Готовый перевод Вселенная ИКС / Вселенная ИКС: Глава 12. Бегство

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Несколько минут бешеной скачки вылились в изнурительную пытку, которая прекратилась, когда прыжок Фурии через очередной сугроб завершился кувырком и падением в овраг, который мы не разглядели вовремя. Слетев с дикоши и выронив копье, я перекатился по снегу и зарылся в него с головой, но тут же поднялся на колени, тревожно высматривая питомицу сквозь секущие снегом порывы. От слабости меня шатало, словно тростинку на ветру – препаршивое ощущение, от которого хочется тоскливо выть. Сдавленно рыкнув, Фурия приподнялась на всех четырех лапах и ошеломленно тряхнула головой. Цела! Кроха ракетой выскочила из сугроба, куда свалилась с холки Фурии, и с визгом описав стремительную параболу, шмякнулась мне на плечо. После чего, явно начхав на тесноту и грязь, торопливо забралась под куртку и прижалась к коже возле ключицы, где и затихла.

Услышав конский топот, я снова рухнул в снег, стараясь не придавить Кроху и мысленно приказав дикоше совершить тот же маневр. Терять нам нечего – в таком состоянии в прямом столкновении с дионисситами мы проиграем, так что попытка не пытка. И маскировка сработала. На слух не меньше пяти охочих до наших душ особей пронеслось по краю оврага, бесследно канув в метель. Значит, рейд разделился, чтобы охватить как можно большую территорию и точно нас не упустить.

Выждав еще несколько секунд, я поднялся на колени и настороженно огляделся вокруг. Обрывистые склоны глубокого оврага тянулись в обе стороны, насколько хватало глаз. И эта складка местности была мне знакома, ведь здесь мы охотились с низуши. Значит, до стоянки уже совсем недалеко, всего несколько сотен метров, и половину этого расстояния можно преодолеть по дну оврага, не попадаясь копытным на глаза. Да и ветер здесь дует не так сильно, как наверху. При такой отвратительной видимости удивляет, что мы не свалились в какую-нибудь яму еще раньше. Но это падение нас спасло.

Однако, наглости копытным не занимать. Так близко крутиться возле охотничьей стоянки... Некому проучить? Задумавшись, я машинально обвел губы шершавым, как наждачная бумага, языком, слизывая налипший снег. Снег… Вода. Жажда. И тут я сорвался. Минута безумства человека, доведенного до сумасшествия многими часами жажды. Я зачерпывал ладонями снег и заталкивал в рот. Остановился, когда понял, что больше в поцарапанное и саднящее горло не лезет, да и сам начинаю замерзать – снег даже не таял на посиневших от холода пальцах. А взглянув на свои ауры, обнаружил, что появилось кое-что новенькое и весьма сомнительное в плане пользы:

«Снежная подпитка»: восстановление здоровья и энергии ускорено на 5%.

«Кровотечение»: здоровье понижается на 0,5 % в минуту.

«Переохлаждение»: сопротивление холоду снижено на 30%

«Истощение»: скорость реакции, восстановление здоровья и энергии снижены на 20%.

«Истощение» появилось еще в логове, но когда все вокруг и так чересчур хреново, о дополнительном негативе стараешься не думать. Беглый визуальный осмотр повреждений не прибавил настроения. Рану на бедре уже не рвало от боли, но и затягиваться она не торопилась, кровь все еще сочилась, пропитывая кожаные лохмотья и убавляя и без того потрепанное здоровье. Разорванные мышцы в таком состоянии будут заживать долго, не говоря уже о том, что кости после перелома на левой голени склеились не до конца и мучительно ныли при малейшей нагрузке – словно ввинчивался ржавый гвоздь. Паршивая ситуация: на своих двоих я никуда не уйду. И уж тем более не убегу, вся надежда по-прежнему возлагается на Фурию.

Но кое-что у меня все-таки осталось. Я торопливо вынул из чехла с пояса флягу и позволил себе крошечный освежающий глоток, чтобы «починить» гортань после снежных процедур. А остатками зелья вымазал рану с обеих сторон бедра, орудуя пальцами сквозь дыры в одежде. Все, фляга пуста. Спустя всего несколько секунд боль начала стихать. Теперь я хотя бы могу наступать на ногу. Кстати, после затхлой кислотной вони логова свежий воздух на поверхности казался обалденным, каждый вздох бодрил почти как глоток зелья.

– Фури, сюда.

Дикоша подошла ближе, слизывая с морды снег – дурной пример заразителен. На ней висели те же ауры, что и на мне. Я пропустил веревку от трофейного боло под ее передними лапами, связав на холке во что-то вроде поводьев. Затем неуклюже забрался верхом, вцепившись левой в доморощенные поводья, а правой удерживая копье, оттягивающее руку так, словно весило оно как самое настоящее бревно. Неудивительно. «Пика обращенного» предназначалась для ношения с 16 уровня и когда я брал его в руки, сразу получал «Дисбаланс» – дебафф на снижение ловкости и силы на 20 %, из-за разницы в уровнях со мной. Поэтому и приходилось прилагать столько усилий, чтобы просто удержать это чертово копье в руках. Но нельзя совсем оставаться без оружия, так что придется терпеть.

И мы потрусили по дну оврага дальше. Меня сейчас не волновали ни достижения, ни полученные бонусы за прохождения логова, мною двигало лишь одно желание – как можно быстрее оказаться в безопасности. И предпочтительно живым.

Следующие десять минут превратились в новую пытку.

Когда-то дожди сильно размыли дно оврага, обнажив острые, а теперь – обманчиво присыпанные снегом камни, которые где удавалось объехать, а где приходилось и перескакивать, с риском переломать Фурии лапы. Хотя ездовой навык и поднят до третьего ранга, без практики не обойтись, его нужно вбивать в мышцы и в подсознание. Как мне, так и Фурии. Искусственно развитый навык – это всего лишь подготовленный потенциал, который требует шлифовки практикой.

Сопротивляться отчаянной болтанке и резким рывкам с каждой минутой становилось все труднее, но я решил не останавливаться, терпеть до последнего, пока не свалюсь без сил. Из оврага вскоре пришлось выбираться. Судя по разметке на карте, отсюда до стоянки оставалось метров сто, дальше овраг уходил западнее, а мне нужно было на восток. Но как только Фурия судорожным рывком преодолела три метра отвесного склона и выбралась наружу, в ледяные объятия накинувшейся на нас с новой силой метели, я снова услышал приближающийся топот копыт. Вот же настырные твари!

– Фури! Гони!

Глухо зарычав, измученная больше меня Фурия все же рванула вскачь. Приспособленные для рыхлой поверхности лапы позволяли нестись по снежному покрывалу довольно быстро, не проваливаясь глубоко, но все же снег мешал, выматывал, пожирая и без того невеликие остатки сил. Оглядываясь, я не видел скрытых метелью преследователей, но не сомневался, что мы обнаружены. То ли кентавры лучше адаптированы к скачкам в зимних условиях, то ли они банально свежее, чем мы. Но и горы все ближе. Знакомые очертания скалистых склонов уже проступили из насыщенных снегом порывов ветра, а вот и показался темный вход пещеры. Осталось совсем немного. Надеюсь, успею встретить полуросликов до того, как меня продырявят острым железом. Ведь стоянка никогда не остается без присмотра…

Черт, совсем вылетело из головы: ведь сейчас ночная смена и вместо полуросликов меня ждет встреча с охтанами! Но выбора нет. Остается тешить себя надеждой, что власть далрокта не позволит им меня прикончить по своему желанию. А вот дионисы, напротив, сделают это без малейших колебаний.

«Давай, Фури, выноси, родная!»

Отвечая на мой мысленный посыл, дикоша хрипела и выбивалась из сил, но не сбавляла скорости. И все же топот за спиной нарастал. Я уже чувствовал, как враги замахиваются своими чертовыми копьями, чтобы вонзить острие мне между лопаток…

И все-таки мы влетели в спасительный туннель раньше. Я резко пригнулся, чтобы не столкнуться головой с низким сводом, а затем и вовсе пришлось соскочить. Прихрамывая, побежал дальше сразу за дикошей. Правое бедро прострелило острой мучительной болью, левая голень протестующе заныла. Беззвучно матерясь, я лишь поднажал – топот копыт уже гулким эхом раздавался под сводами пещеры. Упертые копытные не желали отставать и неслись буквально по пятам.

Наконец мы влетели на стоянку.

И сердце безжизненным булыжником ухнуло куда-то в пятки. Хватило одного взгляда, чтобы понять – оправдались самые скверные предчувствия. Ровным пламенем горел выложенный камнями очаг посреди пещеры, в котле на треножнике булькала вода, рядом валялась туша убитого животного. Но ни единой живой души в зале не было! И мне придется умереть лишь потому, что эти черти скверно относятся к своим обязанностям?! Или они просто трусливо сбежали, услышав шум в тоннеле?!

Зарычав от отчаяния как затравленный охотниками дикий зверь, я заскочил за очаг и развернулся лицом к преследователям для последнего боя. Дальше бежать не было ни сил, ни смысла. Надсадно дыша, Фурия встала рядом. Мою зверюгу трясло от усталости, ее ребра выпирали сквозь облезлую шкуру совсем уж страшно – того и гляди прорвется. И я благодарно погладил ее по лбу дрожащей ладонью, почти не чувствуя сведенных холодом пальцев. Отвязывать боло было уже некогда, да и вряд ли мне это поможет без соответствующего навыка. Чувствуя опасность, Кроха зашевелилась под курткой, выглянула наружу и взмыла над плечом, вяло жужжа крылышками. Вид у нее сейчас был совсем не боевой – скорее смертельно измученный. Держалась в воздухе она уже не на пределе, а за пределом сил – потускневшая, с убитым фреймом жизни и энергии. Пока живы, мои питомцы никогда не предадут и не подведут, но кристаллов для подпитки больше не осталось…

А еще в отличие от меня они не смогут воскреснуть.

И значит, сейчас мне лучше умереть одному.

– Фури, Кроха, – я слабо шевельнул в их сторону тяжеленным копьем, едва не свалившись от самого движения. – Дуйте в Крепость. Ждите моего возвращения...

Распоряжение опоздало. В зал ворвался кентавр. Из-за меховой одежды и кожаных доспехов этот копытный казался крупнее, чем есть, но и без этого наши физические кондиции чертовски не совпадали. Макушка его гуманоидной «половинки» едва не уперлась в потолок пещеры, а весил он как хороший конь – не меньше полтонны. И как он умудрялся преследовать меня по тоннелю с таким-то ростом?!

Дионис что-то гортанно заорал и угрожающе замахнулся коротким мечом. Расстояние было великовато для удара, а он почему-то не спешил сократить разделявший нас трехметровый отрезок, лишь жег меня взглядом сквозь прорези закрывающей лицо кожаной маски, и в его взгляде горел злой азарт…

Мечом? Так это та самая зловредная особь, которая проткнула мою ногу копьем? А теперь приперлась, чтобы вернуть свое оружие и избавить себя от позора среди сородичей?! В любых культурах утративший оружие воин не достоин уважения. Интуиция толкнула меня в спину, заставив осадить рванувшуюся было вперед Фурию и вскинуть свободную от оружия руку в успокаивающем жесте:

– Остановись! Я тебе не враг! Мы может договори…

Дионис перестал орать, но меча не опустил, хотя и чувствовалось, что моя реплика его озадачила. А они вообще понимают язык изгоев?

Но выяснить это я не успел.

Тени возникли будто из ниоткуда, бросившись к кентавру с двух сторон и взвившись в воздух. Все произошло настолько быстро, что вмешаться и остановить атакующих не было никакой возможности. Сверкнули короткие клинки. Брызнула кровь. Мягко приземлившись на ноги с противоположных сторон после синхронного прыжка, двое охтанов четко, красиво развернулись в боевых стойках для новой атаки, но это уже было лишнее. Выронив меч, диониссит схватился за рассеченное горло, захрипел, зашатался и тяжело завалился на бок, заставив весом своей туши вздрогнуть каменный пол и подняв тучу слежавшейся пыли.

Невольно отступив на пару шагов, я настороженно замер. Онемевшие пальцы стискивали неподъемное копье, погоня за которым убила прежнего владельца… Надо признать, отличная маскировка у желтолицых засранцев. Как только что выяснилось, вся четверка Карастера в полном составе находилась здесь, на стоянке. Услышав шум, они и не думали убегать, они просто ушли в инвиз… До сих пор не могу понять – как же это работает в условиях физической реальности? Как они отводят взгляд? Гипноз что ли какой-то? Машта тоже владела чем-то подобным, но объяснить, как это работает, не смогла. Или не захотела.

Те, что прикончили диониса – Скрепис и Отекс, деловито ухватили труп за руки и оттащили от костра. Мертвец угодил головой в пламя и чуть не опрокинул котелок, его рогатый кожаный шлем уже дымился и готовился вспыхнуть. Другие двое, Карастер и Молек, в драке не участвовали и сидели на камнях в расслабленных позах, словно ничего особенного и не случилось. Скорее всего, для них так и выглядело. Подумаешь – прикончить одного кентавра…

Пока убийцы срывали с трупа все, что имело хоть какую-то ценность, я просто стоял и ждал, когда они закончат и решат, что делать со мной. Но они почему-то делали вид, что кроме них здесь никого нет. Они так выражают свое пренебрежение? Или я для них тоже уже труп? Да пошли вы все…

Плюнув на условности, я тяжело опустился на накрытый изношенными шкурами каменный лежак, благо он оказался всего в шаге. Фурия со скорбным вздохом прилегла на пыльный пол возле моих ног. Кроха обессиленно спикировала на мое плечо, упала на спинку и вытянулась, как на кровати – закрыв глаза и полностью отдавшись отдыху. Реакция питомцев подсказывала, что непосредственной угрозы от охтанов сейчас нет, но я все равно не спускал с них настороженного взгляда. Стоит ослабить вожжи собственной воли и тут же рухну и уплыву в губительное забытье. Еще не время. Ситуация крайне неоднозначная. В то, что могут ворваться остальные кентавры из рейда, не верилось, так как стоянка – идеальное место для обороны. Больше одного врага в проход не протиснется, а как можно разделаться с одним, мне только что лихо продемонстрировали стражи. Сражением тут и не пахло. Скорее, хладнокровное, отработанное убийство. Поэтому остальным хватило ума отказаться от погони.

Выходит, охтаны только что помогли сохранить мне шкуру?

Но я не торопился выражать благодарность. Если желтолицые решат провернуть тот же номер со мной, то мне ничего не поможет. Это не тупые мобы из логова… Мой арсенал заклинаний пуст, так как энергия и тонус в ауте, да и уровни этих бойцов значительно выше моего. Без шансов. Но я хотя бы попытаюсь. Удрать, конечно, а не драться. Героическими схватками я на сегодня уже сыт по горло.

– Доспехи – дрянь, – наконец нарушил напряженную тишину шипящий голос Карастера, главаря четверки. Оторвав взгляд от диониссита, он подобрал с плоского камня заранее приготовленные куски мяса, бросил в булькающий котелок. Затем что-то сыпанул в воду из свисающего с пояса мешочка. Потянуло грибным запахом. Странно. А низуши уверяли, что охтаны жрут что ни попадя и кухарей у них нет. Мирная картина как-то не вязалась с образом, который сложился у меня об охтанах ранее.

– Конечно, дрянь, – лениво процедил Молек, с флегматичным видом вычищая кончиком кинжала под ногтями. – Кто доверит хорошие доспехи недорослю? Азартный. Глупый. Дионисы не берегут свое молодое поколение.

Тут Карастер наконец повернул уродливо-узкое по людским меркам лицо и взглянул на меня своими нечеловеческими глазами – с бесцветной, как студень, радужкой. Несмотря на колеблющийся в пещере сумрак, разреженный лишь светом от очага, зрачки у охтанов в темноте не расширялись, как у людей, сохраняя форму крошечных, как булавочный укол черных точек. Господи, как же их мимика отличалась от того, к чему я привык, обитая среди человеческих лиц! Я просто не понимал, какие чувства они выражают. Моргают своими пустыми и безжизненными как у покойников зенками, лица – словно застывшие маски. Мышцы скул и губы невыразительно шевелятся лишь во время разговора. Чужая психология – те еще потемки. Но просто встать и уйти сейчас низзя. Почему-то чувствовал, что это будет крайне неправильно. И плохо скажется на моем и так основательно потрепанном здоровье.

– Смотри-ка, он не знает, что сказать, – бесстрастно обронил Карастер, продолжая разглядывать меня в упор с таким видом, с каким оценивают расшатанную колченогую табуретку – сразу выбросить, или пусть еще послужит.

– Коротышки его запугали, – тем же ровным тоном подхватил Молек, вычищая кинжалом очередной ноготь – серый и блестящий, словно отполированная металлическая чешуйка.

– Мы же страшные, – добавил Скрепис, сдирая с конского крупа диониса попону и швыряя ее в мою сторону. Подарок предназначался не для меня, а для обновления подстилки. Поэтому я лишь вяло примял ее рукой рядом с собой, подниматься не было ни малейшего желания. Любое движение заставляло чувствовать себя полнейшей развалиной. Но хотя бы напряжение начало понемногу отпускать.

– Наслушался лживых тварей, – так же невозмутимо согласился Отекс, поддерживая этот странный обмен репликами и разглядывая серьгу в пальцах, которую выдрал из уха поверженного врага.

О чем это они? Что они имеют против низуши?

– Недоросль, потому что всего семнадцатый уровень? – настороженно уточнил я, так как молчать уже было нестерпимо. Собственный голос показался таким же скрипучим, как и у желтолицых.

– Смотри-ка, заговорил. – Карастер переглянулся с остальными и с губ всех четверых сорвались тихое прерывистое шипение. По спине аж озноб побежал. Это что… они так смеются, что ли?! Жуть. Все-таки низуши мне гораздо ближе, чем эти… существа.

– Глянь на его лик, человек, – посоветовал Скрепис, прервав «смех» и резким движением сдернув с головы диониса кожаный шлем.

Голова у кентавра оказалась крупнее человеческой раза в полтора, соответствуя общей немаленькой комплекции существа, а черты лица вызвали стойкое ощущение дежавю… Кстати, не такой чуждый вид, как у охтанов. Но вот эти характерно-выпуклые надбровные дуги, широкая переносица, медный цвет кожи с полосками темно-красной пигментации, создающей причудливую раскраску… и какое-то детское удивление, застывшее в больших, широко раскрытых глазах с насыщенно-желтой радужкой… Не может быть. В памяти молнией мелькнули образы из древнего фильма «Аватар» Джеймса Кэмерона. Если представить, что кожа не медная, а синяя с темно-синими полосами… То получится точь-в-точь внешность аборигена с Пандоры. Бывают же такие совпадения.

– И что не так с его лицом? – я перевел взгляд на Скреписа, справившись с изумлением.

– Он не понимает, – снова послышалось прерывистое шипение и быстрый обмен взглядами всех четверых.

– Скажи-ка, Скрепис, а ты много понимал в свои первые дни в этой локации? – устало огрызнулся я, не удержавшись. Нашли, понимаешь, развлечение. – Полагаю, что тебя хватало лишь на то, чтобы отличить собственную задницу от головы. А сейчас ты, конечно, умный и бывалый. Куда уж мне до тебя.

– Смотри-ка, умеет кусаться, – тонкие губы Скреписа изогнулись в холодной усмешке.

– Он прав, – вмешался Карастер на правах старшего. И пояснил мне: – Человек, этот диониссит молод. Не по уровню, а по возрасту. Потому и доспехи дрянные. А в голове – ветер. Единственное, что у него есть ценное… Скрепис, заканчивай. – Карастер пружинисто поднялся на ноги и подошел ко мне, частично заслонив костер и окутавшееся дымкой растворения тело кентавра. Я напрягся, но прямой угрозы не почувствовал и остался сидеть.

– Где ты был, человек? – вкрадчиво осведомился охтан, сверля меня своим жутковатым взглядом. – Низуши уверяли, что дионисы тебя прикончили. Вижу, что это ложь. Не удивлен. От тебя сильно… пахнет.

Пахнет – слабо сказано. На самом деле, от меня разило, как из помойного ведра. Порубленные и изъеденные пятнами кислоты доморощенные доспехи поверх грязных, окровавленных лохмотьев вместо одежды, запекшиеся по всему телу шрамы в коросте болячек, там, где достали когти и кислота. Больше всего, само собой, пострадали руки и лицо. Красавец такой, что хоть сразу выставляй на конкурс… лучшего бомжа локации. Оставалось утешаться избитой шуткой, что до сантиметра грязь – не грязь, а после сама отвалится.

– И что это такое на тебе? Где ты это взял? – висевший на поясе меч в потертых ножнах сам собой прыгнул охтану в руку. Мгновенное, как выстрел, движение и кончик клинка бесцеремонно процарапал мой кустарный, покоробленный от схваток панцирь на груди. Так же стремительно поочередно коснулся наруча и наголенника. И змеей юркнул обратно в ножны.

Я хотел ответить, но почему-то не смог выдавить ни слова. Тело буквально оцепенело от чудовищной усталости. Мысли и то едва ворочались в голове неподъемными валунами. Взгляд невольно сместился на тушу животного, валявшегося у костра. Один из тех самых «сонных порков», на которых моя группа охотилась днем – помесь хвостатой белки с кротом, размером с упитанную овцу. Эти чудики прекрасно приспособились к жизни в снегу и большую часть времени проводили в спячке, спасаясь от холода. Но стоило вспугнуть, и нора словно взрывалась снегом, и лишь меткие выстрелы пращников успевали достать животинку раньше, чем она удерет с сумасшедшей скоростью в свое светлое будущее. То есть подальше от загребущих лап охотников. Эта туша была оставлена специально для ночной смены, остальную добычу коби давно уволокли в крепость на прокорм прочей братии.

– Это же запах логова, – Молек тоже подошел и удивленно принюхался, сморщив плоский нос. – Он логовом пахнет! Как…

Похоже, до всех дошло одновременно и охтаны молча скрестили на мне взгляды. Их точечные зрачки как-то странно подрагивали. Так у них выглядит удивление?

– Неплохо для новичка, – прервал повисшее было вновь молчание Карастер. – Выглядишь жалко, но четыре уровня и подросшие питомцы говорят за себя. Человеки – занятная раса. Без вас здесь стало скучно. Вечно что-нибудь выдумываете. – Он коснулся носком сапога моего наголенника. – Где твой уник? Шмот заныкал или потерял? И что ты пытался сделать с дионисом? Заговорить до смерти? Запомни, у них с нами вражда. Без вариантов. Не ударишь ты – ударят они.

Что-то в этом рассуждении мне показалось неправильным, противоречащим увиденному. Но мысль мелькнула и пропала, растворившись в атакующей мозг усталости.

– Оставь его, он не в себе, – бесстрастно вмешался Молек, прервав поток вопросов главаря. – Лживые коротышки бросили его подыхать, лишь бы успеть на вечернее развлечение.

Блуждающий по залу взгляд случайно зацепился за рисунок на стене, выведенный углем. Чупа творила его в свободное от общественных обязанностей время. Танцующая фейри. Тонкие линии и штрихи, искусно нанесенные углем на неровную каменную поверхность… У Чупы определенно имелся талант. В отблесках колеблющегося пламени от очага рисунок казался живым, еще немного – и фейри взмахнет нарисованными крылышками и взлетит… Мне вдруг стало абсолютно все равно, что ещё охтаны скажут. Зря я все-таки сел. Откат после пробежки и логова все-таки меня догнал и сломил последнюю волю к сопротивлению, веки отяжелели свинцовыми плитами, свет начал меркнуть, а сознание неудержимо поплыло в темноту…

Рык Фурии донесся, словно из бездонной бочки, а затем голова мотнулась от хлесткой пощечины. Окружающий мир рывком вернулся обратно. Не успел я возмутиться, как Карастер прижал к моим губам горлышко фляги и заставил сделать глоток. Освежающий вкус частично прогнал сонливость, теплая бодрящая волна растеклась по пищеводу. Я невольно потянулся к фляге руками, но Карастер тут же отступил на шаг, возвращая флягу на пояс. Свой акт доброго самаритянина он явно выполнил и второго дармового глотка просить не стоит. Лишь потеряю те крохи уважения… даже не уважения, а внимания, но без неприязни, которые возникли, когда они поняли все про логово. Нейтралитет – лучше, чем вражда… Нейтралитет… Чем-то это слово зацепилось за край сознания, но дальше мысль снова не пошла.

Действие «Кровотечения» прекращено.

Тепло от костра и глоток зелья сделали свое дело, рана на бедре все-таки перестала сифонить кровушкой, хотя и продолжала ныть не по-детски.

– Зверя своего можешь накормить, мы свое с туши уже вырезали, – бросил Карастер, потеряв ко мне интерес и вновь усаживаясь на свой камень.

Фурия ждать себя не заставила. Набросилась на тушу порка с той же яростью, с какой дралась с бесами в логове, раздирая когтями и клыками. Бар жизни и энергии медленно пополз из желтой в зеленую зону, но дебафф истощения сбрасываться не торопился. Без полноценного отдыха полного восстановления не будет ни для нее, ни для меня. Я умом понимал, что мне стоит последовать примеру своей зверюги, но почему-то голода не чувствовал. Внутри и правда словно что-то перегорело и стало пусто до звона. И выносливость, кстати, вроде повысилась, может и не зря мучаюсь… Только с удовольствием поменялся бы этим мазохизмом с кем-нибудь другим.

– Удачное начало смены, – Отекс подобрал оставшийся после распыления кентавра кристалл души, кинул Карастеру, а всю трофейную амуницию сгреб и свалил возле стены. Затем подошел ко мне и кинул рядом на лежак меч диониса и серьгу. – Твое. На большее не рассчитывай. Копье можешь оставить здесь, сдадим в хранилище сами. Поднимайся и двигай в Крепость. В таком состоянии ты здесь не нужен.

Толстый намек на тонкие обстоятельства – нянчиться с доходягой никто не горел желанием. Да и лежак тут один, на нем и без меня есть кому поваляться. Я машинально подобрал меч, всматриваясь в характеристики. Для 14 уровня, как раз по мне. Но при последнем обновлении уник выдавал 135-150 урона, а одноручка кентавра с говорящим названием «Кровный брат» – всего под сотню. И никаких дополнительных бонусов, что и немудрено. Ковка грубая, лезвие выщерблено, прочность убита наполовину. Ножен тоже нет. Этот мечик – просто игрушка, скорее всего, инструмент для починки снаряжения и разделки дичи. Все-таки основное оружие дионисов – копья. Вот у того характеристики куда посерьезнее, не хуже уника, но при одной мысли снова взять его в руки и навесить на себя «Дисбаланс» сразу становилось муторно. Так что я невольно бросил благодарный взгляд в спину Отекса, вернувшегося к костру, и взял в пальцы второй трофей: «Серьга двух лун» (13 уровень), сила +3, выносливость +3. Недоверчиво поднял взгляд на охтанов. Они оказались вовсе не такими безжалостными убийцами, какими их обрисовала Машта. И даже не скрягами. Глоток зелья, трофеи. Но зачем ей понадобилось сгущать краски? Или в их глазах я прошел некий тест, выбравшись из логова самостоятельно и заслужив некоторое расположение?

Кажется, пауза затянулась. Поймав взгляд Карастера, наблюдавшего за мной с кажущимся безразличием, я мысленно вздохнул перед героическим подвигом и воткнул серьгу в мочку уха, чувствуя, как по пальцам побежала струйка крови. После того, что довелось испытать в логове, боль показалась комариным укусом. Все равно ни одного кармана, нести негде. Ну а меч придется засунуть за пояс, в ножны от кинжала, все еще болтавшиеся там, он явно не влезет. Тьфу… я ж мог засунуть серьгу в эти ножны, совсем тыква не соображает. Или под чехол фляги. Или в саму флягу. Куча вариантов. Нет, с карманами нужно срочно что-то решать. Причем не на будущей котомке, которую можно потерять, а именно на одежде.

– Кто-то из вас сказал про развлечение, – хрипло выдавил я, закончив с инвентаризацией. – Что за…

– Смотри-ка, уже не боится.

– Уже не страшные.

– Помогли не испортить шкурку. Думает, что друзья.

– Бери выше. Родичи.

– Карастер, может, поставим его нашим командиром вместо тебя, у нас как раз пятерка неполная?

Стоп… ну точно! Часть переданных трофеев – просто компенсация за кристалл души, ведь здесь это самое ценное! Теперь благодаря этому криду они смогут восстановить свою пятерку. Что значит на этом фоне какое-то низкоуровневое барахло?! А ведут себя так, словно ничего особенного не произошло, вот же невозмутимые задницы… да вы же теперь мне должны, черт побери, и гораздо больше этой пары шмоток!

– Я вопрос задал, – как можно спокойнее напомнил я, прервав поток насмешливых реплик.

– Правда, что ли? А тебе огромные яйца сидеть не мешают? – Отекс шевельнул рукой по направлению к мечу, словно раздумывая, не поучить ли меня уму-разуму.

– Хватит, – вмешался Карастер, оборвав парад зябких мурашек, марширующих по моей спине и шее – я уж было снова приготовился дать деру, решив, что переборщил с демонстрацией независимости. – Поторопись, человек, и увидишь сам, как наши бойцы расправляются с ракшем.

Твою же… Меня словно обожгло. Я вскочил. Сонливость слетела мигом, по нервам и мышцам плеснула сила, словно открылось второе дыхание. Квест… Они загубят мой квест преждевременной схваткой! Почему не подождали еще сутки, как положено?! Кому-то сильно не терпится!

– Может, еще успеешь сделать ставку, если есть что ставить. На вот, – Отекс поймал кусок мяса, который выудил из котла и кинул ему Карастер и, шагнув ближе, всунул мне в руку. Мясо было обжигающе горячим и охтан, отлично это понимая, тонко усмехнулся. Если это очередная проверка на стойкость, то она не удалась – все ощущения все еще были притуплены, я даже не дернулся. – Двигай, человек. Питомца оставь, не тронем. Пусть жрет. Догонит.

Держи карман шире. Не настолько я вам доверяю, чтоб рисковать питомцами после того, как с таким трудом вытащил их из логова. Естественно, вслух я этого говорить не стал, ни к чему портить установившийся нейтралитет. Мысленным приказом заставив Фурию нехотя оторваться от жратвы, я захромал в темноту туннеля. Не хотелось, чтобы мой уход выглядел как бегство.

А с другой стороны…

Да плевать! Квест важнее надуманных приличий и ложной гордости!

И я побежал трусцой. Ноги ныли, но придется потерпеть. Снова. Вспомнив о куске мяса в руке, на ходу впился зубами. На вкус мясо еще было полусырым, но главное, что съедобное.

– Говорил же – лживые твари, – донеслось в спину, прежде чем свет костра со стоянки померк и темнота окончательно сомкнулась вокруг.

http://tl.rulate.ru/book/17119/353917

Переводчики: zuboskal

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)
Сказали спасибо 36 пользователей

Обсуждение:

Всего комментариев: 2
#
Уник жалко, надеюсь выбьет где-то
Развернуть
#
уник привязанный. Рано или поздно вернется.)
Развернуть
Чтоб оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь
Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим