Готовый перевод Вселенная ИКС / Вселенная ИКС: Глава 17. Кустарное производство

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Принципы функционирования порталов оказались куда загадочнее, чем я предполагал. Когда в первый день выяснилось, что в Лунной Радуге нет никого из моей песочницы, более того, что здесь вообще давно нет людей, я испытал сильное разочарование. Надеялся, что портал Инферно в каждой песочнице привязан к конкретному штрафному миру и увижу хоть одно из знакомых лиц.

Оказалось, что истина гуляла где-то рядом.

Да, существуют определенные периоды, в течение которых игроков выбрасывает по конкретному адресу доставки. Но не ведая о временном факторе, учесть его невозможно. Когда Машта упоминала, что последний человек передо мной появлялся дней десять назад, но не дошел даже до охотничьей стоянки… Думаю, это и был Сибарит, а временной сдвиг превратил три дня песочницы в десять дней в Лунной Радуге. И скорее всего, прикончили Сибарита именно низуши, о чем «скромно» умолчали по вполне понятным причинам. Пятиуровневый бедолага, вообразивший невесть что и прекративший прокачку, за что его Эско и турнул в Инферно, сгинул, не получив второго шанса. Народная мудрость – на лучшее надейся, но сам не плошай.

А Жальник находился здесь уже больше месяца.

После его рассказа о себе и о том, как он оказался здесь, в долине Седьмой Печати (кстати, говорящее название, не успел выяснить, что оно означает), история истребления людей заиграла новыми красками. Всего месяц назад расстановка сил в Крепости Мадогост была совсем иной. Далрокты играли менее значительную роль, чем сейчас, потому что крепостью рулил людской клан «Ночные Тени». Жестко и бескомпромиссно. Клан, в который нелюди не принимались. В тот день, когда все это произошло, половина из людской группировки – из тех, кто постарше и покрепче, ушла в рейд в Цитадель Крика. Остальные же, прервав прокачку и оставив логова в покое, устроили выходной, чтобы контролировать Усыпальницу и возвращение павших с точки возрождения. На прокачку отправилась лишь горстка охтанов и далроктов, а пятерка низуши, по давно заведенному порядку, дежурила на охотничьей стоянке.

Люди расслабились, чувствуя себя в Крепости в привычной безопасности, и никому не могло прийти в голову безумное предположение, что именно в этот день произойдет вторжение элиты ракшасов – полноценного рейда из двадцати бойцов с уровнями под тридцатник. Они свалились, как снег на голову. Ворвались прямо в зал из подземных туннелей…

Так уж случилось, что для Жальника день нападения на Крепость оказался первым днем в локации. Не повезло, так не повезло. Даже со своим мощным физическим потенциалом, при котором игровые параметры начальных уровней были просто не существенным довеском к его настоящей силе, для ракшей он оказался лишь «смазкой» для клинков. Неудивительно – ведь он в тот момент был лишь штрафником 7 уровня и мало что понимал из происходящего. Стремительная кровавая резня прокатилась по крепости звоном стали и предсмертными криками. Но уничтожили ракши не всех – только тех, кто мог дать убийцам крид 2 ранга и выше. Остальных связали и утащили с собой. Жальник попал в число пленников с двумя новичками восьмого уровня, из охтанов…

Чертыхнувшись, я едва успел остановить руку – кончик кинжала из-за неверного движения едва не рассек шкуру там, где не следовало. Через минуту раскройка закончилась. Подхватив детали, я переместился к очагу. Подстелив на пол истрепанные шкуры с топчана, чтобы не отморозить зад, уселся возле огня на расстоянии вытянутой руки и приступил к обжигу выкроек.

Процесс изготовления был уже знаком, так что дело двигалось уверенно. На этот раз время позволяло и я подошел к задумке более изобретательно. Спроектировал панцирь так, чтобы цельная пластина закрывала только грудь, а ниже, связав изнутри ремнями, пустил внахлест горизонтально три узких сегмента, шириной в ладонь каждый, которые закроют живот. Четвертый, самый подвижный, должен был прикрыть пах. Такая конструкция меньше сковывала движения при наклонах, в первом варианте это мешало, и, по идее, позволяла более удобно сидеть верхом на Фурии. На спине обошелся лишь парой составных частей, нижней пластиной прикрыв зад.

Ровное тепло очага оказалось более пригодным для обжига, чем огонек зажигалки, которую я использовал в логове – Жальник перед уходом успел восстановить круг из своих запасов. К тому же пламя помогало мне согреваться самому. Да и Фурия без напоминания переместилась ближе и привалилась горячим боком к моей спине. Поюзанный крис, кстати, хозяин жилища забирать не стал, но взглянул как-то подозрительно. Наверное, решил, что я собирался им воспользоваться как оружием за неимением лучшего – острым концом кристалла и правда можно серьезно порезать. Небось счел меня сбрендившим после такой дырки в пузе.

Черт… Вот вроде бы и более-менее тепло кругом, и одет, но все равно зябну. Вся энергия уходит на восстановление. Да и Жальник, зараза, утащил мой новенький меховой плащ. Немудрено, сам он вообще ходит в каких-то лохмотьях. У ракшей неизменная мода на одежду – собственная шкура, так что со шмотом вышел досадный дефицит...

Почувствовав запах паленой кожи, спохватился и отдернул задымившуюся от жара очага заготовку. Тихо выругался. Задумался так, что едва не спалил. Осмотрев остальные детали, понял, что все готово и пора собирать в единое целое. Через полчаса возни новенький панцирь был готов и я оглядел его с чувством глубокого удовлетворения: на вид вышло гораздо лучше, чем в логове. Почти профессиональное изделие. После чего, морщась от тупой боли в животе, поднялся и надел на себя. Как только последний ремешок оказался завязан, система выдала законное:

Получен «Продвинутый жилет дилетанта»: тип – необычный, прочность 46/50, защита 138/150, сопротивление холоду +10%, сила +5, выносливость +5. Награда за изготовление: +2000 опыта. Изготовитель: Зубоскал. Запомнить рецепт (да/нет)?

«Изобретатель, ранг 1 (53/100)».

Ай да я, ай да молодец! Конечно запомнить! Сработал-таки шанс в 1% получить предмет с усиленными свойствами. А еще стало теплее. Двойное удовольствие. Панцирь отсекал сквозняки, гуляющие сквозь оставшиеся после снаряда Колина прорехи в куртке. Да и сам по себе был хорошим теплоизолятором. Стоп. А что вообще дает рецепт, хотелось бы знать? На память я вроде не жалуюсь, повторить, если приспичит, смогу. Так, смотрим… Ясно. Условности игровой системы. То, что отражено как «рецепт», получает 50% шанс удачного повторения параметров при изготовлении такой же вещи. Отличная новость! Жаль, огрызки кожи, оставшиеся после изготовления панциря, уже ни на что не годились. Но тут выяснилось, что очаг нужен не только мне. Видимо, Кроха терпеливо ждала, пока я закончу свою кустарщину, и как только это произошло, зависла над магическим пламенем. Что-то требовательно пискнула и ткнула пальцем сперва в очаг, затем себе в грудь.

Получив мое благословение, Кроха с важным видом кивнула и принялась курсировать между очагом и кучками рассортированных камней, а мне ничего не оставалось, как наблюдать за ней с растущим любопытством. Происходило что-то интересное.

– Уверена, что не сможешь обойтись без камушков? Жальнику это может не понравиться. Задаст нам по первое число.

Фейри лишь пренебрежительно отмахнулась, как бы говоря – не дрейфь, прорвемся.

– Кроха, а может тебе моя помощь нужна?

На этот раз Кроха не ответила, аккуратно опустила очередной камушек, зеленый изумруд, возле одного из кристаллов очага, и отправилась за следующим. Вскоре стало видно, что она выкладывает какой-то замысловатый узор. Я не рискнул допекать ее новыми вопросами. Если получится задуманное – сам увижу результат, а пока не стоит отвлекать.

Снова усевшись на шкуры, глотнул из фляги (Жальник отлил мне чуток своего зелья для скорейшей поправки) и принялся наблюдать дальше. Своими параметрами решил пока не заниматься, нужно сперва восстановиться. Попутно немного подумал об Алане Темном. То, что в трудный момент таинственный божок пришел на помощь и спас мою шкуру, явно что-то, да значило. Но пока он мне то ли не доверял, раз я получил лишь первичную способность – «Плеть боли», то ли доступ для него в Лунную Радугу слишком ограничен, то ли я просто уровнем не дорос. При всех вариантах явно не помешает прокачать репутацию. Ну, хотя бы Знак перестал жечь и дергать мышцы, успокоился. Похоже, он реагировал на повышенный выброс адреналина, на сильные эмоции. Именно это нравится Алану? Мда, вопросов много и все без ответа.

Чжер, пожалуй, мог бы просветить на этот счет. Уверенность, с которой он рассказывал о божестве, говорила о его близком знакомстве с этими могущественными сущностями. Но Чжер остался в Крепости и добраться до него, не напоровшись на низуши, будет сложновато. Они определенно не знали о моем с ним договоре, иначе не действовали бы так нагло и события сейчас развивались бы иначе.

Видимо, придется идти в обход.

А идти однозначно придется. Не отсиживаться же весь оставшийся срок в этой долине. Обратно через потайной ход... Низуши, конечно, не вездесущи и работу на стоянке им никто не отменит, но теперь они настороже и лезть на рожон не стоит. Кого-то из своих обязательно оставят на стреме. Жальник пока является темной лошадкой, поэтому придется исходить из своих возможностей. Тягаться ни с кем из коротышек мне не по силам, значит, нужно действовать предельно осмотрительно. Самое разумное – обойти горы и найти путь к Крепости с той стороны, где я путешествовал к Колыбели. Помнится, один из далроктов всегда дежурит на крепостной стене. К нему-то мне и нужно. Но с моим уровнем эта задача выглядит довольно непростой, а на респ мне пока что-то не хочется.

Хотя…

Черт.

Я досадливо прикусил губу.

Может и правда убиться? И пусть далрокты проконтролируют мое воскрешение? Заодно верну утерянные вещи…

К черту, это не мой путь. Попробую выжать из ситуации максимум, прежде чем решаться на столь отчаянный шаг. Шаг для слабаков. Ладно, пока оставим это.

Кстати, камни, которые сейчас так беззастенчиво использовала Кроха, имели непосредственное отношение к истории Жальника. Следующие три недели плена оказались для него серьезным испытанием души и тела. Он не сразу понял, для чего оставлен в живых. А ракши просто решили убить двух зайцев одним выстрелом – прокачать низкоуровневого пленника хотя бы до второго ранга души, чтобы снять «урожай», а заодно поубавить с его помощью численность мелкой кусачей живности под названием «зубастики». По описанию Жальника, твари похожи на мелких плотоядных тушканчиков. Живность эта терроризировала горные выработки, где трудились коби, добывая для ракшей металл. Сами тигроиды такой работой заниматься брезговали, считая себя прирожденными воинами, поэтому предоставляли разбираться с проблемой или самим коби, или своим пленникам. По большему счету, в накладе Жальник не остался. Кормили скудно, зато постепенно прокачивались уровни и репутация с коби, и те нередко делились пищей с человеком.

Единственный выход из выработок всегда охранялся. Проскочить между стражей было невозможно, да и бежать было некуда. У ракшасов оказались скверные способности к изучению языка изгоев, но за время пребывания в плену и их убогого словарного запаса хватило для прояснения общей ситуации. Для захвата Крепости Мадогост требовалось удерживать ее в течение двенадцати часов, ракшасов же в том вторжении вышибли уже через час. Когда половина рейда тигроидов, поторопившись праздновать победу, переправляла пленников к родным пенатам, вернулась четверка далроктов – и все сразу изменилось. При поддержке высокоуровневых охтанов могучие далрокты атаковали оставшихся и вырезали их подчистую в жестоком и быстротечном бою. После чего в Крепости установился новый баланс сил. Власть отошла далроктам.

Что же до охтанов-пленников… Не приспособленные к черной работе, не признающие компромиссов, умеющие лишь нападать и сражаться, пока не победят или погибнут, гордые до безрассудства охтаны исчезли с выработок в первые же дни – стражам просто надоело с ними возиться, отражая бесконечные наскоки. Без сомнения, обоих пустили на криды.

На пятнадцатом уровне, чтобы проверить, чего он стоит, Жальник и сам решился атаковать двадцатиуровневых стражей. Одного покалечил, второго убил. Осознав, насколько опасен пленник, ракшасы выставили охрану из бойцов уровнем повыше. А когда уже на девятнадцатом уровне он снова едва не повторил свой успех, выставили его на Поединок Доблести.

Ракши уважали умелых и храбрых противников, а Жальник умел держать удар, используя все возможности разбойничьего танкоспека «исследователь» и чудовищной силы и ловкости, набранных к этому моменту. Поэтому каждая победа в поединках повышала ему репутацию с фракцией Крепости Белиства. Далрокты оказались катастрофически не правы – у аборигенов все-таки можно заработать положительную репутацию, если знать подход. Но с прокачанной ненавистью, понятное дело, об этом нечего и думать. После третьей схватки и впечатляющей победы ракшасы дали пленнику свободу, а репутация поднялась до «интереса».

Обратно в Крепость Мадогост по понятным причинам Жальник торопиться не стал, справедливо посчитав, что раз нынешний состав игроков людям не рад, то и ему там делать нечего. Но и с ракшами оставаться тоже не прельщало, от проклятых туннелей и бесконечного поиска драгоценных камней он смертельно устал морально.

Местечко для проживания нашлось в подвластной ракшасам долине, вот в этом самом жилище, где я сейчас подлечивался. Где-то рядом должен находиться какой-то подъемник, которого я еще не видел, и за ним обязан присматривать смотритель. Вот его место Жальник и занял, легко одолев в поединке доблести предыдущего – Рырка. Ракшасы не возражали, по их понятиям, учитывая его репутацию, Жальник действовал в своем праве. Более того, ракши почти не спускались со своего высокогорья в эту глухую долину, огороженную со всех сторон горными массивами, и единственное логово, которое здесь возникало раз в пару дней, на фарм досталось ему и Рырку. Да, ракшас не ушел. Признал старшинство человека и между ними даже завязалось что-то вроде приятельства. А несколько зачисток логова скрепили эту связь, попутно позволив Жальнику подняться до 22 уровня.

И еще кое-что. Мне ведь ничуть не показалось, что в свежевании добычи, когда мы занимались разделкой «нюхача», Жальник такой же неумеха, как и я. Выяснилось, что пока бородач сосуществовал с коби, система предлагала ему профессию дважды. От «шкуродера» он отказался – шкура от «зубастиков», мелких и вонючих тварей, расползалась прямо в пальцах словно гнилая и никуда не годилась, развивать на них профу было бессмысленно. А вот «оценщик» ему показался более привлекательным. И пока Жал гонял по выработкам живность, используя свободное время между респом зубастиков, он умудрился поднять профу аж до четвертого ранга.

В свою очередь о своих похождениях в Крепости я поведал ему без утайки. Но без лишних подробностей, только самую суть – паршивое самочувствие не располагало к излишнему трепу. Про Алана Темного тоже пришлось выкладывать: Жальник отлично разглядел Знак покровителя, когда стаскивал с меня куртку для повторной обработки ран. К тому же татушке еще и светиться приспичило – попробуй тут умолчи, что это за хрень такая. Про вступление Рырка в мой клан и роль низуши в его смерти я рассказал разбойнику специально, с умыслом, так как посчитал хорошим предлогом затащить в клан разбойника с уникальным танкоспеком.

Отреагировал на новости новый знакомец на удивление ровно. Ограничился скупыми уточняющими вопросами, если возникал неясный момент. Про клан и Рырка вообще не обмолвился ни словом. Не думаю, что ему было нечего сказать, видимо, он просто не из тех, кто торопится с выводами. Предпочитает обдумать услышанное со всех сторон, прежде чем высказывать мнение. Говорю же, не человек, а глыба. К тому же я отлично помнил еще с песочницы со слов Дара про его идею-фикс – создать собственный клан. Ясное дело, сейчас не та ситуация, чтобы привередничать, но люди бывают жутко упрямы, если вопрос для них принципиален.

Так он и утопал на охоту, оставив кучу подвешенных в воздухе вопросов.

Оторвавшись от раздумий, я глянул на носки сапог, шевельнул озябшими пальцами. Скроенная коби обувка хотя и защищала от низкой температуры лучше прежней (+ 5% сопротивления к холоду), но оказалась по размеру чуть больше, чем нужно, и не так плотно обхватывала стопы, как хотелось бы. Стельки что ли смастерить…

Материал нашелся. Не долго думая, я выдернул из-под себя шкуру, которую позаимствовал с топчана, и выкроил из нее парочку симпатичных стелек…

Никак не ожидая того, что получу:

«Удобные стельки», расходник: увеличивают сопротивление холоду на 3%. Длительность эффекта: 4 часа. Для получения бонуса требуется 15 уровень игрока, иначе изделие используется как обычное. Награда за изготовление: +500 опыта. Изготовитель: Зубоскал. Запомнить рецепт?

Ну, прямо дождик проливной. Запоминаем. Надеюсь, хозяин не сильно будет ругаться. В конце концов добыть шкуры не так уж сложно, лично возмещу в ближайшее время.

Изменение характеристики смекалка: +1 (9). Бонус: Опыт + 10% от текущего уровня (9566 ), разум + 2 (50).

Текущий уровень: 15 (17671/95660)

Ага, ожидаемая плюшка, даром что ли корячусь. За жилет ничего не перепало – понять можно, там ничего нового не изобрел, просто выпал шанс на усиленный вариант, но стельки, считай, уже мини-изобретение. А может, просто накопился прогресс.

Изменен режим «Синергетического эффекта», активирована «Акселерация»: скорость роста животных, растений и кристаллических симбионтов увеличена на 30%.

Запущен процесс создания ремесленного алтаря фейри. До окончания: 5:59:59…

Это что еще за…

Торопливо закончив со стельками и натянув утепленные сапоги, я поднял глаза на очаг. И изумленно присвистнул, не сразу подобрав слова, чтобы описать увиденное. Дело в том, что из драгоценных камушков проклюнулись… кристаллические ростки. И довольно быстро разрастались, формируя полупрозрачные веточки и листики, переплетаясь стеблями. Без всякого сомнения, они тянули энергию из кристаллов сущностей. А Кроха деловито сновала среди этого чуда, жужжа крылышками и чуть ли не каждую секунду трогала то листик, то веточку, видимо направляя процесс в нужное ей русло. Взгляд у нее был донельзя сосредоточенный, ушедший в себя. Магические растения, которые вроде как даже и не растения, а какие-то «кристаллические симбионты»… А я-то голову ломал, где взять семена… То ли Кроха придумала, как обойти ограничения, то ли изначально никаких семян не требовалось и нужны были лишь подходящие условия и место. Фурия, щуря глаза и делая вид, что дрыхнет, следила за подругой с не меньшим интересом, чем я.

Праздник созерцания прервала заскрипевшая и хлопнувшая дверь.

– Что здесь творится? – грозно спросил Жальник, с шумом скидывая на пол тушу еще одного нюхача и выпрямляясь. Похоже, он давно изучил всю долину как пять пальцев и найти очередное лежбище зверя для него не составляло труда. – Что вы творите с очагом?!

– Да тише ты, – я поднял руки в успокаивающем жесте, пока праведное негодование хозяина жилища не зашло слишком далеко. – Не отвлекай Кроху. Если она занята именно тем, о чем я думаю, нас ждет весьма приятный сюрприз.

– Не люблю сюрпризы, Зуб, – все еще недовольно проворчал Жальник, не спуская подозрительно взгляда с буйства сверкающей кристаллической поросли, которой уже почти целиком зарос очаг. Выглядело феерично. Затем подошел ближе, чтобы рассмотреть получше. И тут его взгляд зацепился за мою обновку. Его брови удивленно взлетели:

– Как ты это сделал?!

Он пощупал окостеневшую кожу на моем плече – ощущение, словно сжались стальные тиски, но панцирь почти не продавился, упруго спружинил. Затем постучал по нему костяшками пальцев. Послышался звук жестяной банки.

– Неплохо. Вот веришь – я пытался. И не один раз. Пока не плюнул. Странное дело, руки у меня нормально растут, помню, что раньше многое умел, а здесь хватает сообразительности только на небольшую починку. Чертовы системные ограничения. – Он криво усмехнулся, не пытаясь скрыть досаду.

– Ты прав, дело именно в них, – я понимающе кивнул. – Тебе досталась не та профа. У тебя оценщик, а у меня – изобретатель. А больше одной никак. Кстати, ты уже выяснил, почему у этого местечка такое говорящее название – Долина Седьмой Печати? Такие названия обычно даются не просто так.

– Да что там выяснять, – отмахнулся ручищей здоровяк. И вдруг поинтересовался, жестко глянув в упор: – Ходить уже можешь?

– Ходить – не знаю, а вот верхом прокатиться смогу, – осторожно ответил я, не зная, к чему он клонит. – Но я не хотел бы оставлять фейри без присмотра. У нее это дело надолго. Мало ли какая помощь понадобится.

– Не дрейфь, тут недалеко. Собирайся, кое-что покажу. Ну и расскажу попутно. А твоя малявка пусть занимается своими делами. Как раз, когда вернемся, тогда и перекусим, думаю, тебе уже будет можно.

– Уговорил, – я поднялся, прислушиваясь к ощущениям. А ведь и в самом деле боль почти ушла. Хотя на чертов мороз все равно не хотелось. И так знобило. Но показывать такому человеку слабость – себя не уважать. – Фури, готова к прогулке?

Дикоша лениво поднялась, шумно фыркнула. И дружелюбно боднула меня башкой в поясницу, едва не свалив с ног. Ну и здоровая же стала, зараза… За что и люблю.

– Не просветишь, кого ты там подкупил в своей песочнице, чтобы добыть таких питомцев? – здоровяк хмыкнул и, не дожидаясь ответа, снова толкнул скрипучую дверь.

Каменный коридор за дверью через десяток шагов обрывался светлым пятном выхода. Выбравшись под открытое небо, Жальник приостановился на вытоптанной в снегу дорожке, поджидая, пока я его догоню. Фурия выскочила следом, игриво закружилась вокруг здоровяка, нетерпеливо принюхиваясь к свежим запахам и выпуская из ноздрей облачка пара. Хотя дикоша провела в помещении всего несколько часов, ее звериная натура успела соскучиться по просторам и активному движению.

Для меня же этот десяток шагов дался не так легко, как надеялся.

Делая вид, что просто не тороплюсь, я с каменным выражением лица доковылял до выхода из туннеля и неловко взгромоздился Фурии на спину. Внутренности при движении болезненно тянуло, не хотелось тревожить лишний раз рану неосторожным шагом. Приспичило же Жальнику попутешествовать именно сейчас. Дикоша, кстати, давно уже перегнала меня по массе и силе, поэтому даже не дрогнула под моим весом. Лишь оглянулась, чтобы бросить вопросительный взгляд, в котором горело желание броситься наперегонки с ледяным ветром, гуляющим по равнине. Извини, Фури, не сейчас. Вряд ли тебе понравится, если твой хозяин развалится на запчасти.

Поправил оружие на поясе – «Спутник свежевателя» отлично подошел к старым ножнам от «Костяного убийцы», нерешительно коснулся фляжки. Нет, не сейчас. Оставлю последний глоток на потом, здоровье и так идет на поправку. Проверил свое тайное оружие – крис, выбитый из очага. Он хоть и частично использованный, а все же третий ранг – наверняка сгодится для боя. Про «Душелова» Жальнику говорить не стал. Пока знаешь человека недостаточно хорошо, всегда должен оставаться козырь в рукаве.

– Так куда ты хочешь меня отвести?

– Туда, где ты найдешь ответ на свой вопрос о названии долины, – таинственно пообещал Жальник. – Тебе понравится.

– А говорил, что не любишь сюрпризы. Ладно, веди, Сусанин.

Жальник усмехнулся. При дневном свете его внешность удалось разглядеть получше. Спутанные волнистые волосы спускались почти до плеч и казались в жилище серыми, а на самом деле вышло, что они желтоватые, цвета спелой пшеницы. Резкие, будто рубленые, черты широкого скуластого лица смягчали густые светлые усы и аккуратно подстриженная бородка – дань зимним условиям. Бледно-голубые глаза внимательно наблюдали за мной из-под густых бровей…

Прямо викинг из забытых времен, мысленно хмыкнул я, выдерживая его взгляд. Грязный, нечесаный викинг, с холодным взглядом маньяка, оценивающего с борта подплывающего к берегу драккара, какую бы еще деревеньку разграбить. Для полноты образа не хватало лишь двуручного топора, вместо него на поясе роги красовалась пара коротких мечей. Убедившись, что я держусь на Фурии вполне уверенно и падать в ближайшую секунду не собираюсь, Жальник удовлетворенно кивнул.

Игрок Жальник предлагает вам вступить в его группу, принять: да/нет?

Отказываться от предложения не стал, сейчас мы однозначно союзники.

Накинув на белобрысую голову капюшон плаща с вылезшим мехом и зияющими во многих местах дырами (мой он вернул, а сам надел свое старье), Жальник развернулся и размашистым шагом двинулся в путь.

Я последовал его примеру – укрыл голову капюшоном, укутался в плащ поплотнее, и мы с Фурией затрусили следом.

Теперь, когда не приходилось убегать ни от кентавров, ни от коротышек, местность можно было изучать без спешки. Правда, на плоской как стол равнине, окруженной со всех сторон непроходимыми горами, взгляду было не за что зацепиться на протяжении многих километров. От ночных лун не осталось и следа, небо затянуло серым полотнищем облаков. Но несмотря на это, девственно-белое покрывало из снега сверкало так, что глазам было больно. Приходилось щуриться и время от времени переводить взгляд на пепельно-серый загривок дикоши, чтобы не ослепнуть.

По примерной оценке Жальника размер долины составлял десять на шесть километров. Негусто. Попасть в нее можно только двумя способами. Ракши сюда спускались через тщательно охраняемый проход в скалах, расположенный на другом конце долины и ведущий сквозь длинную цепочку туннелей к Крепости Белиства. Секретная инфа, между прочим, изгои об этом не знают. А выбраться из долины на общие территории можно было с помощью подъемника − по словам Жальника древнее сооружение функционировало еще с тех времен, когда о крипуарах и слыхом не слыхивали.

К счастью, через несколько минут зрение подстроилось под избыточное освещение, и я осмотрелся повнимательнее, выискивая любые признаки опасности. Но кругом лежала лишь нетронутая белая целина, без малейшего движения – равнина словно вымерла. Где же он тех зверюг добывал?

Вообще, двигаться по ровной местности было легко и приятно, особенно когда сидишь верхом и перемалывать лапами снег приходится не тебе, а твоему маунту. Я заметил, что уже куда увереннее держусь на спине дикоши. Чувствуя мое состояние, Фурия бежала ровно, мягко переставляя лапы, тряски почти не было. Похоже, изобретать седло мне не придется. Кроме того, любая упряжь только помешает боевой трансформации моей киски, так что лучше привыкать как есть. Единственное, что по-прежнему вызывало дискомфорт, если забыть про увечье – порывистый ветер, настырно царапающий лицо и кисти рук вызывающими озноб ледяными пальцами.

Жальник вел уверенно, все больше забирая в сторону, и горы слева постепенно отдалялись. Его параметрам на 22 уровне можно было только позавидовать – жизнь более полутора тысяч и физическая защита тела, подозреваю, мощнее моей раза в два.

Полчаса спустя молчание начало угнетать.

Мысленно пришпорив Фурию, я поравнялся с проводником:

– Ты спрашивал насчет питомцев…

– На самом деле, мне плевать, как они тебе достались, – перебил здоровяк, не оборачиваясь и продолжая целеустремленно топать вперед. – Имеются и ладно. Главное, чтобы тебе самому от них был прок, опыт они отъедают немалый. Кстати, что фейри творит? Если развалит мне очаг, я не посмотрю, что она мелкая и всыплю по первое число… И тебе заодно, как хозяину. Здесь без обогрева прожить сложно.

– Пока не могу сказать точно, – я пожал плечами, неловко усмехнувшись. – Станет ясно через несколько часов. У Крохи открылась специализация – «артефактор предметов». Что это такое, придется выяснять опытным путем, сам знаешь, как тут справка работает. Из пояснений лишь одна строчка: создание уникальных расходников для снаряжения. Как хочешь, так и трактуй. Мне почему-то кажется, что это хотя бы отчасти связано с ювелиркой. Кольца, серьги, амулеты, ожерелья. Думаю, как только фейри закончит ремесленный алтарь, появятся первые рецепты. Тогда и видно будет, чем ее озадачить в первую очередь.

– Надеюсь, что так. Без очага мы себе быстро задницы отморозим, – заметив, что я настороженно обвожу долину взглядом, грубовато успокоил: – Не дергайся. В пределах видимости опасности нет. А где будет – предупрежу.

Про «артефактор душ» я умолчал неспроста. Да, мы одной расы, и это радует, я ведь только сейчас осознал, насколько устал от нечеловеческих лиц. Но для полного доверия пока еще рановато. Нужно узнать этого типа получше, прежде чем выкладывать все, что знаю и что умею. Да и спешить со сногсшибательными заявлениями тоже не хотелось, ведь вторая специализация Крохи описана весьма лаконично, мог неверно понять ее смысл.

– Кстати, ты так и не показал мне подъемник. Что за секреты?

– Да еханый бабай, нет никаких секретов! – с досадой пробасил громила, будто я отвлекаю его от важного дела, а не от монотонной прогулки. – Просто подъемник нам пока не нужен, так как ведет в нижнюю долину. Это совсем в другой стороне. Вот вернемся – любуйся, сколько влезет.

– И как низко находится эта «нижняя долина»?

– Скажем так… Наша долина располагается метров на сто выше той, где находятся развалины Алмазной Короны. А нижняя долина располагается примерно посередине между нашей и развалинами.

– Тогда она скорее средняя, а не нижняя.

– Название не я придумал, так ракши говорят.

– Любопытно. А низуши знают об этом подъемнике?

– Маловероятно.

– Тогда они должны считать, что я, по сути, в ловушке и если сунусь в Крепость снова, то только через тайный проход. Значит, вояж через нижнюю долину имеет смысл. Оттуда они меня ждать точно не станут. Слушай, мы так и не договорились, что делать дальше. Теперь, когда мы встретились, каждому из нас придется скорректировать свои планы и чем раньше это обсудим, тем лучше... Кстати, мне показалось, или ты совершенно не опасаешься, что коротышки могут нас поджидать где-нибудь в засаде? Они не способны самостоятельно открывать тот проход, я не ошибся?

– Догадливый, – бросил Жальник, продолжая шагать ровно и без устали, как робот.

http://tl.rulate.ru/book/17119/355351

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)
Сказали спасибо 42 пользователя

Обсуждение:

Еще никто не написал комментариев...
Чтоб оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь
Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим