History’s Strongest Senior Brother / Самый сильный старший брат в истории

083: Планы не всегда идут в ногу с изменениями.
Все обсуждения были услышаны Янем Чжаогэ, но в этот момент он не был настроен хвастаться своим успехом.
Помогая А Ху восстановить состояние своего тела, Янь Чжаогэ еще частично был сосредоточен на формации обратного действия.
В этот момент, функции тела А Ху вернулись в норму. Благодаря силе великой формации, поддерживающего его, ему было намного легче излечиться от его травм.
Увидев это, Янь Чжаогэ успокоился.
Дыхание А Ху восстановилось, когда Божественные Солнечные Иглы посыпались на землю вокруг него.
Он открыл глаза и, поморщившись, сказал:
- К счастью, в этот раз на мне был духовный артефакт, подаренный мне Главой Семьи. В противном случае я бы и в самом деле умер.
Увидев, что он в порядке, Янь Чжаогэ засмеялся:
- Как тебе Солнечный Дождь?
А Ху усмехнулся:
- Довольно ужасно.
Янь Чжаогэ получил цилиндр, именно тот самый Солнечный Дождь:
- Эта вещь коварна.
Хотя будет немного хлопотно, что нужно пополнять его каждый раз, когда он используется, но это действительно сильная вещь.
- Вы можете взять его, чтобы играть с ним в будущем; кого бы вы скрытно не атаковали, вы можете дать Клану Священного Солнца взять вину на себя.
Услышав это, никто не знал смеяться или плакать.
А Ху, однако, с радостью принял его:
- Молодой Мастер, это хороший план.
- В будущем, кому бы не понадобился Молодой Мастер, я дам ему хорошего.
Конечно же, эти двое шутили.
Янь Чжаогэ прибыл до Чжао Сичена.
От его одиночного появления, не было уже ничего аномального в Чжао Сичене, будто он уже полностью излечился от своих ран.
Раньше, помогая лечить раны, Янь Чжаогэ передал ему часть Небесной Мантры.
В данный момент, способная опереться на мощь великой формации, скорость восстановления Чжао Сичена была очень быстрой. И хотя он пока что не излечился полностью, его раны уже не мешали ему.
Чжао Сичен посмотрел на Яня Чжаогэ, медленно кивнув головой:
- Чжаоге, на этот раз все это благодаря тебе; если бы не ты, я бы не смог так быстро восстановить контроль над Великой формацией Цзиньяна.
Его слова тронули всех, взгляды, которыми они теперь смотрели на Яня Чжаогэ, теперь были полны похвалы и восхищения.
Именно методы Яня Чжаогэ позволили этой ситуации сделать полный оборот, почти до того, чтобы вернуть одного из мертвых.
Не говоря уже о том, что его личная сила и талант были намного выше остальных, он также проявил способность превращать бушующие приливы в его энергичные усилия. На самом деле, они больше не должны рассматривать этого юношу как члена молодого поколения, который стал довольно известным.
Такие методы, такая личная ценность – как они могли сравниться с внешней аурой Боевого Ученого?
Янь Чжаоэг поклонился Чжао Сичену:
- Дядя ошибочно хвалит меня; все это по-прежнему зависело от роли дяди в качестве центрального стержня раньше.
- Эта обратная формация – то, что произошло случайно, в то время, как сейчас это может быть полезно, теперь это всегда может быть полезным в будущем.
Чжао Сичен сказал:
- Если вы хотите поговорить о центральных стержнях, то вы должны сначала взглянуть на своего Старейшину Цинь, Старейшину Куна и на них.
- Если их битва с Восточным Восходящим Лордом будет решена в короткий период времени, ситуация все равно изменится.
Глубоко размышляя, Ян Чжаог подавил свой голос своей аурой-ци, передавая звук передачи Чжао Сичену:
- Дядя, я чувствую, что что-то не так, что мы должны как можно скорее покинуть этот Каньон Духовного Ветра.
Взгляд Чжао Сичена слегка вспыхнул.
Янь Чжаогэ сказал низким тоном:
- Позицию, которая была у Сяо Шеня до того, как он умер, не казалась, что он бушует и делает пустые заявления, или, может быть, проклинает меня из-за его гнева. Казалось, он был совершенно уверен, что я пойду по его стопам очень быстро.
- Меня это очень беспокоит. Я знаю, что, только вернув контроль над великой формацией, вам все равно нужно некоторое время, чтобы стабилизировать его. Однако, боюсь, нам сначала придется покинуть это место.
А Ху лишь затаил дыхание, степень его повреждений все еще неизвестна. Однако, Янь Чжаогэ также не оставил ему времени, они могли судить об этом только покинув это место.
Чжао Сичен взглянул на Яня Чжаогэ, не задавая никаких вопросов, поскольку он прямо согласился:
- Хорошо, давай сначала уйдем.
В то время, как боевые практики Восточного Королевства Тан волновались о состоянии Чжао Сичена, они также надеялись, что он как можно быстрее вернется в город Цзиньян, чтобы следить за делами, где было бы удобнее очистить королевство Принца Цзиня, Чжао Шиле и его группу инсургентов.
С другой стороны, именно в городе Цзиньян Чжао Сичен смог полностью развить власть великой формации на свой максимальный уровень.
Более того, движения Бесконечной Бескрайней Горы были все еще неясны.
Хотя, там наверняка есть Великий Грандмастер, который, скорее всего, сильнее Старейшины. Он лежал в ожидании где-то в землях Восточного Тана.
Не теряя времени на отдых, они немедленно ушли.
Когда они шли, Янь Чжаогэ посмотрел на Сю Чуаня, посылая ему звуковую передачу:
- Старейшина Сю, те в долине, которые знают о секрете облачных кристаллов ...
Сю Чуань улыбнулся:
- Молодой Мастер Янь, ты можешь спокойно отдохнуть. Прежде чем вы прибыли сюда, я уже отправил их вместе, найдя безопасное место, чтобы усмирить их.
Пока секрет не был раскрыт, даже если противник выпустил свое разочарование на Каньон Духовного Ветра, уничтожая различные объекты, карьер, который был расположен глубоко под землей, мог быть открыт в будущем и использован для горных работ.
Янь Чжаогэ кивнул. Сю Чуань был чрезвычайно бдительным человеком, также обладавшим сильной способностью к принятию решений. Помочь ему раньше действительно было правильным выбором.
Если бы культивация Сю Чуаня могла достичь еще более высокого уровня, то его отец действительно мог бы приложить некоторые усилия, чтобы ухаживать за ним, помогая ему подняться даже на еще большие высоты.
Ян Чжаогэ сказал:
- Пока мы отступили, внимательно следите за движениями внутри Каньона Духовного Ветра.
В то время как Сю Чуань считал это немного странным, он все же продолжал следовать этим инструкциям.
Услышав слова Яня Чжаогэ, Чжао Сичен спросил его через звуковую передачу:
- Вы обеспокоены тем, что поблизости есть еще более сильные эксперты из Клана Священного Солнца. Но если бы такие люди присутствовали раньше, почему они не сделали ничего?
Янь Чжаогэ прищурил глаза и сказал легким тоном:
- Если бы действительно были эксперты, которые могли бы начать атаку в течение короткого периода времени, это было бы связано с необычным поведением Сяо Шеня до его смерти.
- Если это так, я думаю, что могу догадаться, что они хотят делать.
Янь Чжаогэ глубоко вздохнул:
- Не двигайся заранее, чтобы не поразить нас, но лежи рядом в засаде, если Сяо Шень и другие не смогут нас убить. Мое убийство Сяо Шеня в их глазах было просто случайностью.
- Первоначально это предполагалось только в качестве дополнительного шага в случае, если что-то пошло не так. Однако, из-за обратной формации, мы мгновенно изменили ход игры, заставив их первую волну отступить, и даже попав в тупик – они бы немедленно отступили.
- Они хотели, чтобы моя смерть выглядела более естественной, как будто это было вызвано личной враждой между мной и Сяо Шенем.
- Это было бы полезно для сокрытия их истинной цели.
Чжао Сичен посмотрел на Яня Чжаогэ:
- Истинная цель?
Взгляд Яня Чжаогэ был глубоким и далеким:
- Мы, возможно, недооценили их аппетит.
- Убить меня было бы только началом; даже Восточный Тан был бы только тем, что им удобно на пути. То, чего они хотят - гораздо больше, чем я предсказывал.
Люди Клана Священного Солнца временно были вынуждены отступить. Увидев Яня Чжаогэ и других, покинувших Каньон Духовного Ветра, они поспешно попытались преследовать их и напасть на них.
Им не нужно было убивать или ранить Яня Чжаогэ и его сторону; это было нужно, чтобы напасть на их след и не потерять их полностью.
Увидев, как они выглядели, Янь Чжаогэ теперь чувствовал еще более уверенно, что у Клана Священного Солнца, скорее всего, были лучшие эксперты в окрестностях, уже поспешившие сюда.
Если бы они могли оторваться от хвоста, даже с такой высокой скоростью другой стороны, они бы, наверняка, смогли наверстать упущенное за недолгое время.
Однако, в конце концов, это была земля Восточного Тана в пределах Небесных Владений.
С их более сильными способностями, а также их желанием избежать битвы, они быстро использовали окружающую обстановку, чтобы оторваться от своих преследователей.
После этого некоторые новости были переданы через секретный канал.
Почти сразу после того, как Янь Чжаогэ и другие ушли, в Каньон Духовного Ветра вошли высокопоставленные эксперты Клана Священного Солнца.
Посчитав время, которое они использовали, чтобы оторваться от преследователей, они действительно сократили его.
Янь Чжаогэ глубоко вздохнул, его взгляд стал твердым и ярким, он улыбался, когда посмотрел на Чжао Сичена:
- Дядя, давай здесь разделимся.
- Цель противника - это я, но вы тоже должны быть осторожны.
- Возвращение в город Цзиньян будет эквивалентно тому, чтобы дать врагу определенную цель.
Взгляд Чжао Сичен застыл:
- Я тоже мог быть целью, но не из-за Восточного Тана? Если это так ...
Янь Чжаогэ кивнул:
- Хорошо, что понимаете; не распространяйтесь по этому вопросу.
- Если Клан Священного Солнца хочет играть по крупному, то тогда мы так и сделаем.
Янь Чжаогэ улыбнулся.
- Как говорится в старой поговорке, планы не всегда идут в ногу с изменениями.
Услышав это, взгляд Чжао Сичена слегка вздрогнул, когда он молча смотрел на Яня Чжаогэ.
Когда Янь Чжаогэ спокойно встретился с ним взглядом, Чжао Сичен медленно кивнул:
- Хорошо. Не забывайте быть осторожным во всем; не забывайте о своей личной безопасности.
- Чжаогэ твердо помнит учения дяди, - ответил Янь Чжаогэ, - Я обращу внимание и пойму баланс между тем, чтобы скрыть наши передвижения и привлечь внимание врага.
Наблюдая, как Чжао Сичен ушел, Янь Чжаогэ послал звуковую передачу А Ху, передав ему несколько инструкций.
А Ху, который никогда бы не направился на запад, когда Молодой Мастер говорил направиться на восток, или не поймал бы цыпленка, когда Мастер сказал побить собаку, погрузился слегка в ошеломленное состояние.
Прикусив свой язык, он сказал заикающимся голосом:
- Мо.. Моло…Молодой Мастер, не кажется ли это немного…

082: Свирепый Янь Чжаогэ!
Прямо как яростный тигр, Янь Чжаогэ ревел, когда кровожадно приземлился перед Сяо Шенем.
Сяо Шень поспешно отступил, поднявшись в воздух, пытаясь увеличить расстояние между ними.
Сделав несколько последовательных шагов вперед, Янь Чжаогэ также поднялся в воздух, ускоряясь, как только ступил на воздух.
Внутри акупунктурных точек в его теле извивающийся лед и огненные драконы в унисон издавали шокирующий рев.
Из тела Яня Чжаогэ появились туман изо льда и свет от огня, сливаясь с его аурой-ци, льдом и огнем, делавшим его похожим на божество.
Рев тигра его кулаком, рев драконов в его ци!
Божественная Сюаньу Севера – разразилась сила Двери Крови.
С помощью единственного кулака, Янь Чжаогэ прорвался вперед и разрушил оборонительный Закат Тысячи Иллюзорных Ладоней Сяо Шеня.
Невероятно шокированный, Сяо Шень приготовился выполнить Прыжок Восходящего Солнца, чтобы уклониться.
- Вперед!
С громким криком Янь Чжаогэ резко отпрянул назад, так как на мгновение казалось, что появился божественный дракон, растягивающий свой большой объем.
Такое усиление силы объединило восход облаков и парящих драконов Извивающегося Рукава Дракона.
Все облака и драконы в ближайших десяти тысячах километрах в этот момент взлетели в небо.
Тело Сяо Шеня вот-вот могло сдвинуться с места, но перед ним появился Янь Чжаогэ на высокой скорости, властно набросившись.
Пальцы на его сжатых кулаках развернулись, превратившись в крючки, каждая из его рук схватилась за руки Сяо Шеня.
Две фигуры остановились одновременно в воздухе.
Янь Чжаогэ ударил одной из своих ног прямо в грудь Сяо Шеня.
В то же время сила извивающегося льда и огненных драконов вздымалась, когда выходила наружу из его рук.
Мощная сила, формирующая движущую силу крутых гор и рек, находилась в руках Сяо Шеня.
Снова и снова, пиная Сяо Шеня ногами, его руки все еще крепко впивались в руки Сяо Шеня, отказываясь отпускать.
Ударив и потянув – две диаметрально противоположные силы мгновенно исказили тело Сяо Шеня, пока он не стал похож на рваную тряпку.
- Пэн!
Раздавался глухой шум, во всех направлениях распылялись кровь и плоть.
Все небо, где они вдвоем находились, было наполнено дождем из крови, взрывающимся и спускающимся на окрестности.
С небольшим ревом, Янь Чжаогэ и в самом деле силой разорвал руки Сяо Шеня до самых плеч, где они были соединены с позвоночником.
Сяо Шень издал резкий, пронзительный вопль:
- Янь Чжаогэ, ты действительно смеешь …
Янь Чжаогэ отбросил сломанные руки Сяо Шеня, ступил на воздух и догнав Сяо Шеня, который, наконец, был отправлен в полет силой удара, его руки снова протянулись.
- Кто-то, кто вот-вот умрет, не должен говорить столько ерунды.
Окружавшие Клан Святого Солнца боевые практики, отталкиваемые Чжао Сиченом и силой его великой формации, не успели помочь Сяо Шеню. Они одновременно выпустили рев.
Глаза Сяо Шеня почти выскочили из глазных впадин:
- Янь Чжаогэ, не радуйся слишком.
- Даже если ты меня убьешь, то тебе суждено пойти со мной.
- Я буду ждать тебя внизу.
Янь Чжаогэ не слушал ничего из этого, высовывая когти и вонзая их прямо в грудь Сяо Шеня.
Его другая рука, с широко расставленными пальцами, закрывала вид Сяо Шеню, так как была сжата у него на макушке.
Ладонь Яня Чжаогэ давила на голову Сяо Шеня, когда он холодно рассмеялся:
- О, я так напуган.
Говоря это, он резко сжал пальцы и поднял руку вверх.
Мощная сила его тела, в сочетании с могущественной, богатой аурой-ци, одновременно разразилась.
Вновь появился и обрушился кровавый дождь, когда Янь Чжаогэ свернул шею Сяо Шеню и снял его огромную голову.
Сяо Шень оставался с широко раскрытыми глазами, не в силах упокоиться с миром.
Весь Каньон Духовного Ветра мгновенно затих.
- Янь Чжаогэ!
В следующий момент боевые практики Клана Священного Солнца одновременно выпустили яростный рев.
Во главе с Великим Грандмастером, они все вместе бросились к Яню Чжаогэ.
В долине Чжао Сичен был спокоен и молчалив, когда он сложил ладонь левой руки и ладонь правой в кулак, одновременно ударяя ими вперед.
Золотые драконы света начали распространяться между небом и землей, их чешуя вздымалась, а рев потрясал небеса, словно настоящие драконы очутились в этом мире.
Боевые практики Клана Священного Солнца были отправлены в непрерывное отступление силой великой формации, как только Чжао Сичен дал им волю, неспособные сделать шаг в сторону Каньона Духовного Ветра.
Сю Чуань и Боевые Ученые Горы Широкой Веры и Восточного Королевства Тан начали переходить от обороны к атаке.
- Отступаем!
Великий Грандмастер Клана Священного Солнца подавлено взревел, не имея иного выбора, кроме как вести своих боевых товарищей с отступление.
Из уголка рта Чжао Сичена сочилась кровь, с некоторыми паузами мелькая на его лице зеленым и красным.
Он убрал свою ладонь, так как другие прекратили преследование своего врага.
Неся голову Сяо Шеня, Янь Чжаогэ спустился на землю, повернулся и вернулся на сторону А Ху.
А Ху сидел на земле со скрещенными ногами, сияние Брони Ночного Кошмара на его теле затухало. Черная броня света была плотно усеяна многочисленными золотыми иглами.
Все золотые иглы глубоко проникли к доспехи.
На лице А Ху был довольно угрюмый и побежденный взгляд. К счастью, аккомпанирующий ему духовный артефакт, Броня Ночного Кошмара, также была защитным инструментом. Даже когда она могла одновременно защищать и атаковать, его оборонительная сила была шокирующей.
С другой стороны, когда он раньше одновременно бился с тремя Боевыми Учеными Тай Суй, будучи незаметно атакованным Солнечным Дождем Сяо Шеня, он бы наверняка умер.
Несмотря на то, что Броня Ночного Кошмара смогла удерживать плотный дождь Божественных Солнечных Игл, А Ху все же получил ранения силой ци, что проникла в его тело.
И хотя сами Божественные Солнечные Иглы не проникали в его тело, было похоже будто А Ху перенес тысячи тяжелых ударов.
Янь Чжаогэ подошел к А Ху, положил ладонь ему на спину, чтобы помочь ему привести в порядок свое тело.
Остальные смотрели на Яня Чжаогэ со сложными выражениями на лицах.
Когда Сяо Шень двигался с намерением убить, что означало полное оправдание для Яня Чжаогэ убить его, но увидев, как он на самом деле убил его, их настроение колебалось.
Раньше, когда Янь Чжаогэ сталкивался с Сяо Шенем, как бы сильно он его не избил, его все равно можно было сбросить со счетов, поскольку Сяо Шень был слабой стороной в их битве.
Однако, так как обе стороны были элитой молодого поколения в своих кланах, молодежь с большим потенциалом, для чьего развития клан приложил много усилий, решив выявить превосходство поединком и убийством другой стороны, были двумя разными концепциями.
Более того, дед Сяо Шеня был одной из немногих больших шишек Клана Священного Солнца.
Как сказал Сяо Шень, позволив этому случиться, Клан Священного Солнца не смирился бы с этим так просто.
Этот вопрос, по сравнению с принятием учеников другой стороны, предавших их клан, был еще важнее.
Но среди сложных чувств боевые практики Горы Широкой Веры и Восточного Королевства Тан также почувствовали сильное волнение.
Позволить вам убить, не дав Горе Широкой Веры отомстить?
Это не соответствовало бы логике вообще.
В этот момент Янь Чжаогэ уже был спокоен.
Меч Нефритового Дракона по-прежнему был центром формации обратного действия, взаимодействуя с великой формацией Чжао Сичена.
Со взмахом его руки, Колесо Сияющего Солнца снова вернулось в руки Яня Чжаогэ.
Глядя на Колесо Сияющего Солнца все внезапно вышли из задумчивости.
- Молодой мастер Горы Широкой Веры только сейчас убил Сяо Шеня, но за короткое мгновение.
В то время, как оба из них были Боевыми Учеными с поздней внешней аурой, Янь Чжаогэ раздавил Сяо Шеня, не оставив от него и кусочка.
Боевые практики Восточного Тана сглотнули:
- Сяо Шень и в самом деле не был кем-то с обычной внешней аурой, с кем могли сравниться Боевые Ученые.
Среди боевых практиков Клана Священного Солнца, которые атаковали его в этот раз, были и те, чья культивация была выше.
Однако, на том же уровне культивации, никто не мог точно сказать, что они могут победить его.
- Освещающий весь мир Молодой Мастер Клана Священного Солнца приветствуется как один из Четырех Молодых Мастеров этого поколения наравне с Мастером Янем, в то время как Сяо Шень и освещающий весь мир Молодой Мастер – часть Четырех Восходящих Солнц Клана Священного Солнца, точно лицо молодого поколения Клана Священного Солнца.
Однако, любимый сын Небес был так легко атакован и повержен Янем Чжаогэ.
- Сяо Шень был так легко побежден Молодым Мастером Янем; для других людей это было бы…
Кто-то с низким голосом крикнул:
- Янь Чжаогэ еще сильнее, чем говорят в слухах!
Раньше, по слухам, Янь Чжаогэ превзошел все уровни, чтобы выиграть у Сяо Шеня, но только в средней внешней ауре.
Поскольку никто из них не стал свидетелем этого лично, они все еще немного скептически относились к этому.
Но сейчас не было никаких вопросов.
Красивый, изящный молодой мастер и волевой, свирепый боевой практик - обе эти личности теперь прекрасно примирились в их умах.
081: Сяо Шень, куда ты?
Янь Чжаогэ посмотрел на Боевого Ученого Хиантин Клана Священного Солнца, приближаясь к нему с каждым шагом.
Внезапно издалека взревел голос, прежде чем приблизиться.
Аура-ци, окружающая А Ху, нахлынула, напоминая черный ураган и сомкнулась перед Янем Чжаогэ.
- Молодой Мастер, я вернулся!
При этом А Ху снял большую сумку, которую он нес на спине, и быстро бросил ее перед Янем Чжаогэ.
Затем одним шагом он появился перед боевым практиком Клана Священного Солнца.
Не произнеся ни слова, А Ху скрестил руки, выставив когти, неистовый, яростный черный ураган охватил местность, достигнув небес и покрыв землю.
Также издав яростный рев, аура-ци боевого практика клана Священного Солнца превратилась в иллюзорное небо и землю, освещенные огромным, ярким солнцем.
В этот момент золотые солнечные лучи и черный ураган столкнулись.
Когда он свирепо рассмеялся, огромное туловище А Ху стало похоже на тень призрака, отчаявшегося и непредсказуемо перемещавшегося.
Из черного урагана вырвался свирепый черный тигр, рвущийся заглотить всех, кого он видел!
Фигура А Ху резко присела, а затем прыгнула, уже разорвав огромное золотое солнце, а его когти направились к горлу и сердцу противника.
Там, где проходил Божественный Коготь Призрачного Тигра, воздух, казалось, разрывался, как кусок ткани!
Черный ураган превратился в голову свирепого тигра, открыв его бездонное нутро, он был готов прямиком проглотить врага!
Выражение лица Боевого Ученого Хиантин, управляющего Струящимся Огненным Мечом, стало серьезным. Он на время оставил Колесо Сияющего Солнца, направив Струящийся Огненный Меч на А Ху.
Свет сиял на теле А Ху, как черные доспехи света, блокируя удар Струяющегося Огненного Меча.
С ревом А Ху выставил коготь, чтобы заблокировать Божественный Меч Зари.
Его первый противник поспешно исполнил Прыжок Восходящего Солнца, отступив, все его тело покрылось потом!
Струящийся Огненный Меч и Броня Черного Кошмара А Ху встретились, никто из них не уступал. Тогда два великих Боевых Ученых Хиантин Клана Священного Солнца громко закричали в унисон, после чего ветер ауры-ци сотряс небеса, иллюзорные небеса и землю, окружая со всех сторон.
Говорят, что в небе не может быть двух солнц, но в этот момент два солнца появились прямо перед глазами А Ху!
Одно из солнц висело высоко над головой, как солнце на дневном небо. Другое появилось с рассветом, появился первый луч рассвета!
А Ху не был ничуть запуган. Аура-ци всего его тела вырвалась, когда он прыгнул, наподобие тигра.
Облака подчиняются драконам, ветер подчиняется тиграм!
Когда А Ху дико заревел, всеохватывающий черный ураган смел все на своем пути, песок летал и камни проносились ужасающе вне всякого сравнения!
Янь Чжаогэ схватил сумку, которую бросил А Ху, из нее он достал различные редкие и уникальные сокровища.
Контролируя свою ауру-ци, Янь Чжаогэ взмахнул рукой, полетели различные материалы и приземлились в перенаправленной формации.
Когда Янь Чжаогэ проделывал пальцами непрерывные жесты, ряды духовных структур перенаправленной формации становились все более ослепительными и завораживающими, поскольку вся их структура была наконец завершена.
Те из Клана Священного Солнца также понимали, что влечет за собой перенапраление формации, но ни один из них не мог предсказать, что перенаправление формации действительно будет завершено так быстро.
Боевой Грандмастер все время пытался прорваться через линию обороны Чжао Сиченя и перво-наперво уничтожить перенаправленную формацию. Однако, будучи упорно преграждаемым Чжао Сиченем, он не имел шансов на успех.
В этот момент, увидев, что перенаправление формации было полностью закончено, в его сердце вдруг возникло плохое чувство.
- Ц-ц!
С низким криком Янь Чжаогэ выставил руку, поднимая в воздух Меч Нефритового Дракона.
Затем он вытянул ладони вперед, прежде чем надавить на воздух!
Полностью законченное перенаправление формации в Каньоне Духовного Ветра начало действовать с хлопком, сливаясь в одно под контролем великой формацией Чжао Сиченя!
Духовные структуры великой формации внезапно засияли странным, неистовым красным светом!
Когда в королевском дворце в далеком городе Цзинъян вспыхнул красный свет, тело Чжао Шиле, в настоящий момент также использовавшее силу великой формации, сильно вздрогнуло, и он прямо выплюнул глоток свежей крови!
Янь Чжаогэ сказал срочным тоном:
- Дядя, сейчас!
Не говоря ни слова, Чжао Сичень, стоящий внутри формации, принял позицию с кулаком.
Когда Янь Чжаогэ посмотрел на Чжао Сиченя, он увидел, что, когда над его головой нависла тень, на ветру покачивался дух дерева, могуче возвышаясь к небесам.
Мощь Императорских Золотых Доспехов из Драконьей Чешуи была полностью задействована Чжао Сиченем. Когда он ударил кулаком, мощь великой формации резко увеличилась.
Боевой Грандмастер Клана Священного Солнца, который первоначально одерживал верх, сделал потрясенный вид, когда он был немедленно отправлен в отступление!
- Янь Чжаогэ!
Сяо Шень и все остальные были потрясены, не подумав, что даже после того, как их сторона одержала верх, сторона Яня Чжаогэ на самом деле все еще могла поменяться с ними местами.
- Даже если перенаправленная формация объединилась с первоначальной великой формацией, не должно быть таких мощных, мгновенных результатов!
Чжао Сичень был тяжело ранен, а Чжао Шиле тотчас же занял свой город Цзиньян.
В конце концов, тем не менее, в борьбе за контроль над Великой Формацией Цзиньяна на самом деле это Чжао Сичень одержал оборонительную победу!
Издалека засветился золотой свет сабли.
Еще один Боевой Ученый Хиантин Клана Священного Солнца одержал победу над своим противником он махнул с Сжигающим Небесным Клинком с Уклоном на Запад прямо по направлению к Яню Чжаогэ!
Однако, не дожидаясь, когда он приблизится, А Ху издал разгневанный рев, его левая рука оставалась в Божественном Когте Призрачного Тигра, тогда как он высвободил правую руку для кулака!
Это было боевое мастерство, которое Янь Чжаогэ наедине передал А Ху!
Демонический Кулак Рев Тигра из Шести Духовных Демонических Кулаков!
А Ху бешенно обернулся, ударил кулаками и выпустил свои когти со своей собственной силой, удерживая всех трех Боевых Ученых Хиантин Клана Священного Солнца одновременно!
Рев тигра звучал по всему Каньону Духовного Ветра. Увидев это, Сю Чуань и другие были втайне потрясены этим.
Поняв ситуацию, Сяо Шень помрачнел лицом, у него больше не хватило ума продолжать забор Колеса Сияющего Солнца.
- Хорошая собака не блокирует дао!
Сяо Шень язвительно посмотрел на Яня Чжаогэ и А Ху:
- Так как ты так преданно защищаешь своего хозяина, я убью тебя, лакей, вместе с ним!
Услышав мрачный тон Сяо Шеня, Янь Чжаогэ пристально посмотрел на него.
Он увидел, что Сяо Шень внезапно вытащил какой-то предмет в виде цилиндра.
Один конец был у него в руках, а другой был направлен прямо на А Ху!
Янь Чжаогэ закричал:
- А Ху, берегись! Это Дождь Солнца!
Услышав его слова, А Ху, похоже, слегка замялся.
Однако его большое туловище все еще не сдвинулось, чтобы уклониться.
Янь Чжаогэ нахмурился. Если бы А Ху уклонился, Дождь солнца Сяо Шеня нацелился бы непосредственно на самого Яня Чжаогэ.
Поэтому А Ху не сдвинулся с места!
В следующий момент цилиндр в руке Сяо Шеня внезапно разразился тысячами лучей золотого света, необыкновенно ослепляющими.
Свечение бесчисленных золотых игл, напоминающих солнечный свет, освещающий небеса и землю, также напоминало сильный дождевой ливень, настолько плотный, что ни одно дуновение ветра не могло пройти сквозь него!
Бесчисленное количество Божественных Игл Солнца превратилось в лучи света, стреляя прямо в А Ху!
Дождь Солнца, секретное сокровище родословной Клана Священного Солнца, сокрытое оружие, специализирующееся на прорыве ауры-ци Боевого Ученого!
Любой, ниже уровня Боевого Грандмастера, столкнувшись с этим нападением, вряд ли сможет легко справиться с ним!
Даже три Боевых Ученых Хантиан Клана Священного Солнца поспешно свернули в сторону.
Взгляд А Ху был словно воспламенен, его аура-ци превратилась в иллюзорное небо и землю, когда он безумно взревел.
Черный ураган охватил все направления с импульсом приседания тигра и поглощением кита, Броня Черного Кошмара осветилась, когда А Ху сосредоточил все свои усилия на обороне.
Один за другим без остановок происходили мелкие проникающие столкновения, и тело А Ху теперь было усеяно тысячами, десятками тысяч сияющих Золотых Божественных Игл Солнца!
С другой стороны, Чжао Сичень поднял голову ввысь и издал длинный рев, его ладони направлялись вперед.
Контроль над великой формацией был полностью вырван им.
В то время как сам Чжао Сичень был тяжело ранен, с мощью великой формации его сила мгновенно стала необычайной.
Во-первых, он задействовал формацию, начав контратаку на принца Цзиня, Чжао Шиле, в далекий город Цзиньян, который еще не восстановил свой дух, что подействовало на Сяо Шеня до такой степени, что из его рта бесконтрольно вырвалась свежая кровь.
Затем он ударил по воздуху ладонью по направлению к эксперту Боевому Ученому Клана Священного Солнца, заставив его выплюнуть глоток крови, когда он отступил.
По мере расширения периметра великой формации, боевые практики Клана Священного Солнца были вынуждены отступить.
Янь Чжаогэ поспешил поддержать А Ху, прежде чем передать его Сю Чуаню и другим, которые подошли к нему.
Поворачивая голову и глядя, Сяо Шень тоже торопливо отступал.
Громовым голосом Янь Чжаогэ сердито рассмеялся:
- Сяо Шень, куда ты?!
Янь Чжаогэ вскочил и мгновенно бросился к Сяо Шеню, как страшный тигр, выпущенный из клетки.
Демонический Кулак Рев Тигра из Шести Духовных Демонических Кулаков!
080: Битва Каньона Духовного Ветра
Янь Чжаогэ взглянул на Сяо Шеня, а затем полностью проигнорировал его.
- Прибыть раньше, чем ожидалось, – это проблема не только Королевства Восточного Тана...
Глаза Яня Чжаогэ сузились:
- Янь Сю...
Поскольку у Клана Священного Солнца было много экспертов, Янь Чжаогэ хотел лично помочь Чжао Сичену в поддержке формации.
Он тут же громко позвал:
- Старейшина Сю!
- Я понимаю.
Столкнувшись с серьезным делом, Сю Чуань полностью отбросил обычную лесть и заискивыние, которые он проявлял наедине.
Он привел боевых практиков Горы Широкой Веры, ринувшись вперед, чтобы встретить напавших боевых практиков Клана Священного Солнца.
Боевые практики Восточного Тана, двигавшиеся вместе с Янем Чжаогэ и Чжао Сиченем, тоже пошли с ними.
Захватчики Клана Священного Солнца состояли из значительного числа элиты, обладающей многочисленными экспертами.
Оттого, что Кристаллы Минеральных облаков можно было использовать для создания Нефритового Экстракта, в то время как Гора Широкой Веры удерживалась от каких-либо серьезных очевидных действий, чтобы ввести в заблуждение; Каньон Духовного Ветра стал очень требовательным к самому себе, тайком значительно укрепив свою оборону.
В противном случае, в данный момент они могли быть тотчас же разбиты Кланом Священного Солнца.
Несмотря на это, при таком количестве экспертов Боевых Ученых из Клана Священного Солнца, атакующих все вместе, давление на Каньон Духовного Ветра значительно увеличилось.
Сю Чуань и эксперт Боевых Ученых Хиантин объединились, чтобы заблокировать дорогу к ним, препятствуя продвижению большинства своих противников.
Обе стороны были мгновенно заведены в тупик.
Боевой Грандмастер клана Священного Солнца, которому не разрешили войти в каньон, беспрерывно атаковывал, производя атаки на Каньон Духовного Ветра и Чжао Сиченя нескончаемым потоком.
Янь Чжаогэ и Чжао Сичень оба имели суровое выражение на лицах.
Поскольку эта атака происходила у них пред глазами, их сторона снова оказалась в невыгодном положении в битве за город Цзиньян.
Из-за двух одновременных сражений давление на Чжао Сиченя значительно увеличилось.
Перенаправленная формация еще не было полностью установлено. Принц Цзинь, Чжао Шиле, постоянно оказывал давление на город Цзиньян, контроль над городом Цзиньян постепенно переходил в его руки.
Поскольку эта ситуация сохранялась, постепенно начинала проявлять признаки неполноценности сила великой формации, которую собрал Чжао сичень над Каньоном Духовного Ветра.
Враждебный Боевой Грандмастер, столкнувшийся с этим, был наиболее чувствителен к этим изменениям.
Он издал длителный рев:
- Чжао Сичень, ты упорно хотел быть врагом Клана Священного Солнца – вот чем это закончилось!
- Ты слишком глуп, чтобы ясно увидеть, как проходит течение времен. Гора Широкой Веры уже давно достигла своего захода, в то время как мой Священный Клан Солнца находится в зените!
- Твой брат, Чжао Шиле, намного умнее тебя; в качестве вознаграждения Восточного Тана трон достанется ему!
Сказав это, он сложил ладони, прежде чем одновременно выставить их вперед.
Одно из Семи Великих Солнечных Искусств, Ладонь, Поражающая Небеса!
Солнце было высоко, посредине неба!
Двигаясь с подавляющей атакой, знаменитой своей силой, в совершенстве исполняя необузданную и яростную часть боевых искусств Клана Священного Солнца!
Подавляя ее энергией, подавляя ее силой.
Чем выше культивация боевого практика, тем лучше он может реализовать силу этого боевого искусства.
В этот момент при использовании Ладони, Поражающей Небеса атака Боевого Грандмастера была гораздо более беспощадной, чем атака, которую ранее совершил Боевой Ученый Чан Юаньлунь.
Все присутствующие только и могли, что чувствовать, что перед их глазами было ярко пылающее блестящее золотое море.
Все Боевые Ученые чувствовали, что их аура-ци почти воспламенилась от этой ладони, горя и испаряясь!
Чжао Сичень имел серьезный вид, его лицо слегка потемнело.
Зеленый и красный ци снова начали мигать на его лице.
Хаотические потоки губительного ци, которые не были полностью вытеснены из его тела, постоянно приносили ему неприятности.
В этот момент, столкнувшись с противником и давлением, их импульс также усиливался и усилваился.
Он глубоко вздохнул, снова ударив кулаком. Золотые Императорские Доспехи из Драконьей Чешуи на нем начали мерцать сиянием, раздался рев дракона.
Боевой Грандмастер Клана Священного Солнца издал низкий крик, на его правой руке появилось сияние фиолетово-золотого цвета.
Это был ручной захват из чистого золота, содержащий девять фиолетовых кристаллов, которые мерцали ярким светом, его импульс поднимался до небес.
Это было потрясающе, еще один духовный артефакт!
Когда обе стороны столкнулись, тела Чжао Сиченя и его врага содрогнулись.
Фомация вздрогнула еще раз, когда преимущество Чжао Шиле над городом Цзиньян выросло.
Силы великой формации, которую смог собрать Чжао Сичен, снова упали.
Использовав свое преимущество, Боевой Грандмастер Клана Священного Солнца последовательно выступил с Ладонью, Поражающей Небеса, заставляя окружающее пространство безустанно гудеть, как будто оно вот-вот рухнет.
Под ярким сиянием массивного солнца сияние духовных структур формации тускнело.
У Чжао Сиченя не было иного выбора, кроме как уменьшить периметр его защиты.
Однако, таким образом, атаки противника начали влиять на защиту Каньона Духовного Ветра.
С помощью своего Боевого Грандмастера группа боевых практиков Клана Священного Солнца сомкнулась.
Взгляд Сяо Сиченя был издалека направлен на Яня Чжаогэ, словно взгляд ядовитой змеи.
Боевой Ученый Хиантин рядом с ним образовал меч левой рукой, его правая рука резко схватила ножны позади него.
Меч света сиял, проникая сквозь горизонты, напоминая утреннее солнце, поднимающееся на востоке, когда наступает рассвет.
Одно из Семи Великих Солнечных Искусств, Божественный Меч Рассвета!
Духовный Артефакт низкого класса, Струящийся Огненный Меч!
Меч света потряс небеса, когда прорвался первый луч рассвета, и солнце начало подниматься на восток, достигая своего зенита, прежде чем в конце концов направиться на запад и спуститься за дальний горизонт. Этот меч отобразил восход и закат солнца; от начала до конца.
Увидев это, Янь Чжаогэ рубанул в воздухе ладонью, появилось Колесо Сияющего Солнца!
Увидев Колесо Сияющего Солнца, боевые практики Клана Священного Солнца слегка заколебались, после чего их атаки стали еще более свирепыми.
Сяо Шень напряженно смотрел на Колесо Сияющего Солнца, его глаза, казалось, собирались выскочить из своих орбит.
Издав пронзительный, разгневанный рев, он резко поднял ладонь.
Свет духовой диаграммы мерцал на его ладони, напоминая корону, образованную солнцем.
Колесо Сияющего Солнца мгновенно остановилось.
- Ц-ц! Это действительно так...
Янь Чжаогэ нахмурился:
- Жаль, что я должен использовать свой Меч Нефритового Дракона для перенаправления формации. В противном случае я мог бы просто перенаправить артефакты и все было бы отлично.
Когда Колесо Сияющего Солнца остановилось, боевой практик Клана Священного Солнца, вооруженный Струящимся Огненным Мечом, остановиляс у Каньона Духовного Ветра.
Оборонительная формация Каньона Духовного Ветра, столкнувшись с полным давлением Боевого Грандмастера, испытывая удар струящегося Огненного Меча, наконец дало трещину!
Толпа боевых практиков Клана Священного Солнца немедленно направилась внутрь!
Сяо Шень повернул голову, чтобы посмотреть на этого Боевого Ученого Хиантин:
- Старейшина Лиань, помоги мне!
Боевой Ученый Хиантин кивнул, еще раз ударив Божественным Мечом Рассвета.
Струящийся Огненный Меч превратился в красный свет, смешавшись с Колесом Сияющего Солнца в воздухе.
Янь Чжаогэ холодно наблюдал эту сцену со стороны, его фигура уже появилась перед Чжао Сиченем.
Схватив Меч Нефритового Дракона, под руководством его пальцев замерцали духовные структуры перенаправленной формации.
Положение Чжао Сиченя теперь стало несколько более стабильным.
Сяо Шень вылетел вперед, снова протянув руки и схватившись за Колесо Сияющего Солнца. Колесо Сияющего Солнца начало сильно вибрировать по мере того как диаграмма солнечной короны на его ладони засияла ярким светом.
Колебание Колеса Сияющего Солнца постепенно уменьшалось.
Сяо Шень закрыл глаза; в темноте постепенно проявлялся солнечный свет.
Чувствуя, что он сейчас восстанавливает свою связь с Колесом Сияющего Солнца, отвоевывая артефакт, который он потерял, Сяо Шень почувствовал несравненное ощущение комфортна во всем своем теле, как будто все поры на его теле одновременно открылись.
Он начал прерывать связь Яня Чжаогэ с Колесом Сияющего Солнца.
Он открыл глаза, ученики Сяо Шеня мерцали холодным светом, когда он смотрел на Яня Чжаогэ:
- Янь Чжаогэ, ты фигура.
- Тем не менее, чем ты сильнее, тем больше угроза, которую ты представшь моему Клану Священного Солнца в будущем!
- Я должен признать, что унижение, которому ты подверг меня, я не могу сейчас смыть.
- Тем не менее, если ты умрешь, здесь много людей, которые могут это сделать!
Группа боевых практиков Клана Священного Солнца была заблокирована в битве с группой Сю Чуаня.
Однако у Клана Священного Солнца было больше экспертов на своей стороне. Без помощи формации Каньона Духовного Ветра Сю Чуань и другие оказались в невыгодном положении.
Клан Священного Солнца отправил Боевого Ученого Хиантин прямо к Яню Чжаогэ!
Янь Чжаогэ прямо посмотрел на наступающего врага.
С каждым шагом, который принимала другая сторона, окружающее пространство, а также декорации, казалось, сотрясались!
079: Враги наступают на границу

Чжао Шичэн посмотрел на Янь Чжаогэ: - Могу я взглянуть на ваше формирование?
Еще до того, как он закончил свое предложение, Янь Чжаогэ уже вытаскивал свиток.
Там, где его аура-ци косалась, ткань свитка не разорвалась, но остались следы. Со звуком "Шуа, шуа"перед Чжао Шичэном появилась сложная схема формирования.
Чжао Шичэн внимательно изучил схему, сравнив ее со знанием формаций, которые у него уже были. Сразу же в нем возникло чувство бодрости.
-Этот метод может сработать! Чжао Шичэн воскликнул: -Однако это будет зависеть от того, достаточны ли запасы для создания этой формации.
Янь Чжаогэ сказал: -Мы сохранили некоторые материалы Каньоне Духа Ветра. Даже если не хватит запасов, мы можем попытаться реквизировать некоторые из близлежащего Города Над Пропастью.
Что касается необходимых материалов для создания крупномасштабного формирования, то в Каньоне Духа Ветра их, естественно, не хватит.
... Даже если предположить, что не было недостатка, перед Восточным Таном им не хватало бы этих материалов.
Без предварительной подготовки, как они смогли бы сохранить материалы? Им предстояло готовиться к такой ситуации в течение довольно долгого времени, и кто должен был сказать, что эти приготовления были направлены только на клан Священного Солнца?
Когда все было сказано и сделано, это полное изменение формирование силой потрясло Грандиозное Формирование Цзиняна.
Даже если Чжао Шичэн не испытывал никаких опасений подобного рода, было неизбежно, что другие сильные культиваторы из Восточного Тана будут иметь некоторую неопределенность в отношении намерений Горы Широкой Веры.
Остановившись на этом плане, они все сразу же отправились в Каньон Духов Ветра. На пути они постоянно получали Новости о ходе боя.
В Восточном Тан, кроме города Цзинъян, большинство мест еще не впало в беспорядок. Однако все районы, контролируемые Горой Широкой Веры, столкнулись с угрозой Клана Священного Солнца.
Это относится и к Каньону Духов Ветра, который уже был осажден извне.
Янь Чжаогэ и остальная часть делегации быстро пронеслись через все препятствия. Уже получив известие об их прибытии, Сюй Чуань поспешно вышел и проводил Янь Чжаогэ и Чжао Шичэн в город.
В настоящее время Сюй Чуань был назначен исполняющим обязанности Старейшины Каньона Духов Ветра. По сравнению с его предыдущим статусом, Каньон Духов Ветра стал значительно более важным—это означает, что его оборона соответственно также увеличилась.
-Старейшина Сюй, пожалуйста, подготовьте элементы из списка, который я вам дал. Что бы не потерялся, перечислите его. Zhaoge Янь Чжаогэ сразу же заговорил прямо, не тратя время на любезности.
Сюй Чуань был также осведомлен о неотложности этой миссии, и сразу же получил список, который Янь Чжаогэ подготовил. Он немедленно отправил людей собрать все доступные материалы и сделал быстрый отчет обо всех недостающих.
-В Городе с Видом на Пропасть есть все, чего нам не хватает, - мгновенно сказал Сюй Чуань, - неизвестно, свободны ли склады нашего клана, но даже если мы не можем получить их оттуда, в других местах в Городе с Видом на Пропасть определенно есть эти вещи.
-Будь то Клан Священного Солнца или Бескрайняя Гора-их складов точно не хватило бы!
Янь Чжаогэ взглянул на список, который составил Сюй Чуань, затем повернулся к А Ху: -А Ху, ситуация срочная; вам придется отправиться в поездку. Помните о своей безопасности.
Чжао Шичэн и Янь Чжаогэ должны были остаться, чтобы создать формацию, а среди других, А Ху был самым сильным.
А Ху просто и честно рассмеялся: -Молодой Мастер, можете быть уверены, я туда и обратно, я вернусь прежде чем вы это узнаете.
Сказав это, он повернулся и ушел. Как только он вышел из Каньона духов ветра, он совершил воздушный полет для обзора Города с видом на Пропасть.
Чжао Шичэн посмотрел в направлении, в котором А Ху уехал: -Несмотря на то, что Янь Ди не передал ему основные знания Горы Широкой Веры, будь то Черный Божественный Ветер Кошмарных Сноведений или Божественный Коготь Призрачного Тигра, оба являются высшими боевыми искусствами.
Выражение лица Янь Чжаогэ стало теплее: - В том году мой отец действительно хотел принять А Ху в качестве ученика, но А Ху сам отказался.
-Поэтому мой отец взял прямую родословную боевых искусств Священной Земли Области позднего Ветра, которую он собрал, и передал их А Ху.
В последние годы Ян Ди действительно хотел взять А Ху в качестве ученика еще больше, и предыдущий владелец тела Ян Чжаогэ также смотрел на А Ху больше как на друга, чем на слугу.
После того как Янь Чжаогэ прибыл в этот мир, он таким же образом смотрел на старшего товарища. Большую часть времени он даже не думал о нем как о слуге.
Они вдвоем частенько потешались друг над другом, обладая веселыми и непринужденными отношениями.
По сравнению с некоторыми людьми, чьи лица он никогда не видел и никогда не говорил, существуя только в воспоминаниях о первоначальном владельце его тела, Янь Чжаогэ имел гораздо более глубокие отношения с А Ху. По мере того, как их дружба углублялась, их отношения становились ближе к отношениям, которые существовали с первоначальным владельцем его тела.
Если бы не дерзкий стиль А Ху, в котором он, казалось, игнорировал социальный статус, делая вид, что ему нужно преподать урок, его можно было бы считать первым другом, которого Янь Чжаогэ сделал с момента прибытия в этот мир.
Когда он разговаривал с Чжао Шичэном, Ян Чжаогэ начал помогать ему, и они собрали совершенно новое формирование в Каньоне Духа Ветра.
По внешнему виду это формирования несколько напоминало Великое Образование Цзинъян.
Тем не менее, если присмотреться, подробная маркировка в формации казалась правильной, но на самом деле была неправильной. По сравнению с первоначальным Великое формирование в городе Цзинъян, все было как будто наоборот.
Как будто все было отражено в зеркале.
Формирование постепенно принимало форму, уже начав испускать блестящий свет. Линии духовных узоров загорелись во всех направлениях, охватывая весь Каньон Духов Ветра.
Чжао Шичэн сидел в центре формирования, одна рука сжалась в кулак, а другая ударила по земле.
Что касается Великого образования Цзинъян, которое также контролировалось им, свет, излучаемый этим формированием, также начал становиться более ослепительным.
Только этот свет постоянно мерцал, в результате чего он казался очень неустойчивым.
Янь Чжаогэ знал, что это было вызвано восстанием Принца Цзинь Чжао Шили в городе Цзинъян.
Выражение лица Чжао Шичэна не изменилось, он спокойно медитировал. Он направлял силу великого образования, одновременно используя силу обратного формирования Каньона Духов Ветра, чтобы найти противовес между двумя силами.
Его глаза вспыхнули, когда его одеяние дракона начало излучать золотой свет.
Золотой свет, как чешуя дракона-это было, как будто доспехи драконов защищали его тело.
Это было сокровище Восточного Тан номер один, артефакт духа среднего класса, известный как доспехи Императорского Золотого Дракона.
Большую часть времени он оставался незаметным, был в теле Чжао Шичэна. Однако, когда возникнет необходимость, броня проявит себя и окутывает его тело.
Внутри Пропасти Запечатанного Дракона ему повезло, что у него была защита этого мощного артефакта духа среднего класса. В противном случае, с внезапным разворотом великого формирования и отдачей от аномалий Пропасти Запечатанного Дракона, даже если бы он мог обеспечить свое выживание, но исход был бы неизвестен.
Янь Чжаогэ сформировал меч левой рукой, в то время как делал направляющие движение правой. Нефритовый зеленый свет выстрелил в небо, а затем приземлился прямо перед Чжао Шичэном в центре формирования.
Это был личный духовный артефакт Янь Чжаогэ, Нефритовый меч Дракона.
Чжао Шичэн нежно погладил кончик клинка, как тут же раздался рев дракона.
Меч Нефритового Дракона висел в воздухе под контролем его сознания.
На лезвии меча был блеск, циркулирующий, когда появилась слабая тень дракона и начала двигаться вокруг.
Слабая тень золотого дракона также материализовалась над доспехами Императорского Золотого Дракона, которые носил Чжао Шичэн, с таким же сильным ревом.
Императорская Золотая Чешуйчатая Броня работала, чтобы контролировать и направлять поток власти от Великого формирования Цзинъян в то время как меч Нефритового Дракона помог контролировать обратного формирование.
Близнецы-драконы ослепили ярким светом, как два согласованных образования, сила которых становилась все сильнее и сильнее.
Как раз в это время, Гора Широкой Веры и боевые практики Восточного Тан в Каньоне все слегка нахмурились.
Сильная атмосфераизвне внезапно сошла на Каньон Духов Ветра.
Колесо золотого света поднялось в устье каньона, когда пугающее давление начало давить вниз к формирования внутри.
- Клан Священного Солнца! Великий Магистр Боевых Искусств!
Янь Чжаогэ нахмурил брови. Хотя культивирование атакующего боевого практика уступало таким, как Чжао Шичэн и Янь Сюй, это все равно был настоящий Великий Магистр Боевых Искусств!
Выражение лица Чжао Шичэна оставалось спокойным, когда он поднял кулак и ударил в небо.
Подкрепленный силой формирования, его удар выстрелил в сторону золотого колеса света в небе.
Две силы вступили в контакт и разорвались в блестящем взрыве, так что другим даже взглянуть на него было трудно.
На данный момент травмы Чжао Шичэна в основном еще не восстановились. Более того, власть великого образования все еще оспаривалась в городе Цзинъян.
Он смог помешать этому Магистру Боевых Искусств и помешать ему войти, но его внимание, а также сила формирования были также на мгновение заняты им.
Под атакой Магистра Боевых Искусств Клана Священного Солнца внезапно образовался разлом в обороне формирования.
Несколько фигур разбежались, когда толпа боевых практиков Клана Священного Солнца ворвались в каньон.
Среди тех, кто ворвался, многие обладали пугающей аурой, по-видимому, заставляя само пространство вокруг них работать, куда бы они ни пошли.
Люди в каньоне чувствовали, что их сердца утонули замерли: -Так много Боевых Ученых Сяньтянь!
Янь Чжаогэ пристально посмотрел на одного из захватчиков, одетого в белое одеяние, с большой бородой и взглядом, таким же ядовитым, как у змеи. Этот человек был точно Сяо Шен.
Взгляд Сяо Шэня прокатился по каньону, когда он вошел, его внимание мгновенно сосредоточилось на Янь Чжаогэ.
-Янь! Чжао! Гэ! Сяо Шэнь выплевыввал каждый слог, уставившись на Янь Чжаогэ горящим взглядом.
078: Не смотрите с высока на библиотекарей
Атмосфера эксперта Магистра Боевых Искусств охватила окрестности, будоража ветер и облака.
Сердца боевых практиков Восточного Тан опустились до предельной глубины. Даже все вместе они не смогут устоять перед таким противником.
Появилась фигура Старейшины Бескрайней Горы, его взгляд взошел на Янь Чжаогэ и Чжао Шичэн.
Поскольку он собирался открыть рот, чтобы что-то сказать, его выражение вдруг немного изменилось.
Король Восточного Королевства Тан Чжао Шичэн, который изначально был без сознания и умер для мира, на самом деле внезапно открыл глаза в этот самый момент.
Их взгляды столкнулись в воздухе вот так.
Чжао Шиченг мягко сказал. -Старейшина Хе, придя в гости лично-я побеспокоил вас.
Когда он сказал это, он сел, одна рука сжималась в кулак, другая хлопала по земле рядом с ним.
С землей под ним, как их центр, первоначально слабые и сломанные линии духовных узоров внезапно загорелись ослепительным сиянием, распространяясь, чтобы охватить окружающую область.
Сила образования в этот момент значительно возросла, переходя от больного и слабого к сильному и обильному.
Мощная сила просто шокировала людей Бескрайней Горы во главе со Старейшиной Хе, заставив их отступить на несколько шагов назад, и они были вынуждены покинуть формирование.
-Как такое возможно, что ему удалось так быстро восстановиться? Старейшина Хе повернул голову, чтобы посмотреть на других боевых практиков Бескрайней Горы.
Два ведущих Боевые Ученых Сяньтянь горестно покачали головами, их лица,был наполнены полным непониманием и неверием.
Они тихо сказали: -Когда мы догнали их, его травмы были очень тяжелыми. Единственная разница между ним и мертвецом заключалась в том, что он все еще едва дышал.
- Нет никакой возможности, чтобы он восстановился за такое короткое время.
-Это фактически видеть призрак средь бела дня!
Вытирая следы крови из уголка рта, Чжао Хао уставился на Янь Чжаогэ со стороны Чжао Шичэна, его ладони все еще давили на грудь и спину Чжао Шичэна.
-Что за шокирующаяскорость, как он это сделал?!
Чжао Хао скрежетал зубами, свежая кровь потекла из угла его рта еще раз.
Он был искусен в алхимии и медицине, стоя на самой вершине этого мира. Помимо немногих избранных, не было других, которые могли быть упомянуты на одном дыхании, как он.
Но помочь Чжао Шичэну восстановиться за такой короткий промежуток времени было не то, что он мог бы сделать!
Он видел, в каком состоянии Чжао Шичэн был изначально, видел, насколько серьезны его травмы.
Но теперь, Чжао Шичэн действительно сумел восстановить свое сознание,а также вновь активизировать формирование. Это пошло полностью против его предсказаний.
Чжао Хao глубоко вдохнул: -Дело не только в методе Освобождающей Пилюле Золотой Иглы; он также весьма профессиональный в всех аспектах алхимии и микстуры!
Взгляд Старейшины Хе так же пал на Янь Чжаогэ: - Молодой Мастер Широкой Веры не дракон среди людей, а дракон среди драконов-слухи были на самом деле правдой?!
Не говоря уже о том, что они полностью пошли против ожиданий людей от Бескрайней Горы, даже боевые практики Восточного Королевства Тан были потрясены и поражены тем, что только что произошло.
В сердцах некоторых из них раздался предупреждающий звоночек: -Это не должна быть техника, которая возбуждает свой потенциал, насильственно заставляя Его Величество пробудиться заплатив за это ухудшением его травмы, возможно, даже приводя к его возможной смерти?
-Не говорите мне, что это момент ясности перед его смертью, остаточное сияние заходящего солнца?
Обнаружив обеспокоенные и встревоженные взгляды окружающих, Янь Чжаогэ не мог не закатить глаза.
-Я говорю, ребята, не смотрите свысока на библиотекарей, это занятие ах.
Чжао Шичэн кивнул в сторону Янь Чжаогэ, затем прямо встал: -Этот Король был временно поражен незначительным недугом; теперь все хорошо.
-Спасибо Старейшине Хе, что он лично решил поспешить сюда, чтобы навестить меня, но эта Пропасть Запечатанного Дракона не подходит для общения.
-После того, как мы уедем, этот Король устроит банкет в Королевском дворце-тогда мы с гостеприимством посетим Старейшину Хе и других с Бескрайней Горы.
Старейшина посмотрел на Чжао Шичэна, нахмурившись.
Он не верил, что, получив такие тяжелые травмы, Чжао Шичэн уже полностью выздоровел.
Тем не менее, он не мог понять наверняка, какой силой Чжао Шичэн в настоящее время все еще обладает.
Насколько велика роль города Цзинья в формировании Чжао Шичэн, который в настоящее время еще можно опираться, также была неизвестна.
Если Чжао Шиченг был в своем пиковом состоянии, чему способствовала сила великого формирования, старейшина Он не был бы его спичкой.
Взгляд Чжао Хао неоднократно переходил между Янь Чжаогэ и Чжао Шичэн.
Чжао Шичэн, однако, даже не взглянул на него ниразу.
Когда Чжао Шичэн ранее помогал Горе Широкой Веры в отражении нападений клана Священного Солнца в городе Цзинъян, Чжао Хао полностью потерял в нем всякую надежду.
И с Чжао Хао, появившийся в этом месте и времени в сопровождении Бескрайней Горы, Чжао Шичэн теперь потерял всякую надежду и в Чжао Хао.
Чжао Шичэн посмотрел на Старейшину, он спокойно сказал: -Это не место для разговора; сначала этот Король уйдет. Старейшина Хе, пожалуйста, уходите, как пожелаете.
Сказав так, он протянул ладони вперед, прежде чем нажать на воздух под ним.
Духовные образцы формирования вибрировали, потоки ци текли и поднимались, кружились, чтобы окутать Янь Чжаогэ, А Ху и других боевых практиков Восточного Тан с Чжао Шичэном в центре, прежде чем подняться к входу в Пропасть Запечатанного Дракона.
Лицо Старейшины Хе было осунувшимся - он был действительно не удовлетворен, если ему пришлось сдаться вот так.
Несмотря на то, что он больше не был полностью уверен в своем успехе, он не колебался и не теряя времени, немедленно двинулся, чтобы помешать Янь Чжаогэ, Чжао Шичэн и другим.
Но в это время, сильный толчок внезапно прошел на расстоянии.
Холодный, величественный меч-ци был передан, рассекая сам воздух, как каньон в Пропасти Запечатанного Дракона, казалось, собирался полностью разорвать.
-Это Восточный Старейшина Горы Широкой Веры и Лорд Восходящего Востока Клана Священного Солнца; они устремляются сюда!
Внушительный меч-ци прорвался сквозь небо, преграждая путь людям с Бескрайней Горы.
Золотой меч-света загорелся, столкнувшись с этим внушительным мечом-ци еще раз.
Тем не менее, шанс для группы Бескрайней Горы, преследовать и атаковать Янь Чжаогэ и других уже прошло; уже было поздно.
Лицо Старейшины Хе потускнело: -Мы упустили возможность; ситуация здесь-это то, в чем мы больше не уверены.
-Пойдемте. Свяжитесь со Старейшиной нашего клана, чтобы определить, следует ли нам отступить или продолжить.
Он посмотрел в сторону Чжао Хао:- Если вы останитесь в Восточном Тан, вам будет трудно добиться каких-либо результатов в будущем.
Чжао Хао погрузился в глубокую тишину.
Янь Чжаогэ, Чжао Шичэн и другие также чувствовали, что приближается Старейшина Цинь и Лорд Восходящего Востока.
Не только это; Старейшина Конг и эта женщина Магистр Боевых Искусств из клана Священного Солнца уже давно покинули Пропасть Запечатанного Дракона в разгар своей борьбы, заставляя небеса трудиться, а землю переворачиваться, где бы они ни сражались, когда они пронеслись на расстояние, охватывающее несколько сотен километров.
-Дядя, хаотические потоки негативной ци в вашем теле еще не полностью изгнаны, - посмотрел Янь Чжаогэ на Чжао Шичэна, продолжая: -насколько вы уверены в ситуации в городе Цзинъян?
Он слегка побледнел, Чжао Шичэн сосредоточился на этой слабой связи некоторое время, прежде чем медленно сказал: -Шили, уже вторгся и вошел в королевский дворец.
-С помощью людей клана Священного Солнца Королевский Дядя не может противостоять ему; контроль над половиной великого образования уже был преодолен им.
-С этим Королем в настоящее время, но не в Королевском Дворце, восстановление контроля над ним потребует довольно много усилий.
Чжао Шичэн рубил переди ладонью. Потоки ци крутились, чтобы безопасно опустить на землю Янь Чжаогэ и других.
С таким состоянием тела, Чжао Шичэн тем более должен был сохранить свою энергию для сражений, которое будет.
К счастью, все города в пределах земель Восточного Тан имели ретрансляционные станции, поэтому им не пришлось беспокоиться о способе передвижения.
-Если мы сейчас поспешим обратно в Цзинъян, мы не успеем, и преимущество Чжао Шили будет только расти, - сказал Янь Чжаогэ, - дядя, у меня на самом деле есть план; возможно, вы могли бы попробовать.
Чжао Шичэн повернулся, чтобы посмотреть на него: -О? О чем ты , Чжаогэ?
Ян Чжаоге сказал:- Дух Ветра Каньона нашего клана; недалеко от Города с видом на Пропасть, а также довольно близко к Пропасти Запечатанного Дракона.
-Там хранится определенное количество ресурсов, мы можем попытаться отменить формирование.
Взгляд Чжао Шичэна загорелся: -Отмену формирования не просто установить. Сказав это, Янь Чжаогэ. -Вы должны знать способ сделать это?
Янь Чжаогэ сказал: -У меня в руках планы формирования, мы можем сделать на него ставку.
-Хотя я говорю, что это ставка, она все еще дает больше надежды, чем если бы мы вернулись в город Цзинъян.
Чжао Шиченг был тронут его словами, но он спросил со звукопередачей: -Если это Дух Ветра Каньона, Облачный Кристальный Карьер ...
Янь Чжаогэ аналогичным образом ответил со звукопередачей: -Война уже началась. Старейшина Сюй Чуань, будучи способным человеком, уже должен был принять необходимые меры. Нет необходимости беспокоиться о раскрытии тайны.
-В то время как люди из Бескрайней Горы были заблокированы Старейшиной Цинь, на территории Горной Области недалеко от Восточного Тан, многие войска точно размещены и ожидают приказов, готовых нанести удар.
-Клан Священного Солнца также движется.
-Между тем, вторжение Чжао шили на город Цзинъян также сильно пылает.
В настоящее время каждая секунда имеет значение!

077: Я счастлив, а вам-то что?
Столкнувшись с Чжао Хао, ведущий военный практик Восточного Тана не отступил.
- Шестнадцатый принц, если скромный субъект не ошибается, Ваше Величество приказал Вам оставаться и охранять город Цзиньян. Если королевский указ не издан, Вы не должны уходить.
- Итак, там не мнее, почему ты появился здесь?
Услышав его слова, Чжао Хао не рассердился, он мягко сказал:
- Естественно, это потому, что я беспокоился о состоянии Короля-Отца.
- Я владею медициной и алхимией; ты также должен знать об этом.
Королевство Восточного Тана столкнулось с ним лоб в лоб:
- Значит, ты осмелился не побояться всеобщего осуждения и оставить лечебный порошок на теле Его Величества, чтобы отследить его?
Выражение лица Чжао Хао не изменилось, он держал руки за спиной:
- Не говори глупостей; я обнаружил только Пыльцу Травы Сотни Духов и не знаю, как она появилась на теле Короля-Отца.
- Однако сейчас, похоже, не время придираться к таким несущественным вопросам.
Он взглянул на Яня Чжаогэ и Чжао Шиченя:
- Сохранение жизни Короля-Отца – это самое главное, вам следует это знать. Это не может быть отложено.
Боевой практик Бескрайней Горы рядом с ним сказал низким тоном:
- Мы доставим тебе неприятности.
Сказав это, группа боевых практиков Бескрайней Горы бросилась к группе из Восточного Тана.
Бескрайняя Гора имела преимущество в числе и ее боевые практики также были на ряд выше, несмотря на одинаковый уровень культивации.
Даже имея войско, охраняющее их, сторона Восточного Тана чувствовала себя чрезвычайно подавленной.
Когда Чжао Шичень потерял сознание, хаос снова разразился в городе Цзиньян, и черный туман вторгся за пределы Пропасти Запечатанного Дракона, и охраняющее их войско уже несколько ослабело.
Два Боевых Ученых Хиантин Бесконечной Горы направились вперед, чтобы сохранить войско в безвыходном положении, в то время как другие боевые практики Бесконечной Горы начали отталкивать войско.
Боевые Ученые Хиантин Восточного Тана сначала помогали Яню Чжаогэ в лечении Чжао Шиченя.
В этот момент, поняв ситуацию, он мог только временно остановиться и приготовиться встретить врага.
Но прежде чем он успел двинуться, до его уха долетел звук:
- Бум, бум.
Перед группой стоял крупный человек, швырнувший в сторону двух боевых практиков Бескрайней Горы, одной рукой каждого.
А Ху стоял и смотрел словно ничего не случилось.
Он посмотрел на людей другой стороны, ухмыляясь:
- Мой Молодой Мастер здесь, поэтому твое присутствие не требуется. Пожалуйста, возвращайся назад.
Видя, как А Ху делает свой ход, взгляд Боевого Ученого Хиантин Бескрайней Горы стал серьезным.
Он шагнул вперед, выпирая ладонь. При соприкосновениис его аурой-ци, ее плотность давила так сильно, словно это был целый горный хребет.
Тогда словно совершенно изменились декорации у всех перед глазами.
Они больше не были в Пропасти Запечатанного Дракона, а очутились в окружении высокого величественного горного хребта.
Как будто их кто-то толкал, окружающие горы начали одновременно давить на них.
Аура-ци ожила – она не просто материализовалась как наводящее ужас оружие, но скорее, превратилась в иллюзорное небо и землю, чтобы подавить врага.
Это было умение, которым обладали только Боевые Ученые Хиантин средней сферы или выше.
А Ху усмехнулся, его обычно простая и честная улыбка теперь казалась свирепой и дикой, вне всякого сравнения. (Прим.: напоминаю, что Ху – значит тигр)
Раздался длительный рев, заставив загрохотать окружающую территорию, словно огромный доисторический зверь, жестокий и свирепый, только что проснулся ото сна.
Ошеломленные на мгновение, боевые практики Бескрайней Горы увидели прямо перед собой массивного черного тигра.
Рев тигра вызвал резкий порыв ветра, неистовый ураган, распространяющийся во всех направлениях.
Иллюзорные небеса и земля и возвышающиеся горы, в которые превратилась аура-ци того Боевого Ученого Хиантин Бескрайней Горы, подверглись нападению ужасающей бури. Земля дрогнула, и горы сотряслись, окружающие камни разбивались.
Столкнувшись с кошмаром урагана, высокий величественный горный хребет рухнул.
Лица боевых практиков Бескрайней Горы мгновенно почернели, как дно горшка, когда он громко крикнул:
- Боевые Ученые Хиантин!
- Ты, Боевой Ученый Хиантин, чей-то слуга и последователь, тебе не стыдно?
Даже боевые практиктики Восточного Тана смотрели на А Ху в шоке, и им было очень сложно объяснить все это.
Сфера Боевых Ученых состояла из следующих этапов: Внутренняя аура, Внешняя аура, Хиантин и, наконец, Небесная Связь.
В то время как Боевые Ученые Небесной Связи, в основном были сосредоточены на подготовке к прорыву в сферу Боевого Грандамастера и редко появлялись в миру, Боевых Ученых Хинатин можно было считать вершиной Боевых Ученых.
В Восточном Тане и во всем Регионе Восточных Небес Боевые Ученые Хиантин были силами, которые нельзя было воспринимать легкомысленно.
В Священных Землях, таких как Гора Широкой Веры и Клан Священного Солнца, их Старейшины Зала Заседания в большинстве случаев имели только базу культивации Боевых Ученых Хиантин, причем большинство из них находилось во внешней ауре Боевых Ученых.
В землях Восточного Тана лидеры многих средних и малых сект, а также фамильные державы были по большей части Боевыми Учеными Хиантин, и большинство из них не могли достичь этого уровня.
В королевском дворце Восточного Тана, Боевой Ученый Хиантин уже мог получить должность почетного министра.
Но прямо перед глазами у них был эксперт Боевых Ученых Хиантин, который уже был, по крайней мере, в середине стадии Хиантин, следом после Яня Чжаогэ, и служил ему усердно в течение всего дня.
Не как элитный телохранитель, а как последователь, которого часто отправляли, как посыльного.
Но они не могли увязать ужасающий вид крупного человека, стоявшего перед ними, с изображением приятного парня крупного телосложения в их сознании, который всегда казался таким простым и честным раньше, когда он следовал за Янем Чжаогэ, куда бы он ни пошел.
Боевые Практики Бескрайней Горы уставились на А Ху, его лицо было бледным:
- Было бы еще приемлемо, если бы ты стал слугой самого Яня Уди. Но, несмотря на то, что он сын Яня Уди, как ты можешь склонить голову и служить ему так охотно?
- Где твое достоинство? Где твоя гордость?
А Ху потянулся к ушам, вытягивая руки и смеясь:
- Я счастлив, а вам-то что?
Другой ведущий Боевой Ученый Хиантин Бескрайней Горы, лицо которого было измождено, сказал:
- Теперь я вспомнил тебя.
- В прошлом был слух, что Янь Ди однажды изо всех сил и не жалея средств спас своего старого слугу, при этом даже оскорбив Небесный Зал Грома Громовых Владений.
- Но казалось, что старый слуга все же умер позднее, и Янь Ди вернул только ребенка.
А Ху перестал улыбаться, его лицо стало торжественным:
- Это был мой дедушка; Я, Хуань Хутин, был тем самым ребенком.
Чжао Хао холодно сказал:
- Твой дед был слугой, и, чтобы воздать долги благодарности, ты тоже стал пожизненным слугой семьи Янь.
- Проще говоря, бесхребетная личность. Ты не достоен называть себя военным практиком.
А Ху усмехнулся:
- Такая мелкая сошка, как ты указывает мне, кто достоен, а кто – нет. Я могу прихлопнуть тебя одной рукой.
- Как по мне, ты не достоен говорить с моим Молодым Мастером, ты не достоен даже говорить со мной.
Чжао Хао уставился на него, холодный свет вспыхивал в его глазах, но он услышал внезапный дикий рев А Ху.
Под воздействием этой сильной ауры-ци у Чжао Хао мгновенно полетели искры из глаз, кровь потекла из его рта и ноздрей.
Какими бы отличными не были его знания в прошлом и какой бы высокой не была его культивация, какой бы сильной не была в нем атмосфера, и его непревзойденные способности уровня его культивации, они не могли компенсировать огромную пропасть между их культивациями, поскольку он был подавлен разницей в сферах.
Это было практически «столкновение ученого и соладта, обладающего логикой, но неспособной применить ее».
И это произошло не только с Чжао Хао; другие боевые практики Бесконечной Горы также были ошеломлены и изумлены, земля закружилась перед перед их глазами.
Двое Боевых Ученых Хиантин Бескрайней Горы громко закричали в унисон, прежде чем, наконец, смогли перекрыть рев А Ху.
Лица их побледнели, они не желалали больше говорить и стреляли в небо, одновременно нападая на А Ху.
А Ху холодно усмехнулся. Походя на зверя, проглатывающего все, что он он видел, без промедления, он отделил ладони, готовясь противостоять тем двоим, нисколько не желая отступать.
Боевые практики Восточного Тана собирались помочь, но поняли, что одного А Ху больше, чем достаточно, поскольку он расправлялся со своими противниками с относительной легкостью.
- Его противники – не ваши типичные боевые практики; они из Бескрайней Горы, Священной Земли Горных Владений.
Боевые практики Королевства Восточного Тан широко раскрыли глаза и разинули рты в шоке, бессознательно глотая слюну, поскольку им было трудно принять то, что происходило перед их глазами.
Еще хуже для людей Бесконечной Горы, было то, что он был разозлен до кровавой рвоты мнением:
- Это слуга Семьи Янь?!
Как раз в это время внезапно наступила ужасная атмосфера.
Выражение лица Ху стало серьезным, в то время как боевые практики Бескрайней Горы наполнились радостью:
- Старейшина прибыл!
Ужасающая атмосфера Боевого Грандмастера, которую нельзя подделать, спустилась и охватила всю территорию в одно мгновение.
076: Враги приближаются к городским воротам!
Страшный золотой меч-света, напоминающий огромное солнце, наклоненное к западу, взламывал путь прямо к голове Янь Чжаогэ.
Тем не менее, еще один ужасающий меч-ци, который, казалось, мог прорубить все, что угодно, заставлял окружающий ветер и облака подниматься, когда он прорубал путь по диагонали, блокируя золотой меч-света.
Не накого не смотря, Янь Чжаогэ вошел в формацию стражей, прямо устремившись к королю Восточного Королевства Тан Чжао Шичэн.
Теперь он показал Небесную Разрушительную Мантру, которая была утеряна в Мире Восьми Пределов после Великой Катастрофы.
Техника Разворота Вихря была включена на максимуме, драконоподобная аура-ци бороздила внутри его тела.
На этот раз он не направлял черные, туманные хаотические потоки негативной ци в его тело, как это было в его сеансе культивирования раньше.
Вместо этого оно было полностью использовано вне его тела, когда Янь Чжаогэ взламывал ладонью, это выглядя так, как будто он владел большим клинком, когда он рубил к этому черному столбу ци, который напрвил к нему Чжао Шичэн.
Когда он приземлился, столб черной ци мгновенно начал сильно искажаться.
Это было похоже на огромную змею, которая обладала настоящей жизнью; будучи раненым ударом меча, его толстое тело билось от боли.
Там, где был нанесен удар, столб черной ци, очевидно, истончился, как будто на него было нанесено значительное ранение.
-Как он это сделал? Восточные боевые практики Королевства Тан выглядели так, как будто все они только что увидели призрака.
У Янь Чжаогэ не было времени, чтобы тратить его на любезности. Используя свою ладонь в качестве лезвия, он нанес несколько последовательных ударов ладонью в том же место.
Черный столб ци сильно вздрогнул, прежде чем, наконец, развалился с громким бумом.
Часть его была быстро втянута в бездну, в то время как часть его проникла в тело Чжао Шичэна.
Тело Чжао Шичэна снова содрогнулось, кровь снова сочилась из угла его рта. Однако, без тяги черной ци, они могли бы теперь, наконец, вытащить его из Пропасти Запечатанного Дракона.
В то время как восточные боевые практики Королевства Тан были шокированы выступлением Янь Чжаогэ, они знали, что сейчас не время для лишних слов. Они поспешно организовали защитилу Чжао Шичэна, когда они начали отступать от Пропасти Запечатанного Дракона.
Буря над ним была гораздо более сильной. Боевые практики Клана Священного Солнца начал пытаться прорваться вперед, в то время как боевые практики Горы Широкой Веры постоянно наносили удары.
Действия Лорда Восходящего Востока стали более дикими и необузданными.
С несколькими Наклоняющимися на Запад небесами, Сжигающими лезвия, казалось, что вся Пропасть Запечатанного Дракона будет уничтожена сразу, всех здесь похоронив.
Старший Цинь, чья личность была похожа на бушующий огонь, был, наоборот, спокоен и сдержан в это время, не стремясь к заслугам, но, по крайней мере, не делая ошибок.
Он внимательно принимал каждое движение Лорда Восходящего Востока, гарантируя, что у Янь Чжаогэ, Чжао Шичэн и остальные будет время на отступление.
Янь Чжаогэ сопровождал из этого места боевых практиков Восточного Тан вместе с Чжао Шичэн.
Нынешняя ситуация по-прежнему является довольно невыгодной для него самого и для Горы Широкой Веры, где Чжао Шичэн был тяжело ранен. Даже если бы он мог быть спасен от Пропасти Запечатанного Дракона, до сих пор неизвестно, сможет ли он справиться с таким массовым поворотом событий.
-Там что-то не так; что это за запах?
Когда он шел, Янь Чжаогэ внезапно нахмурился. Он подошел к Чжао Шичэну, внимательно понюхав.
-Пыльца Травы Призраков Сотни Духов, - закатил глаза Янь Чжаогэ, - обычно бесцветная и без запаха, испуская такой запах только, когда вступает в контакт с хаотическими потоками негативной ци Пропасти Запечатанного Дракона.
Боевые практики Восточного Тан стоящие рядом с Янь Чжаогэ посмотрели на него вопросительно.
Янь Чжаогэ ущипнул себя за угол лба: -Как и ожидалось, Бескрайняя Гора сунула сюда свой нос.
В Восточным Тан алхимия была их традицией; Король Восточного Королевства Тан, сам Чжао Шичэн был одним из трех лучших алхимиков в землях Восточного Тана.
Даже он не заметил никаких аномалий на себе; поэтому было естественно, что другие боевые практики Всточного Тан не знали об этом.
В Дао алхимии, среди Священных Земель, Бескрайняя Гора склонялась к более слабой стороне; Трава Призаков Сотни Духов также никогда не создавалась в Горной Области раньше.
-Чжао Хао, Янь Чжаогэ прищурил глаза.
Такое неортодоксальное медицинское знание, в землях Восточного Тана, должно быть известно только еще одному человеку, кроме него самого, и это был Чжао Хао.
С нынешним культивированием Чжао Хао, он, естественно, не мог чувствовать его запах с большого расстояния.
Тем не менее, он мог бы поручить экспертам Великого Магистра Боевых Искусств Бескрайней Горы отслеживать Чжао Шичэн через этот запах.
Если бы другая сторона действительно была во главе с Великим Магистром Боевых Искусств, их скорость определенно была бы выше, чем у его собственной группы.
В ситуации, когда их действия были разоблачены, просто бег им не помог бы уйти.
-А Ху, поймай быстро движущегося демонического зверя, я хочу его живым, - приказал Янь Чжаогэ.
Не спрашивая причины, А Ху немедленно выполнил то, что просили.
Не имея времени заботиться о том, был ли он грубым или нет, Янь Чжаогэ прямо снял внешнюю одежду Чжао Шичэна и привязал ее к телу демонического зверя, прежде чем позволил ему бежать.
-Мы не можем остановиться; продолжайте двигаться вперед, - сказал Янь Чжаогэ, - даже без его внешнего одеяния, дядя Чжао все еще пахнет пыльцой Травы Призрака сотни Духа.
-Как только мы остановимся, мы будем разоблачены.
Группа продолжала свой путь, но землетрясения в Пропасти Запечатанного Дракона в этот момент становилась все более и более выраженной вторым, как будто сами небеса рушились, а сама земля раскалывалась.
-Состояние Его Величества становится все хуже и хуже, - сказал серьезным тоном боевой практик Восточного Тан.
Янь Чжаогэ слегка нахмурил брови. Поднявшись проверить, он увидел, что лицо Чжао Шичэна почернело, зеленая ци и красная ци постоянно мигали.
Поскольку он в настоящее время был без сознания, Глубокое Искусство его тела вращалось само по себе, поскольку оно выдержало вторжение негативной ци.
Обе стороны постоянно сталкивались, пострадали от землетрясения во внешнем мире, до такой степени, что казалось, что он рискует подвергнуться отклонению от культивации.
Сейчас если идти с ним вперед, то это, наоборот, ускорит его к смерть.
Несмотря на то, что в Восточном Королевстве Тан был Эксперт Боевой Ученый Сяньтянь, стоящий на страже их кресла с аурой-ци, было бы трудно обеспечить его безопасность-ситуация перед ними в Пропасти Запечатанного Дракона казалась сценой конца света.
Янь Чжаогэ глубоко вздохнул: -Поскольку он не может продолжать двигаться, давайте просто конкурировать с другой стороной в области покупки времени.
- Положи дядю Чжао, я помогу ему в восстановлении.
Из-за повторных чудесных выступлений Янь Чжаогэ ранее, а также тесных отношений семьи Янь с Чжао Шичэн, столкнувшись с этой ситуацией, боевые практики Восточного Королевства Тан решили поверить в Янь Чжаогэ.
Сяотиан Военный Ученый эксперт сразу же пришел, чтобы помочь.
Янь Чжаогэ положил одну из своих ладоней на грудь Чжао Шичэна, а другую-на спину, когда он начал циркулировать мантру Небесного разрушения, помогая Чжао Шичэну направлять и изгонять хаотические потоки неготивной ци в его теле.
А Ху и другие внимательно охраняли Янь Чжаогэ и Чжао Шичэна.
В этот момент все его лицо было наполнено искренностью, пристальным взглядом, с которым Ах Ху смотрел на Яна Чжаогэ, а Чжао Шиченг слабо чувствовал беспокойство.
К счастью, со временем состояние Чжао Шичэна постепенно стабилизировалось. Видя это, их лица наполнелись радостью.
Тем не менее, формирование с Чжао Шиченгом поддержания его в качестве своего ядра становится все более и более неустойчивым из-за второго.
Очевидно, что ситуация в городе Цзинъян не была чем-то оптимистичным.
А Ху и другие нахмурились одновременно, когда раздвинулся далекий черный туман и появилась группа боевых практиков.
Люди, которые пришли, были полностью одеты в черное, именно появились боевые практики Бескрайней Горы.
Их лидером был фактически Боевой ученый Сяотиан. Рядом с ним стоял юноша, никто иной, как сам Чжао Хао.
Взглянув на Янь чжаогэ и Чжао Шичэн, взгляд Чжао Хао был далеким и глубоким: -Вам удалось обнаружить пыльцу Травы Сотни Духов?
-К счастью, подобравшись достаточно близко, даже Боевой ученый Сяньтянь сможет едва различить его запах. В противном случае, мы бы действительно попались на ваш трюк "Цикада сбрасывает кожу".
Этот Боевой Ученый Сяньтянь Бескрайней Горы мягко сказал: -В настоящее время Король Чжао не просто легко ранен; его тело было захвачено негативной ци в Пропасти Запечатанного Драконы.
-Если лечение будет неправильным, это поставит под угрозу его жизнь.
-В подобной ситуации было бы лучше, если бы Боевые Ученые не делали ход. Великий Магистр Боевого Искусства нашего клана, Старейшина Хе, прибудет в любой момент. Он поможет лечить травмы короля Чжао- так оно и должно быть.
Он сделал шаг вперед. -Спасение жизни подобно тушению пожара; чем раньше, тем лучше, и лучше не откладывать. Просто передайте нам человека.
Чжао Хао не смотрел на Янь Чжаогэ И А Ху, вместо этого смотрел на других боевых практиков Восточного Королевства Тан:- Если время для лечения затянется, жизнь отца Королевства может быть потеряна.
-Эта ответственность-кто из вас может ее нести?
075: Одно следует из другого!
У Пропасти Запечатанного Дракона тихо стояла группа послушников, разглядывая каньон перед ними. Он выглядел так, будто был готов обрушиться в любую секунду. Сами послушники были со стороны похожи на горную цепь: задумчивые, неколебимые, таящие в себе опасность.
Все они были послушниками Бескрайней Горы – клана, полностью контролирующего Горные Земли, одну из Священных Земель, также, как и клан Горы Широкой Веры и клан Священного Солнца.
Рядом с группой послушников стоял молодой человек, оскаливший зубы в неукротимой манере. Это был, как ни странно, Шестнадцатый Принц Восточного Королевства Тан, Чжао Хао.
- Теперь, когда ненормальные явления в Пропасти разрешились – спасибо черному туману – туда может войти даже простой Мастер боевых искусств. Иначе мне пришлось бы попотеть.
Чжао Хао взглянул на послушников:
- Старейшниа Хе, можете ли вы определить состояние моего отца?
Старший послушник клана Бескрайней Горы был дряхлым стариком. Несмотря на это, он воспринимался как мощный мужчина, по крайней мере, здесь, на границе пропасти.
- Коль скоро целебный порошок сделает свое дело так, как ожидается, все станет ясно, - мягко сказал он.
Чжао кивнул.
- Тогда важно действовать быстро. Отправляемся сей же момент. Пока что я всего лишь Мастер боевых искусств, и в силу этого не имею возможности победить Чжао Шиле в городе Иньянь. С (Royal Father) в моем распоряжении, у меня будет шанс.
- Все зависит от того, как ты покажешь себя. Чтобы столкнуть кланы Горы Широкой Веры и Священного Солнца, наши Первые Председатели-Старейшины не вошли в Восточный Тан. Тем не менее, все приготовления завершены. Как только ты успешно сделаешь все, что нужно, наш клан немедленно приступит к действию. Мы войдем в Восточный Тан и сделаем всё, что будет возможно, чтобы помочь тебе взойти на трон. Даже в случае провала, все будет в порядке. Ты сможешь вернуться с нами в Горные Владения. С твоими талантами и методами ты совершенно вправе войти в мой клан Бескрайней Горы.
- Я не подведу, - сказал Чжао, подавшись вперед, - просыпаться с разящим мечом в руке и засыпать пьяным с красоткой под боком – вот это жизнь. Но Старейшина Янь, мне кажется, что задача противоборствующей стороны не Янь Чжаоге, а всё королевство Восточный Тан, - произнес он озабоченно.
- Наша главная задача, - бесстрастно произнес Янь Сю, - войти в дворец Восточного Тана и обеспечить целостность и сохранность города Иньянь.
Что бы он ни задумал про себя, Янь Сю не хотел, чтобы клан Священного Солнца получил власть в Восточном Тане, вытеснив его собственный клан Горы Широкой Веры. Руководя перемещениями бойцов, что были под его контролем, он спросил:
- Янь Чжаоге вошел в Пропасть Запечатанного Дракона, не так ли?
- Да, вместе со Старейшиной Куном. Сейчас ситуация там настолько тревожна, что обычные люди боятся даже оказаться в окрестностях. Боюсь, Старейшины Цинь и Кун, равно как и другие их союзники, могут в данный момент сражаться с членами клана Священного Солнца.
Янь Сю кивнул. «Клан Священного Солнца хочет взять Восточный Тан под контроль, равно как и Янь Чжаоге. Лучшие бойцы этого клана развлекают старейшин Цинь и Куна, и это далеко не весь состав клана. Восточный Тан никогда не падёт перед ними. Что же до Янь Чжаоге…» - подумал он.
Собрав самых доверенных подчиненных, он напутствовал их:
- Всё внимание на ситуацию у Пропасти Запечатанного Дракона.
Город Иньянь, столица Восточного Тан.
Чжао Шиле стоял во внутреннем дворике своего поместья Инь. За его спиной, не выказывая ни малейших признаков присутствия, стояла группа послушников, лучась боевым духом и силой. Послушник клана Священного Солнца взглянул на Чжао и медленно проговорил:
- Ваше Высочество Инь, будьте решительны.
Чжао Шиле глубоко вздохнул. Король, Чжао Сичен, с недавних пор очень тяготел к клану Широкой Веры, и ситуация всплыла на поверхность. В результате позиция Чжао Шиле оказалась невероятно неловкой. Он был Великим Магистром Боевых Искусств, одним из трех носителей этого титула в королевской семье Восточного Тан. С учетом тех сил, которыми располагал Восточный Тан, ни Чжао Сичен, ни его возможный преемник, так просто с ним ничего не сделали бы. Тем не менее, позиция Чжао Шиле могла стать куда менее безопасной, если противоречия между кланами Горы Широкой Веры и Священного Солнца продолжат развиваться и начнут угрожать миру в Восточном Тане.
Чжао Шиле хорошо понимал своего Королевского Брат Чжао Сичена. Последний был человеком с решительным характером, который мог в любой момент сделать ход, который он считал нужным. В связи с этим, и Чжао Шиле придется быть решительным.
- Ядро боевых сил находится в пределах королевского дворца, - сказал Чжао Сичен.
Им было не победить клан Горы Широкой Веры быстро и решительно, даже если клан Священного Солнца возьмет Восточный Тан под свой контроль, им все равно придется еще побороться с силами Горы Широкой Веры. Королевство Восточного Тан было обречено оказаться ядром раздора, переходящим от одного клана к другому. Чжао Шиле мог либо ожидать собственной верной кончины, либо пойти ва-банк, сформировав повстанческое движение. В конце концов, Чжао Шиле не был доволен своей позицией, расположенной ниже брата. Их трех Великих Магистров Боевых Искусств Восточного Тана, помимо Короля Чжао Сичена и принца Инь Чжао Шиле, был Принц, который стоял еще выше.
Этот старик всегда был одного мнения с Чжао Сиченом, и сейчас руководил ядром боевых сил. Разброд и шатание, имевшее там место, привели к ранению Чжао Сичена и его попаданию в ловушку. Это было ему уже известно, хоть и являлось строго секретной информацией. Но когда старый Принц увидел Шиле, его самые худшие опасения оправдались:
- Шиле…
- Королевский Дядя, я атакую вас, - Чжао Шиле не разменивался на прелюдии.
Старый Принц тяжело вздохнул и принял защитную позицию. Послушники этажом ниже также начали рукопашную. Весь город сотрясся.
В Пропасти Запечатанного Дракона, сквозь черный туман, откуда-то из глубины каньона, поднимался свет, будто имевший огромную физическую массу. На земле, которую освещало это зарево, гуляли (radiant spirit patterns). Они пересекались и разбегались, будто образуя очертания королевства Восточный Тан, только в меньшем мастшабе. Было видно, что там происходит масштабная битва. В центре, где пересекались все (spirit patterns), лежало тело Короля Восточного Тана, Чжао Шиле. Он был без сознания. Из его тела вырвалась масса черного Ци, в которой мелькал красный свет. Черное Ци вступило в бой с остальными участниками битвы. Оно было подобно огромному питону, вгрызающемуся в тело Чжао Сичена. Несколько его союзников-послушников сгрудились вокруг него, пытаясь одновременно отбить напор нападающих и вырвать своего предводителя из-под удара черного Ци. В какой-то момент, наступающая сила будто получила второе дыхание. Тело Чжао Сичена дернулось, из его рта потекла струйка крови.
- Ваше Высочество! - шоку не было предела.
Янь Чжаоге, прорываясь сквозь черное Ци, приблизился к Чжао Сичену. Того рвало кровью.
- Как и ожидалось, что-то в Иньянь пошло не так, - нахмурился Янь.
Увидев людей из клана Горы Широкой Веры, послушники неимоверно возрадовались, но их счастье как водой смыло, когда они увидели, что к ним прибыли только Янь Чжаоге и А Ху. Чтобы совладать с черным Ци, нужен Великий Магистр Боевых Искусств. Послушники клана Священного Солнца тоже заметили, что кто-то приближался к группе Чжао Сичена. В этот же момент черный туман расступился под натиском золотистого свечения. Оно было подобно Солнцу и освещало всё вокруг. Луч этого света пал точно на Янь Чжаоге.
074: План Клана Священного Солнца
– Я столкнулся с опасностью в Пропасти Запечатанного Дракона, Старейшина Цинь объединился вместе с Дядей Чжао для того, чтобы защититься от Властителя Возвышающегося Востока Клана Священного Солнца и его людей.
Янь Чжаогэ глубоко вздохнул, посмотрев на находящегося перед ним на мужчину среднего возраста с черной бородой.
Этот мужчина был Старейшиной Коном, пришедшим из Горы Широкой Веры, чтобы содействовать Старейшине Цинь в Области Восточных Небес.
Изысканная энергия витала вокруг Старейшины Кона. Одетый в длинную сорочку, он напоминал обычного ученого среднего возраста.
Янь Чжаогэ уже общался с ним в клане и поэтому знал, что Старейшина любит немного преуменьшать то, о чем говорит.
Говоря, что у Чжао Шичена возникли большие проблемы в Пропасти Запечатанного Дракона, он подразумевал, что дело обстоит гораздо хуже.
Смотря на Яня Чжаогэ, Старейшина Кон просто сказал, – Старейшина Цинь и остальные все еще продолжают бороться с аномалиями в Пропасти Запечатанного Дракона, поэтому я направляюсь спасать Короля Чжао.
– Поэтому я больше не могу находиться снаружи и смотреть за тобой. Намерен ли ты отправиться в Пропасть Запечатанного Дракона со мной?
Янь Чжаогэ незамедлительно ответил, – намерен.
Старейшина Кон кивнул. Не тратя времени на разговоры, они тут же двинулись в путь.
По пути Янь Чжаогэ, наконец, услышал всю историю о том, что сейчас происходит.
Несмотря на то, что аномалии в Пропасти Запечатанного Дракона еще не были полностью уничтожены, там никаких кардинальных изменений произойти не могло.
По словам Старейшины Кона, самый большой источник всех аномалий в этот раз действительно находится в Аду.
Благодаря Яню Ди и другим мастерам, которые взяли контроль в свои руки, все изменения с Пропастью Запечатанного Дракона рассеялись в воздухе.
Еще до этого Старейшина Призрачного Топора Хань Шэн и некоторые другие, оставили свои следы в Пропасти Запечатанного Дракона.
Когда в Аду случился запланированный глобальный переворот, он вызвал цепную реакцию в Пропасти Запечатанного Дракона.
Злодеяния Ханя Шен проявились раньше, чем планировалось, из-за Яня Чжаогэ, за которым они уже частично наблюдали.
Сегодня, они бы полностью закончили с этим делом.
Однако, в процессе возникла проблема.
Чжао Шичен, Старейшина Цинь и люди из Клана Священного Солнца и Бескрайней Горы воcпользовались силой великого войска Города Циньянь, чтобы уничтожить аномалии в Пропасти Запечатанного Дракона.
Войско было нестабильно, и при нападении Пропасти Запечатанного Дракона случился обратный эффект, сила войска направилась в противоположную сторону и многочисленные беспорядочные потоки губительной ци впились в тело Чжао Шиченя.
Пропасть Запечатанного Дракона расценила это как слабое место в защите, поэтому, контратакуя со всей мощи, она полностью была направлена только на Чжао Шичена.
Хоть Старейшине Цинь и остальным через некоторое время удалось подавить эту беспорядочную силу, Чжао Шичен в результате все равно получил много тяжелых травм.
Еще сложнее стало из-за того, что эти многочисленные беспорядочные потоки губительной ци попали в тело Чжао Шичена в состоянии черного дыма, он потерял сознание и его тело стало трудно перемещать.
Эти потоки были будто цепи, которые силой затягивали Чжао Шичена все глубже в пропасть.
Сопровождающая группа боевых практиков Восточного Королевства Тан едва ли смогла гарантировать, что Чжао Шичен не был захвачен пропастью; они не в состоянии в сохранности вывеси его из Пропасти Запечатанного Дракона, чтобы обратиться за помощью и лечением.
Войдя в Пропасть Запечатанного Дракона, сначала Старейшина Кон должен прекратить потоки беспорядочной губительной ци, направленной в сторону тела Чжао Шичена, затем вытащить его из этого опасного места и продолжить попытки спасти ситуацию.
Но на полпути к Пропасти Запечатанного Дракона Янь Чжаогэ и Старейшина Кон остановились.
Перед ними появилась женщина в белых одеждах, ее талия была обмотана золотой тканью, а энергия, которую она излучала, поражала находящийся вокруг черный туман и отгоняла его от своего тела в разные стороны, не давая приблизиться снова.
Смотря на Старейшину Кона и на Яня Чжаогэ, она холодно улыбнулась, – в Пропасти Запечатанного Дракона ситуация уже утихла. У нас хватит времени на то, чтобы разъяснить то, что между нами.
– Действительно ли ваша Гора Широкой Веры думает, что мой Клан Священного Солнца так легко запугать?
Старейшина Кон нахмурился, – это вы вмешались и стали причиной катастрофы, произошедшей с войском Восточного Тана.
Погрозив пальцем, эта красивая женщина подняла брови, – такие слова не говорят столь просто; аномалии в Пропасти Запечатанного Дракона и, соответственно, аномалии в Аду – это главные проблемы, которые беспокоят весь Мир Восьми Пределов.
– Все действовали вместе, борясь с проблемой; и Клан Священного Солнца – не исключение. Тогда почему мы должны вас подталкивать?
– Что касается Правителя Восточного Тана, можно лишь сказать, что он неудачлив.
Постепенно в ее лазах начал появляться холод, – Конечно, не зная, что движет этим миром и выступая Клану Священного Солнца врагом, большая вероятность, что он пострадал от божественного наказания небес. Может быть и так.
Черты лица Старейшины Кона были мрачными, как глубокие воды. Он узнал эту женщину – она является важным Старейшиной Клана Священного Солнца.
Хоть она и не была одной из Семи Правящих Солнц, ее уровень культивации был не хуже, чем у Властителя Возвышающегося Востока.
Старейшина Кон не боялся ее, пока она не начала атаковать, чтобы воспрепятствовать их дальнейшему движению. Идти дальше было невозможно.
Чем дольше они здесь задерживались, тем большая опасность угрожала Чжао Шичену.
Сложившаяся ситуация показывает, что это был давно созданный план Клана Священного Солнца. Не спрашивая, можно было понять, что Старейшина Цинь тоже был захвачен Властителем Возвышающегося Востока.
Еще больше беспокоил тот факт, что было не известно, сможет ли Чжао Шичен выбраться из Пропасти Запечатанного Дракона живым, будучи без сознания из-за ситуации, случившейся ранее.
Принц Джин и Чжао Шиле снаружи…
Был ли это Старейшина Цинь или Старейшина Кон, пока один из них снаружи, Чжао Шиле не мог посметь совершить такой дерзкий поступок, как минимум, так просто.
Но Если это был только Янь Сю… Если Чжао Шиле заменил Чжао Шичена, и это он контролировал великое войско, то с ним было бы очень сложно иметь дело.
– Старейшина Кон, я пойду искать Дядю Чжао, – Тихо сказал Янь Чжаогэ.
Старейшина Кон обернулся, чтобы посмотреть на него, и Чжаогэ кивнул, – Я пойду.
Старейшина Кон слегка призадумался, но время никого не ждет. Немного поразмыслив, он, согласившись, лишь кивнул головой.
Он быстро сказал Чжаогэ, где находится группа Восточного Тана и добавил, – не забудь позаботиться и о себе.
Янь Чжаогэ сотворил несколько чудес одно за другим. Старейшина Кон был хоть сколько-то в нем уверен.
Не тратя времени, Янь Чжаогэ взял с собой А Ху, и они продолжили путь.
Женщина хотела помешать им, но её остановил Старейшина Кон.
Ее брови, напоминающие лозу, поднялись, и она холодно засмеялась, – это, должно быть, сын Яня Ди, да? Тот, который сумел победить Сяо Шеня с уровнем Поздней Внешней Ауры, сам обладая лишь Срединной Внешней Аурой. По истине необычайный поступок. Однако, не забывай.
– Гений, погибший в молодости – это пустое место.
Старейшина Кон легко ответил, – Все, кто умирает – это лишь небольшая гора желтой земли. Боевые Ученые или Великие Магистры Боевых Искусств – не важно.
Сказав это, его ладони ударились друг об друга и он выпустил потомственное боевое искусство Горы Широкой Веры – Ладонь Золотой Занавеси Мира Восьми Пределов – в сторону врага.
Его противник также изобразил одно из наилучших боевых искусств Клана Священного Солнца, отразив атаку.
Вся Пропасть Запечатанного Дракона начала сотрясаться из-за битвы, разразившейся между двумя давними Великими Магистрами Боевых Искусств.
Проходя по ущелью пропасти, Янь Чжаогэ и А Ху почувствовали толчки не только сзади, но и со всех сторон.
Очевидно, что мастера из Горы Широкой Веры и Клана Священного Солнца, вошедшие в Пропасть Запечатанного Дракона, попали в крупнейшее сражение между Старейшиной Цинь и Властителем Возвышающегося Востока.
Главная проблема в Аду была решена, аномалии в Пропасти Запечатанного Дракона – уничтожены. Наконец, не обремененные ничем, обе стороны больше не сдерживали себя и началась настоящая бойня.
Пересекая Пропасть Запечатанного Дракона, Янь Чжаогэ мог ощущать, как весь мир вращается вокруг них, и кажется, будто он может рухнуть в любой момент.
А Ху шаг за шагом приблизился к Яню Чжаогэ, – Юный Мастер, другая сторона хочет окончательно решить проблему, да?
– Потерпев поражение в Городе Циньянь, они теперь хотят вернуть свое положение, где бы ни находились.
Янь Чжаогэ холодно засмеялся, – у них действительно очень хороший аппетит; они нацелены не только убить и покалечить меня или, унизить лицо нашего клана, чтобы отомстить за младшую ученицу-сестру Фэн.
– Они хотят завладеть Восточным Таном, сражаясь за крепость в Области Восточных Небес и постоянно приближаясь к Владениям Неба.
Янь Чжаогэ спокойно выдохнул, – так как Дядя Чжао является главой королевства, подвергшим себя риску, он точно проявил чрезвычайное внимание к свой собственной безопасности.
– Старейшина Цинь специально отправился вместе с ним именно для того, чтобы предотвратить месть Клана Священного Солнца.
– Но сейчас стало ясно, что не группа Властителя Возвышающегося Востока совершила это – совершило ошибку великое войско Города Циньянь.
– Будучи благожелательным главой, Дядя Чжао правил более спокойно. В Посягательстве Клана Священного Солнца на Восточный Тан есть что-то, о чем мы не знаем.
– Планирование и подготовка со временем становятся все более тщательными и подробными, и это, наоборот, оставляет следы, а не заметает их, что становится легко заметно для врага.
– Если Клан Священного Солнца таким образом продолжит свои подготовки, нашему клану будет проще противостоять.
– Однако, аномалии в Пропасти Запечатанного Дракона в этот раз случайно помогли им в тех аспектах, где у них были недостатки, что позволило им продвинуться вперед.
Смотря вдаль, Янь Чжаогэ сказал, – боюсь, что не только Клан Священного Солнца, но и Бескрайняя Гора тоже захочет сунуть нос в это дело.
073: Время блистать пришло снова
Янь Чжаогэ выглядел совершенно обычно, хотя изнутри его наполняла взрывная энергия.
Казалось, что в каждой активной точке его тела ледяной дракон извивался одновременно с огненным.
Огонь и лед соединились, будто инь и янь, дополняя друг друга и обмениваясь силой на каждом новом круге.
Когда ему было необходимо пошевелить рукой или ногой, он чувствовал, будто бесчисленное количество ледяных и огненных драконов начинали нетерпеливо шевелиться.
Долетев до начала толпы, Янь Чжаогэ, наконец, приземлился, приветствуя людей поклоном.
Только теперь все пришли в себя после поражения и ошеломления и, естественно, стали смотреть на Яня Чжаогэ с невероятным удивлением.
Ему потребовался месяц, чтобы перейти с Ранней на Срединную Внешнюю Ауру, а затем полгода, чтобы достичь Поздней Внешней Ауры.
На первый взгляд кажется, будто скорость замедлилась; но все здесь присутствующие знали, что для перехода с Ранней на Срединную Внешнюю Ауру, необходимо достичь определенного прозрения и понимания, чтобы преодолеть сложности и создать орудие этой ци, а Поздняя Внешняя Аура требовала лишь беспрерывного труда, позволяющего накопить и усовершенствовать ауру-ци до такой степени, чтобы добиться перехода на этот уровень.
В каком-то смысле для этого нужно лишь очень много времени.
Янь Чжаогэ превзошел людей и в таком затяжном процессе, завершив его за гораздо более короткий период времени.
– Как именно ему удалось это сделать? – Все чувствовали головокружение, когда вертели головами, – можно ли предположить, что он добился этого каким-то коротким путем?
Например, с помощью техники Клана Священного Солнца – Иглы Божественного Солнца; это техника, которая позволяла совершенствоваться неестественными путями и, естественно, имела побочные эффекты. Часто использование этой техники обходилось людям очень дорого. Даже если бы не оставалось никакого выбора, никто бы не стал прибегать к таким методам.
Их также нельзя было использовать больше одного раза – побочные эффекты не давали возможности сделать это.
Поэтому все смотрели на Яня Чжаогэ как на монстра.
Он притворился, будто не замечает этого. Демонстрацией его нового уровня культивации было то, что он отрывается от земли и парит в воздухе. После достижения этой цели у него больше нет необходимости что-либо говорить об этом.
Да и что именно он мог сказать?
Просто взгляните и поймете все сами.
– Ень (En), это должно быть именно так.
Янь Чжаогэ был полностью удовлетворен результатом, и вообще не замечая того, что обсуждает толпа, он задал вопрос так, будто ничего не произошло, – наверное, случилось что-то важное, раз все собрались?
Один за другим они начали приходить в себя; кто-то ответил, – черный туман снова распространился по Пропасти Запечатанного Дракона еще гуще, чем прежде. К ней сложно подобраться даже Боевым Ученым. – Из-за того, что аномалии в Пропасти Запечатанного Дракона усилились, Старейшина Цинь, Старейшина Янь и остальные собираются рискнуть и спуститься глубоко в Пропасть, чтобы избавиться от черного дыма и заодно исследовать ситуацию.
В этот раз аномалии были такими, какими раньше их еще никто не видел.
А для Горы Широкой Веры, Клана Священного Солнца и Восточного Королевства Тан это было прекрасной возможностью решить проблему раз и навсегда.
Но если они будут «лечить последствия, а не причину», это превратится в затяжную проблему, которая в будущем потребует еще большего внимания.
До этого некоторые силы наблюдали за всем со стороны, ожидая, пока проблема Пропасти Запечатанного Дракона проявится окончательно, чтобы увидеть, где находится причина этих последствий, таким образом разрешая ситуацию.
Так, корень проблемы должен находиться в Аду.
Янь Чжаогэ закивал. Он вышел из уединения в самый подходящий момент.
Ничего не говоря, Янь Чжаогэ и остальные пошли на встречу со Старейшиной Цинь и другими мастерами высокого класса Горы Широкой Веры.
Помимо Старейшины Цинь и Яня Сю, у Горы Широкой Веры был еще давний Старейшина, который поспешил в Область Восточных Небес, чтобы помочь проследить за Кланом Священного Солнца.
Увидев Яня Чжаогэ, Старейшина Цинь сказал, – на этот раз ты не должен идти в Пропасть Запечатанного Дракона только лишь с этим стариком и остальными.
В такой тяжелый период очень сложно предугадать, какие действия предпримет Клан Священного Солнца. Для нашего клана осторожность – это самое главное. Мы не можем терять бдительность по отношению к ним.
Янь Чжаогэ ответил, – я понимаю.
Старейшина, который только вернулся из Горы Широкой Веры остался снаружи, чтобы удерживать войско и одновременно поглядывать за Янем Чжаогэ, а между этим следить за движениями Клана Священного Солнца.
Янь Сю, как Главный Старейшина Восточного Тана, естественно был осведомлен о происходящем и тоже был оставлен снаружи, чтобы помогать в разрешении ситуации.
Поэтому Старейшина Цинь и остальные были отправлены в Пропасть Запечатанного Дракона для вторжения в ее глубины.
Правитель Восточного Королевства Тан также отправился туда лично.
Он обязан принимать участие, так как он единственный, кто способен пробудить силу великой формации (grand formation) Города Циньянь с большого расстояния, хотя, как Король, он не должен подвергать себя риску и быть на передовых, будто обычный солдат.
Земли Восточного Тана прочно соединяются с Пропастью Запечатанного Дракона, что положительно повлияет на этот поход, ведь Город Циньянь – это основное место, где сходятся все силы Восточного Королевства Тан.
Группа мастеров Горы Широкой Веры под предводительством Старейшины Цинь шла бок о бок с Чжао Шиченом и другими боевыми практиками Королевства Восточная Тан.
В это время Клан Священного Солнца получил новость о том, что Ад и Пропасть Запечатанного Дракона – это главная проблема, группа его мастеров во главе с Властителем Возвышающегося Востока тоже направилась в глубины Пропасти Запечатанного Дракона.
И Бескрайняя Гора сообщила, что не собирается обходить ситуацию стороной.
Как только новость распространилась, жители Восточного Королевства Тан, будучи не полностью осведомлены о настоящем положении дел, застывшие в шаге от опасности, радовались и танцевали по случаю празднования.
Сейчас казалось, будто все три Священных Земли достигли общего согласия и забыли о том, что происходило между ними раньше.
А то, что на самом деле происходит между ними, было известно только им самим.
Стоя у стен Города Над Пропастью вглядываясь в даль, Янь Чжаогэ увидел очертания Гор Луляо, а недалеко от них, но в другом направлении – густой черный туман, поднимающийся к небесам.
Половина всего неба оказалась им охвачена.
Стоя около Яня Чжаогэ, А Ху тяжело произнес, – если аура не воплотится, у нас не будет возможности приблизиться даже к окраинам.
Янь Чжаогэ дотронулся до подбородка, – проблема находится прямо в Аду. Многие Священные Земли уже отправили туда своих лучших мастеров для проведения исследования в еще более устрашающем составе. От нашего клана лично отправился мой отец.
А Ху тоже дотронулся до подбородка, копируя Чжаогэ, – Если Глава Семьи лично туда отправился, значит проблем быть не должно, так? Другие Священные Земли скорее всего тоже послали своих лучших людей.
Янь Чжаогэ посмотрел вокруг, – это со мной у них точно будут проблемы.
– Я стал профессиональной приманкой, которую специально используют, чтобы поймать людей на крючок.
Раньше это был Мастер Знамения Алого Духа, сейчас – люди Клана Священного Солнца.
А Ху нахмурился, – Юный Мастер, о Мастере Знамения Алого Духа давно не было никаких новостей. Ведь такого не может быть, что он придет ловить рыбу в мутной воде?
Янь Чжаогэ помахал головой, – да, для него уже сейчас вода слишком мутная. Он не имеет никакой возможности пробраться в эту местность, когда взгляды всех трех Священных Земель направлены в ее сторону.
– Как только он появится, его тут же убьют.
Несмотря на то, что Старейшина Цинь вошел в Пропасть Запечатанного Дракона, Старейшина Кон находится снаружи в ожидании людей Клана Священного Солнца.
А Ху улыбнулся, – Юный Мастер, Ваше время блистать пришло снова.
– Исчезни! – смеясь, воскликнул Янь Чжаогэ, – по-твоему я использую только такие методы для того, чтобы блистать?
Закончив смеяться, Янь Чжаогэ спросил, – теперь о серьезном – были ли уже получены какие-нибудь новости?
А Ху тоже прекратил смеяться и ответил серьезным тоном, - они были получены тогда, когда Старейшина Цинь и остальные вошли в Пропасть Запечатанного Дракона.
Янь Чжаогэ кивнул, а затем посмотрел вперед и пробормотал себе под нос, - если он хочет продвигаться, я должен быть вместе с ними. Вот что меня интересует: как Янь Сю намеревается бороться со мной?
Спустя некоторое время, черный туман всколыхнулся и стремительно начал расти до такой степени, что казалось, будто он сейчас ворвется в небеса.
Неизвестно, через сколько времени, черный туман вдруг резко затрясся и яркий, ослепляющий луч вырос прямо из него, направившись в сторону горизонта.
Все жители Города Над Пропастью, кто пристально наблюдал за ситуацией, вздохнули спокойно.
Хотя ситуация все еще была не совсем ясна, черный туман постепенно начал контролироваться; но Янь Чжаогэ очень быстро получил еще одну новость.
Его повышенное только что произошедшей ситуацией настроение тут же исчезло.
– Что-то угрожает жизни Правителя Восточного Королевства Тан Чжао Шичена в Пропасти Запечатанного Дракона!
072: Стадия Поздней Внешней Ауры – ходьба по воздуху!
Из-за дел с Фэн Юньшэн отношения между кланами Горы Широкой Веры и Священного Солнца были максимально напряжены. В Восточном Тане противостояние перешло в активную стадию – только искры летели от постоянных стычек двух сторон. Со стороны внешнего мира, конечно, все казалось нормальным; если бы из Пропасти Запечатанного Дракона не исходило суеты, стал бы очевиден факт полной аннигиляции всего живого там.
Покинув город Иньянь, Старейшина Цинь и Восходящий Восточный Лорд клана Священного Солнца сцепились вновь недалеко от Пропасти Запечатанного Дракона. В результате схватки выяснилось, что ни один из противников не может нанести своему оппоненту вреда, не разрушив при этом что-нибудь в Пропасти Запечатанного Дракона.
Решив, что там и без этого неспокойно, обе стороны решили на время прекратить конфликт.
А жизнь Янь Чжаоге, между тем, текла насыщенно: он занимался культивацией своих навыков, повышал квалификацию в алхимии и исследовал Сокровенную Хрустальную Печь. Помимо этого, он также следил за выполнением поручений, данных им А Ху.
- Молодой Мастер, все именно так, как вы и ожидали, - говорил тот, - Ныне расходятся слухи, что Е Шин и молодая Лин испытывали друг к другу чувства. Вы были шокированы этим и в итоге нечаянно забили молодую Лин до смерти. То, что произошло с Е Шином до этого, в Пропасти Запечатанного Дракона, также случилось из-за вас. Вы исподтишка ранили его в порыве гнетущей зависти, - А Ху глянул на Янь Чжаоге, - молодой Мастер, значит ли это, что Е Шин оказался во власти Янь Сю?
Янь Чжаоге сидел за столом и барабанил по нему пальцами, сузив глаза и будто выглядывая кого-то:
- Весьма… весьма вероятно. Он точно не даст мне встретиться с Е Шином непосредственно. Сдается мне, - он закинул ноги на стол, - что на этот раз ему приспичило-таки убить меня.
С тех самых пор, как клан Священного Солнца постучался в дверь, Янь Сю вел себя на удивление прилично. Некоторые считали, что причина тому – нахождение Старейшины Цинь в Восточном Тане, а другие – что Старейшина Цинь значительно истощил Янь Сю и ему нужно было время на восстановление.
По мнению Янь Чжаоге же ситуация напоминала затишье перед бурей. На подходе должны были быть страшные штормы, более яростные, чем прежде, подобно тому, как кулак, занесенный перед ударом, причиняет больший урон. А Ху чуть приподнял уголки губ:
- Он хочет порыбачить в волнующейся воде, и шанса ему может вовсе не представиться.
Янь Чжаоге возразил:
- Клан Священного Солнца следит за нами, как стая голодных волков. Да и клан Бескрайней Горы тоже посматривает. Мы, на самом деле, довольно легкая добыча. Все просто ждут возможности, - подумав немного, Янь продолжил, - Старейшина Цинь будет находиться здесь, в Городе Над Пропастью?
- Да. Положение дел в Пропасти Запечатанного Дракона ухудшилось, так что Старейшина Цинь будет оставаться здесь. Восходящий Восточный Лорд клана Священного Солнца тоже недалеко. Однако это не сулит неприятностей – из-за ситуации в Пропасти Запечатанного Дракона он не будет ничего предпринимать.
- В таком случае я надолго уйду в глубокую медитацию. Если Старейшина Цинь никуда не двинется, меня не беспокоить.
- Зачем, молодой Мастер? - почесал голову А Ху.
Янь лишь улыбнулся. Все остальные тоже несколько удивились такому решению. Сначала они подумали, что Янь Чжаоге попробует создать какие-нибудь артефакты с помощью Сокровенной Хрустальной Печи. Потом начали думать, что он хочет культивировать какой-нибудь вид боя.
Но через некоторое время они спохватились, что медитация длится вот уже десять дней.
- Ну не может же такого быть, чтобы он попытался пройти в ранг Боевого Ученого Поздней Внешней Ауры? – высказался кто-то.
Все подскочили.
- Да это ведь невозможно! Меньше полугода прошло с тех пор, как он перешел в ранг Боевого Ученого Срединной Внешней Ауры. Следующий шаг…
И тут до всех дошло, что именно такую выходку Янь Чжаоге с радостью себе позволит. Слово «неслыханное» не сможет описать его действия.
- Ведь если он смог пройти через все предыдущие ранги за такой короткий срок, то и переход в ранг Боевого Ученого Поздней Внешней Ауры за полгода, наверное, можно принять?..
- Мамку твою можно принять! Это же бред!..
В результате таких словесных выпадов среди масс разгорелся ажиотаж.
Вдруг в толпе послышался тихий голос:
- Кто знает, какие методы он использовал, чтобы прорваться от Ранней к Срединной Внешней Ауры, чтобы использовать краткосрочную, недолговременную выгоду?
Когда все увидели обладателя голоса, они слегка озадачились.
Это был предыдущий Действительный Старейшина клана Каньона Духовного Ветра Вэн Нинчжи.
В свое время, когда расследование было завершено, Вэн Нинчжи смог-таки вывернуться, получив наказание только за неисполнение должностных обязанностей и уйдя от обвинений в сговоре с врагом. Теперь он занимал довольно формальную должность Старейшины-Председателя, ничего не делая и тихо дожидаясь приказов от Янь Сю. Текущие Действительные Старейшины были слишком заняты, чтобы появляться где бы то ни было еще.
В связи с тем, что Старейшина Цинь следил за ними обоими, Янь Сю не мог каким-либо образом встретиться с Вэн Нинчжи, так что последнему оставалось только пассивно ждать. Было вообще неясно, останется ли он в Восточном Тане.
Может быть, какая-то малая часть людей и доверяла Вэн Нинчжи, основная масса успела повесить на него ярлык «неблагонадежного» и «некомпетентного». Будущее его было темным.
- У клана Священного Солнца есть метод введения Божественной Иглы Солнца в тело. Им владеют считанные единицы бойцов, но они есть, - сказал Вэн Нинчжи патетично, - Возможно, столкнувшись в тот раз с Сяю Ченом, Боевым Ученым Поздней Внешней Школы, Янь Чжаоге применил технику, позволившую ему получить перевес быстро, но очень ненадолго. Вроде как выпить яд, чтобы утолить жажду. Вообще, это довольно нормально. Но конечно, его культивация в дальнейшем будет затруднена! Ведь мир сбалансирован, и не могут все хорошие вещи мира быть сосредоточены в одном человеке.
Кто-то посмотрел на старика с презрением, думая, что он говорит это из-за личной неприязни. Но большинство было склонно согласиться с Вэн Нинчжи. Ни одному человеческому существу просто нельзя пройти от Ранней до Срединной Внешней Ауры за месяц. Даже легендарные гении боевых искусств никогда не демонстрировали такого стремительного прогресса.
- Ну допустим, - послышался голос со стороны, - допустим, это правда. Но ведь он ничего другого не мог сделать. Всяко ведь было лучше согласиться на проблемы в дальнейшем, чем быть убитым или искалеченным Сяо Шеном в тот момент, верно?
Тут все вздрогнули. Янь Чжаоге собственной персоной показался на их глазах.
- Чего это вы тут так живо и весело судачите? - широко улыбнулся тот.
- Чжаоге… ты вышел из медитации? Ты находился в ней необычайно дол…
Слова говорящего оказались обрезаны, будто ножницами. Те, кто повернулся к нему, ощутили, что их рты словно заморозили, и нельзя было вымолвить ни слова.
Вэн Нинчжи нахмурился. Издалека ему казалось, Янь вроде бы подрос. Еле продравшись через толпу, старик увидел Чжаоге самым отчетливым образом, закатил глаза и грохнулся в обморок.
Высота Янь Чжаоге не увеличилась. Он всего лишь висел в воздухе. От пола его ноги были отделены примерно полуметром пустого пространства.
- В соответствии с законами медитации, я вышел из нее сам собой сразу после обретения ранга, - сказал он самым небрежным тоном из возможных, проходя сквозь толпу. Он парил на высоте всего полуметра, но это однозначно не было его потолком. И все же для впечатления масс этого хватило с лихвой.
Если он мог подвесить себя в воздухе, то мог и ходить по воздуху с помощью энергии Ци.
Это был самый что ни на есть признак Боевого Ученого Старшей Внешней Ауры!
071: Скрытые подводные течения
В последние дни большую часть времени Янь Чжаогэ проводил в городе Цзиньян.
Часть свего времени он тратил на тренировку боевых навыков, а также на совершенствование своей культивации. Между тем он также собрал необходимые материалы и создал новую Внутреннюю Кристаллическую Печь.
В успешно созданную Внутреннюю Кристаллическую Печь Янь Чжаогэ поместил семя Истинного Огня Ли Яня, прежде чем начать ее постоянное использование.
Получив семя Истинного Огня Ли Яня, эффективность внутренней кристаллической печи увеличилась, как и ожидалось.
И, подпитываясь и культивируясь Внутренней Кристаллической Печью, семя Истинного Огня Ли Яня также постепенно становилось все более сильным.
Используя ту же технику, Янь Чжаогэ использовал ауру-ци в своем теле, чтобы направлять пламя семени Истинного Огня Ли Яня в свое тело, чтобы содействовать его культивации наряду с ледяной сущностью Костяной Души Ледяного Дракона.
По прошествии времени лед и огонь переплелились, аура-ци Яня Чжаогэ начала становиться все более плотной и усовершенствовалась в быстром темпе, и он уверенно достигал стадии поздней внешней ауры.
Помимо этого, Янь Чжаогэ также ходил в Павильон Пилюль каждый раз, когда у него было время.
Там под его руководством группа алхимиков во главе с Первым принцем Восточного Тана Чжао Юаня неотрывно работала над совершенствованием методов производства Павильона Пилюль.
Качество продуктов Павильона Пилюль неуклонно возрастало, а стоимость их материалов, а также их отпускная цена оставались в основном неизменными.
Постепенно Павильон Пилюль больше не ограничивался Королевством Восточного Тана. Наоброт, он быстро расширялся по направлению к остальному району Восточных Небес, а также к территориям Огненных и Горных Областей, которые находились поблизости, становясь все и сильнее с каждым днем.
Павильон Пилюль Восточного Тана был похож на свирепого дракона, пересекающего моря, когда он начал расхватывать доминирующие позиции на внешних рынках, а каналы торговли, по которым он получал прибыль, становились все более стабильными.
Его продукция была самого высокого качества, но недорогая, это соотношение цены и качества заставило бы встать дыбом волосы у людей за пределами Восточного Тана, даже если местное сообщество алхимиков захотело бы объединить свои усилия для подавления этого иностранного дракона, это все еще было бы очень тяжело.
- Твое зрение должно быть острым, контроль над своей аурой-ци – стабильным.
Янь Чжаогэ, сидящий во главе стола в Павильоне Пилюль, говорил:
- В настоящее время этот метод все еще может использоваться только Боевыми Учеными. К счастью, поскольку фон Павильона Пилюль имеет глубокие корни, не должно возникнуть серьезной проблемы.
Мистер Ван и Чжао Юань кивнули.
Янь Чжаогэ встал, смахивая пыль с одежды:
- Это все на сегодня. Я остаюсь в Восточном Тане на довольно долгое время; если есть что-нибудь еще, мы можем поговорить об этом в следующий раз.
Люди Павильона Пилюль поспешно поднялись в знак уважения, когда Янь Чжаогэ вышел из помещения.
Гуляя по дороге вне Павильона Пилюль, А Ху за спиной Яня Чжаогэ тихо сказал:
- Молодой Мастер, Город Нефритового Моря выразил благодарность тебе и Горе Широкой Веры за напоминание.
Янь Чжаогэ оглянулся на него:
- О, их Дева Предельного Инь действительно отправилась в Ад?
Земные Владения были расположены между Огненными и Водными Владениями на западе и востоке.
Так как Водные Владения, в которых главным образом находился Город Нефритового Моря, были связаны с Земными Владениями, боевые практики Священной Земли часто двигались по окрестностям Земных Владений.
А Ху ответил:
- Это было во время розыскной миссии. Она почти случайно попала в регион, где Телосложению Предельного Инь мисс Фэн был нанесен урон.
- По итогам исследования казалось, что ее группа была преднамеренно проведена туда.
- К счастью, выйдя на окраину, штаб-квартира клана Города Нефритового Моря получила твое, Молодой Мастер, предупреждение, в тот гибельный момент, когда лошадь собиралась броситься со скалы.
- Хотя Дева Предельного Инь получила некоторые травмы, они были незначительны, и не были губительны для мисс Фэн.
А Ху рассмеялся:
- Молодой Мастер, Город Нефритового Моря действительно благосклонен к тебе на этот раз.
- Как мне кажется, человек, который направлял Деву Предельного Инь Города Нефритового Моря, скорее всего, был из Клана Священного Солнца.
Янь Чжаогэ причмокнул губами:
- Если бы у Клана Священного Солнца было еще немного времени, они могли бы сделать гораздо более тщательные приготовления, полностью уничтожив Город Нефритового Моря, не оставив следов своих промахов.
- Боюсь, что услышав, что младшая ученица-сестра Фэн была оставлена мной, они знали, что эта информация просочится. Поэтому они были вынуждены действовать заранее, пытаясь ухватиться за шанс, когда появилась маленькая возможность.
А Ху сказал:
- Верно, Молодой Мастер. Я только что видел этого Чжао Хао.
Поскольку Янь Чжаогэ владел частью Павильона Пилюль, а Чжао Хао ранее пытался подорвать репутацию Яня Чжаогэ и Чжао Юаня, вернувшись в город Цзиньян, Чжао Хао теперь редко приходил в Павильон Пилюль.
Чжао Хао не был настолько глуп – его сотрудничество с Павильоном Пилюль относительно Порошка Облака Дыма не прекратилось.
Более того, он также предоставил Павильону Пилюль новую формулу пилюли духовной медицины, работая вместе над ее распространением.
За это время активность Чжао Хао становилось все более выдающейся, уже подняв его положение в глазах людей Восточного Королевства Тан.
Никто раньше не думал, что темная лошадка, подобная этой, на самом деле внезапно высокомерно появится в битве между Первым принцем Чжао Юанем и Третьим принцем Чжао Шэном за должность наследного принца.
Выдающиеся действия Чжао Хао неизбежно привлекут много внимания.
Согласно сведениям Яня Чжаогэ, Янь Сю ранее встречался с Чжао Хао наедине, но не достиг с ним результата, по крайней мере, поверхностного.
Будь то Янь Чжаогэ или Янь Сю, оба они были из Горы Широкой Веры, и было очевидно, что Хао Чжэ, ранее владелец Пламени Пилюли Божественного Меча, и Чжао Хао, нынешний Шестнадцатый Принц Восточного Тана, были настроены враждебно к Горе Ширкой Веры с самого начала.
- За это время Чжао Хао наладил контакт с Горой Широкой Веры; они, кажется, идут рука об руку.
Сообщил А Ху Яню Чжаогэ.
Янь Чжаогэ щелкнул пальцами:
- Как и ожидалось.
Поскольку Восточное Королевство Тан находилось на территории Владений Неба, здесь преобладала Гора Широкой Веры.
Подобно свирепому дракону, пересекающему моря, вторжение Клана Священного Солнца в Восточный Тан также было очень мощным.
Для сравнения, Бескрайняя Гора, была намного более незначительной в Восточном Тане, чем Священная Земля, которая возглавляла Горные Владения, Однако, если бы кто-то думал, что Бескрайняя Гора была доброжелательным образованием, на самом деле это могло быть не так.
Подобно Клану Священного Солнца, Бескрайняя Гора также посягала на Восточное Королевство Тан, просто им не хватало возможности преуспеть в этом.
И в то время как Чжао Ха не выбирал Гору Широкой Веры, он также не мог выбрать Клан Священного Солнца, в котором уже был Принц Цзинь, Чжао Шиле.
В конце концов, Чжао Шиле был Боевым Гранмастером. И даже, когда Чжао Хао демонстрировал потрясающий потенциал, неизвестно было, когда он сможет догнать его.
В таких обстоятельствах, естественно, для Клана Священного Солнца было бы невозможно отказаться от Чжао Шиле взамен на Чжао Хао.
Если бы он был готов стать помощником Чжао Шиле, Клан Священного Солнца мог бы пойти на это. Однако Чжао Хао явно не хотел быть в чьем-то подчинении.
То, что он хотел, было троном Восточного Тана, и чтобы его слова имели наибольший вес, забрать большую часть ресурсов страны, чтобы помочь в его культивации, чтобы снова быстро достичь своего предыдущего пика, возможно, даже превзойдя его.
Чжао Шичень уже прилагал усилия для его воздвижения, но он явно хотел большего.
При таких обстоятельствах Чжао Хао и Бескрайняя Гора мгновенно поладили.
- Его мысли уже не сходятся с мыслями дяди Чжао. Без нас, не говоря ни слова, дядя Чжао, естественно, решит это.
Янь Чжаогэ мягко сказал:
- Даже если Бескрайняя Гора хочет противостоять конфликту между нашей Горой Широкой Веры и Кланом Священного Солнца и получить некоторые преимущества со стороны, это также будет не так просто.
- Продолжай внимательно следить. Если что, немедленно сообщи.
Услышав его слова, А ху кивнул:
- Да, Молодой Мастер.
............
В особняке Цзинь Чжао Шиле с серьезным видом посмотрел на Старейшину в золотом оденяии перед ним:
- Итак, это произойдет скоро?
Старейшина в золотом одеянии ответил:
- Возможно, не так скоро. Тебе просто нужно приготовиться и спокойно ждать , когда наступит время.
Чжао Шиле спросил:
- Изменения в Пропасти Запечатанного Дракона – это не тривиальный вопрос. Теперь, когда мы уверены, что они вызваны искусственно, если это действительно связано с адом...
Старейшина в золотом оденяии сказал:
- Неважно, мой Клан Священного Солнца уже отправил экспертов на окраины Ада, чтобы следить за этим районом.
- Восточный Восходящий Владыка и я также будем здесь, а также будем все время следить за Пропастью Запечатанного Дракона. Если произойдет серьезный инцидент, мы справимся с ним, как положено.
- Тем не менее, это хорошая возможность, что создавшиеся изменения в Пропасти Запечатанного Дракона, также должны быть исследованы.
Старейшина в золотом оденяии стоял, заложив руки за спину:
- Кризис, кризис, как определить кризис? Где сосуществуют опасности и возможности – это кризис. Видеть только возможность и погрузиться в безрассудную жадность получить вознаграждения или видеть только опасность и бесполезно стоять, не двигаясь вперед – одинаково глупо.
Чжао Шиле тоже не был робким человеком, отступающим назад. Увидев, что Клан Священного Солнца уже начал делать приготовления относительно Пропасти Запечатанного Дракона и Ада, он испытал облегчение.
Он помолчал мгновение, прежде чем спросить:
- Тем не менее, если мы действительно хотим убить Яня Чжаогэ...
Старейшина в золотом оденяии мягко сказал:
- Разве это не Чжао Хао и Бескрайняя Гора?
0Глава 70: Рёв Ледяного Дракона
Фэн Юньшэн должны были сопроводить к клану Горы Широкой Веры эксперты клана. Учитывая текущие отношения между кланами Горы Широкой Веры и Священного Солнца, некоторые эксперты остались со Старейшиной Цинь, на всякий случай. Необходимо было удержать обстановку в Восточном Тане и в целом по Восточному Небесному Региону под контролем и при этом не дать клану Священного Солнца распускать руки.
Проводив Фэн Юньшэн, Янь Чжаоге в глубоких раздумьях пошел к себе. На этот раз они порядочно насолили клану Священного Солнца, а учитывая то, как он себя вел в последнее время, из клана обязательно должны были за ним следить.
Более того, по эту сторону баррикад Янь Сю не давал ему спать спокойно. А с тех пор, как Янь Чжаоге перешел в ранг Боевого Ученого Срединной Внешней Ауры, одолев Боевого Ученого Поздней Внешней Ауры Сяо Шена, он лишился сопровождения послушников, которые раньше ходили за ним по пятам. Хотя толку от них как от охранников уже не было, даже наоборот: попади они в переделку, надо будет еще посмотреть, кому придется защищать кого. Тем не менее, послушники не покинули Королевство Восточного Тан, а остались, готовые в любой момент принять приказ Янь Чжаоге.
Группа, в состав которой входили Янь Чжаоге и Старейшина Цинь вскоре двинулись в Город Над Пропастью. Там они увидели тело покойной Линь Юшао. Теперь Янь Чжаоге довелось увидеть ее своими словами, а не через просмотр ее воспоминаний, что было сродни фильму.
Как и сказал Янь Сю, все видимые раны на теле были нанесены Боевым Ученым Ранней Внешней Ауры, заклинанием Ладонь Тушиты (Tushita Palm). Характерные фиолетовые следы были по всему телу.
- Какая короткая и печальная жизнь… - только и смог вымолвить Янь Чжаоге. Когда они уходили, он спросил будто бы у неба, - неужели Е Шин достиг такого уровня? Конечно, тогда, в ледяном озере, он был ранен. Если он продолжил практиковать свой метод лечения ран, то его разум очень сильно изменился. И теперь вполне вероятно то, что он стал более жестоким, - голос Янь Чжаоге стал тверже, - и если он хочет, чтобы его уничтожили, я ему сам помогу.
Когда они возвращались, Янь услышал позади себя:
- Молодой Мастер.
Это был А Ху. Его улыбка казалась естественной и открытой, но на самом деле это была фальшивка. Янь Чжаоге проследил за взглядом А Ху и увидел красивую и элегантную девушку, стоявшую у дороги.
- Младшая послушница-сестра Сикон, ты отставила свое затворничество? - спросил Янь, скорее утвердительно, - и похоже, что ты прорвалась через бутылочное горлышко и приняла ранг Боевого Ученого?
Девушка эта и вправду была Сикон Цин, все так же источавшая дух холодной отчужденности. Торжественно поклонившись Янь Чжаоге, она произнесла:
- Я премного благодарна старшему послушнику-брату Янь Чжаоге за его указания. После выхода из затворничества я специально пришла с целью выразить признательность. До меня дошли печальные вести о младшей послушнице-сестре Линь. Примите мои соболезнования, старший послушник-брат Янь.
- Да ладно, все в порядке. Спасибо за участие, - махнул тот рукой, после чего начал нахваливать ее как не знамо что, - очень недурно, стать Боевым Ученым в шестнадцать лет – до такого даже в нашем клане очень немногие допрыгивают. Младшая послушница-сестра Сикон уверенно идет вперед, - после чего опять обратился к ней, - однако же не задирай нос, Мэн Вань из клана Священного Солнца стала Боевым Ученым вообще в пятнадцать.
- Да, мне это известно, - совершенно невозмутимо ответила Сикон Цин, - я премного надеюсь, что смогу обмениваться с ней взаимными наставлениями. Это должно принести мне пользу.
Янь Чжаоге улыбнулся и снова обратился к группе:
- Примечательно, что она, как и Мэн Вань, является Девой Экстремального Инь. Они обе являются замечательными случаями; чтобы достигать хороших результатов в Схватках Экстремального Инь, клан Священного Солнца применяет определенные методы взращивания. Из-за этого их основы будут – неизбежно – менее стабильными, что, в свою очередь, ведет к снижению скорости культивации после достижения определенного возраста. Но даже несмотря на это, нам с ними никогда не сравняться. А еще…
- А еще - мягко перебила его Сикон, - Корона Экстремального Инь имеет свойство ускорения культивации Дев Экстремального Инь.
- Да. Например, когда в первой Схватке Экстремального Инь победила Мэн Вань, ее культивация полетела стрелой. Когда, в свою очередь, Старшая Сестра из Города Нефритового Моря (Senior Sister from Jade Sea City) одолела Мэн Вань, ее уровень также неизмеримо поднялся в ходе обладания Короной Экстремального Инь.
- Я премного благодарна старшему послушнику-брату Янь. Я постараюсь держать себя в руках, - все также невозмутимо сказала Сикон.
- Очень хорошо, - улыбнулся Янь, - теперь твоим следующим шагом будет использование новой ауры-Ци, чтобы открыть акупунктуры в твоем теле. С этим ты достигнешь разряда Боевого Мастера Срединной Внутренней Ауры. Далее должно последовать чистка внутренних органов и физическое улучшение твоего тела. Когда ты научишься создавать стену Ци энергией своей ауры-Ци, ты достигнешь уровня Поздней Внутренней Ауры. К тому моменту твое тело достигнет потрясающих возможностей и откроет тебе путь к подготовке для перехода ко Внешней Ауре. Шаг за шагом, медленно, но верно. Ты сможешь.
- Я буду стараться, - кивнула Сикон Цин, - спасибо, старший послушник-брат Янь Чжаоге, за вашу заботу.
На этом они разошлись. Янь молча провожал Сикон взглядом. К нему подскочил А Ху:
- Молодой Мастер, молодая Линь едва успела покинуть нас, а вы уже устремили свои чресла к молодой Сикон? Это не очень…
- Может, ты перестанешь уже вечно думать о чреслах? - раздраженно спросил Янь. А Ху почесал голову:
- А почему же молодой Мастер так смотрел на молодую Сикон?
- Да потому что либо мне померещилось, либо Сикон Цин прошла через настоящее перерождение, испытав необъяснимые и неописуемые изменения тела. И хоть в целом совершенно ожидаемо, что при переходе к Боевому Ученому с послушником происходят большие изменения, Сикон Цин, кажется, перетерпела ещё больше.
- Н-ну… - А Ху посмотрел вслед уже едва видневшейся Сикон, - я никаких особых изменений не заметил…
- Возможно, - стиснув зубы, проговорил Янь, - я тебя просил послать людей, проследить за Чао Хао. Что имеешь сказать в связи с этим?
- Он пока никуда не двигается, и выглядит в принципе более смирным, чем вы его описывали.
- Так. Продолжайте пристально за ним следить, но с людьми из Восточного Тан в контакт не вступайте.
По возвращении, отложив все мысли, Янь Чжаоге извлек Ледяную Тыкву Девяти Сокровищ (Nine Treasures Ice Gourd), полученный от старейшины Цинь. Изначальная задача этого артефакта состояла в хранении предметов, особенно духовных трав и прочих лекарственных средств. Стоило откупорить одну из емкостей, дух Ци выветривался их них очень быстро, делая остаток вещества в емкости бестолковым и бесполезным. В такой ситуации обладатель Ледяной Тыквы мог избежать горького провала.
Сняв с Тыквы затычку, Янь Чжаоге извлек Бездонный Нефрит, внутри которого был замурована Костяная Душа Ледяного Дракона. Частица ее уже была когда-то поглощена Янь Чжаоге. А теперь он вновь хотел получить немного этой души. Под воздействием Костяной Души Ледяного Дракона культивация Янь Чжаоге начала видоизменяться по мере того, как Костяная Душа постепенно перетекала в него. С помощью Высшего Небесного Писания Янь мог достичь состояния, при котором скорость культивации выросла бы во много раз. В этот раз он перед началом культивации взялся за Ледяную Тыкву. Душа Ледяного Дракона начала циркулировать между Ледяной Тыквой, Бездонным Нефритом и телом Янь Чжаоге. Холодный воздух вокруг Ледяной Тыквы будто становился плотной массой, а из самой Тыквы доносился едва слышный рёв дракона. Наконец, белый силуэт дракона проявился на Тыкве.
Янь Чжаоге улыбнулся.
- Рёв Ледяного Дракона, наконец-то.
069: Редкая возможность
На холме, далеком от города Цзинъян, стояло несколько человек, в абсолютном молчании глядя на отдаленную столицу Восточного Тан.
Солнечный свет падал прямо на них, отчего их золотые одежды казались еще более ослепительными и броскими.
Мужчина средних лет, возглавлявший их группу, определенно был Старейшиной Клана Священного Солнца, Восходящим Лордом Семи Правящих Солнц Востока.
Помимо Восходящего Лорда Востока, на холме находился еще один облаченный в золотое Старейшина, главный Старейшина Клана Священного Солнца на землях Восточного Тан. Также на месте присутствовали несколько мастеров боевых искусств Клана Священного Солнца.
В этой группе выделялся юноша в белых одеждах и с длинной густой бородой. И хотя он был похож на любезного и понимающего человека, его глаза были холоднее, чем у змеи.
Лицо юноши все еще было немного бледным. Когда же он посмотрел в направлении Города Цзинъян, взгляд его наполнился яростью и негодованием.
Конечно же, юношей этим был Сяо Шэнь.
В этот момент ненависть, которую он испытывал по отношению к Янь Чжаогэ, сравнялась по своей силе к той, что он питал к Фэн Юньшэн.
Ведь Янь Чжаогэ не только победил его, сильно испортив ему лицо, но еще и, ранее, публично поведал всем о причине, по которой Фэн Юньшэн ранила его в нижнюю часть тела.
Все лицо Сяо Шэня было изодрано в клочья.
Тот факт, что Фэн Юньшэн ранила его, всегда хранился в секрете; даже среди высокопоставленных членов Клана Священного Солнца было очень мало тех, кто знал о произошедшем.
А теперь знали все.
И хотя никто из присутствующих не смотрел на него, в тот миг, стоя в толпе, Сяо Шэнь со всех сторон чувствовал их презрительные и издевательские взгляды.
В последствие чувство страха и стыда, которое он испытывал, полностью преобразовалось в ненависть, объектом которой стал Янь Чжаогэ.
Старейшина, облаченный в золотое, повернулся к Восходящему Лорду Востока.
- Передайте клану о необходимости прислать больше мастеров. Мы не можем допустить, чтобы все закончилось так.
- Мэн Вань утратил свою Корону Предельного Инь еще в прошлом году, а Вождь уже очень давно медитирует в уединении. Кажется, некоторые стали забывать, что именно наш Клан Священного Солнца сейчас является главной Священной Землей!
- И что, что Королевство Восточный Тан расположено во Владениях Неба? Если мой Клан Священного Солнца того пожелает, мы просто также по ним протопчемся.
Подобное мог сказать лишь Восходящий Лорд Востока. Будь то кто-нибудь другой, он определенно поставил бы под сомнение свои возможности, при этом весьма разочаровавшись.
Но даже просто стоя на месте, Восходящий Лорд Востока напоминал ослепительное солнце, светившее высоко в небе.
Взгляд его был направлен на далекий Город Цзинъян.
- Как прошла наша подготовка?
Старейшина в золотых одеждах медленно покачал головой.
- Все еще недостаточно четко проработаны.
На что Восходящий Лорд Востока ответил:
- Пока мы не подготовлены надлежащим образом, то же самое относится и к Горе Широкой Веры.
- Однако аномалии, происходящие сейчас в Пропасти Запечатанного Дракона, могут помочь нам усилить те области, в которых мы сильны недостаточно, дав нам шанс на успех.
Боевой дух Старейшины в золотом мгновенно окреп.
- Ты прав. Это очевидный факт.
Восходящий Лорд Востока взглянул на Сяо Шэня.
- Но отложим пока все остальное. Кажется, Янь Чжаогэ не составит особого труда тебя победить?
- Мои способности немного уступают его, - сделав глубокий вдох, с огромным трудом ответил Сяо Шэнь.
Восходящий Лорд Востока вновь обратил свой взор на Цзинъян.
- Твоя культивация на уровень выше, чем его, но при этом ты все равно уступаешь ему. Если бы вы оба были на одном уровне культивации, боюсь, результат был бы не лучше, чем в случае Юаньлуна.
Крепко сжав руку в кулак, Сяо Шэнь опустил голову.
Тем временем Восходящий Лорд Востока спокойно продолжил:
- Глядя на эту ситуацию, я почувствовал, словно передо мной еще один Чжань Дунгэ, еще один Янь Ди. Только с потенциалом, превосходящим их.
- Столь хорошее семя… какая жалость, что зародилось оно в Клане Горы Широкой Веры. Будет лучше, если мы разберемся с ним до того, как оно прорастет.
От подобных речей Лорда Сяо Шэнь часто и тяжело задышал.
Однако Восходящий Лорд Востока на него даже не взглянул.
- Просто прояви терпение. Может быть так, что у тебя появится шанс отомстить за себя, убив Янь Чжаогэ лично.
- Для меня нет ничего лучше, чем возможность лично расквитаться с Янь Чжаогэ, - дыхание Сяо Шэня постепенно пришло в норму.
----------------
Покинув резиденцию Чжао Сичэна, Янь Чжаогэ обнаружил ожидающего его А Ху.
Подойдя к Янь Чжаогэ, А Ху рассмеялся.
- Молодой Мастер, как все прошло?
Янь Чжао Гэ пожал плечами.
- Младшая сестра-послушница Фэн будет сопровождена обратно в главный штаб клана. Мы же тем временем останемся здесь. У меня все еще есть дела. Ни я, ни Янь Сю не станем вмешиваться в дело младшей сестры-послушницы Линь. Янь Сю передаст все, что у него есть по этому поводу, мне, хотя я не думаю, что он уже сдался.
Сказав так, Янь Чжаогэ приказал:
- А Ху, что касается смерти младшей сестры-послушницы Линь, прикажи нашим людям разузнать, откуда идут слухи. И если появятся какие-либо изменения, сразу же сообщи мне.
А Ху, почесав затылок, ответил:
- Молодой Мастер, какие именно изменения вы подразумеваете?
- Сейчас слухи сосредоточены на том, что младшая сестра-послушница Линь пришла ко мне, чтобы разобраться со мной из ревности, и в итоге была случайно убита мной из-за моей несдержанности.
Янь Чжаогэ прищурился.
- Если направленность слухов изменится так, что теперь будет утверждаться, будто младшая сестра-послушница Линь все еще была влюблена в Е Цзина и на самом деле прибыла, чтобы воссоединиться с ним, но вместо этого была убита разъяренным мной, это будет значить лишь одно…
- Янь Сю… возможно, что он уже нашел Е Цзина.
- И хоть подобные слухи определенно подпортят мою репутацию, они не смогут чрезвычайно мне навредить. Поэтому такие действия лишь подготовят почву для чего-то большего.
Янь Чжаогэ неторопливо продолжил:
- У меня предчувствие, что в этот раз Янь Сю… намеревается сделать так, чтобы я никогда больше не возвращался на Гору Широкой Веры.
Смех А Ху утих, а сам он внезапно посерьезнел.
- Он желает Молодому Мастеру смерти? Но почему? Для этого нет никакой причины. Хоть вы пару раз и осложнили его положение, даже если он разочарован и зол, вряд ли все настолько плохо, чтобы ему хотелось убить вас, верно?
- Ведь в конце концов вы, Молодой Мастер, отличаетесь от обычных членов клана молодого поколения. Если только Старейшина Фан не…
Хорошо обдумав сказанное, Янь Чжаогэ ответил:
- Не думаю, что второй дядя-послушник желает мне смерти. Должно быть, это личное желание Янь Сю. Может, у меня просто были галлюцинации, но мне показалось, что во время обсуждения гибели младшей сестры-послушницы Линь поведение Янь Сю был весьма странным.
А Ху воскликнул глубоким голосом:
- Он сумасшедший? Это уже переходит все рамки дозволенного. Потенциал, который вы, Молодой Мастер, демонстрируете на данный момент, уже делает вас лучше многих членов того же поколения. Старейшине Фан было бы трудно найти кого-то столь молодого, способного вас превзойти.
- Если бы с вами что-то случилось, не только Глава нашей Семьи Янь, но и старый Предводитель Клана не спустили бы ему это с рук!
Янь Чжаогэ спокойно ответил:
- Очевидно, что он не взял бы вину на себя. Е Цзин теперь для него лучший претендент на роль козла отпущения.
А Ху расслабился и слегка усмехнулся.
- И только поэтому Е Цзин может убить Молодого Мастера?
- А разве мы совсем недавно не оскорбили очень глубоко людей из Клана Священного Солнца? Более того, не стоит забывать и о Мастере Флага Багрового Духа, и о Старейшине Призрачного Топора, тесно связанными с е Цзин. Поэтому моя смерть от рук Великих Магистров боевых искусств стала бы идеальной для Янь Сю.
- Если бы Янь Сю пришлось убить меня лично, он мог бы просто сказать позднее, что эти Великие Мастера, обладающие как возможностью, так и желание тяжело меня ранить, просто разобрались со мной еще до того, как Е Цзан нанес решающий удар.
- Если бы Янь Сю хотел убить меня, для него это было бы сделать гораздо легче, нежели с помощью этих Великих Мастеров. Прибытие Старейшины Цинь задержало людей Клана Священного Солнца, но в то же время, эти люди заполучили внимание Старейшины Цинь.
- И теперь у Янь Сю развязаны руки.
А Ху проговорил с глубокой искренностью:
- Молодой Мастер, я серьезно советую вам вернуться на Гору Широкой Веры вместе с Мисс Фэн.
Янь Чжаогэ тяжело вздохнул и улыбнулся, продолжая шагать с руками за спиной.
- А Ху, честно говоря, до этого момента я действительно серьезно раздумывал над решением, которое ты советуешь. Однако дело не в моей безопасности, а, скорее, в безопасности тех из вас, кто следуют за мной и могут быть случайно втянуты в битву.
- Если бы дело касалось только меня… - улыбка Янь Чжаогэ постепенно стала холодной, - даже если бы Янь Сю не предпринял бы против меня никаких действий, я бы думал о том, как предпринять что-либо против него!
- Но в отличие от случаев с Вэнь Нинчжи и Цуй Синь, теперь найти возможность устранить Главного Старейшину было бы по-настоящему сложно. – Янь Чжаогэ Усмехнулся. – Но в то же время устранение Главного Старейшины для стороны второго дяди-послушника стало бы огромной потерей, никак не сравнимой с теми скромными потерями, что они понесли, когда я убрал тех двух обычных Старейшин их Зала Назначений.
А Ху удивленно захлопал глазами.
- Молодой мастер, это игра с огнем, ах… Вы можете очень сильно обжечься.
Но Янь Чжаогэ лишь беззаботно рассмеялся.
- Есть ли вообще что-либо в этом мире, не несущее никакой угрозы?
Мастера с Горы Широкой Веры прибыли в Город Цзинъян очень быстро.
После недолгих обсуждений Янь Чжаогэ все же решил остаться в Восточном Тан, в то время как Фэн Юньшэн должна была вернуться на Гору Широкой Веры вместе с теми, кто только что прибыл.
- Возвращайся и подлечи свои раны, чтобы подготовиться к дальнейшему. Когда я вернусь, твой кошмар только начнется, - Янь Чжаогэ светился от улыбки, глядя на Фэн Юньшэн. – Тебя ожидают страшные муки, которые ты даже представить себе не способна.
Вскинув брови, Фэн Юньшэн со смехом спросила:
- И насколько страшны эти муки?
Янь Чжаогэ щелкнул пальцами.
- Предположительно… ты почувствуешь, что сражение с теми учениками Клана Священного Солнца ради спасения твоей жизни было, на самом деле, лишь шуточной игрой по сравнению с тем, что тебя ожидает.
068: Чжао Хао определенно хороший человек
Взглянув на Янь Чжаогэ, Чжао Сичэн спокойно кивнул:
- Я знаю, что ты, Чжаогэ, желаешь обсудить.
Беседуя с Янь Чжаогэ один на один, Чжао Сичэн опустил все формальности, перейдя на фамильярное обращение.
- Несмотря на то, что мы говорим, что он просто однажды пришел в этот мир, чтобы увидеть свет, изменения в Хао-эр слишком замечательны и слишком неожиданны.
- Не считая изменений в его характере, одни только его достижения в алхимическом дао настолько высоки, что даже я признал бы, что достиг меньшего. Что касается культивирования, его навыки за последние полгода во много-много раз увеличились.
Чжао Сичэн был очень честен и при этом не относился с презрением к Янь Чжаогэ как к представителю младшего поколения.
Что касается прежнего Чжао Хао, который был совершенно не примечательный, Чжао Сичэн не мог сказать наверняка, насколько хорошо он его понимал.
Касаемо Чжао Хао после изменений… Если бы Чжао Сичэн захотел, то мог бы провести тщательную и детальную проверку того, с чем Чжао Хао был связан с самого рождения. С другой стороны, он ведь не просто так был главой Королевства.
- Если бы было сказано, что ему чрезвычайно повезло завести хорошие связи, получить наследные боевые техники, или же, что он был тайно принят в качестве ученика какого-либо мастера, даже тогда его чрезмерный рост трудно было бы объяснить.
- Однако, в алхимическом дао внимание внимание врожденному таланту практически не уделяется, более важным считается накопленный опыт. Но удалось ли Чжао Хао достичь подобных высот?
Чжао Сичэн слегка наклонил голову.
- И все же, мы можем все выяснить, не форсируя события. Восточному Тан появление столь выдающегося сына, должно быть, очень на руку.
Слушая Чжао Сичэна, Янь Чжаогэ в душе ухмылялся.
Для тех, кто был наделен властью, факт того, что кто-то обрел новые способности, не был особо пугающим. Главным в таком случае всегда был лишь вопрос о том, остается ли ситуация под их контролем.
И до тех пор, пока у них была возможность контролировать, чем сильнее были их подчиненные, тем лучше.
Зачастую случалось следующее: обладающие властью не то чтобы не замечали отклонений или недостатков в своих подчиненных, а просто притворялись слепыми глупцами и следили за ситуацией тайно со стороны.
Чжао Сичэн уже стал таким. А отца Янь Чжаогэ Янь Ди обдурить было еще сложнее.
А посему, с тех самых пор, как Янь Чжаогэ попал в этот мир, он старался делать все постепенно.
И даже если ему не удавалось полностью избегать подозрений, по крайней мере, разница между ним и бывшим владельцем его тела была не такой уж большой.
Однако, несмотря на то, что ему удалось репродуцировать Внутреннюю Хрустальную Печь, заставив ее появиться в этом мире, его действия были лишь созданием приспособления. Они не имели ничего общего с его собственными способностями создания артефакта. Остальные техники воспроизведения артефакта, используемые Янь Чжаогэ, едва ли можно было назвать лучше средних.
Техника Освобождающей Пилюли Золотой Иглы, которой он позволил появиться вновь, была всего лишь техникой. В то время как общее его владение алхимией с течением времени постепенно улучшалось, благодаря чему впечатление о нем у других медленно, но верно, становилось все лучше.
Изменения в его способностях к боевым искусствам, а также другие странные открытия в большинстве своем относились к удачливым моментам, или же случались благодаря внезапному наплыву вдохновения.
Сейчас даже постепенный прогресс его вполне устраивал, ведь будущее, в котором он расправит свои крылья и воспарит в небеса, был уже на расстоянии вытянутой руки.
Честно говоря, иногда, думая об этом, Янь Чжаогэ даже не мог сдержать смеха.
- Ах, Чжао Хао определенно очень хороший человек.
На данный момент достижения Янь Чжаогэ были даже лучше, чем достижения Чжао Хао.
Однако, по сравнению с Чжао Хао, который открыто оскалился и вел себя так, как считал нужным, абсолютно не сдерживаясь, Янь Чжаогэ выглядел гораздо более нормальным.
Но, конечно, так было только в сравнении.
В глазах многих Янь Чжаогэ также казался ярким и властным.
Но благодаря тому, что первый владелец его тела обладал таким же характером, разница была не столь заметна.
Поэтому, когда Янь Чжаогэ говорил Фэн Юньшэн, что он очень скромный, все было потому, что он на самом деле чувствовал, что ведет себя довольно скромно.
Встретив недоверчивый взгляд Фэн Юньшэн, Янь Чжаогэ и правда чувствовал себя так, словно с ним обошлись несправедливо…
Обладая подобным характером и любовью к тому, чтобы вести себя круто и выглядеть также, он работал чрезвычайно усердно, чтобы себя контролировать!
Чжао Сичэн довольно эмоционально вздохнул.
- Потенциал, который обнаружился в Хао-эр… с ним сейчас не может сравниться даже Четвертый Принц, не говоря уже о Первом и Третьем Принцах.
Янь Чжаогэ слегка улыбнулся. Помимо Первого Принца Чжао Юаня и Третьего принца Чжао Шэна, в королевской семьи Восточного Тан на самом деле был еще и Четвертый Принц, Чжао Мин.
В плане таланта к культивации, не считая темную лошадку Чжао Хао, Чжао Мин был лучшим среди всех сыновей Чжао Сичэна, а также самым выдающимся среди молодого поколения на просторах всего Королевства Восточный Тан.
Много лет назад Чжао Мин уже вступил в Клан Горы Широкой Веры, чтобы изучать боевые пути. Он официально являлся учеником Горы Широкой Веры.
Благодаря тому, что Гора Широкой Веры являлась повелителем всего Небесного Округа, а элита Небесного Округа могла своими глазами наблюдать всю мощь и величие Горы Широкой Веры, большинство лучших мастеров боевых искусств присоединилось к этому клану.
Однако дело было в том, что после становления учеником Горы Широкой Веры, Чжао Мин утратил позицию следующего короля Восточного Тан, до тех пор, если не возникнет ситуация, требующая экстренных мер.
И хотя Королевство Восточный Тан было близко и даже подчинялось Горе Широкой Веры, это еще не значило, что Восточный Тан был вассалом этого клана.
Принимать решение о том, что же лучше: получить возможность культивировать с мастерами Горы Широкой Веры или же унаследовать трон Короля Восточного Тан, зависело лишь от личного мнения наследника.
Однако Чжао Мин был полностью предан боевым искусствам, поэтому он был более чем счастлив вступить на Священную Землю, чтобы там развивать свои навыки.
И хотя из-за его вступления в Гору Широкой Веры могло показаться, будто он отдалился от Королевства Восточный Тан, Восточный Тан все равно мог использовать данное положение для развития отношений между двумя сторонами из-за кулис.
Чжао Сичэн, который всегда был искренне предан Горе Широкой Веры, естественно, не стал делать ничего вроде ставок на обе стороны. Поэтому, помимо его четвертого сына Чжао Мина, вступившего в ряды клана Горы Широкой Веры, остальные его сыновья остались в Королевстве.
Кроме того, говорили, что сын Чжао Шиле Принц Цзинь присоединился к Клану Священного Солнца.
В результате Чжао Шиле и Клан Священного Солнца значительно сблизились, благодаря чему влияние Клана Священного Солнца постепенно все сильнее поглощает Восточный Тан.
Но ни Янь Чжаогэ, ни Чжао Сичэн не упомянули данный случай, словно договорившись заранее.
Янь Чжаогэ степенно проговорил:
- Я не берусь точно определить ситуацию с Братом Чжао Хао. Однако смею предположить, что изменения в его теле должны быть связаны со Святым Боевым старейшиной-мастером, Божественным Мечом Целительного Огня Гао Чжэ. Должно быть, он принял его наследие.
Было достаточно даже стольких слов.
Чжао Сичэн кивнул, на мгновение задумавшись.
- Превосходное владение искусством сражения на мечах, также как и алхимией дао… Порошок Облака Дыма… Да, подобная возможность определенно существует.
Он поднял голову, чтобы взглянуть на Янь Чжаогэ.
- Если я правильно помню, ходили слухи о том, что отношения Божественного Меча Целительного Огня с Кланом Горы Широкой Веры были основательно подпорчены?
Янь Чжаогэ честно ответил:
- Не могу назвать точную причину, но это действительно так.
- Помимо этого, неизвестно, передал ли Гао Чжэ вместе со своим наследием какое-то послание, а также что именно Брат Чжао Хао унаследовал от мастера, что заставило его обрести легкую враждебность в отношении нашего клана.
Чжао Сичэн глубоко вздохнул.
- Я уже слышал отчеты моих людей по этому вопросу.
- Расслабьтесь. Я займусь тем, чтобы вычистить из него эту враждебность. Если и таким способом не удастся достичь прогресса, будут предприняты другие меры.
Даже отбросив свои личные счеты с Янь Ди, Чжао Сичэн не позволил бы сыну, враждебно настроенному против Клана Горы Широкой Веры, стать его преемником.
На воспитание этого сына определенно ушло много сил, но он может даже не мечтать о том, чтобы занять трон.
Янь Чжаогэ поклонился.
- Дядя также уже подготовил некоторые меры. Однако Чжаогэ не смеет их раскрывать. Да и было весьма дерзко с моей стороны обсуждать то, что мы обсудили во время нашей беседы.
Чжао Сичэн лишь отмахнулся от его слов.
- Все хорошо. То, что у твоего отца есть такой сын, означает, что он уже подготовил отличного наследника. Это настоящее благословение. Даже я ему немного завидую.
Янь Чжаогэ улыбнулся.
- Я тоже надеюсь на отношения с другими Братьями, столь же хорошие, как дружба между вами и Отцом, Дядя.
Будучи главой Королевства, возможно, Чжао Сичэн в какой-то степени подчинялся своим эмоциям, не думая о последствия.
Однако, Дядя был абсолютно верным и преданным его отцу, а также очень хорошо о нем позаботился.
Личная беседа Чжао Сичэна и Янь Чжаогэ не осталась незамеченной для Янь Сю. Однако его выражение лица совсем не изменилось, а сам он, думая лишь о своих делах, просто прошел в другом направлении.
Следуя позади него, некто сказал, довольно обеспокоенно:
- Янь Чжаогэ на самом деле одолел Боевого Ученика поздней внешней ауры Сяо Шэня лишь с помощью его культивационной базы Боевого Ученика срединной внешней ауры.
- Если такое и дальше продолжится, я боюсь, Лу Вэнь…
Янь Сю тут же замер, а выражение его лица в мгновение омрачилось.
Лю Вэнь был наследным учеником второго дяди-послушника Янь Чжаогэ Фан Чжуня, который был еще одним элитным мастером боевых искусств молодого поколения в Клане Горы Широкой Веры.
Он был старше Янь Чжаогэ и начал культивировать раньше, чем он. На данный момент он был двадцать пятым, на том же месте, что и Сяо Шэнь.
Противостояние между Горой Широкой Веры и Кланом Священного Солнца длилось уже очень долго.
До возникновения аномалий в Пропасти Запечатанного Дракона Янь Чжаогэ обычно сражался с Чао Юаньлуном, а Лу Вэнь против Сяо Шэня. Обе стороны были равны, причем каждый из противников обладал своей силой.
Теперь же, Лю Вэнь в уединении культивировал где-то в Горе Широкой Веры. Он, как и Сяо Шэнь, был Боевым Учеником поздней срединной ауры, поэтому данная уединенная культивация была для него попыткой переступить свои возможности и попасть в мир Боевых Учеников Сяньтянь, до того, как это сделает Сяо Шэнь.
Лу Вэню удалось ухватить сущность, поэтому он уже был немного впереди Сяо Шэня. Если он справится и первым станет Боевым Учеником Сяньтянь, то на голову обгонит противника.
Но никто не мог предсказать внезапный рост силы Янь Чжаогэ, который не только превзошел своего одногодку Чао Юаньлуна, но и даже достиг уровней, на которых уже способен победить Сяо Шэня.
Даже его культивация становилась все ближе и ближе к культивации Лу Вэня.
После глубоких, но непродолжительных раздумий, Янь Сю вновь принял свое обычное выражение лица и безразлично ответил:
- Пока еще рано о чем-либо говорить.

067: Давление на Яня Сю
Глядя на Старейшину Цинь, на Яня Чжаогэ и на Яня Сю, у зрителей внезапно пронеслось в голове множество мыслей.
Павильон Пилюли был основным источником дохода для королевской семьи Восточного Тана. Как гегемон Области Восточных Небес, Гора Широкой Веры, естественно, также претендовала на долю прибыли.
С одной стороны, это был символический жест, который обеспечивал Горе Широкой Веры позиции и давал преимущества в Восточном Тане.
С другой стороны, для таблеток и лекарств Павильона Пилюли, которые будут экспортироваться в больших количествах за пределы Восточного Королевства Тан, Гора Широкой Веры также сыграла очень важную роль.
Даже если бы не было техники Освобождающей Пилюли Золотой Иглы или Порошка Облака Дыма, то Павильон Пилюли все равно получал бы огромную прибыль.
Раньше отношения между кланом и Павильоном Пилюли регулировались Старейшиной Дисциплины из Восточного Тана. Это определенно попало под его юрисдикцию, поэтому имело смысл, что он обладает властью.
Однако Янь Чжаогэ лично получил часть Павильона Пилюли Чжао Шиле – и она была довольно большой. Согласно здравому смыслу, Янь Чжаогэ должен передать ее клану, после чего он будет управлять вместе с собственной долей клана Павильона Пилюли. Взамен Янь Чжаогэ будет вознагражден в какой-то другой форме.
Конечно, это означало, что все будет передано Главному Старейшине – Яню Сю.
Но сейчас казалось, что вся ситуация перевернулась с ног на голову. Вместо того чтобы отправиться к Яню Сю, первоначальная часть Павильона Пилюли также должна была быть передана Яню Чжаогэ.
Даже не обсуждая специфику их ценности, просто сама идея отдать свою власть над Павильоном Пилюли была похожа на то, чтобы взять нож и вырезать мясо с тела Яня Сю.
Другие боевые практики с некоторым недоумением смотрели на Старейшину Цинь. Даже Король Восточного Королевства Тан, Чжао Шишэн, казался шокированным, поскольку оценил ситуацию.
Старейшина Цинь сохранил спокойное выражение, как и Ян Сю.
Видя эту сцену, Янь Чжаогэ сделал улыбающееся выражение, но ничего не сказал.
Что касается борьбы между отцом Яня Чжаогэ Янем Ди и его вторым дядей-учеником Фан Чжуном, Старейшина Цинь все еще сохранял нейтралитет.
И хотя впечатление Старейшины Цинь о Яне Чжаогэ изменилось до крайнего восхищения, этого было недостаточно для того, чтобы склониться к фракции Яня Ди.
Последние действия Старейшины Цинь убили двух зайцев одним выстрелом. С одной стороны, он вознаграждал Яня Чжаогэ за различные заслуги, которые другие сделали для клана. С другой стороны, он также оказывал некоторое давление на Яня Сю в качестве предупреждения.
Раньше Вэнь Нинчжи пытался действовать против Яня Чжаогэ, в конечном счете, лишь навредив себе. Он был доверенным подчиненным Яня Сю и, Старейшине Цинь, естественно, пришлось сосредоточить свой взгляд на Восточном Тане и Яне Чжаогэ.
Что касается смерти Лин Юшао, даже несмотря на то, что не было окончательного вывода, казалось, что Янь Чжаогэ хотя бы временно был способен отвести любые подозрения.
Что касается того, кто причинил ей гибель, это, естественно, важный вопрос, заслуживающий подробного расследования.
Во всяком случае, тело сначала было обнаружено подчиненным Яня Сю, и наблюдали за телом также его люди. Смертельная рана была вызвана Ладонью Тушиты, которой владел сам Янь Сю. С его культивационной базой, если бы он хотел отразить атаку Мастера Ранней Внешней Ауры, то это было бы проще простого.
Старейшина Цинь также был совершенно уверен, что Лин Юшао не была убита Янем Сю, но нельзя сказать наверняка.
Возможно, Янь Сю сделал некоторые шаги, чтобы разобраться с Янем Чжаогэ, и в самом деле и был виновником.
В настоящее время тот факт, что он лишил части власти Яня Сю и вместо этого передал ее Яню Чжаогэ, являлся явным предупреждением для Яня Сю.
Что касается конкуренции между Янем Ди и Фан Чжуном за место главы клана, Старейшина Цинь был нейтральной стороной, которая не участвовала в борьбе. Тем не менее, его характер диктовал, что существуют рамки морали, которые ни одна из сторон никогда не должна пересекать.
- Объем получаемого дохода – это только один аспект.
Янь Чжаогэ неторопливо подумал:
- Раньше я был всего лишь тщеславным мастером, который жил на широкую ногу. Теперь, может быть, это можно считать тем, что я, наконец, зарабатываю деньги?
Старейшина Цинь продолжил:
- Ты также нашел Деву Предельного Инь и убедил ее поклясться в верности клану – это тоже вклад, который нельзя недооценивать.
- Открыв технику Освобождающую Пилюлю Золотой Иглы и выиграв часть Павильона Пилюли, усовершенствовав Сокровенную Хрустальную Печь, как и открытие использования Облачных Кристаллов в производстве Экстракта Нефрита….все из этого является достойным вкладом.
- Если Молодая Подруга Фэн сможет восстановить свой Предельный Инь, у клана для тебя, естественно, будет большая награда.
Янь Чжаогэ кивнул. Несмотря на то, что не знал конкретно, он все еще немного ожидал своей награды от клана.
Старейшина Цинь продолжил:
- Ты смог победить Сяо Шеня и распространить мою славу по всей Горе Широкой Веры. Несмотря на то, что вопрос Девы Предельного Инь все еще не может быть обнародован, вы все равно будете награждены кланом.
- Что же касается того, какой будет эта награда, то это должно быть решено кланом. Этот старик не имеет права принимать такие решения; в конце концов, вы не боевой практик, который размещен в Области Восточных Небес.
- Тем не менее, ты последовательно добился столь многих заслуг, в результате клан также не станет еще скуднее. Если ты хочешь что-то конкретное, то скажи мне об этом, и я сообщу клану.
- Ты знаешь все правила, и не будешь требовать чего-то нереального.
Услышав сказанное, Янь Чжаогэ слегка рассмеялся и кивнул:
- Премного благодарен Старейшине Цинь. Не буду скрывать, действительно есть одна вещь, которую я хочу.
Старейшина Цинь спросил:
- А? Какая же?
Янь Чжаогэ засмеялся:
- Я хочу нечто, принадлежащее вам, Ледяную Тыкву Девяти Сокровищ, что произошла из Ущелья Одинокой Горы Громовых Владений.
С некоторым удивлением, Старейшина Цинь спросил:
- У тебя есть какое-то сокровище, которое нужно хранить в течение длительного времени?
- Этот старик сказал, что ты приобрел Костяную Душу Ледяного Дракона, и изначально он хотел отдать тебе весь его скелет.
- Но собрав Костяную Душу Ледяного Дракона, нужно большое количество Бездонного Нефрита.
Янь Чжаогэ снова заговорил:
- Это не совсем скелет Ледяного Дракона, а нечто другое. Интересно, согласились бы вы, Старейшина, поделиться?
Размахивая руками, Старейшина Цинь вытащил тыкву белого цвета и передал ее Яню Чжаогэ:
- Отчего же не согласиться?
- Несмотря на то, что этот предмет довольно редок, это не все, что имеет значение. Этому старику, когда он был моложе, выпал шанс случайно наткнуться на него, и с тех пор он им обладает.
- Похоже на куриные ребрышки – безвкусные, но выкидывать жалко.
- Если тебе нужен только этот предмет, тогда нет необходимости ждать, пока клан решит. Старик может просто отдать его тебе.
Получив Ледяную Тыкву Девяти Сокровищ, Янь Чжаогэ немедленно почувствовал в своих руках леденящее ощущение. Он улыбнулся и ответил:
- Моя благодарность Старейшине.
Посмотрев на Яня Чжаогэ, Старейшине Цинь будто что-то пришло в голову, как он широко открыл глаза:
- Ты мошенник, это наверняка из-за того, что тебе в голову пришла какая-то новая идея.
Янь Чжаогэ рассмеялся, не скрывая причину:
- Это и правда пока что только идея, я не знаю, действительно ли она сработает. Мне нужно экспериментировать.
Старейшина Цинь указал пальцем на Яня Чжаогэ:
- Ах ты, негодяй. У тебя совсем не осталось жалости к людям.
Даже когда он говорил это, его отношение было довольно добрым и любезным. Когда он смотрел на Яня Чжаогэ, было ясно, что его выражение проявляется как добротой, так и похвалой.
Когда другие слышали, о чем они говорили, всем было очень любопытно, что за новая идея возникла у Яня Чжаогэ.
Просто из-за данных, основанных на опыте, было совершенно ясно, что нельзя судить о Яне Чжаогэ по общепринятому стандарту.
Несмотря на то, что Янь Чжаогэ преуменьшил свою идею и заставил ее звучать обыкновенно, она вполне могла быть чем-то кардинальным.
Вернувшись к вопросу о наградах Яня Чжаогэ, Старейшина Цинь приказал клану провести подробное расследование по поводу безвременной смерти Лин Юшао.
Учитывая, что жертва была убита в Восточном Тане, имело смысл расследовать ее под юрисдикцией Главного Старейшины Восточного Тана, Яня Сю.
Однако вскоре стало очевидно, что Янь Сю не подходит для проведения остальной части расследования. Таким образом, старейшина Цинь поручил своим подчиненным продолжать копаться в деле.
Что касается Яня Чжаогэ, то было ясно, что он вообще не имел никакой связи с смертью Лин Юшао.
Раньше, когда Ян Чжаогэ активно призывал к расследованию этого вопроса, он просто демонстрировал свое отношение к делу.
После этого были возможны некоторые движения со стороны Клана Священного Солнца, делая возможность сотрудничества между Восточным Таном и Горой Широкой Веры еще более важной.
В течение этого периода времени, когда они действовали в Восточном Тане, независимо от того, был ли это Янь Чжаогэ Старейшина Цинь или Янь Сю, каждый из них, естественно, хотел взаимопонимания с Чжао Шишэном.
Уладив все вопросы, Янь Чжаогэ проводил Чжао Шишэна к двери, передавая своей ци-аурой звуковую передачу:
- Дядя, я бы хотел поговорить с тобой относительно твоего шестнадцатого сына, Чжао Хао.
066: Больше не смотреть на него в том же свете
Глядя на Яня Чжаоэ, Чжао Шишэн медленно кивнул головой:
- Чжаогэ изначально уже обладал выдающимся талантом. Смотря на него сейчас, я понимаю, что в прошлом он был показан еще не полностью.
- Только сегодня он действительно показал те высоты, которых достиг, и показал силу, которую он накапливал так долго.
Янь Чжаогэ протянул руки к Чжао Шишэну:
- Дядя переоценивает меня.
- Напротив, в этот раз я побеспокоил дядю.
Сплотившись со Старейшиной Цинь, отражая Лорда Восходящего Востока из Клана Священного Солнца, Чжао Шишэн уже, несомненно, сделал четкий выбор между двумя Святыми Землями.
Как часть Небесных Владений Области Восточных Небес, Восточный Тан все время подчинялось Горе Широкой Веры.
Однако Клан Священного Солнца также был силен и могущественен, в то время как Восточное Королевство Тан было расположено в непосредственной близости с территорией Огненных Владений, контролируемой им.
Две Священных Земли, которые полностью становились соперниками, было тем, что Клан Священного Солнца совершенно не хотел видеть из-за множества сомнительных факторов. Однако если бы Клан Священного Солнца хотел договориться с Восточным Таном, то это было бы также легко, как и перевернуть ладонь.
Даже если бы Гора Широкой Веры вернулась, чтобы придраться к Восточному Королевству Тан за то, что то понесло убытки, то это было бы настоящей катастрофой.
Всегда можно была возможность компенсировать материальные и территориальные потери, но нельзя возродить мертвых.
Чжао Шишэн покачал головой:
- На этот раз, в смене руководства в Павильоне Пилюль, я изначально планировал выгнать Чжао Шиле, чтобы показать Клану Священного Солнца свою позицию. На самом деле, это был только вопрос времени.
- На самом деле, этот Король всегда был предан Горе Широкой Веры; не похоже, что Клан Священного Солнца об этом не знал. На этот раз это лишь подтверждалось.
Единственный сын его старого друга, столкнувшийся с опасностью на земле Восточного Тана, Чжао Шишэн, естественно, не сидел бы там, ничего не делая.
Независимо от того, он будет поддерживать Яня Чжаогэ изо всех сил.
Старейшина Цинь еще раз изложил свою позицию:
- Поскольку ситуация уникальна, этот старик останется в Восточном Тане на этот период времени.
- Мы лишь побеспокоим вас, Старейшина Цинь.
Несмотря на большое давление со стороны Клана Священного Солнца, поведение Чжао Шишэна было спокойным, как и всегда.
Он посмотрел на Яня Чжаогэ.
- Я и не знал, Чжаогэ, что у вас такие достижения в даосской алхимии.
Янь Чжаогэ улыбнулся:
- Дядя переоценивает меня. Я сам недавно получил часть этой информации и начал изучать ее, тем самым достигнув некоторых успехов в этой области. Однако, этого еще недостаточно, чтобы стать методом; нужно больше экспериментов.
Чжао Шишэн вздохнул:
- Техника Освобождающей Пилюли Золотой Иглы, также как и техника Сокровенной Хрустальной Печи, была потеряна после Великой Катастрофы, живя только в записях.
- Твои удачные достижения в дао очень хороши.
Как говорил Чжао Шишэн, он не мог удержаться от шутки с Янем Чжаогэ, хотя его тон и выражение все еще оставались довольно серьезными.
Янь Сю и другие были слегка ошеломлены:
- Техника Освобождающей Пилюли Золотой Иглы?
Однако Старейшина Цинь, уже слышавший об этом из главного штаба клана, не был удивлен.
Как Старейшина Дисциплины во всей Области Восточных Небес, он, естественно, был заранее проинформирован Янем Чжаогэ на протяжении всего периода времени, когда последний захотел быть вовлеченным в некоторые виды деятельности.
- Разве ты не говорил, что это все еще находится на стадии эксперимента? У вас есть его конкретное понимание?
На лице Старейшины Цинь появилось немного радости.
ЯньЧжаогэ кивнул, улыбаясь:
- Я еще в процессе его изучения. Тем не менее, я уже почти привык к тому, чтобы использовать его на некоторых таблетках и лекарствах начального уровня.
Чжао Шишэн покачал головой:
- Одно дело успешно использовать его на Лечебных Пилюлях, но Порошок Облака Дыма это точно не лекарство начального уровня; это уже, скорее, как божественное лекарство для лечения ран.
Слушая Старейшину Цинь, а также Чжао Шишэна, другие постепенно поняли, в чем дело.
У невыразительного Янь Сю изначально был легкий холод во взгляде, который был сосредоточен на Янь Чжаогэ. Однако, он полностью исчез, осталось лишь полное спокойствие.
Это, однако, не означало, что все, что произошло между ними в прошлом, просто исчезло в облаке дыма.
Напротив, способ, которым Ян Сю теперь смотрел на Янь Чжаогэ, уже не был похож на то, как член старшего поколения смотрел на члена молодого поколения.
В этот момент он будто поставил Яня Чжаогэ на один уровень с собой.
Это произошло даже несмотря на то, что нынешняя область культивации Яня Чжаогэ была все еще далека от его.
Метод ковки артефакта Сокровенной Хрустальной Печи, превращая Облачные Кристаллы в Экстракт Нефрита, Технику Освобождающей Пилюли Золотой Иглы, а также необычный талант и потенциал совершенствования, которыми он обладал…
Такие вещи могут произойти один или два раза, но не трижды.
Один или два раза это может быть совпадением, удачей. Однако, если бы так случалось каждый раз, то теперь это называлось бы несомненных фактом, а не совпадением.
Ян Сю последний раз спокойной посмотрел на Яня Чжаогэ прежде чем отвести взгляд, похоже, больше не обращая на него внимания.
Но, по правде говоря, это только показывало то, насколько решителен он был на самом деле, фактически, придавая Яню Чжаогэ еще больше значимости, чем раньше.
Из-за соображений по вопросу о наследии, когда конкурирующие члены старшего поколения были в тупике, присутствие выдающегося члена молодого поколения, скорее всего, повлияло на окончательное решение старшего поколения.
Немногие знали, что Янь Сю боялся Яня Чжаогэ и его отца еще больше, чем остальных.
Это было связано не только с конкуренцией между фракциями; это также имело отношение к его собственному страху, скрытому глубоко в его сердце.
Когда Янь Ди становился все сильнее и сильнее, и его сила и влияние становились все больше и больше, Яню Сю все сложнее удавалось поесть и еще тяжелее уснуть.
- То, что произошло в том году; если бы те двое узнали, что я причастен ко всему этому…
- Изначально, я думал, что Янь Ди представляет угрозу, не догадываясь, что это не только он, но и, спустя какое-то время, этот Младший тоже.
- Из-за него, сила Яня Ди будет только расти, может быть даже до точки, где он сможет подавить Старейшину Фань. Если это продолжится…
Янь Сю глубоко вздохнул, его взгляд стал еще спокойнее, в то же время еще темнее и мрачнее.
Первоначально он все еще немного колебался, и с этого момента он принял окончательное решение.
Между тем, другие важные практикующие бойцы Горы Широкой Веры, которые здесь присутствовали, испытывали еще более сложные чувства, чем раньше, пока смотрели на Яня Чжаогэ.
Те, кто был ближе к фракции Яня Ди, были вне себя от радости, хотя им по-прежнему было трудно поверить, в то время как те, кто был ближе ко второй группе ученика-дяди Яню Чжаогэ, чувствовали себя несравненно противоречиво.
В конце концов, они были родом из Горы Широкой Веры. Их собственный клан, создавший будущего гения, разделил с ними честь, и они были счастливы за клан.
Однако эта многообещающая знаменитость вот-вот должна была быть из противоположной группы.
Ян Чжаогэ также мог грубо сказать, о чем все думают.
То, что он только что сделал, было на самом деле только для того, чтобы заложить основу позже. Он готовился придумать особую таблетку в качестве козырной карты, чтобы помочь отцу стать главой клана.
Таблетка никогда не появлялась в Восьми Пределах Мира после Великой Катастрофы. Если бы она была создана, никто бы не смог ее распознать.
Это не было артефактом или артефактом духа или оружием, который боевой практик мог бы попытаться использовать или протестировать.
Таблетку нужно было класть в рот и съедать, и сложно сказать какие последствия могли бы быть.
Для большинства это был отличный тонизатор, но для некоторых это мог быть сильный яд. Такая ситуация действительно может произойти.
Это неизбежно заставит людей задуматься. Поэтому Яню Чжаогэ заранее нужно было заложить основу для этого.
Он хотел дать людям представление:
- Янь Чжаогэ не просто балуется с даосской алхимией. Он действительно хорош в ней, он разбирается в этом и заслуживает нашего доверия.
Чтобы не привлекать слишком много внимания, эта основа должна быть заложена постепенно шаг за шагом.
Закладывая фундамент, он также продолжал укреплять власть Горы Широкой Веры, одновременно отталкивая протянутые когти Клана Священного Солнца, тем самым достигая многих преимуществ в одно движение.
Поняв, что происходит, Старейшина Цинь, медленно кивнул в сторону Чжао Шишэна:
- Я должен сначала поздравить Ваше Высочество с появлением еще одного прекрасного сына.
Выражение Чжао Шишэна было глубоким и спокойным:
- Хао определенно не оправдал ожиданий Короля. Однако есть еще много вещей, которые еще предстоит проверить.
- Также, пока Чжао Шиле потерял свою часть Павильона Пилюли Чжаогэ, этот Король хорошо знает его. Он не отступит так просто.
- На протяжении многих лет он ввел довольно много людей в Павильон Пилюли, некоторые из которых занимают жизненно важные позиции. Все это нужно убрать и позаботиться об этом.
- Тем не менее, это должно быть завершено в течение ближайших нескольких дней, - спокойно сказал Чжао Шишэн.
Старейшина Цинь кивнул:
- Этот старик, естественно, знает о возможностях Короля.
Сказав это, он повернулся, чтобы взглянуть на Яня Чжаогэ:
- Чжаогэ, вы последовательно выполнили еще одну огромную заслугу.
- Давайте сначала не будем говорить о других наградах; они позже будут определены кланом. С моей юрисдикцией, сначала я могу наградить вас за ваши достойные пожертвования в пользу Павильона Пилюли.
- Воссоздав технику Освобождающей Пилюли Золотой Иглы, которая может повысить эффективность таблеток и медикаментов, вам в то же время удалось устранить посягательство Клана Священного Солнца на Павильон Пилюли.
- Помимо части Павильона Пилюли, которую вы выиграли у Принца Кима, часть Павильона Пилюли, которая изначально принадлежала нам, также будет принадлежать вам.
- Вся прибыль, которую вы получите оттуда, будет в вашем распоряжении по вашему же усмотрению. Если клану это необходимо, мы не позволим вам потерпеть потерю; мы обменяем его с вами по рыночной цене или по некоторым другим ресурсам, которые вы хотите.
- Вопросы Павильона Пилюли, которые связаны с нашим кланом, будут также решаться вами.
Янь Чжаогэ слегка улыбнулся:
- Я благодарю Старейшину Цинь.
Остальные же смотрели друг на друга. Только Янь Сю оставался невыразителен.
0Глава 65
Янь Уди был тогда, Янь Уди есть сейчас!
Активная и пассивная аура-ци в даньтянь Яня Чжаогэ соединились, чтобы создать образы черепахи и змеи, которые отображали всю глубину перевоплощения инь и янь.
Техника Кулак Сюаньу одновременно соединилась с Кулаком Усмирения Океана и с Кулаком Короля Небесной Змеи для того, чтобы создать образ Сюаньу и потрясти Кровавую Дверь настолько, что она разразилась ни с чем не сравнимой ужасающей силой.
Янь Чжаогэ сделал шаг назад и постоянно был напротив крупного мужчины.
Неважно, что это случилось в зале – даже если бы все происходило снаружи на открытом пространстве, этот здоровяк с культивацией Мастера Поздней Внешней Ауры всё равно не нашел бы времени, чтобы активизировать свою ауру-ци и взлететь!
Сила пронзила всё тело Яня Чжаогэ. Он нанес удар поворотом ладони!
Вся его ладонь стала пурпурно-красной и извергала изнуряющую жару, которая вызывала у крупного мужчины ощущение, будто он оказался в печи.
Несмотря на то, что здоровяк был действительно шокирован скоростью Яня Чжаогэ, он всё еще оставался Мастером Поздней Внешней Ауры. Он мгновенно взмахнул руками так, будто его ладони – это клинки.
Хлынувшая аура-ци образовала два меча, которые начали танцевать в воздухе.
Ауры двух мечей приблизились к Яню Чжаогэ, одна сверху к его ладони, другая снизу, разрубая воздух около грудной клетки.
Ярко сияющие ауры мечей излучали мрачное чувство и сильнейший нескончаемый холод, когда десятки тысяч изображений вспыхнули в воздухе.
Клинок Духа Восьми Пейзажей - Одно из Боевых Искусств Восьми пределов!
Если Клинок, Объединяющий Беспорядочные Элементы был тяжелый и неподатливый, то у Клинка Духа Восьми Пейзажей было много глубоких перевоплощений.
Он, скорее, был похож на Ладонь Призрачной Тысячи – боевое искусство Клана Священного Солнца.
Единственной разницей было то, что среди Боевых Искусств Восьми Пределов Клинок Духа Восьми Пейзажей и Ладонь Тушиты влияли друг на друга подавляюще. С определенной стороны, боевое искусство, используемое крупным человеком прямо противостояло Ладони Тушиты!
Из-за того, что пламя меча охватило все пространство, было сложно разглядеть возникший перед Янем Чжаогэ Дворец Восьми Пейзажей.
Хотя эти печные языки пламени не были простым огнем, как только пламя Ладони Тушиты встретилось с фонарями, которые освещают Дворец Восьми Пейзажей, они мгновенно перестали быть такими яростными, как раньше.
Как только огненный меч закрутился, он будто превратился в один огромный фонарь дворца, летевший прямо в сторону Яня Чжаогэ.
Выражение лица Чжаогэ ничуть не изменилось - он полностью проигнорировал огненный меч, который пытался его разрубить.
Кровавая Дверь содрогнулась, черепаха и змея объединили свои силы в силу снизошедшего святого Сюаньу, которая, полностью разразившись, усилила его Ладонь Тушиты.
Пурпурный цвет ладони стал еще насыщеннее. Как только вспыхнула его аура-ци, образовалось очертание большого котла пилюли!
Пламя пилюли врезалось прямо в фонарь Дворца Восьми Пейзажей, который был создан аурой меча, и грубая, жестокая сила тут же его разбила!
Волосы здоровяка встали дыбом, как только он понял, что сила Яня Чжаогэ еще свирепее, чем его, и даже его скорость была непревзойденной!
В этом состязании атак, еще до того, как аура меча возобновилась, Янь Чжаогэ уже нанес удар ладонью по короне на голове соперника.
У крупного мужчины не оставалось выбора. Двигая свое тело, он быстро отвел меч, чтобы защитить себя.
Потеряв шанс захвата инициативы, ему больше не приходилось надеяться на ее возвращение.
Янь Чжаогэ выдохнул и начал наносить очень частые удары своей ладонью. Под таким разъяренным шквалом атак его сопернику постоянно приходилось отступать.
Он думал, что Яню Чжаогэ непросто так долго продолжать атаковать настолько свирепыми ударами, но вдруг понял, что им нет конца.
Здоровяк даже не мог отойти от него, настолько ошеломляющей была опасность ладони Яня Чжаогэ.
Прикусив губу, крупный мужчина повернул свое тело и нанес удар левой рукой, отбрасывая в сторону все мысли о своей безопасности и твердо решив отвечать на нападение нападением!
Однако Янь Чжаогэ резко подпрыгнул, и его разразившаяся сила увеличилась на еще один уровень!
Демонический Кулак Могущественного Примата – один из Демонических Кулаков Шести Духов – максимально сильно увеличил его силу!
В этот момент скорость и сила Яня Чжаогэ увеличились еще раз, окончательно превзойдя все ожидания.
Прыгнув, Янь Чжаогэ избежал удара Клинка Духа Восьми Пейзажей, отразив его своей ладонью!
Старейшина Цинь, с самого начала молча наблюдая за сражением, издал эмоциональный хвалебный вздох.
Расстояние между бойцами резко увеличилось, как только они ослабили напряжение.
Спустя секунду, они уже заняли исходные позиции.
Это столкновение пролетело на одном дыхании, именно столько времени бы понадобилось кролику, чтобы приземлиться после прыжка. Однако, оно было наполнено невероятно мощными наступательными и оборонительными движениями, происходившими одно за другим.
Все взгляды, выражающие ошеломление и трепет, были устремлены в сторону Яна Чжаогэ и сопровождались одновременными непрекращающимися вздохами.
Сам Янь Чжаогэ у всех на глазах действительно преодолел уровни, чтобы сразить Мастера Поздней Внешней Ауры из их клана.
Крупный Мужчина тоже не был обычным Мастером Поздней Внешней Ауры: он изучал Мудрое Искусство Чистого Ци Горы Широкой Веры и Клинок Духа Восьми Пейзажей.
Кроме того, он прошел сотни сражений, имея за плечами богатый боевой опыт. Он был одним из тех соперников, которого бы большинство молодых гениев были бы совсем не рады встретить.
Однако, он был сражен Янем Чжаогэ решительно и бесспорно.
Несмотря на то, что он не предугадал, что Янь Чжаогэ разразится так быстро и захватит инициативу в свои руки, и потерял направление сражения, он безупречно реагировал на все ситуации, происходящие во время оставшейся части состязания. Исходя из обстановки, он действовал так, как мог, и все же был побежден Янем Чжаогэ.
Эта победа показывает, что Янь Чжаогэ действительно находился на более высоком уровне своей силы; это нельзя было рассмотреть, как простую удачу.
Янь Сю пристально смотрел на Яня Чжаогэ.
– Если Мудрое Искусство Чистого Ци было действительно их основой, то большинство техник, которые использовал ты, не относились к моей Горе Широкой Веры.
Янь Чжаогэ спокойно ответил, - я не изучал боевые искусства других сил секретно – у меня просто было несколько случайных встреч.
– К слову, Старейшина, а Вы сами не культивировали боевые искусства, полученные за пределами Горы Широкой Веры?
– Никому не принадлежащие боевые наследия, которые этот ученик получил за пределами, могут быть отданы в Боевое Хранилище нашего клана в обмен на наши элитные боевые искусства. А если я захочу, то оставлю их себе – кажется, это не запрещается правилами клана.
Янь Сю презрительно ухмыльнулся, ничего не сказав в ответ.
Старейшине Цинь, наоборот, это не было важно. Его лицо светилось восхищением, и он медленно кивал Янь Чжаогэ.
Этот боевой практик Горы Широкой Веры, которого Янь Чжаогэ только что сразил, был немного слабее, чем Сяо Шэн.
Но результат этой схватки доказал, что у Чжаогэ как минимум был шанс победить Сяо Шэна.
Боевые практики с культивацией, которая была немного ниже, чем у их соперников, могли победить их, используя исключительный опыт, талант, силу воли или качественные боевые искусства.
Однако, чем выше суммарная культивация соответствующих сторон, тем реже можно было увидеть, что более низкая культивация превосходит культивацию более высокого уровня.
Чтобы быть способным достичь более высокой области культивации, уровень таланта и случайных встреч не должен быть слишком ужасным. Чем выше уровень культивационной базы, тем чаще это происходит.
К людям одного возраста и одного поколения это применимо еще чаще.
– Я победил тебя [1], - Янь Чжаогэ протянул руки в сторону крупного мужчины и продолжил, - если Сяо Шэн не признает этого, я найду его где угодно, чтобы сразиться еще раз – вот что я сделаю. В этот момент кто-то вошел и сообщил, что лично прибыл Правитель Королевства Восточная Тан, Чжао Шичен.
После того, как Янь Сю и Янь Чжаогэ вместе встали и поприветствовали Чжао Шичен, увидев Яня Чжаогэ, он сказал, - какой области культивации ты достиг? Опиши, как ты сразил Сяо Шэна и присвоил его Колесо Сияющего Солнца?
Как только он произнес эти слова, взгляды всех находящихся в этом зале устремились на Яня Чжаогэ.
Немного улыбнувшись, Чжаогэ ответил, - я победил его в бою один на один, затем завладел его Колесом Сияющего Солнца с помощью моего Меча Нефритового Дракона.
Услышав детали и исход борьбы, боевые практики Горы Широкой Веры все вместе вздохнули и больше не задавались вопросами.
А вот Чжао Шичен продолжил задавать вопросы и был немного удивлен.
Янь Чжаогэ ответил на все вопросы, на что Чжао Шичен эмоционально воскликнул, - ах, это превосходный преемник Яня Ди!
Все присутствующие бессознательно закивали.
Кто-то прокричал, - Еще один Янь Уди!
В юношеском возрасте отец Яня Чжаогэ, Янь Ди, затмил всех своих сверстников, оставшись непобежденным среди молодого поколения Мира Восьми Пределов.
В то время, когда Янь Ди был Боевым Ученым, он был несокрушим.
Несокрушим до такой степени, что Боевые Ученые его поколения больше не называли его настоящим именем, а добавляли букву «у» между его фамилией и именем.
Надо читать так: Янь Несокрушимый! [2]
Так его называли все время, пока он не стал Великим Магистром Боевых Искусств.
Спустя несколько лет его культивация возросла, а вместе с ней и сила. Это удушающее давление, которое он когда-то повсеместно оказывал на Боевых Ученых, теперь постепенно начало охватывать Великих Магистров Боевых Искусств со всего мира.
День, когда имя Яня Уди снова зазвучало на этой земле, был не за горами.
И не важно, кто произнес эти слова – Старейшина Цинь или Чжао Шичен – они не пытались опровергнуть их, вместо этого их глаза засияли.
Посмотрев на Яня Чжаогэ, в их сердцах возникло то же чувство.
– Янь Уди был тогда; Янь Уди есть сейчас!
Более того, казалось, что Янь Чжаогэ развивается с еще более невероятной скоростью, чем когда-то его отец!



[1] Так же, как люди кланяются друг другу перед состязанием. Манеры.
[2] Уди = несокрушимый. Обратите внимание, что «Ди» в «Уди» отличается от «Ди» в «Янь Ди», так же как «Янь» в «Янь Сю» отличается от «Янь» в «Янь Чжаогэ».
064: Действия всегда красноречивее слов
– Когда он успел преодолеть уровень внутренней ауры и перейти в область Мастера Ранней Внешней Ауры?
Не в состоянии произнести ни слова, Янь Сю пристально смотрел на Яня Чжаогэ.
– Получается до этого он сдерживал себя и скрывал свой настоящий уровень области культивации?
Это первое, что пришло в голову Яню Сю.
Иного объяснения он для себя найти не смог.
Янь Сю прожил уже довольно долгую жизнь, и про него можно сказать, что он многое повидал и многое знает. Будучи выходцем из Горы Широкой Веры, Священной Земли, он, безусловно, знал бог знает сколько гениев и выдающихся личностей.
Более того, когда он еще сам был молод, ему довелось иметь дело с известными людьми его поколения, а став Великим Магистром Боевых Искусств, для некоторых он послужил примером для подражания.
Историй о различных легендарных людях, которые Яню Сю довелось услышать, становилось все больше, но он никогда еще не встречал человека, который после перехода с уровня Поздней Внутренней Ауры на уровень Ранней Внешней Ауры был бы способен моментально сделать еще один шаг и стать Мастером Поздней Внешней Ауры.
В прошлом отец Яня Чжаогэ Янь Ди скоростью своей культивации поражал весь мир, достигая того, чего многим талантливым людям не удалось бы достичь за всю жизнь.
Но если сравнить хотя бы скорости перехода Яня Чжаогэ и Яня Ди с Ранней Внешней Ауры на Срединную, то Янь Ди остается далеко позади.
Уровни культивации у боевых практиков отличаются: есть такие, кто двигается особенно быстро на каком-то определенном этапе, не только тренируясь лучше, чем обычный практик, но и будучи более успешным в ежедневной культивации.
Но скорость Яня Чжаогэ… Это действительно было что-то чересчур выдающееся и перевернуло мир Яня Сю с ног на голову.
Учитывая то, как сильно это повлияло на Яня Сю, о других, кто понимал все детали, даже и говорить нечего – они все стояли широко раскрыв глаза и разинув рты.
А те, кто не был посвящен в детали события, после того, как услышали объяснения, тоже застыли на месте.
Хоть и говорят, «нельзя считать гениями тех, кто умер молодым», и только те, кто добился успеха в преобразовании своего внутреннего потенциала в истинную силу, считаются таковыми, по сравнению с ними Янь Чжаогэ сильно превзошел все ожидания.
Гениев, достигших тех высот, которых от них ожидали, было действительно очень мало. В попытках сделать это они сталкивались с большим количеством невзгод и страданий, словно щебень на берегу моря, которую волна захлестывает и забирает, чтобы сделать чище. Однако из-за того потенциала, который сейчас демонстрирует Янь Чжаогэ, в то, что он умрет молодым, поверить сложно.
Смотря на это со стороны, Фэн Юньшэн чувствовала себя всё более непринужденно.
Она тоже была чрезвычайно поражена, когда узнала, что Янь Чжаогэ смог перейти с Ранней на Срединную Ауру за столь малый период времени.
А сейчас, когда столько людей находились с ней в одной лодке, Юньшэн, наконец, вновь удалось обрести уверенность в себе.
Она оценила Яня Чжаогэ, прошептав себе под нос, – когда я смотрю это, я не могу поверить, что на такое способен обычный человек…
Старейшина Цинь был слегка поражен, когда он и его клан получили от Яня Чжаогэ послание о его успешном переходе на уровень Мастера Ранней Внешней Ауры в Городе над Пропастью.
Но когда Старейшина Цинь увидел оружие, созданное окружающей Яня Чжаогэ аурой, он был шокирован до глубины души. Это уже было убедительным доказательством того, что Чжаогэ действительно обладал культивацией Мастера Срединной Внешней Ауры.
– Хорошо. Очень хорошо, – несколько раз кивнул Старейшина Цинь, сделав глубокий вдох.
Намеренно ли Янь Чжаогэ скрывал уровень своей культивации, создав весь этот переполох – это не то, что сейчас беспокоило Старейшину Цинь. Он немного подумал над тем, можно ли отложить эти размышления на более позднее время.
Однако, для Горы Широкой Веры, которая создала такого «дракона среди драконов», который, казалось, способен преодолеть всех других невообразимых гениев, это стало тем, что значительно подняло ее боевой дух.
Наконец, опомнившись, Янь Сю тяжело произнес, – Мастера Ранней Внешней Ауры не способны подделать и создать образ действующих Мастеров Срединной Внешней Ауры.
– Однако в обратную сторону это очень легко работает.
Ни сильным, ни слабым голосом Янь Чжаогэ ответил, – для тех, чья культивация выше Ранней Внешней Ауры и кто культивировал наш клан Ладони Тушиты, совершить такое не предоставило бы никакой сложности.
Глаза Яня Сю постепенно сузились, а взгляд, направленный на Яня Чжаогэ, стал холодным.
Совершенно непринужденно Янь Чжаогэ продолжил, – Старейшина Янь, Ваши люди обследовали труп – Вы должны знать, когда младшую ученицу-сестру Линь настигла беда.
Он посмотрел в сторону Яня Чжаогэ и тут же произнес, – смерть наступила до того, как Вы встретились с Чжао Шиле, Чжао Юань, Чжао Шэн и остальными.
– В то время с Вами были только Ваши последователи и она, - сказал Янь Сю, переведя взгляд на Фэн Юньшэн, – все те, кто не способен оправдать Вас.
Одна сторона состояла из приближенных к Яню Ди людей, которые, естественно, выполняли только приказы Яня Чжаогэ.
Другой стороне Янь Чжаогэ нужен был для того, чтобы помочь восстановить Телосложение Предельного Инь и в выгодном свете представить ее Горе Широкой Веры.
Янь Чжаогэ недолго поразмышлял и лениво рассмеялся, - По случайному совпадению я только что встретил Младшую Сестру Фэн. Чтобы защитить ее, я даже немного избил Сяо Шэна и Чао Юаньлуна.
– Если мои люди и слова Младшей Сестры Фэн не считаются достаточным доказательством, Вы можете обратиться к Сяо Шену и другим участникам Клана Священного Солнца, чтобы получить его.
Все, кто здесь находился, замолчали.
Они явно заметили в словах Яня Чжаогэ, что он защищал себя.
Если это так, то не только Чао Юаньлун, но и Сяо Шэн был сражен его руками?
Еще до этого все знали, что это Сяо Шэн руководил Фэн Юньшэн; они также знали, что Янь Чжаогэ бился с Кланом Священного Солнца, чтобы защитить ее.
Однако они понимали, что Чжаогэ не сражался с Сяо Шэном лицом к лицу. Скорее всего, он еще раз столкнулся с Чао Юаньлуном и другими учениками Клана Священного Солнца.
Теперь, когда они знали, что Янь Чжаогэ уже перешел на уровень Мастера Срединной Внешней Ауры, он действительно должен был обеспечить собственную безопасность и не отступить даже перед лицом Сяо Шэна.
Если он поступил именно так, защищая Фэн Юньшэн, а это по истине мастерство высокого уровня, то этого уже достаточно, для того, чтобы люди начали им восхищаться.
В конце концов, Сяо Шэн не был обычным Мастером Поздней Внешней Ауры.
Кажется, правдивые подробности дела снова превзошли все ожидания?
Сначала все внимание было устремлено на Телосложение Предельного Инь Фэн Юньшэн и на последующее нападение Клана Священного Солнца; из-за этого они упустили из вида то, как на самом деле Яню Чжаогэ удалось вырвать Фэн Юньшэн из рук Сяо Шэна и вернуть в Восточную Тан в целости и сохранности.
Янь Сю посмотрел на Яня Чжаогэ, - Ты хочешь сказать… что сразил Сяо Шэна?
Чжаогэ вел себя так, будто в этом не было ничего особенного.
– Разве Старейшина Янь не знал, что я имел встречу с Принцем Восточной Тан Джином, с Братом Чжао Юанем и остальными до этого события?
– Выглядит так, будто Вы еще не осведомлены о некоторых деталях, да?
Янь Сю нахмурился, - Что ты хочешь этим сказать?
Янь Чжаогэ сложил руки за спиной и слегка улыбнулся, - нет, нет, ничего. После того, как все насущные вопросы будут решены, я сообщу обо всем Старейшине Цинь.
– Если Старейшина Цинь не будет против, кто-то из вашей должности, Старейшина Янь, должен будет наблюдать всё со стороны.
Янь Чжаогэ попытался говорить как можно менее взволнованно, - а доказать, победил я Сяо Шэна или нет, будет очень просто.
– Действия всегда красноречивее слов.
– Выберете любого из здесь присутствующих Мастеров Поздней Внешней Ауры и заставьте его сразиться со мной!
Заносчивый!
Это первое, что пришло всем в голову.
Янь Сю не сказал ни слова. Пристально взглянув на Яня Чжаогэ, он направил взгляд на Старейшину Цинь.
Его лицо довольно явно выражало интерес. Он совсем не спешил и молча продолжал сидеть в своем кресле.
Увидев это, Янь Сю понял, что Старейшина Цинь согласен с предложенными условиями. Повернувшись, он сделал несколько приказов. В зал очень быстро вошел большой, крепкий человек.
– Вы двое можете сражаться здесь; этот старик будет охранять место.
Произнеся это, он увидел, как Старейшина Цинь качает головой, - даже под конец дня здесь всё равно недостаточно пространства. Чтобы вся сила Поздней Внешней Ауры проявилась, они должны сражаться снаружи.
Губы Яня Чжаогэ повела едва заметная ухмылка, - на самом деле, это ни на что не повлияет.
Как только он произнес эти слова, ноги его наполнились силой, а взрывная энергия мгновенно вырвалась!
Сделав всего лишь шаг, он тут же оказался прямо напротив здоровяка!
Резюме
Пол:
женщина
Родной язык:
русский
С нами:
с 13 сентября 2016 г. (591 день)
Перевёл:
57 684 165 символов
Деятельность:
5503 версии перевода с общим рейтингом 4
32 комментария
Карма: -69 (оценок: 235)
Написать businka личное сообщение
Аккаунт подтверждён