Paradise of Demonic Gods / PDG / Paradise of the Demons and Gods / Рай Демонов и Богов

0Глава 143 Первое убийство
"Медленно, медленно, слишком медленно!".
Начиная с пяти лет, стоило мне открыть глаза, как тут же я начинал слышать крик своего мастера. Громкий и протяжный, как у льва.
Я – член Гарсии. У нас, в Гарсии, все мальчики начинают свои тренировки с 5 лет.
Говорят, меня родил гепард. По сравнению со всеми этими людьми, рожденными медведями, волками и собаками, я гораздо быстрее. Никто, даже я не знаю, кем был мой отец.
Людям Гарсии не нужны родители; нам нужны товарищи.
Бег с дополнительным весом, стрельба из лука, бои на копьях, мечи и сабли... Все это слишком просто для меня.
Мы сражаемся со львами и тиграми в лесу и боремся с медведями, балансируя на плавающих льдинах. Мы строим огромные корабли и путешествуем по морю, чтобы сражаться с другими солдатами и морскими пиратами.
"Медленно, очень медленно!"
Голос учителя до сих пор раздается в моей голове. Он заставлял меня бить быстрее, ускоряться, затем ускоряться снова, просил меня наносить удары сильнее и ожесточеннее.
Ошибка стоит жизни.
Все больше людей погибает на наших тренировках, но каждый год, учеников становится только больше.
Мы - Гарсия. Мы – рождены воинами и благословлены Богами. Мы просим свежей плоти; мы просим войны. Война – наша природа. Мы получаем наслаждение, сражаясь с другими людьми.
"Медленно, медленно!"
Учитель кричит слишком громко. Из-за его ежедневных криков у меня болит голова. Порой мне кажется, что во время одного из путешествий по воде, ко мне в ухо заполз морской червь и теперь он просится наружу.
Тогда я беру нож и разрезаю себе голову, тщательно проверяя, нет ли там чего – к сожалению, червяка я так и не нашел. Учитель и правда слишком громкий.
"Медленно! Медленно! Очень медленно! Яхр, ты слишком медленный!"
В этом году мне исполнилось 30. Наконец, я перестал слышать голос своего мастера – я отрезал ему голову и теперь она висит на моем поясе.
Он говорил, что я медленный, и мне пришлось показать ему, насколько быстро я могу атаковать. Теперь он уже не скажет, что я недостаточно резвый.
Сейчас, в полной тишине, я могу слышать звуки, которые не слышал с самого своего рождения; звуки частиц Эфира.
Все мои ровесники давно превратились в груды костей.
Я догоняю ветер и мчусь за светом. Я убиваю самых сильных зверей на земле и охочусь за самыми страшными тварями в океане. Я становлюсь все быстрее и быстрее, а мир вокруг меня становится все медленнее и медленнее...
Пять лет назад, когда я вернулся домой, меня прозвали Мумукеей…
Шуух!
Нечто острое пронзило воздух. Едва заметный порыв ветра, электрический разряд, или, может быть, просто иллюзия.
Почувствовав, как немеет тело, Рыцарь, что с густой бородой оглянулся. Все, кто находился с ним рядом, с удивлением смотрели ему в лицо и, не понимая реакции окружающих, он спросил - "Что произошло? Почему вы все так на меня смотрите?".
Не дождавшись ответа, в следующую секунду он в прямом смысле разлетелся на кусочки. Кровь и его внутренние органы оказались выброшены наружу и окрасили всех в красный цвет.
Местность оглушил страшный вопль.
Рея, заметив, что удар пришелся со стороны противника, крикнула своим товарищам - "Это был Мумукея! Все в группу! Активируйте Силовые Поля!".
Следуя приказу, все выстроились в кучу и активировали Силовые Поля на полную мощность. Общими усилиями, им удалось подвергнуть контролю даже самый маленький участок пространства в радиусе десяти метров. Иными словами, их текущая общая сила была равна силе одного Подтвержденного Рыцаря
Пока все держали строй, лысый Рыцарь не мог прийти в себя. Наконец, очнувшись от шока, он выхватил саблю и понесся навстречу врагу:
"Мумукея! Иди сюда! Я убью тебя! Я тебя убью!".
Джек, удивленно - "Этот мертвый парень был его младшим братом…".
Рея, со злостью - "Вернись, идиот! Помереть вздумал?".
Злобные выкрики не помогли. Размахивая саблей, лысый посылал навстречу противнику потоки ветра. Срубив на своем пути уже около десятка деревьев, он безостановочно кричал - "Выходи, Мумукея! Сразись со мной! Разве ты не хотел нас всех убить? Выходи, дерись со мной!".
Знакомый силуэт промелькнул вновь. На этот раз его удалось увидеть всем – силуэт представлял из себя размытого, едва заметного воина. Начертив в воздухе длинную черную линию, он ударил впавшего в истерику Рыцаря.
Лысый, конечно же, моментально упал на землю. Обе его ноги оказались сломаны и, крича от невероятной боли и не имея возможности встать, он стал кататься по траве.
Вэй Лонзи, что носил черную одежду, спокойным голосом бросил - "Я спасу его".
"Ты совсем из ума выжил!?", - нахмурилась Рея - "Он специально не убил его, он ждет, пока мы выйдем на помощь! Нам нужно держать силовое поле всем шестерым!".
Затем, немного поразмыслив, она добавила - "Все вместе, мы медленно подойдем к раненному и накроем его своим куполом из Силового Поля".
Так они и сделали. Аккуратно посылая энергию для поддержания Поля, все шестеро разом двинулись к кричащему Рыцарю навстречу.
Однако, стоило им преодолеть расстояние в десять метров, как в воздухе раздался уже привычный свист. Выругнувшись, Джек посмотрел на порез, что теперь красовался на его руке.
Необычный голос, на ломаном Общем Языке, крикнул - "Медленно! Медленно! Слишком медленно! Вы, ребята, недостаточно быстрые!".
Рея, со злобой - "Он проверяет, насколько крепкое наше Поле. Нам нельзя двигаться дальше".
Шестерым, для поддержания полноценного поля, просто-напросто не хватало энергии. Стоило им сделать шаг, как в куполе моментально появлялись слабые зоны.
И, тем не менее, способности человека со второй профессией не были сравнимы с силами, пусть даже нескольких людей с первой.
Даже если их группа останется на месте, рано или поздно силы их покинут. Тогда-то, Мумукея и выпустит наружу свой клинок снова.
Купол окружили уже знакомые силуэты. Они были везде. Сначала начал раздаваться оглушительный звон металла, а затем и вовсе – полетели искры.
Клинок Мумукеи проходил вскользь по Рыцарским накидкам группы, по их броне и их оружиям.
Безусловно, Силовое Поле помогало сдерживать основную ударную мощь, но ужасающая сила Мумукеи очень изматывала обороняющихся. К тому же, даже от таких ударов на их теле появлялись кровоточащие раны.
Если бы Рыцари не объединились в группу и не создали купол радиусом в десять метров, Мумукеи не пришлось бы то входить в него, то выходить – дабы не попасться в ловушку. В противном случае, все они уже давно были бы мертвы.
Время шло, сил оставалось все меньше, а ран на теле рождалось все больше. Прогнозы были неутешительные и, очевидно, в будущем все могло стать только хуже.
Подобно совиному крику, до них доносился голос Мумукеи:
"Мееедленно, мееедленно, мееедленно…
"Вам от меня не скрыться".
Рея, крича - "Уходим! Если будем стоять тут и дальше, то непременно погибнем!".
Держа Силовое Поле, все шестеро начали отступать. Скорость их была сравнима разве что с черепашьей, в то время как Мумукея, подобно пчеле, носился вокруг них, нанося свои острейшие уколы сквозь оборону.
Раны появлялись одна за другой, кровь стекала все быстрее, а бордовая лужа под их ногами становилась больше.
Джек, хотя и жутко нервничал, с самого начала их обороны, не спускал с Синцзянь глаз. Он ждал и надеялся…
0Глава 142 Опасность
В те дни, когда война разгорелась особенно сильно, а Западный Гаррисон безостановочно просил о подкреплении…
…Джек покинул поле боя и вернулся в Кирст, к себе домой.
Он стоял сбоку. Маленький, деревянный домик. Глядя на теплый свет, вырывающийся из его окон, Джек думал о своей жене и дочери. На его лице проскочила нелепая улыбка.
Дверь со скрипом отворилась, и он вошел - "Алиса, папочка дома! Ребят...".
Переведя свой взгляд в главную комнату, Джек замер:
"Кауниц...".
Кауниц, разодетый в красную накидку, широко улыбался, сидя на стуле. На руках у него лежала Алиса. Она крепко спала и была похожа на маленького и беззащитного котенка.
Жена Джека, дрожа от страха, сидела на коленях рядом. Завидев пришедшего мужа, она разразилась горькими слезами.
Кауниц, глядя на холодное выражение лица Джека стал улыбаться еще шире. Поглаживая его дочь по головке, он начал - "Давно не виделись, Джек".
Немного успокоившись, он ответил - "Чего ты хочешь, Кауниц?".
Ведя пальцем по щеке его дочери, Кауниц сказал - "Я лишь хотел посмотреть, насколько сильно ты любишь свою жену и дочь".
Джек, спокойно - "Если ты атакуешь семью Рыцаря, Рыцарская Ассоциация этого тебе не простит. Клан Трессии погрязнет в позоре из-за таких новостей...".
"Что, серьезно?", - улыбался тот - "Ну, так или иначе, я могу убить свой клан, и хлопот он мне приносить не будет. А ты бы смог сделать то же самое со своей семьей?".
Сказав это, он взмахнул рукой, и пальчик Алисы шлепнулся на пол. Сквозь сон, девочка нахмурилась. Он сделал все настолько четко, что ребенок не проснулся от жуткой боли и вообще ничего не заметил.
"Нет!", - зарыдала жена Джека, однако, получив грубую пощечину, тут же рухнула на пол. Слезы текли, но она продолжала молча наблюдать за Кауницем.
Резким рывком, Джек накинулся на него, но тут же был остановлен Силовым Полем. Кауниц, доведя до совершенства Адское Неразрушимое Тело, и сменивший человеческую кровь на драконью, не считал Джека за равного для себя противника.
Глядя на Джека, висящего в воздухе и, подобно лягушке, дергающегося от боли, его жена зарыдала - "Прошу, отпустите нас... Прошу Вас...".
Покачав пальцем, Кауниц посмотрел на бледного от ярости Джека и сказал - "Не нужно так переживать. Это всего лишь пальчик... Но, если вы не будете меня внимательно слушать, следом она может потерять что-нибудь еще...".
Пересилив гнев, Джек успокоился и впился в него взглядом - "Ну и чего же ты от нас хочешь, а?".
"Небольшое одолжение", - улыбаясь, Кауниц швырнул ему пакет с мазью - "Если встретишь на поле боя Синцзянь, просто передай ему это".
Потупившись некоторое время, Джек закричал - "Даже и не думай об этом!".
Ничего не ответив, Кауниц провел по руке его дочери пальцем. Моментально, на ее коже остался след. Кровь текла обильным потоком.
"Нет!", - каталась по полу в истерике его жена. Зажав рот обеими руками, она изо всех сил старалась сдерживать крик.
Мускулы и внутренняя энергия в теле Джека начали вздымать волны, его Силовое Поле вырвалось наружу, пытаясь дать отпор силе Кауница. Однако, шансов на сопротивление у него не было. Поле его противника, давило на него с такой силой, с какой могла бы давить разве что целая скала.
Кауниц, спокойно - "Джек, я же не шучу. Думаешь, у тебя есть выбор? На Синцзянь положил глаз Первый Принц – будущий правитель всего сущего. Ты что, правда считаешь, что Синцзянь так просто от него отвяжется?
"Я пришел к тебе и даю всего лишь два выбора. Первый – ты принимаешь предложение и становишься верным человеком Первого Принца. Твоя семья живет дальше и не знает никакого горя.
"Второй – я убиваю вас. Более того, твоя семья перед смертью будет испытывать такие муки, какие тебе не снились и в страшном сне.
"Какой из вариантов тебе больше нравится?".
Холодно рассмеявшись, Кауниц покачал пальцем и добавил - "Джек, выбора у тебя быть не может. Слабый, перед лицом сильного, не может иметь такое право ", - закончив, он взял в одну руку Алису, а в другую жену и провалился в тень.
"Раскроешь наш секрет – они погибнут. Доложишь в Академию – они погибнут. Встретишь Синцзянь, но не отдашь ему мазь – они тоже погибнут. Все твои действия, противоположные нашему договору, приведут к смерти твоей семьи.
"Не к простой смерти. Я продам их в самый грязный бордель, где их будут насиловать самые грязные разбойники. А когда их плоть станет настолько гнилой, что к ним не посмеет притронуться даже самая последняя дворовая шавка, я выброшу их в сточную канаву.
"Не нужно фокусов, Джек. Возможности Принца гораздо выше, чем ты можешь себе представить.
"Твои одноклассники, твой мастер и даже верхушка Империи – все они давно уже с нами.
"У тебя нет выбора, Джек".
Едва Джек поднял ногу и собирался проследовать за ним, как Силовое Поле тут же пригвоздило его к земле. Поднявшись на одно колено, он беспомощно наблюдал, как жену и его ребенка уносят во тьму. Мускулатура его тела еще сопротивлялась давлению, однако, оно было настолько сильным, что даже кости скоро начали трещать.
"Там ведь люди, что проверяют его еду… Как я вообще смогу передать ему отраву!".
Дрожа от беспомощности, он смотрел в то самое место, где скрылись Кауниц и его семья. С лицом полным страха, он услышал приближающийся из темноты ответ:
"Ха-ха-ха, не волнуйся. Едва начнется битва, у тебя появится куча возможностей сделать это!".
За этой фразой, из темноты, прямо перед Джеком, выпал, пахнущий серой листок. Слова Кауница еще отдавались эхом в голове, но Джек все понял сразу:
"Тетрадь Дьявола?".
"Думаешь, принимать предложение, или нет?", - усмехнулся голос Кауница в его голове - "Это Договор Чистилища, что создал сам Принц. Подписывай его. С его помощью мы узнаем, когда ты передашь Синцзянь лекарство. Однако, и в случае, если ты попытаешься раскрыть нашу тайну, мы узнаем об этом тоже".
"Поле битвы ведь такое большое! Как я найду его в одиночку!"
"Подписывай контракт. Найти его мы тебе поможем".
Натерев на себя лекарство, Синцзянь и правда почувствовал себя гораздо лучше. Эффект от мази Адской Долины оказался даже больше, чем он мог ожидать. Поврежденные Органы вновь наполнились энергией. Даже кровь, энергия и нервы, что заживают обычно долго, начали восстанавливаться.
Глубоко вдохнув, и затем, выдохнув, он почувствовал привкус крови. Хороший знак – значит, что кровь в его теле начала сворачиваться и испаряться.
Глядя на то, как мазь действовала на Синцзянь, Джек очень удивился.
Издалека, в то же мгновение раздался крик. Джек, заметив приближающую опасность, тоже стал кричать - "Он здесь! Мумукея здесь!".
Тем временем, Кауниц, заметив, как свиток в его руках стал тлеть, холодного рассмеялся.
Синтия – “Он так долго его искал, неужели справился?".
Кауниц, Ребекка, Синтия и ее муж, сорвались с места и побежали навстречу к Синцзянь. Их разделяло всего лишь несколько километров.
0Глава 141 Лекарство
Во время путешествия, Синцзянь удалось узнать своих новых спутников получше.
Все они прибыли из Латандерской Академии и являлись Рыцарями 19 уровня, завершившими свой переход по первой профессии 5 лет назад.
Девушке с зелеными волосами было то ли 28, то ли 29 лет, она являлась действующим лидером команды. Звали ее Рея, и специализировалась она на луке. Лицо ее всегда украшала добродушная и мягкая улыбка, но, несмотря на добрый вид, трое остальных ее всегда и во всем поддерживали.
Парня в тяжелой металлической броне, как уже было известно, звали Тай Лонг. Он отлично владел двумя топорами и имел силу в 80 очков. Двигаясь в тяжеленной броне по полю боя, он напоминал настоящий огромный танк.
Худощавого парня звали Гранд. Как ни странно, он специализировался на скрытности и атаке исподтишка. Скорость его составляла 85 очков и была равна нынешней скорости раненого Синцзянь.
Парнем в черной накидке, что назвал Синцзянь балластом, был Вэй Лонзи. Из-за его одежды, Синцзянь было трудно предположить, какими способностями он обладает. Однако, судя по черным волосами и карим глазам, этот человек определенно был родом с запада.
Также, можно было предположить, что из всей группы, он был сильнейшим в ближнем бою. Вывод такой сделал Синцзянь исходя из того, что Лонзи постоянно оглядывался и искал ловушки.
Группа не поинтересовалась именем Синцзянь. Скорее всего, они посчитали его новичком, и знать его имя им было не интересно.
Ну и сам Синцзянь, раз уж они не спрашивали, не видел никакого смысла называть себя.
Чем ближе они подходили к Кремлевскому Побережью, тем больше становилась вероятность встретить на пути врагов. Внимание их стало работать лучше, а скорость начала постепенно набирать обороты.
Впрочем, натолкнуться на противников им так и не удалось. Но даже при этом, передвигаясь в полном напряжении, и без боя можно было заметно вымотаться.
Глядя на израненного Синцзянь, который, не смотря ни на что не отставал, худощавый Гранд усмехнулся - "Детка, а ты неплох. Подумать только, все еще не отстал... Если вдруг устанешь – скажи нам. Не нужно так переусердствовать".
Синцзянь не ответил. Все его внимание было сконцентрировано на работе мускулатуры, циркуляции внутренней энергии и крови, и активации специальностей Внутреннего Лечения и Внутренней Тренировки. Таким образом, вместе с Начальным Берсерком, он мог лечить себя значительно быстрее.
Трое остальных тоже обернулись и даже подумали, что для своего уровня Синцзянь невероятно хорош. Израненный, едва завершивший свой первый переход по профессии, он до сих пор мог следовать за ними на такой скорости... Он, по их мнению, должен был быть, очень талантливым молодым человеком.
И, тем не менее, они все еще сомневались в его атакующей мощи. Даже самый выдающийся воин навряд ли мог тягаться с самим временем. Даже самый талантливый новичок ни за что не смог бы одолеть в поединке старшего Рыцаря.
Для них Синцзянь, путешествующий весь в ранах по полю боя, ничем не отличался от тех Великих Воинов Демонов, которых они убивали прежде.
Конечно, в открытую о силе Синцзянь никто из них не говорил. Однако, было принято негласное решение, исходя из которого все четверо, в случае боя, будут прикрывать тыл новичка.
Пробежав в таком напряженном темпе около двух часов, Рея, наконец, остановилась и махнула рукой. Все тут же повиновались ей и тоже прекратили свой путь.
Примкнув к земле, она стала рассматривать свежие следы крови - "Еще совсем влажная. Вы, парни, стойте здесь, а я на разведку".
Прыгнув, подобно обезьянке, она моментально забралась на верхушку ближайшего дерева. По мере того, как она изучала ближайшую территорию в несколько тысяч метров, цвет ее глаз медленно менялся.
В конце концов, девушка уловила три путешествующие фигуры. Затем, спрыгнув на землю, она сказала - "Там три человека, судя по всему, они бегут прямо к нам навстречу. Они Рыцари. Мы обязаны их встретить".
Рея ринулась вперед, а остальные по-прежнему покорно следовали за ней.
На ходу, она продолжала - "Вэй Лонзи, иди вперед, будешь нашим прикрытием. Тай Лонг, ты иди назад. Гранд, за мной. А ты, новичок, стой в центре и помогай нам".
Говорила она достаточно быстро, но и члены ее команды реагировали немедля – Вэй Лонзи возглавил отряд и пошел вперед, Гранд остался рядом с Рей, а Тай Лонг, полностью экипировав свою броню, отправился назад.
Синцзянь оказался в центре. Мотивировали это тем, что он должен помогать остальным, но на самом деле, будучи самым неуклюжим из группы, он встал в самое безопасное место. Прямо об этом говорить никто не стал, но все это было итак очевидно.
Синцзянь не был против своего положения. Какой смысл злиться или оставаться недовольным, если о тебе беспокоятся? Он просто продолжил регенерировать свое тело. Каждая спасенная секунду давала ему новое доступное очко ловкости.
Таким образом, группа, набрав свою максимальную скорость, уже спустя минуту настигла блуждающих Рыцарей.
Кто-то из троицы, завидев в центре приближающейся группы Синцзянь, закричал - "Синцзянь, и ты здесь?!".
Со свистом, прямо около них, в землю вонзилась стрела. Рей холодно крикнула - "Стоять. Для начала скажите, кто вы такие и что вы тут делаете".
Рыцарь, что узнал Синцзянь, ответил - "Я – Джек из Академии Кирста".
Один из спутников Джека имел густую и длинную бороду, а второй был абсолютно лысым. У него не было даже бровей. Они оба являлись выходцами Академии Зеленого Нефрита. Человека с бородой звали Дупа, а того, что был лысый - Валес.
Рея, обернувшись к Синцзянь - "Знаешь этого Джека?"
Тот кивнул - "Знаю. Он мой одноклассник".
Выслушав ответ, девушка одобрительно кивнула. Узнав о троице чуточку больше, она продолжила допрос - "Ну и что вы тут делаете втроем? Почему не отдыхаете? От кого-нибудь убегаете? Кто-нибудь гонится за вами?".
Джек, второпях - "Вообще, у нас была группа из семнадцати человек, сформированная из учеников двух Академий. Однако, Черные Демоны напали на нас и мы были вынуждены отступить. Лидером вражеского отряда был Мумукея. Он и сейчас преследует нас. Инструктор пообещал задержать его, но мы и понятия не имеем, чем там все закончилось".
Хотя Мумукея и был 20 уровня, он, так или иначе, имел вторую профессию. И обычному Рыцарю справиться с ним было невозможно.
Доклад Джека привел остальных Рыцарей в глубочайшее изумление. Разница между воинами с первой профессией и воинами со второй была сравнима разве что с разницей между обычным Рыцарем и простым человеком!
Брови Синцзянь сдвинулись. Однако, вспомнив о своих ранах, он прикрыл глаза и сконцентрировался на лечении.
Рея, выдержав паузу, сказала - "Мумукея – скоростной воин. Нам нужно поторопиться, иначе он нас догонит. И путь нам нужно выбрать другой...".
Пока она говорила о том, что необходимо перевыбрать путь и начать убегать от Мумукеи, сдвигаясь ближе к отрядам Империи, Джек подошел к Синцзянь - "Ты ранен, Синцзянь?".
Не поднимая век, тот кивнул.
Некоторое мгновение Джек молчал. Затем, его глаза блеснули из сумки он достал непонятное лекарство. Улыбаясь во весь рот, он снова обратился к другу - "Синцзянь, это лекарство Адской Долины. Не менее популярное, чем их отравы. Просто используй его, и твое тело восстановится полностью уже совсем скоро".
Открыв глаза и осмотрев предложенное Джеком Лекарство, Синцзянь согласился - "Попробуем".
Лекарство оказалось мазью. Джек помог нанести его на тело и уже спустя несколько секунд, Синцзянь стал чувствовать приятный холодок. Следующим ощущением стало пощипывание, похожее на приятный массаж, какой могли бы только сделать тысячи маленьких ручек.
Раны стали затягиваться, и заметив это, Синцзянь закрыл глаза и сконцентрировался на лечении. Джек, окидывая его взглядом и не вынося чувства вины, сжал свои кулаки так, что они побелели…
0Глава 140 Группа
Не желая вводить себя в неловкое положение, Фан Вэй сменил тему - "Как жаль, что Академия разбирается в законах сразу двух наших миров. Иначе, можно было бы привести сюда целую армию, в купе с межконтинентальными баллистическими ракетами, и разнести тут все к чертям. Сейчас все было бы совсем иначе. Все, приготовленное нами на данный момент было бы не нужным мусором, нам бы не пришлось оставаться здесь так долго и изучать физические законы этого мира".
Покачав головой, его собеседница с недоумением посмотрела на него - "Фан Вэй, не нужно недооценивать людей из этого мира. Признайся себе, что их тела развиты лучше. Если бы не помощь Злых Богов, мы бы ни за что не заняли эту территорию.
"К тому же, законы двух миров слишком глубокие. Чем дольше ты пытаешься в них вникнуть, тем большую разницу начинаешь чувствовать. Не подумай, что я плохо отношусь к Научной Академии, но им и правда не стоит посылать сюда ядерные бомбы еще, как минимум, несколько столетий.
"Даже с таким оружием мы окажемся бессильны против Воинов Божественного Уровня. Если только они вздумают ворваться на Землю и устроить резню, остановить их смогут лишь Великие Маги… Хотя, и для них это будет очень трудно".
Взгляд Фан Вэй переменился в лице. На черно-белом экране, куда транслировалась картинка с поля боя, появился человек с мечом в руках. Он мягко приземлился, упав прямо с неба.
"Этот человек... Мне кажется, я его где-то уже видел...
"Фан Синцзянь?"
Леди, услышав бормотания Фан Вэй, нахмурилась. Из ее тела вырвалось намерение убийства, казалось, где-то рядом рычал голодный и кровожадный тигр.
"Уверен, что это он?"
Вэй, с небольшим сомнением - "Очень похож, но различия все же есть. Вероятно, он несколько изменился. Я же слышал, что Кэролайн из Клана Онассис убила его... Как он тут оказался?"
Девушка - "Похоже, он не только выжил, но и заручился помощью Империи, став Рыцарем. Истинный ублюдок из Другого Мира. Как иначе он смог бы изучить все эти техники??
"Из-за того, что он пропал без вести, Фан Синчэнь в качестве помощника мага взял моего брата!
"У Синчэнь был талант, и противопоставить этому я ничего не смогла.
"Вот получу Божественный уровень и спасу брата. Но для начала я притащу Бабуле Фан Синцзянь. Пусть она расправится с ним лично".
Основным регулятором правил для их семьи всегда оставалась Бабуля. Она выгнала большинство родственников из Главной Резиденции, оставив там лишь себя и своих внуков и никто, при этом, не был против.
Если бы Фан Уань не была столь выдающимся учеником, она бы не попала в Другой Мир, и никогда не получила бы шанс на такой быстрый рост.
Также, она знала, насколько ситуация с Синцзянь выводит Бабулю из себя. Если она сможет поймать злосчастного юношу и привести его обратно, ее положение в семье станет иным – ее слова будут весить гораздо больше, а поставляемые ресурсы Клана Фан станут лучше.
Да и вообще, если бы Синцзянь не сбежал тогда, завербовали бы ее брата?
Чем ближе по возрасту кровь помощника мага к самому Магу, тем большую помощь он может оказать. Если бы Синцзянь в тот момент оказался рядом, ее брата ни за что бы не тронули.
Пока девушка вела беседу, воздух вокруг нее начал дрожать, а тигриный рык теперь уже слышался достаточно отчетливо.
Фан Вэй, заметив это, закричал - "Фан Уань, нам нельзя в это вмешиваться! Если ты пойдешь, и тебя заметит Империя, у нас будут большие проблемы, все планы тут же рухнут!"
Картинка прибора, тем временем, показывала, как Синцзянь активирует Границу Отрицания. На мгновение, изображение пропало, но затем на экране появилась совсем иная картинка; два Воина Гарсии лежали в крови.
После увиденного, в глазах Уань появилась окончательная уверенность в своих намерениях - "Он убивает Великих Воинов, он на верхушке первой профессии. Для меня поймать его будет совсем не трудно. О чем вообще может узнать Империя?
"Этот парниша – настоящий везунчик. Он не только не погиб, но еще и стал псом Империи. Если мы приведем его к Бабуле, представляешь, какое уважение нас ожидает?".
Бросив заключительную фразу, она окутала тело энергией и резко метнулась в небо, оставляя после себя едва заметные отверстия в облаках:
"Фан Вэй, ты наблюдай за ним через систему слежения и говори мне, куда он движется".
Вэй, обреченно покачав головой - "Этот прибор был создан Научной Академией для исследования законов физики этого мира. Мы можем смотреть только в реальном времени, а отмотать пленку назад и посмотреть, куда он ринулся невозможно. Мы даже общаться с его помощью не можем. Что же, будем надеяться на удачу. Вдруг Великие Воины смогут его задержать".
Синцзянь, тем временем, и не подозревал, что за ним ведется самая настоящая слежка.
Путешествуя еще примерно в течение часа, он наткнула на странные следы. Наклонившись и осмотрев их, он понял, что принадлежали они человеку из армии.
"Одежда у этой Гарсии тоже неважная. Где-нибудь рядом должны быть следы Имперской военной формы".
Оглядевшись, вскоре он нашел то, что искал.
Следуя по протоптанной тропинке, Синцзянь наткнулся на еще одни следы. Они вели к большому и дереву, и стоило Синцзянь подобраться к нему поближе, как вокруг него тут же возникло четыре неизвестные фигуры.
"Ха-ха, Тай Лонг, я же говорил тебе, что кто-то за нами плетется. Твоя броня слишком тяжелая и оставляет хорошо заметные следы!".
Сказал худой парень. Однако, хотя он и был худым, на нем висела Рыцарская накидка, которая, между прочим, особенно подчеркивала его сложение.
Так называемый Тай Лонг был разодет в тяжеленые доспехи, что укрывали все его тело. Выслушав парня, он с криком обратился к Синцзянь - "Кто ты такой? Почему идешь за нами?".
"Разве не ясно? По нему же видно, что он Рыцарь!", - улыбаясь, окинула Синцзянь взглядом зеленоволосая девушка - "Парниша, ты из какой Академии будешь? Что, потерял своих боевых товарищей и заблудился?".
Последний из них – парень в чёрной накидке, пристально наблюдал за Синцзянь издалека. Затем, посчитав его слабым противником, одним рывком взгромоздился на высокую ветку и принялся отслеживать местность вокруг.
Окинув четверых взглядом, Синцзянь ответил - "Я из Кирстской Рыцарской Академии. А вы, ребята?".
"Ооо? Из Кирста? А мы из Латандерской Академии", - все так же дружелюбно улыбалась единственная девушка - "На этот раз парни из Кирста забрали все себе. Знаешь Хамиля? Говорят, он в одиночку убил семерых Черных Демонов! Похоже, у него есть все шансы пройти следующий Региональный Отбор".
Фан Синцзянь покачал головой - "Я бежал до тех пор, пока не встретил вас, и не особо понимаю, что сейчас происходит на поле боя. У вас оружие лишнее есть?".
Тот, что был самый худой, достал из-за спины меч и передал его Синцзянь, спрашивая - "Ты только что завершил переход по профессии? Подумать только, и как тебе не страшно в одиночку ходить здесь? Похоже, ты уже достаточно намучился...".
Синцзянь оценивающе помахал клинком и, не ответив, задал встречный вопрос - "И куда путь держите? Значит, вся Гарсия уже давно отступила?".
"Нет еще", - отвечала девушка - "Мы отодвинули их на Кремлевское Побережье. Туда же и держим путь сами. Говорят, Генерал Олиперф планирует нанести по ним удар в той местности".
Олиперф – генерал Западного Гаррисона, один из лучших полководцев. И, между прочим, именно его Хуан Линь некогда просил преподать уроки Волн для Синцзянь.
Не дождавшись никакой реакции, девушка продолжала осматривать своего нового знакомого. Глядя на ожоги на его теле и грязную накидку, она закачала головой - "В общем, ты пойдешь с нами. Если продолжишь один – Черные Демоны точно тебя схватят!".
Парень, что сидел на ветке, с безразличием вмешался - "Нет у нас времени возиться с ним. Он ведь медленный, как улитка".
Девушка, улыбаясь - "Он же сумел сюда добраться в одиночку? Значит и обузой для нас не станет".
Глядя на Синцзянь, парень на ветке тяжело и обреченно выдохнул - "Если будешь отставать, ждать мы тебя не станем".
Синцзянь, не менее безразлично - "То же могу сказать и про тебя", - взмахом руки, он выкинул свой старый меч и сунул в ножны новый.
Затем Синцзянь снова окинул их взглядом. Он был ранен и не знал точной дороги к побережью. Кроме того, дальше Черных Демонов должно было быть больше. Наиболее верным вариантом для него, было объединение с группой.
Девушка, уже смеясь - "Ну ладно, двинули! Если опоздаем, нам ничего не достанется. Мне нужно убить больше Черных Демонов…".
0Глава 139 Знакомство
Глядя на заживающие раны, Синцзянь, думая про себя, покачал головой - 'Скапливая очки потенциала, я отказался от Границы Отрицания, и вот, к чему это привело. Подумать только, каких же страданий мне принесло это ранение... Не стоит недооценивать воинов с первой профессией'.
За все время преследования Мумукеи, Синцзянь часто приходилось драться со случайными отрядами Черных Демонов. Попадались, конечно, и обычные Рыцари, но те, игнорируя Синцзянь, проходили мимо.
Опыт постепенно рос. К настоящему моменту Синцзянь был 14 уровня, и имел 87.9% очков опыта. Скорость совершенствования была даже выше, чем он планировал получать, убивая чудовищ.
Как и ожидалось, наиболее верным способом роста оказалось убийство Рыцарей своего же уровня. Жаль, что возможность убивать людей появляется не так часто, как хотелось бы.
Ловкость Синцзянь достигла значения в 134+5 очков, дав ему скорость, вероятно, в несколько раз большую, чем у всех существующих ныне Рыцарей с первой профессией. Синцзянь был очень быстр. Но плохо было и то, что имея 139 очков ловкости, ему приходилось претерпевать недостаток других характеристик. Все они были не выше 50-60 очков. Безусловно, это мешает отображать максимально допустимую скорость передвижения, если бы не Граница Отрицания, пользоваться 139 очками ловкости у него бы просто не вышло.
Ловкость отвечала за способность реагирования и сокращения мышц за наиболее короткий промежуток времени. Если человек обладает завышенной ловкостью, но не имеет достаточно силы, реакции или гибкости, он не сможет бороться с сопротивлением воздуха, не сможет передавать через мышцы энергию и сопротивляться давлению, что испытывает человеческое тело на высоких скоростях. Не говоря уже о реакции, благодаря которой человек и получает способность пользоваться собственной скоростью.
Так и получалось, что имея невероятную ловкость, пользоваться ею Синцзянь мог лишь благодаря Границе Отрицания.
И, между прочим говоря, Граница Отрицания тратила до 1000 очков потенциала в секунду! Поэтому Синцзянь и не собирался использовать эту способностью постоянно.
Благодаря Технике Верховного Повелителя Бури, Синцзянь также получил возможность значительно превосходить скорость звука. С одной только ее помощью, он мог превзойти ее в 1.5 раза. К тому же, техника эта позволяла контролировать потоки воздуха. Однако, спасти Синцзянь от давления при ускорении она не могла.
Но, несмотря на это, ему-таки удалось убить воинов Гарсии на своей текущей скорости. Как говорится – ‘Если не можешь поразить цель с одного удара, лучше разорви дистанцию и покинь поле боя’.
Синцзянь бы ни за что не поверил, что Черные Демоны могут быть столь отважными. Пока он убивал тех семерых воинов, он отлично узнал их характер. Даже видя то, как их сородичи погибают, они не переставали отправлять заряды пламени, проклятия и звуковые волны в Синцзянь. Наконец, дошло даже до того, что ради одного только ранения, один из Черных Демонов пожертвовал собственной жизнью!
Если бы Синцзянь не активировал Границу Отрицания и не ускорил себя еще в несколько раз, он бы наверняка не убил оставшихся воинов столь быстро и не потушил бы полученные огненные раны их кровью.
Между прочим, огненные раны, которые были ядовиты, все-таки повлияли на самочувствие Синцзянь. Юноше стало заметно плохо, и часть сил покинула его.
Достав из за пазухи антидот, который он получил от представителей Адской Долины, Синцзянь выпил его.
"Яд, огонь, и те проклятия...".
Немного ранее, во время предыдущего сражения, убитый воин Гарсии перед самой смертью выплеснул из собственного тела нечто вроде радиации. Это люди Гарсии и называли проклятием, которое значительно понизило физическую силу Синцзянь. Впрочем, оно оказалось не смертельным.
'Хотя воины Гарсии и уступают Имперским воинам в области знаний и восприятия мира, их храбрость и особые умения действительно поражают меня.
'Будь я опрометчивее, я бы наверняка угодил в их самую опаснейшую ловушку. Интересно, скольких же Рыцарей они уже успели убить подобным образом'.
С его высочайшим уровнем культивирования и мастерством меча, Синцзянь продолжил исследовать повреждения на теле, крови, органах и нервах. Посылая через конечности маленькие сгустки энергии, он заращивал свои раны, сращивал кости и, восстанавливая кровь и потоки энергии, регулировал работу внутренних органов.
'Даже имея Начального Берсерка, мне все еще нужна передышка, иначе сражаться я не смогу'.
Заметив трещины на своем клинке, Синцзянь нахмурился - 'И мечей у меня больше нет. Нужно придумать, как бы мне их вернуть'.
Рассуждая подобным образом, он залечивал оставшиеся повреждения еще несколько часов. Затем, он поднял три тела убитых им воинов, в надежде восстановить их по окончанию войны. Вероятно, из них бы получилось Низшее Божественное Оружие.
Шагнув в сторону леса, быстрым рывком, он ворвался в чащу.
Из-за пережитых ожогов и проклятий, его нынешняя скорость ничем не отличалась от скорости обычного Рыцаря.
По дороге на Кремлевское Побережье, на расстоянии в пятидесяти метрах от берега на воде, Синцзянь заметил стальной корабль.
Чуть поодаль, на берегу, рабочие Гарсии строили крепость, порой с ужасом в глазах озираясь на то самое судно.
Во главе него, к слову, стоял желтокожий человек с косичкой на голове. На нем был черный военный наряд и он, глядя на экран электронного прибора, судя по всему скучал.
Экран был потрепанный. То и дело из него вываливались провода и транзисторы. Он показывал черно-белую картинку, которую, как видимо, посылали другие люди, но откуда-то издалека.
Глядя на транслируемое поле битвы, он внезапно засмеялся - "Эти Черные Демоны ни на что не годятся! Они не принесли нам никакой пользы, после стольких дней работы. И разве после такого я могу предполагать, как скоро я вернусь обратно?"
"Так-так, Фан Вэй. По крайней мере, они не просят у нас слишком многого взамен. Да и работа, на самом деле, проделана ими хорошо. С их помощью мы добились сразу трех целей – взяли в плен нескольких Рыцарей, проверили систему наблюдения и нанесли удар по Империи", - ответила, сидящая позади него молоденькая девушка в белой майке и коротких шортах.
Вся ее спина и ноги были украшены незамысловатыми рисунками в виде маленьких змеев. При этом, каждая из них издавала слабое свечение.
Посмотрев на экран, она с безразличием продолжала - "Десятерых Рыцарей достаточно для того, чтобы мы смогли получить техники Академии.
"Хотя Земляне и не в состоянии изучать техники Империи, они все равно очень дорогие.
"Еще я слышала, что Наука в Империи развивается очень быстро. Через год, или два, в окрестностях Демонического Города однозначно появятся силовые поля из Анти-Частиц Эфира. Тогда-то, ни Чудесный Мир, ни сам Демонический Город страшны нам не будут!".
Подняв изрисованную печатями руку, она с восторгом на нее посмотрела - "Правду говорят, эти Маги. Печати и правда от Злых Богов Другого Мира. Едва я попала в Чудесный Мир, как силы начали переполнять меня. Значит, это и есть истинная мощь печатей.
"Сейчас я 20 уровня, но ощущаю себя не простым воином, но Подтвержденным Рыцарем, чей уровень чуточку выше моего текущего".
Глядя на нее, Фан Вэй невольно ужаснулся. Та девушка – сильнейший гений его семьи. И аура ее, по прибытию в Чудесный Мир и правда начинала расти быстрее с каждым новым днем. Казалось, она постепенно превращается в чудовище...
0Глава 138 Ранение
Бесчисленное множество черных полос окрасило голубое небо. Убегая и, порой оглядываясь, они слышали, как воздух позади, разрубает на части лезвие клинка. Казалось, в небе развернулось настоящее сражение боевых истребителей.
Несколько темнокожих воинов Гарсии с ненавистью озирались на летящие им вслед десятки мечей.
Один из них, яростно закричал - "Проклятие, где они взяли этого монстра? Он ведь только Рыцарь, откуда у него способности Подтвержденного Рыцаря?!"
Его спутник ответил - "Так дальше продолжать нельзя. Мы уже потеряли семерых. Если мы ничего не предпримем, мы не успеем добраться до нашего подкрепления".
"Хм, он убил семерых из нас, но так же ранил и себя. Ему точно досталось от проклятия Мани. К тому же, он потерял множество своих клинков. Двадцать, или около того, если я не ошибаюсь. Если нам все-таки придется драться чуть позже, у нас будут шансы на победу".
"Что ты вообще несешь? Нам нужно отступить и встретить подкрепление, прежде чем давать отпор!".
"Отступить? И ты называешь себя Воином Гарсии? Мы потеряли семерых братьев, а ты о собственной шкуре думаешь? Что за идиот... Как нам вообще оторваться от человека с такой скоростью?"
Любой, кто не сможет одолеть в битве Синцзянь, так же не сможет и отступить. Единственное, что остается противнику Синцзянь – погибать на месте.
Пока трое пытались скрыться от своего врага, между тем обсуждая, отступить или дать отпор, мечи Синцзянь летели прямо за ними вслед. Оглянувшись в самый последний момент, они поняли, что мечи уже слишком близко:
"Осторожнее!"
"Скоро заденут нас!"
"На х*й все!!"
Не выдержав, один из трех воинов повернулся лицом к приближающейся атаке. Из его тела тот же час вырвалась ужасающая аура. Черные и длинные волосы, выскакивая из кожи, сделали его похожим на ужасающее чудовище.
Широко раскрыв пасть, он зарычал. Тяжелые и крупные волны, подобно ударным волнам, начали рассеиваться в разные стороны, сталкиваясь с оставшимися мечами Синцзянь.
Бам, бам, бам, бам! Местность оглушила серия глухих ударов, более половины мечей треснули и превратились в пыль.
Подумать только, но этот ожесточенный крик Кинг Конга и правда сумел разрушить стальное оружие! Насколько же силен был этот Воин на самом деле?
Так или иначе, узнать это уже не получится. Но на данный момент очевидно то, что после ожесточенного крика воин Гарсии заметно ослабел. Не имея возможности поднять руку или шагнуть в сторону, он просто наблюдал за тем, как в его сторону мчатся остальные клинки. Вмешался еще один Черный Демон. Подняв к небу две руки, он создал защитную ауру коричневого цвета – два магнитных поля.
С треском, мечи вошли внутрь образовавшейся ауры и моментально утонули в ней. Поле не только не пропустило их и задержало на месте, но и не позволило вернуться обратно, наружу.
Троице удалось задержать одно из орудий Синцзянь, но почувствовать себя в безопасности у них все еще не выходило. Они знали, что самая страшная часть биты еще только начинается.
Божественное Пламя и Божественный Авангард – лучшие команды Гарсии, преследуемые в течение нескольких дней, так и не погибли от летающих мечей Синцзянь полностью.
Летающие мечи, скорее, подходили для обороны или в качестве вспомогательной боевой единицы, нежели основной атакующей мощи. Самой опасной вещью по-прежнему оставался быстрый и незаметный, словно тень, меч Синцзянь.
Едва летающие мечи были отбиты, как позади Кинг Конга возникла фигура. Серебристый меч, яркой вспышкой ринулся в стороны воинов, неся позади себя ливень из ожесточенных потоков Ци.
Жух! Порубленный на части бесконечными потоками Ци, громадный зверь едва не развалился на несколько кусочков. Из сотен ран, на его уже почти безжизненном теле, водопадами повалила кровь.
Однако, в самый последний момент, едва тело коснулось пола, как его тут же окутало зеленым свечением. Синцзянь нахмурился и приготовился к отступлению, но было уже поздно. Его следующая атака, подобно ракетному залпу, обрушилась на воина-зверя вновь. Отступить, отозвать меч обратно на полпути были невозможно.
Менее, чем за секунду, раздался взрыв. Тогда же Синцзянь, приложив неимоверное усилие, с еще большей скоростью ринулся назад, в чащу, намереваясь потушить огонь, что окутал его тело.
"Ха-ха-ха!", - пал на колени Кинг Конг, смеясь смехом умалишенного. Из его рта полилась кровь - "Демон Синкоды, ты обречен. Мои братья отомстят за меня".
Воин Гарсии, что сдерживал мечи силовым полем, подошел к падшему брату. Глядя на его изуродованное тело, покрытую ужасными ранами спину и зеленое пламя, исходящее от него, он едва не заревел.
Он вспоминал, как они плыли через границу в Империю; проходили вместе сражение за сражением, убивали людей и строили будущее Гарсии. Получив приказ к отступлению они было подумали, что все закончилось и им повезло, но, увы, большинство из них погибло в самом конце.
Сжав зубы, он бросил - "Демон Синкоды, ты убил многих моих товарищей. Я буду убивать тебя медленно. Каждую последнюю секунду своей жизни ты будешь сожалеть о том, что натворил. Тебя ждет агония!".
Третий воин, что все это время прятался в кустах, вышел. Его глаза тоже горели пламенем. Глядя на падшего товарища, он сказал - "Покойся с миром. Мы отомстим", - вытянув свой меч, он проткнул сердце Кинг Конга.
Тело зверя обмякло, и он окончательно умер.
Оказалось, что для убийства Синцзянь Черные Демоны не просто собрали команду воинов, но и приготовили особый план. Исходя из заранее обдуманного решения, один из воинов должен был погибнуть, предварительно ранив Синцзянь. Так получилось, что зеленым пламенем заразил его именно Кинг Конг, потративший на обращение половину собственных жизненных сил.
Уже находясь глубоко в дебрях леса, Синцзянь осмотрел свое тело. Вся грудь и его правая рука горели зеленым пламенем. Сдвинув брови, он недовольно бросил - “Так опрометчиво...”.
Позади него, тем временем, уже была погоня. За Синцзянь гнался обладатель зеленого пламени и еще один оставшийся воин:
"Трус Синкоды! Только и умеешь, что со спины бить, да?! Теперь-то тебя задело мое Ядовитое Пламя. Теперь никуда не денешься!"
"В радиусе 50 километров, тебе не найти ни одного ручейка, ты труп!"
"Выходи! Я покажу тебе мастерство боя Гарсии!"
Ранее, и днем и ночью, Синцзянь атаковал их из тени, полагаясь на собственную скорость. Аккуратно убивая врагов одного за другим, он то появлялся, то снова исчезал. Он просто не давал возможности нанести двум группам ответный удар.
Так и получилось, что лишь самоубийство одного из их товарищей помогло задеть Синцзянь хотя бы раз.
На крик преследователей, холодно обратившись к ним, вышел Синцзянь - "Мастерство боя? Неужели кучка дикарей, беспечно проживающих собственные жизни, смеет говорить о техниках боя?".
Глядя на удивленные лица оставшихся Черных Демонов, Синцзянь активировал Границу Отрицания. Сделав шаг вперед, он набрал скорость звука. Сделав второй шаг – он увеличил ее в два раза.
На третий шаг, он оказался позади воинов Гарсии. В следующее мгновение, осколки мечей и свежая кровь, вперемешку с мясом, окрасила голубое небо, омывая тело Синцзянь обильными потоками багряной жидкости. Пламя было потушено, а два, еще совсем недавно стоявших на поляне воина, превращены в фарш.
Мускулатура Синцзянь начала быстро сокращаться, на его теле появились раны и из них, комками, вырвались наружу сгустки яда. Затем, кожа, будто бы стягиваемая нитками, сразу же срослась обратно.
Три специальности: Внутреннее лечение, Внутренняя тренировка и Начальный Берсерк – соединились вместе и быстро залечили полученные во время боя повреждения.
0Глава 137 Узнать дорогу
Некто, приземлившись с неба, с грохотом раздавил маленького жучка.
То был Кауниц. В красном костюме и с красными татуировками на голове, нахмурившись, он смотрел в сторону поваленных деревьев.
Знойный лес под палящим солнцем напоминал ему тренировки в жерле вулкана. Выражение лица его было сморщенным, а глаза горели демоническим сиянием.
Трессия тренировала Кауница с самого рождения.
По этой причине, он обладал великолепным знанием техник меча, но при этом совершенно ничего не знал о политике, торговле, управлению людьми и дипломатии.
На самом деле, он, конечно же, не переживал по этому поводу. Пока у него в руках есть меч, он способен порезать на части любую проблему, стоит ей только встать у него на пути.
Мечи привлекали его еще с раннего детства . Будь он дома, в клане, в Академии, или в Кирсте, найти равного себе оппонента он не мог. Вскоре ему стало казаться, что найти такого человека невозможно вообще, даже если он будет искать его во всем мире.
Он считал себя лучшим мечником. Стоило ему только подумать об этом, как его кровь тут же начинала вскипать и пульсировать по всему телу…
...Но затем он встретил Синцзянь.
Сейчас, стоило ему только вспомнить его имя, как сердце, усовершенствованное с помощью крови дракона, замирало.
Синцзянь был первым, кого он не смог одолеть в битве. Когда Кауниц узнал о том, что Синцзянь стал Героем Меча Бури, чувства захлестнули его настолько, что он еще долго не мог прийти в себя.
'Не могу победить Синцзянь и даже не могу угнаться за его талантом... Зачем я вообще живу? Зачем я все это время культивировал? Я что, теперь всю жизнь буду идти после него, не имея возможность стать первым?
'Почему все так? Откуда вообще в мире мог взяться такой человек? Почему вообще существуют такие чудовища вроде него!?'
Зависть, желание отомстить и чистая ярость, сжигали его тело изнутри, пока Божественное Пламя Ядра Земли жгло его снаружи, внутри вулкана.
Бесконечные беспокойные мысли не давали ему отдыха, они мучали его день за днем и выливались на каждого, кто оказался бы в этот момент рядом.
Убийственная техника Древнего Пути Ада гласила, что практикующий ее человек, прежде чем подвергать людей страданию, должен сам испытать адские муки.
И теперь, сожженный как внешне, так и внутренне, Кауниц стал настоящим демоном из Ада, желающим всей своей сущностью уничтожения Синцзянь.
Стоящая рядом с ним Ребекка обратила внимание на трупы волков. Нахмурившись, она произнесла - "Этот мелкий ублюдок и правда быстро бегает".
Синтия, позади нее, тоже поддакивала - "Я беспокоюсь за его уровень. Ведь он убил и волков и Черных Демонов. В будущем, вероятно, это доставит нам крупные проблемы... Нужно поторопиться".
Кауниц, холодно усмехнувшись - "Высокий уровень ему не поможет. Каждый уровень профессии Героя Меча Бури дает прибавку в виде 8 очков ловкости. Не важно, насколько сильно он вырастет, в лучше случае у него будет от 150 до 160 очков. Да, это выдающийся результат, но мне он все еще не ровня".
К сожалению, он не знал, что Синцзянь не был Героем Меча Бури, но являлся Вихревой Тенью Божественного Клинка. И, профессия, между прочим, давала за каждый новый уровень не 8 очков, но 11. К тому же, специальность Синцзянь 'Покорения Мира Одноручным Мечом', увеличивала на 2% общую скорость за каждое новое из полученных очков ловкости.
Ребекка, посмотрев на горы вдалеке - "Он направляется к ним".
Под ногами каждого, в ту же секунду раздался оглушительный хлопок, и трое спутников уже на всех порах мчались по направлению к горам.
По дороге им встретилась деревушка. Пропустить ее они, конечно же, не могли. Покрытая красными татуировками голова Кауница покрылась пламенем. Судя по всему, он выучил Адское Неразрушимое Тело.
Окинув взглядом руины, Кауниц наткнулся на группу выживших жителей, что шли прямо к нему навстречу. Заметив наряд новоприбывших путников, старик – лидер деревни – выступил - "Вы высоко почтенные Рыцари?", - кричал тот - "Вы тоже охотитесь за Черными Демонами? Ранее уже был один из ваших, он убил четверых Черных Демонов и ушел".
После слов старика, жители вынули из за пазухи приготовленную пищу и протянули ее Кауницу. И старые и молодые бедные жители с улыбкой встретили Рыцарей. Они искренне пытались помочь им, чтобы те отбили наступление врага.
Вот только Кауниц принимать дары не собирался. Еда осталась нетронута. Равно как и отвечать никто из троих не стал.
Кауниц просто смотрел на предложенную пищу, на рыбу и мясо, что были все в пыли и песке и начал испытывать неприязнь ко всему этому.
Жители начали нервничать. Не говоря ни слова, Кауниц подошел к маленькой девочке, погладил ее по голове, сел на корточки и начал - "Привет! Не скажешь мне, был ли тут Рыцарь, носящий с собой целую кучу мечей? Может, когда он шел, они за ним летели? Как облачко..?"
Девочка, воспринявшая вопрос со всей серьёзностью, кивнула - "Был. Лорд Рыцарь мог бегать как ветер, а мечи летели прямо за ним, как облачко".
Дьявольская улыбка сверкнула на лице Кауница, но все тем же спокойным и добрым голосом, он продолжал - "А, может быть, ты знаешь, куда он направлялся?"
В тот самый момент, парень, который показывал дорогу Синцзянь, отбил руку Кауница от плеча девочки и встал прямо напротив него - "А с чего нам верить, что вы не его враги? И если вы его товарищи, разве вы не должны знать, куда он направлялся? Неужели вы, Рыцари, так плохо знаете друг друга?"
Приставив руку к подбородку, Кауниц долго и внимательно осматривал жителей, обдумывая дальнейшее действие. Наконец, он начал:
"Вообще, я собирался сделать все правильно...
"Но теперь, немного поразмыслив и поняв, что вы – обычные простолюдины и ничего не можете мне сделать, я буду вести себя естественно".
Поднявшись с колена, он рявкнул ледяным голосом - "Куда пошел этот уб*юдок!?"
Люди вздрогнули. Дрожа, седобородый старик вышел вперед - "Лорд, но этот Рыцарь ушел, не предупредив нас. Мы не можем знать, куда он держал свой путь".
Со свистом, Кауниц ткнул в старика указательным пальцем. В голове второго моментально появилось сквозное отверстие, и тот упал. Без доли сожаления, он убил человека, словно тот был бесполезным скотом.
Ребекка и ее спутница не поняли, что конкретно произошло.
Это ведь Чудесный Мир. В нынешнюю эру – эру средневековья, деревенские жители и простолюдины и на самом деле были в глазах людей вроде Кауница настоящей скотиной.
"Один вопрос – один убитый мною человек", - широко улыбнулся тот - "Куда пошел тот убл*док?"
Свист. Еще один житель упал замертво.
Спасая свои жизни, многие стали убегать - "Пощаадыыы!".
Некоторые просто упали на колени и стали умолять Рыцаря - "Молю Вас, лорд! Не убивайте! Мы правда не знаем, куда он пошел!".
Во всеобщем хаосе, маленький мальчик, сжав кулачки, сверкнул глазами и раздвинул плечи, словно вот-вот собирался накинуться на Кауница с голыми руками.
Взгляд Рыцаря тут же упал на бедного ребенка. Во мгновение ока, он оказался позади него. Схватив его за плечи, он стал шептать ему в ухо - "Ага! Ты что-то знаешь...".
Мальчик, дрожа от страха - "Я... Я не могу ничего знать!".
Разве мог маленький мальчик обмануть Кауница вместе с Первым Принцем в придачу? Ударив парня по плечу, с уже знакомым свистом, он убил еще одну женщину.
Мальчик покрылся ледяным потом. В воздухе стояли душераздирающие крики, но тихий голос Кауница, что раздавался прямо у его ушей, перебивал его, подобно шепоту демона - "Там, позади нас, она твоя сестричка?"
"Не смей!
Кауниц схватил девчушку. Позади них стала расти ярко-красная тень. Мальчик стал переживать сильнее, и Рыцарь заулыбался - "Спрашиваю в последний раз", - его ладонь обхватила голову девочки - "Куда он пошел?".
Парню было не больше десяти лет. Разве мог он справиться с подобным давлением или выдержать смерть еще одного родственника? Упав на колени, едва слышимо, он произнес - "Он... Он пошел... На Кремлевское Побережье".
Кауниц был доволен собой - "Умница, что не соврал".
Менее, чем за секунду, девочку окутало пламенем, и ее прах посыпался на изуродованную Черными Демонами землю.
"Ааааа!"
Мальчик кричал так, что вены на его шее вздулись, а глаза налились кровью. Сорвавшись с места, он бросился на Кауница, но тут же был подожжен маленькой искоркой и тоже превратился в пепел...
Убийство закончилось, едва начавшись. Кауниц опрокинул голову вниз. По законам Империи их деяния были наказуемы. Он всерьез задумался, не стоит ли ему просто убить всех оставшихся свидетелей?
Так он сможет свалить всю вину на Черных Демонов и спокойно уйти от закона.
Ребекка - "Этот ублюдок погнался за Мумукеей. Кауниц. Человек, которого ты подготовил, движется с пехотой в том же самом направлении, не так ли?"
"Так", - скрючил лицо Кауниц - "На этот раз ему точно не уйти. Простой Герой Меча Бури. И трех месяцев не прошло с его перехода. Пусть получает 19 уровень, даже так я смогу убить его ".
"Хммм?", - недовольно буркнул в его теле Принц.
Мгновенно среагировав, Кауниц мысленно переключился на него - "Конечно же, я его не убью. Я лишь ‘поговорю’ с ним, и после нашего разговора, он станет вашей дворнягой, вашим послушным клинком. Обещаю!".
0Глава 136 Убивай, убивай, убивай!
Лес. Сквозь чащу, с огромными мешками на спинах, двигались четыре воина Гарсии. Несмотря на тяжелый вес, которым, очевидно, обладал их груз, воины без проблем могли не только бежать, но и даже прыгать через поваленные стволы деревьев. Подобно горным гориллам, они обладали отличной реакцией, скоростью и силой.
В мешках они хранили трофеи, полученные во время разрушения деревень.
Издалека можно было услышать их традиционную речь Гарсии:
"Скорее, скорее, скорее!"
"Из-за вас, парни, мы точно опоздаем!"
"Ха-ха-ха! Пока ты развлекался с той девкой, тебя это не особо беспокоило!".
На ходу они не только подтрунивали друг друга, но и даже смеялись. С такой дисциплиной их и воинами-то назвать было трудно.
Как же все это похоже на Гарсию! Их цивилизация еще находилась на раннем периоде развития, лишь немногие из людей могли похвастаться выдающейся силой. Именно отсутствие командующих и являлось причиной их распущенности.
Внезапно, прямо у них на дороге, выросла темная фигура. Она упала с дерева и в ту же секунду, голова одного из Гарсии, будто бы по сигналу, метнулась прочь, оставляя позади себя алые фонтаны крови.
На сцене появился Синцзянь, окруженный сотней мечеобразных Ци.
"Проклятие!"
"Бэймулио!"
"Осторожно!"
Заставленные врасплох, они разделились и, повернувшись к внезапно появившемуся врагу, приготовившись к бою.
Едва разборчиво, на местном языке, один из них крикнул - "Рыцарь Синкоды[1]?”
"Хехе, такие слабаки смеют преследовать нас?”
"Я тебя заживо сожру за нашего парня!"
Синцзянь не смотрел им в глаза. Вместо этого, он впился холодным взглядом в лезвие своего клинка.
"И правда слабак"
Даже старшие наставники из Академии не были ему ровней, не говоря уже о дикарях из Гарсии.
Еще задолго до побега, Синцзянь собрал информацию об этих воинах.
Дикари вроде них, как правило, не обладали никакими навыками меча. Они просто упражнялись, закаляя свои характеристики и выжимая до последней капли потенциал, намереваясь с его помощью увеличить физическую силу или что-нибудь еще.
Силу свою, они также черпали из злых деяний, включая половые акты с чудовищами, их поеданием, поеданием своих умерших сородичей и поеданием мертворожденных младенцев.
Атаковав и распробовав на силу дикарей лично, Синцзянь убедился в том, что по силе они сравнимы разве что с учениками Академии 1 или 2 года обучения. Ни один из атрибутов не был выше 70 очков.
Синцзянь так и не ответил ни на одну их фразу. Вместо этого, он скрыл из вида свои потоки Ци.
Аргх!
Издав ужасающий крик, все три оставшихся воина стали обращаться в зверей. Шерсть, уши, острейшие когти, все это возникло на их телах в одно мгновение ока.
Трансформации в животных им удалось достичь, посредством интимной близости с дикими животными и их последующим поеданием. Говорят, что это особое умение Гарсии способно многократно увеличить способности даже слабого воина.
Но, так или иначе, подобные обращения портили как жизненную энергию, так и кровь. Иными словами, прежде чем атаковать кого-либо, воин должен был ранить себя. Более того, если обращение происходит слишком неосторожно, существует риск погибнуть. Существует целое множество случаев, когда воины Гарсии, обращая себя много раз подряд, подрывали свое здоровье настолько, что не доживали и до 40 лет.
Стоит отдать должное, вид их был и правда опасен и отлично пригоден для крупных битв. Именно из-за постоянных сражений, никто из них на самом деле не рассчитывал дожить до 30 лет и не беспокоился ни о своем будущем, ни о своем здоровье.
Прямо во время их трансформации в зверей, на землю обрушились сотни потоков яркого света, прерывая процесс превращения. Из-за этого, одного из воинов, вырвало кровью.
Никто из них так и не успел обратиться до конца. Цикл жизненной энергии и крови сбился и стал неправильным. Наверняка очевидно, что подобный симптом грозит немедленной смертью.
Тело того, который рыгал кровью, стало подобно сетке. Кровь безостановочно сочилась и всех частей его тела и, наконец, он умер и рухнул на багряную траву.
Остальные два воины, было, собирались выиграть время, ударив Синцзянь вручную, но, к сожалению, в этот же самый момент, их конечности стали описывать дуги в воздухе. Обрубки их тел, беспомощно упал в образовавшуюся лужу крови.
Хотя они и были слишком слабы для Синцзянь, они принадлежали элите Гарсии. У каждого из них был 19 уровень. Подумать только, скольких чудовищ они успели убить за всю свою жизнь.
Синцзянь перевел взгляд в окно умений. Убив двух воинов, он получил новый уровень, и дополнительные 8.4% к очкам опыта. Ловкость закономерно увеличилась на 11 очков.
Как и ожидалось, убийство людей дает гораздо больше опыта, нежели убийство прочих живых существ.
Новый уровень позволил ловкости Синцзянь совершить прорыв и на данный момент составлять аж 106 очков. Силы Синцзянь снова начали непомерно расти.
'Как я и думал, убийства – лучший способ поднятия уровня.
'Еще парочка уровней, и даже Подтвержденные Рыцари перестанут представлять для меня угрозу'.
Уголки губ Синцзянь поднялись вверх. Довольно глядя на искалеченных, но все еще живых воинов Гарсии, он начал - "Скажите мне, где Мумукея?".
Оставленный в чаще парнишка, тем временем, растерялся в одиночестве.
Конечно, он знал, что Синцзянь силен, но своими глазами он видел, как четверо воинов разоряли его деревню, внушая в душу каждого настоящий ужас. Невольно, он начал переживать.
Сабли, мечи, даже лук и стрелы не могли пробить их крепкую кожу. Воинам Гарсии были нипочем даже вода и огонь, а дома они сносили всего лишь одним ударом своей руки...
Чем дольше парень рассуждал над этим, тем сильнее ему хотелось побежать за Синцзянь вслед.
"Плохо... Очень плохо. Разве могу я оставить его одного?
"Нам вообще следовало дождаться подкрепления... Пошел в одиночку на четверых..."
Пока парень погружал себя в сомнения, страх и отчаяние, Синцзянь уже успел вернуться, держа в руке головы четверых воинов. Убив оставшихся искалеченных чернокожих разбойников, он поднял свой уровень до 12 и получил еще 5.2% сверху.
Что касаемо их тел, Синцзянь не стал забирать их. В лучшем случае, из них можно было бы создать Низшее Божественное Оружие, что Синцзянь не принесло бы никакой пользы. Таким образом, он решил похоронить тела и сделать на земле пометки.
Кинув взгляд в Окно Умений, он сравнил характеристики:
Имя: Фан Синцзянь
Возраст: 17
Профессия: Вихревая Тень Божественного Клинка.
Уровень: 12
Сила: 56+5
Ловкость: 112+5
Реакция: 55
Выносливость: 49
Гибкость: 51
Характеристики эффекта Звуковых Волн Ласкающего Ветра активированы.
Благодаря Идеальной Мускулатуре, доступно +4 очка к силе и ловкости (10% от общего значения)
Взращиваемые техники: 94 набора
Тренировочные Техники: 12 набора
Повелитель Меча Бури: Уровень 30
Сияющая Техника Меча Света уровень 6
Специальности:
Гений фехтования,
Базовый Инстинкт Выживания,
Внутреннее лечение,
Внутренняя тренировка,
Мастер Меча,
Повышенная Ловкость,
Повышенная Реакция,
Идеальная Мускулатура
Начальный Берсерк
Бесподобное Намерение Меча (79/100)
Потенциал: 11,000 очков в день
Волны:
Уровень 5 Звуковые Волны Ласкающего Ветра
Методы культивирования:
Уровень 3 Универсальный Меч Господства**

На данный момент у него было 112 очков ловкости и Покорение Мира Одноручным Мечом стало давать прибавку к скорости на 224%. Способности Синцзянь превзошли способности старших наставников и продолжали расти и дальше.
Увидев незаметно подошедшего Рыцаря Синцзянь, мальчик почувствовал радость. Мгновение спустя, он, уже сидя на коленях и роняя слезы, кланялся своему старшему спутнику.
"Слушай, как мне добраться до Кремлевского Побережья?".
Сперва опешивший от вопроса парень, глубоко вдохнул и принялся горячо рассказывать известный ему маршрут.
Выслушав его рассказ, Синцзянь одобрительно кивнул. Затем, подобно огромной птице, он схватил его за руку и резким рывком ринулся к небу. Одним таким прыжком, ему удавалось преодолевать за раз расстояние в сто метров.
Теперь дорогу показывать ему было не нужно. Потому, сократив свою скорость, дабы случайно не убить мальчика, примерно за десять минут, он вернул его в родную деревню.
Выжившие жители в тот самый момент занимались расчисткой земли от трупов. Завидев скачущую фигуру Синцзянь, они удивленно остановились.
Приземлившись, он бросил на землю мальчика и четыре обещанные им ранее головы. Парень, едва придя в себя после путешествия, упал на колени и закричал:
"Благодарю Вас, мой лорд! Благодарю Вас!"
"Отец! Мамочка! Мы отомстили за вас!"
Оставив его, Синцзянь направился к куску мяса. Однако, зажарить его так никто и не осмелился.
Один из стариков, дрожа от страха, поднялся и начал первым - "Мой лорд, пожалуйста, постойте. Как только мы вычистим котлы, мы сразу же приступим к готовке".
"Забудь", - покачал головой Синцзянь. Перед смертью, воины Гарсии сообщили ему, что их отряды отступают, и Мумукея собирается покинуть побережье. Времени на такие вещи, как питание, у него сейчас не было.
С другой стороны, если он полностью откажется от еды, его тело постепенно начнет ослабевать. Так или иначе, на поддержание хорошей физической формы требуется много энергии.
Вырезав из туши кусок мяса, размером с человеческую голову, он стал пожирать ее, своими острыми, как лезвия зубами.
Старик взмолился - "Мой лорд, огонь войны везде, Черные Демоны могут быть где угодно. Не могли бы Вы помочь нам добраться до безопасного места? Мы очень Вас просим!"
Словно по сигналу, и старик, и остальные выжившие, упали и принялись кланяться.
Вот только Синцзянь это ни капли не беспокоило и лица своего, он не менял.
Все, чего он хотел – избавить мир от зла. Но заниматься благотворительностью, спасая беззащитных людей, ему было не интересно.
Он хотел искоренять зло, а не творить добро.
Именно так он поступал в Кирсте, убивая всех, кто имел причастие к группировке Ядовитых Змеев. Он убивал без разбору и, если бы причастных оказалось больше, он бы убил и их.
Глянув на выживших жителей деревни, он бросил - "Мне это не интересно. Вы и сами можете найти себе место и спрятаться. Искать с особой тщательностью они точно не станут".
Закончив говорить, он вытащил из ножен меч и, собрав в кучу потоки Ци, покинул деревню на скорости звука.
Люди, глядя ему вслед, считали его очень отважным. Считали его человеком сильным и гордым. Героем, о котором обязательно когда-нибудь будут ходить легенды.
Правда, приподнятое настроение от увиденного портил лишь тот факт, что отныне за свою жизнь им придется сражаться самостоятельно…
---------------------------------------------
[1] В прошлых главах автор допустил ошибку, в результате которой слово было переведено как “Синкодати”. С настоящего момента, в этой, и в последующих главах, “Синкодати” будет заменено на корректный вариант “Синкода”.
0Глава 135 Погоня
Тем временем, западная часть Великого Западного Региона, уже давным-давно превратилась в самое, что ни на есть, настоящее поле боя.
Три сотни Великих Воинов Гарсии, что хозяйствовали там, разделились на множество маленьких команд – по 3-5 человек. По отдельности, они орудовали на территории всего острова, уничтожая все, что попадалось им на пути. Они сжигали деревни, убивали людей, а после грабили останки.
Великие Воины Гарсии, конечно же, не были ровней Рыцарям из Империи. Их тренировка была неполной и, следовательно, ограниченной.
Однако, сейчас ситуация принимала совершенно иной вид. Количество высланных сюда Рыцарей поражало. Очевидно, что битва обещала быть крупной. Ведь Империи было необходимо мобилизовать ровно столько же своих Рыцарей для того, чтобы оттеснить врага за границу.
Именно по этой причине Рыцари Академии и были вызваны на побережье.
По сути, на побережье были не только члены этого учебного заведения. Неподалеку от развернувшегося поля боя располагались еще две префектуры. Озабоченные происходящим, они также прислали сюда подкрепление.
В конце концов, Рыцарям из Академии еще только предстояло стать опытными воинами, они еще только учились. Но и при этом, следует сказать, каждый из них уже сейчас мог достойно отстоять честь Империи.
Основанная сложность состояла в том, что Воины Гарсии передвигались маленькими группками, и вытеснить их разом оказалось невозможно.
С другой стороны, хорошей новостью было то, что многие Рыцари и Подтвержденные Рыцари прибыли в уцелевшие деревни вовремя и, тем самым, предупредили в них появление Гарсии. Так что, в наибольшей опасности на данный момент находились деревни, не обладающие никакими укреплениям вовсе.
На данный момент было приказано отправиться к побережью тысяче обычных Рыцарей и пяти тысячам Подтвержденных Рыцарей со всего континента. Битва Западного Гаррисона не представляла никакой угрозы для Империи, но, в то же время, причиняла большое горе обычным простолюдинам.
Синцзянь, к тому времени, уже успел выбраться из клетки Линя и побежать по направлению к Рыбацкой Деревушке. Добрался он быстро, но успеть застать кого-нибудь живого ему не удалось.
Следом, он решил проведать ближайшие десять поселков, но и они были сожжены до тла. Лишь спустя некоторое время ему удалось найти выживших людей, все они в голос заявляли, что виновником бедствий является не кто иной, как Мумукея.
Теперь Синцзянь двигался в сторону запада гораздо быстрее. Даже если он и не мог бежать на максимальной скорости все время, он передвигался максимально быстро – скорость его была сравнима разве что со скоростью автомобиля с Земли.
Все его тело было покрыто потоками Ци, мягкими скачками, с их помощью, он преодолевал расстояние сразу в десять метров. Едва Ци истощались и переставали помогать передвигаться, как взмахом руки он создавал новые.
Его преследовало его собственное облако из клинков, издавая легкий свист.
Со стороны Синцзянь скорее был похож на резвую стрелу, пролетающую мимо лесов и оставляющую позади себя озадаченных птиц.
По пути, он умудрялся кушать прихваченную пищу и пить воду из попадающихся ему ручейков. Чтобы усталость не достигала предела, раз в несколько часов он устраивал привал на десять минут. Таким образом, он мог поддерживать оптимальную скорость, при этом, не затрачивая особых усилий и передвигаясь максимально быстро.
К следующему утру Синцзянь преодолел около десятка гор и несколько равнин, наконец, добравшись до низины местности.
Ууу! Уууу! Ууууу!
Завыли волки. Прорываясь сквозь чащу, он заметил, как позади него появилось несколько хищных животных. Все они были просто огромны и в длину составляли примерно пять метров.
Год назад, путешествуя по схожим лесам, Синцзянь мог лишь избегать подобных встреч. Но сейчас же, заметив погоню, он широко улыбнулся.
Еще во время скачка, он резко крутанулся, повернувшись к хищникам лицом. Едва он встретился взглядом с ними, как его меч уже был вытянут из ножен. Следом, в сторону нападавших, вылетел яркий белый луч мечеобразной Ци.
Буквально за одно мгновение, все они оказались порублены на мелкие кусочки. Более того, десятки деревьев, примерно за сотню метров от Синцзянь, повалились на землю вместе с ними.
Массовое убийство дало Синцзянь 0.5% опыта. В настоящий момент, на 10 уровне, его опыт составлял 11.3%. Большая часть прогресса была получена сегодня, во время путешествия.
Впервые Синцзянь убивал животных, тем самым столь значительно поднимая уровень. А, что касаемо тех хулиганов, которых он резал в Кирсте, их уровень был настолько низок, что и опыта полноценного с них получить для Синцзянь было практически невозможно.
'Как я и думал, убивая животных, получить новый уровень будет трудно. Да и искать их приходится довольно долго.
'Интересно, сколько же дадут опыта за Рыцаря…'.
Приземлившись около своей добычи, Синцзянь осмотрел их мясо. Вскоре, он решил полакомиться им.
И в тот самый момент до него донесся плач. Обернувшись в сторону звука, он заметил поднимающийся в воздух черный дым.
Нахмурившись, он окружил себя ветром, и спустя мгновение, ни его, ни огромного куска мяса волка на расчищенной поляне уже не было.
В деревне, где жило около сотни людей, горели дома. Многие из строений уже были разрушены.
Десятки стариков и детей, сидя на коленях, кричали от горя.
Окрестность обдуло штормом, в землю вонзилось облако из мечей, и перед ними предстал Синцзянь.
Маленький мальчик, на вид десяти лет, закричал во все горло - "Вы...Вы же Рыцарь, правда?".
Игнорируя вопрос, Синцзянь огляделся. Вокруг лежали лишь трупы с выпотрошенными наружу кишками. Он нахмурился.
И затем, наконец, спросил - "Это сделали люди Гарсии?".
"Они не люди! Они звери!", - кричали от злобы выжившие. Поклонившись ему, они снова стали рыдать.
Ранним утром, люди Гарсии ворвались в деревню и начали убивать всех, кто попадался им на пути. Они резали детей, насиловали женщин и уничтожали дома.
Подойдя к одному из трупов, Синцзянь обнаружил, что жертвой стала беременная женщина. Более того, ребенок, судя по всему, был выдернут из ее чрева, пока та еще находилась в сознании.
Люди Гарсии оказались даже еще хуже тех разбойников Кирста. Само их поселение больше походило на племя, а их воины, пришедшие на чужие земли, на жестоких чудовищ.
Синцзянь спросил вновь - "Как давно они ушли?"
"Чуть больше часа назад", - отвечал все тот же парень - "Лорд, пожалуйста, отомстите им за нас", - кожа его была загорелой, а руки мозолистыми. Глаза его налились кровью, ужасом и злобой.
Синцзянь кивнул - "Куда они пошли?".
"Я!", - крикнул парень - "Я всегда ходил на охоту со своим отцом в ту местность. Я знаю ее, как свои пять пальцев, я могу показать".
Положив на землю волка, Синцзянь бросил в ответ - "Помогите приготовить мясо. Мы скоро вернемся".
Схватив парня и подняв в воздух клинки, он, подобно вихрю, сорвался с места, не оставив позади себя и следа. Оставшиеся жители недоуменно переглянулись.
Парень, от внезапного рывка Синцзянь, истошно закричал. Лишь после остановки, он открыл глаза и осознал, что уже находится на вершине горы.
"Ну, куда они направились?".
Оглянувшись, мальчишка ткнул пальцем на север и сказал - "Туда! Они направились в Ущелье Козлиной Горы!"
Мгновение спустя, картинки, подобно диафильму, снова начали сменять друг друга. На этот раз парень терпел и не смел издать ни звука.
Спустя некоторое расстояние, Синцзянь все же пришлось остановиться и дать передохнуть парню. Его характеристики были не очень велики, и переносить такие перегрузки было слишком трудно. Синцзянь принялся оглядывать местность.
Оббежав округу и вернувшись, менее, чем через полчаса, Синцзянь вновь схватил за руку мальчика и побежал дальше.
Тот уже не мог самостоятельно стоять, усталость достигла предела, и он рухнул наземь - "Все... Все в порядке... Я еще продержусь..."
Синцзянь, спокойно - "Но мы ведь уже догнали их".
Улыбнувшись своему юному спутнику, он кивнул - "Жди меня здесь".
Превратившись в тень, он сорвался с места и пропал…
0Глава 134 Прочь из клетки
В течение следующих нескольких дней Академия окончательно опустела и превратилась в безжизненную пустыню. Большинство Рыцарей покинуло учебное заведение и отправилось на фронт.
У себя на вилле остался только Синцзянь. Скрестив ноги, он непрерывно культивировал незавершенные техники и иногда поглядывал в окно умений, пытаясь разглядеть ментальный метод культивирования:
‘Универсальный Меч Господства**’
Буквально недавно произошел конфликт с Линем. Синцзянь отступать не стал, чем, конечно же, возобновил рост своей личности. Очки опыта пошли вверх, и в названии открылось еще одного слово.
Так или иначе, Линь запер его на вилле. От невозможности выйти, Синцзянь решил полностью сконцентрироваться на культивировании своих техник и поднятии уровня Намерения Меча. Уже спустя несколько дней некоторые из недавно заработанных им техник достигли своего максимума. На данный момент техник максимального уровня насчитывалось аж 78 штук.
Кроме прочего, Синцзянь не прекращал закалять свои характеристики и совершенствовать Волны.
Спустившись в подвал, он также обнаружил, что слова Линя по поводу пищи оказались правдой. В подвале был целый запас питательного провианта и консервированных чудовищ. Питаться всем этим можно было достаточно долго.
Осмотрев подвал, Синцзянь попытался выбраться наружу, но Ци, из которой была создана сетка, не поддавалась. Уничтожить ее оказалось не так уж и просто.
Так проходили его дни. Наконец, ему стало скучно и, подняв голову кверху, Синцзянь тяжело вздохнул.
Сегодня настал тот самый день, когда до конца жизни у него оставалось ровно 4 года. Ему исполнилось 17 лет.
Он посмотрел на небо. Взгляд его казался спокойным, но в нем то и дело проскакивали искры.
"Демонический Город..."
Откуда-то издалека раздался гул. Нахмурившись, Синцзянь посмотрел в сторону звука и понял, что гул постепенно нарастает. Казалось, на него движется целая армия людей.
Рыцари покинули территорию, так что, в Академии оставались лишь слуги, повара и служанки. Звук усиливался, и тогда Синцзянь удалось разглядеть загорелого юношу, что мчался к его дому на всех порах. На вид ему было лет двенадцать.
Кожа была очень темная и сухая, судя по всему, он находился под солнцем слишком длительный период времени. Руки и ноги были покрыты мозолями – очевидный знак того, что ему приходилось много работать.
Подбежав к Синцзянь, он рухнул на колени, едва не задев силовое поле Линя. Он быстро поклонился, ударившись лбом о землю и спровоцировал, тем самым, глухой стук. Удары был настолько сильным, что изо лба моментально хлынула кровь.
Синцзянь невозмутимо смотрел на него, не проявляя к гостю ни агрессии, ни доброжелательности. Он просто наблюдал за тем, как парень продолжал биться головой об землю, истекая кровью, и слушал то, о чем он говорил - "Лорд Синцзянь, Я Валилан из Рыбацкой Деревни Урожая".
Наконец, Синцзянь посмотрел ему в глаза и уловил в них боль и отчаяние, и начал что-то припоминать.
Рыбацкая Деревня Урожая, это та самая деревушка, в которой впервые оказался израненный Синцзянь после перехода в Чудесный Мир. Наконец, раздумья принесли плоды, и он вспомнил, что видел этого парня прежде.
Затем он спросил - "Так что же там случилось?".
"Старый Мастер мертв! Вся деревня мертва!", - Валилан рухнул на землю и стал плакать. Стража и слуги, добравшись до виллы Синцзянь тоже остановились, озадаченно переглядываясь и наблюдая за сценой.
"Вы можете идти", - бросил им Синцзянь и вновь обратился к юноше - "Кто убил их?".
"Великие Воины Гарсии", - ревел тот - "Спастись из всей деревне удалось только мне. Едва попав на нашу территорию, они стали убивать каждого, кто попадался им на глаза. Они убивали не только мужчин, но и даже женщин и детей!".
Великие Воины Гарсии по силе были точно такими же, как и Рыцари Академии. Гарсия, очевидно, воспользовалась помощью третьей стороны и наняла людей с первой профессией.
В ответ на слезы парня, Синцзянь ответил - "Знаешь, кто именно из Гарсии сделал это?", - его острый взгляд лезвием впился в глаза парня - "Не смей лгать. Соврешь, я и тебя убью вместе с ними".
Парня тут же окутало ледяным ветром. Однако, ответил он сразу же, ведь врать или сомневаться в своих словах он просто не мог - "Это был Черный Демон Мумукея. Пока я прятался, я слышал, что так звали их лидера".
Один из слуг, уже уходя, бросил - "На их языке слово Мумукея переводится, как ‘хороший охотник’. На этот раз один из их лидеров – Присужденный Воин (то же, что и Присужденный Рыцарь). Один из трех Присужденных Воинов так и зовут - Мумукея".
Мумукея – воин со второй профессией.
Конечно же, у Гарсии не было такого четкого строя, как у Империи. Чтобы кому-нибудь из них получить профессию, для этого им необходимо прикладывать невероятные усилия.
Вторая профессия отличалась от Имперской, в которой особое внимание уделялось поэтапному развитию. Переход через один этап позволял получить новый уровень. Воин постепенно менял свою жизнь и способ взаимодействия с Частицами Эфира, постепенно увеличивая способности, делая их схожими силой разве что со стихийными бедствиям. Воины Гарсии же совершенствовались сразу.
Таким образом, каждый из Подтвержденных Воинов был 20 уровня и развиваться дальше не мог. Но даже при этом, обычный Рыцарь с первой профессией не был им ровней.
Посмотрев на парня, Синцзянь ответил - "Хочешь, чтобы я убил их?".
Один из слуг, услышав предложение Синцзянь удивленно крикнул - "Сэр, Вы ведь не сможете! На этот раз Гарсия привела сюда сотни Великих Воинов и Подтвержденного Воина Мумукею. По силе он сравним с нашими Подтвержденными Рыцарями, нельзя недооценивать его мощь...".
От слов слуги, парень запаниковал, хотя еще минуту назад мечтал о расправе. Откуда ему было знать реальные силы своего кровного врага Мумукеи?
Синцзянь, заметив сомнение в его взгляде заулыбался. Его глаза налились намерением убийства; ярость наполнила тело, оно было готов взорваться в любую минуту и гудело, подобно вулкану.
Легким движением руки, он вытянул из ножен меч. Затем, не менее привычно, он достал из за пояса Серебряного Дракона.
Он начал рассуждать - 'Очень хорошо. Я как раз собирался развить свой навык меча или Волны и получить 19 уровень до начала Регионального Отбора'.
Метод его ментального культивирования в буквальном смысле начал биться изнутри его тела, настолько усердно он работал.
В этот же момент Синцзянь осознал и то, что если сможет столкнуться с Мумукеей и ударить его хотя бы раз, непременно успокоит свое сердце полностью, поняв собственную природу и добившись невероятного прогресса в Ментальном Методе Культивирования.
Ко всему прочему, это могло стать своего рода испытанием. Если ему не суждено побить столь сильного воина, то как он собирается очищать мир от зла? Да и лучшего метода познания себя, вероятно, найти у него уже никогда не получится. Эта битва должна была решить многое.
Синцзянь выбрал сложный, тернистый путь. Однако, в правильности своего выбора он уже не сомневался.
"Жди в Академии. Я отомщу за всю твою деревню и принесу тебе голову Мумукеи".
Над местностью поднялся ураганный шторм и с головой захлестнул и плачущего парня и прибежавших слуг. Серебряный Дракон в руках Синцзянь, подобный тысячи молний, на всех порах летел в сторону поля Хуан Линя.
Разрушить его с помощью Ци Синцзянь и обычного стального меча было бы невозможно.
Используя обычный меч в качестве причины техники Повелителя Меча Бури, Синцзянь ускорил себя. В другой его руке находился заряженный Серебряный Дракон. Синцзянь надеялся на его прочность и атакующую мощь и намеривался с его помощью разрубить клетку.
Клетка была создана Хуан Линем и, очевидно, могла выдержать серьезные нагрузки. Обычным мечом сломить ее было нельзя. Но выдержит ли сетка удар на скорости звука, нанесенный Серебряных Драконом?
Спустя, примерно, минуту, на клетке от сверхзвуковых ударов, начали образовываться зарубки. Раздался треск и из отверстий повалил черный дым, оглушая Синцзянь своим шипением. На вилле поднялись в воздух мечи, создав из своего многочисленного количества темное облако. Мгновение спустя, все они разом вонзились в сетку.
Синцзянь оглушил неимоверный грохот.
"Дзынь, дзынь, дзынь. Да будет непоколебимый дух!”
"Дзынь, дзынь, дзынь, дзынь, дзынь. Да содрогнется мир!"
0Глава 133 Возвращение
Подобным образом Синцзянь изучал кусок металла несколько часов подряд. Было обнаружено, что металл способен превращать часть кинетической энергии в тепло. Иными словами, этот металл подходил для создания Оружия как нельзя кстати.
Тем не менее, все последующие дни Синцзянь продолжал получать все новые материалы и изучать их. Среди новых вещей были желеобразные материалы, материалы, способные менять свою форму и даже стальные балки, поглощающие солнечный свет.
Но материала лучшего, чем прежний, что генерировал тепло из кинетической энергии, найти было невозможно.
Посмотрев на Эдгара, Синцзянь спросил - "Что это?"
Эдгар, окинув взглядом руду, ответил - "Это Сейсмо Сталь. Металл не очень устойчивый, но способный выдерживать высокое давление. В целом, руда отличная…
"Но, к сожалению, чрезвычайно редкая".
За эти несколько дней разговор об убийствах или о банде Ядовитых Змеев не начинался ни разу. Эдгар вообще отметил, что лучшего собеседника, чем Синцзянь, за всю жизнь он еще не встречал. Более того, за почти неделю, ему удалось хорошенько наладить с ним отношения.
Посмотрев ему в глаза, Эдгар начал - "Хочешь ее?"
Синцзянь кивнул в ответ - "А сколько будет стоить?"
"Деньги – не проблема", - покачал головой старик - "Гарсия снова начала наступления, Гаррисон стянул территорию на несколько сотен километров. Вещи, вроде Сейсмо Стали, поставляют только туда.
"И шахты, где добывают эту Сталь, хорошо охраняются. Обычному человеку туда не войти.
"Если хочешь попробовать, тебе нужен план. Ну, или, тебе нужно просто пройти через все поле боя и найти главную шахту".
Синцзянь нахмурился. Сейсмо Сталь подходила для создания Светящегося Оружия лучше всего. Если бы у него было достаточное ее количество, ему бы удалось создать Оружие буквально за день, не испытывая особого риска.
"В Кирсте подобного уже не осталось", - качал головой Эдгар - "Раздобыть кусочек этого материала я смог лишь потому, что кто-то его оставил, не забрав партию до конца. Теперь найти ее получится только в шахте".
Синцзянь кивнул, поднял руду и направился к двери.
Эдгар опешил. Наконец, он крикнул - "Уходишь?"
Ответа не последовало. Синцзянь сумел добиться в Кирсте многого. Его метод ментального культивирования стал расти, а сам он, наконец, понял, по какому пути должен двигаться, дабы удовлетворить собственное сердце.
Ему даже удалось накопить новые техники, и когда они достигнут максимального уровня, шкала опыта Намерения Меча достигнет своей вершины.
Что касаемо Светящегося Оружия, с ним тоже все стало понятно. Основной целью в этом деле была добыча Сейсмо Стали.
Глядя в след уходящему силуэту Синцзянь, Эдгар беспомощно спросил - "Молодой человек, у Вас прекрасный талант и яркое будущее. Зачем усложнять себе жизнь, тратя время на бездомных и бедных?
"В мире итак полно зла. Неужели Вы намереваетесь искоренить его полностью?"
Синцзянь ответил, не оборачиваясь - "У меня есть сердце и желание изменить мир".
На некоторое время, Эдгар потерял дар речи. Лишь когда Синцзянь скрылся полностью, у него получилось прошептать фразу - "Какая невероятная жажда убийства…".
Синцзянь, тем временем, на запредельной скорости ворвался в Академию. Едва ступив на свой порог, он заметил фигуру.
Остановившись, он поклонился - "Мастер".
Хуан Линь обернулся с невозмутимым лицом - "Много людей убил в Кирсте?"
Не скрывая правды, юноша ответил - "Много".
"И зачем ты их всех убил?", - поинтересовался Линь.
Синцзянь - "Я хотел убить тех, кто заслуживает смерти".
Тогда старик вздохнул и сказал - "И с чего ты взял, что они заслуживали смерти? В этом мире слабый молится на сильного, пока сильный наживается на слабом. Кто из нас хотя бы раз не оступался? Хорошо, что ты убил обычных людей. А что было бы, если бы все они были Рыцарями, Подтвержденными Рыцарями или Воинами Божественного Уровня, что тогда?"
Синцзянь невозмутимо отвечал - "Вырезал бы их по одному".
Линь нахмурился больше - "Чем чаще ты будешь вести себя подобным образом, тем больше проблем ты себе создашь. Никто не захочет иметь напарника вроде тебя. Будь то простолюдин, аристократ или верхушка Империи, если все они пойдут против тебя, что ты противопоставишь?
"Даже если бы я сам сделал бы что-нибудь настолько плохое, что в жизни не только я, но и никто другой подобного сделать бы никогда не посмел, ты бы тоже убил меня?"
Синцзянь долго мялся. Он думал, как бы ответить помягче, или соврать, но мысли его были как никогда прямолинейны. Они становились яснее, но, в то же время, тверже.
Взгляд Линя стал подобен острию лезвия, но спокойным голосом, он констатировал факт - "Должно быть, убил бы".
Не закончив эту фразу, он выпустил по направлению к Синцзянь мощный поток энергии. Мгновение спустя, юноша кубарем влетел в собственную виллу, выплевывая наружу массивные сгустки крови.
'Мастер атакую меня с силой... Подтвержденного Рыцаря?'
Синцзянь приземлился на ноги - 'Подумать только, я и среагировать не успел, удар был настоящим'.
Мгновением позже, в небе показались сотни мечеобразных Ци, что совсем скоро обещали обрушиться на Синцзянь ливнем.
Сам же юноша внезапно побледнел. Затем, выхватив меч, он направил в сторону Линя несколько десятков воздушных воронок.
Окрестность оглушил хрустящий треск. На теле Синцзянь стали проявляться раны. Кровь текла без остановки.
Хуан Линь атаковал его серьезно, полностью вкладывая в удары все силы Подтвержденного Рыцаря.
Потоки движений из различных техник, подобно реке помчались в сторону Синцзянь. Скорость их была настолько высокая, что даже ему оказалось трудно их замечать вовремя. Каждый удар Линя отдавался в теле Синцзянь потрескиванием костей и скрежетом мускулатуры.
С характерным звоном, меч разлетелся на осколки. Выругнувшись, парень отступил на семь шагов назад и встал.
Подняв свою голову, он увидел, что вся его вилла оказалась охвачена тысячами потоками мечеобразной Ци.
Хуан Линь использовал свою Убийственную Технику – Разрушение Пространства Мечом. Потоки Ци замирали в воздухе, образуя индивидуальную форму, чем-то напоминающую клетку или сеть.
Издалека раздался голос Мастера - "Ты несдержанный ученик. На этот раз боевой практики не будет. На вилле много еды. Можешь остаться там и тренироваться самостоятельно".
Наскоро сев, скрестив ноги, Синцзянь стал прокручивать в голове движения Линя. Большинство из них из-за скорости заметить оказалось невозможно, потому и бреши в них заметить Синцзянь не удалось.
'Я все еще не могу быть ровней Подтвержденному Рыцарю?'
Тем временем, Глава, вздыхая, обратился к уставшему Линю - "Ну и зачем ты это сделал?".
Линь, улыбаясь - "Не хочу, чтобы он стал как я. Боевую практику проводить с ним сейчас опасно. Будет лучше, если я вмешаюсь в его дела лично".
Глава, качая в ответ головой - "И почему у всех твоих учеников такой отвратный характер".
"Разве может меч быть острым, если сердце его владельца мягкое?", - улыбался Линь - "Сотня увиденных смертей закаляет дух. Однако, если бы Синцзянь беспокоился только о себе, большего звания, чем звания мусора, он был бы недостоин. И даже сотня смертей тут оказалась бы бессильна. Тем не менее, есть способ, с помощью которого он может стать лучше.
"Метод его культивирования очень неординарный, но в нем есть нечто особенное.
"Если он и дальше будет развивать решительность, то у него будут все шансы стать Воином Божественного Уровня".
0Глава 132 Сбор
В одной из комнат резиденции Эдгара, читая учебник по искусству меча, сидел Синцзянь.
Клан Эдгара был особенным – аристократическим. Поэтому, несмотря на все, об их финансировании многим другим кланам можно было только мечтать. Аристократический клан мог позволить себе целую коллекцию Взращиваемых и Тренировочных техник.
И Синцзянь, будучи ‘коллекционером’, не мог упустить возможность и не заглянуть в их библиотеку.
Изучение материала прервала открывающаяся дверь в комнату – то был глава клана. Увидев Синцзянь прямо за столом, он невольно побледнел и впал в ступор. Несравненное искусство меча Синцзянь очень запало ему в сердце, ведь раны, которые он ему нанес на днях, пришлось хорошенько обработать.
Не отрываясь от книги, Синцзянь бросил - "Я проверил тебя. Ты и правда не был в курсе о многих их делах".
Все прежние слова Эдгара были правдой. Расследование Синцзянь показало, что Эдгар устанавливал связи с Ядовитыми Змеями лишь ради того, чтобы наладить прибыль средств и накопить как можно больше учебников.
А, что касаемо всех тех злодеяний, что вытворяла банда – о них он был не в курсе. Ядовитые Змеи намеренно скрывали свои планы от вышестоящего руководства, вроде Эдгара.
Да и в самом деле, будучи аристократом, разве стал бы Эдгар просить Змеев заниматься торговлей и проституцией? Все эти бесчестные поступки лежали только на совести рядовых членов банды.
Услышав слова Синцзянь, глава облегченно вздохнул. Однако, не желая выставлять себя в плохом свете, он отказался принимать поражение в этой словесной дуэли - "Синцзянь, ты ворвался в Кирст и начал убивать людей. Звание Рыцаря не позволяет тебе совершать подобные действия. Я доложил о тебе в Ассоциацию. Можешь ждать расследования".
Слабость всех Рыцарей. Если бы Синцзянь не был Рыцарем, его бы просто задержали, окружили и забили до смерти. Ну, или с ним просто расправилась бы Городская Стража.
Но титул Рыцаря меняет многое. Кроме Рыцарской Ассоциации, никто более не имел правда проводить расследования.
Синцзянь убил много разбойников. На Земле это стало бы настоящей трагедией, но в Чудесном Мире, это всего лишь цифры, которые ведут аристократы.
Выслушав Эдгара, он покачал головой - "Ты не был замешан в их злодеяниях, но, будучи старшим, ты не следил за ними. Причина, по которой Ядовитые Змеи устроили такой ад, кроется именно в тебе. Тебе повезло, ведь убивать тебя я не стану. Я думаю, что ты можешь мне кое с чем помочь".
От такого заявления лицо Эдгара бросило в краску. Он, было, собирался горячо ответить Синцзянь, но, вспомнив его мастерство меча и вероятные связи с Девиттом, передумал. Ярость быстро уступила место горечи.
Большие связи и неповторимое мастерство боя. Оскорбить такого человека он просто не мог.
"Чего ты хочешь?"
"Не много", - закрыл учебник по Взращиваемой технике Синцзянь и посмотрел в окно умений - "Через пять дней я вернусь в Академию. За этот срок ты должен приготовить для меня свои лучшие техники меча”.
"Все они должны отличаться друг от друга. Так же, мне нужны некоторые материалы. Они должны быть высшего качества. Пожалуйста, постарайся".
Эдгару подобная просьба показалась немного странной - "И… Какие именно техники тебе нужны?".
"Не имеет значения, если они отличаются друг от друга", - сказав это, Синцзянь превратился в тень и исчез.
"Я буду приходить сюда каждый день, в одно и то же время. Эдгар, надеюсь, ты меня не разочаруешь".
И Синцзянь ушел.
Эдгар тяжело вздохнул, думая, что просьба Синцзянь оказалась и не такой уж и сложной. Все, что ему необходимо - найти нужного человека для выполнения этой работы.
Тем временем, Синцзянь не просто растворился в воздухе. Всего лишь за одно мгновение, он оказался за несколько тысяч метров от дома Эдгара, стоя на крыше случайного здания.
Если он не убьет Эдгара, гнева аристократии ожидать не придется.
К такому выводу он пришел после долгих раздумий. Но и после принятия решения трудности не прекратились – метод культивирования перестал расти.
Теперь надпись в Окне Умений выглядела так - 'Универсальный Меч ******'. Остальная часть названия оставалась размытой.
Синцзянь думал - 'Физическому телу нужны долгие и упорные тренировки для того, чтобы хоть что-нибудь изменилось, но рост души может случиться буквально за мгновение.
‘И, в то же время, перемены в моем сердце и весь тот накопленный опыт, могут означать лишь то, что я прошел долги и трудный путь у себя в голове. Весь этот результат есть укрепление и улучшение моего первоначального знания о мире.
'Да, я пришел к решению, но благодаря ему я потерял давление со стороны аристократии. Вместе с ним я также потерял и стимул к развитию. Давление меня подстегивало, и теперь мой прогресс остановился'.
Все равно, как если бы жесткий слуга порядка за одну ночь решил стать буддийским монахом. Такие перемены называют мутацией духовного состояния.
Переходить с одного уровня жизни на другой всегда тяжело. Нет, отказаться от мирских благ и стать монахом – просто, но изменить свое мировосприятие – нет. За один день невозможно стать ни святым, ни, напротив, императором всего мира.
Чтобы стать императором, вершиной человеческого мира, нужно обладать особом складом сознания. Нужно идти к своей цели шаг за шагом. Нужно быть готовым принять огромную ответственность. Нужно уметь смотреть на людей сверху вниз.
Нельзя стать императором, прочитав пару книг или поиграв в ролевые игры. Равно как и нельзя просто так стать буддийским монахом.
Разум Синцзянь работал в точно таком же ключе. Нельзя совершить коренной переворот разума, просто единожды подумав каким-либо определенным образом, или сказав какое-нибудь слово. Чтобы изменить свой разум, нужно жить так, как необходимо. Превращать обдуманные мысли и слова в действия. И чем выше уровень ментального контроля, тем более верным оказывается это высказывание.
Впрочем, возвращаясь к проблеме Синцзянь, решить ее просто так было невозможно. Синцзянь не мог вернуться обратно и убить Эдгара, ведь за ним не было никаких преступлений. Да и убийство играло не самую важную роль в росте. Важно было удовлетворять потребности сердца.
Все, что он мог пока что делать – искать в Кирсте злодеев, убивать их, и затем наведываться обратно к Эдгару, изучая приготовленные для него техники.
Найти членов Ядовитых Змеев в Кирсте стало практически невозможно. Теперь злодеев стало заметно меньше.
В течение следующих пяти дней, Синцзянь приходил к Эдгару и изучал приготовленные им техники. Эдгару приходилось тратить много денег на выкуп Взращиваемых техник у различных школ.
Также, за эти пять дней, Эдгаром было собрано столько материалов для Синцзянь, что они едва помещались на его столе. Большинством из них, конечно же, являлись руды, но были, как и растения, так и кости.
Синцзянь взял случайный кусок руды. Из его рук пестрелись лучи света, окутывая предмет собой. Руда стала выглядеть несколько размыто, и под взглядом Синцзянь, полным надежд, она вскоре треснула.
Покачав головой, Синцзянь взял следующий кусок.
Он намеривался узнать, какой из существующих материалов сможет выдержать дрожь и в будущем стать Светящимся Оружием. Он искал материал, на котором можно было бы успешно применить Эфир Божественного Искусства.
Однако, случилось так, что на данный момент ни один из скопленных за пять дней материалов не выдержал процесса создания Оружия.
Лишь один единственный кусок металла во время пробы заставил Синцзянь перемениться в лице.
Металл не только выдерживал большие перегрузки, но и вскоре начинал самостоятельно нагреваться.
0Глава 131 Сегодня я стал собой
Посмотрев в глаза Хогану, Синцзянь холодно начал - "Если тебе есть, что сказать – говори прямо, а не с помощью Волн".
Наблюдая за тем, как он вскипает, Синцзянь продолжал - "Говоришь, на их место встанут другие? Поэтому мы не должны брать все в свои руки?
"А что насчет людей, что страдают от них? Что с ними-то делать? Дети, что погибли от их рук, молодые девушки, чья жизнь теперь разрушена... О них всех мы тоже должны забыть?", - качал головой Синцзянь - "Эти люди живут неправильно, и другие из-за них тоже погружаются в бездну разврата. Разве это хорошо?
"Из-за страха появления новых группировок и, как следствие, войн, мы должны спускать все их злодеяния им с рук? Поступая подобным образом, разве мы не подвергаем риску жизни добрых, хороших людей?"
Чем больше говорил Синцзянь, тем яснее становились его мысли. Подобно небу, хмурые тучи которого раздувал ветер, его намерения становились яснее.
Метод ментального культивирования, тем временем, продолжал усиленно вращаться по телу. Название переменилось и 'Искусство Медитации Ледникового Периода' прочесть было уже нельзя.
Хоган, готовый в любую секунду разорваться от злости, кричал - "Может, тогда что-нибудь предложишь сам? Убить их всех? Ты что, совсем ребенок? Как можно убить столько людей?
"Для чего существует закон? Если каждый второй будет вести себя так же, как ведешь сейчас себя ты, наша нация перестанет существовать. Для нации стабильность важнее всего прочего!
"Все, что мы можем делать – контролировать их, поддерживая государственное спокойствие… Свести к минимуму все злодеяния, но не искоренить их вовсе. Ты понимаешь, что твой метод будет представлять угрозу жизни для множества невинных людей?"
"Их смерть – не моя забота", - холодно отвечал Синцзянь, ни на секунду не отводя взгляда от его глаз - "Я убиваю только тех, кто заслуживает моего клинка. Если кто-нибудь станет убивать невинных людей из-за этого, это уже станет проблемой тех, кто их убивает. Разве касаются их злодеяния моей совести?
"По-настоящему хорошие люди не могут нести за это ответственность или страдать от подобных перемен.
"Ну, а если они сами начнут творить зло, чувствуя свободу, я уничтожу и их ".
Высказав все, что у него накопилось, Синцзянь почувствовал свободу мыслей. Ему казалось, что разум осветила яркая молния. В окошке умений снова стали происходить изменения. Совсем скоро проявятся первые слова.
Спокойным голосом, Синцзянь продолжал - "Ты неспособен понять всей сути, у тебя даже собственной точки зрения нет. Ты помогаешь тем, кто сеет зло, и совсем не думаешь о тех, кто нуждается в помощи. Почему ты вообще до сих пор носишь звание Рыцаря?".
Хоган издал холодный смешок - "Это твои слова не имеют никакого смысла. Думаешь, те, кого ты убиваешь – плохие люди. Но есть же у них жены? Родители? Дети? Они ничем не отличаются от тебя, человека, сеющего в городе хаос, совершенно не понимая всей сути вещей, так?
"Признайся себе, ты просто удовлетворяешь собственную потребность в убийствах. Когда ты вообще по-настоящему думал о простых людях?"
"Зло есть зло. Этот мусор ведет себя не очень хорошо и на самом деле заслуживает смерти. Но их родня тут не при чем, они ведь пытались отговорить их от злодеяний.
"Но, в отличие от нас, Рыцарей, имеющих железную волю и способность искоренить зло, они – обычные люди. И винить их за то, что они пытаются сохранить связь с родственниками нельзя.
Синцзянь - "Я не буду чувствовать вину, ведь проблемы, которые возникнут в результате смерти их родни, меня касаться не будут. Но если кто-нибудь из их семей совершит ошибку и нападет на меня, тогда я убью и их.
"Как я вообще могу поменять свое мнение из-за возможных конфликтов других, не имеющих никакого отношения ко мне жителей города?"
После очередной тирады, разум Синцзянь стал подобен чистому, белому листку. В его сердце не было и намека на злобу.
'Так я и считаю на самом деле. Так я и чувствую мир. Вот он – настоящий я!'.
Хоган лишь холодно улыбался - "И что тогда не так? А что вообще так? Что есть зло? Правосудие? В мире столько воров, грабителей, проституток... И сколько у каждого из них случаев из жизни, о которых им хотелось бы позабыть? И столько Рыцарей... Кто из нас не убивал? На каких основаниях ты вообще имеешь право судить людей?".
"Будь то добро или зло, правосудие или зло, всегда нужно разбираться в проблеме. Судить только из собственных соображений нельзя, поэтому я собираюсь действовать объективно", - Синцзянь - "С помощью собственного меча, я хочу очистить мир от зла, хочу очистить собственное сердце от повсеместного чувства несправедливости, сделать мир чистым и невинным".
"Но это ведь всего лишь твое личное мнение и оно не должно задевать других людей!", - очевидно, Хоган был категорически не согласен со словами Синцзянь. Впрочем, заметив нарастающую позади него страшную ауру, он добавил - "Ты... Ты сменил свой метод ментального культивирования?"
Синцзянь вспоминал то, как долгие годы его унижали родственники, как клан Фан не давал ему возможности почувствовать себя нужным, почувствовать свободу. Наконец, он спокойно начал - "В прошлом, на протяжении многих лет, у меня не было возможности, быть собой. Я был слишком слаб.
"Но теперь я знаю искусство меча, у меня есть оружие и я стал заметно сильнее. И чем дальше я расту, тем меньше запретов ощущаю.
"Но если я не могу быть собой, делать то, чего я хочу, если я вынужден плясать под чужую дудку даже сейчас, какой вообще смысл иметь такую силу? Зачем тогда вообще становиться сильнее?"
Все так же холодно - "Я хочу быть тем, кто очистит мир, но для этого у меня должно быть сердце. Я должен понять, что в мире правильно, а что нет".
В сознании Синцзянь что-то рвануло. Подобно Бирманским Стеклянным Ящерицам [1] что-то взорвалось и тут же рассеялось. Почувствовав некоторые перемены, он бросил свой взгляд в Окошко Умений. Первая часть названия уже была доступна - 'Универсальный Меч', однако, остальная часть по-прежнему оставалась туманной.
Синцзянь стал ощущать невероятный прилив сил, и то, как выросла его аура. Безусловно, настанет день, и сил его хватит на сокрушение мира – так ему казалось.
Следующей заметной вещью стало измененное мировосприятие Синцзянь. Он окинул взглядом зал, Эдгара, Джерри и прочих. Все казалось другим.
Эдгар, тем временем, понял, что намечается нечто неладное, но уходить пока не стал. Выждав момент, когда Хоган и Синцзянь прекратят разговор, наконец, вставил - "Чего ты хочешь, Синцзянь? Ты ведь помнишь о правилах Империи?"
"Чего я хочу? Когда я, Фан Синцзянь, делаю что-нибудь, никто не имеет право мешать мне. Все, чего я хочу – успокоить собственное сердце", - Синцзянь вытянул меч и выпустил наружу намерение убийства.
Хоган, опомнившись, закричал - "Беги!"
Но было уже поздно. Синцзянь махнул своим мечом наотмашь, и белые волны мечеобразной Ци, подобные свету, моментально рванули вперед. Хогана атакой не задело, но Джерри и другие семеро его спутников, столкнувшись с потоками энергии, что уже разлетелись на сотни кусочков, превратились в кровавую лужу.
Старший Рыцарь Эдгар не был похож на Ребекку, но был силен точно так же, как и Задех. Вот только Синцзянь успел подключить Невероятное Намерение Меча со своей Убийственной Техникой Повелителя Бури, и тут же нанес по нему серию ожесточенных ударов. Так что, сделать старику ничего не удалось.
Более, чем десять потоков Ци, закружились, подобно вихрю, вокруг него оставляя на теле алую кровь.
Безумные волны Ци, вкупе с Намерением Меча Синцзянь, создавали адскую смесь, против которой ничего не мог противопоставить даже такой сильный человек как Эдгар. Конечно, его силы были сравнимы с силами лучшего инструктора Задеха, но отразить атаки Синцзянь для него оказалось невозможно.
Очевидно, что даже тогда Синцзянь был мощнее Задеха, а уж теперь, когда стал сильнее, и подавно. Отныне найти человека с первой профессией, который был бы так же силен, как и он, было практически невозможно.
Впрочем, накидка и Силовое Поле Эдгара смягчили удар, и раны, нанесенные Синцзянь, оказались для него не смертельны.
Сжав зубы, Хоган преградил путь Синцзянь - "Ты понимаешь, что отныне ты становишься врагом аристократии Кирста? И все ради культивационного метода? Что, правда того стоило?"
Синцзянь покачал головой - "Это не я стал их врагом, это их участь".
Бросив взгляд на Эдгара, он спокойно продолжил - "Сегодня я оставлю тебя в живых. Но если я узнаю, что ты нарочно позволил Ядовитым Змеям сделать что-нибудь еще – тебе не помогут даже молитвы".
Синцзянь снова повернулся к Хогану - "Хоган, не дай мне повода сомневаться в тебе. Если я узнаю, что ты был замешан, я покажу, насколько острым может быть мой меч".
Сказав это, Синцзянь моментально испарился.
Откуда-то издалека, прозвучал его громогласный голос - "Я смог развеять туман в голове с помощью меча; и только сегодня я понял, кто я такой на самом деле".
Эдгар, испуганно - "Сумасшедший, этот парень сумасшедший!"
В следующие мгновение, в зале раздались новые крики. То были члены банды Ядовитых Змеев. Прежде чем уйти, Синцзянь успел казнить каждого из них лично.
Хоган, с невероятно бледным лицом выпалил - "Ни уважения к правилам, ни уважения к уставу! Он просто ничего не ценит!"
В ту ночь Ядовитые Змеи были истреблены в корне. Все те, кто совершал преступления, прикрываясь именем этой банды, был уничтожен Синцзянь, в результате глубокого расследования. Некоторым он просто ломал конечности, а некоторых жестоко уничтожил.
[1] Бирманские Стеклянные Ящерицы или Азиатские Стеклянные Ящерицы – вид безногих ящериц.
0Глава 130 Спор
Синцзянь медленно подошел к нему - "Где твой босс? Почему не пришел сюда? Где он?".
Босс Ядовитых Змеев оказался осторожным человеком. Зная, что на его территории кто-то устроил беспредел, он не ринулся в бой сам, но вместо этого отправил сюда своих людей.
Лидер, к которому обратился Синцзянь, дрожал от страха настолько сильно, что оказался неспособен вымолвить ни слова. Нахмурившись, Синцзянь собирался задать вопрос еще раз, но приближающиеся снаружи помещения шаги помешали ему:
"Всем стоять!
"Мятеж тут устроили?"
Внутрь ворвались десятки охранников. Увидев лежащих на полу мужчин и стоящего по центру зала юношу, они впали в ступор. Наконец, их главный обратился к Синцзянь - "Кто ты такой? Что тут случилось?".
Надеясь на защиту, лидер банды, схватил за рукав одного из стражей и закричал - "Помогите! Спасите! Он хочет убить нас! Спасите меня!".
Стража заметно напряглась. Они смотрели в сторону Синцзянь, но узнать его им никак не удавалось. И хотя лидер банды и не говорил о том, что Синцзянь использовал Силовое Поле, охрана поняла это и без него. Разве смог бы он повалить всех на пол иначе?
Натянув улыбку, лидер стражи начал - "Могу ли я узнать твое имя? Почему мы не можем отойти в сторону и спокойно поговорить?"
Но Синцзянь разговаривать с ним было неинтересно. Бросив короткий взгляд в его сторону, он сказал - "Ты следишь за этой территорией Ядовитых Змеев? Должно быть, ты вложил много сил в свою работу. Иначе невозможно окунуть его в такую грязь".
Разве мог его собеседник не уловить сарказм? Впрочем, теперь он смотрел на Синцзянь немного покорнее, нежели раньше. Наклонив к нему свою голову, капитан широко заулыбался - "А ты все шутишь... Скажи, как наша банда обидела тебя?", - ловким жестом, он толкнул мешок с деньгами к Синцзянь.
Холодно усмехнувшись, Синцзянь отбил взятку и сказал - "Скажи главе Ядовитых Змеев Джерри, что он обязан прийти сюда в течение двух следующих часов. Если он откажется, потом ему будет гораздо хуже.
"Ты от Хогана, верно? И как тебе только хватило смелости проворачивать все это, прикрываясь Ядовитыми Змеями. Сначала я разберусь с Джерри, затем настанет и твой черед".
Капитан заметно побледнел. Он всячески старался подкупить Синцзянь, но тот оставался непоколебим. Более того, Синцзянь даже упомянул Хогана, а, значит, он не боится и его. Все это пугало главу стражи все больше, и в конечном счете, он начал отступать.
Все же, некоторые вещи интересовали его даже слишком - "Может быть, Вы скажете мне свое имя? Так моим братьям будет легче действовать...".
Ответа не последовало. Синцзянь закрыл глаза.
Абсолютно бледный, он вышел наружу. Ему все никак не удавалось понять, кем же на самом деле был тот юноша.
На входе, к нему подошел один из стражников – достаточно крупный воин. Это, конечно же, был Старший Боевой Брат Огден из Школы Пути Меча.
Глядя ему в глаза, Огден начал - "Капитан, этот человек в зале очень похож на...Он похож на Синцзянь".
"Чего?", - нервно спросил тот - "Ты уверен?"
Огден - "Некоторые из наших братьев участвовали в Отборе. Если мне не верите – можете у них спросить".
Тогда капитан принялся расспрашивать остальных стражников. Как и ожидалось, все они подтвердили слова Огдена.
На его лице появилась улыбка - "И подумать только, это же и есть тот самый шестнадцатилетний Герой Меча Бури. Нет, теперь нам тут не место", - обернувшись к своему помощнику, он продолжил - "Иди и доложи все Джерри. Пусть он явится сюда как можно скорее, иначе дело примет крутой оборот".
Вспомнив слова Синцзянь, он вздрогнул и закричал - "И еще, найди мне Хогана. Похоже, намечается битва Богов. Мы тут явно лишние...".
Синцзянь, тем временем, продолжал ждать. Лидер банды уже успокоился, и в глазах его даже появилась агрессия.
Впрочем, и он, и его помощники все еще находились под давлением Поля. Так что, выбраться им сейчас никак не удастся. Максимум, который им был позволен – корчиться от боли и стонать.
Спустя час у входа появился Хоган, в сопровождении одного старика и семи крепких парней.
Покачав головой, он заулыбался - "Синцзянь, Синцзянь... Почему ты не предупредил нас о своем визите в Кирст?", - окинув взглядом разбойников, он продолжил - "А это еще что такое?".
Синцзянь не ответил. Но, посмотрев на спутников Хогана, начал - "Кто из них Джерри?".
Улыбаясь, старик показал пальцем на одноглазого мужчину средних лет - "Он – Джерри. Глава Ядовитых Змеев. Остальные шесть – его братья".
Окинув его взглядом, Синцзянь бросил - "А ты кем будешь?".
Хоган вмешался - "Ха-ха, это же Старый Мастер Эдгар. Он же и старший Рыцарь Кирста, и глава Клана Эдгара".
Сказав это, он начал шептать, посылая с помощью Силового Поля тайное сообщение прямо к уху Синцзянь - "Синцзянь, Клан Ядовитых Змеев заручился поддержкой их клана. А Клан Эдгара, как ты понимаешь – один из аристократических кланов.
"Он не очень большой. Потому они и не могут создать Академию, вроде Тресской или заниматься торговлей на официальном уровне. Выживают как могут.
"Он сам привел сюда братьев Джерри. Это говорит об его уважении к тебе. Когда убьешь их, поговори с ним. Он ценит твой талант, и, я уверен, разговор будет интересным".
Конечно же, игнорируя сообщения Хогана, Синцзянь обратился к старику напрямую - "Старик, ты тоже помогал Ядовитым Змеям?".
В его голосе была нотка строгости, и, уловив ее, доныне улыбающийся старичок, несколько удивился и впал в ступор.
Он не думал, что юноша осмелится говорить с ним в таком тоне перед, примерно, сотней человек.
Побледневший Хоган по-прежнему посылал Синцзянь сообщения - "Синцзянь, что ты вообще творишь?!".
Но тот не унимался - "Значит, ты тоже причастен к торговле детьми, ко всем тем мучениям, сломанным конечностям и прочим детским слезам?
"Ты не был против проституции. Девушек в буквальном смысле крали, заставляя их торговать собственным телом. И в тот момент, когда они переставали обладать первоначальным видом, вы просто выбрасывали их на улицу.
"Знаешь ли ты, сколько в результате пострадало семей? Знаешь ли ты, сколько людей желает вам смерти?"
Неуклюже улыбаясь, Эдгар отвечал - "Я не имею к этому никакого отношения. Откуда я вообще должен был обо всем этом знать?".
В ярости, Хоган стал кричать -"Ты сам-то знаешь, чего хочешь? Не только в Кирсте существует преступность. Во всем мире столько плохих людей, сколько тебе и не снилось. Ну, уничтожишь ты Ядовитых Змеев, а их место займут Огненные Змеи, Ледяные Змеи или Темные Змеи. С ними ты тоже станешь драться?
"Эти люди все еще под нашим контролем и мы знаем, чего от них можно ожидать. Но какими будут новые группировки? Пойдут ли они с нами на контакт?
"Сколько людей погибнет во время сражений за новое место? О них ты подумал?
"Только при нынешнем положении дел Кирст не погрузится в пучину зла окончательно...".
0Глава 129 Стук в дверь
В северной части района для бедных, располагались два высотных здания.
И хотя для этих мест роскошный интерьер был редкостью, именно эти дома выделялись своим видом на фоне других. Пол выложен черными и белыми мраморными плитами, а внешние стены выкрашены золотой краской. Вместе с сотней факелов, которыми были окружены дома, интерьер становился по-настоящему особенным. Этакая смесь аристократии с простым людом.
Страшно и представить, сколько денег Ядовитым Змеям удавалось заработать, благодаря этим строениям в Кирсте. Здесь люди играли в азартные игры, покупали женщин на час, выпивали... И даже многие молодые и старые мастера из аристократического района так же приходили сюда.
Едва на город опускалась тьма, как здание тут же начинало полыхать яркими огнями. Все подступы к зданию моментально оказывались перекрыты повозками с лошадьми; не только мужчины, но и даже женщины с восторженными лицами приходили сюда.
Синцзянь вошел с главного входа. Стоило ему ступить на мраморный пол, как к нему тут же подскочил слуга. Слуге, конечно же, не понравились лохмотья Синцзянь, но умело скрывая свое презрение, с улыбкой на лице, он начал - "Молодой Мастер, Вы впервые сюда пришли? Что предпочитаете - карты, или шахматы? Или, может быть, хотите девочек… Для общения..?".
Ни сказав ни слова, Синцзянь просто двинулся вперед по холлу. Кругом располагались столы для игр, в воздухе то и дело проскакивали маты, где-то вдалеке кричали тосты, мужская брань, женские крики, а сопровождалось это все стойким запахом перегара и дымом табака. Синцзянь невольно нахмурил брови.
Склонив голову, он посмотрел на улыбающегося ему молодого человека. Синцзянь не хотелось говорить с ним. Откинув его жестким ударом ноги, он бросил - "Тащи сюда кого-нибудь, с кем я мог бы серьезно поговорить".
Лежа на мраморном полу, парень скривил лицо от боли. От пинка Синцзянь, очевидно, сломалась пара его ребер. После короткой паузы, он завизжал так, как визжат разве что свиньи во время бойни - "Ребята! Тут кто-то драться пришел, наводить беспорядок вздумал..!"
На его жалобный вой моментально сбежался десяток мужчин. Все они, конечно же, были крупного телосложения - выглядели в целом жестокими и сильными людьми. Все они – мужчины, тренирующиеся не первый год, однако, титул Рыцаря получим им так и не удалось.
"Парниша, со смертью играть вздумал?"
"Это территория Ядовитых Змеев! Смеешь вторгаться сюда и избивать людей?".
Не торопясь, подошли еще несколько мужчин. С насмешкой и даже интересом, они наблюдали за одиноким, затерявшимся в толпе мужчин Синцзянь. Синцзянь было всего лишь шестнадцать лет, и одет он был в какие-то лохмотья. Разве мог этот парень, по их мнению, оказаться сильнее взрослых мужчин?
Даже увлеченные азартом игроки отвлеклись от своих дел и стали наблюдать за сценой. Синцзянь не отвечал на задаваемые ему вопросы, чем вызвал их искренний и громкий смех.
"Парниша, ну ты даешь".
"Ха-ха, Большой Парень... Ребята, дайте ему подзатыльник, да вытолкайте наружу. В конце-то концов, он же всего лишь ребенок".
Сверкнув ледяным взглядом, Синцзянь пнул ногой в грудь одного из приближающихся мужчин. Издав жалобный стон, тот отлетел на десяток метров назад, врезавшись в игровой стол и переломив его на части.
"Черт, он тренировался!"
"Наляжем вместе! Убьем его!"
"Что, выучил пару движений и думаешь, что можешь влезать сюда, на территорию Ядовитых Змеев? А кто из нас тут не знает пару движений, кто из нас тут не тренировался?"
Яростно закричав, они разом ринулись на Синцзянь. Не предпринимая совершенно никаких действий, он просто смотрел на приближающихся противников своим ледяным взглядом. Лишь в самый последний момент, он спокойно поднял ногу, и та моментально размножилась, образуя все новые тени. Спустя несколько секунд, десяток мужчин беспомощно лежал на обломках игровых столиков, тихо гудя от боли. Несколько из тех смеющихся ранее игроков тоже получили по заслугам – некоторые из мужчин во время полета столкнулись не только со столами, но и с ними.
Зал оглушили стоны. Смеющиеся игроки, которым еще не досталось, умолкли. А тот самый улыбающийся молодой человек, что мгновение назад кричал о помощи, сейчас на четвереньках пытался выбраться из здания наружу.
Синцзянь сделал то, что ему предложило сделать трио из Банды Огненной Стаи. Рассказы об Ядовитых Змеях не врали. После того, как Синцзянь узнал о бесконечных злодеяниях этих Змеев, об их торговле людьми, о насильной проституции, о множественных смертях, ярость в груди запылала с новой силой.
Уже через несколько минут, Синцзянь стоял около входа в их главное здание. Он собирался наказать Ядовитых Змеев собственным мечом и заставить свой метод культивирования расти.
Таким образом, раскидав более десяти человек разом, он взял стул, поставил его на пол, и затем сел.
Рядом, напуганный, стоял один из слуг. Синцзянь не бил его, поэтому ран на его теле не было. Посмотрев на гостя заведения, помощник начал - "Так кто же Вы такой? Наш Клан Ядовитых Змеев перешел Вам дорогу?"
"Нет, мне вы не сделали ничего", - холодно отвечал тот - "Но другим вы доставили множество проблем. Если я прямо сейчас не убью вас всех, я уже не успокоюсь".
Помощник впал в ступор, глядя на Синцзянь, словно на идиота, и после паузы разразился громким смехом - "Вы – полный дурак! Думаете, если смогли побить нескольких из нас, сможете наказать все существующее зло и добиться справедливости? "
Синцзянь, спокойно - "Нет, я вовсе не хочу никакой справедливости. Я просто хочу убить вас, чтобы успокоиться, я же говорил".
Собеседник закивал - "Ну ладно. Посмеете ждать прямо здесь? Наши браться из Клана уже в пути. С удовольствием посмотрю на то, как Вы убьете нас всех", - сказав это, он побрел прочь, намереваясь позвать кого-нибудь еще на помощь.
Но стоило ему отвернуться, как в зале тут же раздался оглушительный свист. Стул с треском ударил помощнику по ногам, чем, конечно же, переломил их.
Закричав, держа руками ноги, он покатился по полу. Синцзянь все с тем же холодом отвечал - "Я разрешал тебе уходить?
"Уходить могут только те, кто не состоит в Клане Змеев".
Сразу же после этих слов, толкая друг друга, к выходу помчались посетители и проститутки. Уже через минуту, в зале остались лишь лежащие на полу мужчины и несколько неопределившихся членов игрального зала.
Синцзянь не атаковал их. С одной стороны, это они должны были напасть на Синцзянь, иначе босс мог их убить, с другой стороны, нападать на Синцзянь было не менее опасно.
Синцзянь не обращал на них внимания. Он просто сидел на стуле и ждал.
Примерно, спустя двадцать минут, на пороге показалась целая сотня разъяренных и вооружённых человек. У них в руках были и топоры, и тяпки и даже пики!
Первым делом, они подняли человека, в которого Синцзянь метнул стулом. Тот, посчитав себя в безопасности, выставил палец в сторону Синцзянь и закричал - "Посмотрим, как ты заговоришь теперь! Пусть ты и дерешься отлично, такую толпу тебе точно не победить, не так ли?"
Конечно же, он уже успел оценить силу Синцзянь и понять, что он силен. Но даже после этого, он ни за что бы не смог поверить в то, что Синцзянь – настоящий Рыцарь. Разве в шестнадцать лет кто-нибудь из них был им?
Уверенный в количественной победе, хромой прислужник продолжал - "Ублюдок! Как смеешь приходить на территорию Змеев и устраивать здесь подобное? Парни! А ну-ка, отрубите ему конечности! Я скормлю их собакам..!".
Искрометную тираду прервал Синцзянь - "Вы все хотите убить меня?".
Лидер толпы, громко смеясь - "А что? Испугался? А все! Поздно! Хватай его, парни!".
По его команде, все разом метнулись в сторону Синцзянь. Сам же юноша, медленно поднялся со стула и затем выпустил наружу Силовое Поле. Поле, подобно туману, сразу же окутало весь зал, и каждый, кто находился под его воздействием, получил серьезные переломы конечностей. В одно мгновение, игральный зал превратился в настоящий ад. Целая сотня людей кричала, беспомощно валяясь на полу.
Даже лидер, лежа навзничь, уже не смеялся как прежде, но едва плакал от ужаса:
"Ры....Рыцарь!"
Он догадался, что Синцзянь выпустил наружу свое Силовое Поле…
0Глава 128 Изменение сознания
Думая о несправедливости мира, Синцзянь невольно заставлял метод культивирования вращаться быстрее.
Он тяжело выдохнул. И вздох его оказался таким многозначительным, словно он мог бы помочь избавиться от всех накопленных эмоций разом.
"Если я не могу искоренить зло и освободить собственное сердце, я никогда не стану счастливым. Пусть даже мои техники меча достигнут самой вершины, или я обрету неземную силу, все без толку".
Бросив взгляд в окошко умений, он отметил, что название Медитации Ледникового Периода стало расплывчатым. С минуты на минуту, оно должно было вот-вот измениться.
По сравнению с развитием физического тела, метод культивирования напрямую зависел от внутреннего душевного состояния человека. Развитие в этой области происходит наравне с полученным пониманием чего-либо.
Чтобы добиться успеха и сделать свое тело выносливее, необходимо упорно тренироваться, как днем, так и ночью. Необходимо уделять особое внимание не только каждой мышце, но и кости по отдельности.
Сознание же было подобно небытию; усилием воли его можно переменить.
Таким образом, человек, накапливая в памяти, как внешние события, так и внутренние, получает опыт. Впрочем, опыт получить можно и быстрее, вследствие ярких, оказывающих особое воздействие на человеческое сознание событий.
В результате последнего, Синцзянь и совершил прорыв в области Волн всего лишь за один месяц, обратив свои старые Волны в те, которые имеет сейчас - Звуковые Волны Ласкающего Ветра.
Точно так же случилось и сейчас. Изменив образ мышления, Синцзянь изменил и собственный Метод Медитации Ледникового Периода. Едва воспаленные мысли в его сознании утихли, выстроив определенный ряд умозаключений, как его метод культивирования тут же стал другим.
Обратить изменения вызванные перестройкой физического тела или Волн было можно, но изменить обратно результат полученных раздумий, практически нереально.
Взять, к примеру, монаха, нарушившего одно из правил буддизма, касающегося воздержания. Разве после того, что он сделал, он сможет вернуться к своей прежней жизни? Сможет ли он рассуждать точно так же, как и прежде?
Ну, или, серийный убийца, умертвивший сотню людей. Сможет ли он вообще когда-нибудь забыть о том, что сотворил и раскаяться?
Так же и ментальные методы культивирования. Вернуться на шаг назад просто так невозможно.
Впрочем, Синцзянь волновало это в последнюю очередь. Чтобы культивировать Медитацию Ледникового Периода дальше, ему необходимо снова переменить свой разум и начать думать в совершенно другом направлении. Ну, а если он уничтожит все свои прежние желания, оставив только их останки, разве сможет он нормально существовать.
Так или иначе, до сих пор Синцзянь успокаивал свое сердце посредством умерщвления своих внешних демонов – вещей, которые раздражали его. Для него это было совершенно естественно, и только так он мог продолжать расти.
Но мог ли он рано или поздно начать жалеть за содеянное?
'Если изучая Медитацию Ледникового Периода, в конечном счете, я превращусь в трусливую черепашку, или гору льда, я возненавижу себя. В таком случае, мне лучше будет умереть сейчас же'.
Рассуждая подобным образом, Синцзянь продолжал скитаться по округе, выискивая преступников. По-прежнему, он намеривался искоренять зло, помогая культивационному методу расти.
По ходу размышлений, он стал замечать, что тело его делается гораздо легче. Казалось, каждый мускул, каждая его кость, стала дышать полной грудью и зажила по-новому.
Метод ментального культивирования в колонке умений, тем временем, становился все более размытым.
Наблюдая за тем, как постепенно меняется название, Синцзянь думал - 'О, хорошо. Так уж и быть, помогу. Сначала закончу с методом культивирования, а затем продолжу искать техники меча', - он внезапно свернул за угол одного из ресторанов и наткнулся на несколько крупных и вооруженных грабителей.
Бандитами в Кирсте становились воины, которым не удалось пройти Отбор и стать официальными Рыцарями. В буквальном смысле, они застряли между аристократией и бедностью, отравляя жизнь вторым и всячески наживаясь на этом.
У всех троих в глазах помутнело. Точнее говоря, это Синцзянь, подобно призраку, испарился в воздухе.
Конечно же, они схватились за оружие, и самый молодой из них – их лидер – заговорил - "Брат, у тебя какие-нибудь проблемы с Кланом Огненной Стаи?"
Клан Огненной Стаи представлял из себя небольшую Кирстскую преступную группировку, в которой состояло чуть более десяти человек. Взяв под свой контроль две улицы, они собирали с народа дань, в обмен на защиту от разного рода шпаны. Иногда они ловили воров, а иногда ловили тех, кто отказывался выплачивать кредиты.
Да, они были небольшой группировкой, но слишком много зла сделать они не могли.
Синцзянь утвердительно кивнул, выставив вперед, подобно пистолету палец, и щелчком отправил из него три заряда Ци. Каждый из них был направлен непосредственно в лица хулиганов. От неожиданности, те впали в ступор. Ведь, чтобы стрелять из пальца подобными волнами Ци, нужно как минимум быть официальным Рыцарем.
Моментально растянувшись в натянутой улыбке, они закричали - "Можем ли мы знать, как зовут пришедшего сюда Лорда Рыцаря? Может быть, наш Клан Огненной Стаи может Вам чем-нибудь помочь?"
Синцзянь холодно кивнул - "В Кирсте полно плохих людей, включая бандитов, так? Расскажите мне о них все".
Наиболее убедительным для троицы стал уже знакомый жест Синцзянь – постукивая пальцами друг о друга, он провоцировал металлический звон. От этого на лицах членов группировки даже проступил холодный пот.
Опасаясь за свои жизни, они тут же начали в унисон - "Если хотите знать, то Вам следует послушать о Ядовитом Змее Джерри и его Банде Ядовитых Змеев".
Не дожидаясь просьбы Синцзянь, они сами стали докладывать уточнения - "Этот Джерри из Банды Ядовитых Змеев, знает боевые искусства. Он культивировал более тридцати лет, и скоро будет справлять свое сорокалетие. Он – один из сильнейших во всем Кирсте. Впрочем, с таким человеком как Вы, Лорд Рыцарь, ему никогда не сравниться”.
Давным-давно, Джерри собирался стать Рыцарем. Он много тренировался, но в конечном счете проваливал экзамены раз за разом. Спустя некоторое время, вокруг него оказалось множество поддерживающих его людей, его Боевых Братьев – они-то и стали главными членами Банды Ядовитых Змеев. Подхватив момент, ему удалось поднять свою группировку и сделать ее одной из сильнейших во всем городе.
"В Кирсте много банд, но, к сожалению, все ее члены – местные жители. Одни платят друг другу за защиту, а другие страдают, оказавшись в том или ином деле третьей лишней стороной, теряя все свои сбережения.
"Вот только про Джерри и его банду этого не скажешь. Они действуют радикальнее. Они воруют девушек и заставляют их работать проститутками, они торгуют людьми, они вламываются в чужие дома, грабят их, а хозяев жестоко убивают..."
Синцзянь нахмурился - "Я не отрицаю того, что вы говорите мне, но есть ли какие-нибудь факты, указывающие на то, что все это правда?"
"Конечно!", - продолжали они - "Не знаю, где, но совсем недавно, к примеру, они нашли целую группу маленьких детей. Некоторым из них они сломали ноги, некоторым досталось сильнее – им выкололи глаза, но все это было сделано ради того, чтобы они занимались попрошайничеством в районах, где царствует аристократия. Любой в Кирсте знает об этом, разве не так?
"В прошлом году, одна семья после долгих поисков нашла среди тех попрошаек собственного ребенка. Естественно, они подняли шум и собирались довести дело до Главы Города, но... Уже следующим утром их похоронили. Хе-хе, наверняка трава у их надгробий уже в половину человеческого роста…".
"Что же еще…", - продолжали они - "А случай в семье Харрисонов? У них была дочь. Очень красивая особа, многие за ней бегали. Однако, в один день к нами в дом заявились эти Змеи и попросили ее руки и сердца. Конечно же, она отказалась, но ее взяли силой. Домой она вернулась лишь утром. Тогда же она и повесилась".
Так продолжалось и дальше. Синцзянь слушал все, что было известно о Ядовитых Змеях. Каждый услышанный им случай был правдив и просто не мог быть ложью.
Взгляд его стал холоднее, а зрачки сужались все больше и больше. Подавлять ярость внутри себя он уже не мог.
Тогда он спросил - "А есть ли кто-нибудь, кто пытался их остановить?".
"Хехе", - кто-то из них издал нервный смешок - "Их ведь много. Кто из обычных людей решится пойти против такой толпы?
"Хм, аристократия, так любящая за свою жизнь? Десятки и сотни таких как мы, все равно, что палец какого-нибудь члена знатного рода, по их мнению".
"Хватит уже. Пойду и проверю, не соврали ли вы мне. Если хотя бы один случай был вами придуман нарочно, я отрублю вам конечности".
Слова Синцзянь, подобно ледяному шквалу ветра, вырвались из его рта и ударили бандитам прямо в душу. Трое, вспотев еще больше, закричали - "Сэр, пожалуйста, поверьте нам. Мы не сказали вам ни слова лжи. Эти змеи – самые настоящие подонки. Совсем не важно, сколько бы мы Вам не перечисляли их злодеяний, мы не наберем и 10% от всего того, что они натворили".
Нахмурившись, Синцзянь, подобно тени, растворился в ночи, оставив троицу переглядываться друг с другом наедине с собой.
0Глава 127 Выход
"О, ты пришел?", - подняв голову, посмотрел на Синцзянь уставшими глазами Хуан Линь.
Синцзянь - "Мастер, мы собираемся воевать?"
"Угу", - кивнул тот - "Западный Гаррисон просит о поддержке. Вместе с ними мы должны отбросить Черных Демонов Гарсии от наших границ.
"Начнем в конце этого месяца. Тебе стоит как следует подготовиться".
"Конец месяца?", - начал считать в голове Синцзянь. Судя по его расчётам, до выступления оставалось ровно восемь суток.
Подумав еще немного, он начал - "Мастер, мне нужно уйти из Академии на несколько дней и наведаться в Кирст".
Хуан Линь удивленно - "В город собрался? И что ты там будешь делать?".
Синцзянь был готов к такому вопросу и даже приготовил ответ - "У меня застой метода ментального культивирования. Я думаю, мне стоит сменить окружение и таким образом хотя бы как-нибудь оказать воздействие на мое внутреннее состояние. Мне кажется, тогда прогресс обязательно будет".
"А, конечно, метод ментального культивирования", - закивал Линь - "Каждый работает над методом культивирования сам. С этим даже я тебе не помогу. Иди, прогуляйся в Кирст", - он был спокоен за своего ученика, ведь верил, что в городе не найдется ни одного человека, который осмелится напасть на него. Даже в Кирсте неприятности должны обходить Синцзянь стороной.
Закончив формальности с разрешением Академии, с мечом наперевес, Синцзянь этим же днем направился в город.
В планах у него было три цели. Найти новые техники меча, улучшить Метод Медитации Ледникового Периода и найти подходящий Светящемуся Оружию материал для плавки.
Метод ментального культивирования – Медитация Ледникового Периода – требовала полного душевного умиротворения. Однако, у Синцзянь понятие спокойствия отличалось от тех понятий, которыми оперировали другие люди. Он успокаивал себя, истребляя внешних демонов, а не внутренних. Он уничтожал вокруг себя все, что мешало обретать покой.
И хотя у него не было чувства любви, родства или дружбы, он все еще испытывал такую эмоцию, как ярость. Также, он мог понимать, какие поступки хорошие, а какие поступки плохие.
Иными словами, если его что-то не устраивало, он моментально испытывал ярость, так как другие чувства были для него закрыты.
Этой же ночью, Синцзянь скинул с себя Рыцарскую накидку и нарядился в ранее приготовленные лохмотья, оставив на поясе клинок ‘Серебряный Дракон’. В таком виде, со стальным мечом наперевес, он двинулся в самый обыкновенный район Кирста.
Чем беднее место в этом мире, тем оно грязнее и криминальнее; Кирст отличался от Академии – Здесь на Синцзянь мог напасть кто угодно и когда угодно.
В голове Синцзянь созрел план. Ему хотелось кое-что проверить. Он намеривался провоцировать жителей на сражение, а в тот момент, когда ситуация достигнет критической точки – уничтожать свою новую ‘внешнюю угрозу’ в надежде увеличить рост ментальной культивации.
Но даже спустя несколько кругов по району, на него так никто и не напал. Многие даже напротив – избегали Синцзянь, едва завидев в его руке стальной меч. И правда, кто в здравом уме захочет нападать на вооруженного человека? В этом мире культивировал каждый второй, и у каждого второго был шанс стать Рыцарем. Вероятно, справедливо предположить, что загадочным незнакомцем в темном переулке может оказаться и Вэй Сяобао и даже Симэнь Чуйси. Поэтому-то, вооруженного человека никто трогать и не станет.
Обычный район на то и является обычным районом. Синцзянь продолжил свой патруль и обошел местность еще несколько раз. Наконец, до его ушей донесся чей-то крик. Похоже, некая девушка просила о пощаде и одновременно билась в истерике:
"Нет!
"Прошу, не делайте этого!"
Подобно тени, юноша тут же испарился в воздухе.
В одном из обыкновенных домов, девочка, на вид 14-15 лет, лежала связанной на полу. Женщина, значительно старше ее, держала молодую жертву за ноги, а мужчина, на вид сорока лет, с откровенным возбуждением трогал ее лицо.
Еще через некоторое время, он стал рвать на ней одежду.
Девочка плакала и билась в истерике, но мужчина каждый раз успокаивал ее пятью или шестью ударами ладонью.
Оскалив зубы, он оставил ее практически обнаженной. Едва завидев ее груди, он собрался приступить к главному, как в лицо внезапно ударили два потока мечеобразной Ци. Выстрел Синцзянь оказался метким; ему удалось сбить с ног и негодяя, и его помощницу разом.
Впрочем, характеристики мужчины находились в полном порядке, что не удивительно, ведь жил он в Чудесном Мире. В обычном мире с такими способностями он наверняка бы стал олимпийским чемпионом.
Вскочив на ноги и достав короткий нож, он ткнул им в дверь, указывая на сидящего за ней Синцзянь. Голосом, полным жестокости, он начал - "Чего творишь, парниша? Как смеешь ты мешать дедушке Теру получать удовольствие? Что, дырок в своем теле захотел?", - он уже понял, по какой причине покатился кубарем по полу.
Синцзянь сначала осмотрел мужчину, затем его спутницу. Вторая оказалось беременной и подняться на ноги ей оказалось достаточно трудно.
Почти сразу за фразой мужчины, в воздух вырвался отблеск клинка. Теперь в истерике бился уже сам насильник – одно его ухо упало на пол, оставив на нем окровавленный след.
"Убью любого, кто издаст хотя бы еще один звук".
В одно мгновение над комнатой повисла гробовая тишина. Мужчина, с ужасом в глазах, ожидал от Синцзянь дальнейших действий. Перестала реветь даже девочка. Она, как и остальные, так же испугалась нежданного гостя.
Ткнув в жертву пальцем, Синцзянь начал - "Отвечай мне, что тут произошло?"
Отдышавшись и почувствовав себя под защитой Рыцаря Синцзянь, молодая девушка практически полностью успокоилась. Тем не менее, из ее глаз все еще лились слезы, и сквозь них, она начала свой рассказ - "Я просто шла мимо этой женщины, как она внезапно упала. Она закричала, что у нее резко заболел живот, и идти сама она дальше не может. Тогда я проводила ее до дому... Вот только... Только...".
Слезы хлынули вновь.
Ледяной взгляд Синцзянь буквально вымораживал насильников. Беременная женщина от такого давления сдалась сразу, в то время как ее напарник-мужчина, собирался отстаивать свою правоту ложью. Тем не менее, заняться этим у него так и не вышло. От страха, все, что он был способен сделать – протрещать зубами что-то невнятное.
Холодно усмехнувшись, Синцзянь вновь взмахнул своим мечом. На этот раз, на пол упали две руки виновника.
И без того плачущий мужчина, теперь кричал от невыносимой боли. Синцзянь перевел взгляд на его напарницу - "Ты беременна, так что трогать тебя я не стану. Ты раскаешься сама. Если в будущем я увижу, что твои намерения нечистые, если я вдруг замечу, что ты собираешься сделать кому-нибудь плохо, я зарежу не только тебя, но и всю твою семью".
Обессиленная, беременная женщина упала на колени и начала кланяться Синцзянь. Вот только самого Синцзянь это уже не заботило. Подобно ветру, во мгновение ока, он вылетел из комнаты и покинул место едва совершенного преступления.
Девчушка же спаслась самостоятельно. Синцзянь был уверен в том, что в будущем эта парочка ее больше не тронет.
Синцзянь был полон ненависти; ненависти ко злу. Он не мог ни любить, ни проявлять доброту. Причина, по которой он был готов убивать плохих людей, касалась только его самого и его освобождения от плохих эмоций. Добрых намерений Синцзянь испытывать уже не мог.
Все, что он хотел делать – уничтожать; Этакий непреклонный каратель Роршах [2]. Не Супермен или Бэтмен [3], что спасали и злодеев и добрецов. Нет, он искоренял зло в корне.
Ночное небо в Чудесном Мире отличалось от Земного. Помимо яркой огромной луны, не было больше ничего – даже звезд. Бесконечное черное небо напоминало бездну, в которой запросто можно было затеряться.
Подумав о том, что только что произошло, Синцзянь заглянул в Окно Умений. Метод ментального культивирования вырос на 0.01%. Чуть позже оказались убиты еще несколько воров, бандитов и хулиганов. Очищая сердце, Синцзянь удалось накопить 0.02% опыта.
Чем дольше Синцзянь бродил по улицам, тем больше он убеждался, насколько падок и низок Чудесный Мир. Средний класс погряз в злобе и жестокости. Синцзянь это очень сильно раздражало. Пусть это и помогало методу культивирования расти, ощущать, насколько мир падок, более было невозможно.
Пока человек способен принимать стандартные меры добра и зла, он не имеет право быть счастливым в подобном месте. Он не может спокойно наблюдать за тем, как кого-либо насилуют, грабят или шантажируют.
Никто из современного мира не был бы счастлив, очутись он здесь – в средневековом мире, посреди человеческой низости.
У Синцзянь не было ни чувства любви, ни ощущения дружбы, но понимание мер добра и зла оставались прежними до сих пор.
'Большинство обычных Рыцарей и Подтвержденных Рыцарей в Чудесном Мире, либо учатся в Академии, либо служат в армии. Причина, по которой они тренируются, заключается в их собственном благоустройстве. Больше ресурсов и больше богатства – вот, чего хотел каждый из них. Но сколько Рыцарей за свою жизнь хотя бы раз обращали внимание на всю ту грязь, что скопилась в обыкновенном мире?
'Если я такой же, как и они, тренируюсь лишь ради одной только мести, не стану ли я в будущем человеком бесстыжим, бегающим лишь за богатством и властью других людей, постоянно ищущим собственную выгоду?
'Мир жесток, как вообще можно смириться с этим? Как же мне теперь успокоить собственное сердце?'.
Синцзянь нахмурился, а культивационный метод в его теле начал вращаться быстрее. Самые разные идеи, то появлялись в его голове, то тут же пропадали:
'И какую пользу мне принесет мою искусство меча?
'Клан Фан унижал меня шестнадцать лет, и я никак не мог освободить ни собственную душу, ни собственное сердце. Если я продолжу свой путь и не остановлюсь сейчас, разве не буду я похожим на тех, кого ненавижу больше всего?'.
Мысли о клане Фан, мысли о Бабуле, мысли о той девушке, что пытала его на корабле, разжигали огонь в сердце все сильнее и сильнее.
'Если меч в моих руках не может помочь мне освободить собственное сердце, если он не может помочь мне избавить мир от зла, разве нужен мне он вовсе? Зачем мне вообще в таком случае становиться сильнее?
'Если человек не приносит пользы миру, обществу, то совсем не важно, какой у него срок жизни, не важно, насколько он силен. Если он не пользуется возможность сделать мир лучше – он просто убл*док'.
От всех этих мыслей, разум Синцзянь начал полыхать. Ему казалось, что в его голову несколько раз ударила молния. Он пытался концентрироваться на культивационном ментальном методе, но мысли в буквальном смысле топили его голову. Все, что он сейчас хотел сделать – взять в руки меч и убить каждого злодея, которого носит на себе земля.
-----------------------------------------------------------------------
[1] Вэй Сяобао: Протагонист романа ‘Олень и Котел’, не обладающий большими знаниями в области боевых искусств человек, однако, во всех трудных жизненных ситуациях полагающийся только на хитрость и ум. Анти-герой. https://en.wikipedia.org/wiki/The_Deer_and_the_Cauldron
Симэнь Чуйси: Близкий друг Лу Сяофэна, главный сериала ‘Лу Сяофэнь’. Прозвище "Бог Меча". Лучший мечник. https://en.wikipedia.org/wiki/Lu_Xiaofeng#Ximen_Chuixue_.28.E8.A5.BF.E9.96.80.E5.90.B9.E9.9B.AA.29
[2] Вымышленный анти-герой мини сериала 1986 года – “Watchmen”. Безжалостный борец с преступностью, имеющий только два понятия морали — добро и зло, ни больше, ни меньше —наказывающий всех, кто имел хоть какое-нибудь отношение ко злу. https://en.wikipedia.org/wiki/Rorschach_(comics)
[3] Супергерои вселенной DC.
0Глава 126 Заговор
Итак, Синцзянь направлялся в офис Хуан Линя...
Местный вулкан, тем временем, уже давно извергал дым и пепел. Земля порой дрожала, а все соседние деревни были эвакуированы.
Около его подножья стояла Ребекка. Нахмурившись, она спросила - "Так здесь культивирует Кауниц? Он попросил нас поскорее прийти. К чему бы такая спешка?".
Слуга, стоящий рядом, покачал головой - "Мастер об этом не сообщал. Он упоминал только о том, что существует некая важная проблема, и, что я обязан привести к нему старших воинов".
Под старшими воинами он имел в виду Ребекку, одного старика и еще одну женщину преклонного возраста.
Старику на вид было около 70 лет, судя по всему, он - человек простой, отнюдь не хитрый, очень худой, и вообще производящий впечатление обыкновенного деревенского жителя, живущего далеко в горах.
Его соседка, стоящая напротив – полная его противоположность. Она была разодета в роскошные одеяния, включая драгоценные украшения, а сила и власть от нее исходила даже большая, чем от Ребекки.
Вид однозначно говорил о том, что она высокомерный человек. И что бы там ни происходило, за дело она готова была бы взяться только в том случае, если существовала бы непосредственно ее выгода.
Той женщиной в возрасте была ближайшая сестра Ребекки. В молодости так же известная, как аристократ Города Зеленого Нефрита Великого Западного Региона, Синтия. А старик – ее муж. Он очень боялся свою жену, и звали его - Яков.
В ответ на слова прислуги, Синтия нахмурилась тоже - "Ребекка, твой племянник ведет себя слишком неприемлемо. Из-за него мы, старейшины, преодолели такое огромное расстояние. Только поэтому он должен был, по крайней мере, встретить нас, ан нет! Он заставляет нас ждать. Подобное неуважение к старшим крайне нелепо".
Слуга принялся объяснять ситуацию спокойным голосом - "Мадам, дело не в том, что Кауниц якобы не уважает старейшин. Кауниц достиг критической точки культивирования, и прекратить тренировку просто так не может".
"Хм", - блеснула холодом из глаз Синтия. Ее сердце слишком близко задевали такие вещи, как неуважение к старшим, нарушение правил клана, а так же, небрежное отношение простолюдинов к аристократии. Больше всего из вышеперечисленного она не могла терпеть неуважение к себе. Услышав подобный ответ, она громко рассмеялась и со всего маху отправила воздушную пощечину прямо в слугу. Удар Силовым Полем был настолько сильным, что слуга покатился кубарем, оставляя позади струйку из крови.
Конечно же, она являлась Рыцарем; нет, она, ее муж и Ребекка – все они являлись Рыцарями. Более того, все трое находились на пике возможностей первой профессии. Они, будучи членами богатейших кланов, тратили лучшие медикаменты и долгие десятилетия на собственные тренировки.
Безусловно, они находились на самой верхушке сильнейших Рыцарей с первой профессией.
Ударив слугу, Синтия медленно начала - "Ребекка, почему клан Трессии с каждым годом становится все распущеннее? Никогда бы не подумала, что слуга может ответить мне столь дерзко. Мы ведь вдвоем общаемся, как он смеет прерывать нашу беседу?".
Слуга, исказив лицо от боли - "Я заслуживаю смерти! Смерти заслуживаю! Пожалуйста, лишите меня моей жалкой жизни!".
Ребекка, раздраженно - "Пошел прочь. Сами дождемся Кауница…", - она повернулась к Синтии -"Сестра, не горячись. Кауниц заручился поддержкой Первого Принца и находится на важном этапе культивирования. Мы, как старшие члены семьи, должны принять это во внимание и подождать".
"Хмм", - покачала головой та - "Ты слишком мягкосердечная. Если бы меня попросил подождать какой-нибудь юноша в Городе Зеленого Нефрита, я бы непременно убила его.
"А еще я слышала, что прямо перед тобой Кауница избил Герой Меча Бури, это правда?", - весь ее вид выражал презрение - "Молодняк совершенно распустился. И только в Кирсте можно стать свидетелем того, как подобный человек получает титул Чемпиона Префектуры".
В тот самый момент, поднялся сильный ветер, а температура вокруг начала расти. Так продолжалось до тех пор, пока температурная мера не достигла значения в целую сотню градусов.
Конечно же, любой другой человек уже сгорел бы на месте, но эти трое чувствовали себя вполне комфортно.
По мере роста температуры, усиливался и запах серы. Конечно же, выносить его было уже трудно, старейшинам даже показалось, что в одно мгновение их перенесли в Ад.
"Хаха, Тетушка Синтия права. Фан Синцзянь не имеет уважения к старшим. Идет против правил человека, не уважает аристократию. Если мы дадим этому зверенышу расти и дальше, скоро вся Академия будет от него страдать. Убийства станут происходить одно за другим".
Говоря это, к троице подошел Кауниц. На теле его красовались черные доспехи, а на голове два длинных, торчащих к небу, рога. В каждой из его шести рук лежал меч, а вокруг их лезвий, устрашающе гудели частицы эфира.
Все это делало его похожим на страшное и ужасающее существо. Казалось, что он и не человек вовсе, но какой-нибудь дух, пришедший из Ада.
Ребекка крайне удивилась. Полная восхищения, она начала - "Кауниц, это же... Это же Адское Неразрушимое Тело! Это Первый Принц помог тебе?".
"Верно", - полный гордости, ответил он - "Я принял Кровавые Пилюли Дракона и изменил свои кровь и кости. Теперь я получеловек-полудракон. И, к тому же, я поднял Адское Неразрушимое Тело до максимального 13 уровня.
"Теперь у меня не просто сила Дракона, но и его специальности: Нервы Дракона (увеличение реакции и скорости передвижений), Сердце Земли (высокая способность восстановления, способность потребления геотермальной энергии, усталость никогда не накапливается) и Мускулатура Дьявола (увеличивает взрывную мощь мускулатуры владельца).
"И теперь, хотя пять моих атрибутов и достигли почти что 50 очков, сила моя сравнима с Рыцарем, у кого их уже давно 50, а то и 80!"
Очевидно, что из-за новостей об избиении Синцзянь во время допроса, Первый Принц временно отказался от идеи его вербовки, вместо этого, начав вкладывать силы в Кауница.
К примеру, те пилюли, что Первый Принц дал ему, увеличивали все его характеристики на 20 очков.
Даже для Принца получить такой результат в обычных условиях было бы невозможно. Всего лишь за месяц, благодаря лекарству, Кауниц совершил такой прорыв, какой ему не удавалось сделать с пяти лет своей жизни.
Даже невежественная Синтия на этот раз одобрительно закивала - "Как и ожидалось от члена королевской семьи. Не упустил момент. Даже если мы объединим усилия Города Зеленого Нефрита, помочь тебе столь эффективно у нас не выйдет. Похоже, ты и правда на пути к Божественному Уровню. Год-другой, и наша Империя определенно станет богаче на одного Рыцаря Божественного Уровня”.
Первый Принц в теле Кауница нахмурился и передал парню сообщение - "Ладно, довольно. Приступай к делу".
Кауниц, улыбаясь - "Первый Принц очень хороший человек. Для него это не трудно. На самом деле, я позвал вас не просто так. Нам нужно обсудить проблему с Синцзянь.
"Первый Принц считает, что с помощью вас троих, я, уладив дело с Гарсией, смогу получить 19 уровень. И, помимо этого, у меня также есть способ, благодаря которому мы не только подавим Синцзянь, но и заставим его подписать Тетрадь Дьявола".
0Глава 125 Война
Просидев целую ночь в тренировочной комнате со скрещёнными ногами, Синцзянь открыл глаза только на следующее утро. Последний меч в его руках, превратившись в пыль, витал в воздухе. Светящееся Оружие никак не хотело приобретать форму, а опыт набираться. Обычным культивированием с точки первого уровня сдвинуться никак нельзя.
Снова накапливаться опыт начнет только тогда, когда оружие в руках Синцзянь приобретет хоть какое-нибудь обличие.
И сейчас все, что он мог делать – усердно создавать его, надеясь, что когда-нибудь задуманный образ станет реальным.
'Похоже, нужно начать использовать материалы и просмотреть в учебнике то место, где говорится о плавлении. Вероятно, сплав из разных материалов придаст моему Светящемуся Оружию больше устойчивости и высокие частоты не погубят его'.
Синцзянь уже понял, по какому пути ему необходимо двигаться, чтобы стать сильнее: культивирование Волн, создание Светящегося Оружия, увеличение характеристик. Каждую из этих вещей Синцзянь должен долго и упорно тренировать. Вероятно, подобная тренировка и вовсе не имеет конца.
Но культивационный метод, искусства меча и намерение меча необходимо сделать сильнее уже сейчас.
Ранним утром, позавтракав, он накинул на себя бело-синюю накидку и вышел из дома. Равно как и были решено вчера, он направился в кабинет к Хуан Линю.
По пути к своему мастеру, Синцзянь часто сталкивался с метающимися по коридорам слугами, и, что самое удивительное, среди них также были и обычные воины. Вообще, в таком свете коридоры стали похожи скорее на бараки, нежели на учебное заведение.
Буквально за одну ночь мирное время сменила война.
Впрочем, солдаты не особо беспокоили Синцзянь. Они не были даже Рыцарями. Простые воины, приставленные охранять прислугу.
Рыцари, как известно, без преувеличения являются основной боевой мощью любой армии. Один Рыцарь способен убить тысячную армию обычных людей. А всего лишь десять точно таких же Рыцарей спокойно могут захватить какой-нибудь хорошо укрепленный город.
Скажем, если в каком-нибудь одном месте находилась сотня-другая Рыцарей, ни одна обыкновенная армия на свете не могла ее одолеть.
Так что, обычно отряды создают из трех или пяти Рыцарей, десяти или более, и, максимум, сотни Рыцарей.
Иными словами, войны в этом мире происходили между отрядами в десять и, в самом масштабном случае, сто человек.
За всю историю существования мира сражений, в которых участвовала тысяча, или несколько тысяч Рыцарей, было всего лишь несколько. И каждое такое сражение наносило значительный урон не только земле, но и небу.
Воины Божественного уровня даже в небольшом количестве могут перевернуть исход всей битвы.
История войн в Чудесном Мире написана сильнейшими. Обычные же люди никогда не встают на тропу войны, охраняя поселения и подавляя восстания простых жителей.
Ведь совершить такую глупость и отправить десятитысячную армию обывателей навстречу Рыцарям, не может никто. Даже самый отчаянный правитель.
Только Рыцари, идущие на других Рыцарей, имеют право на надежду. Только они по-настоящему сражаются за земли, отстаивая интересы своей родины.
У обычной стражи нет ни одежды, ни особых знаний в области боевых искусств. Они никогда не увидят войну, и не будут сражаться с кем-нибудь более сильным, чем лесной зверь.
Они не подходят для войны. Если даже их и отправят на поле боя, ничем другим, кроме пушечного мяса им быть не суждено. И даже если им удастся обойти город сзади, заставив врасплох точно таких же простых воинов, ход битвы это не изменит. Вернувшись обратно, даже один Рыцарь сможет запросто убить их всех.
Так что, результат битвы от них никогда не зависел. По этой же причине высшие палаты Империи никогда не думали о простых воинах достаточно хорошо.
Наконец, среди толпы показались два одинаково выглядящих Рыцаря. Заметив Синцзянь, они уверенным шагом ринулись к нему навстречу и почти даже успели схватить его под плечи. Однако, узнав Синцзянь, моментально расплылись в улыбке:
"Ой, Синцзянь, это ты!".
Он кивнул им в ответ - "Почему в Академии столько охраны? Что-то стряслось?".
"А ты что, не слышал? Точно, ты ведь все это время культивировал и совсем не в курсе о последних событиях", - Рыцарь вдруг нахмурился - "Это все Черные Демоны, люди с острова, что находится в Западном Море. Не знаю, что с теми, кто с Западного Гаррисона, но в прошлом Черные Демоны не очень хорошо к ним относились. Говорят, они прорвались даже сквозь оборону границы Кирста".
Некоторое время назад, примерно в тысяче километрах от границы, располагался большой остров. На острове том жили только чернокожие люди, они называли себя потомками Бога Солнца и построили целый город под названием Гарсия.
Гарсия грабила западную часть моря и вела себя достаточно распущено в течение целых десяти лет. А несколько лет назад, они и вовсе высадились на побережье Империи и начали искоренять и грабить все, что попадалось им на глаза, не оставляя после себя ничего живого.
И хотя Империя всегда была величественным государством, выделить Рыцарей на стражу береговой линии оказалось невозможно.
По этой причине, многие города стали усиленно укреплять, а те поселения, что оказались к береговой линии слишком близко и вовсе переселять подальше. И тогда Рыцари из Западного Гаррисона, получив в расположение большую очищенную территорию, наконец, смогли перейти в наступление.
Последние новости говорили о том, что несколько месяцев назад им удалось уничтожить основные силы Гарсии. Но затем, со стороны нападавших, была собрана новая армия из трех сотен воинов. Что самое страшное, почти все они оказались Рыцарями. Попавший врасплох Западный Гаррисон не смог удержать оборону и пропустил как минимум нескольких вражеских Рыцарей.
Со столькими сильными воинами, обычные жители городов и деревень справиться не смогли. В короткий период времени, многие из них погибли страшной и мучительной смертью.
Рыцарь продолжал - "Последние новости говорят о том, что вблизи Кирста был замечен один из Черных Демонов. Западный Гаррисон просит подкрепления. Сейчас нам просто необходимо стать рекрутами и дать отпор этим захватчикам".
В его глазах сверкнуло намерение убийства - "Хм, может это и к лучшему все. Я уже устал ждать, сложа руки. Подумать только, они пришли к нам из такой маленькой страны, да еще и смеют вторгаться на нашу территорию, смеют убивать наших людей...".
Слушать дальше Синцзянь не стал. Он знал, что времени остается мало.
'Началась война?', - Синцзянь знал свои силы, равно как знал и то, что в Академии равных ему людей найти трудно. Разве что Рыцари из богатых семей или кланов могли бы стать ему ровней.
Но на каком все-таки уровне будут идти бои? Сотни Рыцарей будут сражаться друг с другом. Наверняка туда прибудут и Подтвержденные Рыцари. В таком случае, необходимо стать сильнее прямо сейчас.
После допроса Чарли и всех тех сражений со студентами, Искусство Медитации Ледникового Периода Синцзянь значительно выросло. Равно как и Намерение Меча, которое никогда не стояло на месте.
'До тех пор, пока не начались настоящие боевые действия, мне необходимо совершить прорыв'.
Синцзянь знал – каждый раз, когда он начинает действовать без промедления и стремиться заполучить то, чего хочет, Искусство Медитации начинало работать интенсивнее, закономерно увеличивая свой опыт. Очень важно не поддаваться давлению, терпеть все угрозы и трудности, совсем не отступая назад. Каждый раз, свершая задуманное, Синцзянь будто бы открывал новую дверь, через которую Искусство Медитации начинало продвигаться быстрее.
Так же, культивационный метод Синцзянь не терпел несправедливости.
Взяв во внимание все это, Синцзянь решил ринуться в Кирст, дабы собрать новые техники, при этом совсем не сдерживая намерения собственного сердца. Обходные пути Синцзянь выбирать тоже намерен не был. Времени на это у него нет. Всего лишь через десять с лишним дней, с момента появления фиолетового пламени пройдет ровно год. А до конца жизни Синцзянь останется ровно четыре года.
С другой стороны, действовать безрассудно он не станет. Иначе это будет не просто зов сердца, призывающий его к справедливости, но откровенная глупость. Именно понимание этой тонкой грани и было наиярчайшим примером прогресса Метода Медитации Ледникового Периода.
Война – прекрасная возможность успешно развивать эту способность. Кроме того, во время боевых действий у Синцзянь появится отличная возможность собрать новые техники. Не иначе как прорывом, такой прогресс назвать будет нельзя.
Стоило Синцзянь подумать обо всем этом, как его тело само ринулось в офис к Хуан Линю. Из которого, навстречу ему, то и дело выходили окровавленные Рыцари с чудовищными аурами и изорванными накидками.
0Глава 124 Дрожь
Наконец-то месяц заключения Синцзянь прошел, и ему позволили вернуться в свою родную виллу.
Все это время Синцзянь упорно тренировался. Как днем, так и ночью он закаливал характеристики, культивировал искусство медитации, Волны и боевые искусства. Все получаемое очки потенциала он, конечно же, спускал в ловкость, чем значительно увеличивал собственную мощь. Теперь его характеристики приобрели следующий вид:
Имя Фан Синцзянь
Возраст 16
Профессия Вихревая Тень Божественного Клинка
Уровень 10
Сила 56+5
Ловкость 91+5
Реакция 55
Выносливость 49
Гибкость 51
Характеристики эффекта Звуковых Волн Ласкающего Ветра активированы.
Благодаря Идеальной Мускулатуре, доступно +4 очка к силе и ловкости (10% от общего значения)
Взращиваемые техники: 79 наборов.
Тренировочные техники: 12 наборов.
Повелитель Меча Бури: 30 уровень.
Сияющая Техника Меча Света: 6 уровень.
Эфир Божественного Искусства: 1 уровень
Специальности:
Гений фехтования,
Базовый Инстинкт Выживания,
Внутреннее лечение,
Внутренняя тренировка,
Мастер Меча,
Повышенная Ловкость,
Повышенная Реакция,
Идеальная Мускулатура
Начальный Берсерк
Бесподобное Намерение Меча (79/100)
Потенциал: 11,000 очков в день
Волны:
Звуковые Волны Ласкающего Ветра: 5 уровень.
Методы культивирования:
Искусство Медитации Ледникового Периода:3 уровень
В настоящий момент все 79 техник достигли максимального уровня. Уровень культивирования искусств меча Синцзянь за эти дни значительно вырос. Теперь, даже просто взмах его руки был не обычным взмахом, но движением какой-нибудь известной ему техники. Однако, с другой стороны, это было все, что ему удалось получить от студентов.
'Жалко, что Академия держит Убийственные техники в тайне. Демонический Мрак и Вечный Божественный меч даже не являются техниками меча, а из техник, что зависят от Волн или частиц эфира, самая близкая к ним - техника Эфира Божественного Искусства '
Вероятно, на совершенствование этой техники у Синцзянь уйдет даже больше времени, чем когда-то ушло на совершенствование Повелителя Меча Бури. К тому же, изучая Эфир Божественного Искусства, Синцзянь не может полагаться на свое Намерение Меча и потому ему придется открывать ее самостоятельно.
Тратить все свое время на изучение только одной техники Синцзянь не мог. Основной его целью оставался сбор Взращиваемых и Тренировочных техник. Эти два типа техник самые легкие и безопасные для изучения.
'Волны и потенциал могут помочь в плане повышения характеристик, однако, на их развитие уйдет много времени. Примерно через десять дней в Академии начнутся боевые тренировки. К тому времени я успею выйти, поднять уровень и характеристики.
'А что касаемо Медитации Ледникового Периода и Намерения Меча, думаю, я успею развить и их'.
Синцзянь, будучи воином, чья сила зависела напрямую от его скорости, обладал целым рядом характеристик, ускоряющих его движения. Он обладал различными специальностями, вроде Покорения Мира Одноручным Мечом. Если Синцзянь столкнется с сильным противником, он также сможет воспользоваться техникой Повелителя Меча Бури, после чего подключит Границу Отрицания.
И, помимо той возможности развития запредельной скорости, он также обладает и возможностью видеть ошибки в технике своего оппонента. Безусловно, Намерение Меча в купе с другими техниками, удваивает его текущую атакующую мощь.
На данный момент все, что требовалось от Синцзянь – продолжать совершенствовать уже накопленный прогресс, включая развитие физических характеристик, культивирование Волн и рост Намерения Меча.
Единственной проблемой для него по-прежнему оставалось оружие.
Обычное стальное оружие не выдерживает перегрузок во время реальных сражений. К тому же, скорость Синцзянь постоянно непрерывно растет. А если растет скорость передвижений, то растет и скорость, с которой изнашиваются мечи. Множество раз, во время сражения с Рыцарями слабее его, Синцзянь упускал момент атаковать напрямую именно из-за этого.
Оружие найти не так уж и просто. Остается надеется и ждать, пока Губернатор поможет лично. Ну, а пока оружия нет, всегда можно занять себя тренировками или культивацией Эфира Божественного Искусства.
Эта техника из Духовного Зала, полученная Синцзянь от Чарли, действительно стоит того, чтобы кто-то изучал ее.
Думая об этом, Синцзянь аккуратно раскрыл ладони, и из них моментально забили лучики света, образуя на руках подобие меча белого цвета.
Щелкнув пальцами, он притянул к себе стальной, настоящий меч, что лежал в другом конце комнаты. Меч, подобно кукле на нитках, приземлился прямо на руки.
Постепенно Синцзянь стал окутывать его светом.
Сияющее Оружие, создаваемое с помощью Эфира Божественного Искусства, на самом деле не обладает формой, однако, оно представляет из себя особые магнитные волны. Благодаря этому, Оружие может повышать или понижает собственную температуру, атакуя либо пламенем, либо льдом, либо ядом, нанося урон радиацией, и может даже наносить урон током, благодаря электрическим полям. Эффекты могут быть самые разные.
Если скомбинировать обычное оружие с Сияющим Оружием, последнее приобретет физическую форму и таким образом владелец получает возможность блокировать реальные атаки.
Синцзянь этого и добивался. Едва свет окутал клинок, как сталь задрожала. Меч словно покрылся туманом, стал несколько размытым.
Синцзянь не выбирал никаких эффектов, вроде чрезвычайно высокой или чрезвычайно низкой температуры, он не выбирал ни отрав, ни даже электричества. Он нуждался в кое-чем определенном.
'С помощью Земных технологий, я создам самый острый меч. Используя магнитные импульсы, я изготовлю Клинок Высоких Частот.
'Совсем не важно, какой материал я буду использовать, у любого из существующих будут иметься несогласованности. И магнитные поля, используя эти несогласованности, накопят их усталость, сделав, таким образом, меч гораздо острее.
'Способность моего Светящегося Оружия будет называться просто – Шок'.
Причина, по которой лезвие меча стало размытым – его высокая, едва заметная дрожь. Дрожь эта составляла примерно около пяти сотен колебаний в секунду. Не выдержав такого перенапряжения, меч раскололся, а Светящееся Оружие тут же испарилось. Создание прервалось снова.
'Чем выше и быстрее дрожит сталь, тем более ломкой она становится. Если я действительно хочу себе Светящееся Оружие, я должен уделить его созданию достаточно времени'.
Синцзянь, очевидно, намеривался создать Священное Оружие с самой лучшей частотой. Но, как оказалось, добиться этого было даже сложнее, чем получить Оружие аномально высоких или низких температур.
Так или иначе, все это нормально. У Подтвержденных Рыцарей возникали те же проблемы. Чем лучше выглядел результат, к которому они стремились, тем сложнее было его добиться. И на пути к получению Божественного уровня это отнюдь не единственная возникающая сложность.
Конечно же, подвергая Светящееся Оружие подобным перегрузкам в виде дрожи, прочности, наверняка добиться не выйдет. Однако, оружие под действием дрожи, как известно, получает аномальную остроту, а с ней и возможность разрубать многие предметы.
В мире не останется ничего, чего не смог бы разрубить такой меч. Именно подобное оружие хотел заполучить Синцзянь.
Очень жалко, что даже после получения 1 уровня Эфира Сияющего Оружия Синцзянь все еще испытывал затруднения в его создании. Все, что он мог сейчас делать – терпеливо продолжать попытки и наблюдать, как с каждым разом его результат становится все ближе к идеалу. Честно говоря, он и понятия не имел, через сколько времени Сияющее Оружие станет таким, каким оно было запланировано.
Помимо уровня Сияющего Оружия, в крепости также имело значение и количество толчков ударов дрожи в секунду.
Притянув новый меч, Синцзянь стал пытаться покрыть его светом. Но развалился и он. В одно мгновение наружу вырвались сотни потоков мечеобразной Ци, меч, не выдержав давления, разлетелся на маленькие осколки. Вскоре ими оказался усыпан весь пол.
Не унывая, Синцзянь послал еще один поток Ци. Новая попытка, и новый испорченный меч из стали. А затем снова.
Синцзянь начал использовать технику Повелителя Меча Бури и Эфир Светящегося Оружия. С каждой последующей попыткой, вводя внутрь меча эфир и потоки Ци, на выходе Синцзянь получал осколки. Однако, благодаря своей технике, он мог притягивать к себе мечи достаточно быстро. Так он и поступал, не прекращая попытки создания Оружия.
Несколько сотен потоков Ци витало в воздухе вокруг него, вращая различные мечи и подготавливая их к созданию.
После каждой неудачной попытки, в его руках оказывался новый меч, в результате чего скорость процесса значительно увеличилась. Конечно же, это было удобно, но таким образом каждая новая попытка отнимала у Синцзянь силы. И его Убийственная техника и техника создания Сияющего Оружия оказались очень энергоемкими занятиями.
Очень быстро, подобно тайфуну, Синцзянь вращал вокруг себя стальные клинки. Сотни из них оказались рассыпаны по полу, на земле виднелось множество глубоких следов, причем, каждый из них уходил на несколько метров вглубь. Подобной пробивающей силы Синцзянь видеть еще не доводилось.
'Плохо, что Эфир Божественного Искусства не является техникой меча, и дрожь, которую я создаю, очень не устойчивая. Если я хочу успеха, я должен работать аккуратно и усердно. Надеюсь, у меня все получится тогда, когда я смогу соблюсти все необходимые для создания условия.
'Впрочем, в книге, кажется, был метод создания Оружия через его плавление. Вероятно, нужно будет попробовать и его'.
Сидя, скрестив ноги, Синцзянь положил на колени новый меч. С каждым последующим вздохом, белое свечение вокруг него усиливалось.
Получив 3 уровень Метода Медитации Ледникового Периода, Синцзянь понял, что больше не нуждается во сне. Благодаря этому, он провел за созданием Светящегося Оружия целую ночь.
Таким образом, помимо постоянных культиваций техник и Волн, а также закаливания характеристик, все свое свободное время он стал тратить на создание заветного Оружия.
'До внешней тренировки Академии осталось около десяти дней. Я изучил здесь все техники, какие только можно было найти. Пришло время выйти наружу и заняться поиском там. Вероятно, снаружи я смогу найти новые техники и заставить расти Намерение Меча снова. А еще было бы очень хорошо, если бы я смог найти какие-нибудь способы создания оружия или материалы, пригодные для этого. Такие знания, безусловно, помогут мне продвинуться вперед в создании Сияющего Оружия'.
Развив Метод Медитации Ледникового Периода, Синцзянь стал думать гораздо лучше. Он научился планировать и просчитывать свои шаги наперед. Из приятных бонусов он получил также и то, что отныне сон для него перестал быть неотъемлемой частью жизни. Очевидно, что постоянный рост такого метода поможет Синцзянь не только стать сильнее в бою, но и стать гораздо умнее.
Резюме
Пол:
женщина
Родной язык:
русский
С нами:
с 13 сентября 2016 г. (405 дней)
Перевёл:
47 486 762 символов
Деятельность:
4749 версий перевода с общим рейтингом 3
20 комментариев
Карма: -26 (оценок: 144)
Написать businka личное сообщение
Аккаунт подтверждён