Готовый перевод Swords of the Emperor / Мечи императора: Глава 4

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Глава 4

Огромный зал в столовой был полон священников: многие из них ужинали за грубо сбитыми столами, наклонив головы над тарелками, некоторые сушили одежду, стоя возле камина, который находился в дальнем углу столовой. Группа мужчин увлеченно играли в камни, они внимательно следили глазами, прокручиваю в голове линию обороны и атаки, которые разворачивались на доске.

Большинство этих людей были совершенно разными, так же как и государства, откуда они приехали: могучие, с белой кожей экры из дальнего севера, где океан полгода был скован льдами, мускулистые вадды сплошь покрытые татуировками на руках и предплечьях, как было в обычаях их племен, которые жили в джунглях на севере от Поясницы Гор, сидели даже несколько фардшаки с зелеными глазами, у которых кожа была немного смуглее, чем у Фенга.

Но, даже если и была разница в наружности, все священники выглядели суровыми и спокойными, они были рождены в диких и неприступных скалах, вдали от уюта того мира, где начиналась их жизнь.

Дин был не очень большим орденом, в Данк-сане находилось не более двухсот священников. У молодых богов - Сэйка, Фенет, Опекка и других - появилось немало поклонников на всех трех материках. Для поклонения им были построены храмы чуть ли не в каждом задрипанном городке: шикарные дворцы, все в позолоте, застланные шелками.

Некоторые были лучшие домов самых богатых министров и кадсеков. Только одному Фенету прислуживало, видимо, две-три тысячи жрецов, и еще в десять раз больше людей приходили поклониться его алтарю, с надеждой приобрести еще больше смелости.

У других не так уж любимых богов тоже находились свои поклонники. Было распространено много историй о дворцах Нажжампака и кровавых холуях Аканжаэня, о вазах, сделанных из черепов и текущих мозгов, об убитых во время сна детях, о ночных вакханалиях, где страсть шла рядом со смертью.

Иногда поговаривали, что лишь небольшая часть тех, кто появлялся в этих храмах, возвращались назад. «Их поглотил Властелин Праха», - шептались между собой люди: «Сама смерть прибрала их себе».

У главных Богов, которые отдалились от мира и безразлично относились к проблемам людей, поклонников было куда меньше. Но в тоже время все знали их имена - Синкадда и ее супруг Дак Летучая Лисица, Рка и Фанкар-пен, - и огромное количество людей на всех трех материках поклонялись этим именам.

Только один Бог Дейс был в тени, и оставался безгласным. По преданиям дин, он являлся старейшим, самым загадочным и всемогущим из всех богов. Люди, живущие вне Данк-сана, считали его давно умершим, и даже, что он никогда существовал.

Некоторые рассказывали, что его убила Кэйя, когда она строила мир, небеса и звезды. Фенг считал, что это похоже на правду: за все то время, когда он жил, бегая сверху вниз по горам, он никогда не встречал даже просто следов этого Бога.

Он оглядел зал, разыскивая кого-нибудь из своих друзей, и увидел, что сидя за столом возле стенки на него смотрит Боджинг. Возле него на грубой скамейке сидели Сию и толстяк Фенгдж Чжан - он был единственным из жителей Данк-сана, который сохранил свое пузо, даже несмотря на то, что постоянно бегал, перетаскивая тяжести для строительства - этим заставляли заниматься старшие священники.

Фенг молча кивнул своему другу, приветствуя его взглядом, и хотел было пробраться туда, но с противоположной стороны столовой заметил Ченга. Он тяжело вздохнул - гуриан быстрее всего придумает ему какое-нибудь взыскание, если его ученик приступит к ужину, не доложив о своем появлении. Ну что ж, оставалась надежда, что рассказ о найденной мертвой козе не будет слишком долгим, после чего Фенг может освободиться и наконец-то съест свою тарелку похлебки.

Гий Ченг был священником, который сразу бросался в глаза. Казалось, что его быстрее всего можно было бы встретить в прославленных питейных заведениях Бингвена, чем здесь, в одном из дальних монастыре в сотнях миль от столицы империи.

В отличие от большинства священников, которые выполняли свою работу в кротком молчании, Ченг потихоньку что-нибудь напевал, пася коз, громко орал песни, таща в гору тяжелые тачки с глиной с реки, и выдавал бесчисленные шуточки, нарезая репу для обедов в столовой. Он даже не переставал шутить, когда разбивал в кровь носы своим ученикам.

В это время он рассказывал своим собратьям за столом длинную историю, отчаянно жестикулируя и посвистывал, подражая птицам. Но когда он заметил, что к нему приближается Фенг, улыбка исчезла с его губ.

«Я разыскал пропавшую козу», - подойдя, Фенг с ходу начал рассказ.

Ченг выставил вперед свои руки, словно защищаясь от его слов, пока они еще его не коснулись.

«Я уже не твой гуриан», - заявил он.

http://tl.rulate.ru/book/17591/377802

Переводчики: wasj71

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)
Сказали спасибо 0 пользователей

Обсуждение:

Еще никто не написал комментариев...
Чтоб оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь
Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим