Готовый перевод Вселенная ИКС / Вселенная ИКС: Глава 21. Благие намерения

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Открыта новая территория: «Плато Крика». Награда: + 7000 опыта.

Фурия неслась по равнине ровно и мощно. Лобастая башка на могучей шее целеустремленно вытянулась вперед, из ноздрей валит пар, лапы без устали сминают скрипучий от мороза снег. На карте локации, все еще процентов на девяносто затянутой «туманом войны», широкой дорогой быстро проступал новый разведанный участок, расширяясь по ходу движения.

Часть опыта за территорию, как только мы сошли с подъемника на плато, позволила Фурии перейти на 14 уровень, что определенно пошло на пользу нам обоим.

Поглубже натянув капюшон меховой накидки, я старался прятать лицо от бьющего навстречу ледяного ветра, но дискомфорта практически не ощущал. При 80% сопротивления холоду чувствую себя как в термосе, жить стало гораздо веселее. Вокруг, насколько хватало глаз, простиралась безжизненная снежная пустошь. Увы, местность оказалась не настолько ровной, как виделось с высоты карниза. Путь часто пересекали разнокалиберные овраги, или перегораживали вздымающиеся из-под земли куски скал, разбросанные по равнине, словно осколки от взрыва гигантской каменной гранаты.

Умение верховой езды достигло окончательного баланса в соответствии с рангом, я отлично держался на спине дикоши лишь стиснув коленями горячие от бега бока. Разве что при сильных рывках приходилось хвататься за жесткие пряди шерсти на загривке Фурии, заметно отросшие за последние несколько часов – игровые условности создавали игровые удобства.

Вскоре мы приблизились к охранной зоне Цитадели Крика и понеслись в двух метрах от невидимого купола, вдоль границы, разделяющей зеленую зону и снежную тундру. Вблизи она проявлялась более отчетливо: линия растаявшего и обледеневшего снега в полметра шириной опоясывала весь купол. С жадным любопытством уставившись на густой травяной покров и проносящиеся мимо деревья по ту сторону, я не сдержал усмешки. Словно в аквариуме – ни малейшего дуновения теплого ветерка, никаких растительных запахов. И Жальник оказался прав – от рейда дионисситов к этому моменту не осталось и следа. Жесткий данж. Безумно жесткий. И сдается мне, лобовая проходка не годится для решения этой задачи. Должен быть какой-то другой способ, и мне придется его найти, терять сейв на серпантине я не намерен.

– Не так близко к границе, Зуб. Если ошибешься, то купол затянет тебя на территорию данжа. – Обеспокоенный голос Жальника послышался, словно из наушников, хотя наушников и в помине не было. – Проблем не оберемся. И кто тогда отправится к Колыбели за тобой?

– Уже соскучился?

– Нет, я по делу. Во-первых, проверка связи. Кстати, неплохо работает. Ты хорошо меня слышишь?

– Отлично.

– Такое ощущение, что в башке передатчик встроен… Полезная штука.

– А во-вторых? Не тяни, скоро выйду из зоны связи. Пока у нас в распоряжении только километр.

– От чего, кстати, зависит расстояние? От ранга кланового сервиса или от уровня самого клана?

– И то, и другое. Здесь все и всегда взаимосвязано. Вот поэтому и нужно поднимать клан. Жал?

– Во-вторых, значит… Я тут подумал кое о чем, пока ты там развлекаешься. Эта история с Даром… Ведь все могло быть не так, как ты рассказывал. Например, именно ты мог его убить, за что и получил метку.

От такого предположения я даже осадил Фурию и она нервно закрутилась на месте, вытаптывая пятачок снега.

– С ума не сходи, Жальник…

– Да погоди, – с легкой досадой перебил разбойник, – дай договорить. Я ж говорю, пока сидел один, пораскинул мозгами и пришел к кое-каким выводам в твою пользу. На мой взгляд, ты слишком доверчив, чтобы убить Дара.

– Доверчив? Не понимаю.

– Смотри сам. Ты оставил на меня свою фейри. За нее тебя чуть не пришибли низуши, а ты меня знаешь меньше, чем их.

– Вряд ли это можно назвать доверчивостью. Скорее, расчет и необходимость выбора. И тебя, кстати, я знаю все же больше, чем низуши, хотя и заочно. От Дара наслышан. Надеюсь, ты не собрался устроить какую-то пакость? Стоит мне позвать фейри, и она…

– Да все с ней будет в порядке. Я решил тебе доверять, Зуб.

– То есть до этого момента не доверял?

– Не совсем, – признался Жальник. – Личность ты для меня незнакомая, вдруг тебя изгои сюда заслали с коварными намерениями? Да шучу, не переживай. Наверное, я бы дольше колебался, если бы не ракшас. Да и босса ты завалил так лихо, что поневоле задумаешься. Теперь склонен согласиться, что не в доверчивости дело. Ты сильнее, чем кажешься и всегда держишь про запас какой-нибудь козырь. А это уже предусмотрительность.

– Меня греет твое мнение, но ракшас-то тут причем?

– Не вяжется поведение коварного убийцы с желанием выручить мохнатого огрызка из неприятностей с серьезным риском для жизни, – пояснил Жальник.

– Ясно. Давай ближе к делу. Ты решил мне доверять. И что теперь?

– Ближе, так ближе. Я не рассказал тебе, что на плато мне бывать приходилось. Пока Рырк был жив, он и дергал за рычаг. Как-то мне довелось поучаствовать в свалке ракшей с дионисами. Короче, я могу дать твоей Крохе работу. В отдельной заначке я храню два десятка крисов и один крид второго ранга. Остается лишь решить, какой из расходников создать первым. Слушай, да не стой ты на месте, отойди от купола от греха подальше!

Опасения показались мне заслуживающими внимания, и мысленная команда отправила Фурию дальше, граница защитной зоны начала быстро удаляться.

– Так что решил? Насчет расходника? Если честно, мне самому дюже интересно. Неизвестно, сколько ты там проваландаешься с ракшасом, время зря пропадет. Да и Крохе опыт не помешает. А ты сам можешь с ней сейчас связаться?

– Не совсем. Связь с ней чувствую, но мысленного обмена уже нет. – Интересно ему. Да и этот вопрос о Крохе… Подозрительность проснулась с новой силой. – Не гони коней, Жальник. Она же устала. Пусть пока отдохнет.

– Видел бы ты, что твоя якобы уставшая вытворяет!

– И что же? – я живо заинтересовался.

– Не отвлекайся, ты сам мне напоминал про ограничения связи!

Я снова заставил Фурию сбросить темп, чтобы не выскочить из зоны связи раньше времени. Территория Цитадели Крика осталась в пятидесяти метрах за спиной, с этой стороны опасности уже не было.

– Не торопи, я все еще думаю. Несколько неожиданно. Крид точно лишь один, скрытный ты наш? Кстати, раз уж откровенность за откровенность, ты ту Печать точно не пробовал починить? «Оценщик» никаких бонусов для этой операции не дает?

– Нет. Тут скорее с твоим «Изобретательством» надо кумекать, вдруг что-то и получится.

– Пробовал. Тоже ничего не вышло.

– А еще говоришь, что это я скрытный.

– Так что с кридом?

– Штабелями аборигенов не раскладывал. Да и этот крид от ракшей за помощь получил. Добыть его самостоятельно – дело непростое. Враги поодиночке не ходят.

– Все равно ты не Жальник, а самый настоящий жулик… А почему кстати, Жальник? Тебе собственное имя не кажется странным?

– Для меня Жальник – от слова «жало», а не «жалость», не путай. И жалить я умею, будь уверен. Порхаю как бабочка, жалю как пчела, – танк коротко хохотнул. – Слышал такую поговорку? Не страннее твоего ника, кстати.

– Тяжеловат ты для бабочки, не находишь? Разве что беременная бабочка…

– Вот такой же как ты, зубоскал, и назвал, – в голосе танка послышались обиженные рычащие нотки. – Ты от темы-то не отвлекайся.

– Говорю же – пока думаю. Мог здесь имя и поменять. Не успел?

– Да не захотел. Привык.

– А как тебя по-настоящему?

– А вот это забудь. Оставь прошлое прошлому.

Настаивать я не стал, лишь понимающе усмехнулся. У меня то же самое. Ник сейчас ближе, чем прежнее имя.

Однако, непростая задачка – выбрать расходник. Предложение заманчивое, но требующее серьезных раздумий. Фиалы, отвечающие за операции с питомцем, пока лучше отбросить. Хорошо бы создать «фиал воскрешения души», чую, может пригодиться в ближайшем будущем. Но больше всего не дает покоя описание «фиала жертвенного размена»… Личный «Список Мертвых»… Если под «мертвыми» имеются в виду те, кого я убил лично, то такой вариант меня совсем не устраивает, так как в кандидатах на реанимацию оказывается лишь Папаша. Но как еще это можно воспринимать? Черт! Прямо раздрай в душе. Единственный крид не хочется тратить напрасно, Папашу возвращать на этот свет не горю желанием совершенно, проблем и без него хватает. Но если имеется хоть малейшая возможность достучаться до другого погибшего, без Колыбели и Усыпальницы, то…

Решено. Даже если я все понял неверно, польза от расходника все равно будет – Кроха получит опыт, а я – представление о том, что же это за хрень такая. Кроме того, описание предполагает, что воспользоваться этим расходником смогу только я и если Жальник в мое отсутствие задумал какой-нибудь хитрый финт ушами, то ему придется обломиться.

– Жал, будем делать «фиал жертвенного размена души».

Фурия фыркнула, беря с места в карьер. Я ни на минуту не забывал, что мне еще нужно успеть к Рырку и больше не собирался останавливаться – времени и так потеряно немало. Но торопиться сломя голову тоже не стоит, в среднем темпе дикоша может двигаться с минимальным расходом энергии на километр пути, если начну гнать ее быстрее, выдохнется раньше времени.

– Верное решение, – без малейшей заминки согласился Жальник, и у меня сразу отлегло от души, подозрения притихли. – Я именно это и хотел предложить. Раз это самый длительный по времени изготовления расходник, то наверняка получим нечто стоящее. Если сумеем вырвать из забвения кого-то из людей, то приобретем должника, обязанного нам по гроб жизни.

– Думаешь, «Список Мертвых» как-то перекликается со списком Усыпальницы?

– Надеюсь, это нечто большее, – задумчиво хмыкнул танк, видимо, придя к тем же выводам, что и я. – Лады, передам Крохе твои пожелания. А вообще, для таких штрафников как мы, любой из этих чудо-расходников – отличное подспорье. Хорошо, что именно ты свалился мне на голову.

– Зря ты считаешь себя штрафником.

– А кем еще мне себя считать? – удивился танк. – Вспомни, за что мы сюда попали.

– Не все так просто.

– Что ты имеешь в виду?

– Дар как-то в разговоре обмолвился, что нам дано одно направление, но ему не давало покоя, верно ли это – подчиняться общей схеме, навязанной при появлении в игре? И предположил, что правильный путь может лежать как раз через Инферно. Ему, к сожалению, не удалось это проверить, зато у нас этот шанс имеется.

– Дар, конечно, интересный человек. Башковитый. Жаль, что его план не удался, причем напортачил я. Не надо было тех козлов мочить…

– Минутку… Про какой план ты говоришь?

– Да тот самый, который он пытался реализовать и с тобой. Пройти данж Губителя вдвоем.

– Так это его идея?!

– Естественно. Это он – генератор идей, а не я. Жаль, не вышло.

Губы сами собой растянулись в кривой усмешке. Неудивительно, что эти двое нашли друг друга. Два жулика, себе на уме. В хорошем, конечно, смысле.

– Пока Дар возрождался, – с легкой злостью продолжал откровенничать танк, видимо, общение по чату ему давалось легче, чем с глазу на глаз, – те два гаврика, что его прикончили, попались мне на глаза. Им бы промолчать и мимо пройти, но нет, начали бахвалиться, какие они крутые перцы. Бросить связанного человека в логово вурдалака на съедение заживо – это для них геройство, мать их…

– Отлично тебя понимаю.

– В общем, я все испортил. Тяжко удержаться в таких обстоятельствах. И вместо того, чтобы покорять новый мир, теперь мерзну в этой девственно-затраханной дыре.

– Девственно?

– Ну так, локация же закрытая.

– У тебя странные ассоциации, не находишь? – я невольно ухмыльнулся.

– Поживешь тут как я месяц без женского тепла, и не так заговоришь, – досадливо пробасил танк. – Если интересно мое мнение, то в задницу такой шанс.

– Ворчанием делу не поможешь. – Повинуясь мысленному приказу, Фурия взяла левее, чтобы объехать вставший на пути очередной каменный клык. – У меня было время подумать над словами Дара, попробую тебя немного утешить. Скорее всего, мы сюда попали не потому, что кого-то там убили, Жал. Совершив поступок, не отвечающий установленным правилам, мы выбились из общей массы. Понимаешь? Это не наказание. По крайней мере, не совсем наказание. Скорее – испытание духа и тела. Эта локация – шанс подтвердить заявку на альтернативный путь развития. Не спорю, шанс суровый и безжалостный, естественный отбор тут косит, как старуха Смерть, записавшаяся в комбайнеры, вспомни судьбу людской диаспоры. Но сам подумай, если мы отсюда выберемся, то получим уникальный игровой класс – вне остальных классов. Это как отпущение всех прежних грехов и жизнь с чистого листа. Мы сами будем выбирать, как развиваться, а не игра. Думай так, и это прибавит тебе оптимизма. Все, что требуется – решить местную задачку… Жал? Эй, але?

Игрок Жальник недоступен.

Сообщение висело уже несколько секунд, просто я не сразу обратил на него внимание, цепко наблюдая за проносящимися мимо окрестностями и выискивая малейшие признаки опасности. Чертыхнувшись, покосился на посеревшую пиктограмму сигнала клан-чата, затем снова поднял взгляд перед собой.

И вздрогнул.

Фурия глухо заурчала, не снижая скорости бега.

Метрах в тридцати справа по курсу из снега, словно хищно изогнутое лезвие кинжала, торчал острый каменный обломок высотой в два человеческих роста. И на этом острие, внимательно глядя в мою сторону горящими красными глазами, сидела крупная собаковидная тварь, по размеру явно не меньше моей Фурии. Ее мохнатая белая шкура почти не отличалась окрасом от заснеженной верхушки скалы, возможно, именно поэтому я не заметил ее раньше.

Алан Темный меня сохрани, я уже видел таких тварей… в песочнице! Даже название почти не отличалось:

«Снежный клыкан»: 28 уровень, жизнь 2200».

Жуть, жизнь в два раза выше, чем у меня. До меня почему-то только сейчас дошло, что «Плато Крика» – ключевая локация эпик-квеста, а значит, здесь просто обязаны обитать твари максимально разрешенного для Лунной Радуги уровня. Жальник, вот же задница! А ведь уверял, что дорога после рейда дионисситов должна быть свободной, так как по негласным правилам любой рейд зачищает плато от мобов, прежде чем начать штурм Цитадели – опыт и крисы лишними не бывают! Накладка или подстава?!

Издав протяжный вибрирующий вой, наполненный торжествующей угрозой, тварь одним махом спрыгнула со скалы и рванула наперерез. Снежная пыль взвилась за ее тушей, словно дымный след за устремившейся к цели ракетой.

«Душеловом», возможно, и просажу, – прикинул я, напряженно наблюдая, как клыкан лихо сокращает расстояние. А может, и нет. От волнения бросило в жар, даже мороз перестал царапать лицо. Я стиснул зубы, заставляя себя успокоиться. Сдается мне, что если дойдет до схватки, то без отвлекающего на себя внимания танка придется очень кисло. Очень уж смущает разница в уровнях. До дрожи. Так что лучше с тварюгой не сталкиваться лоб в лоб. Да и вообще лучше никак не сталкиваться.

Поэтому мы с Фурией лишь прибавили скорости и я с радостью убедился, что Фурия чешет заметно быстрее противника. Должны проскочить. Но уж больно быстро проседает ее энергия, в таком темпе больше десяти минут не продержимся...

Словно этого было мало, где-то недалеко раздался новый вой, а затем еще и еще – откликнулись сородичи твари, слаженным хором возвестив о том, что с удовольствием присоединятся к начавшейся охоте.

Поворачивать слишком поздно. Неизбежно потеряю скорость и подставлюсь. Да и половина плато уже позади. Теперь оставалось только одно: нестись что есть мочи дальше, в нижнюю долину, в надежде, что сумею вырваться из контролируемой мобами зоны раньше, чем они порвут меня с Фурией на куски.

– Гони, Фури! – заорал я, хватая ртом морозный воздух. – Гони!

Черт побери, я не рассчитывал на растрату кристаллов сущности так рано, но деваться некуда. Возможно, раз уж так вышло, заодно проверю свои выводы о связке Знака Алана с главным козырем моего боевого арсенала.

«Плеть боли» прошлась по мохнатой шкуре клыкана, когда ему оставалось преодолеть метров десять, чтобы вонзить зубы в мое бренное тело. Отсчет времени шел на считанные секунды, так что толком оценить эффект было некогда. Клыкан лишь вздрогнул, но и не подумал замедлиться, так и продолжал мчаться наперерез. Слишком высокий уровень позволил ему воспринять «Плеть» как булавочный укол, на большее я и не рассчитывал. Главное, иконка абилки за него все-таки зацепилась, а могло сработать впустую.

На бицепс, там, где находился Знак Алана, словно плеснуло кипятком, но это ожидаемо. Не медля, я взмахнул рукой и влепил клыкану «Душеловом». Вот тут эффект сказался сразу и заметно! Зверь запутался в лапах и кувыркнулся через голову, поднимая тучи снежной пыли. Бегло оценив нанесенный урон и испытав жесточайшее разочарование, я и не подумал останавливаться. Теория о взаимосвязи способностей не подтвердилась, удар выгрыз из туши клыкана меньше сотни единиц жизни, а этого слишком мало, чтобы победить… Вопрос, что произошло во время боя с боссом крикунов, так и остался открытым.

Мы пронеслись мимо, устремившись прочь.

Оглянувшись, я с тревогой убедился, что клыкан уже вскочил и припустил следом, хотя и с заметно меньшей прытью. Расстояние между нами увеличивалось довольно быстро, а призрачная нить вытягиваемой энергии становилась все тоньше, грозя лопнуть, как натянутая струна. Предельно ясно, что останавливаться и ввязываться в бой нельзя, эта тварь вне моих возможностей.

Тонкая струйка энергии, вливаясь в жилы, смягчала жжение Знака и бодрила как легкий тонизирующий напиток, не более. Но кристалл истрачен не напрасно, иначе я мог и не разминуться с тварью. Да и падение энергии Фурии, бешено работавшей лапами, заметно снизилось. Все верно, путешествие к «Седьмой Печати» дало понять, что «Духовная связь» на расстоянии ослаблена лишь с Крохой, но пока я остаюсь рядом с Фурией, между нами, двумя элементами этой системы, связь работает в полной мере. По описанию способности эффект прерывается полностью только если что-то случится с одним из трех элементов нашей связки душ, или если у Крохи иссякнет заряд энергии. Но пока я не испытывал неудобств, автоматический выбор «Синергетического эффекта», павший на «Боевой позитив» (восстановление энергии +10%), работал исправно и вполне меня устраивал.

Впереди стремительно приближались высокие горные склоны, отделяющие плато от нижней долины. До узкого устья ущелья, ведущего между скалистых круч к развалинам Алмазной Короны, оставалось метров двести. Есть надежда, что как только я нырну в проход между скал, твари отстанут, не могут же они преследовать вечно, это не в правилах игр. Но сперва нужно туда добраться, а это будет не так просто, как хотелось бы. Почему? Да потому что справа я заметил трех клыканов, их проворные белые силуэты мчались вдоль скал с явным намерением перехватить дичь как раз возле устья, куда я так рвался. А слева тем же макаром чесали еще двое, отрезав последний путь для маневра.

Проклятье, я должен выиграть эту гонку!

Любая заминка равносильна смерти. А потеря Фурии будет просто катастрофической, расходники на ее воскрешение пока лишь в проекте, да и принцип их работы не исследован…

Прочь пораженческое настроение! Еще поборемся!

Внимание привлек тонкий звук, словно недалеко разбилось что-то хрустальное – действие «Душелова» прервалось. Оглянувшись, я оценил на глазок расстояние до отставшего от нас клыкана. Метров пятьдесят. Предел для способности. Запомним.

Дыхание дикоши становилось все более хриплым, а энергия заметно просела. Не снижая скорости, Фурия взвилась в воздух, одним прыжком перемахнув через пролегающий поперек пути глубокий овраг метра три в ширину. При приземлении лязгнули зубы, но равновесие удалось сохранить, а Фурия уже мчалась дальше. И глядя вперед, я чувствовал, как надежда в душе крепнет, одна надежда на двоих – мы успевали, черт возьми! Клыканы оказались не слишком быстрыми тварями и мы опережали их по меньшей мере на полторы сотни метров.

Взгляд рыскал по надвигающимся склонам, выискивая подходящее для обороны место, на тот случай, если Фурия все же выдохнется и придется спешиться. Желательно отыскать какой-нибудь высокий выступ, куда врагам нельзя заскочить с ходу, но с которого можно хоть как-то отбиваться, используя преимущество рельефа местности…

Мы влетели в устье как ветер, взвихрив снег с подступившего слева каменного склона. Примерно через минуту скачки русло ущелья начало плавно поворачивать вправо. А затем я разглядел изломанную линию впереди, которая пролегла поперек ущелья и теперь быстро неслась нам навстречу. И означало это кое-что посерьезнее очередного оврага, как подумалось вначале. Потому что впереди нас ждал обрыв, а насколько крутой – это еще предстояло выяснить. Вот почему местность, которую я пересек, называлась плато, а не просто долина, черт побери…

Подлетев к обрыву, мы с Фурией заметались по краю, со страхом и отчаянием глядя вниз. Метров двадцать, не меньше! Такая высота – почти верная смерть при падении даже для аватары… Как ни старался, я не смог рассмотреть, где можно спуститься – сплошной отвесный обрыв тянулся от склона до склона, образовав гигантскую каменную ступеньку. Что само по себе странно и неправильно, ведь аборигены здесь путешествовали нередко, а значит, спуск просто обязан быть! Если только они не спускались на веревках, но Жальник ничего такого не говорил… Вероятно, потому что не знал, ведь этот затворник сюда ни разу не путешествовал.

Я нервно оглянулся, чувствуя, как драгоценные секунды бесполезно ускользают сквозь пальцы. Клыканы и не думали сдаваться. Они уже появились из-за поворота, сбившись в плотную стаю из шести особей, и быстро приближались, угрожающе скаля клыки и сверкая красными глазами.

Еще сотня метров – и нам ничто не поможет.

Может, туда?! Взгляд, лихорадочно рыскающий по боковым склонам ущелья за обрывом, замер на одном из выступов, который выдавался из стены ступенькой размером примерно два метра длиной и полметра шириной и был вроде не таким отвесным, как соседние. Вот только до него было метров десять в прыжке, а еще он находился метров на пять ниже нас. Впрочем, это только облегчало дело. Если получится до него допрыгнуть, то возможно, скатимся не кубарем, а соскользнем… Не разбившись насмерть.

Искать для спуска более подходящие варианты времени не осталось. А еще я в эту секунду понял, как нам с Фурией повысить шансы выжить.

Заставив дикошу броситься назад, чтобы набрать перед прыжком разгон, мы развернулись в опасной близости от морд рычащих клыканов. Выбрав для своей цели подранка, я снова пометил его «Плетью». Клыкан исступленно взвыл и рванулся вперед, чтобы ухватиться клыками за мое бедро, но мы с Фурией уже мчались снова к обрыву. Резко развернув корпус, я оглянулся назад и всадил в помеченную тварь призрачный кинжал «Душелова».

В следующий миг Фурия прыгнула изо всех сил, распластавшись в воздухе над пропастью. Я почувствовал, как от напряжения едва не рвутся ее мышцы…

Краткий миг полета – и дикоша всеми четырьмя лапами вонзилась в скальную поверхность намеченного участка. Какой-то миг мне казалось, что она удержится. Но видимо, моя тяжесть не дала ей как следует закрепиться, или камень оказался слишком рыхлым. Из-под заскрежетавших когтей Фурии брызнуло каменное крошево…

И мы ухнули вниз.

Время падения словно растянулось.

Я видел, как пораженный и скованный «Душеловом» клыкан, не сумев остановиться, падает с обрыва вслед за нами в облаке взбитого снега, дико воя от страха... Видел, как несется нам навстречу дно ущелья, и как дикоша все еще отчаянно цепляется когтями за малейшие неровности, стараясь спасти нас обоих…

И мне пришлось спрыгнуть и вцепиться в проносящийся мимо выступ, чтобы освободить зверя от своего веса. Руки едва не вырвало из плеч, но остановиться все же удалось. Облегченная, Фурия тоже затормозила. Но набрав к этому моменту слишком большую скорость падения, не удержалась и спрыгнула вниз, по грудь проваливаясь в спасительный глубокий снег на дне ущелья, принявший ее, как рыхлая подушка.

Морщась от боли в суставах, я глянул вверх. Пятерка клыканов бесновалась на краю обрыва, не осмеливаясь последовать за нами. Через силу ухмыльнувшись, я отпустил выступ и, ухнув с пяти метров, тоже провалился в снег по пояс.

«Снежный клыкан» повержен! Получен опыт: 2800. Текущее значение опыта…

Доступно одноразовое территориальное задание «Контроль популяции: клыканы». Прогресс: 1/50. Награда: 10% опыта от текущего уровня, 1 очко умений. Принять: да/нет? 30 сек… 29… 28...

Фурия мигом оказалась рядом.

Обеспокоенно ткнулась мне в щеку влажным шершавым носом, подставила загривок, и как только я ухватился, рывком вытащила нас обоих из сугробов на более-менее протоптанную тропу. Утвердившись на ногах, я снова задрал голову. Спуск и в самом деле имелся, но это выяснилось только сейчас, когда смотрел снизу. Справа по почти отвесной стене в шахматном порядке, в метре друг от друга, шли углубления, определенно выдолбленные вручную. Цепляясь за них, при должной сноровке вполне можно преодолеть высоту. Наверное, ракшасы пробивали этот путь исключительно под себя. Человеку подняться тут будет сложнее. Не говоря уже о дикоше… Проклятье. И как теперь ей забираться на стену на обратном пути?!

Я с силой встряхнул головой, прогоняя злость и раздражение. Буду решать проблемы по мере поступления. На крайний случай есть еще дорога в Крепость Мадогост, там такие неприступные перепады высот отсутствуют.

Взгляд опустился ниже, на алевшую в стене у подножия «ступени» полупрозрачную мембрану двухметрового радиуса, за которой смутно просматривался исчезающий во тьме туннель:

«Молодое логовище сквозного пути», третьего ранга.

Перед входом на залитом кровью снегу валялся труп клыкана с рассеченной надвое башкой, которой зверь неудачно ткнулся при падении в мембрану. Оказывается, мобам в логово вход строжайше запрещен. Не удержавшись, я показал трупу средний палец. Выкуси, зараза. Нервное. Затем дал системе команду развеять труп.

А ведь я вполне мог оказаться на месте этого зверя, и мембрана меня, как игрока, пропустила бы. После чего о моем путешествии к Рырку пришлось бы забыть. Сама мысль об еще одном одиночном прохождении заставила зябко вздрогнуть. К черту, к черту… Но сумасбродная идея о варианте обратного пути все же мелькнула... и тут же растворилась под натиском железных контраргументов – это логово мне не под силу даже с целой командой таких, как Рырк. И неважно, что оно еще «молодое», то есть свежезаполненное, а потому не оприходованное любителями фарма и прокачки. Твари, которые нас там встретят, если мы все же решимся на такой самоубийственный шаг, будут не ниже 20 уровня. Так что это приключение не для нас.

Минуту спустя, пополнив запасы кристаллом с развеянного трупа и все еще пребывая под сильным впечатлением от отчаянного прыжка в пропасть, мы с моей кисой отправились дальше. Предоставив Фурии возможность перевести дух после отчаянной скачки, я не стал забираться верхом, бежал рядом. Благо по основательно протоптанной тропе, которая тянулась посередине узкого ущелья, стиснутого с двух сторон отвесными серыми скалами, двигаться было довольно легко.

Вскоре ущелье раздалось в стороны. Тропа, почти исчезая, нырнула в белесую дымку, курившуюся над ноздреватым желтым снегом и затянувшую расселину от склона до склона. Там, в этой дымке, что-то непрерывно булькало и плескало, и чудилось смутное движение массивных тел. Знакомо потянуло тухлыми яйцами.

Я лишь усмехнулся, обнаружив очередное препятствие. Никто и не обещал, что будет легко. Выяснять, сколько прячется тварей среди этих испарений и какого они уровня, времени уже не было. Выходит, не зря экономил силы Фурии.

Я лихо вскочил на свою любимицу и мы рванули бешеным спринтом. Фури летела как стрела, перескакивая через сочащиеся едкими испарениями лунки гейзеров, нащупывая твердые островки почвы острым звериным чутьем. Единственный крокоед, почти неразличимый в этом тумане, сунувшись в нашу сторону и получив в морду «Плетью боли», успел лишь обиженно хрюкнуть и впустую клацнуть пастью.

Минуту спустя ущелье закончилось, мы выскочили на открытое пространство распростершейся долины и понеслись дальше. Убедившись, что нас никто не преследует, я вскоре снизил темп, а затем и вовсе соскочил с питомицы. Следующие десять минут мы с дикошей бежали рядом. Тропа какое-то время вилась вдоль вытекающего из распадка вонючего ручья, затем через него пришлось перескочить, оставив далеко в стороне. Примерно в километре от нас, загибаясь крутой дугой, этот ручей впадал в уже знакомое озеро. Именно на нем, казалось, целую вечность назад, я скакал по лопающимся льдинам, отчаянно спасаясь как от беснующихся в воде тварей, так и от наступающей на пятки волны фазы Пламени.

Тропа ракшасов выводила к долине намного левее озера и вилась среди усеявших его берег скал. На бегу глянув на таймер, я с глубочайшей досадой понял, что все, Рырк возродился. Его имя в списке клана из серого, недоступного, перешло в статус «живых». Судя по оставшемуся по карте расстоянию, если снова не ввяжусь в какую-нибудь переделку, успею встретить его уже на выходе из зоны крипуаров.

Если, конечно, он сумеет оттуда выбраться.

Поискав взглядом подходящее для обзора возвышение, я с разбега забрался на скалистый холм. И в сердцах выругался, глянув вперед. Да что ж так не везет-то…

Высота оказалась достаточной, чтобы увидеть, как примерно в трех километрах, в центре руин Алмазной Короны, зарождается фаза Пламени. Сперва там заиграли красноватые отсветы, затем в них вплелись желтые вспышки. Пульсирующее сияние быстро и неудержимо растекалось во все стороны с низким тяжелым гулом, охватывая руины, и вместе с широкой волной двигались смутные тени неведомых созданий. Это продолжалось всего несколько минут, а потом пламя вспыхнуло разом, ярко и беспощадно, развернувшись над мертвым городом исполинским пылающим цветком. Еще несколько секунд, и поглотив город с прилегающей местностью, над долиной встал гигантский купол внутренней Сферы Стикса. Гул отрезало как ножом, все звуки остались в царстве пламени.

Завороженный ярким и масштабным зрелищем, не замечая времени, я наблюдал, как за этим барьером бродят причудливые огненные существа. Как извиваясь в воздухе под сводом купола, над городом реют чешуйчатые тела колоссальных бескрылых змеев…

И не сразу обратил внимание на странность: список клана упрямо твердил, что ракшас еще жив! Как это возможно?! Встрепенувшись, я ухватил за загривок Фурию, собираясь вскочить верхом:

– Фури, нам придется подобраться поближе. Готова?

Дикоша опасливо фыркнула, тоже наблюдая за буйствующей в пламени неведомой жизнью, ей туда страшно не хотелось. Да и мне, собственно, тоже, но...

И тут я увидел своего незадачливого соклановца.

Силуэт ракшаса выскочил из-за холма, пролегавшего рядом с барьером. Выписав крутую дугу, Рырк скорректировал курс и устремился точно в мою сторону. Его гибкая подвижная фигура буквально летела над заснеженной равниной – ракшас чесал на всех шести лапах, развив скорость ничуть не хуже, чем Фурия на пределе возможностей. Глядя на этот стелющийся сумасшедший бег, я подумал, что уйти от ракшей, если они устремились за тобой в погоню, человеку невозможно. Но сейчас проблемы были у самого Рырка – погоня шла за ним.

Сперва из-за того же холма выскочил гибкий темный силуэт собакоподобного существа. Один противник – считай, что и не противник… Но вдогонку плотной группой показался отряд демонов, пристраиваясь по следу удирающего ракшаса. Эти рогатые и хвостатые существа были заметно крупнее Рырка. Кроме того, их красно-коричневые тела защищали черные панцири, а в руках они несли оружие.

И приближались они чертовски быстро.

http://tl.rulate.ru/book/17119/356350

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)
Сказали спасибо 37 пользователей

Обсуждение:

Еще никто не написал комментариев...
Чтоб оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь
Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим