Готовый перевод Вселенная ИКС / Вселенная ИКС: Глава 10. Пристань

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Час спустя, когда до берега Полноводной оставалось не больше сотни метров, и сквозь деревья уже виднелась пристань, неподалеку раздался треск и нарастающий топот.

Отбросив охапку хвороста, который мы с Даром собирали для сигнального костра, я уже привычно ухватился за меч. Что-то массивное мчалось в нашу сторону, тараном проламываясь сквозь густые заросли. Ветки и листья взлетали облаком мусора, отчётливо обозначая путь неведомого противника, для которого, похоже, просто не существовало препятствий – он пер по прямой. Вздрогнула, осыпая хвою, и со стоном накренилась сосенка толщиной с руку. С неё с возмущенным карканьем взмыла ворона.

Честно признаться, со стороны это выглядело жутковато – на нас неслась впечатляющая силища. Но мы с ментором лишь обменялись понимающими усмешками и одновременно посмотрели на Обжору.

Дожевывая очередную ветку (дай волю – весь лес сожрет), черепут предусмотрительно подался вперёд. Несведущему взгляду танкопет мог показаться обманчиво медлительным, но лишь до тех пор, пока вокруг было спокойно и недооценивать его стремительных бросков не стоило.

И вот враг наконец появился.

Раздвинув последние кусты, на пригорок вылетела впечатляющая туша и на секунду замерла, осматриваясь:

«Матерый бородавочник: уровень 6, жизнь 450».

Кабанчик – на загляденье. Правда, никаких коронок в имени – просто толстый моб. Метра полтора в холке, не меньше двух в длину. Плотное массивное тело покрывает густая чёрно-бурая щетина с пятнами желтоватых подпалин, по хребту тянется полоса бугристой костяной брони, рыло оканчивается грязно-розовым пятаком размером со сковородку. А с обеих сторон рыла – две пары внешних клыков… даже не так, не клыков, а самых настоящих бивней полуметровой длины и толщиной основания с мой бицепс.

Папа-кабан вознамерился отомстить за всю свинскую семейку?

Для проверки своего состояния мне уже не требовалось разглядывать интерфейс – научился чувствовать интуитивно. Обе ауры – «Клинок бури» и «Дыхание Ветра» – ещё не закончили действие после последнего боя, обновления не требовалось. Поэтому я просто замер, ожидая своего выхода. Наши групповые драки с копытными после трёх с лишним часов «тест-драйва» свелись к чётко отработанной схеме «раз-два-три»: отвлечение, стопор, завершающий удар. И то, что хряк сейчас оказался больше обычных мобов, не играло роли. За Обжорой мы чувствовали себя, как за каменной стеной.

– Ещё одна консерва пожаловала, – хмыкнул Дар, не особенно беспокоясь.

Я кивнул, не спуская со зверя внимательного взгляда.

Кабанидзе прянул длинными острыми ушами, явно расслышав оскорбление. Он резко повернул могучее рыло, уставившись на мага крошечными по сравнению с телом глазами, от которых исходило зеленоватое, как у зомби, свечение. Зафиксировав цель, бородавочник оглушительно взревел и рванул в нашу сторону, с поразительной быстротой перебирая короткими толстыми ногами. Комья дерна, взрыхляемого словно плугом, брызнули из-под здоровенных копыт. Почва под подошвами моих сапог задрожала от тяжелой поступи…

Бодро разогнавшись навстречу бородавочнику, наша «боевая платформа» за мгновенье до столкновения втянула головы под панцирь и…

Земля содрогнулась.

«Абсолютный щит» вспыхнул вокруг Обжоры радужными всполохами, полностью блокировав урон, а хряка, с распоротым краем панциря рылом, развернуло от удара поперёк. Бар его жизни просел на четверть, а из глубоких ран, рассеченных до кости, хлынула кровь. Дальнейшее было делом техники. Черепут отбежал чуть в сторонку и плюнул сразу обоими ртами. Сгустки слюны расплескались по передним ногам врага сотней тягучих прозрачных нитей, переплетаясь друг с другом и мгновенно схватываясь до состояния упругих резиновых жгутов. Обиженно хрюкнув, кабан запутался в собственных копытах, ткнулся пятаком в траву и повалился на бок. Воспользовавшись заминкой, Дар отработанным движением кастанул на него «Животворящий капкан», и тело несчастного мстителя оплели побеги ядовитой лозы, заставив его оцепенеть ещё на несколько секунд.

Несколько быстрых шагов и я уже рядом...

Взмах меча, удар в заросшее жесткой щетиной горло. Утробный визг, снова удар, и я предусмотрительно отскакиваю в сторону – кровь из пробитой яремной вены бьёт фонтаном. С некоторым сожалением наблюдаю, как тело зверя сотрясают предсмертные судороги, а его глаза тускнеют, расставаясь с жизнью.

У бородавочника не было никаких шансов против нашей сработанной тройки.

Но цифра опыта, полученного за матерого моба, заставила меня выругаться. Вслух. И вполне членораздельно.

– О! – Дар ухмыльнулся, возвращая посох за спину. – Наконец заговорил?

– Ещё бы тут не заговорить, – хрипло буркнул я, прислушиваясь к работе голосовых связок. Ощущение как от плохо смазанного механизма. Не удержавшись, пнул хряка в тугой бок, словно это несчастное животное было виновато в моих злоключениях. – Тридцать единиц! Форменная издевка!

– Привыкай, – Дара моё возмущение ничуть не тронуло. – Чем выше твой уровень, тем меньше отдача. Результата, которого ты достиг в первые сутки, уже не повторить. Поэтому и важны квесты – основной опыт теперь будешь получать с них. Иначе замучаешься заниматься лесным геноцидом.

– Скорее уж – звероцидом. Или свиноцидом.

– Ты давай лутай, остряк, – Дар закинул посох за спину и принялся собирать рассыпанный хворост. – А я займусь костром.

Я снова пнул кабана в многострадальный бок. Давно накопившееся раздражение требовало выхода, но пинать Дара я ещё был не готов, поэтому доставалось хряку. Обжора тоже приблизился к туше, вытянул левую башку на длинной чешуйчатой шее, понюхал, лизнул окровавленный бок, чихнул. Мне даже показалось, что брезгливо сморщился, но этого, конечно, быть не могло. На роговой морде черепахи-переростка просто нет необходимой лицевой мускулатуры для подобных гримас.

– Погоди, – окликнул я Дара. – Может, вырежем шмат и соорудим шашлык? Вяленое уже в горло не лезет. Дров завались, огонь – не проблема. Шампуров настругаю из прутьев…

– Не советую, брат Зуб, – Дар покачал головой. – Нужно было оставлять экземпляр помоложе, а у этого хряка мясо жесткое, как подмётка. Так что лутай. И догоняй.

Ментор направился в сторону речного берега, сопровождаемый бодро семенящим Обжорой, а я прищурился на бородавочника и дал команду «развеять». Секундная задержка, и тело «поплыло»: плоть просела, кожа истончилась, проступившие кости осыпались прахом. Сколько раз уже наблюдаю, а всё равно почему-то жутковато. Интересно, с аватаром после гибели так же происходит? Никаких похорон – экологически чистая смерть. С этой точки зрения мир игры идеален для проживания любого количества существ, его невозможно загадить отбросами.

Увидев результат, хмыкнул.

С кристаллом души – облом, зато выпал чистый квадратик дубленой кожи (десять на десять сантиметров) и аккуратный шмат мяса. И то и другое тут же отправил в изрядно потяжелевшую котомку. Кожа пойдет на ремонт, как только раздобуду иголку с ниткой. А то одежда после Источника – как решето, ветер в дырах гуляет. Как же все условненько-то, мне даже нравится. Вот было бы развлечение, если бы пришлось препарировать эту тушку вручную, чтобы разобрать на нужные составляющие. Замарался бы по самые уши – кровище, вонище, дерьмище… Так что спасибо благодетелям, реализовавшим такой замечательный механизм лута. И пусть в реальности мне этой тушки для пропитания хватило бы на несколько дней минимум, а ради необходимого опыта придётся завалить ещё не одного и не два моба, зато – чисто, чёрт возьми. Минимум возни, максимум пользы и удовольствия. Впрочем, пользы пока маловато...

Секундочку, а это что такое?

Посмотревшись, я опустился на корточки возле «бивней», которые почему-то не торопились распадаться, как остальные части тела. Потрогал ближайшую хреновину пальцем. Часть тут же осыпалась, открыв новый предмет. Я недоверчиво ущипнул себя за бедро. Не, не показалось!

Получен предмет: «Костяной убийца», кинжал, тип оружия – холодное, одноручное, материал – зачарованная кость, тип предмета – редкий, прочность 30/30, урон 24-30.

Причём кинжал сразу оказался во вполне справных ножнах из грубоватой на ощупь кожи. И с широкими петлями для крепления на ремень...

Торопливо обнажив оружие, я восхищенно прицокнул языком. Блеснуло белоснежное лезвие, едва заметным изгибом повторяя форму ножен, материал – что-то вроде металлизированной кости. Отыскав взглядом обломок ветки, рубанул по ней и едва не потерял равновесие. Не ожидал, что сухое дерево разрежет как бритвой. Лезвие оказалось настолько тонким, что исчезало, стоило глянуть на него с ребра и при этом хрупким не казалось. Вот так подарок! Все-таки здесь действуют обалденные технологии.

Взгляд упал на второй «бивень»…

К пристани я подошёл довольный как хомяк, запасшийся продуктами на всю зиму, а на моём поясе солидно покачивались два одинаковых кинжала в ножнах. Дар с комфортом устроился на плоском валуне, покрытом мягким и плотным ковром тёмно-зелёного мха. Рядом с ним на старом кострище, обложенном чёрными от копоти камнями, уже весело занимался огнём хворост. Обновки не остались незамеченными – брови ментора удивлённо поползли вверх. Пришлось бросить ему один из кинжалов, дабы удовлетворить любопытство. Маг покачал головой, осматривая приобретение. Одобрительно хмыкнул. И не без сожаления заставил себя вернуть оружие:

– Повезло. Свой я брал у Эско, а тебе повезло. Кристаллы сэкономишь. Кинжалы, конечно, не эпические, а всего лишь редкие, но теперь вижу, что основания для слухов имеются.

– Каких ещё слухов?

– Хмм… тут такое дело: иногда из мобов, с ничтожно малым шансом, выпадают вещи не хуже, а то и лучше уника. Лично не видел, и ни у одного из игроков, находящихся сейчас в локации, таких вещей нет. Но слухи устойчивые. Собственно, поэтому дубликатор и нужно носить с собой постоянно – вдруг улыбнется удача.

Я скинул котомку и присел напротив. Предусмотрительно наваленных вокруг кострища валунов хватало, чтобы разместить целый отряд, прежние посетители Храма не поленились обустроить место ожидания.

– То есть, можно и без драки с Губителем обойтись, чтобы заполучить толковое оружие?

– Угу, как же, – усмехнулся в бороду ментор. – Раскатал губу. Через Губителя проходят все. В подземелье, кстати, шанс выпадения хороших вещей намного выше. Вывалиться может не только оружие – любой шмот. Кольца, браслеты, ожерелки, части доспехов… Вот только стоит трижды подумать, прежде чем использовать дубликатор не по назначению. Сам прикинь: если эпический кинжальчик с Губителя не достанется, а продублировать уник уже будет нечем… Что станешь делать в новом мире без оружия? Кольцом отбиваться?

– Проще сразу головой об стенку, чтобы не мучиться. А кроме шуток, как это выглядит технически, Дар? Я о привязке. Допустим, мне снесут башку и я отправлюсь в Репликатор...

– Типун тебе на язык! – Дар замахал на меня руками, чуть не свалившись с валуна.

– Погоди, я же чисто теоретически…

– Да понял, понял. Если угодишь в Репликатор, то найдёшь уник, как и любую привязанную к аватару вещь, в личной вещевой ячейке. Бегать и искать по локации не придётся. – Ментор задумчиво свёл густые брови к переносице, лоб прорезали глубокие вертикальные складки. – Вот что, есть предложение. Сразу после Храма возвращаемся в Ромашку. Как раз к вечеру обернёмся. Отдохнём и на свежую голову решим, куда направиться для дальнейшей прокачки. Вариантов множество и я тебе их подробно обрисую.

– Не возражаю. А с Репликатором толково придумано, – тут я заметил, как Дар смотрит на моих «Костяных убийц» и, подавив вздох, предложил: – Возьмешь один? Добыча всё-таки групповая.

– У меня уже есть, – с небольшой заминкой отказался маг, тоже решив проявить благородство после недолгой внутренней борьбы. И коротко рассмеялся, махнув рукой: – Да твои они, твои, не забивай голову ложной скромностью.

Почему-то снова вспомнилась Застава – тот момент, когда мы уходили.

Клановцы тоже сидели возле разожжённого недалеко от колодца небольшого костра, как мы с Даром сейчас. Общее свойство разумных существ – жаться к источнику тепла и света, даже если вокруг нет темноты и холода. И кроме глубоко неприязненного взгляда Корнета, которым он проводил моего ментора, мне запомнилась также реакция Алисы. Блондинка уже не казалась холодной и неприступной, как во время боя, она выглядела просто обычной невзрачной девчонкой, озабоченной вполне земными проблемами. В одной руке фляга, в другой прутик, которым она ворошила в горящем хворосте. И я не мог не заметить, каким взглядом девушка смотрела на Дара. Будто что-то ему задолжала по-крупному. Иначе трудно объяснить то, что она встала на нашу сторону, – для зама «Детей» куда логичнее было бы болеть за своих новичков. Вот не верится мне в справедливость ради справедливости, не тот случай. За таким поступком явно стоял какой-то интерес, и Дар это знает. Но не торопится делиться.

Интересно, как они сейчас там…

Оказалось, что последнюю фразу я высказал вслух. Надо бы поаккуратнее с мыслями.

– Не беспокойся, я постоянно оглядывался, – успокоил Дар. – Сигнального луча не видел, так что серьёзных проблем там быть не должно. Одна-две разрозненные группы возле Источника опасности не представляют, под «Благословением» что угодно можно перемолоть. А их там – пять человек. Проблемы скорее будут у нас, если на бродячую свору наткнёмся. Но не слышал, чтобы они появлялись возле Храма. Первоочередной целью всегда служат Источники. Пока они не захвачены, слугам Губителя здесь просто нечего делать. И защитники Храма, кстати, помощнее, чем у Источников, всё-таки символическая обитель богов.

Рядом плеснуло.

Обжора плавал всего в двух шагах от береговой линии. Из воды виднелась только влажная верхушка панциря, береговой склон довольно круто уходил вниз, на глубину. Солидный собственный вес позволял зверю не обращать внимания на сильное течение. Сквозь прозрачную как слеза толщу воды, пронизанную солнечными лучами до самого дна, было хорошо видно, как черепут с неизменным аппетитом перемалывает челюстями длинные ленты зелёных водорослей. Похоже, несмотря на полученную в ходе привязки сухопутную модификацию, «мокрое» прошлое всё же давало себя знать. Обжора залез в воду сразу же, как только оказался рядом с рекой.

Слух уловил едва слышный металлический звон, и я поднял взгляд.

Не пристань – одно название. Истёртый множеством подошв дощатый помост два на три метра возвышался над водой на обросших водорослями столбах. На обращенном в сторону реки крае торчала грубовато сколоченная П-образная деревянная арка, потемневшая от времени и непогоды. Подвешенный на тонкую цепь к верхней перекладине, покачивался от порывов ветра бронзовый колокол. Расстояние от пристани до острова метров двести, не меньше. И чем дальше, тем темнее становилась вода, что говорило о нарастающей глубине.

– А этот колокол для чего, Дар? Для красоты, что ли?

– Не совсем. Полагается позвонить, чтобы жрецы пригнали плот для переправы на остров. Но народ давно уже просёк, что эти ленивые засранцы звон колокола демонстративно игнорируют. А вот против костра не устоят: вблизи храма запрещено что-либо воспламенять, поэтому обязательно явятся, чтобы заставить затушить огонь. Между прочим, твои приятели здесь уже побывали.

– Ты о ком? – я непонимающе перевел взгляд на мага.

– О Рыжей с Дедом.

– А какого чёрта им здесь…

– Дед – клирик, – Дар пожал плечами с таким видом, словно объяснил всё, что требовалось.

– Ну и?

– Эх, деревня… Филин не мог не привести сюда подопечных, потому что один из них после теста на тренировочной площадке оказался клиром. А клиры, да будет тебе известно – особый класс. Считается, что клирик – духовный проводник, частичное отражение сути одного из божеств Вселенной ИКС. Вера служит им щитом, а мощь богов является их оружием. Кстати, весьма разносторонний класс – в зависимости от специализации может и танковать, и лечить, и наносить серьёзный урон. Насколько я понял, чтобы стать клиром, сам игрок должен быть предрасположен к религиозности. Да, память фильтруется, но основные психологические установки остаются, и такому человеку в первую очередь требуется заполнение образовавшейся в душе пустоты. Если подумать, то вера в игрового бога даёт преимущество, которого истинно верующий человек никогда не достигнет в обычном мире. Например, могущество игрока ощутимо растёт с каждым уровнем веры, и это могущество вполне материально, им можно оперировать.

– Это же обман, Дар, – я неодобрительно дернул головой. – Жестокий и циничный. Подмена понятий. Тому, кто действительно верит, никогда не понадобятся доказательства существования бога.

– А может быть, именно в этом суть? – Ментор иронично вздёрнул бровь. – Может, в клириков обращаются те, кто ранее сомневался? И здесь они находят то, чего так жаждали – подтверждения? Зуб, не смотри на меня с таким негодованием, не я же это придумал! Кстати, именно поэтому ученики Филина и отстали от тебя в уровнях. Дорога длинная. Филин ведь просто маг-погодник, танковать не в состоянии, а большинство мобов в окрестностях старше новичков. Так что свежеиспеченным «Детям» пришлось избегать с ними встреч, забив на прокачку большой и толстый… болт.

– Стоп! – Я поднял ладонь, прерывая поток красноречия мага. – Так и не понял, какая связь между классом клира и путешествием к Храму?

– Мда… Хреновый из меня объясняльщик, – Дар стащил широкополую шляпу на колени и пригладил взлохмаченную шевелюру. – Короче, пока клирик не пройдёт посвящение в Храме и не будет избран каким-либо божеством, он не обладает никакими магическими талантами. Полный ноль. Только молотом и способен отмахиваться, да и то не в полную силу. У остальных классов такого жёсткого ограничения по привязке к божеству нет, мы можем выбирать покровителей, когда заблагорассудится. Или когда заблагорассудится им, покровителям.

– А ты? Ты-то выбрал? – скептически поинтересовался я, почему-то не сомневаясь во вполне определённом ответе. Так и оказалось.

– Не хочу торопиться, – Дар подкинул в огонь сырую ветку, и костер задымил веселее. – Я ещё не знаю, куда попаду, когда покину песочницу. Вдруг там, на новом месте, божество, которое станет моим покровителем здесь, пребывает в немилости у остального пантеона? Хочу избежать лишних проблем.

В этом он весь. Постоянно в чём-нибудь сомневающийся, неизменно строящий какие-то туманные и далеко идущие планы. И постоянно что-то не договаривающий.

– Знаешь, Дар, интересный ты человек, – я медленно покачал головой, не скрывая сарказма.

– Да? И с чего же? – Дар сразу насторожился, уловив, как изменилось моё настроение.

– Продуманный до мозга костей.

– Не понимаю, о чём ты…

Я пристально смотрел ему в глаза, наблюдая за реакцией, и видел, что ему с каждой секундой под моим взглядом становится все неуютнее. Всё он прекрасно понимал, хитрый лис. Сколько ни отмалчивайся, а отвечать всё-таки придётся.

– Хочу с тобой кое о чём договориться прямо сейчас, братец ментор. Или ты откровенно отвечаешь на мои вопросы, или ищешь другого ученика. А я рискну пройти подземелье с другой группой. С той, где люди честнее.

– Да какая тебя муха укусила?! – возмутился Дар, но как-то без накала, больше для видимости.

– Помолчи. Теперь говорить буду я, а ты – слушать. Поначалу я закрывал глаза на твои недомолвки. Информации, в принципе, хватало для знакомства с миром. Но я прекрасно понимал, что ты делаешь и для чего. Выдавая сведения дозировано, ты сознательно привязывал меня к себе, закреплял психологическую зависимость. И ловко обходил щекотливые моменты, опасаясь отпугнуть от своего плана. Устроил всё так, чтобы твои проблемы неизбежно стали и моими. Ты даже класс мне навязал – потому что знал, как расположить новичка возле тренировочного голема, и что подсказать, чтобы заставить его стать воином.

– Ты переоцениваешь мои возможности, – маг не выдержал и отвёл взгляд, уставившись в костёр.

– Да хватит уже, Дар, – я досадливо поморщился. – По большему счёту, претензий у меня к тебе нет. Каждый приспосабливается, как может. Но кого ни встречу – у всех есть претензии к тебе. Так что заканчивай кормить меня байками о разной ерунде и изображать из себя безобидного малого. Сколько ты говоришь здесь, пять дней всего? Надо постараться, чтобы так настроить против себя кучу народу. Так что у тебя за дела с Корнетом?

Лицо мага приняло скорбное и задумчивое выражение.

Подкинув пару веток в костёр, он повернул голову к черепуту. Я уже знал, что между питомцем и хозяином очень сильна ментальная связь. Поэтому не удивился, когда черепут без всякой видимой команды прекратил свой вечный завтрак, оттолкнулся ото дна и всплыл с шумным плеском. Но наблюдал настороженно, прикидывая, пора уже хвататься за меч или стоит подождать ещё немного. В нападение не верилось. Дар, конечно, тот ещё жук, но прикончить новичка вряд ли входило в его планы.

Быстро загребая лапами, танкопет устремился прочь от берега, и с души камень свалился.

– Куда это ты отправил Обжору?

– На остров, – пожал плечами Дар. – Надоело ждать, когда очухаются жрецы. Игрокам без разрешения на территории Храма появляться запрещено, но на питомца этот запрет не распространяется. Пусть там поднимет лёгкий переполох. Не беспокойся, здесь безопасно.

– Я всё ещё жду ответа, Дар, – терпеливо напомнил я, не желая повышать тон без необходимости и обострять ситуацию.

– Ладно, – он снова взлохматил пятерней волосы, заметно нервничая. – Сегодня вечером Корнету предстоит поход в подземелье Губителя. Наш Обжора его впечатлил, редко кому удаётся приручить такого могучего зверя. А о моём плане насчёт двойки в локации не знают только слепые и глухие…

– То есть, пока я находился в отключке, он в любезно-ультимативной предложил себя вместо меня? – я мысленно выругался. Следовало предположить нечто подобное. – И почему ты с ним не пошёл? Он воин восьмого уровня, ты сможешь составить с ним пару уже сегодня. Это ведь выгоднее, чем натаскивать меня? Только не уверяй, что кинуть меня не позволила совесть.

– Так трудно поверить? – Дар через силу рассмеялся. – Не всё определяется выгодой, брат Зуб. Я не люблю, когда мне диктуют условия. А Корнет не договаривался – он именно диктовал условия. И пригрозил устроить мне весёлую жизнь, если я не соглашусь. Срок на раздумья – до шести вечера. После чего ультиматум вступит в силу.

Вот чёрт. Чем дальше в лес, тем больше дров. Все оказалось ещё хуже.

– И что он может сделать? Убить? Кстати, всё забываю уточнить, сколько времени требуется куратору, чтобы найти и наказать виновного?

– Очень немного, – со знанием дела заверил Дар. – Где бы ты ни находился – господин Эско тебя найдёт, и ты неприятно удивишься, насколько быстро это произойдет.

– А день у Корнета какой?

– Седьмой. Предпоследний для данжа.

– Значит, убить тебя лично он не посмеет, – я задумчиво покачал головой. – Ему это просто невыгодно. Если куратор отправит его в Репликатор, то поход в данж сорвётся и переиграть будет невозможно. А сам Корнет сильно рискует отправиться в Инферно. Ты ведь так мне объяснял?

– Так-то так. Но Корнет – лишь часть проблемы. Он может подключить клан. Алиса пока колеблется, но может и уступить. Убивать ведь лично не обязательно, когда имеется масса способов организовать несколько несчастных случаев – по числу жизней у «провинившегося». И желающие нередко находятся.

– А что им даст чужая смерть? Только опыт? Или ещё какие-то дополнительные преимущества, о которых я не знаю?

– Вот веришь – ничего, кроме морального превосходства, – Дар поёрзал на валуне, меняя положение тела. Горько усмехнулся. – Полагаешь, сюда мало попадает индивидов, готовых убивать ради самого процесса? Ограниченное число сейвов для таких – не более чем сдерживающий фактор. Как намордник для пса. Ещё один фактор – увеличение времени возрождения после каждой смерти на шесть часов. Первый раз ты из Репликатора выйдешь через двенадцать часов. Второй раз – восемнадцать. Третий раз…

– Погоди, какой третий раз? Разве последняя жизнь не окончательная?

– Не ты один путаешь сейвы с жизнями, брат Зуб. Сейв – это возможность возрождения и у нас их ровно три. Плюс жизнь, которая у тебя уже есть сейчас. Но ты меня перебил. Так вот, не каждый готов рискнуть потратить трое суток на три возрождения – это, считай, гарантированный срыв возможности вовремя убраться из локации. Поэтому обычно все риски заканчиваются после первой смерти. Хорошо отрезвляет. К сожалению, парочка адреналиновых придурков на три десятка игроков – обычное явление, всегда найдутся желающие сделать за кого-то грязную работу. Если не хватит таких у «Детей», то найдутся желающие в «Котах». В определённых вопросах кланы всегда смогут договориться.

– И господин Эско это оставит безнаказанным?!

– Я же говорю – несчастный случай. То есть, всё будет устроено так, что ты будешь виноват сам, из-за своей неосмотрительности. И наказывать некого. А если проявишь чудеса изобретательности и выкрутишься из организованных ловушек, клан может назначить «торпед». Так называют игроков, которые будут атаковать смертника, пока его сейвы не закончатся. Куратор их, конечно, накажет, отправит каждого из убийц в Репликатор. Но ты-то в итоге потеряешь всё.

– Именно это Корнет тебе и пообещал – клановую вендетту? – я досадливо дёрнул головой, не сомневаясь в ответе.

– Да.

Ментор умолк и на минуту повисла гнетущая пауза. Потрескивал, выбрасывая искры и клубы дыма, костёр. А я сидел и смотрел в сторону реки, лишь бы не смотреть на Дара. Чувствовал, что от охватывающего душу бешенства сейчас сам снесу магу дурную башку, не дожидаясь, когда это сделает Корнет. Не потому, что он оказался в такой ситуации, а потому, что утаил от меня.

Я сердито отвернулся от Дара и принялся наблюдать за черепутом. Основательно разогнавшись, тот уже достиг середины течения, а за его панцирем тянулись две пенные расходящиеся струи, словно за быстроходным катером.

– Но всё же ты не согласился... – я первым прервал молчание, насилу обуздав подозрительно сильные, словно не мои, эмоции. – Настолько велика личная неприязнь? Или я ещё чего-то не знаю? Откуда это всё началось, Дар? Не на пустом же месте? И какого чёрта ты так спокоен, да ещё скрывал, пока я тебя не припёр к стенке?!

– Спокоен? – лицо мага вдруг исказила судорожная гримаса гнева. Очередной прут, который он собирался подкинуть в костер, хрустнул в пальцах, переламываясь. Контраст по сравнению с привычной добродушной маской был столь разителен, что у меня по коже мурашки забегали. – Спокоен?! А тебе не приходило на ум, брат Зуб, что моё внешнее спокойствие – лишь защитная реакция психики? Что когда не понимаешь происходящего, то приходится делать вид, что всё в порядке, ради сохранения душевного равновесия? Просто чтобы жить дальше? Поверь, сейчас я не лгу! Стоит мне дать волю чувствам и я просто начну сходить с ума. Я, как и ты, не понимаю, как здесь оказался, и как из этого дерьма выбираться. Просто я лучше умею притворяться, но это не означает, что меня ничего не беспокоит… Нам дано только одно направление, но верно ли это? Может быть, правильный путь лежит через Инферно, а мы, как бараны, премся в этот данж, слепо подчиняясь общей схеме?!

– Откуда у тебя такие мысли насчёт Инферно? – настороженно уточнил я. – Объяснись.

– Да это я так, в порядке бреда, – Дар устало отмахнулся. Короткая вспышка словно выпустила из него всю энергию. Маг задумчиво уставился в костёр, машинально поправил тлеющую ветку, вывалившуюся за круг камней. – Говорю же – мне это внешнее спокойствие даётся непросто… Ладно, расскажу остальное, в качестве жеста доброй воли. Просто это личное, Зуб, и тебя как бы не касалось. С другой стороны – ты прав, всё, что имеет отношение ко мне, влияет и на тебя.

– Давай суть, без отвлеченных рассуждений. А то протрындим тут до вечера.

– Суть… Суть в том, что я, Алиса и Гонор – мы все из одного «призыва».

Я едва успел прикусить язык. Ничего особенного в этой новости я не увидел, но лучше пусть говорит, а то снова свернется, как улитка в раковину.

– Гонора под своё крыло взяли «Камышовые коты», а нашим с Алисой ментором стал Жальник. Не удивляйся, ты просто не знал Жальника. Ему оба клана – не указ, он мог себе это позволить. Мужик резкий, жесткий и очень сильный. Выше двух метров ростом и килограмм под сто двадцать весом. Сплошные мускулы. Геракл собственной персоной. С ним просто никто не рисковал связываться, игровые параметры начальных уровней – просто жалкий довесок к его настоящей силе. Он бы и трёх новичков забрал, и никто бы не пикнул, но по правилам больше двух нельзя. После тренировочной площадки выяснилось, что я – боевой хил, а Алиса – следопыт. Он добросовестно довёл нас обоих до пятого уровня, а затем бортанул девчонку, как не отвечающую его планам по двойке.

– А сам-то он был какого класса?

– Разбойник со специализацией «исследователь». Если коротко – танкоспек.

– Танкоспек? У роги?!

– А чему ты так удивляешься? Защитные ауры, которыми владеет «исследователь», дадут фору и по защите и по урону иным воинским специализациям. Просто поверь на слово – я видел Жальника в деле. Надо быть особенным, чтобы получить такую специализацию от системы.

– Тогда я на его месте тоже выбрал бы чистого хила, – я понимающе кивнул.

– Дело даже не в этом. Жальник забраковал Алису именно как игрока, а не потому, что она – следопыт. Решил, что девчонка слишком импульсивна и своевольна и крепкая группа с ней не получится. Что она подведёт в сложный момент, так как привыкла к повышенному мужскому вниманию и постоянным поблажкам. Сам понимаешь, в таких ситуациях всегда срабатывают двойные стандарты. За один и тот же промах парень получит в зубы и молча утрётся. Усвоит урок. А девушку ещё и успокаивать придётся, утешать, что она не виновата, что в следующий раз у неё всё получится, как надо.

– Смотря какую девушку, – я усмехнулся, покусывая сорванную травинку. – Они, понимаешь ли, тоже разные, как и парни.

– Да, да, это я всё понимаю, – досадливо отмахнулся Дар. – Дело в том, что тут ещё чувства примешались. Алиса дышала к Жальнику неровно, и её внимание было… немного навязчиво. А ментора скороспелые чувства… не то чтобы заставляли нервничать, не такой он человек… Но досаждали.

– Любовь с первого взгляда? – я недоверчиво хмыкнул.

– Типа того.

– Действительно в это веришь?

– Ты просто не понимаешь. У аватаров физиология иная, чем у обычного человека. С нами здесь всё происходит ярче, сильнее. Гормоны могут стукнуть в голову в любой момент, влюбишься – сам не поймёшь, как и почему. Запросто можешь стать заложником некстати проснувшихся чувств. Как Алиса. А отвёргнутая женщина – смертельно опасная сила.

Вот оно как. Значит, слишком сильное недовольство Даром – результат моей нынешней физиологии? Не в том смысле, что вдруг воспылал к нему любовью, а просто недомолвки его конкретно достали. Запомним.

– Отвёргнутая женщина, говоришь. Ну, тут спорить не стану, Дар. Но по логике вещей она должна на тебя злиться, ты же дорогу ей перешёл, пусть и не сам лично. А девушка наоборот, возле Источника встала на нашу сторону. С чего такая доброта? Или я что-то не так понял?

– Может, просто дослушаешь историю, прежде чем закидывать скоропалительными вопросами? Зараза! Пойду всё-таки в колокол звякну. Парома всё нет, а время идёт.

Ментор нахлобучил на голову шляпу, порывисто встал и потопал к пристани, оставив посох и котомку рядом с костром. Я окинул реку взглядом, озадаченно вскинул брови – а Обжора-то куда запропастился? Ни малейшего следа на воде, на берегу острова танкопета тоже не видно. Мысленно чертыхнувшись, поднялся на ноги, чтобы увеличить обзор. В кусты на острове успел заныкаться? Все бы ему жрать, куда только вмещается…

Маг быстрым шагом протопал по загудевшему под сапогами помосту, несколько раз с силой дернул за верёвку, раскачивая било колокола. Густой протяжный звон вязким медом потёк над рекой, приглушая все прочие звуки. А я стоял и мрачно раздумывал над тем, что утаил от Дара сам. И когда он, отпустив верёвку, обернулся, я решился. Как бы там ни было, мы сейчас в одной связке, и наши проблемы стоит решать сообща. Иначе я ничем не лучше его.

– Знаешь, Дар… Я тоже был не до конца откровенен. Если уж выкладывать начистоту, то у тебя со мной тоже могут быть проблемы.

– О чём ты? – он озадаченно замер посреди пристани.

– О том, что за мной охотится персональный убийца. Сейчас поясню…

– А, ты об этом, – и Дар вдруг улыбнулся как раньше, широко и открыто. – Да это для меня не секрет…

Я никак не ожидал того, что произойдет в следующую секунду.

Тягуче затихающий звон колокола заглушил шёпот летящей стрелы. Я увидел её лишь тогда, когда стрела вонзилась магу под подбородок. Чёрное древко толщиной с палец погрузилось в его шею почти по самое оперение – грязно-белое, как снег после оттепели. Удар крутанул Дара вокруг оси, продемонстрировав окровавленный наконечник, жутко торчащий из шеи сзади. Нелепо взмахнув руками в попытке удержаться, маг оступился и рухнул с края пристани навзничь. Его тело с громким плеском ушло под воду, оставив на поверхности лишь покачивающуюся на волнах соломенную шляпу.

Её тут же подхватило и понесло прочь быстрое течение.

http://tl.rulate.ru/book/17119/347610

Переводчики: zuboskal

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)
Сказал спасибо 51 пользователь

Обсуждение:

Всего комментариев: 6
#
А вот это очень стремный момент, я про то что Дар знал о убийце...
Развернуть
#
хе-хе) Но убийца тут не причем. ))
Развернуть
#
хОРОШ СПОЙЛЕРИТЬ )
Развернуть
#
Мб всем такое письмо пришло ?
Развернуть
#
И про то что будет с петом если игрок отправится на реинкарнацию все молчат.
Развернуть
#
Там будет ответ, попозже.
Развернуть
Чтоб оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь
Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим