Вселенная Бездны / Вы призвали не того! (книга 7): Глава 94 - Странный Буратино и лысое помешательство.

Русский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Глава 94. Странный Буратино и лысое помешательство.
[Андрей]
Я удивленно посмотрел на сидящее в клетке нечто.
Это было что-то вроде зеленого манекена – фигура, судя по формам, девушки, состоящая из переплетения зеленоватых стеблей разной толщины с торчащими листиками. На месте глаз были черные круглые бусинки, а отверстий вроде рта-носа-ушей я не наблюдал вообще. Ростом эта штука была где-то метра полтора.
Нечто зашелестело и попробовало подняться на ноги, но не смогло удержать равновесия и тут же с деревянным стуком упало на землю. Полежав немного, оно, встав на четвереньки, подползло к дверце клетки. После этого, сев на деревянную задницу, неуверенно ткнуло корявым пальцем в навесной замок.
- Это, типа, такой намек отпустить тебя на волю? – выгнул я бровь.
Растение кивнуло.
- Пф, - фыркнул я, демонстративно скрестив руки на груди. – И че мне за это будет? Понимаю, была бы какая-нибудь няшка с пятым размером и умелым язычком, а тут, блядь, буквально бревно.
Растение перестало шелестеть и замерло. После чего оглядело себя, совершенно натурально почесало затылок и обреченно поникло.
Я прислушался к ощущениям.
Угроза от этой самки буратино шла, но весьма вялая – для меня она была не опасней обычного гоблина.
- Сэр Андрэ, что там? – раздался у меня за спиной заинтересованный голос Шенери.
Я обернулся.
Юный мстюн стоял позади меня и чуть сбоку, с удивленным выражением рассматривая буратину в клетке. Рядом с ним с кислой моськой застыла моя ручная эльфа, с одинаковой неприязнью косясь как на меня, так и на шелестящий манекен.
Эх, не нравлюсь я эльфе. Надо что-то с этим делать. Ну, или попользоваться пару раз, да сбагрить тому же Шенери, после чего пинком отправить их двоих на какое-нибудь задание. И мне приятно, и они при деле, и обиженная эльфа подальше от моей спины и острого ножичка Жанны. Особой ревности ушастая у меня не вызывала – не успел еще ни привязаться, ни «распробовать».
Пока я размышлял, подтянулись и остальные девушки. Даже Кроконяшка высунула морду из кустов. Правда, только мордой дело и ограничилось – зверюга осоловелым взглядом осмотрела лагерь, после чего сыто рыгнула и рухнула на брюхо, блаженно засопев и пуская на землю кислотные слюни, которые с шипением превращались в зеленоватый дымок, оставляя на месте падения черные оплавленные следы.
Блядь, серьезно? Она НАЖРАЛАСЬ?!
Я невольно посмотрел на небо. Да нет, вроде культиваторы на пердежной тяге не летают, дождя из хохочущих хомячков не наблюдается, а радужные пони не жрут зефирные облачка – значит я не обдолбан, и это действительно на самом деле.
- Пиздец, - констатировал я. – Аптечка, проверь, пожалуйста, нашу Няшу, как бы не заболела.
Жанна удивленно хлопнула глазами, потом вместе со всеми обернулась в сторону Кроконяши.
- Хм… и правда, что-то не так, - пробормотала целительница, прищурившись. – Ладно, мы посмотрим…
- А ну стоять, - я поймал за хвост уже ломанувшуюся следом за ней лисичку. Та пискнула, после чего с надеждой во взгляде повернулась ко мне.
Хм, а ведь извращенка давно не балована… Ладно, это все потом.
- Пока наша штатная разведка в состоянии не стояния, постоишь на стреме, - выдал я ЦУ мелочи.
- А чего я-то, Хозяин?! – захлопала она глазами, явно не горя желанием изображать сову-часового.
- А того, - улыбнулся я, беря ее за мягкие щечки и оттягивая их в разные стороны, - что я так сказал. Будешь ерепениться, засуну шишку в жопу.
Упс, а вот последнее я зря… Уже вижу знакомое блаженно-мечтательное выражение изумрудных глазищ.
- Короче, пахать, мелочь! Потом тебя сменю, - резюмировал я, разворачивая ее спиной и давая волшебного пенделя.
- Тья! - то ли от боли, то ли от счастья, вскрикнула лисица и припустила к ближайшим кустам.
- Смотрю, тебе это все нравится, - раздался сбоку томный голос.
Повернувшись, я невольно сглотнул набежавшую слюну. Химэ, в своем наряде порноактрисы, стояла, чуть подав грудь вперед и скрестив под ней руки, отчего та казалась намного больше реального размера. Хитро прищурив голубые глаза, она чуть склонила голову набок и явно наслаждалась произведенным эффектом.
Я бросил быстрый взгляд в сторону сосредоточившейся на Кроконяшке Жанны. Нет, блин, точно не успею. А если эта плоскодонка застукает меня «в процессе», то как минимум попытается отпилить своим ковыряльником или голову, или, что еще хуже, головку. Почему хуже? Потому что, как говорил один котейка, без яиц жить можно, но грустно.
Ладно, еще успеем, никуда от меня это «богатство» в ближайший месяц не денется.
И тут раздался треск.
Тело на полном автомате перекатом ушло в сторону, и через мгновение я уже стоял лицом к угрозе, слегка пригнувшись и выставив перед собой наконечник копья, испускающий едва заметный черный туман. Как мифическая ковырялка, лежавшая в повозке, стоящей в пяти метрах отсюда, оказалась у меня в руках, я решил обдумать позже. Потому что сейчас назревал очередной северный, пушистый и очень большой песец. Хотя, нет, скорее, зеленый и накачанный.
Рядом со мной так же напряженно застыла Фарра с рапирой, Химэ осталась на прежнем месте, с легким удивлением изучая ситуацию, а возле открытой клетки стояло…
Даже не знаю… Представьте себе Стального Арни в лучшие годы, добавьте ему грудь седьмого размера, поменяйте пол и сделайте чуть-чуть более девчачье лицо. Вот примерно это и стояло, демонстрируя всем обнаженное тело со светло-салатового цвета кожей и темно-зеленой густой копной волос, водопадом спускающейся до накачанной задницы.
Мозг мгновенно прокачал ситуацию, и у меня нервно дернулась щека.
- Кто. Выпустил. Эту. Штуку. Из. Клетки? – раздельно задал я практически риторический вопрос, потому как виновник стоял сейчас рядом с этой самой… штукой (ибо девушкой ЭТО у меня назвать язык не поворачивался), и не сводил с нее абсолютно осоловелых глаз.
- Ты… прекрасна… - с придыханием сказал Шенери, делая шаг к этому косплею Женщины-Халка в исполнении трансгендерного бодибилдера. – Как твое имя, о, прекрасная воительница?
«Прекрасная воительница» перевела абсолютно обалделый взгляд с него на себя, потом посмотрела на нас и очень жалобным баском выдала чисто русское:
- Бляяяяяя…
***
[Эссалитэль Фив]
- Воин должен быть стойким!
- В… воин… дол… жен… быть… стой… ким!
Шлеп!
- Воин должен быть сильным!
- Во… ин… должен… быть… силь… ным!
Шмяк!
- Воин должен быть смелым!
- Во… ин… д… дол… жен… б… быыыыыыыы…
Я из последних сил пыталась отжаться еще раз, но на середине пути руки меня подвели и, с очередным «шмяк», я упала грудью на землю.
- Молодец! Отдыхай пока, - сжалился лысый мастер.
Ну, на самом деле он не лысый, а бритый, но я зову его лысым, потому что он бритый налысо, но лысый мастер обижается когда его зовут лысым, так что зову я его так только про себя, когда лысый бритый рядом, или вслух, когда бритый лысый мастер проверяет других бритых учеников, которые сейчас лысятся на меня, спешно отжимаясь и сверкая своими лысыми бритинами…
- Вставай уже, ученица! Время для бревен! – прервал мои размышления голос лысого мастера, который, скрестив руки, стоял рядом и, приподняв одну кустистую бровь, которая яро выделялась на фоне его бритой лысины, поигрывал длинной лысой палкой, которая была, вообще-то, лысой от рождения, в смысле от роста, в-смысле, корней, таких же лысых, как сама палка, только у нее еще когда-то были цветочки и лепестки, которые, вообще-то, тоже были лысыми, потому что волосатых цветочков или листиков не бывает, насколько я помню…
- Ученица, не тормози, - лысый мастер заехал мне по бедной попке лысой палкой.
- Ай! – вскрикнула я, тут же вскакивая на ноги и бегом устремляясь к бревнам, чьи обструганные лысые тушки раскачивались посреди двора на длинных цепях, подвешенных на таких же лысых столбиках, которые очень сильно напоминали мне кое-что лысое, которое я никак не могу забыть, и чью лысую головку вижу каждый раз, закрывая глаза, из-за чего не могу нормально спать и просыпаюсь постоянно мокрая внизу, там, куда этот лысый вторженец однажды вторгся своей лысиной…
- Шустрее!
Шлеп!
- Ай!
Лысый бритый мастер, сверкая лысиной под взглядами толпы отжимающихся лысых учеников, догнал меня и опять огрел облысевшей палкой по бедной попе, которая лысая с рождения, в отличие от остальных лысых парней, которые так и пялятся на мою бедную грудь, которая уж точно никогда не была волосатой, потому что волосатой, грудь бывает только у лысых мужиков, которые…
Шлеп!
- Ай! Лысый мастер, за что?
- Кто лысый?
- Ой, простите, бритый лысый мастер, я не хотела обидеть вашу лысину!
Шлеп!
- Три круга по бревнам! – взревел лысый бритый мастер, размахивая своей бритой налысо палкой, и грозя очередным шлепком по моей несчастной попке, пока его лысые ученики с трудом удерживались на волосатых руках, почему-то дрожа и тихо хрюкая, что было очень странно, потому что они хоть и лысые, но не свиньи, и очень-очень сильные лысые, поэтому их волосатые руки не могут начать дрожать после всего лишь сотни отжиманий, но, тем не менее…
- Ай!
Я слишком сильно задумалась о парадоксальности лысых и меня снесло с бритого крутящегося бревна другое бревно, но не лысое, а волосатое, потому что было обшито соломой, чтобы не повредить сильно лысых учеников бритого мастера, которые будут проходить это испытание для становления более лучшими лысыми учениками, чтобы когда-нибудь занять место своего бритого лысого мастера и тот, наконец, смог бы, как он говорит, спуститься с этих гор и спокойно пойти «гонять и сувать лысого», чтобы это не значило…
За размышлениями о сути лысины, и иногда проскальзывающими воспоминаниями о ненавистном лысом органе одного волосатого мужлана, который я поклялась вырвать вместе с волосатыми шариками, крепящимися к этой лысой штуковине, которая забавно брызгает вкусной жижей, я провела остаток вечера, бегая по лысым бревнам и иногда спарингуясь с лысыми учениками бритого лысого мастера, которым это почему-то, по словам лысого мастера, очень придавало сил для дальнейшего пути совершенствования в искусстве лысой вспышки и лысого блуддизма, а мне было хорошей практикой в противостоянии лысому врагу, который пытался меня повалить и облысить…
Вернувшись в свою келью после купания в речке и ужина, состоящего из супа из лысых бобов, которые готовил наш добрый лысый повар с, как говорит лысый мастер, «самым большим лысым другом», чтобы это ни значило, я достала из-под подушки портрет того волосатого мужлана, который нарисовала по памяти еще в первый день своего опорочивания его лысым органом, и начала разглядывать детали лица и тщательно зарисованного, почти лысого тела с лысой штуковиной, старательно обновляя в памяти образ этого порочного гада, которого я поклялась уничтожить во чтобы то ни стало, попутно пытаясь успокоить рукой странный зуд в своем животике, который возникает каждый раз, когда я смотрю на этот портрет или на не совсем лысые тела совсем лысых учеников нашего бритого лысого мастера…
- Ах-ха! – по моему почти лысому телу пробежалась волна жара, ударив в, слава Светлоликому, не лысую голову, вымывая все мысли и тяготы прошедшего тяжелого тренировочного дня с толпой лысых учеников бритого лысого мастера, и вновь всколыхивая в памяти ту самую ночь, когда я поклялась оторвать этот лысый орган от не совсем лысого тела этого волосатого гадааааааа… - Аха!!!
Полежав какое-то время на спине, я поняла, что больше не могу ждать, и мне требуется прямо сейчас лететь и исполнять свою месть, ведь я тренировалась уже достаточно долго, даже подняла свою силу и навыки рукопашного боя в Истинно Лысом Стиле, так что этого должно хватить, чтобы попытаться одолеть этого волосатого гада и его лысый орган, а если нет, то я потерплю поражение и… и… а потом…
Все, пора лететь!
Быстро покидав немногочисленные вещи в рюкзак с эмблемой школы Лысого Кулака, я выскочила на улицу и увидела возвращающегося с купания бритого лысого мастера.
- Бритый лысый мастер! Как хорошо, что я вас встретила! – обрадовалась я, подбегая к нему, на ходу расправляя крылья. – Спасибо вам за наставления и обучения, лысый мастер, но сегодня я собираюсь последовать зову своей судьбы и попытаться одолеть лысого монстра, который победил меня однажды и вынудил искать силы, из-за чего я попала в вашу замечательную школу Лысого Кулака и познакомилась со столькими лысыми…
- Фив, - прервал меня мастер.
- Да, лысый мастер?
- Просто вали уже, - лысый бритый мастер отвесил мне с разворота пинка, отчего я подлетела вверх и отчаянно заработала крыльями, пытаясь выровнять полет, который постоянно нарушала тянущая к земле грудь, которая из-за постоянных воспоминаний о лысом органе и частых массирований стала еще больше и мешала правильно словить баланс, потому что постоянно колыхалась и смещала мне в полете центр тяжести, из-за чего я иногда приземлялась головой вниз, демонстрируя лысым ученикам свою несчастную лысую попку, которая все никак не может забыть тот лысый орган, который долго издевался над ней той страшной ночью…
- Фив! – крикнул лысый мастер, когда я все-таки перестала кувыркаться в воздухе и сумела выровнять полет. – Если что, возвращайся, тут всегда тебе рады.
- Да, лысый бритый мастер!
И я устремилась вперед, сверяясь курсом с компасом, который почему-то очень напоминал лысый персик, навстречу своей мести лысому органу и его волосатому хозяину, чтобы или победить их, или бесславно сгинуть в бою, вновь пав его жертвой…

The_Doll_House 12.12.16 в 11:17

Минутку...