Перевод Вселенная Бездны / Вы призвали не того! (книга 7): Глава 109 - История одной плутовки. Эпизод II. (Дось) :: Tl.Rulate.ru

Вселенная Бездны / Вы призвали не того! (книга 7): Глава 109 - История одной плутовки. Эпизод II. (Дось)

Русский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Глава 109. История одной плутовки. Эпизод II. (Дось)
- Его Величество, Король Железных Долин, Жесланро Пятый! – объявил церемониймейстер. – Ее Величество, Королева Железных Долин, Ависалу.
Тяжелые резные двери, ведущие во внутренние покои дворца, медленно открылись, и в тронный зал величественно вплыл этот кусок сала. Я лишь скривилась, а по лицу невольно пробежала гримаса омерзения.
Времена, когда правителем нашей гордой расы становился самый сильный и умный воин, давно ушли в небытие. Нынче на трон устраивался тот, чья задница была достаточно широкой, чтобы смести всех остальных конкурентов. По урокам отца и Альтосса, а также собственному небогатому опыту, я примерно представляла как проходила дворцовая «борьба за трон» - яды, интриги, подставы, перевороты… Змеиное гнездо и то более цивилизованно и гостеприимно, чем королевский дворец.
Самое страшное было в том, что никто ничего с этим поделать не мог – мой отец был далеко не первым, кто пытался поднять восстание, но каждый раз они захлебывались, едва начавшись. Причин тому было довольно много. Например, преданная короне столичная гвардия, капитаны которой творили на улицах города буквально все, что им вздумается, или мгновенное объединение всех дворцовых фракций, которые понимали, что в случае победы мятежников из них не пощадят никого. Ну и козырь дворца - несколько порабощенных героев, обладающих довольно внушительной силой.
Так что эта жирная свинья довольно прочно держится на троне вот уже лет десять, активно устраняя неугодных и готовя площадку своему сыночку.
Говоря «жирная свинья», я имела в виду буквально жирную свинью. Жесланро был кабаном: огромная черная туша, покрытая короткой жесткой черной шерстью, с большими загнутыми бивнями, торчащими из-под нижней губы, и грузной жирной фигурой. Представители его подвида могут быть страшными воинами, но эта туша, обряженная в расшитые золотом одежды, ничего, кроме омерзения, не вызывала.
В двух шагах позади короля шла его текущая «официальная» жена – стройная волчица с красивым, но застывшим лицом и абсолютно пустым взглядом. Глядя на нее, мне становилось страшно. Что нужно было сделать с гордой зверолюдкой, чтобы она превратилась в такое подобие послушной куклы?
Король растекся по трону, на стоящий рядом трон поменьше опустилась Королева, и собравшиеся придворные негромко зашептались, обсуждая причину текущего собрания.
- Его Величество собрал вас сегодня здесь для решения вопроса о судьбе дочери государственного изменника, Шарфена ван Реликфора, Досгарзе ван Реликфор! – объявил тем временем церемониймейстер и два стража вывели меня из небольшого скрытого гобеленами закутка на всеобщее обозрение.
Я стыдливо прикрыла хвостиком промежность, а руками – грудь, ежась от буквально скользящих по коже взглядов. Эти свиньи обрядили меня в одну какую-то прозрачную накидку, которую и одеждой-то назвать язык не поворачивается.
Следующие полчаса я так и стояла на небольшой площадке между троном и дворцовой знатью, выслушивая самые разные предложения от «продать в бордель» до «вспороть брюхо прямо тут». Добрые, милые граждане.
В итоге было решено поставить на меня клеймо рабыни, и начался банальный аукцион за право владения моей бедной шкуркой, во время которого я с содроганием наблюдала за поднимающими цену потными щекастыми рожами. Те, кто выглядели хоть более-менее прилично среди всей этой кодлы, в аукционе не участвовали, а лишь презрительно кривились, отойдя в задние ряды.
Но самым шоком для меня стала персона победителя. Принц Эдвард Седьмой, пятый сын Его Величества Жесланро.
Глядя на его торжествующе оскаленную физиономию, приближающуюся ко мне, колени невольно подогнулись, и стоящим по бокам стражам пришлось удерживать меня на весу. Слишком хорошо я знала, что из себя представляет этот трусливый подонок.
- Ведите ее за мной, - величаво рыкнул он стражникам и направился к дверям, ведущим в сторону внутренних покоев…
***
- Готово, - сказал придворный маг, закончив накладывать рабскую печать.
Я с ненавистью посмотрела на него и на стоящего рядом Эдварда. Шея и затылок тут же начали нестерпимо чесаться от одной только мысли, что я хочу сделать с ублюдком. И никакая печать меня не остановит.
- Что, сучка, уже строишь планы? – оскалился принц. – Не выйдет. До того, как я подпущу тебя к себе с развязанными руками, тебе еще предстоит пройти дрессировку.
Принц Эдвард Седьмой унаследовал звериную суть не от отца, а от матери. Это был черный волк, с довольно куцым хвостом и оборванным левым ухом. Ну… после того, как он последний раз «погостил» у нас, черным остался у него только хвост, а вот шевелюра покрылась изрядной долей седины.
Я фыркнула в ответ и отвернулась, пытаясь незаметно избавиться от пут на руках.
- Авраксия, оставляю ее на тебя, - хмыкнул принц и, развернувшись, быстро вышел из комнаты. Маг поспешил за ним, оставляя меня в легком недоумении.
Я оставила в покое путы и настороженно оглядела пустую комнату. Ничего особенного: холодный каменный пол, который нещадно кусал меня за голые пятки, небольшое окно-бойница, потушенная масляная лампа на стене и специальный магический круг на полу – видимо, установка подобной печати тут дело частое, раз для этого выделили отдельное постоянное помещение.
И все мои органы чувств твердят об одном – тут никого, кроме меня, нет. Чувство опасности тоже молчало.
- Какая любопытная зверушка… - раздался надо мной довольный голос.
Я медленно подняла голову и содрогнулась.
На оплетенном паутиной высоком потолке головой вниз сидела арахна. Пока она не подала голос, я ее просто не замечала – скорее всего либо высокие навыки скрытности, либо какая-то маскирующая способность.
- Сама ты зверушка, - огрызнулась я, глядя как это чудовище медленно спускается ко мне на толстой паутине.
Матово-черное паучье тело с лапками, заканчивающимися сложной системой острых коготков и большим красным крестом на спинке. Паучья часть арахны оказалась довольно высокой относительно моего маленького роста – стоя на лапках она была мне по грудь. Там, где у пауков располагалась голова, все было мягко скруглено вверх и плавно переходило в фигуристое женское тело темной эльфийки. Место соединения двух тел прикрывал подол длинного красного платья с глубоким декольте и открытыми плечами.
Верхняя, женская часть тоже немного отличалась от виденных мною ранее дроу. У арахны были острые загнутые ногти, больше напоминающие звериные когти и полностью черные, без белков, глаза. Само же лицо было довольно красивым, с ровными плавными чертами, которые портил лишь длинный тонкий шрам на левой щеке. Такими же тонкими, явно оставленными острым лезвием, шрамами были покрыты руки от запястья до плеч.
- Ну и как я тебе? – томным вкрадчивым голосом спросила арахна, сложив руки на груди.
- Откуда шрамы? – спросила я первый пришедший на ум вопрос.
- Скоро узнаешь, - многообещающе улыбнулась Авраксия. – А пока начнем твое воспитание. Первое, на время дрессировки я твоя хозяйка и обращаться ко мне следует соответственно. И второе, перед тем, как задать вопрос, ты должна испросить на него разрешение.
Я скептически скривилась.
- Спрашивать разрешение на вопрос?
- Вот именно, - улыбнулась арахна, подходя поближе и нависая надо мной. – «Хозяйка, позвольте задать вопрос?» Повтори.
Я прищурилась и, фыркнув, отвернулась…
А в следующий миг мне показалось, что мои внутренности обезумели и пытаются вырваться наружу разодрав живот! Боль была невыносимой. Она затопила все сознание, не давая ни вздохнуть, ни пошевелиться. Мысли полностью испарились…
Пришла в себя я на полу, в луже собственной блевоты и мочи. Все мышцы нестерпимо ломило, голова кружилась, а конечности дрожали как у трехсотлетней старухи.
Кое-как сфокусировав взгляд и разогнав красные круги, я увидела довольное лицо арахны. Она сидела на полу, поджав лапки под паучье тело, и вертела в руках тонкую иголку, покрытую какой-то зеленоватой жидкостью.
- Ну как тебе мой фирменный рецепт? – неспешно проговорила она, слегка растягивая слова. - Яд безвреден, по большей части, но дарует просто непередаваемые ощущения. И знаешь что? – подпустила она доверительных интонаций в голос, слегка нагнувшись ко мне. – У меня их ооооочень много. Причем с самыми разными эффектами.
- Грязная тварь, - выдохнула я, приподнимаясь на руках. – Ты хоть понимаешь, с кем имеешь дело?!
- Я – да, - кивнула Авраксия. – А вот ты, видимо, не очень. Ты рабыня. Всего лишь собственность без имени и прав. Если я тут тебя покалечу, изуродую или замучаю до смерти, мне всего лишь дадут порку, не более. А сейчас, за неподобающее обращение к Хозяйке, ты будешь наказана…
Конец фразы я уже не услышала, вновь начав медленно погружаться в пучину боли…
***
[Десять дней спустя…]
Пробуждение как обычно сопровождалось болью.
Уж не знаю, как эта тварь подкрадывается так, что мое предчувствие опасности не срабатывает, но каждый день я просыпаюсь от дикой боли в сведенных судорогой мышцах. А восьмилапая тварь стоит рядом с той кучей соломы, что заменяет мне постель, и довольно улыбается, поигрывая смазанной ядом иглой.
Первые два раза я не выдерживала и, после того, как мышцы вновь становились послушными, бросалась на Авраксию с желанием разорвать это чудовище на части, но тут же следовало молниеносное движение рукой, от которого я успевала заметить лишь тень, и я падала на пол от очередной порции боли…
Весь мой дальнейший день состоял из перемежающихся приступов боли и унижения.
Эта тварь учила меня как «правильно вести себя с Хозяином и как доставить ему удовольствие». За малейшую провинность, неверный ответ или не так сказанное слово тут же следовал укол иглой, и хорошо, если я теряла сознание от боли.
Сбежать я не пыталась. Рабская печать просто бы не дала этого сделать.
Возражать или что-то требовать было бесполезно.
Ждать помощи не от кого.
Выход был только один – отправиться к давно снящимся мне отцу, братьям и Альтоссу. Способов для этого было много, даже несмотря на рабскую печать.
Но что-то все-еще не давало мне решиться на этот шаг. Наверное, это была надежда. Надежда на то, что все это страшный сон. Или на то, что отец и Альтосс на самом деле живы и вот-вот придут за мной…
***
[Сорок дней спустя …]
Боль опять скрутила мышцы, но уже не так сильно как раньше. То ли Авраксия стала разбавлять свой яд, то ли я начала привыкать к нему… или, скорее, начала привыкать к боли.
Открыв глаза и разжав сведенные судорогой скулы, я кое-как поприветствовала паучиху.
- Доброе утро… Хозяйка.
В какой момент я наступила на горло своей гордости и начала стараться следовать приказам, я не помню.
- Это заняло больше времени, чем я думала, но ты готова, - довольно улыбнулась паучиха, потирая передние лапки и руки.
- К чему, Хозяйка? – внутри меня все оборвалось, потому что я хорошо знала этот жест. После него никогда не начиналось ничего хорошего.
- До этого была теория, а сегодня начнем практику, - подмигнула арахна и кинула мне какой-то сверток. – Одевай.
Я развернула его и уставилась на полупрозрачные тряпки, которые даже нижним бельем можно было назвать с большой натяжкой. Покосившись на слегка нахмурившуюся Авраксию, обреченно начала стягивать с себя те рубища, что в последние дни заменяли мне одежду. После чего кое-как влезла в выданный наряд.
- Сойдет, - кивнула арахна и направилась к выходу из камеры. – Следуй за мной.
- Да, Хозяйка, - вздохнула я…
Через несколько минут плутаний по дворцовому комплексу, мы оказались в небольшой комнате, практически все пространство которой занимала большая кровать с мягкой периной.
На кровати развалилась огромная туша Короля собственной персоной…
- Нет! - я мгновенно все поняла и, запаниковав, попыталась отступить к дверям, но наткнулась лишь на крепкую хватку паучьих лапок.
- Прошу прощения, Ваше Величество, Вы не возражаете против небольшого сеанса дрессировки прямо во время обслуживания? – раздался учтивый голос твари.
Я попыталась вырваться, но просто не хватило сил – хватка у паучихи была железная.
- Не возражаю, - махнул рукой обнаженный толстяк, почесывая яйца, и расплылся в омерзительной улыбке. – Даже собираюсь поучаствовать…
В шею последовал укол и… что-то пошло не так. Не было привычной боли и потери сознания. Только ноги начали как-то странно подрагивать, а по животу медленно разливалось тепло.
- На сей раз мы сыграем не через боль, а через наслаждение, - прошептала мне арахна на ухо, отчего по телу пробежала волна истомы и я невольно выгнулась, застонав. – А теперь иди и отработай на этом Хозяине все, чему научилась.
- Да, Хозяйка.
Зачем же сопротивляться, когда тебе настолько хорошо, когда каждое прикосновение вызывает просто волну наслаждения, а окружающее кажется таким легким и красивым?!
Я помню все до мельчайших деталей. Все свои действия, все обостренные наркотиком ощущения, все стоны на этой жирной свинье и вкус той липкой дряни во рту...
На следующее утро я впервые попыталась покончить с собой…

The_Doll_House 9.01.17 в 17:37

Минутку...