鬼咒 / Заклинатель духов: Глава 27

Китайский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Глава 27. Карающий клинок
Дин Эрмяо не без самодовольства ухмыльнулся, взял со стола Казнивший Десять Тысяч Человек и убрал в зонт.
Вань Шугао тут же начал заискивать: «Старший брат Эрмяо, твой меч действительно обладает убийственной аурой, я лишь один раз взглянул, а все тело сразу пробрал озноб. Какова его история? Расскажи нам».
«Казнивший Десять Тысяч Человек раньше был карающим клинком и обезглавил множество людей, потому у него такая убийственная аура». – Неторопливо говорил Дин Эрмяо. – «Знаете, что такое карающий клинок?»
Все покачали головами, по-видимому, никто из них ранее не слышал такого понятия.
«Это меч палача, который казнил людей!» - Дин Эрмяо взмахнул ладонью, делая рубящее движение. – «Рубил с плеча, приводя приговор в исполнение!»
«Пусть даже это меч палача, которым рубили головы, но все равно им не могли обезглавить десять тысяч человек». – Продолжала сомневаться Сяохань.
«Триста лет назад маньчжуры вторглись в Поднебесную, младшие члены императорской фамилии и представители "восьмизнаменной" бюрократии, все получили повышение в званиях. Среди них многие занимали очень специфические должности, которые передавались по наследству. Палача можно было считать младшим чиновником, отец предавал свой пост сыну, тот своему сыну, и так из поколения в поколение».
Учитель Дин Эрмяо так же многим рассказывал историю Казнившего Десять Тысяч Человек: «Материалом для Казнившего Десять Тысяч Человек, как говорят, стал древний металл, обладающий сверхъестественными свойствами, он легко режет волосы, а золото под этим клинком становится мягким, как глина. Он исполнял повеления 12 императоров, за триста лет обезглавил множество людей. Одного из шести ведущих реформаторов "ста дней реформ" - Тань Сытуна, обезглавили именно Казнившим Десять Тысяч Человек. Если посчитать, что в год он отсекал 50 голов, то за 300 лет уже получается 15 000 человек, верно?»
Услышав это, у всех волосы на загривке зашевелились, они невольно отступили на шаг, будто бы боялись, что из зонта Дин Эрмяо вылетит Казнивший Десять Тысяч Человек и отсечет их собственные головы.
«Однако… Почему сейчас он превратился в меч?» - спросила Ся Бин.
«Отличный вопрос!» - Дин Эрмяо еще больше воодушевился и сказал. – «Поскольку этот карающий клинок убил множество людей, он накопил безграничную злую энергию, которая возмущала людей, демонов и богов. В то время династия Цин и все государство процветали, божественная судьба императора подавляла, потому не было явных признаков опасности для династии. Однако впоследствии династия Цин была свергнута, благодатное влияние совершенного государя исчезло без остатка и больше не могло сдерживать злобное влияние клинка, начались беспорядки».
Договорив до этого момента, Дин Эрмяо сделала паузу в кульминационный момент.
«Какие беспорядки?» - одновременно спросили Вань Шугао и остальные.
«Злая энергия терзала хозяина». – Только после этого продолжил Дин Эрмяо. – «После того, как династия Цин была свергнута, образовалась Китайская Республика. Законы изменились, приговоренным к смертной казни больше не отсекали головы, а расстреливали. Палачи, естественно, остались без работы. Но поскольку Казнивший Десять Тысяч Человек был вещью, которую передавали из поколения в поколение, он сохранился. До того самого момента, пока однажды весь род палача, более 20 человек, не вымер за одну ночь… С тех пор в семье палача каждый день кто-то умирал в результате несчастного случая. Более того, на той улице, где стоял дом коллекционера, хранившего Казнившего Десять Тысяч Человек не прекращались трагические смерти людей».
«Впоследствии, дед-наставник (об отце или учителе своего наставника, прим.пер.) был проездом в столице и за 5 километров смог ощутить эту злобную энергию. Последовав за ней, он нашел хозяина Казнившего Десять Тысяч Человек».
Дин Эрмяо говорил с восхищением, будто вспоминал доблесть своего деда-наставника: «Мой дед-наставник забрал Казнившего Десять Тысяч Человек и ушел отшельником в горы, где сам закалял его, и более года спустя, наконец превратил клинок в меч. Клинок, беспощадно убивающий солдат, превратился в меч – сосуд гуманиста. Благодаря этому изменению злобная аура Казнившего Десять Тысяч Человек значительно уменьшилась. Дед-наставник использовал волшебство даосской школы, чтобы запечатать злобную энергию, и, наконец, меч превратился в ритуальный сосуд изгоняющий зло и отгоняющий злых духов».
«Твой дед-наставник потрясающий…» - Вань Шугао был весьма впечатлен. Хоть Дин Эрмяо рассказал все в двух словах, но талант его деда-наставника был очевиден.
«Но поскольку мой дед-наставник перековывал меч, он был ранен злобной энергией Казнившего Десять Тысяч Человек и, в итоге, покинул мир в самом цвете лет. Ему было чуть больше 20, когда он умер». - Дин Эрмяо вздохнул. – «Можно сказать, что своей жизнью мой дед наставник обеспечил мир и покой семье палача, а так же всей столице».
«Такой великий, очень жаль, что твой дед-наставник умер молодым». – Жупин и остальные без конца вздыхали. Хоть уже было далеко заполночь, но никто не хотел спать.
«Это жизнь, ничего не поделать. В том же году, когда мой дед-наставник покидал гору, он выбрал слово судьбы «яо», потому ему судьбой было предопределено умереть молодым». - Дин Эрмяо взял зонт и направился к лестнице. – «История закончена, всем пора спать. Старшей сестре Жупин завтра еще открывать столовую, нельзя ложиться поздно».
Вань Шугао догнал его через несколько шагов и закричал: «Старший брат Эрмяо, поболтаем еще? Что за слово судьбы, расскажи нам».
«Даже если скажу, ты не поймешь». - Дин Эрмяо даже головы не повернул и продолжил подниматься по лестнице.
Жупин была чуткой и тут же последовала следом наверх, нашла в своей комнате лейкопластырь и дала Дин Эрмяо, чтобы заклеить рану на лбу. На самом деле, на лбу Дин Эрмяо было лишь внешнее повреждении длиной в сантиметр. Это была рана не на лице, а на репутации.
Всю ночь было тихо.
На следующий день, когда Дин Эрмяо открыл глаза, на часах уже было больше восьми. Он открыл дверь с чердака, собираясь пройти в ванную на втором этаже, однако увидел на верхней ступеньке лестнице, свернувшегося калачиком на летней циновке Вань Шугао. С его губ стекала слюна, а рядом догорала отпугивающая комаров свеча.
«Эй, ты же не спал здесь всю ночь?» - Дин Эрмяо пнул Вань Шугао. – «Вставай солнце пересушит щель между ягодиц!»
Летом после восьми утра солнце уже близилось к зениту. Освещаемый такими лучами и при такой температуре он еще мог спать, это настоящий талант!
Вань Шугао вскрикнул, сел, потирая глаза, и сказал несчастным голосом: «Я решил, что с тобой безопаснее. Прошлой ночью не осмелился тревожить тебя, потому расстелил циновку перед дверью и лег. И действительно, пока я спал, демон не посмел тревожить меня».
Дин Эрмяо посмотрел ему в глаза и молча стал спускаться по лестнице. Вань Шугао немного помялся, а потом свернул циновку и спустился следом.
В гостиной на втором этаже никого не было, наверняка Жупин и Сяохань уже открылись и вовсю работали. Заниматься малым бизнесом очень хлопотно, рано утром нужно купить продукты, помыть, порезать, чтобы все было подготовлено.
Когда Дин Эрмяо закончил умываться и чистить зубы, Вань Шугао уже купил горячий завтрак и заискивающе улыбаясь, сказал: «Свежие слоеные пирожки, старший брат Эрмяо, кушай, пока не остыли».
«Еда на халяву». – По утрам у Дин Эрмяо просыпался волчий голод, и он выбрал момент, чтобы все сказать в лоб Вань Шугао. – «Твои проблемы больше меня не касаются, жди пока призрак придет и потребует от тебя жизнь. Тебе следует подготовить гроб и погребальную одежду. Если есть какое-то предсмертное наставление, немедля оставь его. Расскажи своим родителям, как умрешь. Кстати, в предсмертном наставлении ни в коем случае не пиши, что прошлой ночью я осрамился, пытаясь поймать демона!»
«Старший брат Эрмяо, неужели ты, в самом деле, бросишь меня на произвол судьбы?» - закричал Вань Шугао.
Дин Эрмяо искоса взглянул на него: «А в чем дело? Я демонтирую твой кондиционер, мы будем в расчете и разойдемся каждый своей дорогой».
«Старший брат Эрмяо…» - Вань Шугао уже готов был пасть на колени. – «Моей матери 80, у меня жена и ребенок, ты действительно сможешь спокойно смотреть, как моя жизнь безвременно оборвется, отправишь меня навстречу невзгодам? Умоляю тебя, сжалься, даруй мне свет в море страданий, позволь мне вернуться на путь истинный!»
От волнения в экстремальной ситуации Вань Шугао не находил нужных слов, из его рта лились реплики из какой-то роли.
Дин Эрмяо от смеха закашлялся, пирожок, что он жевал, чуть не вылетел у него изо рта. Он вытянул шею пытаясь проглотить пищу, вытер рот и сказал: «Ладно, ради твоей восьмидесятилетней матери, красавицы жены и ребенка я помогу тебе еще раз. Но сначала, скажи, почему этот призрак преследует тебя?! Не говори, что не знаешь, вранье я сразу определю».

Arugula 27.03.17 в 17:57

Минутку...