Готовый перевод Вселенная ИКС / Вселенная ИКС: Глава 7. Логово

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

– Вон там, в тумане. Видишь? Крокоеды. Опять отреспились.

– Куда уж мне до вашего низушьего зрения, – я с усмешкой покосился на Машту и остальных коротышек. Затем обвел внимательным взглядом заснеженный склон, который плавно спускался в распадок между двух горных круч. По склону щедрой россыпью валялись скальные обломки, где в человеческий рост, а где и выше. Они торчали из снега, словно драконьи клыки. За одним из таких обломков притаился и я, чтобы не потревожить дичь раньше времени, за соседними заныкались низуши. – У вас же расовый бонус к дальнозоркости. Поверю на слово. Сколько их там?

Машта на секунду привстала за укрытием, бросила быстрый взгляд в распадок и снова присела на корточки.

– Вроде пятеро…

– Или шестеро, – насмешливо осклабился Аркуш, выглядывая из-под низко надвинутого капюшона меховой накидки. – Вон там, возле камушка присмотрись, разве не еще один?

– Нет, точно пять, – поддержала подругу Чупа. – Тебе бы только придуриваться, Аркуш!

– Пять, шесть… да какая разница, – спокойным тоном оборвал спор Колин, тщательно проверяя, как реальные, так и воображаемые потертости ложа своей ненаглядной пращи и выкладывая рядом на притоптанный пятачок снега гладкие каменные снаряды каждый размером с увесистый кулак. Готовился заранее, чтобы потом за мешок на поясе не хвататься. Для охоты на мобов низуши использовали обычные камни, которые несложно найти внутри гор, подходящие по размеру и весу, их и потерять в снегу при промахе не жалко. А свинцовые, которые доставлялись караванами коби из крепости Кандаури, использовались исключительно для боя против самих же аборигенов, как более разрушительные. Вот такой вот парадокс.

Примеру Колина последовали и остальные. Без лишней суеты, деловито, отработано. Пока низуши занимались делом, я щурился поверх валуна, изо всех сил пытаясь разглядеть цели, но с расстояния в сотню метров ничего не получалось. Погода стояла ясная, почти безветренная, но внизу распадка курилась легкая дымка, которую без устали выдыхали несколько десятков горячих «окон» дремавших гейзеров. По заверениям низуши само присутствие в этом мире крипуаров пробуждало в недрах земли родственные им стихии, заставляя вырываться наружу пар и огонь. На мой скромный и непредвзятый взгляд это вполне могла быть и обычная вулканическая деятельность, никак не связанная с пришельцами. Демонам Хаоса здесь и так принято приписывать все мыслимые и немыслимые беды.

– Не многовато? – уточнил я, не удержавшись от вполне обоснованного сарказма. – Вчера, когда сорвалось, троих еле «уговорили».

Присев на снегу рядом, Фурия фыркнула, вполне разделяя мои опасения. А Кроха пискнула что-то явно нелицеприятное, высунув золотистую макушку из мехового мешка, который я теперь носил на шее специально для нее. Ага, белочка в клеточке. И орешек у нее имелся – изумрудный, который сперла у Чупы. Так и таскала с собой, ни на минуту не расставаясь. Надеюсь, Кроха когда-нибудь все же научится говорить хотя бы системными сообщениями, иначе невозможно понять, для чего ей это. Когда попытался в шутку забрать, взвизгнула так, словно я вознамерился лишить ее жизни. В общем, пока лишь ясно, что дело темное.

– Вчера случай был особый, мы хотели тебя в деле посмотреть, – хихикнул Аркуш, закончив выкладывать десяток снарядов на природную каменную ступеньку, с которой предусмотрительно смахнул снег. От него за несколько метров несло сладковатым наркотическим духом. Вместо табака этот чудик использовал толченые грибы и давно пропитался этим запахом насквозь. По его заверениям, здоровью это ничуть не вредило, и я почти был склонен поверить. Временами он казался чересчур легковозбудимым. И у меня успело сложиться впечатление, что издержки подобных пристрастий Аркуша, в виде повышенного нервного фона и некоторой неуправляемости, группа привычно держит в узде лишь общими усилиями. Не мое, конечно, это дело. Пока не коснется меня кровно.

В деле посмотреть, ага… И не надо мне тут про особый случай заливать. Очень мне хотелось высказаться об их методах «смотрения», но обижать не рискнул, хотя в который раз на язык крепкое словечко просилось. Без компании этих низуши я здесь для мобов просто корм. В этом распадке обитали крокоеды 12-16 уровней, низуши даже разогреться на них не успевали, а мне было пока тяжеловато. Вчера эти деятели послали меня прямиком к гейзеру, где тусовались три твари разом. Причем низуши хором и с абсолютно честными глазами уверяли, что я справлюсь. Условно говоря, я и справился. После того как первый же 15-уровневый крокоед в фонтане обжигающе-горячих брызг выскочил из пропитанной сернистыми выделениями проймы и одним ударом когтистой лапы выбил у меня меч, едва не оторвав оружие вместе с рукой, драпать пришлось так, что только пятки сверкали. Хорошо хоть я не растерялся и не рванул прямиком к пращникам. Нет, я заставил зверей побегать между валунов, чтобы растянуть их цепочкой, а низуши их перестреляли одного за другим с заранее подготовленных позиций. Вот как сейчас. Когда весь взъерошенный и распаренный после пробежки по снегу я остановился рядом, они все покатывались со смеху. Особенно Чупа с Аркушем старались – ржали тоненько, заливисто, хватаясь за животы и вытирая слезы. Ну, с Аркушем понятно – вот уж кто настоящий зубоскал, всегда готов ржать по любому поводу, особенно после хорошей грибной затяжки, в такой момент палец покажи и то обхохочется. А Чупа часто веселится за компанию, причем никогда не начинает первой, но первой же и смущается. Хорошо, что тогда не высказался, сдержал злость. Это не было намеренной подставой. Всего лишь особенности менталитета. Они были уверены, что отобьют меня в любом случае, а потому решили подшутить, совершенно не видя в этом ничего предосудительного.

Тем не менее, зарубку в памяти насчет разных взглядов на жизнь я сделал.

Вторые сутки мы общей группой занимались охотой на обитающую вокруг охотничьей стоянки живность. Завалили не меньше четырех десятков самых разных тварюг. Фармили крисы, мясо, шкуры – именно в такой последовательности по ценности. Собственно фармили низуши, мне в основном доставался опыт. Что мне понравилось в наших вполне успешно развивающихся отношениях – низуши не жадничали и один из пяти крисов отдавали мне, как полноправному участнику охоты. И раз я до сих пор жив, несмотря на мой самый низкий в группе уровень, значит, не такие уж они и сорвиголовы, как мне показалось вначале.

Они притирались ко мне, я привыкал к ним. Им проще, с человеками им уже приходилось иметь дело, и я у них такой сейчас один. Мне же приходилось иметь дело с пятью разными характерами и чуждым мне менталитетом.

К моменту моего появления в локации у низуши и без меня уже сформировалась полная пятерка. А так как кому-то обязательно нужно было оставаться на охотничьей стоянке, сторожить проход в горный туннель и сдавать коби-носильщикам трофеи, предназначенные для хранилища крепости (мясо и шкуры), то установился следующий порядок. Каждые три-четыре часа фарма группа возвращалась к стоянке, сгружала добычу и один из полуросликов менялся. Сейчас там, к примеру, хозяйничал Фаге. И после короткого перерыва мы отправлялись снова на работу. Меня, естественно, никто не подменял. Питомцам и вовсе выбирать не приходилось, где я, там и они. Но мне и самому нужен был рост, поэтому я не жаловался и выполнял все, что требовалось. Низуши эти места давно изучили, в том числе повадки и места обитания местного зверья. Уже и так было ясно, что я для компании коротышек вполне удачное приобретение. Они все без исключения пращники. По сути, если в группе нет бойца ближнего боя, то она довольно уязвима, но с коротышками никто не хотел связываться. Охтаны держались исключительно своих, далрокты – тем более. Вот и приходилось низуши разбираться с врагами самостоятельно. Ох уж эти расовые предубеждения. Хорошо, что хотя бы я с коротышками нашел общий язык. Охтаны, например, при встрече лишь шипели и бросали на нас злобные взгляды.

Откровенно говоря, сегодня я с нетерпением ждал окончания охоты. Мысленно я уже был в Крепости, собирался, наконец, выбрать момент пообщаться с ракшасом. Прошлой ночью не получилось. Пятерка выделенных в ночной патруль внутри крепости охтанов расположилась недалеко от камеры с пленником – резаться в кости. Опыт шел все-таки медленнее, чем хотелось. За все время успел поднять лишь половину уровня до одиннадцатого. Это означает, что тянуть с заданием ракшаса уже не стоило. Еще немного и его отправят на точку возрождения, так как с выкупом за него соплеменники по каким-то причинам не торопились…

– Ладно, не тяни, Зуб, – прервала мои раздумья Машта. – Двигай в распадок.

– Фури, останься, – тихо скомандовал я.

Дикоша недовольно заворчала, выпуская изо рта и ноздрей облачка пара, сверкнула глазищами. Но увидев, что Кроху вместе с мешочком (только любопытная голова и торчала) я протянул Маште, понизила тон. Они друг без друга никуда, если оставлять, то обоих. Приходилось беречь, учитывая проблемы с возрождением. За это время я уже успел морально смириться с возможной потерей питомцев и постарался относиться к этому философски.

С одной стороны, с Крохой проще, она – волшебное создание, физическая смерть ее развоплотит лишь временно. Возрождается без репликатора, но временные интервалы прогрессируют так же, как и у игроков. Первый раз она погибла в данже Губителя, поэтому если это произойдет сейчас, второй раз, то воскреснет малышка через восемнадцать часов. Как и где – понятия не имею, ни разу ведь не видел, как это происходит. Поэтому рисковать не хочется, но у нее хотя бы этот шанс вернуться имеется. А вот у дикоши нет такого шанса.

Но сейчас Кроха доставляла забот больше, чем Фурия. Со вчерашнего дня она почему-то упорно отказывалась от крисов и сидела на голодном пайке. А без подзарядки помощи от нее ждать было бесполезно, внутренней энергии хватало только на то, чтобы не замерзнуть. Влюбленные в нее все без исключения низуши пытались завалить Кроху подарками, но та лишь с печальным видом качала головой и отворачивалась.

– Что-то мне совсем не улыбается снова сталкиваться с вашими крокоедами, паршивей тварей пока не видал, – я вздохнул, не столько жалуясь, сколько констатируя очевидный факт. – Из-за них я уже так провонял, что скоро фейри решит поискать нового хозяина. Может, других зверей найдем?

– Поблизости мы всех вынесли, и ты это сам прекрасно знаешь. А чересчур удаляться от стоянки нельзя, – напомнила Машта. И слегка прикрикнула, тренируя на мне командирский тон: – Не привередничай! Этих завалим и пойдем на пересменку, отдохнешь. Так что не тяни.

Вот черт. А я, наивный, думал, что мы и так уже последний раз охотимся. Время-то близилось к вечеру: наползавшая на распадок густая тень от северной гряды вскоре накроет его темным одеялом сумрака.

Скинув с головы капюшон меховой накидки, чтобы не ограничивать обзор, я уже ставшим почти привычным за эти пару дней жестом прошелся ладонью по отрастающим волосам. Удовлетворенно улыбнулся: уже не меньше двух сантиметров. Такой же длины лицо защищали бородка и усы. Ладно, пора приступать к делу. Боевую и защитную ауры я обновил еще полчаса назад, так что на схватку должно хватить.

Оставив меч за спиной, я неторопливой трусцой направился в сторону распадка. Но двинул не по прямой, а стараясь по возможности держаться за раскиданными по пути валунами, поэтому выписывал, как пьяный лодочник. Вниз по пологому склону бежать было легко, неглубокий и основательно промерзший снег громко поскрипывал под сапогами. Хорошо еще, что у крокоедов скверный слух, так что шуметь можно без опаски. Сильные, крупные твари, похожие на шестилапую помесь выдры с крокодилом, обитали исключительно в горячих сероводородных источниках – чистый яд для любого из изгоев, независимо от расы. Видимо, поэтому с нюхом у крокоедов, как и со слухом, тоже хреново. Зато зрение у них удручающе хорошее, не хуже, чем у низуши, с их расовым бонусом к зоркости. Стоит неосторожно шевельнуться в пределах видимости, и не успеешь моргнуть, а в твою сторону уже чешет стая. Бегают крокоеды тоже весьма неплохо, а бьют крепко. Для моего уровня, само собой.

Для низуши дистанция желательна приличная: до двухсот метров они без проблем лупят из пращей прицельно. Поэтому прятаться я перестал только метров за сорок до распадка, вышел на открытое место и остановился. Нате, любуйтесь. Воняло здесь тухлыми яйцами так, что желудок выворачивало. Снег вокруг лежал подтаявший, ноздреватый, с серо-желтым налетом. Ну и где эти задницы? Ближе не подойду, хоть тресни, иначе просто не успею удрать.

В горячем тумане наметилось неясное движение. И как низуши в этой мути их разглядели? Я бы не отказался от таких же зорких глаз. Стою, жду. От желания схватиться за меч аж в ладонях зудит, но бегать гораздо удобнее со свободными руками. На открытом пространстве я сейчас виден, словно горящая свечка посреди обеденного стола. Кушать подано, господа плотоядные. Но крокоеды осторожничали. Оценивали опасность. Если бы мы приперлись сюда всей группой, то хозяева гейзеров могли бы и вовсе не показаться на глаза. Инстинкт самосохранения у местных представителей фауны не отключен, как у обычного игрового зверья в вирт-играх. А лезть прямо в эту смердящую вонищу для гарантированной провокации шестилапиков, это занятие малоприятное и опасное для жизни. Особенно для того, кто эту провокацию будет осуществлять.

Жду…

Сегодня они какие-то нерешительные, вчера вон как живо за мной скакали. Забыл выяснить у Машты, сохраняется ли у мобов память о прошлых поражениях? Может, им не понравилось наше вчерашнее угощение, каменными снарядами по черепушкам?

Наконец из воды и тумана с плеском выскочили сразу четыре твари. Как я уже упоминал, смахивают они помесь выдры с крокодилом. Или просто на волосатого крокодила с шестью раскоряченными конечностями. От челюстей до кончика хвоста от двух до трех метров, вес у самого крупного под сотню кило. При виде их уровней от сердца немного отлегло, состав шоу сегодня слабоват. Трое одиннадцатого уровня, один тринадцатого. У самого толстого жизнь под семь сотен. И не таких разбирали на запчасти.

Высоко приподняв обросшие серо-бурым мехом тела на широко расставленных жилистых лапах, крокоеды выстроились в шеренгу и целеустремленно почесали в мою сторону, оставляя после себя след, как от зубцов гигантских граблей. Земля вперемешку со снегом камнями веером летела из-под когтей.

Я не собирался высматривать, почему не появился пятый. Как только зверюги сократили расстояние вдвое, повернулся и наискось побежал по склону, разворачивая преследователей боком, чтобы стрелкам было удобно. Для начала нужно подальше увести их от места обитания, чтобы не успели удрать обратно в свои вонючие пенаты. Краем уха сквозь собственный топот и поскрипывание снега услышал, как за спиной снова отдаленно всплеснуло. Бросив быстрый взгляд через плечо и обнаружив, какое счастье мне привалило, выругался в голос: за первой четверкой торопилось еще шестеро. И среди них затесался крокоед аж восемнадцатого уровня! Не такое уж хорошее зрение у низуши, как они полагали!

Первый камень просвистел мимо совершенно неожиданно, едва не задев плечо. Сзади послышался утробный взрык твари, в которую угодил снаряд. Рановато, но так как баланс сил изменился не в нашу пользу, низуши решили не ждать и поспешили на помощь. Я продолжил бег, визуально заранее прокладывая себе маршрут. Необходимо было двигаться так, чтобы валуны не заслоняли стрелкам цель, но и чересчур удаляться от скал не стоило, они мое средство спасения в непредвиденной ситуации.

Новые враги появились совершенно неожиданно.

Взбивая снег, из-за ближайшего валуна, мимо которого пролегал мой путь, выскочили еще двое крокоедов – 21 и 22 уровней. Матерые. Под четыре метра длиной и кило под двести каждый, как вежливо подсказала система. Предводители семейства?! Они что, со всех своих вонючих водоемов стянули родственников, чтобы отомстить после вчерашней охоты?! Алчно блеснули темные глаза под бугристыми впадинами громадных, покрупнее лошадиного, черепов, предвкушающе распахнулись зубастые пасти. Торчком вздыбившись на шести лапах, волосатые страшилища галопом поскакали ко мне наперерез. А шерсть у них, кстати, оказалась абсолютно сухой – засада была организована заранее! Откуда у них такая сообразительность?!

Избегая щелкающих челюстей, я резво принял в сторону. В скорости у меня пока преимущество, крокоеды не умели спринтовать долго. Камни посыпались градом. Мельком оглянувшись через плечо, я выхватил взглядом, как два одновременных попадания проломили одному из самых хилых крокоедов череп и хребет, разбрызгав плоть и кровь. Мгновенная смерть. Еще парочка снарядов фонтанчиками снега и земли взбили поверхность склона возле другой твари, промахнувшись всего на пару метров. Все-таки праща не идеально точное оружие, да и цели находятся в движении. Но по такой толпе волосатиков грех промахиваться вообще.

Разъяренные видом убегающей добычи, остальные как будто не обратили внимания на гибель сородича. И продолжали извиваться за моей спиной голодными зубастыми синусоидами. Обогнув валун величиной с одноэтажный дом, я развернулся в обратную сторону, чтобы снова вывести преследователей на открытое пространство. Еще один валун поджидал впереди. На него я по плану и должен забраться, подставив зверюг со стороны стрелков как мишени в тире. Лазить по крутым каменным поверхностям крокоеды, к счастью, не научились.

По вчерашнему хардкору я уже постиг нюансы, вступившие в силу после изменения системы характеристик. Выяснилось, что, в основном, энергия тратилась при специализированных ударах, если же просто бегаю и прыгаю, то затраты минимальные, могу заниматься акробатикой весьма долго. Но десяток-другой «спецух» быстро вычерпают энергию до донышка и лишат боевого преимущества. До нуля энергию еще не доводил, не рискнул ставить такой опрометчивый эксперимент. Да и Машта следила за моим состоянием бдительным командирским оком. Но, скорее всего, двигаться буду, как черепаха, если вычерпаю резерв. Обескураживающие условности. Но если совсем не буду участвовать в бою и позволю резвиться лишь низуши, то опыта мне не видать – здесь опыт четко шел в зависимости от причиненного урона. А значит, пора и мне вступать в схватку.

Так, это что еще за новости?

Когда до валуна оставалось метров десять, я разглядел возле него подозрительное пятно из каких-то буро-зеленых веток, набросанных поверх снега ровным слоем. Судя по тому, что на самих ветках снег отсутствовал, это «сооружение» возникло недавно, да и земля вокруг него была разворошена на несколько метров вокруг, словно кто-то усиленно поковырялся палкой. Или как будто эта хрень проросла сквозь мерзлую землю за ночь. Бред. Не помню такого по вчерашнему дню… Да и откуда здесь растительность, в местности, где все деревья вырублены на корню черт знает сколько лет назад?!

Первоначально я собирался пробежать как раз там, где теперь на пути возникло это пятно. Но интуитивно почуяв опасность в непонятном явлении, круто взял в сторону, разогнался как следует и заскочил на валун совсем с другого бока. Здесь взбираться было не так удобно, но, как говорится, если жить захочешь, то и не так раскорячишься. Цепляясь пальцами за шершавые выступы, я почти взлетел на каменную макушку и оказался примерно в пяти метрах над врагами, которые сбились в кучу у подножия скалы.

Хороший момент отдышаться. В висках стучит кровь, будто по черепу какой-то невидимый засранец лупит барабанными палочками. Так разогрелся от бега, что совершенно не чувствую холода. Глянул вверх по склону, где должны находиться низуши. До них сейчас метров семьдесят. Все четверо стоят на виду, не скрываясь, глядя в мою сторону и оживленно жестикулируя. Да и чего опасаться, ведь все агро-внимание крокоедов накрепко привязано ко мне. То, что враги оказались в неудобном для стрелков секторе, сейчас не имело большого значения. По плану низуши и так должны придержать свои выстрелы, позволив мне разобраться с тварями самостоятельно. Просто мы как-то не ожидали, что их будет так много. Прямо-таки праздник фарма. Вопреки желанию опробовать при первой же оказии «Душелова» не удалось, за все это время способность так и не активировалась, лишь напрасно мозолила глаза на активной панели. Видимо, не зря все-таки стоит приписка про «существ Хаоса». Что ж, есть и другие средства.

Злорадно ухмыльнувшись, я взял в цель крокоеда 11 уровня и разрядил в него «Копье пламени». Полутораметровая огненная пика, исторгнутая из центра ладони, расплескалась гудящей вспышкой по волосатой спине. Шерсть твари вспыхнула. Огонь почти мгновенно распространился по всему телу, охватывая его от хвоста до бугристой башки, и не утихая, вгрызся в плоть пятнадцатисекундным тикающим дебаффом. Рычание крокоеда почти сразу перешло в хрипящий вой. В попытке сбить пламя он принялся кататься по снегу. Откуда вы такие умные беретесь… Пришлось не жалеть энергии и врубить в горящее тело «Копье ветра», заставив тварь замереть и позволить огню делать свое шашлычное дело. Всего два выпада, а восемьдесят единичек энергии как корова языком слизнула. Физически чувствую, как из меня уходит часть силы, но пока могу позволить себе траты.

Крокоеды внизу прямо из шкур выпрыгивали от бессильной ярости, скакали, чуть ли не сбивая друг друга. Один из матерых, 21 уровня, вдруг рывком вскинул тело вертикально и встал на двух лапах, вцепившись четырьмя верхними в скалу. Щелкающая зубами морда сразу поднялась почти к моим ногам. Ах ты… Я отскочил на шаг и выхватил меч. Когти у них короткие, но лапы сильные… Взрыкнув, крокоед начал подтягиваться на лапах. Лазить они все-таки умели, по крайней мере – старшие, но не слишком приятно обнаружить это лишь сейчас. Может, способность какая-то включается? Если он сюда заберется, то дело плохо. Придется перескакивать через их головы и рвать когти к низуши на опережение, благо я бегаю шустрее. А там уж пусть отстреливаются, как смогут. Но пока попробую все подручные средства.

Не раздумывая, падаю на колено в снег, перехватываю рукоять Пламеня двумя руками и со всей силы бью острием клинка в блестящий глаз вражины. Крокоед едва заметно дергает башкой и лезвие, промахнувшись мимо глазницы – хотя, казалось бы, промахнуться невозможно, скользит по челюсти, оставляя тонкую багровую царапину на прочной как сталь шкуре. Так я и думал… сыграла разница в уровнях. Ситуация приобретала крайне неприятный оборот. Но словно и этого было мало: насмотревшись на старшего, остальные тоже принялись карабкаться вверх, вполне успешно осваивая нелегкую науку скалолазания. Приноровившись, матерый гад выбросил вперед две передние лапы и когти со скрежетом вцепились в скалистый выступ. Смердело от твари не хуже, чем от его любимого гейзера. Я ударил изо всей силы «Обжигающей вспышкой», меч чуть ли не со свистом рассек воздух и сгустком пламени впился гаду в лапу, которая тут же соскользнула, оставив лишь отсеченные когти. Ага, с магией все-таки пробивает!

Возле моего сапога с громким «бум» в каменную поверхность врезался снаряд и разбрызгался шрапнелью. Острые осколки в кровь рассекли мне левую щеку, заставив отдернуть голову. Я резко обернулся, пытаясь понять, какого черта коротышки творят, и застал странную картину. Все четверо что-то орали. Аркуш тыкал пальцем то ли в меня, то ли за мою спину, Машта махала рукой, призывая бежать к себе, а Чупа, забыв про пращу, стояла с округлившимися от испуга глазами, схватившись за голову в жесте отчаяния. Опять какие-то дурацкие шуточки?

Обернувшись и бросив встревоженный взгляд в сторону распадка, я похолодел от увиденного.

Вот же вляпался.

Огибая ударивший в небо фонтан кипящей воды проснувшегося гейзера, с нарастающим топотом копыт в мою сторону на всем скаку несся десяток кентавров. Проклятье, малый боевой рейд в полном составе! Глухие шлемы с узкими прорезями для глаз у кого украшены торчащими рогами, у кого стальным гребнем с плюмажем из перьев. Тускло блестел в гаснущем свете уходящего дня металл тяжелых доспехов, полностью защищая «гуманоидную» часть тела и прикрывая сегментированными металлическими щитками «конскую» грудь до мускулистых передних ног. В крепких руках дионисситов на вскинутых острием вверх копьях вились цветные ленты вымпелов, как у рыцарей земного средневековья, а некоторые были вооружены…

В следующую секунду пришлось узнать на собственной шкуре, что не только низуши искусно владеют пращой. Заметив характерное движение раскручиваемого ремня в мускулистой лапе одного из дионисов в первых рядах, я едва успел лишь немного отклониться корпусом. Чудовищный по силе скользящий удар резанул грудь слепящей болью и сшиб меня со скалы словно кеглю. Я рухнул вниз, врезался спиной во что-то пружинящее, выбив остатки воздуха из легких, и почувствовал, что будто проваливаюсь в какую-то глубокую яму...

Думаю, я очнулся почти сразу, потеряв сознание лишь на несколько секунд. Заворочался на влажной и странно теплой земле, охнул от боли в груди. Попытка приподнять голову и хоть что-нибудь разглядеть не увенчалась успехом, перед глазами плавали огненные узоры на фоне мрака. И нестерпимо воняло какой-то химической кислятиной, словно от разбитого автомобильного аккумулятора. Стараясь шевелиться как можно осторожнее, нащупал на поясе флягу с зельем здоровья, кое-как свинтил пробку дрожащими пальцами, хлебнул, не экономя, и чувствуя, как проливаю драгоценную жидкость на шею и подбородок. Затем разодрал полы куртки на груди и вслепую плеснул туда, где по ощущениям было хуже всего. Врагу не пожелаешь таких мучений...

Через минуту тяжелого забытья рвущая грудную клетку боль немного ослабла. Ровно настолько, чтобы я смог хотя бы нормально вздохнуть, не потеряв сознание вновь. Зрение тоже прояснилось. Я не торопился подниматься на ноги, предоставив зелью продолжать лечебные процедуры. Насколько удалось, осмотрелся из положения лежа. Вокруг действительно стоял мрак, хотя и не полный. Я находился на дне земляного колодца метров пяти глубиной, горловину которого прикрывала полупрозрачная мембрана входа, светящаяся алым маревом. Достаточно высоко, чтобы забыть о возвращении без посторонней помощи. Заметно раздававшиеся книзу стены пронизывали тонкие нитки причудливых узоров, едва-едва светящихся в темноте, как нить лампы накаливания под низким напряжением. Чуть погодя я понял, что эти узоры – корневища растений, пронизывающих почву. До меня уже дошло, где я очутился. Сквозь зубы вырвались сдавленные ругательства. Чтоб вас, низуши… выберусь – припомню. Особенно, если придется возвращаться уже с Колыбели. Как же вы так смотрели, что не увидели целый рейд дионисов?! Так увлеклись охотой на крокоедов?!

Впрочем, сам тоже хорош, следовало чаще оглядываться.

Но хоть я и злился на коротышек, не мог о них не беспокоиться. И не только потому, что с ними остались мои питомцы. То ли из-за расстояния, то ли из-за того, что я оказался под землей, система не отображала параметров здоровья членов группы, хотя все иконки пока активны. Значит, живы. Уверен, что малый боевой рейд дионисов они вчетвером завалить не смогут, даже если проявят чудеса доблести. Может, их уже повязали, как мы тогда ракша? Но тогда почему мои петы все еще целы? Их-то должны были уничтожить в первую очередь, как досадную помеху. Спрятались? Но где там можно спрятаться среди этих камней? Черт, как же не хватает чата, обмена текстовыми или голосовыми сообщениями! Машта говорила, что сервис остался неактивным из-за закрытого статуса Лунной Радуги, в нормальных локациях чат гарантирован. Куда ни кинь, всюду клин.

Жизнь: 356/520

Энергия: 143/370

Тонус: 63/100

Неудивительно, что чувствую себя так хреново. Убит более чем на треть. Одним выстрелом! Причем, удар пришелся не в полную силу, лишь задел краем! Если бы отклониться не успел, хрен бы уже очнулся. Интересно, какого уровня была та сволочь с пращой?.. Стоп, не о том думаю. Как учил Дар, пусть земля песочницы ему будет пухом, нужно постараться расслабиться и очистить сознание от посторонних мыслей, сконцентрироваться на лечении. Увы, из средств лечения у меня только зелье и медитация, ускоряющая естественную регенерацию. Но регенерацию серьезно замедляли «плюшки», полученные от темных достижений в песочнице: «Коварный удар» и «Губитель». Первое мне досталось за вынужденное убийство соклановца и на следующие десять уровней, то есть вплоть до двадцатого, повесило на меня «Метку оступившегося», замедлив регенерацию здоровья и энергии на 10%, да еще добавило такое же проклятье на союзников, пока они находятся рядом…

Низуши моя «метка», кстати, не особо напрягала. Во-первых, Машта заявила, что это обычное явление, многие новички попадают в закрытую локацию с какими-либо метками негативного характера. Потому их, собственно, и не подпускают к основному составу рейдов, пока они не отработают свое наказание. Во-вторых, радиус поражения меткой, как быстро выяснилось, не превышал тридцати метров, а так как низуши всегда находились от меня гораздо дальше, то чихать они хотели на мою метку.

Но сейчас она мешала мне. А вкупе со вторым темным достижением – «Губитель», презентованным системой за окончательное убийство игрока и навсегда снижавшее вдвое восстановление здоровья силами природы, становилось совсем кисло. Получается, придется загорать минут 15-20…

Не сдержавшись, я сдавленно рассмеялся, но резанувшая внутри боль тут же заставила умолкнуть. Вопрос лишь в том, позволят ли мне обитатели логова-ежедневки валяться все это время безнаказанно. Потому что именно в такой «карман» я и вляпался. Все та же удача через задницу, которая меня преследовала еще в песочнице. Не погиб от рук кентавров лишь потому, что угодил в нечто не менее скверное! Обхохочешься.

По легенде возникают такие «карманы» благодаря мощному влиянию на местную реальность демонов Огня и Хаоса – крипуаров. Логовища делятся на статичные, с постоянной привязкой к одной и той же точке местности, и на стихийные – эти могут возникнуть где угодно и когда угодно. Статичные в основном находятся в долине, случайные – в зоне за горной цепью, где мы как раз и охотились. Во вторую очередь их классифицируют по силе обитающих в логове существ, которая растет вместе с ним с каждым днем (буквально – логова разрастаются, а количество существ увеличивается), до тех пор, пока логово не зачищено игроками. До трех суток логово считается «молодым», от четырех до десяти «продвинутым», выше уже «старым». Если по каким-то причинам за пятнадцать суток зачистка так и не состоялась, то «карман» созревает и происходит прорыв: демонические существа вырываются на волю и шастают по локации, творя беды и разрушения. Подобная схема знакома еще по «Дивносаду». Там тоже слуги Губителя резвились вне данжа, атакуя источники Силы…

Высоко над головой послышался приглушенный грохот, земля подо мной дрогнула. Забывшись, я попытался сесть, но резкое движение тут же уложило вспышкой боли обратно. На глазах невольно проступила влага, а ярость заставила стиснуть кулаки. Бессилие всегда бесит. Но оставалось лишь лежать и любоваться на накрывшее горловину колодца алое полупрозрачное марево входа, за которым мелькали тени кентавров. По всему выходит, что когда я рухнул со скалы прямо на вход – ту самую кучу «валежника», он активировался. По правилам на вход в логовище группы отпускается минута. Если группа собрана и готова, этого хватает с избытком. Сейчас же мембрана запечатана до полной зачистки логова или до гибели чистильщиков. Последнее мне совсем не улыбалось, а первое казалось крайне маловероятным, что совсем не поднимало настроения…

Вот еще сразу двое дионисов ударили копьями: звук, словно сталью по стеклу. Мембрана огрызнулась огненными вспышками. Ни магическое, ни материальное сквозь нее сейчас не проходило. Разозлил я копытных не на шутку, добыча ушла прямо из-под носа. Ничего, перебесятся. Когда тебя насаживают на копья, приятного в этом ничего нет, так что я в этом мероприятии участвовать не желаю. По отзывам Машты дионисы предпочитают те «карманы», которые прорастают в склонах гор горизонтально, так как вертикальный колодец для их анатомии представляет серьезную проблему. Просто паршивое стечение обстоятельств, что я попался им на глаза.

Разве что… Черт, вся надежда на то, что логово очень молодое, ведь вчера здесь его еще не было.

«Игрок обнаружен. Наложено проклятие бездействия (1). Каждую секунду здоровье и энергия убывают на единицу».

Я даже не усмехнулся, так как чего-то подобного ожидал. Карман меня поневоле защитил, но он же меня теперь и уничтожит, если буду бездействовать. Пришлось стиснуть зубы и подняться. После короткого осмотра с одной стороны колодца обнаружился выход: нора высотой и шириной метра полтора, теряющаяся в темноте. Освещением по-прежнему работала корневая система. Красноватые прожилки паутиной обплетали все земляные поверхности как стен, так и пола. Нет, это не растения, а само логово. Именно так, видимо, оно и прорастало: формируя подземное обиталище и порождая тварей. А кислотный запах – побочный выхлоп синтеза.

Сумка, фляга, кинжал, меч… Слава богу (наверное, здесь придется адресовать это обращение к Алану Темному), меч нашелся поблизости. От вспыхнувшего в сознании образа передернуло до самого нутра: как меч, подчиняясь силе гравитации, вонзается в меня сверху, после того как падаю в бессознательном состоянии на дно. Бррр… Пронесло.

А вот меховая накидка пропала бесследно. Видимо, зацепилась за что-то в момент падения и осталась снаружи «кармана». Ну и черт с ней. Здесь заметно теплее, не замерзну. Так, еще глоток зелья, теперь уже аккуратно, проливать не будем. Раздвинув полы куртки, я заранее напрягся от того, что могу увидеть. В майке зияла пропитанная кровью дыра, но на поврежденном участке груди зелье уже затвердело эластичным пятном белоснежной пены. Это даже приятно, увидеть вместо безобразной раны аккуратную заплатку, как-то легче становится на душе. Чую, сие чудо без нанотехнологий не обошлось. Собственно, как и сам аватар, со всеми его возможностями. Обычного человека полученный наверху удар убил бы мгновенно, не говоря уже о падении в колодец. Может быть, помогло то, что книзу колодец расширялся метров до шести в диаметре и, падая, я не задевал за стены. Вот и не свернул шею.

Стоп. Десять очков параметров я так и не распределил. Хотел это сделать после оценки своих возможностей на фарме. Энергии, в принципе, хватало, хотя приходилось жестко экономить. Но сейчас… Впрочем, сейчас мне и здоровье лишним не будет, тем более, что каждая единичка чуть-чуть ускоряет регенерацию. Ладно, по пять в выносливость и мудрость…

О, «Клинок бури» как раз закончился. Включаем. Прямо почувствовал, как накатила слабость при активации. Но тут уж или пан, или пропал. Так что и вторую ауру, «Дыхание ветра», тоже в дело…

«Игрок обнаружен. Наложено проклятие бездействия (2). Каждую секунду здоровье и энергия убывают на две единицы».

Подключилась вторая тварь. Подключится еще одна, и регенерация замрет, приток сравняется с оттоком. Не дают восстановиться, черти, Алана Темного на них нет…

«Игрок обнаружен. Наложено проклятие бездействия (3). Каждую секунду здоровье и энергия убывают на три единицы».

Да чтоб вас!

Не успел я выругаться, как в выходящей из колодца норе послышался быстро нарастающий ритмичный топот. Стиснув зубы, я подхватил меч. Несмотря на обезболивающую заплатку, по ощущению в груди будто торчал невидимый кинжал. Едва я попятился подальше от прохода, чтобы обеспечить оперативный простор, как в тускло освещенной прожилками корневой системы норе показалось нечто, напоминающее коренастую собаку: где-то полметра в холке, с красновато-коричневой чешуйчатой кожей, словно тлеющей изнутри. Раздвигая густой сумрак слабо светящимся ореолом своего тела, существо неслось галопом, подпрыгивая и едва не цепляясь двумя острыми рогами за свод:

«Молодой рогатый демон, уровень 10, жизнь 436. Тварь Хаоса».

И тут же:

«Обнаружена цель для умения «Душелов». Активировать: да/нет?»

http://tl.rulate.ru/book/17119/352965

Переводчики: zuboskal

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)
Сказали спасибо 34 пользователя

Обсуждение:

Еще никто не написал комментариев...
Чтоб оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь
Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим