ты продолжаешь работать над своими собственными целями. Я счастлива быть рядом с тобой».

Она попыталась улыбнуться ему, но Ван увидел лишь меланхолическую ухмылку. Мальчик решил, что она улыбнулась через силу. Он также заметил, что аура вокруг ее тела начала слегка мерцать, поэтому он понял, что ее эмоции становились неустойчивыми.

«Ты идиотка»? Ван решил, что ему надо быть жестким, иначе он не заработает достаточную авторитетность в её глазах. «Почему ты решила, что ты не искатель, просто потому, что ты Паллум ? Одним из самых сильных искателей приключений во всем городе является Паллум, и он даже достиг 6 уровня. Ты думаешь, раз ты потерпела неудачу раз или два, когда была ещё ребенком, у тебя нет таланта? Это совершенно нелепо».

Лили была абсолютно потрясена, услышав, как ее добрый и нежный Ван-Сама называет её идиоткой, а потом ещё и ругает ни за что. «Я что-то не так сказала»? Она не могла понять, откуда такие изменения в поведении мальчика, и ей больше ничего не оставалось, как молча слушать своего учителя.

«Возможно, ты не поверишь, глядя на меня сейчас, но был долгий период, когда я не жил, а существовал под присмотром других, ради выгоды других и в полной зависимости от других. Было также время, когда я пытался покончить с собой, только чтобы этот кошмар закончился в месте с моей смертью… Я больше не хотел терпеть бесконечную вереницу поражений». Все время, пока Ван говорил, он продолжал смотреть на перепуганную девочку.

«Такая моя жизнь продолжалась до тех пор, пока ряд событий не изменил условия, к которым я привык. Я полностью сдался, но по милости внешних сил меня направили обратно на путь, где я могу жить, как мне заблагорассудится. Чтобы оправдать их ожидания, я продолжал неустанно тренироваться, постоянно стремясь улучшить свои собственные возможности. Только столкнувшись со смертью во многих случаях и испытав доброту нескольких человек, я достиг своей нынешней силы». В этот момент Ван начал улыбаться, ведь вспомнил все прошлые события и людей, которые определили его жизнь в этом мире.

Пока он говорил, Лили задрожала. Когда Ван только начал, она могла увидеть боль, которую он испытал в его мимике и словах. Она знала, что он не лжет ей и, вероятно, испытал ужасные страдания в прошлом. Когда он продолжил и начал говорить о своих усилиях, чтобы стать сильнее, она увидела пылкое стремление, его лицо было наполнено желанием, он был полон уверенности. Наконец, она смогла рассмотреть его удовлетворение, когда он размышлял обо всем, что произошло...

Лили начала задаваться вопросом: «Могу ли я действительно стать сильнее»? Все, что она пережила, казалось, кричало о невозможности, но мальчик перед ней вдохновил её. Девочка хотела верить каждому его слову. Она хотела посмотреть, сможет ли Ван укрепить её. Самое главное то, что теперь она хотела стать сильной, чтобы оправдать его ожидания...она не хотела терпеть поражение.

Они переглянулись. Лили со слезами на глазах спросила: «Ван-Сама...могу ли я действительно стать сильнее? Могу я быть похожей на тебя»?

Ван улыбнулся и положил руку на ее голову. Нежно поглаживая заплаканную девочку, которая пережила столько ужаса в своей жизни, он смотрел на неё таким уверенным взглядом, каким только мог.

«До тех пор, пока кто-либо готов прикладывать усилия, Лили...он может стать сильным».

Глава 52 - Тренировки Паллума

После того, как Лили успокоилась, они начали обсуждать её сильные и слабые стороны. В этот момент они оба стояли у входа на второй этаж, и Вану просто необходимо было знать текущее сотояние её способностей.

«Этот навык, который ты используешь, чтобы изменять внешность, дает тебе какие-либо другие преимущества? А какими еще навыками ты обладаешь?» Это то, что больше всего интересовало Вана. С его точки зрения, способность к трансформации была довольно мощной, и он даже немного завидовал ей.

«Моя трансформация происходит с помощью моей магии [Золушка]. Это позволяет мне видоизменяться во что-нибудь с такими же параметрами как и я сама. Немного попрактиковавшись, я смогу менять и вес и размер... что же касается других способностей, то я обладаю навыком «Помощь Артель». Он увеличивает значение моих параметров прямо пропорционально весу, который я ношу. Хотя увеличение не бесконечно, да и сам вес ограничивает мои движения».

Ван кивнул и приложил руку к подбородку. Он думал о том, как использовать эти две способности для их успешной коллаборации в будущем...но сейчас он должен помочь ей укрепить фундамент. Хотя он не мог дать Лили руководства из системы, ничего не помешает ему транслировать эту информацию через собственный рот. На данный момент он научил ее основным навыкам CQC (ближнего боя), которые Ван развил в лесу. Хотя они не слишком помогут убивать монстров, но в любом случае, помогут Лили защитить себя.

«Сейчас мы начнем укреплять твою базу. Я знаю серию упражнений, которые помогут тебе улучшить твою технику боя, подвижность тела и скорость реакции. Мы могли бы использовать твой навык «Помощь Артель», чтобы развить твою выносливость. Так же мы попрактикуемся в настоящем бою. На данный момент, ограничимся монстрами верхних уровней, а затем перейдем к спаррингу позже днем. Какое оружие ты предпочитаешь»?

Заметив, что Ван с полной серьезностью отнесся к обучению, Лили начала настраивать себя на работу и на предстоящие испытания. «Да, Мастер Ван! Поскольку я Паллум, у меня улучшенное зрение, которое позволяет мне видеть в темноте, поэтому я использую лук для атаки монстров с дальней дистанции. Хотя я и могу использовать «Золушку», чтобы перенимать черты других рас, я не применяю это в бою»!

«Ах, так получилось, что я тоже использую лук, но это будет не очень практичный метод для увеличения твоих параметров. Даже если ты сможешь получать выгоды от монстров, это не сильно будет влиять на рост твоих параметров. Нам придется тренироваться по методу, который позволит тебе увеличить все значения, пока ты не найдешь подходящий тебе стиль боя». Ван рассматривал возможность покупки оружия для Лили, но не мог придумать хороший вариант...

«Мастер Ван также использует лук?» — Лили вопросительно посмотрела на него, т.к. до сих пор видела, как он пользовался только мечем.

Услышав ее вопрос, Ван достал лук из инвентаря, а меч спрятал в слот. Лили вздрогнула, увидев, как клинок исчез. «Ты его достал из своего магического хранилища? Это, кажется, полезная штука, особенно если есть необходимость быстро поменять оружие».

Ван кивнул, продвигаясь на второй этаж. Поскольку у него не было способа подробно объяснить как работает его «магия хранения», Ван избегал разговоров об этом, если это было возможно.Через несколько минут они наткнулись на группу кобольдов, и Ван быстро выпустил три стрелы, точно попав в сердце каждого монстра.

«Ах, это удивительно Мастер Ван! У тебя безупречная меткость» Лили прыгала позади него, громко аплодируя.

Ван покачал головой и повернулся к ней. «Лили, Если мы не в коридорах между этажами, ты должна быть сосредоточена. Небольшой потери концентрации достаточно для того, чтобы случайно умереть. И ты можешь перестать называть меня Мастером. Просто зови меня Ван. Меня это немного смущает…»

«У-поняла...Ван-...Сама» услышав её прежнее обращение к нему мальчик вздохнул. По крайней мере, это было лучше, чем слышать в свой адрес «Мастер» снова и снова. Надеюсь, в будущем она сможет самостоятельно избавиться от этой привычки.

При появлении следующей группы монстров, я хочу, чтобы ты использовала свой арбалет. Если что-то пойдет не так, я постараюсь прикрыть тебя, но ты должна и сама сделать все возможное, чтобы устранить их». Ван продолжал продвигаться дальше на второй этаж, пока не столкнулся с группой из трех Кобольдов и двух гоблинов.

Лили вытащила арбалет и начала быстро стрелять. Большинство ее болтов нашли свою цель, но она была не далеко от них, поэтому монстры начали бросаться к девочке. Лили стояла на месте и продолжала стрелять болтами так быстро, как могла, но смогла убить только двух гоблинов, прежде чем кобольды приблизились к ней. Как только они обирались напасть, три стрелы точно пронзили сердца чудовищ, застигнув их в середине прыжка и превратив в пыль.

Лили очень перепугалась и не чувствовала ног. Она рухнула на месте, заикаясь в сторону Вана: «С-С-спасибо Ван-С-сaмa. Мне жаль, что я потерпела неудачу».

Ван увидел страх, застывший на её лице. И он попытался успокоить ее, встав на колени и начав гладить по голове. «Все в порядке, Лили. Ты не потерпела неудачу...Я просто хотел посмотреть, как ты сражаешься с монстрами без поддержки. Теперь я покажу тебе, как правильно сражаться, используя оружие дальнего боя».

Пока Лили была еще в силах двигаться, всё больше и больше кобольдов выскакивали из стен. На этот раз это была группа из пяти монстров, и Ван сразу же попытался сократить дистанцию между ним и чудовищами. Лили, сидя на месте, растерянно смотрела на своего учителя. «Зачем он так близко подходит, если использует лук»?

Ответ на ее вопрос пришел через несколько секунд, когда она наблюдала, как Ван проворно уклоняется от кобольдов и использует их слепые пятна, чтобы легко нацелиться прямо в их сердце. В интервале всего нескольких вдохов он смог легко справиться со всей группой без каких-либо лишних телодвижений или маневров. Она начала понимать, что он имел в виду под «правильно...»

Ван подошел к неподвижно сидящей Лили, улыбнулся и сказал: «Ты видела? Хотя использование оружия дальнего боя дает преимущество в устранении монстров на расстоянии, иногда лучше пожертвовать иллюзией безопасности для нанесения быстрого и неожиданного удара. Ты изо всех сил пыталась поразить монстров на расстоянии, но у тебя еще есть слабые места в технике стрельбы, а подойди ты поближе, ты бы нивелировала эти недостатки и потратила бы меньше болтов, чтобы убить всех монстров. Ты понимаешь это»?

Лили кивнула, и схватилась за протянутую руку Вана. «Но Ван-Сама...Я не настолько проворна, как ты. Я не могу уклониться от атак кобольдов на таком близком расстоянии, и было бы очень опасно, если бы они меня окружили...» Хотя она согласилась со словами мальчика, Лили не верила, что сможет повторить его подвиг и следовать методу, который он использовал. Был слишком большой разрыв между их статистикой...

«Да, это правда, по крайней мере, сейчас. Хотя ты, кажется, думаешь, что быть Паллумом —это недостаток, но благодаря этому у тебя должна быть неплохая ловкость, тебе всего лишь нужно её развить. Поскольку у тебя центр тяжести ниже, ты более поворотлива. И рост значений твоей ловкости должен происходить быстрее чем у многих в этом мире. Я думаю, что ты просто привыкла нападать со спины, пренебрегая особенностями своего вида. Тем более, что ты до этого момента почти всегда была нагружена лишним весом. Это тоже не играло тебе на руку. И в крайнем случае, если ты так переживаешь, то просто используй ''Золушку'' и прими вид человека-кошки или эльфа? Они оба имеют очень высокую маневренность и ловкость».

Лили была удивлена, услышав его объяснение. Она часто использовала свою магию, чтобы маскировать и обманывать людей, но всякий раз, когда она входила в подземелье, она всегда была сторонником Паллума. Она не практиковала бой, как другие расы, и не пыталась приспособить их расовые черты для обучения...Вспоминая слова Вана, она начала верить, что действительно пренебрегла своим потенциалом и никак не развивала его. Казалось, Лили устраивало просто выживать и спасаться бегством всё это время…

Ван заметил, что она стала удрученной, размышляя над его словами, и он вздохнул, снова похлопывая ее по голове. ("Она такая уступчивая и так сильно зависит от чужого мнения...Мне бы очень хотелось, чтобы у нее появилась уверенность. Ну, полагаю, теперь это моя работа.").

Глава 53 - Любовь??

Двое продолжали продвигаться в подземелье и сражаться с каждой группой монстров, с которой они сталкивались. Лили начала пытаться развивать свою ловкость и работу ног, сражаясь с монстрами вблизи, но её успехи не были огромными. Много времени Ван тратил на то, что бы успокоить или утешить Лили, а в бою она сознательно не рвалась вперед, «отдавая» монстров Вану, а сама потом просто собирала кристаллы. Так продолжалось до второй половины дня, потом они оба пробрались в коридор 1-го этажа.

«Хорошо, теперь перейдем к собственно спаррингу. Пока мы будем избегать применения оружия. Я хочу, чтобы ты попыталась напасть на меня руками и ногами. Я буду только защищаться, но не думай, что я не буду контратаковать, если ты откроешь удобное место для этого. Никогда не бывает так, что всё идет четко по сценарию, или заранее отработанной схеме, всегда нужно быть готовым к неожиданностям. Ван принял боевую стойку, которую он отточил во время своего пребывания в лесу. Хотя он не обладал каким-либо конкретным стилем, мальчик стал вполне способен использовать смешанные боевые искусства.

Лили серьезно кивнула, прежде чем попытаться нанести шквал слабых ударов. Ван стал немного отвлекаться, поскольку наблюдать за маленькой миловидной девочкой, которая пытается изобразить агрессию довольно забавно. Ван почти позволил себя ударить из-за того, что в это время сдерживал приступы смеха. К счастью, ему удалось спасти лицо. Он увернулся и похлопал её по спине.

«Ты должна наносить удар сознательно. Если ты будешь просто махать руками и ногами, ты рискуешь потерять равновесие, и быть поверженной даже слабым противником. Давай, нападай на меня снова! Не переживай, просто действуй»!

На этот раз Лили попыталась пнуть его ногами, и Вану легко удалось остаться вне зоны её досягаемости. Она совершила ещё несколько попыток, прежде чем внезапно ударить его в живот. После повторных ударов, Ван начал предвидеть изменение в шаблоне атаки, так что он легко отклонил удар. В результате, Лили начала падать на землю, но Ван поймал её до того, как она успела плюхнуться лицом о пол.

«Помни, что никогда не стоит переусердствовать с атакой. Это конечно хорошо, что ты немного изменила тактику, но для эффективности, тебе необходимо как следует нацелиться на противника и изучить схему его передвижений. Ищи пробелы в движениях монстров и старайся атаковать, когда они смещают свой вес, поскольку в это момент становиться трудно менять направление.

Он продолжал объяснять, держа Лили на руках. Лицо маленького Паллума покраснело, и она едва могла слышать его голос из-за стука, нарастающего в ушах, в результате увеличения ее сердечного ритма. Когда он, наконец, поднял ее на ноги, она просто стояла безучастно несколько минут.

Видя ее отсутствующий взгляд, Ван подошел ближе, а потом выдал удар прямо к ее лицу. Его кулак остановился всего в нескольких сантиметрах от носа Лили, что заставило девочку упасть на задницу и сильно испугаться.

«Секундная потеря концентрации делает тебя уязвимой и открытой для контратак. Если бы я был врагом или монстром, ты была бы уже серьезно ранена или убита. Ван протянул руки, чтобы помочь ей подняться, но она просто смотрела, не выдавая никакой реакции.

Лили продолжала сидеть молча, не в состоянии осознать череду событий. Хотя она знала, что он серьезно сделает ее сильнее, она не ожидала, что Ван будет устраивать настолько интенсивные тренировки. Ее разум был перенасыщен горками взлетов и падений, и она не могла легко совладать своими эмоциями. В какие-то моменты она была счастлива, как тогда, когда он не дал ей упасть, в то время как в другие она была в ужасе, видя свирепый характер его атак. Хотя Лили верила, что он не навредит ей, удар в лицо стал последней каплей на сегодня. Она больше не хотела продолжать и боялась схватить руку, протянутую ей.

(*Дерьмо. Я напугал её. Это только первый день тренировок, а я сразу же перешел к реальным боям и спаррингу...Я идиот.*) Ван отдернул руку с печальным выражением. Хотя Лили вздрогнула, когда он отстранился, она не сделала попытки остановить его.

Девочка наблюдала, как он подошел к стене подземелья...и начал бить о неё кулаками. Она была напугана его действиями и начала думать, что он, возможно, сошел с ума, но когда она увидела, что его руки начинают кровоточить, Лили запереживала. Она крикнула: «Ван-Сама, остановись! Что ты делаешь?? Твои руки, они-..»

Ван вздохнул, услышав, как она зовет его. Он перестал ударять стену и прислонился спиной к ней. «Мне очень жаль, Лили. Я не должен был так давить на тебя в первый день. И...Я не хотел тебя напугать...Я просто не хочу, чтобы кто-то смог причинить тебе вред в будущем. Я боюсь, что когда меня не будет рядом, с тобой может случиться что-то ужасное. Помогая тебе стать сильнее, я верю, что смогу предотвратить это...но я не хочу выглядеть авторитетным за счет твоего страха».

Лили почувствовала смесь грусти и гнева в своем сердце. Ей было грустно видеть, что он так расстроился из-за неё, и Лили сердило, что Ван настолько самокритичен, и что совсем не сдерживается, злясь на себя, утопая в мыслях. «Ты идиот»!? Она заплакала, не в силах выразить словами свои эмоции.

Она подошла к Вану и взяла его руки в свои. Увидев разорванную плоть вокруг костяшек пальцев, она начала жалеть, что испугалась раньше. Он просто делал все возможное, чтобы помочь ей стать сильной, но она начала действовать так, как будто она была напугана действиями человека, который накануне пожертвовал собой, чтобы спасти ей жизнь.

Ван смотрел, как Лили начала перевязывать его руку. Он не хотел, что бы она не тратила свои усилия, т.к. собирался использовать зелье, но почувствовал, что сейчас не лучшее время отвергать её помощь…

После того, как она обработала его раны, Лили отступила и сделала полный рабский поклон лицом к Земле. «Пожалуйста, помоги мне стать сильнее Ван-Сама. Я больше не буду жаловаться, и не буду бояться, как бы жестоко ты ко мне не относился. Только, пожалуйста, не наказывай себя из-за кого-то вроде меня. Мне больно видеть, как ты поступаешь с собой».

С его позиции Ван мог видеть только верхнюю часть головы. Но даже при том, что она скрывала это, мальчик заметил, как её слезы капают на пол. Он не знал, что сказать, и начал чувствовать, что его наказание зашло слишком далеко. Ван даже не думал, как она будет чувствовать себя, видя его действия, он просто хотел, выплеснуть свои противоречивые эмоции на самой твердой поверхности, что находилась поблизости.

Ван не мог заставить себя попытаться объяснить ситуацию. Он просто вздохнул в уме, затем встал и подошел к все еще кланяющейся Лили. Заметив его приближение, она посмотрела в его сторону мокрыми от слез глазами. Девочка начала говорить, но Ван крепко обнял её. Она просто стояла, принимая его объятия. Ван гладил её волосы, а её слезы оставляли мокрый след на его мантии.

«Лили, ты уже намного сильнее, чем ты думаешь. Клянусь, я сделаю все, что в моих силах, чтобы ты поняла это сама...»

Они продолжали обниматься, пока, наконец, не разошлись несколько минут спустя. К этому времени слезы Лили начали высыхать, но на ее лице все еще был след их недавнего существования. Ван до сих пор волновался, но она одарила его сияющей улыбкой, которая свела на нет все переживания мальчика.

«Я сделаю все возможное, Ван-Сама»!

// [Лилирука Арде] привязанность достигла высокого значения : 90[любовь], интрига: 59[любопытно]//

// Активируется Квест: "Желание Сердца" [Повторяющийся]//

[Желание сердца: получить 100 очков любви / интриги от любого человека.]

Ранг: (C-SS)

Награды: функция "подарок" постоянно разблокирована при первом завершении, 10000 OП[текущ.: 0], 1x "желание сердца"[текущ.: 0]

Условие отказа: Смерть

Штраф: Нет

Глава 54 - Почему любовь это так сложно

Ван отключился, пока смотрел на системное уведомление. Он никак не ожидал, что Лили успеет влюбиться в него в такой короткий срок. Мальчик не знал, что делать и как себя вести, когда Лилирука снова подошла к нему вплотную. Хотя Ван где-то отдаленно и понимал, что такое любовь, начитавшись описаний в манге и зная, что живет благодаря любви своей матери, но Ван не знал, что она бывает разная и тем более не представлял каким способом её можно выразить. Он знал, что Лили ему импонирует, т. к. она была милая и очаровательна, но также ему нравилось игривость Хлои и сдержанность Гефестус.

Увидев, что квест потребовал от него получить 100 очков любви, Ван был в недоумении. Хотя они и провели достаточно времени вместе за последние два дня, однако мальчик не замечал резких изменений в её ауре, а любовь Лилируки возрасла почти в два раза.

Поскольку он сам не мог решить что с этим делать, Ван обратился за помощью к старой доброй Сис. ("Сис, как я могу увеличить чью-то привязанность до 100? Мне...нужно на ней жениться или что?")

Глубокий механический вздох прозвучал в его голове. (*Я уверена, что если у тебя есть девушка, привязанность которой к тебе близится к 100 очкам, и ты привлекаешь её как человек противоположного пола, она обязательно выйдет за тебя замуж. Но брак не означает, что кто-то будет привязан к тебе на сто процентов. Есть несколько типов любви: любовь к товарищу, который спас тебе жизнь, любовь к девушке, к семье, вспомни, например свою маму. Я тут ничем не могу помочь, а скорее даже принесу вред. От кого, и как получить эти сто очков, должно быть твоим собственным решением.*)

Ван мысленно вздохнул. ("Почему любовь такая сложная штука..."). Он посмотрел в сторону Лили, которая уже на протяжении некоторого времени не отлипала от него. Кажется, у неё был скрытый и очень развитый навык «Крепкие объятия». Он даже заметил, что она периодически нюхала его тело, из-за чего он даже взмок.

В качестве эксперимента он попытался увидеть, может ли он увеличить ее привязанность, лаская ее...

Когда его рука соприкоснулась с ее головой, Лили начала прижиматься к нему более интенсивно, почти так, как будто рука была сигналом, который позволял ей вести себя так. Хотя Ван почувствовал себя немного неловко в этот момент, его больше беспокоило странное ощущение в груди, пульс Вана начал заметно учащаться. Мальчик заметил, что благодаря его ласкам, аура Лилируки, казалось, стала очень живой, она словно танцевала. Но количественных изменений в привязанности не наблюдалось.

Он почти решился поцеловать ее, но, в конце концов, отверг эту идею. Они не знали друг друга очень долго, и до конца обучения оставалось ещё достаточно времени. Если бы он поцеловал ее сейчас, когда она такая открытая, наивная и беззащитная, он чувствовал бы, что манипулирует ею. Эта мысль напомнила ему о его свидании на закате с Хлоей, и он начал по-настоящему понимать, почему она помешала ему сказать то, что он собирался. Если бы она приняла его чувства тогда и там, он бы стал полагаться на нее. Все его усилия были бы потрачены на то, чтобы сделать ее счастливой, и это, скорее всего, заставило бы его совершить ошибку в будущем.

Он снова увидел параллели между собой и Лили. Поскольку у неё было трудное детство, и все кому не лень пытались эксплуатировать девочку, обманывая её надежды, сейчас она как никогда нуждалась в якоре, чтобы понять и усмирить свои эмоции. Хотя Ван знал, что Лили «любит» его, по крайней мере ему так показывала система, но это была скорее «щенячья любовь» или «зависимость», а не искреннее и осознанное чувство.

Ван начал понимать опасность текущей ситуации, поэтому он ещё пару раз мягко похлопал её по спине, а потом отстранился. «Пришло время возвращаться. И не смотря на то, что это первый этаж, нам всё равно нужно быть осторожными. У меня также есть несколько дел на вечер, так что нам не стоит задерживаться здесь надолго».

Лили была разочарована, что Ван прервал этот счастливый для неё момент. Она думала, что все идет по плану, но как только она собиралась продвинуться еще дальше, он оттолкнул её. Лили решила, что Ван либо слишком толстокожий, либо совсем не заинтересован в ней. Он казался теперь Лилируке чересчур спокойным и собранным, что заставило разочароваться девочку.

Ван заметил ее реакцию, но знал, что если он уделит ей слишком много внимания, это, вероятно, перерастет в проблему в ближайшем будущем. Он все еще нежно улыбался ей и тихо окликнул. «Пойдем, Лили. Давай выбираться из этого унылого подземелья. Мы могли бы даже успеть увидеть закат с площади».

Её уши дернулись от его слов, и она тотчас же вскочила на ноги. «Да, Ван-Сама, пойдем, пойдем, пойдем»! Заметив , что она так сильно взбодрилась, Ван покачал головой.

Они выбрались из подземелья, и Лили унесла несколько кристаллов, которые они заработали, в одно из окон Гильдии, которое находилось рядом с информационными столами за входом в подземелье. Ван с любопытством наблюдал за ней, и он задавался вопросом, почему она взяла кристаллы. Через пятнадцать минут она примчалась обратно, держа в руках небольшой мешочек Валис, и вручила ему.

«Ван-Сама, тебе удалось заработать сегодня 14,830 Валис»! Она сунула мешочек в его руки, а Ван снова начал поглаживать её голову, что заставило Лили извиваться и издавать странные звуки.

« Я обменяла кристаллы, которые мы сегодня заработали. Их можно обменивать прямо здесь, в башне». Он посмотрел в ту сторону, откуда только что прибежала Лили и заметил, что несколько искателей входили и выходили из небольшого помещения, которое он раньше не замечал.

Лили растерянно посмотрела на мальчика, прежде чем спросить: «Разве ты этого не знал, Ван-Сама»?

Ван покачал головой и сказал ей, что обменивал кристаллы только в главном офисе Гильдии. Она взглянула на него, как на чудака, но потом вспомнила, что он был начинающим данжинером, пробывшим в городе чуть больше недели.

Глава 55 - Заночуем?

«Ван-Сама, это бы забирало кучу времени, если бы каждый должен был отправляться в Гильдию всякий раз, желая продать заработанные кристаллы. Вот почему Гильдия установила обменную будку у входа в подземелье. Хотя они и берут комиссию в 1% помимо обычного налога, это все равно намного удобнее, чем тратить силы и время на то, что бы добраться в главный офис. Большинство посещает Гильдию только для того, чтобы зарегестрировать миссию или квест и осведетельствовать повышение уровня.

Ван не мог не засмеяться, услышав ее слова. Это определенно имело смысл, и он, вероятно, должен был получше исследовать башню. А вместо этого, Ван только детализировал город на своей мини-карте. Увидев, что Лили ждет от него хоть какого-то ответа, мальчик решил подразнить её и снова погладил.

«Спасибо, Лилирука-Сама. Этот невежественный услышал твои слова и принял их к сведению».

Лили эта фраза привела в замешательство. Она машинально повернулась к нему с недоверчивым выражением лица. «Ван-Сама...пожалуйста, не обращайся ко мне так. Я даю свой совет, потому что хочу тебе помочь, а не потому, что считаю, что я умнее чем ты».

Ван просто улыбнулся в ответ. «Я тоже помогаю тебе, потому что хочу, так что ты не должна обращаться ко мне с приставкой "Сама". Мы достаточно хорошо знаем друг друга, чтобы обойтись без этого официоза».

Она начала стискивать зубы, чтобы не сказать чего-то лишнего. Через некоторое время Лили посмотрела ему в глаза и слегка кивнула. «Хорошо Ван. Я постараюсь исправиться и не назвать тебя Ван-Сама впредь».

Они продолжали стоять, создавая вокруг себя уникальную атмосферу, и не замечали, что мимо проходящие исктели бросают на них подозрительные взгляды. Те, что были менее тактичными. даже свистели, что бы смутить их.

Услышав голоса окружающих, Лили опустила голову и начала краснеть. Она застенчиво посмотрела на Вана, но, увидев его сдержанность , вздохнула. «Ван_Са…Ван, куда ты сейчас»?

Ван улыбнулся, и посмотрел в небо. Солнце должно было сесть минут через двадцать, поэтому он решил сдержать свое слово и полюбоваться с Лилирукой закатом. «А пока давай найдем лучшую точку обзора, чтобы посмотреть как садиться солнце. Я же обещал, что мы сделаем это, если успеем. После я вернусь в свою гостиницу, но мне ещё нужно заглянуть на рынок, чтобы купить подарок».

«Эх, подарок? Для кого»? Услышав слово «подарок», Лили возбудилась и забеспокоилась одновременно. Она надеялась, что подарок может быть для нее, но, заметив, что он упомянул об этом как бы между прочим, девочка решила, что он полагается кому-то другому…возможно женщине

«Ах, это для дочери владелицы. Она приготовила мне обед, пока мы были с тобой в подземелье, помнишь»? Ван вскользь упомянул о Тине, как будто бы это был секрет.

"Оууу...Я хочу с ней познакомиться». Она зажглась, почувствовав, что именно дочка владелицы может быть её потенциальной конкуренткой. Если она симпатичная, то Лили должна была принять все меры, чтобы защитить своего героя от её коварных лап. Её также удивило поведение матери Тины, которая разрешила своей дочери лично готовить еду для клиента…

«Конечно, я представлю тебя в будущем».

Вскоре, они оказались на той же смотровой площадке, где Ван прощался с Хлоей. Лили воспользовалась возможностью прижаться к Вану снова, но не так беспокойно, как она это делала раньше. Девочка продолжала стоять в оцепенении смотреть на закат, молча. А солнце тем временем забирало свои последние лучи. Ван заметив это, позволил ей опереться на него. По какой-то причине, когда светило исчезало за горизонтом, он почувствовал меланхолию в глубине своего сердца, причину которой он не мог объяснить. Только когда свет полностью исчез, он нарушил тишину.

«Что ты будешь делать дальше, Лили» Несмотря на то, что они согласились встретиться завтра снова, гораздо раньше чем сегодня, Вану все еще было любопытно, чем будет заниматься девочка всё оставшиеся время. Судя по её внешнему виду, она ещё активно маскировалась, скрываясь от своей прежней семьи.

Лили молчала и думала что ответить. Она посмотрела в сторону Вана и заметила беспокойство в его глазах, поэтому девочка набралась смелости и: «И...Я хочу остаться в той же гостинице, что и ты. Я не хочу возвращаться к своей семье, т. к. они, скорее всего, обвинят меня в смерти трех членов, которые умерли в подземелье. Хотя они не сильно будут горевать по умершим, но всё равно, наверняка, накажут меня забавы ради. В худшем случае, они могут даже убить меня...»

Ван стиснул зубы в гневе, услышав ее слова. Он понял, что она сказала правду, и поскольку именно его действия стали причиной смерти тех троих, ему нужно было взять на себя ответственность и защищать ее, пока она не стала достаточно сильной. Видя страх, который начал проявляться в глазах Лили, он улыбнулся, а затем отправился к лестнице, ведущей вниз.

После того, как он сделал несколько шагов, Ван обернулся и удрученно посмотрел на маленького Паллума. «Давай, Лили, пойдем домой». Когда эти слова слетели с уст мальчика, он почувствовал как какая-то мощная сила чуть не сбила его с ног.

Глава 56 - Бабы дерутся

Ван и Лили добрались до «Объятий очага» и остановились в небольшом ларьке, где продавались разные безделушки. Т. к. он не знал, что купить в качестве подарка для девочки-кошки, Ван решил спросить Лили, поскольку она была примерно в том же возрасте, что и Тина.

«Эммм? Ты хочешь, чтобы я помогла тебе выбрать подарок для другой девушки...»? Она начала дуться, показывая ему свое недовольство.

Ван кивнул, поднимая и рассматривая некоторые игрушки в форме животных. «Да, я никогда не покупал подарок для кого-либо раньше, поэтому я не совсем уверен, что выберу что-то подходящее».

("Никогда не покупал подарок? ") Слова повторялись в голове Лили снова и снова. ("Я должна заставить его купить что-то мне. Я не могу позволить первому подарку, который он когда-либо покупал, оказаться в руках какой-то горничной». Она начала строить коварный план в своей голове...

«Ван-Са...Ван. Хорошо. Я помогу тебе с выбором, но за это, ты и мне купишь что-нибудь. Это не обязательно должно быть что-то дорогое, но хотелось бы иметь вещь, которая будет напоминать мне о тебе, и о нашем первом дне обучения»! Ее начала возбуждать мысль об обмене подарками. Лили решила, что если Ван впервые покупает подарок, то ему тоже, наверняка, никогда ничего не дарили.

«Конечно, Лили. Я не вижу причин, которые помешали бы мне наградить тебя за помощь. Ты можешь мне ничего не покупать». Ван вспомнил, что в манге девушкам нравились подарки и сладости, и по ауре Лили было видно, что она счастлива от одной только мысли, что получит подарок».

Лили начала таскать Вана по близлежащим ларькам до тех пор, пока не наткнулась на тот, в котором продавались декоративные броши и аксессуары для женщин. Задав Вану просто миллион вопросов о Тине, Лилирука, наконец, выбрала маленькую зеленую брошь в форме рыбки.

Ван посмотрел на украшение и заметил, что цвет броши очень походил на цвет его собственных глаз и подумал, что это немного странно и, что, скорее всего, не следует покупать именно эту рыбку. Видя его колебания, Лили настаивала на том, что это будет хорошим презентом, поэтому он, в конце концов, сдался. В качестве плана «Б» он также купил соленую карамель, завернутую в декоративную бумагу. Затем Лили потащила мальчика в другой отдел магазина.

Девочка уже заранее присмотрела то, что хотела бы иметь. В витрине лежала пара медальонов в форме сердца. Больший из них был серебряного цвета, в то время как меньший медальон был ярко-бронзовый, из материала похожего на латунь. Хотя эти два изделия лежали отдельно друг от друга, малышка заметила, что если их соединить, то получится одно целое.

Вану тоже показалось крутым, что два предмета разного размера, сделанные из разных металлов, могут соединяться в одно целое. Не думая слишком много об этом, он, в конечном итоге, попросил владельца магазина достать медальоны с витрины, но Лили прервала его..

«Я хочу сама заплатить за серебряный медальон. Ты можешь купить бронзовый медальон, а потом мы обменяемся ими» Лили казалась непреклонной, и Ван вспомнил, что ей хотелось, что бы они купили подарки друг для друга. Он решил поддаться ее прихоти, хотя заметил, что серебряный медальон был дороже второго. Ван решил, что у него еще достаточно времени, что бы компенсировать эту разницу.

После того, как они оплатили покупку, в нескольких метрах от ларька Лили попросила остановиться. Девочка протянула руки, в которых держала медальон, и дала Вану знак, чтобы он присел. Лилирука одела украшение на мальчика, и начала смотреть на него в ожидании. Ван понял, чего она хочет и повесил второй медальйон на её шею. (A/N:Ничего не напоминает?)

//[Лилирукa Арде] Любовь +3//

---

Как только обмен был завершен, они отправились прямо в гостиницу. По пути Лили вела себя очень тихо, непрерывно играя с медальоном. Она что-то бормотала себе под нос, выглядев при этом сказочно счастливой.

Видя это, Ван убедился в том, что девушки действительно любят получать подарки. Он не ожидал получить целых три очка привязанности за безделушку, которая стоила всего 800 Валис. Глядя на свой медальон, он чувствовал дискомфортное давление на шее. Однако этот дискомфорт компенсировался ощущением тепла, исходящего от холодного металла.

\ ---

В конце концов, они, дошли до гостиницы, Лили, казалось, стала намного бдительней, чем когда они находились в подземелье. В ее глазах был воинственный блеск, как будто она собиралась встретиться с опасным врагом. Ван очень удивился этому. ("почему она в подземелье не такая решительная и собранная? "). Этот вопрос он так и не решился озвучить. Они зашли внутрь.

«Дооообро пожааалоооваааать! Вы бы хотели остаться на ночь»? (Это приветствие было идентично тому, которое услышал Ван, когда впервые попал в «Объятия очага»). Девочка-кошка взволнованно поприветствовала их, когда они вошли в дверь.

«Ах, Мистер-мяу!? Наконец-то ты вернулся! Я очень-злая-мяу»! Маленькая 120-сантиметровая девочка-кошка бросилась вперед и стала прямо перед Ваном. «Ставай на колени»! Она топнула крошечной ножкой и свирепо посмотрела на него, обхватив руками несуществующую грудь.

Хотя Ван был крайне смущен, он понял, что лучше послушать её сейчас. Он правда провинился перед ней тем, что заставил так сильно волноваться, поэтому не видел ничего плохого в том, чтобы дать ей возможность высказаться и освободить эмоции. Кроме того, он также нашел, что она поступает сильно по-взрослому, а это выглядело весьма забавно и очаровательно.

Глава 57 - О!Сиськи!

Как только Тина собиралась начать читать лекции, она остановилась, увидев маленькую девушку в плаще, стоящую позади Вана. Эти двое установили зрительный контакт, и Тина почувствовала, как ее инстинкты закричали, оповестив её о том, что эта девчушка является её «врагом».

Отворачиваясь от стоящего на коленях Вана, Тина начала оценивать ту, что пришла вместе с ним. Сначала она улыбнулась, заметив, что Лили была ниже ростом, чем она, но когда ее глаза наткнулись на область груди, Тина занервничала. Она начала с грустью гладить свою плоскую грудь. Эта грусть быстро превратилась в гнев, когда она заметила, что маленькая девочка гордо "пыхтит" со злорадным выражением лица. Между двумя холмами девочка-кошка даже разглядела медальон, который был похож на серебряное украшение на шее Вана.

«Кто ты такая-мяу»? Какие у тебя отношения с Мистером-мяу»? Тина отказалась уступить незваной гостье. Она посмотрела прямо ей в глаза, чтобы получить всю информацию.

Лили улыбнулась, продолжая выставлять напоказ свое «оружие». Она начала возиться с медальоном, прежде чем посмотреть дерзко на девочку-кошку и ответить: «Я партнер и сторонник Ван-Сама. Он также тренирует меня от восхода до заката, а как на счет тебя малышка»?

Вану казалось, что их взгляды настолько противостоят друг другу, что скоро должны посыпаться искры. Он также мог наблюдать, как их ауры пляшут дикий танец, они были подобны языкам племени. Мальчик чувствовал, как холодный пот стекает по его спине. Он понял, что ему нужно вмешаться, чтобы предотвратить драку. Ван встал, и попытался разнять их.

«Лили, Тина, почему вы сразу же так неприязненно смотрите друг на друга? Лили, Тина — дочь хозяйки, о которой я упоминал ранее. И она, и ее мать проявили ко мне доброту, когда я только приехал в город, так что я не хочу видеть, как ты накидываешься и конфликтуешь с ними без причины». Когда он это сказал, Лили покраснела, а на лице Тины засияла улыбка.

«Тина, Лили — моя спутница и ученица. Я тренирую её, чтобы она смогла стать сильнее, в то время как Лилирука восполняет недостаток моих знаний об этом мире. Очень многое без неё я сделать не смог бы, и это тоже...»Увидев что теперь Лили улыбается, а Тина начала дуться, Ван вытащил свою козырную карту.

«Вот, пожалуйста, Тина. Подарок, в качестве извинений за твои потраченные нервные клетки, и немного соленой карамели в благодарность за вкусный обед, который ты приготовила для меня. Спасибо, я действительно ценю это». Когда Ван вручил девушке-кошке подарки, она вновь засияла от радости. И была просто в восторге от броши в форме рыбы цвета глаз Вана.

Сжимая брошь в руках, Тина кинула взгляд в сторону Лили. Поскольку Ванн сказал, что именно она помогала ему выбрать подарок, девочке захотелось поблагодарить спутницу мальчика, но снова заметив медальон, девочка-кошка рассердилась. Затем, Тина отдала брошь обратно Вану и попросила, чтобы тот ей помог приколоть украшение к воротнику её блузки.

Ван взял брошь и сделал, как она просила, заметив, что Тина сильно засмущалась.

// [Тина Юель] Привязанность +8//

Услышав уведомление, Ван чуть ли не споткнулся и едва ли смог удержать подарок в своей ладони. Ему удалось восстановить равновесие, в то время как, Лили взволновано смотрела на мальчика, а щеки Тины разрумянились ещё больше.

Когда падал, Ван не понял за что схватился, но теперь он чувствовал приятную мягкость своей рукой. Возможно, из-за какого-то своего инстинкта он слегка сжал руку, из-за чего покрасневшая Тина мяукнула и немедленно убежала прочь.

«Ваааан_мяууууу, ты — идиот и извращенец!!!! Выкрикнув это, она окончательно скрылась с поля зрения.

("Сис, что я только что схватил»?) Ван был очень смущен поворотом событий и попытался спросить единственное существо, которое сможет разъяснить ему всю ситуацию.

(*Извращенец.* ) Услышав, что Сис тоже называет его извращенцем, Ван чуть ли не рухнул во второй раз. Что же он такого успел натворить, что сразу две девушки назвали его извращенцем!? Ван посмотрел на свою последнюю надежду получить ответ, но Лили лишь окинула его печальным взглядом.

«Ван-Сама...ты что маленький»? Задавая этот вопрос Лили прикрыла обеими руками свою грудь и Ван начал понимать серьезность своего преступления. Когда он поскользнулся, он, должно быть, случайно коснулся груди Тины...а потом даже сжал её.

Ван, наконец осознал, что сделал что-то непростительное, и не имел ни малейшего представления как теперь исправить ситуацию. Он опять посмотрел в сторону Лили и неловко улыбнулся. «И...У меня действительно нет предпочтений...Я так думаю».

Лили облегченно вздохнула, похлопывая свою собственную развивающуюся грудь. «Слава Богу, Ван-Сама», произнося это Лили медленно начала приближаться к мальчику.

У Вана появилось предчувствие, что сейчас произойдет что-то страшное… и он начал отступать, чтобы удержать дистанцию между ними. Он видел зловещий взгляд Лили, когда она подошла к нему с «доброй» улыбкой на лице. В конце концов, он впечатался в стену и потерял всякую возможность дальнейшего отступления.

Лили подходила всё ближе, пока не остановилась прямо пред ним. Смотря вверх тем же вселяющим страх взглядом, она вдруг занесла над собой правую руку...и ударила его по лицу.

«ВАН-САМА, ТЫ ИЗВРАЩЕНЕЦ!»

Боль от пощечины и тот факт, что он был назван извращенцем три раза за такой короткий период, нанесли критический урон психическому состоянию Вана. Он схватился за свою горящую щеку, а свободную руку схватила Лили и положила прямо себе на грудь.

«Я не собираюсь проигрывать»... Она бормотала почти невнятно.

Глава 58 - Слишком много противников Часть 1

Ван стоял в шоке, пока Лили продолжала держать его руку на груди. Рот мальчика раскрывался и закрывался, как у рыбы находящейся длятельное время без воды. Он не знал, что делать, но изо всех сил пытался найти хоть какие-то слова. Несмотря на то, что Ван попытался убрать руку, он был потрясен, обнаружив, что Лили достаточно сильно держала его запястье, и казалось, что ей совсем не хотелось, ничего менять в этой ситуации.

«Эммм. Невзирая на то, что солнце зашло, не стоит демонстрировать такие проявления любви на публике».

Холодный пот с ещё большей интенсивностью начал стекать по его спине, когда Ван услышал слова, которые, казалось, сказал демон из темной ледяной бездны. И он, и Лили механически повернулись к голосу и увидели зрелую женщину, смотрящую на них ледяным взглядом. Улыбка на ее лице, хотя и казалась дружелюбной с виду, на самом деле, была выражением скрытой угрозы. Она холодно наблюдала за их действиями.

Милан, продолжала смотреть на этих двух детей, которые были заморожены ее взглядом. В действительности она смеялась про себя, в женщине проснулось озорство, и она захотела подразнить Вана и Лили. Милан переместила свой «ледяной» взгляд в сторону руки, которая все еще держалась за грудь девушки в капюшоне, и Ван немедленно вырвал свою руку. Лили это повергло в шок, и она присела скрючившись, чтобы скрыть свое лицо.

Она кинула секундный взгляд на девочку, а затем снова обратилась к Вану и улыбнулась ещё шире: «Ван, кажется, ты не только воспользовался моей дочерью, но успел уже найти вторую жертву-мяу? Возможно, слишком опасно позволять тебе оставаться под этой крышей. Я хочу защитить наших жительниц и сотрудниц»?

Всё, что сегодня произошло в гостинице, нанесло нешуточную моральную травму мальчику. Если бы он знал, что что-то подобное произойдет, он бы в первую очередь даже не попытался бы прикрепить брошь! А сейчас он мог только проглотить свои сожаления и рассыпаться в извинениях, пытаясь всё объяснить.

«Миссис Юель...пожалуйста, я могу объяснить...Я не хотел обидеть Вашу дочь. Вся эта ситуация-просто большое недоразумение, вызванное моим промахом и отсутствием концентрации». Он поднял обе руки в верх, как это делают преступники, сдаваясь.

Милан посчитала, что его слова забавные и наивные, её это очень повеселило, но она не собиралась отступать от своего плана. «Неужели? Так ты говоришь, что после того, как ты "случайно" потерял равновесия и облапал мою дочь, ты также "случайно"схватился за грудь этой девушки»?

Услышав эти слова, Ван упал на колени и уперся ладонями в пол. Ведь ситуацию с Тиной он мог как-то объяснить, объяснения для текущей ситуации у него не находилось. После того, как Милан воспроизвела последовательность всех событий, он получил критический удар и больше не мог стоять на ногах. Теперь Ван начал понимать, почему так много «сильных» героев аниме и манги страдают, и он ре шил, что попытается всё исправить в будущем.

Глядя на крайне смущенного мальчика, Милан пришлось прикрыть рот рукой, чтобы сдержать свой смех. Она не сомневалась, что все было простым недоразумением, но это так же не изменило её намерений, и она решила ещё немного поиздеваться над молодыми людьми. Видя, что Ван уже на грани, и чтобы отойти ему нужно некоторое время, женщина переключилась на вторую «жертву».

Милан удивило то, насколько маленькая была эта девочка. Ей показалось, что Лили по возрасту даже младше её дочери, если рост можно взять в качестве показателя. «Маленькая Мисс, что привело Вас в мою гостиницу? Вы добровольно сопровождали этого жулика, или он похитил вас откуда-то»?

Лили дернулась, когда женщина обратилась к ней. Она повернулась к источнику голоса и внимательно посмотрела на Милан. Она нашла некие сходства между этой женщиной-кошкой и Тиной. Лилирука подумала, что, вероятно, это была мать девушки и владелица гостиницы.

«Угу...Я Лили, и я следую за Ван-Сама по своей воле». Когда она начала говорить, нотки мужества и бесстрашия проявлялись в её голосе. «И он вовсе не мошенник! Он не трогал Вашу дочь, и это было мое решение, дать ему пощупать мою грудь»!

«Ахахахахахах» услышав слова Лили, Милан больше не могла сдерживать свой смех. Она начала яростно смеяться, в то время как двое детей перед ней стояли в оцепенении. Лили покраснела и хотела накричать на нее, но Милан прервала её: «Все в порядке Лили, я знаю, что Ван не такой. Даже если ему было бы очень любопытно, он из тех парней, которые спрашивают разрешения, не так ли Ван-мяу»?

Ван ничего не смог сказать в ответ, он просто продолжал в растерянности смотреть на нее. Со своей стороны, он чувствовал, как атмосфера накаляется, а аура девочки, что стояла возле него, начала испускать какую-то гнетущую энергию. Повернув голову, он увидел, что Лили смотрит на него с обиженным выражением лица.

Всё о чем могла думать Лилирука в этот момент, это о том, что сказала хозяйка. Если она говорила правду, это означает, что Ван «попросил разрешения» прикоснуться к ней когда-то!? Она стиснула зубы, а затем яростно посмотрела на своего нового «противника».

«Где...»? Лили сжала кулаки, когда задавала вопрос.

« Оу-мяу? Это была одна из моих самых чувствительных частей тела. Даже после того, как он коснулся её, он не смог насытиться и снова протянул руку, чтобы потрогать-мяу». Говоря это, Милан скрестила руки на груди, чтобы подчеркнуть её.

Лили свирепо смотрела на грудь женщины и сравнивала ее размер со своим. Грудь Милан была немного меньше, но разница почти не была заметна. «Если дело только в этом...тогда у меня даже ....»

«Нет-мяу? Кто сказал, что я говорю про грудь? Это было место гораздо более чувствительное, понимаешь»? Видя гнев и дух конкуренции в молодой девчушке, Милан почувствовала себя на пятнадцать лет моложе. Это напомнило ей о тех временах, когда она и сама была искателем, тогда Милан тоже сравнивала себя со своими «соперницами». Она хотела раздразнить девушку еще больше, но решила, что этого будет достаточно, видя, как у Вана уже задергался глаз от перенапряжения.

Глава 59 - Слишком много противников Часть 2

«Ван никогда раньше не видел людей-кошек. И когда он только въехал, Ван спросил, может ли он дотронуться до моих ушей, поэтому я разрешила ему-мяу это сделать. Только один раз, хотя…» Она начала смеяться, подмигивая Вану, который все еще сокрушался о своем несчастье на этой земле.

«Уши...»?Лили взглянула в сторону Вана, и пробормотала что-то вроде молитвы или заклинания себе под нос. Как только Лили замолчала, она сняла капюшон. На её голове теперь виднелись два кошачьих уха. «Если всё дело в ушах, то тогда они у меня тоже есть». Девочка надменно посмотрела на потрясенную хозяйку.

«Хм… Кажется, Вана кошки интересуют в большей степени, чем я могла подумать, учитывая тот факт, что он привел одну из них домой». Она взглянула на Вана, который в замешательстве уставился на Лили. Она начала думать, что, возможно, ей теперь придется серьезно и долго разговаривать со своей дочерью...

«Итак, Лили, ты остаешься жить с нами в «Объятиях очага» или просто пришла в гости»? Поскольку переговоры продолжались достаточно долго, Милан решила выяснить, что привело её сюда в это позднее время.

В этот момент, Ван начал отходить и попытался встать и ответить от имени Лили. Он подумал, что это хорошая возможность прояснить ситуацию до того, как станет еще хуже. К сожалению, полу показалось, что у них с Ваном не достаточно тесный контакт, и поэтому после слов Лили он ещё сильнее притянул мальчика к себе.

«Я останусь с Ван-Сама в одной комнате. Если нужно, я оплачу полную стоимость комнаты». Лили мигом вытащила мешочек Валис и протянула его в сторону хозяйки.

Лежащий на полу Ван мгновенно подал голос: «Нет, я возражаю»! Он знал, что за этим последует много опасностей и проблем, если он позволит Лили остаться с ним в одной комнате. В конце концов, у него была только одна кровать, и он все еще беспокоился о последствиях ее статуса «любви». Ван не хотел разрушать стену, которую пытался построить, чтобы защитить их обоих.

"Я должна согласиться с Ваном. Даже если вы близки, всё равно не следует мальчику и девочке жить в одной комнате. Если у тебя есть деньги, ты должна арендовать свою собственную комнату. Но в любом случае ты можешь ходить в гости к Вану когда тебе заблагорассудиться. Хотя имейте в виду, что стены довольно тонкие и кроме вас ещё есть и другие жители отеля». Заканчивая фразу, Милан многозначительно посмотрела на Лили, которая все еще, казалось, намеревалась жить с Ваном в одной комнате.

«Хорошо, но я хочу арендовать соседний с Ван-Сама номер. Я даже заплачу нынешнему жильцу, чтобы он поменялся со мной, если понадобится». Это было условием, при котором девочка была согласна пойти на компромисс. Если она не сможет делить с Ваном один номер, пускай хозяйка позволит ей хотя бы жить в ближайшей комнате. Кроме того, так она сможет знать, не привел ли Ван компанию в свой номер без её ведома.

---

После того как Лили заплатила за номер, они втроем стояли в холле и продолжали общаться. Можно было увидеть, как вдали, то исчезает, то появляется небольшой силуэт. Он пытался скрыться каждый раз, когда кто-то из них смотрел в том направлении. Это заставляло зрелую женщину смеяться.

После того, как Ван отказался остаться на ужин, Милан позволила им уйти. Когда они поднимались по лестнице, она сделала им последнее замечание, напомнив, чтобы они помнили о других жителях. Услышав это, Ван вздохнул, в то время как Лили смущенно посмотрела на хозяйку.

Они разложили багаж Лили и решили поужинать вместе. Прежде чем они отправились куда-то покушать, Лили внимательно рассмотрела номер Вана, и настояла на том, что бы он разрешил внести ей некоторые изменения, и напомнила ему про его магию хранения.

"Ван Даже если у тебя есть магия хранения, ты все равно должен придать уюта пространству в котором ты живешь, сделать так, что бы и ты, и окружающие понимали, что это твоя комната. Так грустно и уныло, когда жилое помещение почти такое же стерильное, как и больничная я палата». Она начала бродить по его номеру в поисках каких-либо признаков того, что он на самом деле жил там. Не сумев ничего найти, Лили села на его кровать и использовала свой теперь кошачий нюх, чтобы почувствовать запах, исходящий от кровати.

«Эх, пахнет свежим постельным бельем. Этот демон или ее дочь, должно быть, недавно поменяли простыни. Мммм..»

Ван беспомощно наблюдал за действиями Лили. Ему на ум не приходило ничего такого, чтобы могло её остановить, но впоследствии не ранило бы чувства девочки, поэтому он просто пустил всё на самотек, и надеялся, что она вырастет из этого. Пока Лили была погружена в свои мысли, он оглядел полупустую комнату. Все было так же, как в первый раз, когда он въехал, и кроме простыней ничего не изменилось с момента его прибытия. В последнее время Вана совершенно не интересовала интерьерная эстетика, но вспоминая, как он хорошо обустроил пещеру в лесу, мальчик подумал, что Лили в чем-то права и решил действительно заняться комнатой в ближайшем будущем. Если он считает это место своим домом, то должен показать, что он «живет» в нем.

---

В конце концов, Лили вернулась из своих мыслей в реальность, и они отправились в «Хозяйку плодородия. Ван рассказывал девочке об удивительной еде, но Лили была сосредоточена только на другой достопримечательности этого заведения — женщинах.

После того, как они подошли к пабу, Ван некоторое время просто стоял и наслаждался ароматом перед дверью так, как он это делал в прошлый раз. Мальчик пропусти Лили вперед, и они вошли внутрь, где их встретила Хлоя.

Черноволосая девушка-кошка смотрела на двух только что вошедших гостей с профессиональной улыбкой на лице. «Мяу Вы хотите взять столик на двоих»? Она посмотрела в пространство между мальчиком и незнакомой девочкой-кошкой. Маленькая девочка также смотрела прямо на нее, приняв защитную позу…но Хлоя заметила, что что-то в ней было не так.

Лили взглянула на девушку, которая, казалось, была знакома с Ваном, судя по их реакции друг на друга. Заметив, что эта леди тоже кошка, Лилирука начала задаваться вопросом, не интересуется ли Ванн ею именно по этой причине…

Лили заметила, что эта девушка смотрит на нее как-то странно. Казалось, что Хлоя видит её на сквозь, поэтому Лили стало немного не по себе. Она видела в официантке сильную конкурентку. Девочка даже вскрикнула про себя ("не слишком ли много противников!?")

Глава 60 - Эгоизм: Решимость Часть 1

Лили начала чувствовать беспокойство под проницательным взглядом девушки перед ней. Она не могла понять, почему он заставил ее чувствовать себя так неуверенно. Это было нечто большее, чем просто страх, она категорически не хотела отдавать Вана этой молодой женщине, но до конца и сама не понимала своих чувств. Лили знала только, что взгляд показался ей знакомым, но почему… где она видела его раньше?

«Аахахахах, у тебя очень милая спутница, Ван. ты не хочешь нас представить»? Когда Хлоя начала направлять их к небольшому столу, она вопросительно посмотрела на Вана, будто желая в подробностях узнать обстоятельства их знакомства.

Ван заметил, что девушка вела себя так, как при их первой встрече. Как и он саам, Хлоя, казалось, была очень чувствительна к тем, кто испытывал страдания в прошлом. Он улыбнулся ее беспокойству и готовности дать ему возможность поступать так, как он считает нужным.

« Да...Это Лили. Я не могу вдаваться в подробности, но я решил помочь ей стать сильне». Когда он ее представил, Лили слегка наклонила голову, но не расслабилась, так как Хлоя заставила ее чувствовать себя очень неловко. «А это Хлоя...она та, кто помогла мне понять...очень много всего». После того, как Ван говорил эти слова, он расплылся в улыбке, выражающей безграничную благодарность.

Лили и Хлоя заметили его выражение лица; Лилирука была несколько недовольна, так как с самого начала чувствовала, что она находится в невыгодном положении. Хлоя просто немного дерзко улыбнулась в ответ и чмокнула его в щеку.

После этого она приняла их заказы, хотя было бы более уместно сказать «заказ», поскольку Ван должен был принять решение за них обоих.

После того, как Лили увидела, что Хлоя поцеловала Вана, она опустила голову и начала дуться, отказываясь говорить и смотреть в глаза. Хлоя тоже молча пошла на кухню, чтобы отдать поварам заказ, и отправиться обслуживать других клиентов.

Лили подняла глаза только тогда, когда Хлоя уже ушла. Она проводила её взглядом, чтобы убедиться, что та отошла достаточно далеко а затем сказала: «Ван, пожалуйста, расскажи о ваших отношениях с этой женщиной. Я могу сказать, что между вами определенно что-то происходит, но, похоже, что вы — любовники».

Ван покачал головой. Даже он не понимал, какие у них были отношения...мальчик просто знал, что он очень благодарен Хлое, и что он даже хотел признаться ей в любви в прошлом. «Я бы сказал...что она является моим наставником, ну, или своего рода проводником. Трудно выразить это словами. На самом деле...но она спасла меня от изоляции и помогла многое понять о себе. Я хочу стать сильнее, чтобы оправдать ее ожидания...но я не уверен, что мы должны стать любовниками».

«Но до этого, ты не позволял ни одной девушке поцеловать тебя...а когда она поцеловала тебя в щеку, ты был счастлив». Лили продолжала смотреть на Вана с упреком и обидой.

Ван кивнул и решил рассказать о своем прошлом с Хлоей. Он рассказал ей об их первой встрече, и о том, как испугался её хищного взгляда, о том, как она, пыталась сломать барьеры, которые он построил вокруг своего сердца и разума и о том, как он согласился пойти с ней на свидание после их второй встречи. Ван всё рассказал Лили, не упустив ни поход в магазин одежды, ни их личный разговор на смотровой площадке на закате, во время которого, он даже пытался признаться Хлое в своих чувствах, но она помешала ему это сделать.

На протяжении всего рассказа Лили просто слушала и мочала. Она наблюдала, как его выражение лица менялось с каждым предложением, и даже могла ощутить эмоции Вана. Ей стало больно от того, с какой страстью Ван говорит о Хлое и о его «трансформации», случившейся благодаря ей. Хотя она не была там, но смогла в красках представить все события. Лили начала понимать, что совсем не брала во внимание ни настоящую, ни прошлую жизнь Вана.

Девочка скукожилась и боялась даже взглянуть на своего спутника. Она поняла, что пользуется его добротой с тех пор, как он спас ее. Несмотря на то, что Ван прилагал так много усилий, чтобы помочь ей измениться, единственное, о чем она думала, это о том, как стать ближе к нему...Она поняла, что поступала как эгоистка, думая, что Ван должен принадлежать только ей.

В то время как она была потеряна в своих мыслях, Ван не мог не вздохнуть, видя ее текущее состояние. Он хотел, чтобы она знала правду, чтобы разрушить тот образ несокрушимого героя, который Лилирука нарисовала в своем воображении. Во многом он был очень похож на нее...но просто сумел продвинуться немного дальше.

Эти двое сидели молча, одна не знала, что сказать, а другой размышлял о прошлом. Через несколько минут Хлоя принесла еду.

"Мяу-хахах одно карри с курицей и рисом для Вана, и одна детская порция карри для его прелестной спутницы-кошечки-мяу»! Хлоя поставила тарелки на стол, и Ван заметил, что заказ для Лили отличается от того, что он заказал.

«Эммм, Хлоя..»

«Ну же попробуй-мяу! Это очень вкусно, так же к этому заказу прилагается маленькая игрушка, которую ты можешь забрать с собой. Кушай, не стесняйся». Хлоя проигнорировав Вана продолжала донимать, по-прежнему молчавшую Лили. Девочка подтолкнула тарелку к себе, слегка наклонившись над столом.

После внимательного изучения блюда Лили переместила свой взгляд на не оставляющую её в покое девушку. «Я не буду это есть...Я хочу то, что Ван-Сама заказал для меня». Девочка чеканила слова с ярко выраженным недовольством. Она не понимала, почему Хлоя пристала к ней, когда Лили даже не подавала намека на то, что желает с ней разговаривать.

«Как любопытно, маленькая девочка, которая думает, что знает, чего хочет, но просто сидит, пока другие люди принимают решения за нее. Какая разница Я или Ван выбрал для тебя блюдо? Разве ты не счастлива, что кто-то угощает тебя едой»? Не теряя улыбки, Хлоя с презрением посмотрела на Лили. Она пододвинула тарелку ещё ближе к девочке. «Давай, не стесняйся, малышка».

Ван хотел вмешаться, но он чувствовал, что хвост Хлои стучит по его ноге каждый раз, когда он пытался открыть рот. Мальчик решил довериться ей и начал потихоньку кушать свою еду. Это было восхитительно...

Увидев, как Ванн принялся за ужин, ничего не говоря, Лили начала чувствовать себя преданной. Она видела, что он явно пытался что-то, сказать, но затем решил внезапно проигнорировать ситуацию. Отрицательные эмоции начали наполнять ее сердце, и она хотела высвободить их, но не знала, как.

«Ван-Сама, пожалуйста, попроси свою подругу оставить меня в покое. Я бы предпочла не есть ничего, к чему она прикасалась». — Попросила Лили, в обход Хлое, которая вздернула голову с претензией.

«Оу ты даже такие вещи не способна решить сама, без чьей-либо помощи-мяу? Теперь Ван должен быть твоей нянькой»? Хлоя захихикала, продолжая смотреть в свирепые глаза Лили.

Она начала приближаться к Вану, несмотря на нарастающее напряжение с боку девочки…

«Ван, мяухах». Хлоя наклонилась над Ваном, приоткрыв рот, давая ему понять, что хочет, чтобы он её угостил. Мальчик в этот момент как раз хотел укусить кусочек курицы, насаженный на вилку. У него возникли противоречивые чувства, но он всё-таки позволил девушке съесть этот кусок. Пережевывая острое блюдо, она чуть ли не поперхнулась, увидев выражение лица Вана. К счастью, гнев, исходящий от Лили, помог ей сохранить хладнокровие.

http://tl.rulate.ru/book/18740/395790

Сказали спасибо 362 пользователя
(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Обсуждение главы:

Отображены последние 3 комментариев из 7
#
Еххх в начале думал, что нашел сокровище, но оказалось нет(( гг тупой как пропка ( я знаю через что он прошел) но все бесит его наивность, бесит все эти лоли, гарем, все такое, это портит новеллу(
Развернуть
#
Нуууу он вообще то мира как такого не видел и я не вижу чтобы он был каким то сильно наивным, особенно после его прошлой жизни.
Развернуть
#
Он по идеи вообще не должен знать что с девушками можно делать..
Развернуть
Чтобы оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь

Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим